WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

АЛЯБЬЕВА Светлана Анатольевна

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА С ОРГАНАМИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ

Специальность 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии (политические наук

и)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Воронеж – 2012 Диссертация выполнена на кафедре связей с общественностью ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный технический университет» Научный руководитель Доктор политических наук, профессор, профессор кафедры связей с общественностью ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный технический университет» ПЕНЬКОВ Владимир Федорович Официальные оппоненты Доктор политический наук, доцент кафедры средних веков и зарубежных славянских народов ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет» НЕЧАЕВ Дмитрий Николаевич Доктор политических наук, профессор, профессор кафедры государственного и муниципального управления ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» (Первый Тамбовский филиал) САНЖАРЕВСКИЙ Игорь Иванович Ведущая организация Кафедра политологии ФГБОУ ВПО «Астраханский государственный университет»

Защита состоится 30 мая 2012 года в 15.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.038.13 в Воронежском государственном университете по адресу: 394068, г. Воронеж, Московский проспект, 88, ауд. 211 а.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Воронежского государственного университета.

Автореферат разослан «26» апреля 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета Черникова В.В.

кандидат политических наук, доцент I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. На современном этапе развития российской государственности и социума необходимы осмысление и выработка новых подходов к взаимоотношениям институтов гражданского общества и органов власти.

В России активно развивается «третий сектор». Входящие в него общественные организации и их объединения переходят на новый качественный уровень в своей деятельности, реально воздействуя на политические процессы, как в стране в целом, так и в российских регионах. Это повышает значимость рассмотрения вопросов зарождения и развития гражданского общества, особенностей взаимоотношений его институтов с органами власти в рамках российского политического процесса.

Актуальность темы обусловлена рядом факторов:

Во-первых, с приходом в 2000 году к власти президента В.В.Путина обозначился качественно новый этап отношений между институтами гражданского общества и органами исполнительной власти. Возросло значение взаимодействия федеральных, региональных и местных политических институтов. В их функционирование стали вовлекаться различные группы населения, произошла институционализация все более широкого круга политических и социально-экономических интересов людей.

Во-вторых, возникновение разноплановых некоммерческих организаций позволило создать условия для становления новых и возрождения прежних общественных структур. Взаимодействие гражданского общества и государства в современной России предопределяется развитием, как самого гражданского общества, так и тех его структур и институтов, которые обеспечивают политическое и функциональное представительство в политическом процессе. Итогом становится взаимовлияние как институтов гражданского общества на вырабатываемые исполнительной властью решения, так и власти на развитие гражданского общества в современной России.

В-третьих, насущным был и остается поиск новых каналов влияния граждан на власть, одним из которых сегодня является созданный в 2005 году институт представительства и согласования интересов – Общественная палата РФ. В этой связи, рассмотрение деятельности Общественной палаты как нового института гражданского общества, анализ ее роли в процессах институционализации российского третьего сектора, как на федеральном, так и на региональном уровне, определение Палаты как действенного социального института, либо как формальной структуры, имитирующей гражданскую активность, является важной задачей.

Степень научной разработанности темы. Изучение научных исследований и литературы, по теме диссертации, дает возможность подчеркнуть, что все их многообразие целесообразно условно разделить на несколько групп, где авторы рассматривают вопросы гражданского общества, его зарождение и развитие в условиях общемирового и российского политического процесса, теоретические и практические аспекты взаимоотношений различных институтов гражданского общества с государством.

Первую группу составляют теоретико-методологические работы, содержащие анализ гражданского общества и его институтов.

Начало изучения проблематики гражданского общества уходит корнями в философскую мысль античности (Платон, Аристотель, Цицерон1). Связь политики и права, преобладание личного над общественным в своих работах анализировали мыслители Нового времени (Г. Гегель, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ш.-Л. Монтескье, Ж.Ж. Руссо).2 Они обосновали ряд идей, ставших важными составными частями концепции гражданского общества: идею свободы личности как гражданина общества, независимого от государства; идею права как гаранта человеческой свободы;

идею неразрывной связи гражданского общества и правового государства; представление о гражданском обществе как сфере деятельности различных общественных институтов.

К. Маркс и Ф. Энгельс, М. Вебер, К. Поппер, А. Грамши, Дж. Сорос3, в своих работах связывали с гражданским обществом более широкое общественное образование, чем государство. Западными и восточными философами осмысливалась проблема соотношения личности и общества, общества и государства, права и морали, народа и власти.

Многообразие политических процессов, функционирующих в политическом пространстве, в Западно-Европейской и американской политической традиции стало изучаться в связи с необходимостью осмысления феномена социального пространства. (Концепции П. Бурдье, П. Сорокина, Ю. Хабермаса, М. Фуко) См.: Аристотель. Политика. М, 1997; Платон. Государство. Законы. Политика. М., 1998; Платон: pro et contra. Спб, 2001; Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах.

М, 19 См.: Гоббс Т. Левиафан // Избр. произв. В 2т. М., 1964; Локк Дж. Два трактата о правлении // Соч. в 3 т. М., 1998; Монтескье Ш. О духе законов // Избр. произв. М., 1995; Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре // Избр. соч. в 3 т М., 1961; Гегель Г.

Философия права // Сочинения в 8 т. М., 1934.

Вебер М. Избранные произведения. М., 1990; Грамши А. Искусство и политика. М., 1991; Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2. М., 1961; Сорос Дж. Открытое общество. Реформируя глобальный капитализм. М., 2001; Поппер К. Открытое общество и его враги. М., 2000.

Бурдье П. Социальное пространство: поля и практики. М., 2005; Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992; Хабермас Ю. Политические работы. М., 2005;

Фуко М. Принуждать и наказывать. М., 1993.

Важным теоретическим источником представлений о субъектном измерении гражданского общества в дореволюционной России являются работы Б.А. Кистяковского, Б.Н. Чичерина, М.А. Бакунина, И.А. Ильина, П.А. Кропоткина, П.И. Новгородцева, Н.А. Бердяева, П.Б. Струве.5 В их произведениях отмечалось, что в нашей истории наличествовали различные, подчас противоположные социокультурные традиции, сформировавшие противоречивый менталитет россиян и обусловившие противоречивый характер самого гражданского общества.

Практически все работы исследователей советского периода идеологизированы, но определенные положения, содержащиеся в них, могут быть использованы в современной науке и практике при учете конкретных исторических условий. В разное время исследованием проблемы гражданского общества занимались П.А. Берлин, Е. Варга, Т.Б. Анисимова, Г.С. Гурвич, Д.Л. Златопольский, М.Г. Кириченко, А.И. Лепешкин. Анализ генезиса и понятия гражданского общества наиболее имеется в работах Г.А. Атаманчука, Г.П. Артемова, В.Д. Виноградова, Н.А. Головина, Р.Г. Абдулатипова, С.А. Авакъяна, К.С. Гаджиева, Л.М. Карапетяна, Ю.М.

Резника. Политико-правовые особенности взаимодействия институтов гражданского общества с органами государственной власти содержатся во второй группе, к которым относятся работы таких специалистов, как А.М. ЖаворонБакунин М.А. Государственность и анархия // Философия, социология и политика.

M., 1989; П.А. Кропоткин “Хлеб и воля. Современная наука и анархия. М., 1990; Чичерин Б.Н. О народном представительстве. М., 1899; Бердяев Н.А. Собрание сочинений. М., 2003; Ильин И.А. Собрание сочинений в 10 т.: Том. 1. М., 1993; Кистяковский Б.А. Государство правовое и социалистическое // Вопросы философии. 1990.

№6; Новгородцев П.И. Об общественном идеале / Сост. А.В.Соболева. М., 1991;

Струве П.Б. Хозяйство и цена. СПб, 1917.

Берлин П.А. Русская буржуазия в старое и новое время. М., 1922; Варга Е. Проблемы экономической политики при пролетарской диктатуре. М., 1922; Анисимова Т.Б. Государственно-правовые формы национальных отношений в СССР. М., 1966; Гурвич Г.С. О Советском Союзе. М., 1933; Златопольский Д.Л. Формы национальных государств народов СССР. М., 1975; Кириченко М.Г. Единое союзное многонациональное государство.

М., 1978; Лепешкин А.И. Советская федерация. М., 1977.

См.: Атаманчук Г.А. Теория государственного управления: Курс лекций. М., 1997; Артемов Г.П. Политическая социология: Учеб. пособие. М., 2003; Виноградов В.Д., Головин Н.А. Политическая социология. СПб., 1997; Гаджиев К.С. Гражданское общество. Мировой опыт и проблемы России. М., 1998; Абдулатипов Р.Г. Национальный вопрос и государственное устройство России. М., 2000; Карапетян Л.М. Федеративное устройство российского государства. М., 2001; Резник М.Ю. Гражданское общество: теория, история, современность. М., 1999.

ков, В.И. Ларин, Е.В. Малиновская, Г.А. Пядухов, А.Ю. Сунгуров, А.И. Сухарев, В.Н. Якимец и др.Теоретические проблемы становления гражданского общества и анализ факторов конфликтогенности этой проблемы в условиях модернизации политического процесса нашли свое отражение в трудах отечественных политологов А.С. Ахиезера, А.В. Глуховой, И.Б. Гоптаревой, А.В. Дмитриева, Ю.Г. Запрудского, А.Г. Здравомыслова, B.C. Комаровского, Е.И. Степанова, Л.М. Романенко, В.С. Рахманина, Н.И. Никовской. Третья группа – это исследования, посвященные деятельности нового института обратной связи гражданского общества с государством – Общественной палате как федерального, так и регионального уровня. Среди них работы С.А.

Абакумова, Ю.А. Гнусаревой, А.И. Подберезкина, Н.В. Петрова, А.Ф. Радченко, Малиновская Е.В. Переселенческие НКО: классификация, виды и объемы деятельности, возможности поддержки, типы проектов // Гражданское общество:

взгляд изнутри / Сб. статей. М., 2002; Пядухов Г.А., Ларин В.И., Жаворонков А.М. НКО и межсекторное взаимодействие на муниципальном уровне. Пенза, 2006; Сунгуров А.Ю. Организации-посредники в структуре гражданского общества (Некоторые проблемы политической модернизации России) // Полис. 1999. № 6; Сухарев А.И. Институциональная НПО-политика: роль и функции неправительственных, некоммерческих организаций в современном мире // Безопасность Евразии. 2005. № 2; Якимец В.Н. Место и роль некоммерческих организаций России в формировании гражданского общества // Материалы Российского научнообщественного форума «Формирование гражданского общества как национальная идея России XXI века» 1416 дек. 2000 г. СПб., 2000.

Ахиезер А.С. Как открыть «закрытое» общество. Проблемы формирования открытого общества в России. М., 1997; Глухова А.В. Политические конфликты: основания, типология, динамика (теоретико-методологический анализ). М., 2000; Гоптарева И.Б. Федерализм как политико-правовой и социальный способ управления конфликтами и как средство их перманентного разрешения // Социальный конфликт. 1999. № 2; Дмитриев А.В. Конфликтология. М., 2000; Запрудский Ю.Г. Социальный конфликт. Ростов н/Д., 1992; Здравомыслов А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве.

М., 1999; Здравомыслов А.Г. Социология конфликта М., 1996; Актуальные проблемы политики и политологии в России: Сборник статей / Под общ. ред. B.C. Комаровского.

М., 2003; Конфликты в современной России (проблемы анализа и регулирования) / Под ред. Е.И. Степанова. М., 1999; Романенко Л.М. Социальные технологии разрешения конфликтов гражданского общества: экзистенциальные альтернативы современной России на пороге третьего тысячелетия. М.; Глухова А.В., Рахманин В.С. Политическая конфликтология. Воронеж, 2002; Вилков А.А., Бобылев Б.В. Социокультурные основания политических конфликтов в России. Саратов, 2002; Никовская Л.И. Особенности политической конфликтологии в современном российском обществе // Демократия, управление, культура: проблемные измерения современной политики. Политическая наука: Ежегодник 2006 / Гл.ред. А.И. Соловьев. М., 2007; Демократия: конфликтность и толерантность / Под. ред. В.С. Рахманина. Воронеж, 2002.

Ю.Г. Чернышова10, в которых раскрываются механизмы взаимодействия общественных палат с государственной властью.

Сюда же автор относит материалы периодической печати, характеризующие тенденции развития Общественной палаты и ее влияние на органы государственной власти11, ценность которых состоит в том, что они отражают характер и векторы дискуссии о текущих политических процессах в обществе.

Публикации в периодике позволили проанализировать происходящее именно сегодня в развитии гражданского общества и влияние его институтов на политические процессы, как на федеральном, так и на региональном уровнях.

В последние годы в России появился ряд диссертационных исследований, посвященных рассмотрению различных аспектов проблем гражданского общества и его взаимодействия с государством12, отнесенные к четвертой Абакумов С.А. От Гражданского Форума до создания Общественной Палаты РФ (20012005 гг.). М., 2005; Гнусарева Ю.А. Общественная Палата Российской Федерации как новый институт гражданского общества // Власть. 2008. № 8; Петров Н.В. Общественная палата:

для власти или для общества? // Pro et Contra. 2006. Т. 10. № 1; Подберезкин А.И., Абакумов С.А. Гражданское общество и будущее Российского государства: в поиске эффективного алгоритма развития. М., 2005; О деятельности Общественной палаты Российской Федерации в 2006-2007 гг. / Под ред. А.Ф. Радченко. М., 2008; Чернышов Ю.Г. Общественная палата:

«симуляция» или институт гражданского общества в России? // Публичное пространство, гражданское общество и власть: Опыт развития и взаимодействия. М., 2008.

Связуемое звено // Коммерсант власть. 2006. №2 (656); Астафичев П. А. Общественная палата России в механизме Общественно-политического представительства: проблемы правового регулирования. // Государство и право. 2007. №1; Петров Н. Общественная палата:

для власти или для общества? // Pro et Contra. 2006. №1 (31); Иванов А.Ф., Устименко С.В.

Самодержавная демократия: дуалистический характер российского государственного устройства // Полис. 2007. №5; Грудцына Л.Ю. Общественная палата – спектакль национального масштаба // Адвокат. 2006. №5; Курмаев Р.Н., Самойленко В.А. Экспертная деятельность Общественной палаты РФ в сфере законодательства: современное состояние и перспективы // Представительная власть. 2006. №6; Лункин Р.Н. Красноярский край: сибирский образ социального партнерства власти и религии // Религия и право. 2010. №3; Малая Е. Алексей Клешко: «Не власть должна говорить что хорошо, а что плохо» // Московский комсомолец в Красноярске. 2010. №13; Делягин М.Г. Государство между народом и бизнесом // Полис.

2008. №3; Нечаев Д. Отмахнутся ли чиновники региональной власти от общественных объединений и на этот раз? // Экономика и жизнь. Черноземье. 2010. 26 июня – 9 июля.

См. например: Андронов О.В. Некоммерческие организации как субъект политического взаимодействия государства и гражданского общества в России. Автореф. дис.

…канд. полит. наук. Саратов. 2009; Васильева Т.А. Взаимодействие государственных органов власти и негосударственных некоммерческих организаций как институтов гражданского общества в современной России: тенденции, противоречия, перспективы развития. Автореф. дис. …докт. полит. наук. Москва. 2009; Гриб В.В. Общественная палата Российской Федерации как элемент политико-правовой институциализации гражданского общества. Автореф. дис. …докт. юридич. наук. Москва. 2010; Негруппе. Заслуга их авторов состоит в том, что работы нацелены на комплексное исследование деятельности институтов гражданского общества и их взаимодействия с органами власти. Естественно, перечисленные работы составляют лишь незначительную часть научных публикаций, посвященных исследованию гражданского общества, поэтому в процессе исследования будет предпринята попытка не только проанализировать их содержание, но затронуть и другие источники в той мере, в какой они могут способствовать раскрытию заявленной темы.

К пятой группе работ можно отнести нормативно-правовые акты, регламентирующие деятельность регионального гражданского общества, а также исследования и доклады о состоянии гражданского общества, характеризующие региональную специфику взаимодействия «третьего сектора» с органами исполнительной власти.

Анализ научной разработанности темы показывает, что в политикоприкладном аспекте институты и активность гражданского общества в современной России, а также формы их взаимодействия с органами исполнительной власти изучены недостаточно. Большинство исследователей рассматривают отдельные аспекты проблемы, не акцентируя внимание на политической компоненте функционирования гражданского общества.

Таким образом, несмотря на наличие научной традиции анализа темы, сохраняется потребность в исследованиях системного характера, позволяющих интерпретировать гражданское общество в политикоинституциональном аспекте современной динамики в структуре политического пространства.

Цель диссертационного исследования заключается в комплексном изучении социально-политических процессов, использования политических технологий при взаимодействии институтов гражданского общества с органами государственной власти.

Реализация поставленной цели диссертационного исследования потребует решения следующих задач:

1. рассмотреть процессы зарождения и развития гражданского общества;

2. выявить сходства и различия в трактовках понятия гражданского общества в работах отечественных ученых;

чаев Д.Н. Неправительственные организации как фактор политического развития России и ФРГ: (Сравнит. анализ): Автореф. дис. …д. полит. наук. Орел, 2003; Троицкая Т.В. Конституционно-правовой статус Общественной палаты субъекта Российской Федерации: на опыте Приволжского федерального округа. Дис. …канд. юридич. наук.

Саратов. 2007; Усманов Р.Х. Политические партии и политические процессы в России в девяностые годы XX в. Дис....д. полит. наук. Волгоград, 2002.

3. проанализировать и разработать авторское видение этапов современного развития институтов гражданского общества в России и особенностей взаимодействия различных институтов гражданского общества с органами власти;

4. раскрыть генезис зарождения и развития гражданских структур в современной российской провинции;

5. выявить роль некоммерческих организаций Тамбовской области при формировании общественно-государственного диалога на региональном уровне;

6. выявить механизмы и технологии социально-политического взаимодействия структур гражданского общества с органами исполнительной власти на примере Общественной палаты Тамбовской области.

Объектом диссертационного исследования выступают социальнополитические и правовые процессы и технологии взаимодействия институтов гражданского общества и государства.

Предметом диссертационного исследования являются институты гражданского общества как субъекты политического процесса, участвующие в осуществлении социально-политического взаимодействия органов исполнительной власти и институтов гражданского общества в России.

Диссертантом сформулирована научная гипотеза, состоящая в том, что в России формирующееся гражданское общество все активнее взаимодействует с органами власти, способствует включению институтов гражданского общества в процесс выработки и принятия политических решений, а также осуществления контроля за их реализацией. Самоорганизация гражданского общества невозможна без помощи государства, без принятия правовых актов, способствующих успешному развитию институтов гражданского общества.

Существование налаженного взаимодействия между гражданским обществом и властью, позволяет «третьему сектору» стать своеобразной «переговорной площадкой».

Естественно, региональный уровень данного процесса имеет свою специфику, обусловленную неравномерностью социально-экономического и политического развития регионов, степенью взаимодействия субъекта Федерации с центром, уровнем социальной активности населения и т.п. Это наиболее явно прослеживается при анализе выбранных диссертантом регионов (Красноярский край, Республика Татарстан, Воронежская, Липецкая и Тамбовская области). Однако связь между гражданским обществом и региональными органами власти в той или иной степени наблюдается в каждом из исследуемых регионов и существует на всех стадиях и уровнях регионального политического процесса.

Географические и хронологические границы исследования.

В разных частях страны существуют не просто разные уклады и условия жизни населения, сформировались и продолжают формироваться разные типы гражданского общества и политических режимов. В России есть как «исторические области», имеющие свою многовековую историю, культуру, традиции, так и территории фактически колониального освоения, где большинство населения является «пришлым» и в лучшем случае насчитывает несколько поколений истории.

Исходя из степени удаленности от федерального центра, для решения стоящих перед диссертантом задач, представляется целесообразным исследовать регионы, находящиеся в разных федеральных округах (СФО, ПФО и ЦФО) - Красноярский край, Республику Татарстан, Воронежская, Липецкая и Тамбовская области. При проведении сравнительного анализа политических процессов автор сопоставляет общефедеральные и региональные тенденции становления взаимоотношений институтов гражданского общества с органами исполнительной власти в современной России.

В последнее десятилетие в России возникли многочисленные организации, объединения, ассоциации, союзы, фонды, движения, формально отвечающие характеристикам гражданского общества. Они появились во всех сферах общественной жизни – экономической, политической, духовной, социальной и других. Такой бурный рост структур гражданского общества объясняется не только становлением частной собственности и рыночной экономики, но и демократизацией общественно-политической жизни в стране, интересом к деятельности «третьего сектора» со стороны исполнительной власти, что дает нам возможность определить хронологический период исследования с 2000 по 2011 гг.

Эмпирическая база диссертационного исследования включает разнообразный круг научных трудов, документов, правовых актов, иных достоверных материалов, которые условно можно сгруппировать следующим образом.

Первая группа включает исследования, выявляющие возникновение, механизмы функционирования общественных организаций России, их место в политическом процессе и гражданском обществе. Основу этой группы источников составляют законодательные акты Российской Федерации, детально регламентирующие положение и функции отдельных институтов гражданского общества, общественные и политические отношения. К исследованию привлечены источники, касающиеся деятельности НКО, их финансовой поддержки, политических партий, общественных палат и т.п., нашедшие свое отражение в научных изданиях, сборниках статей, материалах конференций, монографиях, периодической печати, аналитических обзорах и справках, отражающих работу федеральной и региональной власти, материалах научных конференций по данной проблематике, выступлениях представителей власти, ученых, журналистов.

Вторую группу составляют публикации исторического характера. Из этих работ черпалась фактология, связанная с развитием в России – СССР структур гражданского общества и характером их отношений с органами власти в условиях различных общественно-политических систем.

Третья группа работ объединяет материалы различных социологических исследований, посвященных состоянию и развитию гражданского общества в России. Среди них наибольшее значение для диссертации имеют социологические исследования уровня развития гражданского общества и его воздействие на региональные политические процессы, проведенные в 2005 – 2011 гг. в Тамбовской области. В эту группу включены также материалы докладов Общественной палаты РФ «О состоянии гражданского общества в Российской Федерации» за 2007 – 2011 гг., а также обобщенные данные государственной, региональной и муниципальной статистики.

В качестве источников в диссертационном исследовании использованы также статистические данные, почерпнутые из официальных российских изданий, материалы периодической печати, личные наблюдения автора.

Теоретико-методологическую основу диссертации составили работы отечественных и зарубежных политологов, правоведов, социологов, философов, историков, регионоведов, а также материалы дискуссий, научно-практических конференций международного, национального, регионального и местного уровней, теоретические труды, авторефераты и диссертации, публицистические материалы, информационные ресурсы сети Интернет. Исследование носит междисциплинарный характер, опирается на положения и выводы, категориальный аппарат политологии, истории, социологии, философии, психологии, регионологии и юриспруденции.

Методологической основой явился синтез методов политологии, социологии, философии, политической психологии и регионологии. В работе использовались возможности методов дедукции, аналогии, прогнозирования, шкалирования и моделирования. Использованы методы наблюдения за политическими событиями, институциональный метод, анализа документов, статистического анализа.

Научная новизна диссертационной работы заключается в следующем:

В исследовании впервые проведен сравнительный анализ этапов и особенностей формирования институтов гражданского общества в пяти регионах России, входящих в три разных федеральных округа.

Разработаны походы к формированию научно обоснованной системы оценки эффективности взаимодействия региональных институтов гражданского общества с органами власти.

Исследованы механизмы и технологии общественно-государственного взаимодействия и их влияния на политические процессы федерального и регионального уровней.

Впервые проанализирована деятельность Общественной палаты Тамбовской области с точки зрения ее влияния на политические процессы в субъекте Федерации и на субрегиональном уровне. На основе исследования выявлены авторские критерии оценки активности деятельности и эффективности региональных НКО.

Результаты проведенного авторского исследования позволили обобщить и систематизировать информацию о методах и технологиях социальнополитического взаимодействия гражданского общества с органами исполнительной власти ряда российских регионов, расширить представление о практике развития демократических процессов, представить авторское видение эффективности общественно-государственного партнерства в сфере политики регионального уровня.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Не только длительный исторический опыт традиционной российской государственности, но и краткий опыт 1990-х годов, приведший к резкому ослаблению российского государства и к частичной потере им своего внешнего суверенитета, приводят к выводу о том, что попытки «шокового» изменения отношений между государственной и гражданской сферами в российском обществе чреваты самыми негативными последствиями. Следовательно, необходима длительная, последовательная и кропотливая работа по постепенному изменению российских традиций в нужном направлении с учетом конкретных условий и политических обстоятельств.

2. Неразвитость механизма учета и согласования интересов и потребностей, представляющих запросы населения и общественных организаций, приводит к деформациям политических отношений, снижению легитимности власти и уровня доверия к государственным институтам и, как следствие, к перманентным политическим конфликтам. Указанные конфликты долгое время находились вне исследовательского интереса политологического сообщества. Протестные митинги, например, прошедшие по результатам выборов в Государственную Думу 4 декабря 2011 года, позволили изучить особенности объединения граждан в организации мобильного толка, как на федеральном, так и на региональном уровне. Выборы Президента РФ 4 марта 2012 года, и отсутствие каких-либо широких протестных акций после них, показали, что прошедшие в декабре 2011 года выступления были скорее мировым трендом активизации массовой политики, подогреваемым отдельными яркими медийными лицами, и имели стихийный, недолговечный характер.

3. Путем введения демократических форм взаимодействия, таких как общественные палаты/ассамблеи, общественные советы при главах администрации и ведомствах и т.п., органы власти возлагали надежды на появление условий для возникновения конструктивного диалога между государством и группами интересов по широкому кругу вопросов, заключение долгосрочных соглашений, что могло бы повысить ответственность сторон за взятые по отношению друг к другу обязательства. По оценкам диссертанта пока не удалось усилить роль данных институтов в принятии политических решений, хотя в целом общественные структуры стали активнее привлекаться в сфере общественной экспертизы.

4. В тенденциях создания и развития региональных общественных палат четко прослеживается установка на формирование «управляемого гражданского общества»: стимулирование гражданского общества и общественных палат идет преимущественно «сверху», между тем как подлинное гражданское общество создается именно «снизу». Не обладая реальными механизмами воздействия на местную власть и не имея соответствующего ресурсного обеспечения, региональные палаты, зачастую, имеют зависимый, сервильный характер, выступая не как институт представительства гражданского общества, а как суррогат последнего.

5. За последние годы численность общественных объединений неуклонно сокращается. Данная тенденция объясняется важными для раскрытия темы диссертационного исследования факторами.

Во-первых, повышением контроля со стороны государственных органов в отношении НКО, а именно вступлением в силу и реализацией поправок в федеральный Закон об НКО13, ужесточающих порядок регистрации и отчетности некоммерческих организаций перед контролирующими и регистрирующими государственными органами.

Во-вторых, спад активности во многом обусловлен сложившейся ситуацией, как в стране, так и в мире в целом (кризис, начавшийся в 2008 году в финансовой сфере, снижение поступления финансовых средств в виде пожертвований, сокращение финансовой поддержки со стороны государства).

6. Оценка уровня развития гражданского общества в Тамбовской области позволила выявить недостаточную степень развитости социального капитала для выполнения общественными организациями таких основных функций гражданского участия в решении социальных проблем, как обеспечение независимого контроля и адекватной обратной связи. Общественные организации, как правило, остаются пассивными по отношению к действиям (или бездействиям) региональных властных структур в социальной сфере, активные формы выражения гражданской позиции используются крайне редко. В последнее время они проявляются либо в виде обращений в Общественную палату области, либо в ходе проведения последней массовых мероприятий (общественные слушания, круглые столы).

Теоретическая и практическая значимость исследования. Материалы могут быть востребованы и использованы субъектами политического управления различного уровня при разработке и реализации политических решений, О некоммерческих организациях: федеральный закон Российской Федерации от января 1996 г. № 7-ФЗ с изменениями от 10 января 2006 г. № 18-ФЗ// Справочноправовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».

затрагивающих интересы субъектов политики и гражданского общества. Конкретные выводы диссертации могут быть учтены всеми участниками политического процесса для оптимизации своей роли в общественной жизни. Материалы диссертационного исследования могут быть задействованы в учебном процессе при формировании элективных курсов.

Апробация работы. По теме диссертации автором опубликовано 11 работ общим объемом 3,2 п.л., а также пять публикаций в рецензируемых научных изданиях ВАК Министерства образования и науки России общим объемом 2,8 п.л.

Выводы и положения исследования были представлены автором на Всероссийских научно-практических Чичеринских конференциях (Тамбов, 2009 и 2010), Всероссийских научно-практических конференциях молодых ученых и студентов «Управление и общество» (Тамбов, 2009 и 2010), Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых и студентов «Молодежь и социально-экономическое развитие региона: проблемы и перспективы их решения» (Тамбов, 2010), Всероссийских научно-практических конференциях «Проблемы массовой коммуникации» (Воронеж, 2010 и 2011), Региональной научной конференции «Власть и общество: взаимодействия и конфликты» (Воронеж, 2011) и ряде других.

Структура. Диссертация состоит из введения, трех глав, разбитых на шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы, приложения.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во Введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, оценивается степень ее разработанности, определяются цели и задачи исследования, его предмет и объект, рассматриваются теоретикометодологические основы исследуемой проблемы, фиксируется ее научная новизна и выносимые на защиту положения.

Первая глава «Теоретико-методологические аспекты изучения взаимодействия гражданского общества и государства» посвящена раскрытию теории и методологии исследования идей гражданского обществ, его роли в политическом процессе в странах Запада, Востока и в России, анализу взаимодействия общества и государства.

В первом параграфе «Основные этапы становления идей гражданского общества в зарубежной политической мысли» рассмотрены концепции изучения понятия «гражданское общество» в странах Запада и Востока. Диссертант отмечает, что современные представления о гражданском обществе сложились в итоге длительной эволюции, отражавшей развитие политических систем и социальных отношений, при этом, в историческом измерении общество представляет собой категорию более древнюю, чем государство.

В целом, само понятие «гражданского общества» имеет ряд аспектов:

исторический, правовой, социологический, политологический. В своем исследовании автор обращается к политологическому аспекту в изучении, раскрывая мировой опыт модернизаторов разных стран и эпох, эффективно учитывающих национальную специфику.

Причем, как нам представляется, наиболее корректно сопоставлять российскую модель не только с моделями развитых стран Запада, но и стран так называемой запоздалой модернизации, где формирование гражданского общества идет не всегда по классическим рецептам Запада, а привносит в этот процесс новые, своеобразные черты. Диссертант придерживается той точки зрения, что не существует готовых универсальных рецептов эффективного развития гражданского общества и государства. Многое здесь зависит от экономических, культурных и национальных особенностей людей, проживающих в той или иной стране. Запад и Восток продолжают находиться на разных ступенях и в иных условиях общественного развития, поэтому налицо ограниченность обеих моделей и традиций: то, что может быть эффективно на Западе, не всегда приживается на Востоке, и наоборот.

Проведя анализ становления идей гражданского общества в зарубежной политической мысли, автор делает вывод о том, что идеи автономности гражданского общества в течение многих веков пробивали себе дорогу в борьбе с традиционными установками на всеобъемлющий характер государственного начала и государственных институтов. (Об этом говорит еще Платон, утверждая неравнозначность функций государства. Данные идеи находили свое отражение в работах И. Канта, А. Де Токвиля, К. Маркса и др.) Итогом многовекового становления и упрочения классического варианта концепции гражданского общества, сложившегося в главных своих чертах в странах Запада к началу XX столетия, автор исследования считает утверждение идеи о гражданском обществе как о самостоятельной совокупности социальных отношений и институтов, отделенных от государства, от политической власти в целом, но при этом способных воздействовать на них.

Во втором параграфе «Сущность взаимодействия гражданского общества и государств: Российские концепции» проанализирована российская специфика построения гражданского общества и особенности его взаимодействия с государством. Автор, сравнивая условия зарождения гражданского общества в России со странами Запада, Востока и США, отмечает явные отличия.

Зарождение элементов гражданского общества в нашем Отечестве можно отнести к эпохе древнерусского государства (IX – XII вв.). Исторически первыми идеями были теологические концепции. Отмечено, что специфической особенностью русской истории, в сравнении с историей Запада, является отсутствие разрыва между государством и церковью. Таким образом, автор обращает внимание на особый православный подход – отношение между религией и политическими институтами рассматривалось преимущественно в рамках дискуссии об источнике власти, о происхождении государства.

Анализируя развитие представлений об особенностях взаимодействия общества и государства (в XVII в. – XVIII вв.), диссертант подчеркивает, что главной идеей, проходящей в трудах исследователей, является необходимость предоставления гражданам возможности участвовать в формировании властных решений, а также создание дополнительных представительных органов. До XIX века в России государство было основным инициатором создания общественных институтов и контролировало все социальные процессы в обществе. Во второй половине XIX века в результате реформ Александра II возникли новые экономические, политические и социальные отношения, которые стимулировали формирование независимых от государства структур гражданского общества. Одним из зачатков гражданского общества стало появление земств, которые были первыми учреждениями, где крестьянство получило право выбора и где, несмотря на запреты, складывалась либеральная оппозиция самодержавию.

Социалистические преобразования замедлили процесс возникновения в СССР гражданского общества, государство не оставило места для развития частноправовой деятельности и самоуправления. В период второй половины 1960-х гг. в советском обществе появляются первые независимые гражданские организации, а само понятие «гражданское общество» стало по преимуществу ассоциироваться с диссидентским движением.

Политическая ситуация начала 1990-х годов характеризовалась двумя основными чертами: кризисом легитимности и фрагментацией политической системы. И хотя в Конституции РФ нет понятия «гражданское общество», однако проведено разграничение на права и свободы человека, права и свободы гражданина, установлен широкий набор юридических гарантий прав человека и гражданина.

Автор подчеркивает одну российскую особенность процесса становления гражданского общества – он шел не «снизу», а «сверху», что дает нам сходство со странами Востока. Это было «управляемое самоуправление», вряд ли подходившее под мерки европейской идеологии гражданского общества. Однако представляется верным вывод о том, что наиболее рациональным становится такое развитие гражданского общества, где учитываются все специфические особенности страны и людей, в ней проживающих.

Во второй главе «Взаимодействие институтов гражданского общества и государственной власти в условиях модернизации современной России» представлен анализ деятельности современных институтов гражданского общества в России. Рассматривается региональная специфика взаимодействия институтов гражданского общества с органами государственной власти.

В первом параграфе «Практика, проблемы и перспективы развития форм общественной самоорганизации в Российской Федерации» диссертант исследует специфику установившегося в России на рубеже XX-XXI веков политического режима, в рамках которого осуществляется взаимодействие государственных и общественных институтов.

Начиная с ноября 2001 г. в стране прошли Всероссийские (2001, 2003 и 2008 гг.) и региональные Гражданские Форумы. Особенностью целей проведения российских Гражданских Форумов являлось совершенствование механизмов взаимодействия органов государственной власти, бизнеса и общества в решении задач социально-экономического и политического роста страны.

Важную роль в установлении общественно-государственных отношений играют профессиональные союзы. Наряду с традиционными, входящими в Федерацию независимых профсоюзов России, существуют «альтернативные». Проанализировав деятельность данных организаций, диссертант утверждает, что традиционные профсоюзы, хотя и объявили себя независимыми, как правило, объединяются по отраслевому принципу, создают чиновническую вертикаль и занимают самую низкую статусную позицию в социальном партнерстве. Альтернативные профсоюзы при этом практически не имеют никаких взаимоотношений с властями, возможно, потому, что последние их не замечают. Эта независимость не дает шансов на использование административных ресурсов для реализации целей организации, но и исключает непосредственное воздействие на их деятельность.

Автор диссертации подробно рассматривает смысловое наполнение дефиниций «общественное участие», «гражданское участие» и «политическое участие», выделяя наиболее эффективные формы общественного участия, одной из форм которого является Общественная палата.

Авторский анализ Федерального закона «Об Общественной палате Российской Федерации» дает основание утверждать, что законодатель использовал далеко не все из того позитивного, что предлагалось при его разработке, и сохранил в законе некоторые противоречия. Тем не менее, предоставленные в ее распоряжение механизмы и ресурсы, а также порядок ее формирования могут обеспечивать эффективную работу по выстраиванию диалога общества и власти, контроля объединений граждан над государственными органами, а в конечном итоге – развитие гражданского общества в России.

Критически настроенные НКО, а также западные наблюдатели быстро сошлись в негативном мнении по отношению к Общественной палате. Менее радикально настроенные эксперты считают, что Палата, напротив, является действенным институтом гражданского общества, способным своевременно реагировать в случае конфликтной ситуации.

По тексту параграфа диссертант подверг анализу особенности прошедших протестных действий по результатам выборов в Государственную Думу в декабре 2011 года, которые, по его мнению, выявили малоэффективность существующих форм взаимодействия общества и власти, в частности со стороны Общественной палаты, и показали необходимость глубокой модернизации политической системы. Автор обращает внимание на то, что назрела насущная необходимость адекватных перемен в методах, в работе, в самой стилистике власти в диалоге с гражданским обществом. Важно не только принимать верные решения, но и разъяснять обществу, заинтересованным его слоям и группам мотивы принимаемых решений. И основную роль в этом на себя должна брать Общественная палата.

Еще одной новой структурой, появившейся в 2011 году, также стал Общероссийский народный фронт, созданный по инициативе В.В. Путина. По сути, появление такого органа стало директивой сверху в преддверии проведения парламентских и президентских выборов.

Механизмом общественного участия являются также общественные советы, как при органах исполнительной власти, так и при органах местного самоуправления. Очевидным является тот факт, что эффективным и реально действующим становится только такой совещательный совет, который создается по общей инициативе представителей гражданского общества и власти, но на данный момент опыт работы советов пока подробно не изучен и не обобщен.

Автор исследования считает, что несоответствие уровня развития и степени активности гражданского общества предъявляемым к нему требованиям не только ставит под сомнение эффективность функционирования рассмотренных институциональных образований, но и представляет собой опасность введения данного процесса в рамки бюрократических процедур формального согласования.

В этом контексте для достижения оптимального уровня эффективности взаимодействия институтов гражданского общества и органов власти необходимо, с одной стороны, обеспечить право доступа к процессу принятия и реализации политических решений, а с другой – установить жесткие правовые рамки рациональной деятельности как вышеназванных институтов гражданского общества, так и государства, которому присуще стремление к формализации деятельности и построению отношений в формате подчинения, а не согласования интересов.

Во втором параграфе «Генезис гражданского общества и его взаимодействия с органами государственной власти на региональном уровне» диссертант рассматривает концепт «гражданское общество» на региональном уровне. Для наиболее точной характеристики были определены территории, находящиеся не только в трех федеральных округах, но и имеющие различные особенности: степень географической изолированности и интегрированности региона во «внутрироссийский» политический процесс, климатический фактор, этноконфессиональный состав населения, уровень экономического развития территории, полиэтнический фактор. В итоге диссертантом были определены – Красноярский край, Республика Татарстан, Воронежская, Липецкая и Тамбовская области. В ходе исследования автором выявлено, что во всех определенных регионах существует опасность возникновения протестных движений, и проанализирована ситуация, связанная с прошедшими во всех пяти регионах акциями протеста после выборов в Государственную Думу 4 декабря 2011 года. Возникающие на местах в последнее десятилетие объединения общественных организаций, создаваемые по аналогу Общественной палаты Российской Федерации, стали эффективным способом урегулирования конфликтов. Подобные институты в большинстве своем выступали в качестве «третьей стороны», своеобразного рефери при поиске компромиссного решения.

Проведенный автором сравнительный анализ законодательства, регламентирующего деятельность анализируемых нами региональных общественных палат/ассамблей, выявил их типологичность. Ни одна из них не обладает закрепленным правом законодательной инициативы, что значительно ограничивает возможности реально влиять на общественную жизнь региона. При этом из 65-ти существующих в стране палат подобной инициативой обладают всего 7. В их число вошли общественные палаты Самарской, Ульяновской, Тверской, Брянской, Калининградской, Оренбургской и Саратовской областей. Фактически же ни одна из перечисленных палат не смогла в полной мере воспользоваться этим правом. Причина видится в том, что её члены не обладают надлежащим уровнем знаний и опыта в подготовке грамотных законопроектов, да и сами законодательные органы не спешат брать во внимание большинство общественных инициатив.

Проанализировав социологические данные, диссертант утверждает, что абсолютные показатели численности некоммерческих организаций по федеральным округам не отражают реальный охват деятельностью НКО граждан страны. Для получения более адекватной картины географии «третьего сектора» следует рассчитывать количество НКО на 1000 человек населения для каждого региона. В расчете на 1000 жителей в выбранных регионах приходится 1,1 – 1,5 зарегистрированных НКО, что говорит об их относительно схожем уровне развития гражданского общества.

Для понимания содержательной стороны присутствия НКО в региональном пространстве автором были проанализированы две модели взаимодействия сторон: мобилизационная и согласительная. Данные исследований позволили автору сделать вывод о том, что Красноярский край, Липецкая область и Республика Татарстан относятся к мобилизационной модели, а Тамбовская и Воронежская области к согласительной.

Практика становления и развития сектора гражданских инициатив, независимо от региона, свидетельствует о необходимости поддержки НКО со стороны региональной власти, особенно на начальном этапе. Формами такой поддержки могут стать действенное законодательство, финансирование посредством выделения грантов и распределения госзаказов, информационная поддержка, налоговые льготы и мн. др. Сегодняшняя Россия переживает конфликтную модель взаимодействия государства и общества, а сама практика этого взаимодействия еще не привела к оформлению устойчивой модели. Такая ситуация, не только тормозит развитие гражданского общества в регионах, но и не способствует конструктивному диалогу между областной администрацией, с одной стороны, и представителями региональных НКО с другой Проведенный диссертантом анализ региональных структур гражданского общества, несмотря на все их различия, позволил сделать вывод о том, что в целом они имеют схожие проблемы – испытывают недостаток финансирования, не имеют достаточное количество полномочий для реального влияния на социально-политическую ситуацию в регионе и, к сожалению, порою играют роль «громоотвода» при возникновении острых конфликтных ситуаций.

В третьей главе «Механизмы и технологии общественногосударственного взаимодействия в системе согласования региональных социально-политических интересов» автор обращается к анализу особенности формирования гражданского общества в Тамбовской области, что позволило разработать общие рекомендации по оптимизации механизмов взаимодействия институтов гражданского общества и органов власти.

В первом параграфе «Самоорганизация регионального гражданского общества: особенности формирования, культурный потенциал, формы реализации» диссертант, опираясь на многочисленные исследования, определил, что стимулом к развитию региональной гражданской активности стал изначально низкий уровень осведомленности граждан о деятельности НКО.

При этом за последние годы численность общественных объединений, функционирующих на территории Тамбовской области, неуклонно сокращается, что объясняется ужесточением государственного контроля и спадом активности в связи с мировым экономическим кризисом. При этом диссертант считает, что сокращение числа общественных объединений на территории области имеет и положительную сторону – прекращают деятельность «мнимые» организации, существовавшие только на бумаге.

Автор предлагает выделить несколько критериев оценки активности деятельности региональных НКО:

1. Актуальность и востребованность деятельности общественной организации. Данный критерий следует понимать как наличие достаточного числа потенциальных заинтересованных членов организации, благополучателей, спонсоров и меценатов, широкой общественности.

2. Участие в конкурсе на получение федеральных грантов и субсидий для социально-ориентированных общественных организаций. Данный критерий позволит оценить количество привлеченных денежных средств на развитие деятельности организации, что способствует увеличению числа мероприятий, акций и т.п.

3. Нахождение в составе медийных лиц лидера НКО. Данный критерий показывает позитивное либо негативное отражение деятельности организации в средствах массовой информации, от чего зависит уровень осведомленности широкой общественности о деятельности организации.

4. Реальные изменения в обществе, которым способствовала деятельность общественной организации. Критерий понимается как степень соответствия поставленных целей и полученных результатов на определенных этапах и направлениях деятельности организации на региональном уровне.

5. Устойчивость деятельности общественной организации. Под данным критерием понимается эластичность внутренней структуры организации: возможность справляться с различными рисками и т.п.

6. Воздействие на властные структуры. Данный критерий позволит оценить уровень гражданского контроля, эффективность общественной экспертизы, степень влияния НКО на общественно-государственные процессы.

По мнению автора, основными проблемами тамбовских общественных организаций являются следующие: недостаток денежных средств, низкий уровень гражданской активности населения, слабая организация деятельности объединения. Зачастую представители некоммерческих организаций сами не выступают с предложениями реализации социально-актуальных проектов, уповают только на помощь государства, считая, что им сначала должны обеспечить должное финансирование и только после они задумаются над тем, как их потратить.

Тамбовский «третий сектор» находится в переходном состоянии. Жители области недостаточно информированы о целях и задачах региональных НКО, полагая, что эффективная работа общественных объединений возможна только на макроуровне, а не на уровне отдельных региональных социально-профессиональных и демографических групп.

По оценкам автора, в Тамбовской области наиболее интенсивное взаимодействие органов власти и общественных организаций происходит на уровне местного самоуправления при решении вопросов, имеющих непосредственное отношение к экономическому, социальному и культурному развитию конкретной территории. Важную роль в приобщении жителей области к личному участию в жизни своего района могут играть общественные советы при органах местного самоуправления. В ходе анализа автор отмечает, что на данном этапе развития в Тамбовской области такой орган, по сути, общественно-государственный или государственно-общественный, скорее являясь профанацией, данью моде, неспособной самостоятельно решить реальных проблем и как-то действенно воздействовать на органы власти.

Следует обратить внимание на то, что основной проблемой во взаимодействии региональных властных структур, органов местного самоуправления и общественных объединений, как нам кажется, состоит не столько в разграничении их компетенций, сколько в признании способности «третьего сектора» выступать руководителем и автономным исполнителем социальных проектов. При этом формальным подтверждением повышения официального статуса общественных объединений в региональной социальной политике является закрепление их участия в целевых программах, экспертных и консультативных советах и др.

Уровень социального капитала в Тамбовской области сегодня остается недостаточным для выполнения общественными организациями таких основных функций гражданского участия в решении социальных проблем, как обеспечение независимого контроля и адекватной обратной связи. Общественные организации, как правило, остаются пассивными по отношению к действиям (или бездействию) региональных властных структур в социальной сфере. Активные формы выражения гражданской позиции используются крайне редко. В связи с этим «третий сектор», как нам кажется, в любом регионе является не только институтом, служащим удовлетворению насущных потребностей людей, но и растущей экономической силой, которая оказывает мощное влияние на все сферы общественной жизни.

Во втором параграфе «Роль Общественной палаты Тамбовской области в построении общественно-государственного диалога в регионе» диссертант проанализировал деятельность Общественной палаты Тамбовской области, созданной в соответствии с Законом «Об Общественной палате Тамбовской области» от 23 июня 2006 года № 61-З. Автор отмечает, что Закон был разработан на основе закона «Об Общественной палате Российской Федерации», что также подтверждает гипотезу о том, что региональная Палата была сформирована, получив необходимую базу, в том числе и законодательную, на федеральном уровне.

Общественная палата Тамбовской области начинала свою работу в условиях, когда по данным многочисленных исследований в регионе сформировались «очень неблагоприятные» предпосылки для формирования и развития гражданского общества. Анализируя формы деятельности Общественной палаты, автор исследования определил два основных направления ее деятельности.

Первое связано с организацией и проведением общих мероприятий. Второе – с непосредственной работой комиссий и межкомиссионных групп Палаты, взаимодействующих как с коллективными субъектами регионального гражданского общества, так и с различными группами населения муниципальных образований области. По нашему мнению, работа по второму направлению является непосредственным проявлением принципов общественного участия, который включает в себя как социальное партнерство, так и общественный контроль.

Для наиболее четкого представления об эффективной деятельности Общественной палаты Тамбовской области в рамках социального партнерства, автором были выделены следующие критерии:

- участие представителей органов власти, бизнеса и НКО в мероприятиях, проводимых по инициативе Общественной палаты;

- использование рекомендаций Общественной палаты органами власти и местного самоуправления;

- уровень воздействия Общественной палаты на региональные политические процессы, сохранение стабильности экономического и политического развития;

- проведение Общественной палатой общественных экспертиз;

- число обращений граждан и положительных ответов со стороны Общественной палаты;

- направленность механизма системы социального партнерства в рамках деятельности Общественной палаты на достижение социального согласия, консенсуса в обществе, путем установления компромиссов, заключения договоров и соглашений.

Для того чтобы Палата могла принимать действенные решения в рамках социального партнерства, необходимы действенные «рычаги влияния». Примерами социального партнерства в рамках деятельности Общественной палаты Тамбовской области могут служить создаваемые межведомственные и межкомиссионные рабочие группы, направленные на разрешение конкретных социальных проблем – социально-трудовых отношений, этноконфессиональных отношений, соблюдения прав заключенных, запрета деятельности игорных заведений, функционирования «горячих линий» и т.п.. Только комплексная работа Общественной палаты дает возможность устойчивости перед различного рода рисками и при необходимости стабилизировать конфликтную ситуацию в области. Протестные акции, прошедшие после выборов в Государственную Думу Российской Федерации 10 и 24 декабря – яркое подтверждение тому, что региональная Палата в полной мере к этому еще не готова. Митинги выявили, что в обществе сформировался запрос на новое качество политической системы, государственного управления и диалога с властью.

Анализ роли Общественной палаты Тамбовской области в построении общественно-государственного диалога в целом показал, что пока представители власти далеко не всегда признают способность общественной организации выступать в качестве самостоятельной структуры, реализующей региональные социальные проекты.

В заключении диссертационного исследования автором сформированы основные выводы, а также авторские рекомендации для развития взаимодействия институтов гражданского общества с органами государственной власти. Отмечено, что самая опасная болезнь, которой подвержена российская политическая система сегодня – это глубокий разрыв между властью и обществом, которые существуют как бы в параллельных, непересекающихся мирах. В этой связи необходимо разработать концепцию формирования гражданского общества не только в России, но и в регионах в частности, опирающуюся, с одной стороны, на общемировые тенденции, а с другой – учитывающую существующие специфические особенности территорий и их исторический опыт.

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ СЛЕДУЮЩИЕ РАБОТЫ Статьи в журналах, рецензируемых Высшей аттестационной комиссией 1. Чистякова С.А. Особенности взаимодействия государственных структур и неправительственных организаций в рамках социального партнерства // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки.

Тамбов, 2010. Вып. 1 (81). – 0,6 п.л.

2. Алябьева С.А. Потенциал институтов общественного участия – местный уровень // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Тамбов, 2011. Вып. 1 (93). – 0,6 п.л.

3. Алябьева С.А. Отношения НКО и государства – концепт «гражданское общество» на региональном уровне // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Тамбов, 2011. Вып. 11 (103). – 0,7 п.л.

4. Пеньков В.Ф., Алябьева С.А. Конфликт как необходимый элемент социальной динамики гражданского общества // Ежемесячный научнополитический журнал «Мир и политика». / Под ред. Э.А. Галумова. Москва.

Москва, 2011. №6 (57) – 0.5 п.л.

5. Алябьева С.А. Становление идей гражданского общества в европейской политической мысли // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Тамбов, 2012. Вып. 4 (108). – 0,4 п.л.

Статьи, доклады, тезисы и брошюры 1. Чистякова С.А. Политические партии как связующее звено между государством и структурами гражданского общества: электоральный аспект проблемы // IV Всероссийская научно-практическая Чичеринская конференция: сб. ст. и матлов / редкол.: А.С. Пучнин, Н.И. Воробьев, Д.Г. Сельцер, Л.Г. Протасов, А.С. Кокорев. Тамбов: ООО «Арт-Инфо», 2009. – 0,2 п.л.

2. Чистякова С.А. К вопросу о самоорганизации НКО и их роли в социально-экономическом и политическом управлении // Управление и общество: матлы IV Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых и студентов «Управление и общество» / под общ. ред. О.Н. Андреевой, Е.М. Лукиновой. Тамбов: ИП Чеснокова А.В., 2009. – 0,2 п.л.

3. Чистякова С.А. Соблюдение прав человека через призму общественного взгляда // Формирование гражданского общества в России: проблемы и перспективы: сб. науч. тр. по мат-лам межрегиональной научнопрактической конференции / Отв. Ред. А.А. Головина. – Тамбов: ИП Чеснокова., 2009. – 0,2 п.л.

4. Чистякова С.А. Политическая социализация и процесс формирования региональных институтов гражданского общества: тенденции, проблемы, перспективы // Молодежь и социально-экономическое развитие региона:

проблемы и перспективы их решения: мат-лы Всероссийской научнопрактической конференции молодых ученых и студентов «Молодежь и социально-экономическое развитие региона: проблемы и перспективы их решения» / Под общ. ред. О.Н. Андреевой, Е.М. Лукиновой. Тамбов: И.П. Чеснокова А.В., 2010. – 0,4 п.л.

5. Чистякова С.А. О роли Общественной палаты в формировании правового государства – региональные особенности // Современные вопросы государства, права, юридического образования: сб. науч. тр. по мат-лам VI Общероссийской научно-практической интернет-конференции / отв. Ред.

В.М. Пучнин. Тамбов: ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. – 0,3 п.л.

6. Чистякова С.А. Региональная практика партнерских отношений в процессе межсекторного взаимодействия // Управление и общество: мат-лы V Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых и студентов «Управление и общество» / под общей ред. О.Н. Андреевой, Е.М. Лукиновой. Тамбов: ИП Чеснокова А.В., 2010. – 0,3 п.л.

7. Чистякова С.А. Человеческий фактор как инструмент повышения социальной активности институтов гражданского общества // Проблемы государства, права, культуры и образования в современном мире: мат-лы VII Международной Научно-практической интернет-конференции / отв. ред. В.Н.

Окатов. Тамбов: ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. – 0,2 п.л.

8. Пеньков В.Ф., Алябьева С.А. Модернизация электорального процесса:

Миф или реальность? // V Всероссийская научно-практическая Чичеринская конференция: сб. ст. и мат-лов / Редкол.: А.С. Пучнин, Н.И. Воробьев, Д.Г.

Сельцер, Л.Г. Протасов, А.С. Кокорев. Тамбов: ООО «Евростиль», 2010 – 0,п.л.

9. Алябьева С.А. Связи с общественностью в «третьем секторе» как эффективный инструмент социального партнерства // Проблемы массовой коммуникации: мат-лы Всероссийской научно-практической конференции / под общ. ред. В.В. Тулупова. Воронеж: типолаборатория факультета журналистки ВГУ, 2010 – 0,1 п.л.

10. Алябьева С.А. Внутрикорпоративное издание как инструмент связей с общественностью в некоммерческих организациях // Проблемы массовой коммуникации: мат-лы Всероссийской научно-практической конференции / под общ. ред. В.В. Тулупова. Воронеж: типолаборатория факультета журналистки ВГУ, 2011 – 0,1 п.л.

11. Алябьева С.А. Конфликт как необходимый элемент социальной динамики гражданского общества // Власть и общество: взаимодействия и конфликты: мат-лы Пятой региональной научной конференции / под общ. ред.

В.Н. Глазьева. Воронеж: Истоки, 2011 – 0,3 п.л.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.