WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Завалев Александр Валентинович

МОДЕРНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА: ИМПЕРАТИВЫ

РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

Специальность: 23.00.02 — «Политические институты,

процессы и технологии»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Саратов — 2012

Диссертация выполнена в ФГБОУ ВПО "Саратовский государственный

социально-экономический университет"

Научный руководитель:                        Федотов Александр Сергеевич

доктор политических наук, профессор

Официальные оппоненты:                        Коробов Андрей Александрович                                                                        доктор политических наук;

ФГБОУ ВПО "Саратовский государственный

социально-экономический

университет»,

профессор кафедры «Документоведения

и документационного обеспечения управления»

Лапшин Аркадий Олегович

кандидат исторических наук;

главный редактор журнала "Власть"                                

Ведущая организация:                                ФГБОУ ВПО"Саратовская

                                                       государственная юридическая

                                               академия"

Защита состоится 25 июня 2012 года в 12 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.241.01 в Саратовском государственном социально-экономическом университете по адресу: 410003, г. Саратов, ул. Радищева, 89, ауд. 843.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Саратовского государственного

социально-экономического университета по тому же адресу.

Автореферат разослан                                                 «____» мая 2012 г

Ученый секретарь

диссертационного Совета                               Донин Александр Николаевич 

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность диссертационного исследования. Необходимость теоретиче­ского осмысления и эмпирических обобщений феномена модернизации российского общества обусловлена сложностью и противоречивостью практики этого процесса на протяжении последних двух десятилетий постсоветской истории. Модернизаци­онные процессы, разворачивающиеся в современной России занимают, особое место в ряду этих феноменов, осуществляемых в других странах мира. Эта особенность обусловливает необходимость изучения принципов, проблем, противоречий и пер­спектив феномена модернизации постсоветского общества, современный этап раз­вития которого определяет возможность сохранения политического и экономиче­ского суверенитета российского государства и его социального устройства. Акту­альность данной работы обусловлена необходимостью теоретического осмысления и эмпирического обобщения модернизации российского общества с целью опреде­ления оптимальных путей развития этого процесса в условиях глобализированного мироустройства и сохранения при этом своей государственной идентичности.

Избранный президентом страны 4 марта 2012 года В. Путин ранее отмечал, что дух "новаций и модернизации должен пропитать все общество, это должен быть новый этап в развитии нашей страны..."1. В. Путин также подчеркнул необходи­мость для России ухода от нефтегазовой зависимости и перехода на инновационную модель развития. Осуществление этого курса потребует напряжения всех сил не только со стороны власти и государства, но и всего общества и, прежде всего, — его гражданских институтов.

Настоящее диссертационное исследование, исходя из теоретико-эмпирических обобщений, предлагает некоторые рациональные варианты модернизационных стра­тегий на современном этапе развития российского общества, минимизирующие воз­можные нежелательные для части социума последствия этих процессов. Сегодня все эти сложные процессы в значительной степени определяются встроенностью госу­дарства и его институциональной структуры в широкую сеть социальных отноше­ний, которые, в свою очередь, не могут сформироваться без контроля и защиты со стороны этого государства. Указанные выше социально-политические процессы и связанные с ними проблемы, пока ещё не получили всестороннего теоретического обоснования в научной литературе, посвященной этой тематике. Этот пробел в сего­дняшнем социально-политическом знании предполагается частично восполнить в настоящем диссертационном исследовании.

Степень научной разработанности проблемы. Основные понятия, определяю­щие феноменологию проблемы модернизации и составляющие категори­альный аппарат практически всех ее концепций, базируются на теории рационально­го поведения М. Вебера. Его теория обосновывала развитие общества через дви­жение в системе ценностей от преобладания коллективных форм к обществам по­строенным на принципах индивидуализма2. Э. Дюркгейм также исследовал роль определенного типа личности при переходе от традиционного общества к современному. Главная его работа3, раскрывающая смысл перехода обществ, основанных на механической солидарности, к органической общности их членов, на основе дифференциации функциональной деятельности и ценностных ориентаций, была написана в соавторстве с М. Моссом. В ней авторы исследовали формы традиционных обществ, построенных, по их словам, на механической солидарности, т. е. на структурно-функциональной тождественности всех членов, формируемой определенностью их образа жизни, действий и верований.

Выдающийся исследователь в области современной теоретической социологии П. Штомпка выделяет три смысла идеи модернизации. Из них для нас важен третий  смысл термина "модернизация", объясняющий движение современного общества от периферии к центру, т. е. усилия отсталых или слаборазвитых обществ, предпринимаемые ими для того, чтобы догнать развитые страны мира, сосуществующие с ними в одном историческом времени и в границах единого глобального общества. По его словам, это значение термина "модернизация", в узком смысле слова, было положено в основу ряда теорий модернизации, неомодернизации и конвергенции4.

В диссертационной работе отмечается, что теории модернизации 5060-х го­дов получили обоснование в работах Д. Аптера, М. Леви, Д. Лернера, Т. Парсонса, Н. Смелзера, Э. Хаген, Ш. Эйзенштадта и др. Эти авторы интерпретировали после­военные социально-политические трансформации, происходившие в странах "пер­вого" мира (Западная Европа, США, Япония), либерализацией экономики, разви­тием демократических институтов в нациях-государствах и частной инициативы.

Конец 80-х годов прошлого века ознаменовался возрождением интереса в гу­манитарных исследованиях к теориям модернизации, итогом которого, кроме крити­ческого анализа классических теорий 50-60-х годов, было создание новых теорий, получивших, уже впоследствии, такие названия, как неомодернизация, неоконвер­генция и постмодернизация. Авторами этих теорий стали: У. Бек, Р. Дарендорф, К. Мюллер, А. Турен, С. Хантингтон, П. Штомпка и др.5

Революции 1989 года и последовавший за ними крах социализма в Восточной Европе поставили под вопрос идею прогресса и открыли эру глобаль­ного неолиберализма. Эти события позволили Ф. Фукуяме6 сформулировать свой те­зис о "конце истории". При этом теоретики-постмодернисты — Р. Антонио, З. Бау­ман, Д. Белл, Ф. Джеймисон, М. Кастельс, К. Кумар, Б. Такер, Д. Харви, Д. Эшли7 — настаивали на том, что современное общество не нуждается больше в высокоцен­трализованных "фордистских" формах массового производства и потребления и, связанной с ним, формой "конформистской" повседневной культуры. Новое обще­ство, по их мнению, тяготеет к "постфордизму", с которым они связывали большее разнообразие и децентрализацию во всех сферах жизнедеятельности и соответствую­щую культуру толерантности. Вместе с тем, сегодняшнее западное обществоведение столкнулось с дефици­том теоретических исследований, связанных с проблемами модернизации и общества. Среди наиболее заметных теоретиков, занимающихся этими проблемами, можно выделить З. Баумана, который обосновывает идею "те­кучей" модернизации и положительной глобализации8, и американского политолога П. Ханна, который считает, что будущий глобальный "новый первый" мир мо­жет быть сформирован тремя центрами силы: США, ЕС и Китаем9.

Среди отече­ственных социологов и политологов, посвятивших свои работы теоретическим и ме­тодологическим вопросам модернизации и трансформации общества, можно выде­лить: А. С. Ахиезера, А. А. Вартумяна, С. Н. Гаврова, Т. И. Заславскую, В. Л. Иноземцева, В. С, Мартьянова, Е. Метелеву, Г. Мирского, В. Г. Федотову, В.А.Ядова, Е. Г. Ясина  и др.10

Из множества концепций российской модернизации, представленных в отечественной литературе, можно выделить точку зрения В. Иноземцева. Для него "модернизация — это активный, под руководством государства, вывод страны на траекторию естественного органичного развития"11. Еще одна концептуальная схема российской модернизации предложена президентом Института национального проекта "Общественный договор" А. Аузаном. В своей концепции он исходит из того факта, что сегодня в России "группы коллективного действия" не являются субъектами модернизационных процессов, поэтому социальный капитал страны "близок к абсолютному минимуму". По его мнению, сегодня общество должно ори­ентироваться на решение задачи "культурной фазы вызревания социальных субъек­тов"12 модернизации. Эту концепцию поддерживают и другие российские ученые, например, А. Архангельский, П. Лунгин, В. Найшуль. В ряду концептуальных схем российской модернизации выделяется монография С. Н. Гаврова "Модернизация во имя империи. Социокультурные аспекты модернизационных процессов в России"13. В этой работе автор рассматривает две модели российской модернизации, которые чередовались в ее историческом процессе, — имперскую и либеральную.

Проблемам политической модернизации и рос­сийской государственности в контексте переходной эпохи посвящены многие труды Я. А. Пляйса14. По его мнению, осуществление реформ, направленных на модерни­зацию российского общества и государства, должно учитывать такие факторы, как соответствие этих реформ цивилизационным основам, их созвучность менталитету народа, ритму его жизни, доминирующим в обществе ценностям, нормам и интересам.

Исходя из анализа рассмотренных концептуальных схем, можно констатиро­вать, что сегодняшняя российская наука, в области политологии и социологии, пока еще не определилась со своим концептуальным выбором в отношении будущего российской модернизации. Во многом это будущее зависит от успешности преодо­ления негативных процессов, связанных с социальным сознанием, возникающих в трансформирующихся обществах и являющихся следствием сущностных социаль­но-политических преобразований в них. В российских условиях к такого рода нега­тивным процессам можно отнести постсоветскую аномию.

Изучению феномена постсоветской аномии в контексте фундаментальных современных политических процессов и его специфике посвящены работы следую­щих отечественных исследователей в области социологии и политологии: Е. И. Го­ловахи, М. К. Горшкова, Л. Д. Гудкова, Б. В. Дубина, С. Г. Кара-Мурзы, И. А. Коха, В. В. Кривошеева, Н. В. Паниной, Н. М. Ри-машевской, М. Н. Руткевича, Р. В. Рывкиной, И. В. Староверовой, А. В. Юревича и др.15

Особенности функционирования современного российского государства в постсоветский период, влияющие на развитие модернизационных процессов, рассмотрены в трудах отечественных социологов и политологов: Л. Г. Бызова, П. К. Гончарова, В. Т. Завьялова, О. Н. Козловой, А. В. Кулинченко, Р. Ф. Матвеева, Б. В. Межуева, С. П. Перегудова, Г. В. Пушкарева, Н. А. Романовича, Н. Симония, А. И. Соловьева, Ж. Т. Тощенко.16 Эти особенности функционирования постсоветского государства связаны с формированием в нем неоэтакратизма — общества, в котором отношения "приватизированной" собственности подчинены отношениям власти правящего слоя собственников.

Изучению феномена неоэтакратизма и связанных с ним процессов в постсовет­ских обществах посвятили свои работы отечественные исследователи: Е. Т. Гайдар, С. Кордонский, В. Найшуль, Н. Петраков, Н. В. Плискевич, А. Рябов,Н. Е. Тихонова, О. И. Шкаратан, Н. Шмелев, А. А. Яковлев, Г. А. Ястребов и др.17 Среди зарубежных — можно выделить работы М. Кастельса, Д. Лэйна, Дж. Сакса и Дж. Стигли­ца18. Дж. Стиглица, в частности, считает, что проблема современной Рос­сии состоит в совершенно неверном, искаженном взгляде на суть рыночной эконо­мики, рассматривающем приватизацию в качестве самоцели. Поэтому он предлагает "восстановить веру в государство" посредством принятия последним "философии", основанной на том, что "естественные ресурсы принадлежат народу".

В работах научного руководителя ГУ-ВШЭ Е. Г. Ясина исследуется влияние демократических институтов на перспективы российской модернизации в условиях постсоветского неоэтакратизма. Он считает, что возможности, полученные Россией от рыночных реформ, еще не исчерпаны. Поэтому их необходимо дополнить демо­кратическими институтами, тем самым придав обществу уверенность в преодолении культурного барьера и — способность встать вровень с другими развитыми демо­кратическими странами. По его мнению, для этого в стране нужно длительное время сохранять стратегическую линию на модернизацию, позволяя участвовать в ней как можно более широкому кругу граждан19. Несколько иной точки зрения на перспек­тивы модернизации придерживаются, например, М. Г. Делягин20, С. Ю. Глазьев21 и др. Они считают, что в сегодняшних условиях только усилия государства сосредоточенные на стратегиче­ских направлениях помогут России выйти из глобальной депрессии и начать настоя­щую модернизацию.

Особо отметим труды саратовской школы политологов и социологов, посвя­щенные проблемам, связанным с модернизацией и трансформацией современного российского общества. Среди последних работ этой школы можно выделить статьи А. И. Демидова, А. Н. Николаева, А. С. Федотова22. В частности, А. И. Демидов счи­тает, что в современных российских условиях только солидарные усилия государ­ства, ответственных политических сил, здоровых сил нации, патриотической интел­лигенции, национально ориентированного бизнеса могут решить комплекс социаль­но-экономических и политических задач, связанных с реализацией модернизацион­ных усилий23. По мнению А. С. Федотова, "реальная интеграция России в мировое сообщество возможна лишь при условии ее успешной внутренней консолидации на основе синтеза «традиции» и «современности»"24. Он считает весьма вероятным, что российская трансформация приобретет более выраженный социальный характер и, наряду с развитием рыночных отношений, восстановит влиятельный государствен­ный сектор, на базе которого сможет развиваться социально ориенти­рованная экономика.

В заключение обзора отметим, что проблемы, возникающие в связи с модер­низацией российского общества на современном этапе его развития, требуют от отечественных обществоведов особо пристального внимания и постоянного осмыс­ления, поскольку в условиях глобального мира эти процессы отличаются особой ди­намичностью, многовариантностью и конфликтностью. Анализ такого рода транс­формаций позволит определить парадигму модернизации и предложить возможные модели развития современного российского общества на обозримое будущее.

Объектом исследования являются процессы модернизации современного об­щества, сформировавшегося в условиях постсоветской России.

Предметом исследования является место и роль российского государства в модернизационных процессах.

Цель исследования — обосновать необходимость доминирующей роли рос­сийского государства в современных модернизационных процессах.

Для реализации поставленной цели необходимо реализовать следующие зада­чи:

  • проанализировать основные научные подходы к пониманию сущности феноменов модернизации и трансформации общества;
  • рассмотреть концептуализацию феномена российской модернизации и ее современную парадигму в условиях глобализированного мира;
  • провести анализ существующих в политологической и социологической литературе трактовок постсоветской аномии общества и выявить особенности соци­ально-экономических и социально-психологических процессов, вызванных этим фе­номеном;
  • исследовать особенности функционирования российского государства и на этой основе рассмотреть стратегические направления политической и экономиче­ской модернизации в России;
  • провести анализ постсоветского неоэтакратизма и исследовать его влия­ние на модернизацию российского общества на современном этапе развития;
  • исследовать возможности модернизации российского общества в усло­виях исторически сложившегося неоэтакратического социетального порядка.

Теоретико-методологическая база исследования сформировалась на основе анализа научных концепций и подходов к пониманию сущности феноменов модер­низации и трансформации общества и их российских проекций. В исследовании ис­пользовались гносеологический, системный, институциональный подходы. Гносеологический подход использовался в диссертационном исследова­нии для понимания сущности феноменов модернизации и трансформации общества. Были рассмотрены концепции этих феноменов, предложенные классическими тео­риями мировой политической и социологической мысли, повлиявшими на развитие большинства обществ современного мира. Этот подход позволил проанализировать основные концепции феномена российской модернизации и ее современную пара­дигму в условиях глобализированного мира. Системный подход позволил изучить влияние политической, экономической, социокультурной, социетальной систем и их основных акторов на возможные перспективы российской модернизации. Этот подход помог придать системный и целенаправленный характер сравнениям российских модернизационных и трансформационных процессов с подобными процессами, развивающимися в других странах. Институциональный подход позволил оценить эффективность участия в российской модернизации государства, его политической системы и формирующихся институтов гражданского общества, с точки зрения требований, предъявляемых к подобным процессам современной цивилизацией, исходящих их перспектив и возможностей формирования во всех странах мира нового, справедливого и гуманистического миропорядка. Исходя из этого в диссертационном исследовании, были рассмотрены несколько возможных сценариев развития модернизационных и трансформационных процессов в России в условиях глобализированного мира.





Основу эмпирической базы исследования составляют данные мониторингов Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), проводимых в течение последних 15 лет. Анализ результатов этих мониторингов позволил выявить признаки постсоветской аномии в современном российском обществе, влияющие на социально-политическую активность граждан и возможности государства по модер­низации и трансформации этого общества. В дополнение к этому были использова­ны пресс-выпуски ВЦИОМ по результатам еженедельных опросов, результаты опросов разных социальных групп и слоёв населения, проводимые Левада-Центром на протяжении последних двух десятилетий, результаты исследований, проводимых ИС РАН. Кроме этого, для целей анализа были использованы: Федеральный закон № 7-ФЗ от 12.01.1996 "О некоммерческих организациях", Послания Президента РФ Д. Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации, программные пред­выборные статьи кандидата в президенты РФ В. Путина, опубликованные в цен­тральных изданиях российской прессы, выступление кандидата в президенты РФ, Председателя Правительства РФ В. Путина на встрече со своими сторонниками, аналитические обзоры и другие материалы.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

  • Анализ эмпирических данных показал, что на сегодняшний день в Рос­сии сложилась неоднозначная, с политической точки зрения, ситуация, обусловлен­ная, с одной стороны, индифферентной позицией достаточно консервативного и в какой-то степени дезориентированного общественного большинства а, с другой, — эгоизмом корпоративных интересов меньшинства, представленного элитами. Эта ситуация усугубляется огромным разрывом в доходах между этими социально-по­литическими группами, что может повлиять на сроки и качество модернизационных усилий общества и государства.
  • Выявлено, что государство в сложившихся на сегодняшний момент по­литических и социально-экономических условиях может выступить в качестве ката­лизатора модернизационных процессов в России. Тем более, что у него сегодня име­ются достаточные возможности, как для продвижения такого рода преобразований, так и обеспечения их ресурсами.
  • Обосновано, что современная парадигма модернизации, в отличие от ее предшествующих технологических и прагматично-экономических интерпретаций, расширяет свое содержание и наполняет его гуманитарной составляющей в широ­ком смысле этого слова. Российская концепция такой модернизации базируется на создании государством условий для проявления глубокой "низовой" заинтересован­ности со стороны всех слоев населения в процессах обновления и развития, она не предполагает какого-либо государственного директивного плана по принуждению к выполнению определенных обязанностей каких-либо общественных структур, участвующих в этих процессах.
  • Доказано, что только совместные усилия гражданского общества и госу­дарства могут решить задачи, возникающие на пути российской модернизации, расширить социальную базу реформ, сформировать демократические институты, укрепить политическую стабильность в стране, создать условия для развития всех сфер жизнедеятельности общества.
  • Аналитически установлено, что модернизация современной России воз­можна только при активном участии государства во всех сферах жизнедеятельности общества. Такое участие предполагает радикальную модификацию осуществляемых государством функций. Его модифицированные функции должны, с одной стороны, способствовать созданию институциональных, правовых, экономических и социаль­ных условий для свободной деятельности легитимных форм частного предпринима­тельства, а, с другой, — обеспечить формирование механизмов, снижающих имма­нентные социальные издержки рыночных отношений. При этом модернизироваться должно и само государство, рационализировав свою систему управления и ради­кально обновив управленческий инструментарий.
  • Показано, что на пути к новому миропорядку государству и всему рос­сийскому обществу предстоит поиск собственных форм политической и экономиче­ской модернизации, чтобы противостоять вызовам времени в глобальном мире и сохранить свою социальную идентичность.

Положения, выносимые на защиту:

1. На основе анализа существующих в политологии подходов к пониманию термина "модернизация общества" предлагается рассматривать этот феномен как та­кое усовершенствование общественного устройства, которое предполагает создание политических и гражданских институтов, соответствующих современным требова­ниям, предъявляемым к открытому обществу с динамичной социальной структурой. На современном этапе развития цивилизации глобализация и модернизация — это два взаимообусловленных и взаимосвязанных процесса. Можно сказать, что "отри­цательная" глобализация явилась стимулом для развития модернизации, а послед­няя, в свою очередь, разрушая Традицию и конфликтуя со своей же версией — Про­свещением, "расчищала" путь и минимизировала издержки этой самой глобальной трансформации. Поэтому сегодня, как никогда, обнаруживается потребность в тео­ретическом обосновании парадигмы социального развития глобализированного мира, основанной на принципах справедливости, солидарности и ответственности.

2. В настоящее время выбранный российским государством курс на модерни­зацию означает серьезный шаг вперед в разработке эффективной стратегии развития общества. Эта стратегия, в отличие от ее предшествующих технологических и праг­матично-экономических интерпретаций, расширяет свое содержание и наполняет его гуманитарной составляющей в широком смысле этого слова. Российская концепция такой модернизации базируется на создании государством условий для проявления глубокой "низовой" заинтересованности со стороны всех слоев населения в процессах обновления и развития. Но современная Россия является еще весьма слабо структурированным обществом, относительно недавно, с исторической точки зрения, пережившим радикальную трансформацию всей системы ценностей и поэтому нуждающимся в поддержке со стороны сильного и активного государства. Вместе с тем, только совместные усилия гражданского общества и государства могут решить задачи, возникающие на пути модернизации, расширить социальную базу реформ, сформировать демократические институты, укрепить политическую стабильность в стране, создать условия для развития всех сфер жизнедеятельности общества.

3. Политическая модернизация началась в России в конце прошлого века под внешним влиянием развитых стран мира, при этом "политическое сопровождение" изменений в социально-экономической сфере, вызванных этой модернизацией, практически отсутствовало. Это привело к тому, что цели такого рода преобразова­ний в постсоветской России не только не совпадали с целями политической модер­низации, но и противоречили им. В результате сложилась ситуация, когда социаль­но-экономические реалии вступают в противоречие с декларированными политиче­скими намерениями, призванными обеспечить модернизацию российского обще­ства. Поэтому сегодняшние концепции, разрабатывающие сценарии российской мо­дернизации, запускающие ее внутренние импульсы к обновлению, должны учиты­вать эту историческую специфику развития нашей страны.

4. Путь к устранению, возникшей в результате социально-экономических трансформаций аномии, и сбалансированию социальных интересов проходит, на наш взгляд, только через сотрудничество институтов государства и гражданского общества. Сегодня российское общество находится на пути к консолидации своей государственности, новым политическим и экономическим реформам, образованию гражданского общества и на этой основе становлению стабильной и дееспособной демократии. Однако на этом пути к свободе как государству, так и всему российско­му обществу предстоит еще поиск собственных форм политической и экономиче­ской модернизации, чтобы адекватно противостоять вызовам времени в глобальном мире и сохранению своей идентичности.

5. Сегодняшняя политическая и социально-экономическая картина российской действительности представляет собой причудливую пространственно-временную эклектику, в которой одновременно сосуществуют отдельные элементы советского прошлого и результаты процессов постсоветской трансформации, присутствующие в ней в качестве компонентов частнособственнической экономики и демократиче­ской организации общества. По своей институциональной структуре и системе ценностей сложившийся на сегодняшний момент в России социальный порядок принято относить к неоэтакратизму, он сущностно отличается, например, от такого же порядка развитых стран мира. Однако само существование этого факта еще не дает оснований говорить о неуспешности или невозможности каких-либо модерни­заций в современной России. Настоящее диссертационное исследование показало, что модернизация российского общества не только будет отличаться от подобных модернизаций в западных обществах, но будет и резко ограничена во времени, по сравнению с последними, поскольку новый модернизационный этап России придется проходить в условиях глобализированного мира.

6. Все успешные модернизации в разных странах мира были не набором заим­ствований, а проектами государственного строительства, внедрения новых ценно­стей и идеалов, новой системы социальных отношений. Технологические инновации необходимы, но не достаточны, поскольку успешные модернизации связаны не столько с внедрением каких-либо технологических новшеств, а с новыми общегосу­дарственными задачами, с новой системой целей, новой мотивацией людей. Соци­ально-политическая ситуация в России такова, что толчок к реформам могут сегодня дать лишь люди, действующие в структурах власти при поддержке патриотической интеллигенции и национально-ориентированного бизнеса. Российский истеблиш­мент при пассивной позиции достаточно консервативного и дезориентированного большинства общества должен начать преобразования сложившейся модели бюрократического капитализма, с целью восстановления действительной роли государства, отражающей ценностные ориентации большинства членов обще­ства.

Научно-теоретическая и практическая значимость исследования. Положе­ния и выводы диссертационного исследования могут быть использованы в качестве научных рекомендаций для российских институтов государственной власти и гра­жданского общества. Теоретические положения настоящего диссертационного ис­следования могут быть использованы в качестве научного обоснования в преподава­тельской практике высших учебных заведений, имеющих дисциплины по политиче­ским и социальным наукам.

Апробация результатов работы. Выводы и результаты исследования апроби­рованы в виде докладов и выступлений на международных, всероссийских и регио­нальных научно-практических конференциях. В частности, на международных науч­ных и научно-практических конференциях, проводившихся в Саратовском государ­ственном социально-экономическом университете, — "Институты новой экономи­ки" и "Экономическая психология: прошлое, настоящее, будущее" в 2011 году; на международных научных конференциях в Саратовском институте РГТЭУ: "Совре­менные проблемы и тенденции развития внутренней и внешней торговли" и "Эконо­мика и торговля: взгляд в будущее" в 2011 году. Основное содержание диссертации нашло отражение в семи авторских публикациях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, пяти пара­графов, заключения, списка использованных источников и литературы, приложения.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении раскрывается актуальность темы, выявляется научная новизна и теоретико-практическая значимость исследования, оценивается состояние разрабо­танности проблемы, определяются объект, предмет, цели и задачи диссертационно­го исследования, дается характеристика эмпирической базы работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе диссертационного исследования "Модернизация как заверше­ние постсоветской трансформации российского общества", состоящей из двух пара­графов, проанализированы существующие на сегодняшний день научные под­ходы к пониманию сущности процессов модернизации современного общества и рассмотрены основные концепции российской модернизации, позволяющие понять ее возможные перспективы.

В первом параграфе первой главы "Теоретико-методологические основы анализа модернизации и трансформации общества" рассматриваются основные научные подходы к пониманию феномена модернизации общества как периода трансформаций, которые приводят к улучшению в тех или иных сложных системах, в частности в общественных.

Констатируется, что общество не может существовать без трансформаций, причем их масштаб, интенсивность и специфика проявлений зависят от типа обще­ственного устройства и внешних по отношению к этому обществу условий. Отмеча­ется, что самый заметный этап трансформаций в истории нового времени был свя­зан с промышленной революций, охватившей ряд стран Европы в XVIII веке. В мировой социологической и политологической литературе период трансформаций, связанный с переходом от традиционных обществ к индустриальному обществу, на­чавшийся в нескольких странах Западной Европы (Голландия и Англия) во второй половине XVII века, получил название modernity (от англ. — современность).

Большинство классических теорий 50-60-х годов были основаны на эволюци­онном принципе с использованием структурно-функционалисткого подхода. В це­лом, по мнению П. Штомпки, концепция модернизации 5060-х годов "имела три определения: историческое, релятивистское и аналитическое"25.

С конца 60-х по 70-е годы в гуманитарных науках резко возросло число крити­ческих точек зрения на классические модернизационные исследования 50-60-х го­дов, поскольку те надежды, которые возлагали на модернизацию ее теоретики на практике не оправдались. Так, Ш. Эйзенштадт26 предполагал возможность "много­линейного" развития в разных обществах, в зависимости от сложившихся первона­чальных условий внутри них и проблем, возникающих в окружающем их мире. Определенный интерес, с точки зрения критики модернизационных теорий 50-60-х годов представлял мир-системный анализ И. Валлерстайна. Он приходит к убежде­нию, что исход капиталистической мир-экономики в современном мире еще не определен, и поэтому "все становится возможным и реализуемым", в этом мире, по сравнению с предыдущим, имеется расширенный диапазон выбора. Поэтому в ре­альном диапазоне как политический, так и интеллектуальный выбор становятся сегодня "воистину моральным выбором, чего не было еще столетие назад"27.

Еще одну критическую точку зрения высказывает Э. Аллард. Он считает, что концепция рефлексивной модернизации У. Бека28, например, относится к таким ти­пам обществ, для которых признается невозможность прогнозирования непреднаме­ренных последствий модернизации. К похожим попыткам рефлексивного модерна он относит работы П. Манохина, Г. Терборна, У. Цапфа29 и "продолжающуюся модернизацию" З. Баумана30. По его мнению, "концепция рефлексивной модернизации, как и формула поворота к постмодерну в социологии, подразумевают интерес к изучению того, как социальные феномены и социальные категории постоянно социально определяются и конструируются"31. Э. Аллард считает, что особый интерес среди концепций постмодерна вызывает изучение агентств А. Туреном32, а также новых социальных движений целым рядом теоретиков политической социологии.

В диссертационном исследовании отмечается, что, несмотря на обилие теоре­тических усилий, направленных на решение современных проблем, связанных с мо­дернизацией и трансформацией обществ, политологическая наука пока еще далека от создания новой обобщенной теории развития этих обществ в глобализированном мире. Поэтому, на взгляд автора, сегодня, как никогда, обнаруживается потребность в теоретическом обосновании парадигмы социального и культурного развития этого мира, основанной на принципах справедливости, солидарности и ответственности. С его точки зрения, этому обоснованию могут способствовать отечественные социоло­ги и политологи, у которых имеется уникальный массив эмпирических и теоретиче­ских исследований развития нашей страны в течение последнего столетия, вместив­шего несколько модернизационных эпох.

Второй параграф первой главы "Концептуализация российской модерниза­ции" посвящен концептуализации феномена российской модернизации и ее совре­менной парадигме в условиях глобализированного мира.

Российская концепция модернизации базируется на создании государством условий для проявления глубокой "низовой" заинтересован­ности со стороны всех слоев населения в процессах обновления и развития, она не предполагает какого-либо государственного директивного плана по принуждению к выполнению определенных обязанностей каких-либо общественных структур, участвующих в этих процессах.

Констатируется, что в отечественной литературе широкий подход к модерни­зационным преобразованиям, не сфокусированный лишь на рыночных механизмах, получил достаточное обоснование. Так, по мнению С. Черняховского, модернизация всегда осуществлялась и осуществляется при участии государства. Сторонники такого подхода считают, что модернизация современной России возможна только при активном участии государства во всех сферах жизнедеятельности общества. С их точки зрения, это участие предполагает радикальную модификацию осуществляемых государством функций. Его модифицированные функции должны, с одной стороны, способствовать созданию институциональных, правовых, экономических и социальных условий для свободной деятельности легитимных форм частного предпринимательства, а, с другой, — обеспечить формирование механизмов, снижающих имманентные издержки рыночных отношений. При этом модернизироваться должно и само государство, рационализировав свою систему управления и радикально обновив управленческий инструментарий.

По мнению В. А. Ядова, модернизация России имеет свой "национальный стиль" и разворачивается при этом в неустойчивых "полях глобального про­странства" — экономическом, политическом и культурном. Он считает, что взаимо­действующие на этих полях национально-государственные и транснациональные субъекты подчиняются определенным нормативным правилам с разной степенью принуждения: "в экономическом поле — наиболее высокой, в политическом — си­туативно гибкой, в сфере культуры — минимальной"33.

Таким образом, по В. А. Ядову, успешность российского современного "мо­дернизационного рывка" во многом будет зависеть от "сложения сил", ответствен­ных за формирование "национального стиля" модернизации в трех "полях" глобаль­ного пространства — экономическом, политическом и культурном. Он предполага­ет, что в "поле" российской национальной экономики следует ожидать усиления влияния глобальных транснациональных систем правил, поскольку на этом "поле" уже сегодня явно прослеживаются тенденции к интеграции в мировой рынок.

Академик Т. И. Заславская, рассматривая социальный механизм российского трансформационного процесса, приходит к выводу о преждевременности официаль­ных утверждений о завершении к настоящему времени социетальной трансформа­ции общества. Она полагает, что сегодня речь может идти лишь о приостановлении либерально-демократического реформирования институциональной системы Рос­сии.

Из множества концепций российской модернизации, представленных в отече­ственной литературе, выделяется точка зрения директора Центра исследований постиндустриального общества В. Иноземцева. Для него "модернизация — это ак­тивный, под руководством государства, вывод страны на траекторию естественного органичного развития"34. В. Иноземцев считает, что модернизацию необходимо трактовать "как экономическое развитие: быстрая индустриализация, наращивание потенциала, освоение лучших (не только западных) технологий, методов управле­ния, усиление конкурентоспособности и выход на мировые рынки. Поэтому совер­шенно неправомерно у нас говорят о политической модернизации, подразумевая де­мократизацию.

В отличие от В. Иноземцева, руководитель отдела социально-политических исследований Левада-Центра Б. Дубин считает, что запроса на модернизацию нет не только в элитах, но и в массе общества. Точка зрения Б. Дубина на модернизацию концептуально расходится с позицией В. Иноземцева, поскольку он видит в ней "не изменения экономической или политической системы, а кардинальные изменения системы регуляции поведения — индивидуального и коллективного"35. По его мне­нию, общество должно двигаться к "обобщённым ценностям и нормам", поддержан­ных новой институциональной структурой.

С точки зрения диссертанта, концепции российской модернизации должны не только опираться на соответствующее современности видение глобальных проблем, но и исходить в своей теоретической и методологической рефлексии из ведущей роли государства в этих процессах, обладающего необходимыми ресурсами и воз­можностями для решения трудных системных проблем такого развития, способного консолидировать и направить разные общественные силы на достижение поставлен­ных перед ним целей. Для решения этих масштабных проблем необходима полити­ческая воля государственной власти и соответствующая ей институциональная структура.

Глава вторая "Место и роль российского государства в модернизационных процес­сах", содержащая три параграфа, посвящена исследованию места и роли российско­го государства в модернизационных процессах, посредством анализа существующих в политологической литературе трактовок постсоветской аномии общества и пост­советского неоэтакратизма и исследования их влияния на модернизацию российско­го общества.

В первом параграфе второй главы "Постсоветская аномия общества как фундаментальный контекст российских политических процессов" дается анализ су­ществующих в политологической литературе трактовок постсоветской аномии об­щества и рассматриваются особенности социально-экономических процессов, вы­званных этим феноменом.

Отмечается, что в сущности аномия представляет собой неизбежное следствие социальных трансформаций, требующих структурных и функциональных измене­ний во всех сферах общественного организма — экономической, политической, со­циальной, культурной и т. п. Причем исторически при таких трансформациях на­блюдается увеличение функционального разнообразия всех частей социального це­лого, сопровождающееся также умножением в этих частях анормальных форм, по­скольку еще не выработаны правила для всего разнообразия функций. Впервые со­циальная сущность этого процесса была раскрыта Э. Дюркгеймом, на примере ано­мического разделения труда36. Кроме этой точки зрения, рассмотрены еще несколь­ко концепций аномии, представленных в научной гуманитарной мысли прошлого века, раскрывающих природу этого явления. Например, социально-культурный под­ход Р. Мертона к аномии, в котором он исходит из следующего предположения: "определенные фазы социальной структуры порождают обстоятельства, при кото­рых нарушение социального кодекса представляет собой «нормальный» ответ на возникающую ситуацию"37.

Р. Дарендорф определяет аномию как "социальное состояние, при котором на­рушение норм не влечет за собой наказания. Отчасти это феномен низшего класса... Людям не находится применения в обществе, и поэтому они не чувствуют себя свя­занными его правилами. Это одна сторона медали. Другая то, что у общества падает доверие к собственным правилам и оно просто перестает силой добиваться их соблюдения"38.

Рассматривая аномию в современном российском обществе, В. В. Кривошеев выделяет несколько ее особенностей: во-первых, она "реально проявляется в про­цессе перехода общества от некоего целостного состояния к фрагментарному, атомизированному" и, во-вторых, — "состоит в его небывалой криминальной насы­щенности"39.

Диссертант рассматривает еще одну точку зрения на причины, ответственные за проявления аномии в российских условиях, представленную в работе С. Г. Кара-Мурзы, который считает, что аномию порождают социальные причины, носящие си­стемный характер, т. е. "обладающие кооперативным эффектом" комплексы факто­ров, воздействующие на сознание и поведение людей40. Эта точка зрения подтвер­ждается представленным диссертантом анализом результатов мониторинга ВЦИОМ, показывающим глубину постсоветской аномии современного российского общества и необходимость выработки комплекса правил, конституирующих обще­ственный порядок, способствующий продвижению России по "пути свободы".

Вместе с тем, директор ИС РАН М. Горшков считает, что глубокая социальная дифференциация не может не сказываться на социальном структурировании обще­ства и приводит к формированию разнонаправленных интересов и целей у предста­вителей разных страт. Таким образом конституируются серьезные социальные раз­личия между отдельными общественными группами, наиболее четко проявляющие­ся между большинством и относительно благополучным меньшинством населения страны.

Представленный выше анализ концепций аномии, по мнению автора диссерта­ционного исследования, позволяет определить основные тенденции развития пост­советского общества и показать возможности его модернизации. Рассмотрение пост­советской аномии, с его точки зрения, является необходимым аспектом анализа современных политических процессов, разворачивающихся в российском обществе в результате его трансформаций, и определяющих основную парадигму его развития. Анализ эмпирических данных позволил выявить нарушения регулятивного воздействия системы моральных норм и базовых ценностей постсоветского общества и сделать вывод об укорененности аномических процессов во всех сферах жизнедеятельности этого общества и его резкой поляризации. Эти факты позволили понять причины и выявить особенности постсоветской аномии, без исследования которой невозможно прогнозирование перемен в политической жизни российского общества. Все это позволяет автору сделать вывод о том, что основная инициатива в модернизация российского общества должна исходить от государства, опирающегося на реформированную систему своих политических институтов, и способного решить большинство проблем, связанных с последствиями постсоветской аномии.

Второй параграф второй главы "Специфика функционирования российско­го государства в постсоветский период" посвящен исследованию особенностей функционирования российского государства и рассмотрению на этой основе страте­гических направлений политической модернизации в России.

Отмечается, что по ряду параметров российская си­стема власти формально соответствует западной. Однако сложившийся к настояще­му времени механизм функционирования государственной власти все явственнее демонстрирует свою неспособность не только преодолеть, но и приостановить став­шую запредельной коррупцию, приводящую к нарастанию отчуждения общества от власти и подрывающую возможности государства по созданию условий для начала полномасштабной модернизации страны41.Эта ситуация, в значительной степени, яв­ляется результатом проведения либеральных экономических реформ 90-х годов про­шлого века, которые были осуществлены в ущерб политическим преобразованиям.

Делается вывод о том, что особенности функционирования российского госу­дарства в настоящее время в большей степени определены состоянием и возможно­стями его политической системы. Последнюю на уровне государства можно рассматривать как сложный социальный феномен, сформировавшийся в результате длительного исторического развития под влиянием множества разнообразных фак­торов. Этот феномен современной России явился результатом взаимодействия зна­чительного числа вновь возникших субъектов политики и усложнения политических связей между ними. Сегодня речь уже идет не просто о централизации или децен­трализации российского государства, а о таком балансе интересов центра и регио­нов, при котором все субъекты федерации получали бы стимул к раскрытию своих потенциалов и, тем самым, способствовали бы развитию страны в целом. Однако осуществление сбалансированного федерализма в современных условиях невозмож­но без новых механизмов участия общества во всех сферах жизнедеятельности рос­сийского государства.

Констатируется, что в условиях глобального мира уже невозможны никакие усилия государства по реформированию "сверху", без одновременно проводимых демократических преобразований. Поскольку глобализация формирует систему взаи­мозависимых во всех сферах жизнедеятельности государств, одновременно на­ходящихся в жесткой конкурентной борьбе друг с другом.

Диссертант делает вывод о том, что роль государства в модернизационных процессах на постсоветском этапе развития российского общества оценивается по­литологами весьма неоднозначно. Так, в российских условиях чрезмерное домини­рование государства в этих процессах иногда приводит к неожиданным для него и общества последствиям. Анализ показал, что основной причиной такого рода явле­ний оказывается "негибкость" его институциональной политической структуры, не способной вовремя реформироваться и, как результат, не готовой к решению модер­низационных задач. Ее инерционность характеризуется не только невозможностью вовремя отреагировать на изменившуюся ситуацию и разрешить возникшие проти­воречия, но и стремлением к сохранению этой структуры в неизменном виде. Это приводит к разнонаправленности процессов модернизации: реформирование в ин­тересах государства идет в ущерб социальным преобразованиям. При такой модер­низации государство не в состоянии в полной мере учесть социокультурные особен­ности российского общества и его интересы. Сегодня для государства общество не является целью модернизации, а рассматривается им в качестве ее объекта, след­ствием чего является чрезмерная регламентация общественных процессов и игнори­рование социальных инициатив по созданию гражданского общества. В результате невостребованным оказывается человеческий потенциал страны, что сказывается на усилении эмиграционных настроений в обществе.

Автор считает, что успешность модернизационных процессов напрямую зави­сит от трансформации институциональной политической структуры российского го­сударства в направлении усложнения и большей дифференциации этой структуры. Такая структура позволит обеспечить гармоничную целостность интересов обще­ства и государства. При этом государство должно выступить гарантом модерниза­ции в интересах всего общества, а не только его элитарной части. Ведущая роль рос­сийского государства в проведении модернизации, обусловлена, на его взгляд, еще одним важным обстоятельством: "усталостью" общества от целого ряда болезнен­ных трансформаций, через которые оно прошло в течение последних двух десятиле­тий. В результате этих потрясений оно в значительной степени утратило способ­ность и желание к каким-либо изменениям. К тому же в сегодняшнем российском обществе отсутствуют гражданские институты, способные взять на себя инициативу проведения модернизации.

По мнению диссертанта, сегодня российское государство находится на пути к консолидации своей государственности, новым политическим и экономическим ре­формам, образованию гражданского общества и на этой основе становлению ста­бильной и дееспособной демократии. Однако на этом пути к свободе как государ­ству, так и всему российскому обществу предстоит еще поиск собственных форм политической и экономической модернизации, чтобы противостоять вызовам време­ни в глобальном мире.

В третьем параграфе второй главы "Постсоветский неоэтакратизм и модер­низация общества" внимание автора сфокусировано на рассмотрении теоретических и практических аспектов возникновения и функционирования постсоветского нео­этакратизма и исследованию его влияния на модернизацию российского обще­ства на современном этапе развития.

В работе отмечается, что в постсоветской России невозможно было начать мо­дернизацию без решения вопроса о собственности. Этот вопрос был решен в 90-е годы прошлого века в пользу новой фазы этакратизма42. Иначе говоря, в постсовет­ской России сложился неоэтакратизм — общество, в котором отношения "привати­зированной" собственности подчинены отношениям власти правящего слоя соб­ственников.

Наиболее полно концепция этакратизма в отечественной научной литературе была раскрыта в работах О. И. Шкаратана43. По его мнению, эта концепция объясня­ет природу обществ советского типа, которые формировались внутри евразийской цивилизации на протяжении XX столетия. Он считает, что в результате октябрьско­го переворота 1917 года сформировалась и получила дальнейшее развитие "этакра­тическая социеталъная система (советская квазисоциалистическая), которая стала параллельной ветвью капиталистической индустриально-экономической системы, но с ее собственными законами функционирования и развития"44. В отличие от капиталистической системы, ориентированной на максимизацию прибыли, этакра­тическая — нацелена на увеличение власти.

Констатируется, что большинство населения России, как показывают опросы общественного мнения, считают приватизацию несправедливой и нелегитимной операцией. Фактически такое отношение к приватизации спровоцировало у населе­ния страны кризис доверия к либерально-демократическим ценностям и реформам 1990-х годов, что, в свою очередь, позволило монопольной власти достаточно "без­болезненно" ограничить демократизацию и еще больше сконцентрировать ресурсы в руках властной элиты.

По мнению политологов, основным системообразующим признаком постсо­ветстского неоэтакратизма в России можно считать монополизацию власти чинов­ничеством посредством контроля над ключевыми активами национальной экономи­ки и создании, таким образом, разновидности бюрократического "капитализма", це­лью которого является максимизация административной, бюджетной и природной ренты.

По мнению Дж. Стиглица проблема современной России состоит в совершенно не­верном, искаженном взгляде на суть рыночной экономики, рассматривающем при­ватизацию в качестве самоцели. Поэтому он предлагает "восстановить веру в госу­дарство" посредством принятия последним "философии", основанной на том, что "естественные ресурсы принадлежат народу"45.

В работе отмечается, что сегодняшняя политическая и социально-экономиче­ская картина российской действительности представляет собой причудливую про­странственно-временную эклектику, в которой одновременно сосуществуют отдель­ные элементы советского прошлого и результаты процессов постсоветской транс­формации, присутствующие в ней в качестве компонентов частнособственнической экономики и демократической организации общества. По своей институциональной структуре и системе ценностей сложившийся на сегодняшний момент в России со­циетальный порядок принято относить к неоэтакратизму, он сущностно отличается, например, от такого же порядка развитых стран мира. Однако само существование этого факта еще не дает оснований говорить о неуспешности или невозможности ка­ких-либо модернизаций в современной России. Настоящее диссертационное иссле­дование показало, что модернизация российского общества не только будет сущ­ностно отличаться от подобных модернизаций в западных обществах, но будет и резко ограничена во времени, по сравнению с последними, поскольку новый модер­низационный этап России придется проходить в условиях глобализированного мира.

Автор диссертационного исследования приходит к выводу, что все успешные модернизации в разных странах мира были не набором заимствований, а проектами государственного строительства, внедрения новых ценностей и идеалов, новой си­стемы социальных отношений. Технологические инновации необходимы, но не до­статочны, поскольку успешные модернизации связаны не с внедрением каких-либо технологических новшеств, а с новыми общегосударственными задачами, с новой системой целей, новой мотивацией людей.

В заключении делается вывод о том, что концепция российской модерниза­ции должна учитывая цивилизационные нормы развития современных обществ и культурно-историческую специфику развития страны, исходить в своей теоретиче­ской и методологической рефлексии из ведущей роли государства в модернизацион­ных процессах.

Основные положения диссертационного исследования отражены в

следующих публикациях:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК

  1. Завалев А. В. Государство и модернизация российского общества / А. В. Завалев // Власть. 2012. № 3. С. 2527. (0,5 п. л.)
  2. Завалев А. В. Постсоветская аномия общества: особенности политиче­ских и социально-экономических процессов / А. В. Завалев // Власть. 2012. № 5. С. 121125. (0,5 п. л.)
  3. Завалев А. В. Региональные проекции модернизационных технологий / А. В. Завалев // Казанская наука. Казань: Изд-во Казанский Издательский Дом, 2011. № 11. С. 418421. (0,4 п. л.)

Публикации в других научных изданиях

  1. Завалев А. В. Социальное неравенство и развитие гражданских отноше­ний в современной России / А. В. Завалев // Человек и власть в современной России: межвуз. науч. сб.: Вып. 12. Саратов: Изд-во СГСЭУ, 2010. С. 95105. (0,5 п. л.)
  2. Завалев А. В. Партийная составляющая современной российской поли­тической системы / А. В. Завалев // Человек и власть в современной России: межвуз. науч. сб.: Вып. 13. Саратов: СГСЭУ, 2011. С. 4150. (0,5 п. л.)
  3. Завалев А. В. Роль государства в современной модернизации России / А. В. Завалев // Современные проблемы и тенденции развития внутренней и внеш­ней торговли: сб. науч. статей: в 3 ч. Саратов: Изд-во Сарат. ин-та РГТЭУ, 2011. С. 267277. (0,5 п. л.)
  4. Завалев А. В. Политическая система России и её рефлексия в массовом сознании общества / А. В. Завалев // Социально-политические проблемы российско­го общества. Саратов: Изд-во СГСЭУ, 2012. С. 2732. (0,5 п. л.)

Завалев Александр Валентинович

МОДЕРНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА: ИМПЕРАТИВЫ

РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

Специальность: 23.00.02 – «Политические институты, процессы и технологии»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Подписано в печать        21.05.2012.                                        Формат 60х1/16

Бумага типогр. № 1                                                        Гарнитура "Times"

Печать офсетная                                                                Уч. изд. л. 1,5

Заказ № ______                                                                Тираж 100эк.

413103,Саратов, ул. Радищева, д.89. Издательский центр СГСЭУ


1         Из выступления Премьер министра РФ В. Путина на встрече со своими сторонниками в Москве 01.12.2011 года. Цит. по ИТАР-ТАСС. — См.: http://www.vesti.ru.

2         Вебер М. Протестантская этика и "дух капитализма" // Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990; Вебер М. Хозяйство и общество. М.: Изд-во ГУ ВШЭ, 2010; Вебер М. Политиче­ские работы, 18951919. М.: Праксис, 2003; Вебер М. Избранное. Образ общества. М.: Юрист, 1994.

3         Дюркгейм Э., Мосс М. О некоторых первобытных формах классификации. К исследованию кол­лективных представлений // Мосс М. Общество. Обмен. Личность: Труды по социальной антропо­логии / Пер. с франц. М.: РАН, 1996. С. 673.

4         См.: Штомпка П. Социология социальных изменений. М.: Аспект Пресс.1996. С. 171.

5         Дарендорф Р. Современный социальный конфликт. Очерк политики свободы. М.:(РОССПЭН), 2002. 288 с.; Турен А. Возвращение человека действующего. Очерк социологии. М.: Научный мир, 1998. 204 с.; Хантингтон С. Полимтический порядок в меняющихся обществах. М.: Прогресс-Тра­диция, 2004; Хантингтон С.Столкновение цивилизаций. М.: Издательство АСТ, 2003. 603 с.

6         Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек. М., 2007.

7         Бауман 3. Глобализация. Последствия для человека и общества. М.: Весь Мир, 2004; Белл Д. Де­мократия и права: великая дилемма нашего времени // Демократия и модернизация: к дискуссии о вызовах XXI века. М.: Издательство "Европа", 2010. С. 1326; Белл Д. Грядущее постиндустриаль­ное общество. Опыт социального прогнозирования. М.: Academia, 1999; Джеймисон Ф. Постмо­дернизм и общество потребления // Логос. 2000. № 4. С. 6377; Кастельс М. Информационная эпо­ха: экономика, общество и культура. М.: ГУ ВШЭ, 2000. 608 с.

8         Бауман З. Российская модернизация в условиях текучего модерна. — Выступление Зигмунта Бау­мана на заседании Лекционного клуба Фонда "Стратегия 2020" в Российском государственном гу­манитарном университете 20 апреля 2011 года. — http://www.strategy-2020.ru.

9        14  Ханна П. Демократия или эффективность: вызов XXI века / Пер. с англ. А. Шаховой // Демо­кратия и модернизация: к дискуссии о вызовах XXI века. М.: Издательство "Европа", 2010. С. 201214; Геополитические сценарии Парага Ханны. В многополярном мире наиболее влиятель­ны три главных центра силы: США, Евросоюз и Китай / Артур Блинов. Интервью с П. Ханна. Не­зависимая газета. 20090429. http://www.ng.ru/world/2009-04-29/8_hanna.html.

10         Ахиезер А. С. Архаизация в российском обществе как методологическая проблема // Обществен­ные науки и современность. 2001. № 2; Вартумян А. А. Региональный политический процесс: ди­намика, особенности, проблемы. М.: Изд-во РГСУ "Союз", 2004.; Гавров С. Н. Модернизация России: постимперский транзит. М.: МГУДТ, 2010.; Заслав­ская Т. И. Посткоммунистические трансформации // Россия, которую мы обретаем: Исследования Новосибирской экономико-социологической школы. Новосибирск: Наука, 2003; Заславская Т. И. Современное российское общество: социальный механизм трансформации. М.: Дело, 2004; Мартьянов В. С. Политический модерн за пределами Евро­пы: ценностное единство и институциональное разнообразие // Полития. 2010. № 34 (5859); Метелева Е. Модернизация, трансформация, реформа / "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России". № 2. Февраль 2011.;; Федотова В. Российская исто­рия в зеркале модернизации //Вопросы философии. 2009. № 12; Федотова В. Г. Трансформация "другой" Европы. М: Ин-т филос. РАН, 1997; Ядов В. А. "Посткоммунистические" трансформации с позиций современных теорий // Россия реформирующаяся. М.: Институт социологии РАН, 2004; Ясин Е. Г. Модернизация и общество. Доклад на VШ Международной конференции "Модернизация экономики и общественное развитие" 3–5 апреля 2007 г. М.: Издательский дом ГУ ВШЭ. 2007.

11         См.: Иноземцев В. Модернизация: кто и чем оплатит? // Российская Федерация сегодня. Ноябрь 2010. № 22.

12         См.: Горбатова А. Модернизация в умах // Обзор материалов диспута Ассоциации независимых центров экономического анализа. Интервью с А. Аузаном и Б. Дубиным. 21.11.2011. Электронное издание "Наука и технологии России" — http://www.strf.ru.

13         Гавров С. Н. Модернизация России: постимперский транзит: Монография. М.: МГУДТ, 2010. 352 с.

14         Пляйс Я. А. К вопросу о методологических основах системной модернизации современной Рос­сии // Проблемы модернизации российской государственности: стратегии, институты, акторы: сборник научных трудов. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия пра­ва", 2010. С. 923; Пляйс Я. А. Политология в контексте переходной эпохи в России / Я. А. Пляйс. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2009. 448 с.

15         Головаха Е. И., Панина Н. В. Постсоветская аномия: особенности выхода из состояния аномиче­ской деморализованности в России и Украине // Общественные науки и современность. 2008. № 6. С. 510; Горшков М. К. Фобии, угрозы, страхи: социально-психологическое состояние российско­го общества // Социологические исследования. 2009. № 7; Гудков Л. Д., Дубин Б. В. Посттотали­тарный синдром: "управляемая демократия" и апатия масс / Под ред. М. Липман и А. Рябова // Пути российского посткоммунизма: Очерки. М.: Изд-во Р. Элинина, 2007. 307 с.; Гудков Л., Ду­бин Б., Зоркая Н. Постсоветский человек и гражданское общество. М.: Московская школа полито­логических исследований, 2008. 96 с.; Кара-Мурза  С. Г. Аномия России — заслон модернизации / С. Г. Кара-Мурза // Философия хозяйства. 2011. № 1 (73). С. 3741; Кох И. А. Социальная аномия и социальное управление // Известия Уральского государственного университета. 2006. № 42. С. 6271; Кривошеев В. В. Особенности аномии в современном российском обществе // Социоло­гические исследования. 2004. № 3. С. 9397; Кривошеев В. В. Короткие жизненные проекты как основа аномии в современном обществе // Вестник Российского государственного университета им. И. Канта. 2009. Вып. 6. С. 6977; Римашевская Н. М. Бедность и маргинализация населения (социальное дно) // Социологические исследования. 2004. № 4; Руткевич М. Н. Процессы социаль­ной деградации в российском обществе // Социологические исследования. 1998. № 6; Рывки­на Р. В. Социальные корни криминализации российского общества // Социологические исследова­ния. 1997. № 4; Староверова И. В. Факторы девиации сознания и поведения российской молодежи // Социологические исследования. 2009. № 11; Юревич А. В. Нравственное состояние современного российского общества // Социологические исследования. № 10. 2009. С. 7079.

16         Бызов Л. Г. Бюрократия при В. Путине — субъект развития или его тормоз? // Социологические исследования. 2006. № 3; Гончаров П. К. Политическая система общества: гносеологическая и онтологическая основы тории // Социально-гуманитарные знания. 2006. № 2; Завьялов В. Т. Рос­сийская политическая система в контексте теорий самоорганизации и прогресса общества // Власть. 2005. № 1; Козлова О. Н. Политика в социокультурной динамике // Социально-гуманитар­ные знания. 2004. № 5; Кулинченко А. В. Государственная власть и процессы общественной само­организации // Политические исследования. 2004. № 6; Матвеев Р. Ф. Партия и политическая система // Власть. 2005. № 1; Межуев Б. В. Перспективы политической модернизации России // Политиче­ские исследования. 2010. № 6; Перегудов С. П. Политическая система России после выборов 20072008 гг.: Факторы стабилизации и дестабилизации (Часть 2) // Политические исследования. 2009. № 2; Пушкарев Г. В. Политическая система: синергический подход // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 2001. № 6; Романович Н. А. Концепция единовластия в общественном сознании (традиции, социо­культурные основания) // Социологические исследования. 2010. № 10; Симония Н. Консолидация российской государственности и отношения с Западом // Свободная мысль — XXI. 2005. № 2; Со­ловьев А. И. Политология. Политическая теория, политические технологии: Учебник для студен­тов вузов. М., 2003; Тощенко Ж. Т. Теоретические и прикладные проблемы исследования новых явлений в общественном сознании и социальной практике // Социологические исследования. 2010. № 7.

17         Гайдар Е. Т. Государство и эволюция. М.: Евразия, 1995; Кордонский С. Рынки власти. Админи­стративные рынки СССР и России. М.: О.Г.И., 2000; Найшуль В. Высшая и последняя стадия со­циализма / Погружение в трясину/ В. Найшуль. М: Прогресс, 1991; Петраков Н. Укрепление прав собственности: трансформировать, не разрушая // Вопросы экономики. 2008. № 3. С. 6467; Плис­кевич Н. В. Социально-экономическое неравенство в условиях неоэтакратизма: (размышления над неординарным исследованием) / Н. В. Плискевич // Общественные науки и современность. 2009. № 6. С. 6881; Рябов А. Демократизация и модернизация в контексте трансформаций постсоветст­ских стран // Демократия и модернизация: к дискуссии о вызовах XXI века. М.: Изд-во "Европа", 2010. С. 183200; Тихонова Н. Е. Динамика нормативно-ценностной системы российского обще­ства (19952010) / Н. Е. Тихонова // Общественные науки и современность. 2011. № 4. С. 519; Шкаратан О. И. Посткоммунистические общества Европы и Азии: цивилизационный контекст раз­вития / О. И. Шкаратан // Свободная мысль. 2010. № 1 (1608). С. 7992; Шкаратан О. И. Россий­ское неоэтакратическое общество и его стратификация / О. И. Шкаратан, Г. А. Ястребов // Социо­логические исследования. 2008. № 11. С. 4050; Шкаратан О. И. Становление постсоветского нео­этакратизма / О. И. Шкаратан // Общественные науки и современность. 2009. № 1. С. 522; Шме­лев Н. Пять лет реформ — пять лет кризиса // Свободная мысль. 1996. № 7. С. 6566; Яковлев А. А. Агенты модернизации. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2006.

18         Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура / Пер. с англ. под ред. О. И. Шкаратана. М.: ГУ ВШЭ, 2000; Лэйн Д. Преобразование государственного социализма в России: от "хаотической" экономики к кооперативному капитализму, координируемому государ­ством? Мир России. 2000. № 1. С. 1516; Сакс Дж. Рыночная экономика и Россия / Пер. с англ. М.: Экономика, 1994; Стиглиц Дж. Обложить олигархов налогами! (Перевод статьи из "Der Standart"). 11.12.2003 [Эл. ресурс]. — Режим доступа: http://www.rusref.nm.ru; Стиглиц Дж. Интервью рос­сийским СМИ. 2004 [Эл. ресурс]. —  http://www.rusref.nm.ru.

19         Ясин Е. Г. Сценарии для России на долгосрочную перспективу. Новый импульс через два деся­тилетия: докл. к XIII Апр. междунар. науч. конф. по проблемам развития экономики и общества, Москва, 3–5 апр. 2012 г. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. С. 47.

20         См.: Делягин М. Вместо великой России, мы живём в криминальном, коррумпированном и всё более опасном государстве / Интервью. 11.03.2012. http://www.politcom.ru/13449.html.

21         См.: Глазьев С. О стратегии модернизации и развития экономики России в условиях глобальной депрессии. 17.05.2011. http://www.glazev.ru/econom_polit/269/.

22         Демидов А. И. Императивы модернизации и "постмодернистский человек" // Проблемы модер­низации российской государственности: стратегии, институты, акторы: сборник научных трудов. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия права", 2010. С. 3843; Нико­лаев А. Н. Модернизация и цивилизационные особенности России // Мир и политика. 2010. № 2 (41). С. 915; Федотов А. С. Мобилизационный императив в современной модернизации Рос­сии // Проблемы модернизации российской государственности... С. 6669.

23         См.: Демидов А. И. Указ. соч. С. 4142.

24         См.: Федотов А. С. Указ. соч. С. 69.

25         Штомпка П. Социология социальных изменений. М.: Аспект Пресс, 1996. С. 173.

26        . Эйзенштадт Ш. Революция и преобразование обществ. Сравнительное изучение цивилизаций / Пер. с англ. А. В. Гордона; Под ред. Б. С. Ерасова. М.: Аспект Пресс, 1999.

27         См.: Там же. С. 202.

28         Бек У. Дилемма демократии в эпоху глобализации // Актуальные проблемы Европы: сб. науч. тр. М.: [б. и.], 2005. Вып. 2. С. 2445.

29         Махонин П. Социальная трансформация и модернизация в Средней Европе // Социокультурные трансформации второй половины XX века в странах Центральной и Восточной Европы. Сб. по ма­тер. междунар. конф. "Славянский мир в эпоху системных трансформаций второй половины XX века". М.: 2002. С. 1927; Тернборн Г. Принадлежность к культуре, местоположение в структуре и человеческое действие: объяснение в социологии и социальной науке // Теория общества. М.: Ка­нон-пресс-Ц, Кучково поле, 1999. С. 3102.; Цапф В. Теория модернизации и различие путей об­щественного развития // Социологические исследования. 1998. № 8. С. 1426.

30         Бауман 3. Глобализация. Последствия для человека и общества: Пер. с англ. М.: Весь Мир, 2004; Бауман 3. Индивидуализированное общество. M.: Логос, 2002. 390 с.

31         Аллард Э. Сомнительные достоинства концепции модернизации // Социологические исследова­ния. 2002. № 9. С. 63.

32         Турен А. Возвращение человека действующего. Очерк социологии. Перевод с фран. М.: Науч­ный мир, 1998. 204 с.

33         См.: Там же. С. 9.

34         См.: Иноземцев В. Модернизация: кто и чем оплатит? // Российская Федерация сегодня. Ноябрь 2010. № 22.

35         См.: Там же.

36         См.: Дюркгейм Э. О разделении общественного труда / Пер. с фр. А. Б. Гофмана. М.: Канон, 1996. 432 с.

37         Мертон Р. Социальная структура и аномия //Социология преступности (Современные буржу­азные теории) / Пер. с фр. Е. А. Самарской. М.: Прогресс, 1966. C. 299.

38         Дарендорф Р. Современный социальный конфликт. Очерк политики свободы / Пер. с нем. Л. Ю. Пантиной. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2002. С. 215.

39         См.: Кривошеев В. В. Особенности аномии в современном российском обществе // Социологиче­ские исследования. 2004. № 3. С. 95.

40         См.: Кара-Мурза С. Г. Аномия в России: причины и проявления. — http://sg-karamurza.livejournal.com/59513.html.

41         См.: Перегудов С. П. Политическая система России после выборов 20072008 гг.: Факторы ста­билизации и дестабилизации (Часть 2) // Политические исследования. 2009. № 2. С. 23.

42         "Этакратизм — авторитарно-бюрократическое общество, т. е. общество, в котором отношения собственности (экономика) подчинены отношениям власти (политике)". — См.: Яценко Н. Е. Тол­ковый словарь обществоведческих терминов. СПб.: Лань, 1999.

43         Шкаратан О. И. Этакратизм и российская социеталъная система // Общественные науки и совре­менность. 2004. № 4. С. 49-62; Шкаратан О. И. Российский порядок: вектор перемен. М.: Вита Пресс, 2004.

44         См.: Шкаратан О. И. Социально-экономическое неравенство и его воспроизводство в современ­ной России. М.: ЗАО "ОЛМА Медиа Групп", 2009. С. 106.

45         См.: Там же.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.