WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Алахвердиева Эльмира Халидовна

Система образования и педагогические воззрения просветителей в Дагестане

второй половины XIX - начале XX веков

13.00.01- общая педагогика,

история педагогики и образования

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата педагогических наук

Москва – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном автономном образовательном учреждении дополнительного профессионального образования «Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования»

Научный руководитель:        доктор педагогических наук, профессор

Савостьянов Александр Иванович

Официальные оппоненты:        Романюк Лариса Валерьевна

  доктор педагогических наук, профессор, профессор кафедры педагогики и психологии высшей школы ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет»

       

Ситниченко Марина Ярополковна

кандидат педагогических наук, доцент, доцент кафедры педагогики ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет»

Ведущая организация:        ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет»

Защита состоится  «12» апреля 2012 г. в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.003.01 при Федеральном государственном автономном образовательном учреждении дополнительного профессионального образования  «Академия  повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования» по адресу: 125212, Москва, Головинское шоссе, д.8, корп. 2а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГАОУ дПО «Академия  повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования»

Автореферат разослан «12» марта 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета:                                                И.Н. Гордиенко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В настоящее время осознается необходимость изучения исторического опыта духовного развития Северного Кавказа – региона, играющего особую роль в социокультурной сфере России. Именно во второй половине XIX и начала XX веков был накоплен уникальный опыт культурно- национальной  идентификации народов. В деле ее приобщения к реалиям современного общества в короткий исторический срок был достигнут значительный прогресс. История просветительства Северного Кавказа половины XIX-начале XX веков служит наглядным примером того, как осуществлялся этот процесс в одном из национальных регионов России. Однако указанный период остается все еще недостаточно изученным в отечественной кавказоведческой историографии.

Поэтому ретроспекция горского просветительства при разработке курсов краеведения в учебных заведениях региона становится объективной необходимостью, с чем связан рост интереса исследователей к региональной истории, позволяющей глубже понять истоки историко-культурного прошлого народов Северного Кавказа. Сегодня, когда российское общество переживает процесс модернизации, в том числе и в сфере социальной культуры, как никогда важно переосмыслить многообразный и неоднозначный опыт просветительства конца XIX и начала XX веков воссоздать объективную картину прошлого. Новые подходы к оценкам научного и просветительского наследия горской интеллигенции этого периода помогут преодолеть ранее сложившиеся стереотипы в отношении культурных ценностей северокавказских народов.

В условиях, когда межнациональные конфликты на Кавказе периодически обостряются, а геополитическая ситуация отличается чрезвычайной нестабильностью, проблемы, избранные нами для исследования, значительно актуализируются. Дело в том, что просветительская мысль всегда оказывала влияние на социально-политическую сферу тех или иных этносов. Поэтому обращение к историческому прошлому северокавказских народов, к их духовной культуре, которые находят конкретное отражение в просветительском наследии горской интеллигенции, могут подсказать нам много полезного для решения современных проблем нейтрализации национальных конфликтов. Все это дает основание считать исследуемую проблему актуальной.

Степень разработанности проблемы. Начиная со второй половины XIX века попытки осмысления состояния и тенденций развития народного образования и просвещения в России были предприняты В.П. Вахтеровым, Н.X. Весселем, П.Ф. Каптеревым, Г.А. Фальборком, Н.В. Чеховым и др. Эта тенденция получила свое продолжение в начале XX столетия в трудах Н.И. Ильминского, Н.В. Никольского, Д.Н. Троицкого и др. Научные же основы развития просвещения на Северном Кавказе были заложены советскими историками второй половины XX столетия: Г.Н. Волковым, Ф.Ф. Королевым, Н.А. Константиновым, А.И. Пискуновым, В.З. Смирновым, М.Ф. Шабаевой и др., которые рассматривали регион в контексте изучения общероссийской истории и в русле общих историографических тенденций.

Объективная оценка развития просветительства в регионе представлена в исследованиях видных ученых Т.Ф. Аристовой, М.В. Богуславского, Л.О. Викторова, В.И. Журавлева, М.В. Михайлова, З.И. Равкина и др.

Во всех этих научных изысканиях представлен материал, касающийся образовательной и просветительской политики России и народов, ее населяющих. В настоящее время данные работы можно рассматривать как источник при осмыслении ситуации в региональном образовании в конце XIX века.

Вопросы просвещения получили свое отображение и в произведениях самих горских просветителей: адыгов — М. Абаева, Ш. Ногмова, С. Хан-Гирея, К. Атажукина, осетин — Г. Дзасохова, И. Канукова, К. Хетагурова, Г. Цаголова, ингушей — Ч. Ахриева, А. Базоркина, дагестанцев — Б. Далгата, Казем-Бека и других. Однако, несмотря на большие заслуги этих просветителей в культурном строительстве своего края, их идеи и просветительские взгляды до сих пор не получили надлежащего освещения, хотя на этот счет существует обширная литература.

Так, исследованию жизни и деятельности отдельных персоналий посвящены труды З.С. Абаева, И.Л. Андроникова, Н.М. Ардасенова, М.М. Блиева, С.Ш. Габараева, В.К. Гарданова, Н.А. Гродского, В.Д. Дзидзоева, Н.П. Гриценко, Г.Т. Дзагуровой, У.С. Зекоха, М.О. Косвена, В.Б. Корзун, Т.Х. Кумыкова, Х.Ш. Техиевой, Р.У. Туганова, Р.Х. Хашхожевой, Х.К. Цаллаева, А.Д. Яндарова и мн.др. Однако в этих работах основное внимание акцентировано на их общественно-политической, философской, литературной или исторической деятельности.

Данную тему развивают и более комплексные исследования ученых: К.Г. Азаматова, М.Б. Долгиевой, А.П. Загурского, Т.Х. Кумыкова, Т.П. Лолаева, А.А. Магометова, Л.П. Семенова, Х.И. Теунова, И.В. Трескова, Х.В. Туркаева, Т.Х. Хакуашева, Х.Х. Хапсирокова, С.А. Хубуловой и др.

Фрагментарное освещение некоторых просветительских позиций горских мыслителей находим в научных изысканиях Л.С. Гатаговой, П.И. Ельниковой, П.Г. Ефремова, Ю.А. Жданова, М.В. Михайловой, Л.Г. Голубевой, М.З. Саблирова и др.

Системный анализ просветительского наследия отдельных представителей северокавказских народов представлен в диссертационных исследованиях Т.А. Бекоевой, Н.О. Блейх, З.М. Кайтуковой, Ф.А. Кокаевой, А.Г. Кудзаевой, З.Н. Суменовой, Р.А. Хатаевой, С.Р. Чеджемова, Ф.Н. Цораевой и др.

Наиболее полное представление о северокавказском просветительстве дают монографии доктора исторических наук, профессора С.А. Айларовой. В них исследуется история северокавказской общественной мысли XIX века в контексте процесса модернизации горских обществ, выявляются общие черты в духовной жизни горцев в важнейший период их исторического прошлого и рассматриваются вопросы просвещения горских народов сквозь призму приобщения их к российской государственности, формирования новой трудовой этики и хозяйственной культуры. Особого внимания заслуживает разработанная автором периодизация просветительского движения в крае.

Таким образом, налицо противоречие между необходимостью исследования педагогического наследия дагестанских просветителей второй половины XIX и начала XX веков, возможностями использования содержательного потенциала этого наследия в условиях перестройки системы образования и неизученностью условий  и факторов развития педагогических взглядов дагестанских просветителей указанного периода.

Это противоречие подтверждает очевидность существования  проблемы исследования, каковы общие и специфические тенденции, условия и факторы развития просвещения на Северном Кавказе второй половины XIX и начала XX веков? Каковы возможности реализации педагогических взглядов дагестанских просветителей второй половины XIX и начала XX веков в образовательной практике в современном Дагестане?

Перечисленные обстоятельства обусловили актуальность и выбор темы исследования: «Система образования и педагогические воззрения просветителей в Дагестане второй половины XIX - начале XX веков».

Объект исследования – процесс формирования педагогических воззрений дагестанских просветителей второй половины XIX - начале XX веков.

Предмет исследования – условия и факторы развития педагогических воззрений дагестанских просветителей второй половины XIX – начале XX в.в.

Цель исследования – на основе теоретического анализа системы образования Дагестана во второй половины XIX –начале XX веков, раскрыть педагогические идеи дагестанских просветителей Г.Алкадари (1834-1910г.г.),М.Казем-бека(1802-1870гг.)  и А.Акаева(1872-1931г.г.), определить  возможности реализации их идей в современной образовательной практике.

  В соответствии с целью исследования были поставлены  следующие задачи:

  1. рассмотреть социально - исторические условия формирования мировоззрения дагестанских просветителей, предпосылки развития научно - педагогической мысли второй половины XIX –начале XX веков;
  2. выявить основные теоретические и практические подходы к образованию горцев дагестанских просветителей;
  3. проанализировать педагогическое наследие дагестанских просветителей конца второй половины XIX –начале XX веков и определить возможности его реализации в современном образовательном процессе.

        Методологической  основой  исследования  является положения системного подхода (И.В. Блауберг, Э.Г. Юдин), аксиологического (М.М.Бахтин, В.П.Зинченко, Н.Е. Щуркова), антропологическогоподхода (Ушинский, П.П. Блонский), деятельностного подхода (А.Н.Леонтьев, Л.Г.Петерсон), (А.Г. Асмолов, А. А. Вербицкий, А. В. Хуторской).

Источниковедческой базой являются:  материалы и документы рукописного фонда Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра Российской Академии наук, библиотек  Дагестанского государственного университета, Дагестанского государственного педагогического университета, Центральной библиотеки имени  Р.Гамзатова, материалы периодической печати и публикации, архивные материалы ЦК КПСС, Дагестанского обкома КПСС, ДНЦ РАН,  Министерства образования Республики Дагестан, материалы по антологии педагогической мысли в России в конце XIX- начале XX веков, материалы диссертационных исследований современных ученных из ДГУ, ДГПУ и ДНЦ РАН по истории педагогической мысли и образования в Дагестане, труды дагестанского философа М.А. Абдуллаева по истории философской, общественно политической и педагогической мысли в Дагестане, труды дагестанских ученых Г.К. Каймаразова, М-Р. Магомедова, Х.Г Магидова, К.Г. Абдулкады-рова A.A. Абилова по истории развития образования в Дагестане, статистические материалы по отчетам Министерства образования Республики Дагестан, отдельные труды дагестанских мыслителей  периода со второй половины XIX до начала XX веков, словари и справочники по философии, педагогике и культуре, труды дагестанских этнопедагогов, учёных - педагогов, историков и культурологов о деятельности и творчестве М. Казем бека(1834-1910г.г.), Али Каяева(1872-1931г.г.),  Гасана-Эфенди Алкадари(1834-1910).

Методы исследования. В работе широко использовались историко-сравнительный, историко-генетический, структурный, статистический, абстрактно-логический методы исследования. Историко-сравнительный метод позволил проанализировать сопоставимые факты и на этой основе выявить как закономерности, так и особенности региональных процессов. Историко-генетический метод был использован в тех случаях, когда нужно было объяснить обусловленность каждого социального явления, исходя из его исторически предшествующего состояния. Этот метод позволил понять причинно-следственные связи и закономерности в развитии региона. Метод структурного анализа был необходим ввиду того, что изучать сложные структуры, не расчленяя их на отдельные составляющие элементы, невозможно. Динамика процессов в сфере образования изучалась при помощи статистического метода исследования. Абстрактно-логический метод дал возможность обобщения, синтеза и интеграции выводов, как по разделам, так и по теме исследования в целом.

Организация и этапы исследования.

На первом этапе (2008-2009г.г.) – определение проблемы исследования и степени ее научной разработанности; теоретический анализ историко- педагогической, философской  и педагогической литературы; формирование научного аппарата исследования и его структуры и методики.

На втором этапе (2008-2009г.г.) - анализ источников по проблеме; изучение биографий просветителей на основе анализа первоисточников; осмысление их педагогических концепций.

На 3 этапе (2009-2010г.г.) – обобщение результатов исследования, формулирование его основных выводов и оформление текста диссертации.

Научная новизна исследования

  • раскрыт вклад дагестанских просветителей в развитие просветительско-педагогической мысли горских народов Северного Кавказа;
  • определены факторы становления, развития школы и просветительско-педагогической мысли на Северном Кавказе и формирования просветительско-педагогических воззрений дагестанских просветителей;
  • обосновано историческое представление об научно-педагогических подходах дагестанских просветителей, связанных с проблемой подготовки подрастающих поколений к жизни, труду;
  • определены научно-педагогические подходы к характеру народного воспитания у горских народов и его обусловленность социально-экономическими и духовными факторами;
  • дана оценка взглядам дагестанских просветителей по определению роли и назначения народной школы, рассмотрены педагогические взгляды самых известных просветителей;
  • выявлены внутренние противоречия в педагогических воззрениях дагестанских просветителей второй половины XIX –начале XX веков;
  • определены педагогические возможности использования педагогических воззрений Г.Алкадари (1834-1910г.г.), М.Казем-бека(1802-1870гг.), А.Акаева (1872-1931г.г.) на современном этапе совершенствования системы образования в Республике Дагестан.

Теоретическая значимость исследования. Расширены теоретические представления  о становлении и развитии педагогической мысли просветителей Дагестана второй половины в конце XIX- начале XX веков. Раскрыты педагогические  взгляды  просветителей Дагестана второй половины в конце XIX- начале XX веков, которые могут стать источником дальнейшего развития философии образования, научного обоснования современных подходов в образовании. Освещены возможности реализации педагогических идей просветителей Дагестана второй половины в конце XIX- начале XX веков, в современной образовательной практике.

Практическая значимость исследования определяется тем, что содержащаяся в работе информация может быть активно использована при создании обобщающих научных трудов по отечественной истории, кавказоведению, краеведению, при написании учебных и методических пособий, лекционных и специальных курсов в системе среднего и высшего профессионального образования Дагестана, создании модулей. Практическая значимость  также заключается в обогащении методической базы  учреждений среднего  профессионального  образования республики программой факультативного курса «Педагогические идеи дагестанских просветителей второй половины XIX века», разработанного для студентов педагогических колледжей Республики Дагестан. Практическая значимость исследования состоит  также в том, что его результаты полезны при обновлении структуры и содержания учебных курсов педагогики, философии и истории образования системе подготовки будущих  учителей, при повышении квалификации педагогических кадров.

Достоверность и обоснованность результатов исследования обеспечивалась логикой построения исследования, методологической базой его, основанной на современных идеях методологии педагогики, совокупностью использованных теоретических и практических методов исследования, экспертизой полученных выводов на конференциях различного уровня.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Совокупность социально-исторических условий  формирования научно-педагогического мировоззрения дагестанских просветителей XIX века: колониальный характер самодержавной «просветительской» политики на присоединенных окраинах; ограниченность горской школы в удовлетворении получения образования большинством населения; крайне медленное развитие школьного образования в Дагестане в конце 90-х годов XIX века;  препятствия к проникновению передовой русской культуры на окраины.
  2. Характеристика  условий, способствующих распространению письменности, развитию культуры и педагогической мысли: включение Северного Кавказа в состав России; расширение сети школ, финансируемых за счет государственной казны; появление светских учебных заведений.
  3. Определение передовых идей в педагогическом наследии  Г-Э. Алкадари (1834-1910г.г.), Мирзы Казем-Бека(1802-1870гг.), Абусуфьяна Акаева(1872-1931г.г.) и возможность использования идей просветителей Дагестана XIX века в современной педагогической теории и практике. Г-Э. Алкадари полагал важным объединение интеллигенции и «духовных пастырей народа» в борьбе за поднятие культурного уровня горцев, за их просвещение. Мирза Казем-Бек считал образование, воспитание, подготовку высококвалифицированных кадров делом большой государственной важности. А. Акаев отстаивал духовную и историческую самобытность Дагестана, считая, что дагестанское общество должно стать открытым и исламскому, и христианскому мирам. Подлинный ислам, по его мнению, не должен препятствовать развитию культуры.
  4. Выявление актуальности педагогических воззрений Г. Алкадари (1834-1910г.г.), М.Казем Бека(1802-1870гг.), А.Акаева(1872-1931г.г.) на современном этапе развития дагестанской системы образования, в свете необходимости  реализации  принципа единства обучения и воспитания, достижению креативности мышления учащихся, студентов, выполнением общественного заказа средним и высшим профессиональным образованием в условиях высокого уровня безработицы.

Структура диссертационного исследования определяется логикой историко-педагогического исследования и состоит из введения, двух глав, заключения списка использованной литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность проблемы исследования; показано состояние изученности проблемы; определены цель, объект, предмет исследования; сформулированы задачи исследования; указаны его методологические основы; раскрыта научная новизна, теоретическая и практическая значимость; представлены положения, выносимые на защиту.

Первая глава – «Исторические условия формирования педагогических воззрений дагестанских просветителей второй половины XIX-начале XX веков» – посвящена характеристике педагогической системы на Северном Кавказе в XIX веке, анализу недостатков педагогической системы Дагестана во второй половине XIX века и обоснованию актуальности инноваций, описанию принципов дидактики и учебных ориентаций дагестанских школ.

В параграфе 1.1. «Особенности объекта педагогики Дагестана  во второй половине XIX-начале XX веков» рассматривается особенность развития школ в Дагестане, влияние мусульманского Востока.

К началу XIX века в Дагестане насчитывалось 10 феодальных владений и около 60-ти союзов сельских общин аварцев, андоцезов, даргинцев и народов Южного Дагестана. Таким образом, можно отметить, что в XIX веке в Дагестане царило яркое социальное и культурное неравенство, что было важной помехой для проведения педагогических идей. Каждый социальный слой требовал своих форм воспитания и обучения. Дагестанская педагогика еще не располагала такими материальными и духовными средствами, поэтому внедрение педагогических идей и концепций было затруднено, в первую очередь, социально-экономическим фактором. В конце XIX— начале XX веке в Дагестане стали формироваться капиталистические предприятия, функционировать железные дороги, порт.

В конце XIX века началось интенсивное слияние разрозненных племен, в основном по принципу близости языков. Быстрый экономический рост равнинных территорий, инициированный советским правительством, возможность их заселения и обустройства обусловили вымывание населения с гор. Этот процесс дал начало процессу слияния в народы. Среди своих легче при работе в новых условиях, поэтому и в горах и на равнине стали обращать внимание не на различия, а на сходства с дальнейшей возможностью координации судеб.

Для того чтобы дать правильный анализ состава и духовности населения Дагестана как объекта педагогики, необходимо охарактеризовать религиозный аспект, который именно в XIX веке становится важным для формирования менталитета и национальной духовности, в соответствии с которыми должны проводиться эффективные педагогические воздействия.

В начале 60-х годов XIX века, после окончания войны на Кавказе, в Чечне, Ингушетии и частично в Дагестане, утвердилось новое суфийское направление – кадирия, которое, в отличие от ниакшбандии, муслимам предложило мусульманам новую доктрину общественно-политического, морально-психологического, и идеологического восприятия ислама.

Присоединение Дагестана к России предопределило возникновение таких новых условий жизни, которые разрешили ряд проблем социального развития. Достаточно отметить, что сложились те необходимые мирные условия, которые способствовали развитию экономической жизни. Безусловно, эти «мирные условия» не следует представлять себе как некий идеальный мир. Дагестанским народам довелось принять активное участие в войнах России с иноземными захватчиками, в ходе которых они внесли достойный вклад в победу над врагами.

Наглядным свидетельством этого явились быстрый рост численности населения, промышленности, сельского хозяйства, торговли, оживление городской жизни, культуры, которые мы наблюдаем в истории Дагестана со второй половины XIX — начала ХХ веков. В этот период в Дагестане зародились и стали развиваться такие отрасли промышленности, как рыбная, винодельческая, консервная и др. С развитием промышленности и транспорта формировался и рабочий класс, который складывался из отходников-дагестанцев, пришлых русских рабочих и отходников других национальностей.

В результате присоединения к России представители дагестанских народов впервые стали учиться в высших учебных заведениях России и Запада. В Дагестане, в частности в Порт-Петровске, Дербенте, Темир-Хан-Шуре, были открыты читальни, библиотеки.

Несмотря на влияние передовой русской культуры, дореволюционный Дагестан оставался отсталой, аграрной окраиной России. Основная часть трудового народа была неграмотна.

Фактом исключительной важности в духовном и культурном развитии народов Дагестана, в их сближении стал русский язык. Для жителей Дагестана русский язык был не только средством общения с другими народами России, но он является и незаменимым средством общения дагестанских народностей между собой. Более того, овладев русским языком, они получили в свое распоряжение могучий инструмент для передачи любой информации

В параграфе 1.2 «Состояние системы образования на Северном Кавказе во второй половине XIX-начале XX веков», рассматривается система образования на Северном Кавказе, которая стала причиной формирования новой системы, отличающейся от всех уже известных.

Изменения в социально-экономической и общественно-политической жизни Северного Кавказа во второй половине XIX века создавали объективные предпосылки для прогресса культуры горцев, сдвигов в области народного просвещения.

История народного образования на Северном Кавказе до присоединения к России — это история профессиональной системы обучения подрастающего поколения, представленной религиозными мектебами и медресе. С включением Северного Кавказа в состав России начинается новый этап развития просвещения горских народов. Он характеризуется появлением светских учебных заведений, где выходцы из местной эксплуататорской верхушки стали обучаться основам современных знаний, проходить предварительную ступень, необходимую для подготовки в последующем к службе в местном военно-административном аппарате царизма, к обслуживанию интересов своего класса.

Первым по времени русским учебным заведением Дагестана было Дербенсткое уездное училище, основанное в 1837 году. Училище это, как и уездные училища Закавказья, открытые на основании Положения от 12 мая 1835 года, имело целью распространение в крае «начальных сведений и приготовление учащихся к продолжению курса учения в Тифлисской гимназии». Дербенсткое уездное училище открылось в составе трех классов, из которых один — приготовительный. Наряду с другими предметами в училище преподавались армянский и азербайджанский языки. В конце 40-х годов в Дербенте открывается второе учебное заведение — мусульманская школа. В отличие от уездного училища в эту школу принимались только дети мусульман, как говорилось в уставе, «всех свободных состояний». В 1849 году кавказским наместником было открыто 8 таких школ, в том числе одна в Дагестане (в Дербенте). Мусульманские школы призваны были вооружать детей знаниями «по законам их веры» и помочь им «изучить русский язык в объеме, потребном для них в общежитии».

Для обучения в Дербентской школе со всех концов Дагестана съехались аварцы, даргинцы, кумыки, табасаранцы и представители других народностей Северного Кавказа. Среди учащихся, наряду с детьми школьного возраста, были 23—25-летние молодые люди. Большинство учащихся уже в первый год учебы в школе изучали помимо арабского и русский язык, причем некоторые из них научились читать по-русски довольно свободно.

Однако число учащихся Дербентской мусульманской школы была весьма невелико. К концу 1851 года в ней обучались всего 56 учащихся, из которых 8 жителей Дербента (остальные 48 учащихся — из других мест Дагестана). В последующие годы количество учащихся из-за материальных затруднений, жаркого климата и «отдаленности Дербента от главных пунктов суннитского населения» сократилось. В связи с этим было признано целесообразным перевести школу в Темир-Хан-Шуру. Это мотивировалось и тем, что в окрестностях Шуры есть много «почетных лиц и служащих офицеров из мусульман, дети которых нуждаются в образовании их арабскому и русскому языку». Ознакомление же учеников «с русским языком возможно только там, где живут русские в значительном числе, чтобы ученики могли сближаться». Этому условию отвечала Темир-Хан-Шура, где преобладало русское население.

       В январе 1855 года Дербентская мусульманская школа была переведена в Темир-Хан-Шуру, куда перешло 13 учащихся. В1857 году была несколько расширена и учебная программа школы. Кроме обучения чтению и письму, учащиеся стали изучать грамматику, арифметику, знакомиться с начальными сведениями по истории и географии.

В параграфе 1.3. «Противоречия образовательной системы Дагестана во второй половине XIX века, определившие выдвижение прогрессивных просветительско-педагогических идей», анализируются  основные проблемы образовательной среде Дагестана в указанный период.

«Просветительская» политика царского правительства препятствовала проникновению передовой русской культуры на национальные окраины. В то же время монархия глушила и самостоятельное культурное творчество нерусских народов. Здесь исключалось всякое проявление национальной культуры, все то, что препятствовало проведению политики насильственного обрусения нерусских национальностей.

Школы Дагестана, как и всего Кавказа, находились под жестким полицейским контролем. В 1867 году было предписано во всех школах Кавказа вести преподавание только на русском языке. Этим монархическое влияние на педагогическую систему Северного Кавказа не ограничивалось. Было сделано все для того, чтобы ограничить доступ в школы детям рабочих. 18 июня 1887 года царский министр просвещения издал реакционный циркуляр, который еще больше ограничивал доступ в прогимназии выходцев из бедных семей. В соответствии с этим циркуляром, с 1887—1888 учебного года во всех мужских гимназиях и прогимназиях Кавказского учебного округа (за исключением Кубанской войсковой гимназии) плата за обучение была повышена с 30 до 40 рублей. В течение долгого времени царское правительство не давало разрешения на открытие в Закавказье университета. Он был создан только после революции.

Оставаясь, в общем, крайне медленным, развитие школьного образования в Дагестане с конца 90-х годов все же несколько оживляется. Происходит некоторое расширение сети школ, финансируемых за счет государственной казны. Это было вызвано теми социально-экономическими и общественно-политическими процессами, которые происходили в стране, в частности, на ее национальных окраинах.

Влияние мусульманского Востока в Дагестане имело последствия, которые не поддаются однозначной оценке. Распространение ислама, с одной стороны, подрывало местные культурные традиции, сопровождалось стремлением включить всех дагестанцев в единую мусульманскую общность с постепенным устранением их самобытности, навязать им систему религиозно-нравственных ценностей арабского Востока. С другой стороны, усиление позиций ислама сопровождались распространением грамотности, развитием школьного образования, приобщением дагестанцев посредством арабского языка к значительному массиву культурных ценностей, имеющих всемирное значение.

С другой стороны, утверждение ислама способствовало распространению письменности, развитию культуры и научно-философской мысли, позволило дагестанцам посредством арабского языка приобщиться к достижениям мировой цивилизации.

Школа на арабском языке играла определенную положительную роль в развитии грамотности, культуры и образования. Многие люди, окончившие медресе, продолжали свое образование самостоятельно и становились учеными, религиозными и политическими деятелями. Учеба в арабских школах способствовала также нравственному и трудовому воспитанию молодежи, сохранению и развитию добрых традиций и обычаев, хотя учебный процесс часто строился на примитивной основе.

Нельзя, однако, забывать, что это было началом образовательной системы в Дагестане. Люди, получившие образование на арабском языке, оставили богатое культурное наследие, в том числе и памятники письменности, которыми пользовались в Дагестане на протяжении столетий.

С упрочением ислама в Дагестане формируется слой интеллектуалов, давших начало развитию иных качеств в дагестанской культуре. Грамотность среди населения распространялась через мечеть. С укоренением ислама сеть примечетских школ быстро растет. Школы открываются практически во всех населенных пунктах.

В Дагестане не сложилась официальная система мусульманского образования, не было жестко определенных ступеней обучения, не была установлена продолжительность обучения, не составлялись единые учебные планы, программы и т.д. Не имея учебных планов и программ, мусульманские школы следовали сложившейся общемусульманской традиции обучения, определявшей, что изучать и как изучать. Но ее придерживались не все и не всегда.

Учебные предметы, их последовательность и объем зависели от «профессиональной» подготовки преподавателя, от его интересов, широты и объема знаний. Каждый мулла-педагог вел преподавание по-своему, строго придерживаясь системы авторитета своего бывшего учителя. Относительно невысокий уровень развития наук позволял преподавателю одному обучать учащихся всем учебным дисциплинам в школе.

Многие преподаватели-мударрисы основной упор в обучении делали на свои любимые дисциплины, которые они знали лучше и изучали глубже. В Дагестане складывались основные звенья исламской системы образования: коранская школа, мектеб и медресе.

Бессмысленная механическая зубрежка, догматичность обучения, отсутствие в практике школьного обучения таких основополагающих принципов дидактики, как систематичность и логическая последовательность изложения, посильность, доступность и научность учебного материала, наглядность, связь с практикой и т.д., являлись достаточным основанием, ставящим под сомнение качество знаний учащихся. Неприглядность картины дополнялась еще и профессиональной неподготовленностью преподавателей к работе, а порой и их невежеством. Эти преподаватели, по замечанию одного местного этнографа, «не менее учеников своих нуждались в образовании».

Изъяны в методике обучения объяснялись как слабым развитием общей арабо-мусульманской педагогической науки, так и ее религиозным консерватизмом, преграждавшим путь проникновению в стены школы передовых педагогических идей России и Запада. Хотя учащиеся занимались группами, обучение было индивидуальное, т.е. учитель давал каждому учащемуся в отдельности задание, которое с него потом спрашивал, объясняя трудные места; методика обучения была примитивной. Результаты обучения незначительны, но они соответствовали низкому уровню требований в вопросах образования.

Со второй половины XIX века система школьного образования Дагестана все более и более стала приобретать современные черты, намного улучшаются возможности знакомства с русским языком, русской письменностью и на их основе — с передовой русской культурой, достижениями европейского просвещения.

Из трудов дореволюционных авторов значение для данного исследования имеют работы П.К. Услара, члена-корреспондента Петербургской Академии Наук, труды которого по кавказским, дагестанским языкам заложили основы их научного изучения. В данном случае наиболее интересны те его труды, в которых характеризуется система школьного образования в Дагестане.

Очень важные сведения об организации обучения и направленности воспитания в конфессиональных школах Дагестана содержатся в работах Н.Ф. Дубровина, М.М. Ковалевского, Е.И. Козубского, С. Фарфаровского и др. Н.Ф. Дубровин касается вопросов исследуемой темы лишь попутно, отдельными штрихами, главным образом в контексте иллюстрации «цивилизаторской» миссии России в Дагестане. Относительно более подробный материал по теме можно обнаружить у М.М. Ковалевского. Материал этот, тем не менее, чаще всего характеризует степень распространенности в Дагестане среди местных просвещенных людей и рядового узденства адатных и шариатских сводов и норм, соотношение адата и шариата в правовых отношениях населения, его знакомство с трудами по мусульманскому праву ученых арабо-мусульманского мира.

Особого внимания заслуживают работы Е.И. Козубского, имевшего по занимаемой должности доступ к непосредственной отчетной документации царской администрации в Дагестане. Он в течение 30 лет преподавал историю и географию в темирханшуринском реальном училище, одновременно являясь секретарем Дагестанского областного статистического комитета. В его статьях даются характеристики и традиционной системы образования в Дагестане, и изменений в этой системе с 60-х годов XIX в. Статьи изобилуют богатым фактическим материалом, научно систематизированным и обобщенным

Глава 2. Основные педагогические идеи и концепции дагестанских просветителей второй половины XIX века - посвящена учениям известных дагестанских просветителей и направлениям педагогической мысли Дагестана этой эпохи. В главе подробно излагаются педагогические концепции самых известных дагестанских просветителей конца XIX века.

В параграфе 2.1. «Просветительско-педагогические воззрения  Г.Алкадари (1834-1910г.г.)  и их роль в развитии духовной культуры и самосознания горцев» дается  характеристика педагогической концепции одного из виднейших дагестанских просветителей Г. Алкадари. Это был человек, с первых дней жизни воспитанный в духе Ислама, в нормах его этики и высокой морали, внук великого накшбандийского шейха Мухаммада Ярагского, оставивший огромный след в богословской мысли Дагестана и непревзойденные труды по этике, истории и другим наукам.

Мадраса ал-Алкадари - одна из первых в Дагестане школ светского типа, где начали преподавать математику, физику, астрономию, историю, географию. Школа пользовалась большой популярностью, в ней учились представители различных национальностей из Дагестана и Азербайджана.

Гасан Алкадари был видным богословом, мыслителем и просветителем. Он, в свое время, трезво оценив ситуацию, в которой находится Дагестан, призвал народ к сближению с Россией, советовал использовать технологии, имеющие развитие в Европе. Алкадари отмечал сильное отставание мусульманского образования и культуры от Европы. В то же время он горько переживал падение имамата, пленение имама Шамиля. Часть его просветительских воззрений и деятельности составляла пропаганда знания науки. В педагогических воззрениях Гасана Алкадари заслуживают внимания предложения о целесообразности открытия школ, которые давали полезные знания по агрономии, ремесленному делу, бытовой культуре и т. д., способствовали бы приближению обучения к непосредственным потребностям жизни дагестанцев.

Весьма актуальны для современной теории и практики воспитания мысли Г.Алкадари о необходимости опоры на лучшие традиции горцев: любовь к родине, родным местам, к независимой и свободной жизни, мужество, храбрость, чувство ответственности перед общественностью за себя, семью и близких, уважение к старшим гостям и т. д

В параграфе 2.2 Прогрессивные взгляды М. Казем-Бека (1802-1870гг.) на подготовку специалистов в системе высшего образования анализируются новейшие разработки в области педагогики, сделанные универсальным кавказским ученым М. Казем-Беком.

В педагогическом наследии Казем-Бека привлекают внимание мысли о необходимости целеустремленности, плановости, научной обоснованности процесса преподавания соответствующих методик обучения, использования наглядности, пристального внимания научной работе студентов, о важности материальной базы образования. Главным в педагогической деятельности и педагогических идеях М.Казем-бека (1802-1870гг.) является то, что он к вопросам образования воспитания, подготовки высококвалифицированных кадров подходил не узковедомственно, а считал их делом большой государственной важности.

В параграфе 2.3.  «Просветительско-педагогическая концепция А.Акаева (1872-1931г.г.)», рассматривается роль А. Акаева в возрождении педагогики Северного Кавказа. Центральной фигурой этого периода в Дагестане и является А. Акаев, которого как джадидиста можно назвать также культуртехнологом, нациестроителем и педагогом. Кумыки (и не только они) обязаны ему своей новой этнокультурной идентичностью. Он оказал решающее влияние на каждый из основных компонентов кумыкской этничности (этническое самосознание, язык и религию). В воспитательной работе Акаева светские назидания превалируют на религиозными. Он смог выдвинуть такой идеал, который, не отрицая мусульманскую идентичность кумыков, тесно связывал ее с суперэтнической (тюрки), субэтнической (кумыки) и российской (дагестанской) идентичностями. Для педагогических воззрений А.Акаева характерны упор на мировоззренческие, идейно-воспитательные аспекты преподавания естественных и гуманитарных наук, мысли о необходимости формирования у учащихся ,студентов высоких нравственных качеств-уважения к родителям, ко всем народам страны, независимо от их религиозной принадлежности(в том числе и к русским), к учителям, людям, служащим просвещению, справедливости, свободе, любви к Родине, труду, как моральному долгу. А. Акаев понимал, что для реформирования системы образования потребуется приложить немало усилий. Акаев искренне думал, что путем просвещения народа можно изменить характер общества.

В параграфе 2.4. «Актуальность педагогических идей дагестанских просветителей на современном этапе» - рассматриваются возможности реализации этих идей в современной практике обучения и воспитания, отмечаются наиболее злободневные проблемы, ждущие своего решения. Подчеркивается, что в условиях углубления социально – экономических реформ, осуществляемых в современной России, образование призвано обеспечить смену менталитета общества, старых стереотипов, формировать новое общественное сознание и политическую культуру. Одновременно происходит децентрализация управления образованием и повышается роль региональной образовательной политики. Исходя из того, что основными носителями педагогических знаний в массы являются педагоги, весьма важно прежде всего тщательно учитывать и творчески использовать прогрессивные идеи дагестанских просветителей и исторический опыт народной педагогики при подготовке и переподготовке педагогических кадров для народного образования Дагестана. В условиях культуры Дагестана исторический опыт народной педагогики более 33-х коренных народов Дагестана требует пристального внимания уже к дошкольному воспитанию и обучению детей. Максимальный учет местных условий, национальной специфики воспитания предполагает возрождение народных форм и методов развития младенца и малыша. Все это обязывает использовать в раннем воспитании детей народные колыбельные песни, потешки, пестушки, загадки, детские игры, сказки, знакомящие малышей с основами национальной этики, морали, с оценкой поведения человека-труженика, человека-друга, человека-воина и защитника справедливых интересов людей и общества. Уроки национальной музыки, народной игры, детский посильный труд должны стать привычной естественной средой использования простейших форм и методов народной педагогики, привития детям чувства любви к родному городу и его духовной и материальной культуре. Наиболее благоприятными условиями воспитания детей прогрессивными средствами, формами и методами народной педагогики располагает школа. Здесь почти каждый урок открывает возможность глубокого изучения народных знаний о метеорологии, естествознании, географии, математике, физике, астрономии, ветеринарии, медицине, позволяет связать содержание программного материала с педагогическими требованиями, чаяниями народа, полнее выделить морально и материально значимое для жизнеустройства человека. Народная педагогика благоприятствует изучению истории народной математики. При обучении, например, детей счету, мерам веса, длины, объема можно использовать особые детские считалки, задачи, раскрывающие знания народной математики. Большой интерес вызывает у детей исторически сложившиеся народные формы счета, измерения веса, длины, высоты, объема и т.д.

Неоценимы возможности народной педагогики в музыкальном воспитании. Уроки музыки в национальной школе должны строиться с максимальным вниманием ко всей музыкальной культуре народа (народному театру, песенному, танцевальному искусству).

Г-Э. Алкадари много энергии, внимания и трудов посвятил проблемам образования, прочно связывая представление об улучшении жизни народа с углублением и расширением просвещения. Обучение и воспитание подрастающего поколения должно соответствовать меняющимся условиям жизни, учил он, поспевать за ними. Ученый выступал против невежества народных масс, верил в способности горцев усваивать науки. Роли просвещения, науки, распространению знаний Г-Э. Алкадари придавал чрезмерно большое значение, несколько преувеличивая их место в общественном прогрессе. В условиях формирования нового общества в Дагестане подосновой модели светского демократического государства и «евроисламской» модели религиозной жизни в республике служат взгляды А. Акаева. Педагогический процесс обогащается содержанием регионального характера.

        В заключении изложены общие выводы исследования, состоящие в следующем:

  1. История народного образования на Северном Кавказе до присоединения к России — это история профессиональной системы обучения подрастающего поколения, представленной религиозными мектебами и медресе. С включением Северного Кавказа в состав России начинается новый этап развития просвещения горских народов. Он характеризуется появлением светских учебных заведений, где выходцы из местной эксплуататорской верхушки стали обучаться основам современных знаний, проходить предварительную ступень, необходимую для подготовки в последующем к службе в местном военно-административном аппарате царизма, к обслуживанию интересов своего класса.
  2. Школа на арабском языке играла определенную положительную роль в развитии грамотности, культуры и образования. Многие люди, окончившие медресе, продолжали свое образование самостоятельно и становились учеными, религиозными и политическими деятелями. Учеба в арабских школах способствовала также нравственному и трудовому воспитанию молодежи, сохранению и развитию добрых традиций и обычаев, хотя учебный процесс часто строился на примитивной основе. С упрочением ислама в Дагестане формируется слой интеллектуалов, давших начало развитию иных качеств в дагестанской культуре. Грамотность среди населения распространялась через мечеть. С укоренением ислама сеть примечетских школ быстро растет. Школы открываются практически во всех населенных пунктах.
  3. В конце ХIX века в Дагестане, кроме мусульманских школ, школ – мектебы и медресе, функционировали горско - еврейские школы при синагогах и церковно-приходские школы при православных храмах. В отличие от мусульманских и горско - еврейских школ, православные и армяно-григорианские церковно-приходские школы причислялись официальной дореволюционной статистикой к светским учебным заведениям области, это объясняли тем, что в них в отличие от старометодных религиозных школ преподавались и светские дисциплины.
  4. Со второй половины XIX века система школьного образования Дагестана все более и более стала приобретать современные черты, намного улучшаются возможности знакомства с русским языком, русской письменностью и на их основе — с передовой русской культурой, достижениями европейского просвещения. В Дагестане стали появляться училища, гимназии, средние учебные заведения. Нельзя забывать, не ценить большого вклада русского народа в деле прогрессивного развития дагестанской школы. Объективная оценка их трудов и результатов их достижений должна хоть в какой-то степени противостоять националистическим настроениям, имеющим место в современном дагестанском обществе.
  5. Присоединение Дагестана к России предопределило возникновение таких новых условий жизни, которые разрешили ряд проблем социального развития. Прекращение нашествий иноземных захватчиков и грабителей, ликвидация политической и экономической раздробленности края и установление мира, стабильная хозяйственная жизнь - все это создало необходимые условия, послужившие толчком для возникновения и развития новых общественных отношений, совершенствования системы образования, развития педагогической мысли.
  6. Выдающимися представителями дагестанской  просветительско-педагогической мысли рассматриваемого периода были Г.Алкадари (1834-1910г.г.), М.Казем-бек (1802-1870гг.) и А.Акаев(1872-1931г.г.).

Г-Э. Алкадари прочно связывал представления об улучшении жизни народа с расширением  и совершенствованием просвещения. Обучение и воспитание подрастающего поколения, считал он, должны соответствовать меняющимся условиям жизни, учил он, поспевать за ними. Учение в мусульманских школах он считал формальным, схоластическим, не достаточно способствующим развитию личной образованности и общественной мысли. Алкадари занимают вопросы нравственного воспитания, при рассмотрении которых он отстаивал лучшие традиции горцев; любовь к родине, мужество, храбрость, стремление к независимой и свободной жизни, чувство ответственности перед общественностью за себя, семью и близких, уважение к старшим, гостям и др. Г-Э. Алкадари  обращал внимание и на вредные для общества традиции в быту горцев, такие как замкнутость, кровная месть, патриархально – феодальные отношение к женщине.

Для М. Казем Бека были характерны организационная четкость педагогического и методического стиля, поощрение самостоятельной научной работы студентов, высокая требовательность к профессорам, всем преподавателям, в организации учебного процесса, творческая направленность, научность преподавания, осознание роли материальной базы для обеспечения качества преподавания, разработка новых, прогрессивных методов обучения и воспитания в высшей школе. М Казем бек ставил вопрос о приближении знаний к жизни, к практике. С этой целью он считал необходимым прохождение практики для усовершенствования изучения языка в местных условиях, что принесет большую практическую пользу. Он же предлагал принимать абитуриентов в ВУЗы не о званиям и чинам,а по талантливости и деловитости.

На позициях либерального просветительства стоял А.Акаев, выступавший с идеями реформации ислама и джадизма. Встречая неимоверное сопротивление со стороны ортодоксальных мусульманских ученых Дагестана, считавших издание книг и сочинение стихов на неарабском языке «вещью запретной и недопустимой». А.Акаев вместе со своими единомышленниками издавали написанные на языках народов Дагестана книги самой разной тематики. Издававшиеся учебники содержали как материал  для учащихся, так и ценные методические для преподавателей, значительно облегчавшие их труд. В идейном наследии А. Акаева важное место занимают этические воззрения, находившиеся в органической связи с его педагогическими позициями по вопросам воспитания. Особое  внимание он уделяет  таким нормам морали как уважение к родителям, ко всем народам страны, независимо от их религиозной принадлежности, в том числе к русским. Он высоко отзывался о русском народе, его культуре, правовых установлениях. А.Акаев искренне думал ,что путем просвещения народа можно изменить характер общества.

  1. Новая образовательная политика должна опираться на ретроспективный педагогический опыт, на традиционную, прогрессивную, апробированную многими годами педагогическую теорию, на богатое педагогическое наследие педагогов просветителей прошлого, поскольку - это неисчерпаемый родник теорий и идей, мыслей и взглядов.

Для того чтобы прогрессивный опыт народной педагогики повсеместно работал на возрождение духовной и материальной культуры народов Дагестана, нужно оживить его во всех сферах народного образования, обучения и воспитания подрастающего поколения: в семье и по месту жительства, в школе, в дошкольных учреждениях, в воспитании и обучении студентов, в производственных коллективах, в подготовке и переподготовке педагогических кадров. Исходя из того, что основными носителями педагогических знаний в массы являются педагоги, весьма важно, прежде всего, тщательно учитывать и творчески использовать прогрессивные идеи и исторический опыт народной педагогики при подготовке и переподготовке педагогических кадров для народного образования Дагестана.

Основное содержание и результаты диссертационного исследования изложены в следующих публикациях автора:

Статьи в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, определенных ВАК

  1. Алахвердиева Э.Х. Образовательные учреждения Дагестана во второй половине XIX века // Известия ДГПУ. психолого-педагогические науки. - 2011  . - №3. - С. 27-31. - 0,3 п.л
  2. Алахвердиева Э.Х. Просветительские взгляды Гасана Алкадари и современное образование // Вопросы гуманитарных наук- 2010. - № 3. С.192-196. - 025/0,3 п.л.
  3. Алахвердиева Э.Х. Технологии смыслосозидающего образования в просветительских взглядах и деятельности Гасана Алкадарского: история, современность и перспективы //Гуманитарные науки и новые технологии образования.Тезисы доклакдов VI межвузовской научно-практической конференции 17-18 мая 2001г. Махачкала ДГУ 2001. - С.178-182. - 0,3п. л.
  4. Алахвердиева Э.Х. Идеи смыслосозидающего образования в педагогическом наследии М. Казем Бека // Интеграция культур в смыслосозидающем образовании (Материалы всероссийской конференции 26-28 февраля 2002г.) – Махачкала ИПЦ ДГУ, 2002. - С.46-48. - 0,1п. л.
  5. Алахвердиева Э.Х. Уникальность межкультурного диалога в Республике Дагестан.  «Межнациональные отношения на Северном Кавказе: проблемы и перспективы» Материалы региональной научно-практической конференции(19 апреля 2007г.). Дербент  Филиал ДГПУ. - 2007– С. 230-235. - 0,4п.л.
  6. Алахвердиева Э.Х.Диалог в просветительских взглядах Мирзы Казем Бека и Гасана Алкадари // Научные проблемы развития образования в  XXI веке: методология, теория, эксперимент, практика. Материалы XII междисциплинарной научно-практической конференции аспирантов и соискателей15 апреля 2010года.- М.: АПК и ППРО, 2010. - С.49-51.- 0,2п.л.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.