WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

СЛЕПОВ ЕВГЕНИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

ЗАВИСИМОСТЬ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТИ ЖИЗНИ И ИСХОДА ЗАБОЛЕВАНИЯ У МЫШЕЙ С АСЦИТНОЙ КАРЦИНОМОЙ ЭРЛИХА ОТ ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ ИЗМЕНЕНИЙ МЕТАБОЛИЗМА ЛИМФОЦИТОВ

14.03.03 – патологическая физиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата биологических наук

Иркутск – 2011

Работа выполнена в Федеральном государственном образовательном
учреждении высшего профессионального образования «Сибирский
федеральный университет» и в Международном научном центре
исследований экстремальных состояний организма при Президиуме
Красноярского научного центра СО РАН

Научный руководитель:

доктор медицинских наук, профессор       Савченко Андрей Анатольевич

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор       Власов Борис Яковлевич

доктор медицинских наук, профессор       Семинский Игорь Жанович

Ведущая организация:

Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего
профессионального образования «Сибирский государственный медицинский
университет» Министерства здравоохранения и социального развития
Российской Федерации (634050, г. Томск, Московский тракт,2).

Защита состоится «15» февраля 2012 в 10.00 часов на заседании
диссертационного совета Д 001.038.02 при Федеральном государственном
бюджетном учреждении «Научный центр проблем здоровья семьи и
репродукции человека» Сибирского отделения Российской академии
медицинских наук по адресу: 664003, г.Иркутск,  ул. Тимирязева,16.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального
государственного бюджетного учреждения «Научный центр проблем
здоровья семьи и репродукции человека» Сибирского отделения Российской
академии медицинских наук.

Автореферат разослан «____» ________________2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор медицинских наук,

профессор                                                 Шолохов Л.Ф.

Актуальность проблемы: Ключевую роль в защите организма от злокачественных новообразований играет иммунная система (Игнатьева Г.А., 1997; Булыгин Г.В. и др., 1998; Тотолян А.А. и др., 2000; Головизнин М.В., 2001; Yao James C. et al., 2007). В этой связи для организма важнейшее значение приобретает функциональное состояние клеток иммунной системы. Между тем, возможность эффективной реализации клетками своих функций тесно связана с состоянием их метаболических систем, поскольку именно адекватное течение биохимических процессов обеспечивает клетки энергией и субстратами, необходимыми для выполнения лежащих перед ней задач. Все модуляторы функциональной активности лимфоцитов, прежде всего, изменяют метаболизм клетки, переключая субстратный поток с одного метаболического пути на другой, влияют на энергетику клетки и синтетические процессы (Комиссарова И.А. и др., 1996; Lau A.C. et al., 2009). Так, известно, что интенсивность внутриклеточного метаболизма по большей мере определяется соотношением энергетических эквивалентов: АТФ/(АДФ+АМФ) и НАДН/НАД+ (Коэн Ф., 1986; Вражец П.В., 1996; Chacinska A. et al., 2009). Поскольку уровень АТФ поддерживается за счет окисления НАДН в дыхательной цепи, можно заключить, что ферментативные системы, использующие в качестве кофермента НАД+, являются основными регуляторами метаболизма в целом (Прохорова, М.И., 1982; Березов Т.Т. и др., 1998; Ситдикова С.М. и др., 2006).

Зная, каким образом изменяется метаболизм лимфоцитов во время развития онкологического заболевания, можно получить принципиальную возможность для разработки способов коррекции метаболизма клеток иммунной системы и оптимизации методов терапии злокачественных новообразований.

Таким образом, актуальным является изучение метаболических изменений, происходящих в клетках иммунной системы в процессе роста опухоли в организме. Решение этой задачи можно проводить с использованием экспериментальной модели опухолевого роста. Так, достаточно универсальной моделью раковой опухоли является перевиваемая мышиная асцитная карцинома Эрлиха (АКЭ), основными характеристиками которой является быстрый рост, злокачественность, отсутствие межклеточной адгезии - опухоль существует в брюшной полости животных в виде суспензии клеток (Эмануэль Н.М., 1977; Ситдикова С.М. и др., 2007; Tanaka H. Et al., 2008). Важным преимуществом этой опухоли по сравнению с солидными опухолями является возможность точного дозирования количества вводимых в организм клеток во время прививки, что позволяет влиять на кинетику опухолевого роста. Ранее были проведены исследования метаболических изменений иммунных клеток организма в процессе роста опухоли при прививке нескольких миллионов клеток АКЭ, в результате чего был выявлен ряд интересных закономерностей. Однако первоначальное введение в организм такого количества клеток приводит к 100 % заболеваемости и смертности животных при быстром развитии раковой опухоли. Такая модель заболевания достаточно далека от обычной ситуации спонтанного возникновения опухоли, когда первоначально в организме образуется небольшое количество опухолевых клеток, и их дальнейшая судьба зависит от реактивности иммунной системы и других сопутствующих условий. В такой ситуации, как известно, злокачественные клетки могут быть полностью элиминированы иммунной системой, и болезнь не разовьется.

Цель работы: Установить закономерности нарушений активности НАД(Ф)-зависимых дегидрогеназ лимфоцитов крови у мышей с асцитной карциномой Эрлиха в процессе роста опухоли в зависимости от исхода заболевания для выявления метаболических предикторов выживаемости и смертности.

Задачи исследования:

  1. Исследовать закономерности кинетики смертности мышей в зависимости от количества вводимых клеток опухоли. Установить количества вводимых клеток, при которых доля выживших животных составляет около 50 %.
  2. Изучить закономерности изменений метаболизма лимфоцитов крови у выживших и погибших мышей при введении различных количеств опухолевых клеток, приводящих к смертности 50 % и менее.
  3. Установить зависимость активности НАД(Ф)-зависимых дегидрогеназ в лимфоцитах крови от продолжительности жизни мышей с АКЭ.
  4. На основании выявленных закономерностей изменений активности ферментов лимфоцитов крови установить метаболические предикторы выживаемости и смертности животных при введении различных количеств опухолевых клеток, приводящих к смертности 50 % и менее.

Научная новизна: Впервые при исследовании кинетики смертности мышей с АКЭ при инокуляции малого количества опухолевых клеток установлено, что при введении 4104 клеток АКЭ на 1 животное смертность составляет 100 %, а продолжительность жизни животных с момента введения клеток опухоли не превышает 24 суток. Доказано, что при инокуляции 1104 клеток на 1 животное смертность мышей составила 43 %, минимальная продолжительность жизни животных составила 23 суток с момента введения клеток, максимальная продолжительность жизни животных с АКЭ составила 91 сут. При инокуляции 4102 клеток АКЭ на 1 животное смертность мышей составила 17 %, минимальная продолжительность жизни животных составила 44 суток с момента введения клеток, максимальная продолжительность жизни животных с АКЭ составила 97 сут.

Получены новые данные о патогенетических механизмах роста опухоли у мышей. К закономерностям нарушений активности НАД(Ф)-зависимых дегидрогеназ в лимфоцитах мышей с АКЭ после инокуляции 1104 и 4102 клеток, у которых развитие заболевания не было зафиксировано, относится низкая активность НАДИЦДГ и НАДНМДГ и высокая активность анаэробной реакции ЛДГ до инокуляции клеток опухоли, происходит активация ферментов, участвующих в митохондриальном транспорте НАДН - НАДМДГ и Г3ФДГ. При гибели животного в течение короткого времени после инокуляции клеток опухоли в количестве 1104 клеток на животное, наблюдается активация ферментов ПФП, АОС, митохондриального транспорта, а также белкового анаболизма. Для мышей, у которых наблюдается более длительное развитие заболевания, характерно снижение активности многих пластических процессов (ПФП, синтез белков), а также катаболизма липидов. Для всех погибших мышей после инокуляции клеток опухоли в количестве 4102 клеток на 1 животное характерна низкая активность ПФП и высокая активность аэробных путей получения энергии. При быстром развитии заболевания наблюдается низкая активность анаэробных процессов, митохондриального транспорта, а также реакций белкового обмена. При более длительном развитии заболевания повышается активность ферментов АОС и анаэробного гликолиза.

Впервые установлены метаболические механизмы, лежащие в основе исхода роста опухоли (предикторы выживаемости и смертности) в организме животных. Предикторами выживаемости являются низкая активность ферментов малат-аспартатного шунта и ЦТК, а также высокая активность процессов переаминирования и ферментов, перенаправляющих поток субстратов с обмена белков на энергетический обмен.

Практическая значимость: Полученные результаты расширяют представление о зависимости кинетики смертности животных от количества инокулируемых при индукции опухоли клетками АКЭ. Дают представление о метаболических изменениях лимфоцитов, возникающих в ответ на введение малого количества клеток АКЭ у мышей с развившейся опухолью и у мышей, у которых развитие опухоли не произошло. Выявленные закономерности метаболических изменений в лимфоцитах в динамике опухолевого роста создают основу для разработки методов прогнозирования исхода заболевания и оптимизации путей коррекции патологических состояний организма, вызванных развитием опухоли.

Основные положения диссертации используются в учебном процессе на кафедре медицинской биологии Сибирского федерального университета, а также в научно-исследовательской работе, проводимой на базе Международного научного центра исследования экстремальных состояний организма при Президиуме КНЦ СО РАН.

Работа выполнена при поддержке Красноярского краевого фонда науки (гранты 12F986C, 13G068, 14G088, 16G124).

Положения, выносимые на защиту:

1. Кинетика смертности при введении опухолевых клеток в количестве от 3х106 до 4х102 характеризуется снижением уровня смертности и увеличением общей продолжительности жизни животного.

2. Закономерные изменения в уровнях активности ферментов лимфоцитов после инокуляции клеток АКЭ для выживших мышей являются повышение активности НАДНМДГ и Г3ФДГ, снижение интенсивности субстратного потока ЦТК и активности НАД(Ф)-зависимой ГДГ. Для погибших животных характерными особенностями метаболизма являются высокий уровень субстратного потока по ЦТК и повышение активности анаэробной реакции ЛДГ.

3. Закономерные изменения в активности Г6ФДГ, НАДФМДГ, анаэробной реакции ЛДГ, НАДМДГ, НАДНМДГ и Г3ФДГ лимфоцитов крови погибших мышей при введении клеток АКЭ определяют длительность развития заболевания.

4. Низкая активность ферментов малат-аспартатного шунта и ЦТК, а также высокая активность НАД- и НАДФ-зависимых ГДГ, являются предикторами выживаемости лабораторных животных в модели роста опухоли при малых дозах инокулируемых клеток АКЭ.

Апробация материалов диссертации: Основные положения доложены и обсуждены на XI международном симпозиуме «Гомеостаз и экстремальные состояния организма» (Красноярск, 2003); ХI Всероссийской научной конференции «Экология и проблемы защиты окружающей среды» (Красноярск, 2004); 68-ой Всероссийской итоговой научно-практической конференции, посвященной 205-летию проф. Гливенко Н.Ю. (Красноярск, 2004); на Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Метаболические механизмы иммунореактивности» (Красноярск, 2004); заседании Красноярского отделения Российского физиологического общества им. И.П. Павлова при РАН (Красноярск 2003, 2004, 2005); на V Сибирском физиологическом съезде (Томск, 2005); на I Съезде физиологов СНГ, Сочи, Дагомыс, 2005 г.; на Межрегиональной научно-практической конференции “Объединение субъектов Российской Федерации и проблемы природопользования в Приенисейской Сибири”, Красноярск, 2005 г.; на XIII Международном симпозиуме “Сложные системы в экстремальных условиях”, Красноярск, 2006 г.; на семинарах Международного научного центра исследований экстремальных состояний организма при Президиуме Красноярского научного центра СО РАН, Красноярск, 2004, 2005, 2008 гг., на ХХ Съезде физиологического общества им. И.П.Павлова при РАН, Москва, 2007 г.; на XIII Международном симпозиуме “Сложные системы в экстремальных условиях”, Саяны, 2008 г.; на Международной конференции «Идентификация систем и задачи управления» SICPRO`08. Москва, 28-31 января 2008 г.; на Всероссийском симпозиуме с международным участием «Сложные системы в экстремальных условиях» Красноярск, 16-21 августа 2010г.

Публикации: Основные положения диссертации опубликованы в 25 печатных работах, из которых 7 – в ведущих рецензируемых журналах.

Объем и структура диссертации: Диссертация изложена на 161 страницах машинописного текста, состоит из введения, обзора литературы, описания методов исследования, 4 глав собственных исследований и обсуждения полученных результатов, выводов и списка литературы. Работа иллюстрирована 8 таблицами и 44 рисунками и 2 схемами, список литературы включает 167 библиографических изданий (77 отечественных и 90 иностранных).

Материалы и методы исследования: В работе использовались мыши ICR в равном соотношении полов, полученные в питомнике ГНЦ ВБ «ВЕКТОР» (п. Кольцово Новосибирской области), с массой тела 20–25 г в возрасте 2,0–2,5 мес., содержащиеся в стандартных условиях вивария. Для изучения кинетики смертности мышей в зависимости от вводимого количества клеток АКЭ осуществляли инокуляцию опухолевых клеток в брюшную полость животных в количестве 3х106, 4х104, 6х103, 4х103, 2х103, 1х103 клеток на одно животное в 0,2 мл 0,9% NaCl. В течение эксперимента мыши, которым вводилась АКЭ в концентрации 1х104 клеток на животное были разделены на 5 групп: мыши, которые выжили в ходе эксперимента, мыши, которые умерли в течение 45 сут после инокуляции опухоли, мыши, которые умерли с 45 по 60 дни после инокуляции АКЭ, мыши, которые умерли с 60 по 70 дни после инокуляции и мыши, умершие с 70 по 100 дни эксперимента. Мыши, которым вводилась АКЭ в концентрации 4х102 клеток на животное, были разделены на 4 группы: мыши, которые выжили в ходе эксперимента, мыши, которые умерли с 45 по 60 дни после инокуляции АКЭ, мыши, которые умерли с 60 по 70 дни после инокуляции и мыши, умершие с 70 по 100 дни эксперимента. Биолюминесцентным методом определяли активность глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы (Г6ФДГ), глицерол-3-фосфатдегидрогеназы (Г3ФДГ), лактатдегидрогеназы (ЛДГ), малатдегидрогеназы (МДГ), малик-фермента - НАДФ-зависимой малатдегидрогеназы (НАДФМДГ), НАДФ-зависимой глутамататдегидрогеназы (НАДФГДГ), НАД-зависимой глутамататдегидрогеназы (НАДГДГ), НАД-зависимой изоцитратдегидрогеназы (ИЦДГ), НАДФ-зависимой изоцитратдегидрогеназы (НАДФИЦДГ), глутатионредуктазы (ГР). Уровни ЛДГ, МДГ, НАДФГДГ и НАДГДГ определяли как по восстановлению НАД(Ф) до НАД(Ф)Н, так и по окислению НАД(Ф)Н до НАД(Ф) в различных временных точках каждой группы животных.

Описание выборки производили с помощью подсчета медианы (Ме) и интерквартального размаха в виде 25 и 75 процентилей (С25 и С75). Достоверность различий между показателями независимых выборок оценивали по непараметрическому критерию Манна-Уитни. Достоверность различий между показателями зависимых выборок определяли по U критерию Вилкоксона. Для исследования силы взаимосвязей показателей вычислялся коэффициент ранговой корреляции по Спирмену (Лакин Г.Ф., 1980). Для решения задач системного анализа применяли один из методов нейросетевого моделирования – нейросетевой классификатор (Горбань А.Н., 1990; Россиев Д.А., 1996).

Результаты исследования и их обсуждение:

На рис. 1 представлены данные по кинетике смертности животных при введении 1104 и 4102 клеток АКЭ.

Рис 1. Кинетическая кривая смертности мышей при введении 1104 (а) и 4102 (б) клеток АКЭ.

Установлено, что с развитием опухоли в лимфоцитах происходит значительное изменение интенсивности метаболических процессов и создаются условия для перераспределения субстратных потоков. При этом динамика метаболических изменений, происходящих в лимфоцитах мышей, которым вводились клетки АКЭ в количестве 1104 клеток на одно животное, во многом повторила обнаруженные изменения в группе животных, которым вводилось 4102 клеток на одно животное. Снижение количества инокулируемых клеток АКЭ отразилось в сглаженном характере изменений, отсутствии резких повышений и понижений активности ферментов.

Г3ФДГ катализирует превращение Г3Ф, предшественника ТАГ, в ДОАФ, тем самым, вовлекая его в гликолиз, данные по активности этого фермента позволяют определить характер взаимоотношений между липидным и энергетическим обменом. Неизменность активности Г3ФДГ у выживших в ходе эксперимента мышей является свидетельством того, что перераспределения субстратов между энергетическим и пластическим направлениями обмена в клетке не происходит (Meja-Toiber J. et al., 2006). Для животных, гибель которых наступает в течение первых 45 сут эксперимента, характерна активация Г3ФДГ. У мышей, чья гибель наступила с 45 по 60 сут эксперимента, наблюдается снижение активности работы глицерофосфатного шунта через 30 сут после инокуляции опухоли. Основываясь на данных литературы можно также сделать вывод, что снижение активности Г3ФДГ определяется необходимостью создания условий для активизации липидного синтеза с целью восстановления поврежденных, действием экстремального фактора, липидных компонентов клеточных мембран (Борисова Л.Б., 1994; Tapley T.L. et al., 2007) (рис. 2).

Дальнейшая интенсификация дополнительного входа НАДН в митохондрии происходит на фоне активизации опухолевого роста. Характерная кинетика изменений активности Г3ФДГ наблюдается у мышей, погибших в период с 60 по 70 сут после введения клеток опухоли. В течение первых 30 сут после инокуляции клеток АКЭ интенсивность глицерофосфатного транспортного механизма повышается у них более чем в 2 раза. Это может быть связано с реакцией метаболизма на увеличение содержания восстановленного НАД+ в цитоплазме лимфоцитов, который образуется в результате работы гликолитического пути. Несмотря на резкое снижение активности НАДЛДГ и НАДНЛДГ, необходимо, чтобы наработанный пул восстановленного кофермента был переведен в митохондрии для включения его в дыхательную цепь. Дальнейшее снижение активности фермента, по-видимому, отражает истощение пула цитоплазматического НАДН на фоне низкой интенсивности работы гликолиза. Для выживших животных повышение активности НАДЛДГ после прививки опухоли, по-видимому, связано с интенсификацией потока субстратов на пути, ведущие к получению большого количества энергии.

Г3ФДГ

НАДЛДГ

НАДМДГ

НАДИЦДГ

НАДНЛДГ

НАДНМДГ

Рис. 2. Активность НАД-зависимых дегидрогеназ лимфоцитов выживших мышей с АКЭ в динамике роста опухоли.

Примечание: По оси абсцисс – время после инокуляции (1 – до инокуляции,
2 – 30 сут после инокуляции, 3 – 45 сут, 4 – 60 сут, 5 – 70 сут,
6 – 100 сут); По оси ординат – активность ферментов в мкЕ/104 клеток; Указана достоверность различий относительно интактных мышей:                * - р<0,05; ** р<0,01; *** - р<0,001

Для группы выживших животных характерно повышение активности аэробной ЛДГ на 70 сут эксперимента. Такая картина обусловливает смещение равновесия между лактатом и пируватом в сторону увеличения концентрации последнего. Поскольку пируват является предшественником ацетил-КоА, первичного субстрата ЦТК, повышение его концентрации вызовет и повышение интенсивности общего субстратного потока в этом цикле. В пользу этого утверждения свидетельствует и изменение реакции анаэробного гликолиза - НАДНЛДГ, активность которой повышается в этот период. И хотя сам путь гликолиза имеет низкий энергетический выход, субстраты его в дальнейшем способны обеспечить организм необходимой энергией.

Для мышей, умерших с 70 по 100 сут эксперимента, характерны колебания активности как НАДЛДГ, так и НАДНЛДГ на 30 и 45 сут после инокуляции клеток АКЭ. Недостаточность процессов гликолиза к моменту гибели животного ведет к падению активности аэробных процессов. В этом случае приоритет переходит к анаэробным реакциям гликолиза. Однако максимальная активность гликолиза к моменту гибели мыши, по-видимому, не способна обеспечить клетку достаточным количеством энергии. После инокуляции опухолевых клеток интенсивность анаэробной реакции ЛДГ падает практически до минимальных значений, и остается таковой практически до конца эксперимента. Перераспределение потока субстратов между анаэробным и аэробным путями получения энергии подтверждает факт снижения значимости гликолиза во время развития опухоли.

Для животных, погибших с 45 по 70 сут, алгоритм изменений активности несколько иной. Так, повышение активности НАДНЛДГ свидетельствует о непрерывном повышении значимости ЦТК для энергетического метаболизма клеток. С другой стороны, могут возникать условия для снижения активности гликолиза после инокуляции клеток опухоли и колебания активности анаэробной реакции ЛДГ которые не могут компенсировать увеличивающуюся потребность клетки в энергии к моменту гибели организма. Если гибель наступает с 30 по 60 сут после введения клеток опухоли, по-видимому, имеет место усиление перенаправления потока субстратов с гликолиза на другие метаболические пути клетки. Это отражается, с одной стороны, в активировании аэробной реакции ЛДГ, увеличивающей пул внутриклеточного пирувата с дальнейшим входом его через ПДГК в ЦТК, с другой стороны – в минимальной активности анаэробной реакции ЛДГ. Снижение активности гликолиза позволяет перенаправить субстраты для синтетических процессов.

Для транспорта энергетических эквивалентов из цитоплазмы клетки в митохондрии существуют различные пути. Одним из них является малат-аспартатный шунт, с помощью которого цитоплазматический НАДН включается в дыхательную цепь, что позволяет получить 3 молекулы АТФ от окисления 1 молекулы НАДН, вошедшей в митохондрию. Поэтому для клетки данный путь более выгоден, чем глицерофосфатный шунт, так как в результате его работы после включения НАДН в дыхательную цепь общий энергетический выход составляет 2 молекулы АТФ на 1 молекулу вошедшего в митохондрию НАДН (Березов Т.Т. и др., 1998; Кнорре Д.Г. и др, 1998).        

В норме малат-аспартатный шунт является приоритетным в отношение транспорта восстановленного НАД+ из цитоплазмы в митохондрии. Функционирование описываемого механизма происходит при участии НАДНМДГ в цитоплазме и НАДМДГ в митохондрии. Фактически это одна обратимая реакция, которую катализирует фермент - МДГ, однако, только в цитоплазматическом компартменте она способна протекать от оксалоацетата к малату. В митохондрии особые условия функционирования МДГ, а именно участие данного фермента в ЦТК, обуславливающее непрерывное расходование субстрата реакции, позволяют протекать данной реакции только по направлению превращения малата в оксалоацетат. Таким образом, оценить общую скорость потока цитоплазматического НАДН (для малат-аспартатного шунта) в митохондрию можно по изменению активности НАДНМДГ.

Как показали наши исследования, для лимфоцитов выживших мышей характерны колебания НАДНМДГ. После инокуляции клеток АКЭ как следствие ингибирования анаэробного гликолиза снижается внутрицитоплазматический пул НАДН. Снижение интенсивности малат-аспартатного челночного механизма в данный период происходит совместно с ингибированием глицерофосфатного шунта. С активизацией гликолитического метаболона создаются условия для наработки цитоплазматического НАДН вплоть до 60 сут эксперимента. Кроме того, интенсифицируются процессы транспорта НАДН в митохондрии. Однако, несмотря на последующее падение интенсивности гликолиза, снижение активности малат-аспартатного шунта не происходит. Более того, наблюдается еще более значимое повышение активности НАДНМДГ. К 100 сут интенсивность шунта падает.

Падение интенсивности транспорта НАДН из цитоплазмы в митохондрии через 30 сут после инокуляции клеток опухоли, протекающее на фоне снижения активности гликолиза характерно и для мышей, погибших с 30 по 100 сут после введения клеток опухоли. Дальнейшая активация гликолиза на 45 сут проходит на фоне повышения интенсивности челночных механизмов для животных, погибших с 45 по 100 сут эксперимента.

Как следует из полученных данных, рост АКЭ характеризуется колебаниями активности НАДИЦДГ лимфоцитов у выживших после инокуляции клеток опухоли мышей. Реакция, катализируемая данным ферментом, наряду с цитратсинтазной реакцией, является одной из наиболее медленных в ЦТК и может лимитировать общую скорость потока метаболитов через цикл (Березов Т.Т. и др., 1998; Прохорова М.И., 1982). Следовательно, в результате пусть даже небольшого изменения активности НАДИЦДГ может меняться скорость прохождения субстратов через ЦТК, по крайней мере, на данном участке.

Снижение активности НАДИЦДГ после инокуляции клеток АКЭ свидетельствует о замедлении потока субстратов через цикл в целом. Активность НАДМДГ – еще одного фермента цикла Кребса, в данный период, напротив, повышается. НАДИЦДГ является лимитирующим ферментом ЦТК., помимо выполняемой функции в ЦТК, Реакция, катализируемая НАДМДГ входит в ЦТК, а также является частью малат-аспартатного транспортного механизма, по которому НАДН из цитоплазмы попадает в митохондрии. По активизации данной реакции можно сделать вывод о том, что данный период характеризуется интенсификацией входа субстратов в митохондрию. В дальнейшем, на 45 сутки эксперимента, наблюдается активизация НАДИЦДГ с последующим падением на 60 сут эксперимента. На фоне падения активности НАДИЦДГ активизируется малат-аспартатный шунт, причем активность повышается как в цитозоле, так и на этапе в митохондриях. Высокая активность НАДМДГ наблюдается на 70 сут эксперимента, параллельно с повышением активности НАДИЦДГ. К окончанию эксперимента активности рассматриваемых реакций падают до значений, наблюдаемых у животных до введения клеток АКЭ.

Для животных, погибших до 45 суток эксперимента, характерно повышение активности НАДМДГ. Рассматривая постоянную активность НАДИЦДГ, можно предположить, что интенсивность ЦТК в целом за данный период не меняется. Интенсификация НАДМДГ характеризует увеличение потока цитоплазматических субстратов в митохондрии. Иная картина наблюдается у мышей, погибших с 45 по 60 сут после введения клеток опухоли. НАДМДГ на протяжении всего исследуемого периода до гибели животного не проявляет значимых изменений, в то время как НАДИЦДГ к 45 сут после инокуляции АКЭ проявляет максимальную наблюдаемую в эксперименте активность. Изменения активности рассматриваемых реакций у животных, погибших в период с 60 по 70 сутки после инокуляции опухоли разнонаправленны – на повышение активности НАДМДГ приходится спад НАДИЦДГ и наоборот. Значительные изменения активности НАДИЦДГ зафиксированы в лимфоцитах мышей, погибших с 70 по 100 сут эксперимента. Изначально высокий уровень активности через месяц после введения клеток АКЭ падает практически до нулевых значений, после чего за 15 сут восстанавливается до значений, наблюдаемых у интактных животных.

Г6ФДГ является инициирующим ферментом ПФП и участвует в перераспределении части глюкозы с энергетических нужд клетки на пластические процессы. После появления в организме опухолевых клеток наблюдается снижение активности Г6ФДГ. Как следствие, замедление работы ПФП может уменьшать способность клетки к синтезу как нуклеозидов и мононуклеотидов и влиять на биосинтетические процессы в целом, что связано с недостатком НАДФН. В то же время, снижение интенсивности работы ПФП, может приводить к увеличению концентрации энергетических эквивалентов в лимфоцитах за счет усиления субстратного потока по гликолитическому пути. Следовательно, это может приводить к перераспределению потока глюкозы в лимфоцитах. С 30 по 45 сут после введения клеток АКЭ повышается интенсивность Г6ФДГ. В процессе опухолевой прогрессии, клетки иммунной системы подвержены влиянию факторов, сопутствующих росту опухоли. Это приводит к необходимости развития адаптационных реакций клеток, которые могут включать усиление продукции НАДФН и, возможно, усиление синтеза нуклеотидов (связанной с экспрессией генов либо репарацией нуклеиновых кислот), углеводный компонент для которого поставляет ПФП. При снижении негативных воздействий активность Г6ФДГ снижается, а субстраты получают возможность использоваться для энергетических нужд (рис. 3). Такая ситуация продолжается до терминальной стадии, когда появляется необходимость детоксикации продуктов распада опухоли и необходимость интенсифицировать процессы антиоксидантной защиты лимфоцита. К моменту гибели животного повышается активность Г6ФДГ. Поскольку в результате деятельности этого фермента образуется НАДФН, необходимый для регенерации восстановленного глутатиона – важного эндогенного антиоксиданта, возрастание активности Г6ФДГ можно рассматривать как элемент адаптационной реакции клетки. Это утверждение полностью согласуется и с современными данными литературы, в которых представлено увеличение активности Г6ФДГ при ряде экстремальных воздействий, коррелирующее с повышением в клетке концентрации НАДФН и восстановленного глутатиона (DeNardo D.G. et al., 2009; Yuan H. et al., 2009).

Если гибель животного наступает в течение 45 суток после инокуляции АКЭ, то наблюдается интенсификация ПФП. Если же после инокуляции клеток опухоли до гибели животного проходит 45 или 60 сут, то сценарий изменения активности Г6ФДГ похож на таковой у выживших мышей. Однако для животных, погибших в течение двух месяцев эксперимента, к 45 сут характерно значительное повышение активности Г6ФДГ. Для мышей, погибших с 60 по 100 сут после введения клеток опухоли, характерно непрерывное снижение потоков субстратов через ПФП и перенаправление их на пути получения энергии, и только к моменту гибели наблюдается незначительная интенсификация Г6ФДГ.

НАДФМДГ

НАДФИЦДГ

ГР

Г6ФДГ

Рис. 3. Активность НАДФ-зависимых дегидрогеназ лимфоцитов выживших мышей с АКЭ в динамике роста опухоли.

Примечание: см. рис. 2.

Сходную с Г6ФДГ роль поставщика НАДФН выполняет и другой цитоплазматический фермент НАДФМДГ (Тюкавкин Н.А., 1985). Говоря о возможных причинах изменения активности НАДФМДГ, можно привести литературные данные, которые свидетельствуют, что активность фермента может меняться в силу двух обстоятельств. Так, существуют сведения, что НАДФМДГ, по сравнению с другими НАД(Ф)-зависимыми дегидрогеназами, обладает повышенной чувствительностью к действию АФК, которые оказывают на этот фермент ингибирующий эффект (Cho H.Y. et al., 2006). Кроме того, данные литературы свидетельствуют, что важным активатором экспрессии генов НАДФМДГ является инсулин (Oates A. et al., 2009), секреция которого повышается при дефиците глюкозы в крови. У выживших мышей активность НАДФМДГ остается постоянной на протяжении практически всего исследуемого периода роста опухоли, за исключением повышения на 30 и 70 сутки эксперимента. У мышей, погибших с 60 по 70 сутки после введения клеток АКЭ, обнаруживается повышение активности на 30 сут. Характерные изменения активности НАДФМДГ наблюдаются у мышей, погибших во временном интервале с 70 по 100 сут эксперимента. Недостаточная чувствительность ферментативной реакции в группе мышей, погибших во временном интервале с 70 по 100 сут эксперимента, сохраняется до 60 сут. После этого происходит резкий скачок активности.

При снижении интенсивности субстратного потока и недостатке водорода в митохондриях, НАДФИЦДГ может включаться в ЦТК в качестве вспомогательного фермента, катализирующего образование α-КГ (Березов Т.Т. и др., 1998; Кнорре Д.Г. и др, 1998). Следовательно, снижение активности НАДФИЦДГ также имеет неблагоприятные последствия для скорости субстратного потока по ЦТК.

У выживших мышей сразу после инокуляции опухолевых клеток активность НАДФИЦДГ начинает повышаться вплоть до 30 сут эксперимента. На фоне снижения активности НАДИЦДГ поток субстратов через данную реакцию цикла будет снижаться, однако в целом потребность в функционировании цикла Кребса остается высокой, что подтверждается повышением активности НАДМДГ и увеличением потока субстратов из цитоплазмы в митохондрию, в том числе и в ЦТК. Таким образом, избыток субстрата в цикле может проходить в обход основной реакции, препятствуя накоплению изоцитрата в митохондриях. На 45 сутки, параллельно с активизацией НАДИЦДГ, активность НАДФИЦДГ падает. По-видимому, условия для прохождения субстратов непосредственно через цикл восстанавливаются, и потребность в компенсационных путях исчезает. Второе повышение активности фермента обнаруживается на 70 сут после инокуляции клеток АКЭ. В данном случае, оно совпадает с активизацией как НАДИЦДГ, так и МДГ.

Для животных, погибших в течение 30 - 45 сут после введения клеток опухоли, характерно повышение активности НАДФИЦДГ на 30 сут. Это происходит на фоне повышения активности НАДМДГ и неизменности НАДИЦДГ. У мышей, погибших с 45 до 60 сут эксперимента, повышается активность НАДФИЦДГ, и снижается активность НАДИЦДГ на 30 сут после инокуляции опухоли. К моменту гибели лабораторных животных активность НАДФИЦДГ падает. Активность НАДФИЦДГ у мышей, которые погибли с 60 до 70 сут эксперимента, подвержена колебаниям, сходным с изменениями активности НАД-зависимого фермента.

Для животных, погибших после 70 сут с момента введения АКЭ, характерны значительные изменения активности НАДФИЦДГ. Изначально высокая активность фермента после появления в организме опухолевых клеток значительно снижается на 30 сут эксперимента. Уровень, до которого падает активность фермента, сохраняется в течение 15 сут, после чего активность начинает постепенно возрастать вплоть до смерти животного. Данные изменения происходят независимо от изменений интенсивности других рассматриваемых реакций ЦТК.

Обнаружено, что у выживших мышей, активность НАДГДГ и НАДФНГДГ изменяется сходным образом на протяжении всего рассматриваемого периода (рис. 3), также, как и активность НАДНГДГ и НАДФГДГ. Снижение активности НАДГДГ и НАДФНГДГ к 45 сут эксперимента в группе выживших мышей отражает падение интенсивности белкового катаболизма, а также приводит к снижению образованию -кетоглутарата и, как следствия, вероятности включения данного субстрата в энергетические пути клетки. Дальнейшая активизация рассматриваемых процессов приходится на фазу логарифмического роста. Максимум активности приходится на 70 сут после инокуляции клеток опухоли. Кроме того, максимальная активность наблюдается у НАДН- и НАДФГДГ. Таким образом, можно предположить, что для 70 сут эксперимента характерна максимальная мобильность субстратов между белковым обменом и ЦТК.

В группе мышей, погибших до 45 сут после введения опухоли, активизация НАДГДГ проходит на фоне падения активности НАДФНГДГ и НАДНГДГ и неизменности активности НАДФГДГ. Для животных, погибших с 45 по 60 сут, повышение активности НАДГДГ к моменту гибели сопровождается падением активности НАДФНГДГ и НАДНГДГ, тогда как активность НАДФГДГ также повышается на 45 сут эксперимента. Вероятно, это связано с нехваткой энергии и, как следствие, дефицитом восстановленных никотинамидных коферментов в лимфоцитах крови мышей. Снижение интенсивности белкового метаболизма до 45 сут обнаруживается в группе животных, погибших с 60 по 70 сут после введения клеток АКЭ. Противоположные изменения активности НАДГДГ и НАДФГДГ могут наблюдаться вследствие нехватки кофакторов для них. Это же, в свою очередь, может быть следствием низкой активности ПФП и других реакций, поставляющих данные коэнзимы в метаболизм, что соответствует нашим данным.

Как известно, ГР катализирует регенерацию глутатиона, важного эндогенного антиоксиданта (Oates A. et al., 2009; Yuan H. et al., 2009). Очевидно, что снижение активности этого фермента снижает способность клетки противостоять процессам свободнорадикального окисления биомакромолекул, развивающихся в результате экстремального воздействия.

Исходя из полученных нами данных, в группе выживших мышей активность ГР снижается к 45 сут после инокуляции клеток АКЭ, затем наблюдается рост до 60 сут.

НАДФГДГ

НАДГДГ

НАДНГДГ

НАДФНГДГ

Рис. 4. Активность НАД- и НАДФ-зависимых ГДГ лимфоцитов выживших мышей с АКЭ в динамике роста опухоли.

Примечание: см. рис. 2.

В дальнейшем активность ГР вновь падает на 70 сут и возвращается к окончанию эксперимента практически до значений, наблюдаемых у интактных мышей. Понижение активности ГР к 45 сут после инокуляции клеток АКЭ в группе выживших мышей, с одной стороны может вызываться, недостатком кофактора для данного фермента, с другой – отражает снижение антиоксидантной защиты клеток иммунной системы.

У погибших мышей изменения активности ГР в процессе развития заболевания и роста опухоли проходят по двум сценариям. В первом случае к моменту гибели животного активность многих метаболических путей, в том числе и ГР, максимальны. Такие изменения наблюдаются у мышей, погибших до 45 сут, а также с 60 по 70 сут после инокуляции клеток опухоли. По другому сценарию к 30 сут после введения АКЭ также наблюдается рост активности ГР, после чего интенсивность окисления восстановленного глутатиона падает. К моменту гибели активность ГР максимальна, что отражает максимальное напряжение АОС. У мышей, погибших с 45 по 60, а также с 70 по 100 сут эксперимента наблюдается снижение активности ГР.

4*102 клеток/животное                                104 клеток/животное

Рис.5. Значимость НАД(Ф)-зависимых дегидрогеназ лимфоцитов мышей в модели нейросетевого классифитакора различий между выжившими и погибшими животными.

Примечание: По оси абсцисс – информативность показателей, о.е.

Для выживших в ходе эксперимента мышей, можно выделить несколько периодов метаболического ответа на развитие опухоли в организме. После попадания опухолевых клеток в организм происходит некоторое снижение активности аэробных процессов. Приоритет в получении энергии передается анаэробному гликолизу. Постепенное падение катаболизма проходит на фоне ускорения входа субстратов в митохондрии. Изменения проявляются в период 45 сут эксперимента. Активация липолиза, ПФП и ЦТК отражает адаптационные изменения, происходящие в лимфоцитах крови. Значительная активизация на 70 сутки эксперимента митохондриального транспорта вместе с высокой активностью аэробных процессов обеспечивают клетке высокий энергетический статус, который дополнительно обеспечивается высоким уровнем переаминирования и интенсификацией антиоксидантной системы. К 100 сут активность многих ферментов снижается до минимальных значений.

На основе результатов нейросетевого анализа можно предположить, что для выживаемости животных после введения клеток опухоли большое значение имеют анаэробные процессы (НАДНЛДГ) и антиоксидантная защита клетки (ГР), тогда как активность путей аэробного получения энергии (НАДИЦДГ) и катаболизма макромолекул (НАДГДГ и Г3ФДГ) признана программой менее информативной. В то же время, при увеличении количества вводимых клеток опухоли повышается информативность активности ферментов транспорта субстратов из цитоплазмы в митохондрии (НАДМДГ, НАДНМДГ, НАДФМДГ) и снижается информативность активности ферментов, участвующих в метаболизме макромолекул (Г6ФДГ, НАДНГДГ, НАДФГДГ и НАДФНГДГ).

На основе данных нейросетевого анализа (рис. 5) можно предположить, что для выживаемости животных после введения клеток опухоли большое значение имеют анаэробные процессы (НАДНЛДГ) и антиоксидантная защита клетки (ГР), тогда как активность путей аэробного получения энергии (НАДИЦДГ) и катаболизма макромолекул (НАДГДГ и Г3ФДГ) признана программой менее информативной. В то же время, при увеличении количества вводимых клеток опухоли повышается информативность активности ферментов транспорта субстратов из цитоплазмы в митохондрии (НАДМДГ, НАДНМДГ, НАДФМДГ) и снижается информативность активности ферментов, участвующих в метаболизме макромолекул (Г6ФДГ, НАДНГДГ, НАДФГДГ и НАДФНГДГ).

На основании вышеизложенного можно предложить следующую патогенетическую схему (рис. 6).

ВЫВОДЫ

  1. При введении опухолевых клеток в количестве от 3х106 до 4х102 наблюдается снижение уровня смертности от 100 % до 17 %. При инокуляции 3106 клеток АКЭ на животное максимальная продолжительность составляет 24 сут. При инокуляции 4102 клеток АКЭ на животное минимальная продолжительность жизни составляет 44 сут. Уровень смертности в 43 % достигается при инокуляции 1104 клеток АКЭ на 1 животное с минимальной продолжительностью жизни 23 сут.
  2. После инокуляции как 1104, так и 4102 клеток АКЭ на 1 животное для выживших мышей характерно повышение активности НАДНМДГ и Г3ФДГ, снижение интенсивности субстратного потока ЦТК и активности ферментов переаминирования. Активность ферментов АОС не изменяется. Характерными особенностями метаболизма лимфоцитов для погибших животных являются высокий уровень субстратного потока по ЦТК и повышение активности анаэробной реакции ЛДГ. Активность НАДНМДГ и Г3ФДГ снижается или сохраняется на исходном уровне. Активность ферментов АОС изменяется разнонаправленно.
  3. Закономерными изменениями метаболических процессов лимфоцитов мышей при введении 1104 клеток АКЭ на 1 животное с длительным развитием заболевания является снижение активности пластических процессов (ПФП, синтез белков), а также катаболизма липидов. При быстром развитии заболевания после инокуляции клеток опухоли в количестве 4102 клеток на 1 животное закономерными изменениями метаболизма лимфоцитов являются низкая активность анаэробных процессов, митохондриального транспорта, а также реакций переаминирования. При длительном развитии заболевания повышается активность ферментов АОС и анаэробного гликолиза.
  4. Предикторами выживаемости мышей после инокуляции клеток опухоли, приводящих к смертности 50 % и менее, являются низкая активность ферментов малат-аспартатного шунта и ЦТК, а также высокая активность процессов переаминирования и ферментов, перенаправляющих поток субстратов с обмена белков на энергетический обмен.

СПИСОК НАУЧНЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи, опубликованные в рецензируемых научных журналах

  1. Инжеваткин Е.В. Особенности метаболизма лимфоцитов мышей с асцитной карциномой Эрлиха в динамике роста опухоли / Е.В. Инжеваткин, Е.Ю. Фоменко, Е.В. Слепов, А.А. Савченко // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины.-2004.-Т. 138, № 11.-С.563-566.
  2. Фоменко Е.Ю. Особенности метаболизма клеток асцитной карциномы Эрлиха у мышей в динамике роста опухоли / Е.Ю.Фоменко, Е.В.Инжеваткин, Е.В.Слепов, А.А.Савченко // Вестник Красноярского государственного университета. Естественные науки. -2005.-№ 5.-С.261-263.
  3. Фоменко Е.Ю. Биолюминесцентный метод определения концентраций метаболических субстратов и кофакторов в лимфоцитах / Е.Ю. Фоменко, Е.В. Слепов, Е.В. Инжеваткин, А.А. Савченко // Биомедицинская химия.-2006. - Т.52, Вып. 5. - С. 507-510.
  4. Инжеваткин Е.В. Метаболические изменения лимфоцитов и опухолевых клеток у мышей с асцитной карциномой Эрлиха в динамике роста опухоли / Е.В.Инжеваткин, Е.Ю.Фоменко, Е.В.Слепов, А.А.Савченко // Известия РАН, Серия Биологическая.-2007.-№ 3.-С. 376-380.
  5. Инжеваткин Е.В. Пороговые эффекты в управлении популяционной динамикой раковых клеток в организме / Е.В.Инжеваткин, В.А.Неговорова, А.А.Савченко, В.А.Слепков, Е.В.Слепов, В.Г.Суховольский, Р.Г.Хлебопрос // Проблемы управления.-2008.-№ 5.-С. 73-79.

Научные труды, опубликованные в иных изданиях

  1. Фоменко Е.Ю. Метаболические изменения в опухолевых клетках у мышей с асцитной карциномой Эрлиха / Е.Ю.Фоменко, Е.В.Слепов, Е.В.Инжеваткин, А.А.Савченко // Гомеостаз и экстремальные состояния организма: тезисы докладов XI международного симпозиума. – Красноярск.-2003.-С.155-156.
  2. Слепов Е.В. Изменения метаболизма лимфоцитов при развитии асцитной карциномы Эрлиха у мышей / Е.В.Слепов, Е.Ю.Фоменко, Е.В.Инжеваткин, А.А.Савченко // Гомеостаз и экстремальные состояния организма: тезисы докладов XI международного симпозиума. - Красноярск.-2003.-С.127-128.
  3. Слепов Е.В. Особенности метаболизма лимфоцитов крови в процессе канцерогенеза/ Е.В.Слепов, Е.Ю.Фоменко, А.А.Савченко, Е.В.Инжеваткин // Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Дни иммунологии в Красноярском крае».-Красноярск.-2004.-С.151-154.
  4. Фоменко Е.Ю. Особенности метаболизма лимфоцитов мышей с асцитной карциномой Эрлиха в динамике роста опухоли / Е.Ю.Фоменко, Е.В.Слепов, Е.В.Инжеваткин, А.А.Савченко // Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Дни иммунологии в Красноярском крае».-Красноярск.-2004.-С.154-156.
  5. Слепов Е.В. Метаболизм лимфоцитов крови мышей с асцитной карциномой Эрлиха в динамике роста опухоли/ Е.В.Слепов, Е.Ю.Фоменко// Тезисы докладов ХI Всероссийской научной конференции «Экология и проблемы защиты окружающей среды».–Красноярск.- 2004.-С.152-153.
  6. Слепов Е.В. Перекисное окисление липидов у мышей с асцитным раком Эрлиха /Е.В. Слепов, Е.Ю. Фоменко, У.В.Зыкова // Тезисы докладов ХI Всероссийской научной конференции «Экология и проблемы защиты окружающей среды». – Красноярск.- 2004.-С.155-156.
  7. Слепов Е.В. Метаболизм лимфоцитов при развитии опухоли / Е.В. Слепов, Е.Ю. Фоменко // Всероссийская итоговая научно-практическая конференция, посвященная 205-летию проф. Гливенко Н.Ю. – Красноярск.- 2004.-С. 178-180.
  8. Инжеваткин Е.В. Метаболические изменения лимфоцитов у мышей с асцитной карциномой Эрлиха / Е.В.Инжеваткин, Е.Ю.Фоменко, Е.В.Слепов, А.А.Савченко //Научные труды I съезда физиологов СНГ. - 2005 г.-М.: Медицина, 2005.-С. 112.
  9. Слепов Е.В. Исследование активности метаболических ферментов и их субстратов в лимфоцитах у мышей с асцитной карциномой Эрлиха в динамике роста опухоли / Е.В.Слепов, Е.Ю.Фоменко, Е.В.Инжеваткин, А.А.Савченко // Мат. межрегиональной научно-практич. конф. “Объединение субъектов Российской Федерации и проблемы природопользования в Приенисейской Сибири”.-Красноярск, 2005.-С.347-348.
  10. Фоменко Е.Ю. Биолюминесцентный метод определения концентраций метаболических субстратов и кофакторов в лимфоцитах / Е.Ю.Фоменко, Е.В.Слепов, Е.В.Инжеваткин, А.А.Савченко // Тез. докл. V Сибирского физиологического съезда, Томск, 2005.-Бюллетень сибирской медицины.-2005.-Т. 4, Приложение 1.-С.121.
  11. Инжеваткин Е.В. Метаболические механизмы адаптации животных клеток к действию экстремальных факторов различной этиологии / Е.В.Инжеваткин, Е.Ю.Фоменко, Е.В.Слепов, А.А.Савченко // Тез. докл. XX съезда физиологического общества им. И.П.Павлова,-Москва, 2007.-С. 247.
  12. Инжеваткин Е.В. Управление популяционной динамикой раковых клеток в организме / Е.В.Инжеваткин, В.А.Неговорова, А.А.Савченко, В.А.Слепков, Е.В.Слепов, В.Г.Суховольский, Р.Г.Хлебопрос // Труды VII Международной конференции “Идентификация систем и задачи управления” SICPRO ‘O8, -Москва, 2008.-С. 644-668.
  13. Инжеваткин Е.В. Метаболические аспекты взаимодействия опухолевых и иммунных клеток в процессе роста раковой опухоли / Е.В.Инжеваткин, Е.Ю.Фоменко, Е.А.Шкапова, Е.В.Слепов, А.А.Савченко //Тез. докл. XIV Всероссийского симпозиума с международным участием “Сложные системы в экстремальных условиях”,-Красноярск, 2008.-С. 22-23.
  14. Инжеваткин Е.В. Схема метаболических изменений лимфоцитов и опухолевых клеток у мышей с асцитной карциномы Эрлиха в динамике роста опухоли / Е.В.Инжеваткин, Е.Ю.Фоменко, Е.А.Шкапова, Е.В.Слепов, А.А.Савченко // Сложные системы в экстремальных условиях: Материалы XIV Всероссийского симпозиума с международным участием,-Красноярск, 2008.-С. 66-74.
  15. Инжеваткин Е.В. Изменение уровней активности ферментов в лимфоцитах и опухолевых клеток у мышей с асцитной карциномой Эрлиха в динамике роста опухоли / Е.В.Инжеваткин, А.А.Савченко, Е.В.Слепов // Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, посвященной 20-летнему юбилею Красноярского краевого центра по профилактике и борьбе с СПИД и инфекционными заболеваниями “Дни иммунологии в Сибири”,-Красноярск, 2010.-С. 117-119.
  16. Слепов Е.В. Состояние метаболического статуса лимфоцитов и опухолевых клеток у мышей с асцитной карциномой Эрлиха в динамике роста опухоли / Е.В.Слепов, Е.В.Инжеваткин, А.А. Савченко // Материалы научно-практической конференции молодых ученых “Актуальные вопросы охраны здоровья населения регионов Сибири”,- Вып. 8.-Красноярск, 2010.-С. 60-62.
  17. Инжеваткин Е.В. Особенности метаболизма лимфоцитов периферической крови у мышей с асцитной карциномой Эрлиха при введении 1×104 и 4×102 опухолевых клеток / Е.В.Инжеваткин, Е.В.Слепов, А.А.Савченко // Тез. докл. XV Всероссийского симпозиума с международным участием “Сложные системы в экстремальных условиях”,-Красноярск, 2010.- С. 32-33.
  18. Инжеваткин Е.В. Связь продолжительности жизни мышей с асцитной карциномой Эрлиха с особенностями метаболизма лимфоцитов в динамике роста опухоли / Е.В.Инжеваткин, Е.В.Слепов, А.А.Савченко // Тез. докл. XV Всероссийского симпозиума с международным участием “Сложные системы в экстремальных условиях”, 2010 г.-Красноярск, 2010.-С. 33-34.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АКЭ

-

Асцитная карцинома Эрлиха

АТ(М,Д)Ф

-

Аденозин три(моно, ди)фосфат

ГДГ

-

Глутамататдегидрогеназа

Г3ФДГ

-

Глицерол-3-фосфатдегидрогеназа

Г6ФДГ

-

Глицерол-6-фосфатдегидрогеназа

ГР

-

Глутатионредуктаза

ИЦДГ

-

Изоцитратдегидрогеназа

ЛДГ

-

Лактатдегидрогенза

МДГ

-

Малатдегидрогеназа

НАД

-

Никотинамидадениндинуклеотид

НАДФ

-

Никотинамидадениндинуклеотидфосфат

ПФП

-

Пентозофосфатный путь окисления глюкозы

ЦТК

-

Цикл трикарбоновых кислот




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.