WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Назаров

Алексей Леонидович

ВРЕМЕННЫЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ УЧАСТИЯ ОКСИДАТИВНОГО СТРЕССА И ГИПОКСИИ В ПАТОГЕНЕЗЕ ОСТРОГО ПАНКРЕАТИТА

14.03.03 Патологическая физиология

А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Саранск,  2012

Работа выполнена на кафедре факультетской хирургии Медицинского института ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева»

Научный руководитель: 

доктор медицинских наук профессор Власов Алексей Петрович

Официальные оппоненты: 

доктор медицинских наук профессор  Козлов Сергей Александрович

(ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева»,

г. Саранск);

доктор медицинских наук профессор  Пирожков Сергей Викторович

(ФГБОУ ВПО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова, г. Москва)

Ведущая организация:  ГОУВПО «Российский университет

дружбы народов»

Защита состоится «23» марта 2012 года в «16.00» часов на заседании диссертационного совета Д 212.117.08 при ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет имени Н. П. Огарева» (430005, г. Саранск, ул. Большевистская, 68).

С  диссертацией можно ознакомиться в Научной  библиотеке  имени М.М. Бахтина, ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева» (430005, г. Саранск, ул. Большевистская, 68), Автореферат размещен на сайте www.mrsu.ru.

Автореферат разослан «___» ___________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат медицинских наук доцент  А. Г. Голубев

ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Актуальность темы. Вступление  человечества  в  XXI  век  ознаменовалось стремительным ростом числа больных с острым панкреатитом  (Зубарев П. Н. и др., 2009; Шевченко Ю. Л. и др., 2009; DiMagno M.J. et al., 2007; Shaheen M.A. et al., 2007), количество которых в некоторых регионах Российской Федерации стабильно опередило численность пациентов с острым аппендицитом и острым холециститом (Черданцев Д. В. и др.,2009; Назыров Ф. Г. и др., 2010). Это обусловлено особенностями питания и режима современного человека, повышением потребления алкоголя и его суррогатов и увеличением частоты желчнокаменной болезни (Майнулов А. М. и др., 2008; Ершов А. В.  и др., 2009; Паскарь С. В. и др., 2010). При остром панкреатите, несмотря на совершенствование методов лечения,  до настоящего времени летальность сохраняется на достаточно высоком уровне, особенно при деструктивных формах (Багненко С.Ф. и др., 2009; Neoptolemos J.P. et al., 2000).

Известно, что развитие острого панкреатита сопровождается выраженными изменениями не только в тканях самой железы, но и органах-мишенях, то есть они носят системный  характер  (Саушев И. В., 2007). Наибольшее значение при этом отводится поражениям печени и почек (Власов А.П. и др., 2010; Лещанкина Н.Ю., 2010).

Отметим, что одной из причин неудовлетворительного решения проблемы лечения являются еще недостаточно полные знания по патогенетическим механизмам заболевания (Власов А.П. и др., 2011).

Важнейшим звеном патогенеза острого панкреатита является расстройство микроциркуляции в тканях органа (Трубицына И. Е. и др., 2008; Тарасенко В. С. и др., 2008; Маев И. В.  и др., 2009; Buter A.  et al., 2002; Know R. S. et al., 2005), что обуславливает развитие ишемии и переход метаболизма на анаэробный путь с избыточным образованием молочной кислоты (Марков Х. М. и др., 2005; Eileen M. et al., 2001).

Не вызывает сомнений участие процессов липопероксидации в патогенезе острого панкреатита (Власов А. П. и др., 2008; Винник Ю. С. и др., 2009; Dziurkowska Marek A.  et al., 2004; Chooklin S. et al., 2009), снижение активности ферментативного звена антирадикальной защиты, а также избыточный расход антиоксидантов (Мышкин В. А. и др., 2009; Eileen M.  et al., 2001; Dryden G.W. et al., 2005).

Следует отметить, что изучение роли перекисного окисления липидов и гипоксии в патогенезе острого панкреатита является актуальной проблемой медицины на протяжении нескольких лет. Данному вопросу посвящено большое количество исследований отечественных и зарубежных ученых (Власов А.П. и др., 2004, 2008, 2011; Винник Ю. С. и др., 2009; Трубицына И. Е. и др., 2008; Dziurkowska Marek A.  et al., 2004; Chooklin S. et al., 2009). В то же время данные о значимости совокупности данных процессов, их последовательности и взаимодействия в современной литературе отсутствуют. Кроме того, при системном подходе к патогенезу острого панкреатита для формирования полной картины молекулярных взаимодействий в рамках вышеуказанных процессов необходимо их изучение как в тканях органа поражения, так и в других органах-мишенях. Указанному кругу вопросов и посвящено данное исследование.

Цель исследования. Изучить в динамике проявления оксидативного стресса и гипоксии в органе поражения – поджелудочной железе и органах-мишенях – печени и почках, на основе чего установить временные взаимоотношения участия этих процессов в патогенезе острого панкреатита.

Основные задачи.

1. На модели острого панкреатита изучить в динамике интенсивность процессов перекисного окисления липидов и явления гипоксии в тканевых структурах органа поражения – поджелудочной железе и органах-мишенях –печени и почках.

2. Установить корреляционные взаимоотношения между  явлениями липопероксидации и гипоксии тканей исследованных органов со степенью выраженности воспалительного процесса в поджелудочной железе и маркерами острого панкреатита (альфа-амилазной активностью, эндогенной интоксикацией).

3. Исследовать в динамике заболевания влияние препаратов, обладающих антиоксидантным (эмоксипин) и антигипоксантным (реамберин) действием, на основные патогенетические механизмы острого панкреатита.

4. На основе данных контрольной и опытных групп установить временные взаимоотношения участия оксидативного стресса и гипоксии в патогенезе острого панкреатита.

Научная новизна.

1. На модели острого экспериментального панкреатита в тканевых структурах органа поражения– поджелудочной железе и органах-мишенях – печени и почках в динамике изучены выраженность оксидативного стресса и явлений гипоксии.

2. Установлены временные взаимоотношения участия процессов перекисного окисления липидов и гипоксии в патогенезе острого панкреатита. Определена их сопряженность с проявлениями воспалительного процесса в поджелудочной железе, а также маркерами острого панкреатита.

3. Показано, что в самые ранние сроки (начиная с 12 ч) после моделирования острого экспериментального панкреатита  в тканевых структурах органа поражения – поджелудочной железе резко интенсифицируются процессы перекисного окисления липидов и активизируются фосфолипазные системы; явления гипоксии развиваются позже (через 1–2 суток).

4. Экспериментальными исследованиями установлено, что в тканевых структурах органов-мишеней – печени и почках выявлена та же закономерность последовательности проявлений оксидативного стресса и гипоксии. Отличием является то, что эти процессы возникают позже и имеют меньшую степень выраженности.

5. Доказано, что превентивное введение антиоксиданта эмоксипина ограничивает проявления оксидативного стресса в органе поражения – поджелудочной железе и органах-мишенях – печени и почках в самые ранние сроки, что существенно уменьшает выраженность воспалительного процесса в поджелудочной железе.

6. Выявлено, что антигипоксант реамберин на ранних этапах не приводит к заметному уменьшению интенсивности процессов перекисного окисления липидов в тканевых структурах исследованных органов, особенно в самой поджелудочной железе, что обусловливает меньшую его эффективность в предупреждении прогрессирования острого панкреатита.

Практическая ценность работы. Важное практическое значение имеет установленный факт, что в патогенезе острого панкреатита оксидативный стресс, по сравнению с гипоксией, играет большую роль, поскольку регистрируется на самых ранних стадиях заболевания. Указанная  закономерность подтверждена не только  биохимическими  исследованиями  тканевых структур органа поражения поджелудочной железы и органов-мишеней печени и почек, а также  эффектами  влияния  препаратов,  обладающих антиоксидантным или антигипоксантным действием.

Показано, что своевременное применение антиоксиданта обусловливает уменьшение воспалительных процессов в поджелудочной железе,  сравнительно быстрым восстановлением функционального статуса печени и почек. Такой фармакологический подход, направленный на прерывание реализации программы развития гепаторенальной недостаточности  в период его первичного формирования, позволяет избежать прогрессирования интоксикационного синдрома, что в целом вносит определенный «вклад» в купирование острого панкреатита.

Положения, выносимые на защиту.

1. В самые ранние сроки (начиная с 12 ч) после моделирования острого экспериментального панкреатита  в тканевых структурах органа поражения поджелудочной железе резко интенсифицируются процессы перекисного окисления липидов и активизируются фосфолипазные системы. Явления гипоксии тканей органа развиваются позже (через 1–2 суток).

2. В тканевых структурах органов-мишеней печени и почках закономерность последовательности проявлений оксидативного стресса и гипоксии соответствует таковой в поджелудочной железе. Отличием является то, что эти процессы возникают позже и имеют меньшую степень выраженности.

3. Превентивное введение антиоксиданта эмоксипина ограничивает проявления оксидативного стресса в органе поражения поджелудочной железе и органах-мишенях печени и почках в самые ранние сроки, что существенно уменьшает выраженность воспалительного процесса в поджелудочной железе.

4. Антигипоксант реамберин на ранних этапах не приводит к заметному уменьшению интенсивности процессов перекисного окисления липидов в тканевых структурах исследованных органов, особенно в поджелудочной железе, что обусловливает меньшую его эффективность в предупреждении прогрессирования острого панкреатита.

Внедрение в практику. Результаты исследований включены в программу обучения студентов на кафедре факультетской хирургии Медицинского института ФГБОУ ВПО «МГУ имени Н. П. Огарева».

Апробация работы. Основные результаты работы доложены и обсуждены на 2-й Республиканской научно-практической конференции урологов и нефрологов Мордовии (Саранск, 2010), ХI Международном конгрессе «Здоровье и образование в ХХI веке: Научные и прикладные аспекты концепции здоровья и здорового образа жизни» (Москва, 2010), XI съезде хирургов Российской Федерации (Волгоград, 2011), ХХ съезде гастроэнтерологов (Москва, 2011).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 9 научных работ, 3 из них в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Объем и структура диссертации. Работа изложена на 133 страницах компьютерного текста. Состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследования, 3 глав собственных исследований, обсуждения, выводов, практических рекомендаций и списка литературы, включающего 267 отечественных и иностранных источников. Работа содержит 21 таблицу, 54 рисунка.

Диссертация выполнена в соответствии с планом научных исс­ледований по тематике Мордовского государственного университета имени Н. П. Огарева «Новые методы интенсивной терапии и реанима­ции в хирургии и эксперименте» (номер госрегистрации 019900117470).

СОДЕРЖАНИЕ  РАБОТЫ

Материалы и методы исследования. Тезисы диссертационной работы базируются на материалах экспериментальных изысканий, проведенных в научно-исследовательской лаборатории кафедры факультетской хирургии Медицинского института ФГБОУ ВПО «МГУ имени Н. П. Огарева»,  которые выполнялись в соответствии с этическими требованиями к работе с экспериментальными животными («Правила проведения работ с использованием экспериментальных животных» (приказ МЗ СССР № 755 от 12.08.1987 г.), Федеральный закон «О защите животных от жестокого обращения» от 01.01.1997 г., приказ МЗ РФ от 19.06.2003 г. № 267 «Об утверждении правил лабораторной практики»), одобрены локальным этическим комитетом. Проведены опыты на 55 взрослых беспородных собаках обоего пола с массой от 6,2 до 14,8 кг, которых держали в условиях вивария с соблюдением правил и Международных рекомендаций Европейской конвенции по защите животных, используемых при экспериментальных исследованиях (1997). Все манипуляции, наносящие животным боль, проводились под внутривенным наркозом с использованием тиопентал-натрия из расчета 0,04 г/кг массы тела животного.

Моделирование острого панкреатита осуществляли по способу В. М. Буянова с соавт. (1989). В контрольные сроки (12 часов, 1, 2, 3 и 5-е сутки) выполняли релапаротомию, оценивали состояние поджелудочной железы, печени и почек, осуществляли биопсию тканей этих органов и забор крови.

Эксперименты были разделены на 3 группы. У животных исследовали показатели перекисного окисления липидов ткани поджелудочной железы, печени и почек при панкреатите, а также показатели, позволяющие судить о функциональном состоянии печени и почек. В плазме крови определяли показатели  эндогенной  интоксикации  и  -амилазную  активность. Всем животным проводили инфузионную (внутривенные введения 5% раствора глюкозы и 0,89 % раствора хлорида натрия из расчета 50 мл/кг массы животного) терапию. Для получения нормальных значений исследуемых показателей их оценивали у 10 здоровых животных. Во второй группе (n=20) – терапию пополняли внутривенными введениями эмоксипина в дозе 10 мг/кг, в третьей группе (n=20) – внутривенными введениями реамберина в дозе 10 мг/кг.

Методы исследования. Уровень молекул средней массы в сыворотке крови измеряли на спектрофотометре СФ-46 при длине волны 254 и 280 нм. Общую и эффективную концентрацию альбумина определяли в лимфе флуоресцентным методом на специализированном анализаторе АКЛ-01 «Зонд». Активность фосфолипазы А2 оценивали по каталитической деятельности фермента потенциометрическим методом. Диеновые конъюгаты в липидах определяли спектрофотометрическим методом при длине волны 232 и 275 нм. Содержание малонового диальдегида выявляли в реакции с 2-тиобарбитуровой кислотой. Активность каталазы изучали спектрофотометрическим методом. Активность супероксиддисмутазы определяли путем восстановления феназинметасульфата в неэнзиматически NADH или NADPH (Гуревич В.С. и др., 1990; Досон Р. и др., 1991) и перерасчета процента торможения реакции восстановления нитросинего тетразолия в пробе за минуту. Активность фермента выражали в условных единицах в  расчете на 1 мг белка. Билирубин в сыворотке крови определяли методом, основанным на взаимодействии прямого билирубина с диазофенилсульфоновой кислотой и непрямого билирубина с кофеиновым реактивом. Расчет производили по калибровочному графику. В основе определения активности аспарагиновой и аланиновой аминотрансфераз лежал метод Райтмана – Френкеля (Досон Р. и др., 1991). Минутный диурез определяли сбором в течение 30 минут проб мочи посредством катетеризации мочевого пузыря. Клубочковую фильтрацию рассчитывали унифицированным методом по клиренсу эндогенного креатинина (Шюк О., 1981).  Креатинин плазмы крови и мочи определяли по цветной реакции Яффе (Меньшиков В.В. и др., 1987; Popper H. et al., 1937). Определение содержания пировиноградной кислоты совершали при проведении реакции с 2,4-динитрофенилгидразином. Содержание молочной кислоты устанавливали по реакции с параоксидифенилом. Уровень  мочевины в плазме крови определяли диацетилмоноксимным методом по набору реактивов фирмы «Lachema» (Чехия).

Полученные цифровые экспериментальные данные обработаны методом вариационной статистики с использованием критерия t Стьюдента, корреляционная зависимость – с помощью критерия r. Вычисления и построение диаграмм, отражающих динамику изученных показателей, совершали с поддержкой программы Microsoft Excel XP. Применен текстовый процессор Microsoft Word XP.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Экспериментальные  исследования показали, что через 12 ч после моделирования острого панкреатита в ткани поджелудочной железы наблюдался резкий рост интенсивности процессов перекисного окисления липидов. Это подтверждалось достоверным увеличением молекулярных продуктов перекисного окисления липидов на 42,07–74,35 % и активности фосфолипазы А2 в 3,96 раза (рис. 1), снижением антиоксидантной защиты на что  указывало уменьшение активности супероксиддисмутазы на 24,52 % (p<0,05). Однако заметных гипоксических явлений в тканевых структурах органа не наблюдалось, о чем свидетельствовало отсутствие существенного увеличения уровня молочной и пировиноградной кислоты. Подтверждением бурного развития панкреатита было достоверное повышение в плазме крови амилазной активности на 77,28 % (p<0,05), среднемолекулярных пептидов на 28,41–44,14 % (p<0,05); достоверное снижение  эффективной концентрации альбумина на 18,42 %, резерва связывания высокополимерных белков на 9,59 % (p<0,05); повышение индекса токсичности плазмы на 49,04 % (p<0,05). В то же время в тканевых структурах печени и почек на этом этапе исследования (12 ч) изучаемые показатели процессов липопереокисления и гипоксии не имели существенных отличий от нормы.

Рис. 1. Содержание молекулярных продуктов перекисного окисления липидов (ДК – диеновые коньюгаты, ТБК – ТБК-реагирующие продукты) и активность фосфолипазы А2 (ФЛА) в ткани поджелудочной железы, печени и почек при остром панкреатите. Здесь и далее: норма принята за 100 %; * – данные, изменение которых достоверно по отношению к норме при p<0,05

Таким образом, через 12 ч от момента начала исследований у экспериментальных животных развивался острый панкреатит, который сопровождался эндотоксикозом. В то же время органы детоксикации (печень и почки) в силу своих компенсаторных возможностей выполняли предопределенные им функции. Это подтверждается отсутствием существенных изменений значений показателей, позволяющих судить о функциональной активности этих органов.

Через сутки после моделирования острого панкреатита интенсификация перекисного окисления липидов в ткани поджелудочной железы продолжалась. Это подтверждалось дальнейшим увеличением количества диеновых конъюгатов в 2,20 раза (p<0,05) и ТБК-реагирующих продуктов в 2,16 раза (p<0,05), сохранением подъема активности фосфолипазы А2 в 5,83 раза (p<0,05), прогрессирующим снижением антиоксидантной активности (дальнейшее понижение активности супероксиддисмутазы на 44,50 % (p<0,05)). На этом этапе опытов в тканевых структурах органа отмечено возникновение гипоксии, на что указывало появление достоверных отличий содержания молочной и пировиноградной кислот от нормы соответственно на 26,69 и 28,22 % (p<0,05), коэффициент гипоксии был выше нормального значения на 12,34 % (p<0,05).

Прогрессирование острого воспаления поджелудочной железы приводило к дальнейшему нарастанию эндогенной интоксикации и амилазной активности. Активность -амилазы превосходила норму на 218,46 % (p<0,05). Уровень молекул средней массы при длине волны 280 и 254 нм был достоверно увеличен соответственно на 79,65 и 52,54 %, а эффективная концентрация альбумина была ниже на 35,33 % (p<0,05). Индекс токсичности плазмы повышался в 2,42 раза (p<0,05). На этой стадии экспериментальных исследований (первые сутки) в ткани печени и почек выявлена интенсификация процессов перекисного окисления липидов, что подтверждалось увеличением количества первичных и вторичных молекулярных продуктов липопереокисления на 16,85–44,79 % (p<0,05) и повышением активности фосфолипазы А2 на 80,63–175,31 % (p<0,05), а также снижением активности супероксиддисмутазы на 28,12–36,50 % (p<0,05). Отмечено развитие  гипоксических явлений в ткани печени и почек – содержание молочной кислоты повышалось  на 71,4 % (p<0,05), а пировиноградной – на 60,51 % (p<0,05) (рис. 2).

Рис. 2. Содержание лактата и пирувата, уровень коэффициента гипоксии (КГ) в ткани поджелудочной железы, печени и почек при панкреатите

Следовательно, через сутки от начала экспериментальных исследований в ткани поджелудочной железы отмечено дальнейшее нарастание оксидативного стресса и присоединение гипоксических процессов, что, безусловно, приводило к прогрессированию острого панкреатита. Это подтверждается и продолжающимся увеличением выраженности эндогенной интоксикации, амилазной активности. Прогрессирование острого панкреатита приводило на этом этапе наблюдения к активизации ПОЛ и гипоксическим процессам в ткани почек и печени, что обусловливало нарушение функциональной деятельности, о чем свидетельствовало появление достоверных отличий основных показателей функции этих органов (рис. 3).

Рис. 3. Изменение некоторых показателей функциональной активности печени и почек

(Бил – билирубин, АсТ – аспарагиновая аминотрансфераза, ОА – остаточный азот, КПК – креатинин плазмы крови, КФ – клубочковая фильтрация, КР – канальцевая реабсорбция, МД – минутный диурез) при остром панкреатите

На  следующих этапах экспериментального исследования – на 2-е, 3-и и 5-е сутки наблюдения – в тканевых структурах поджелудочной железы отмечено дальнейшее нарастание содержания диеновых и ТБК-реагирующих продуктов на 125,77–234,82 % (p<0,05), а активности фосфолипазы А2 в 6,58–8,31 раза (p<0,05) и снижение активности супероксиддисмутазы на 35,19–63,99 % (p<0,05); тенденции к нормализации этих процессов не наблюдается. Аналогичная картина выявлена  при исследовании уровня молочной и пировиноградной кислот (повышение на 27,73–105,52 % (p<0,05)), коэффициента гипоксии (хотя последний показатель на 5-е сутки наблюдения не имел существенных отличий от нормы).

В эти периоды исследования уровень молекул  средней массы сохранялся достоверно повышенным на 68,98–127,33 % (p<0,05), а общей и эффективной концентрации альбумина, а также резерва его связывания – пониженным на 17,90–50,60 % (p<0,05). Индекс токсичности плазмы был достоверно увеличен в 2,03–2,85 раза, а – амилазы – на 63,20–151,64 %. В тканевых структурах печени количество молекулярных продуктов перекисного окисления и активность фосфолипазы А2 также продолжали достоверно нарастать до5-х суток наблюдения, а почек – до 3-х суток. Отметим, что в ткани почек и на конечном этапе наблюдения  их уровень достоверно превосходил нормальные значения. Указанные патологические процессы во многом и обусловливали нарушение функциональной активности печени и почек.

Таким образом, в контрольной серии опытов на всем протяжении динамического наблюдения интенсивность свободнорадикальных процессов липопереокисления и гипоксические явления в тканевых структурах поджелудочной железы  продолжали нарастать и четкой тенденции к купированию этих процессов не зафиксировано. Это обусловило сохранение выраженного эндотоксикоза и повышенной амилазной активности. Такое состояние гомеостаза было обусловлено и срывом функциональной активности основных органов детоксикационной системы организма – печени и почек вследствие сохранения в тканевых структурах этих органов мембранодеструктивных и гипоксических процессов.

Нами выявлена корреляционная связь между процессами липопероксидации и гипоксии в тканях поджелудочной железы, печени и почек (табл. 1).

  Таблица 1

Коэффициенты корреляции между показателями перекисного окисления липидов и гипоксии ткани поджелудочной железы, печени, почек, эндогенной интоксикации и амилазной активности

Показатель

               Коэффициент корреляции

Ткань поджелудочной железы

ДК

МДА

ФЛА2

Кат

СОД

МК

ПВК

КГ

Показатели перекисного окисления липидов в ткани печени

Диеновые коньюгаты

0,899

0,972

0,940

0,910

0,777

0,734

0,741

0,271

Малоновый диальдегид

0,767

0,870

0,832

0,976

0,750

0,790

0,825

0,083

Fe-индуцированный малоновый диальдегид

0,917

0,926

0,873

0,902

0,566

0,524

0,553

0,035

Фосфолипаза А2

0,897

0,975

0,947

0,892

0,793

0,748

0,756

0,267

Супероксиддисмутаза

0,709

0,820

0,865

0,565

0,939

0,807

0,746

0,797

Молочная кислота

0,733

0,888

0,880

0,830

0,935

0,926

0,917

0,446

Пировиноградная кислота

0,744

0,894

0,866

0,896

0,878

0,897

0,903

0,326

Показатели перекисного окисления липидов в ткани почек

Диеновые коньюгаты

0,680

0,848

0,825

0,818

0,876

0,907

0,919

0,273

Малоновый диальдегид

0,842

0,949

0,928

0,876

0,861

0,820

0,811

0,418

Fe-индуцированный малоновый диальдегид

0,677

0,837

0,831

0,865

0,922

0,938

0,933

0,423

Фосфолипаза А2

0,862

0,848

0,830

0,879

0,906

0,938

0,942

0,348

Супероксиддисмутаза

0,793

0,908

0,934

0,790

0,952

0,887

0,872

0,483

Молочная кислота

0,493

0,706

0,685

0,580

0,847

0,885

0,881

0,364

Пировиноградная кислота

0,459

0,680

0,663

0,567

0,854

0,899

0,893

0,379

Показатели эндогенной интоксикации и амилазной активности

Молекулы средней массы (=280 нм)

0,771

0,890

0,913

0,626

0,921

0,821

0,792

0,557

Молекулы средней массы (=254 нм)

0,805

0,916

0,936

0,832

0,941

0,883

0,872

0,464

Общая концентрация альбумина

0,650

0,802

0,835

0,788

0,971

0,960

0,952

0,449

ЭКА

0,685

0,828

0,871

0,675

0,993

0,923

0,891

0,621

Резерв связывания альбумина

0,645

0,797

0,839

0,564

0,977

0,889

0,841

0,718

Индекс токсичности

0,592

0,766

0,798

0,556

0,973

0,912

0,867

0,695

-амилаза

0,329

0,431

0,522

0,076

0,753

0,583

0,482

0,984

Примечание: жирным шрифтом отмечена достоверная корреляционная зависимость

Суммируя данные контрольной группы исследований, мы установили следующую закономерность: в самые ранние сроки уже с 12 ч после моделирования панкреатита,  в ткани поджелудочной железы резко интенсифицируются процессы перекисного окисления липидов и активизируются фосфолипазные системы. Явления гипоксии в органе развиваются позднее. В тканевых структурах печени и почек закономерность последовательности проявлений оксидативного стресса и гипоксии соответствует таковой в поджелудочной железе, но эти процессы возникают позже.

Полученные данные явились основой для назначения превентивной терапии, которая могла бы векторно влиять на основные патогенетические звенья с учетом их временных проявлений. Полученные результаты такого рода терапии могли бы явиться дополнительным подтверждением важности выявленной нами закономерности.

Во второй опытной группе экспериментальным животным проводилось превентивное введение антиоксиданта эмоксипина. Оказалось, что это позволило уже через 12 часов после моделирования острого панкреатита  достоверно уменьшить в  ткани  поджелудочной железы  количество  диеновых  конъюгатов и ТБК-реагирующих продуктов по сравнению с контрольной серией опытов на 15,07 и 31,81 %, существенно уменьшилась и активность фосфолипазы А2 (рис. 4).

 

Рис. 4. Влияние  эмоксипина  на  уровень  молекулярных  продуктов процессов липопереокисления и активность фосфолипазы А2 в ткани поджелудочной железы при остром панкреатите. Здесь и далее: + – достоверность разницы между данными контрольной и опытной групп при p<0,05

Активность супероксиддисмутазы относительно контроля была выше на 18,31 % (p<0,05). Уровень молекул средней массы на этой фазе исследования был меньше контрольного на 7,87 % (p<0,05), а эффективная концентрация альбумина – выше на 12,4 % (p<0,05). Индекс токсичности плазмы был ниже контрольного на 25,58 % (p<0,05), а амилазная активность – на 23,96 % (p<0,05).

Через сутки после начала исследований эмоксипин препятствовал  выраженному увеличению количества молекулярных продуктов процессов липопереокисления и активности фосфолипазы А2 в ткани поджелудочной железы. При исследовании показателей эндогенной интоксикации выявлено, что в  первые сутки по сравнению с контролем отмечено достоверное снижение концентрации в плазме крови молекул  средней молекулярной массы (на 8,63–17,81 %) и достоверное повышение эффективной концентрации альбумина (на 20,0 %), а также резерва их связывания (на 12,42 %). При этом амилазная активность снижалась на 20,28 %, а  индекс токсичности плазмы – на 27,58 % (p<0,05).

Под действием препарата в тканевых структурах печени и почек содержание диеновых конъюгатов и ТБК-активных продуктов, активность фосфолипазы А2 через сутки от момента начала заболевания также достоверно снижались (рис. 5).

 

Рис. 5. Влияние эмоксипина на уровень молекулярных продуктов процессов липопереокисления в ткани печени и активность фосфолипазы А2 в ткани почек при остром панкреатите

Зарегистрирован достоверно меньший уровень молочной и пировиноградной кислоты соответственно на 22,53–35,28 и 11,27–29,88 %, коэффициента гипоксии  на 7,69–12,70 % по сравнению с контрольными цифрами (рис. 6).

Рис. 6. Влияние эмоксипина на содержание молочной и пировиноградной кислот в ткани печени и почек при остром панкреатите

На фоне указанных процессов восстанавливалась функция печени и почек (рис. 7).

Рис. 7. Влияние эмоксипина на содержание билирубина, аспарагиновой аминотрансферазы (АсТ), остаточного азота и креатинина в плазме крови при остром панкреатите

При проведении сравнительного анализа с результатами контрольной группы на следующих этапах (2-е, 3-и и 5-е сутки) исследования у значительного большинства изучаемых показателей достоверные отличия от контроля не только сохранялись, но и увеличивались.

Проанализировав результаты этой серии опытов, можно говорить о том, что превентивное введение антиоксиданта эмоксипина ограничивает проявления оксидативного стресса в поджелудочной железе, печени и почках в самые ранние сроки. Это существенно уменьшает проявления воспалительного процесса в органе поражения, приводит к восстановлению деятельности основных органов системы детоксикации организма, что вкупе и обусловливает снижение эндогенной интоксикации.

Поскольку, как нами указано выше,  явления гипоксии также причастны к развитию острого панкреатита, в третьей опытной группе проводилось превентивное введение антигипоксанта реамберина.

Установлено, что в первые двое суток от начала проведения экспериментальных исследований изменения большинства изучаемых показателей функционально-метаболического состояния поджелудочной железы на фоне применения препарата были незначительными. В то же время достоверное уменьшение по сравнению с контролем содержания молочной и пировиноградной кислот в тканевых структурах поджелудочной железы зарегистрировано на 1-е сутки проведения опытов (на 19,29 и 18,76 %), а в ткани печени – на 2-е сутки (на 8,34 и 10,12 %) (рис. 8).

Рис. 8. Влияние реамберина на содержание молочной и пировиноградной кислот в тканях поджелудочной железы и печени при остром панкреатите

Только со 2–3-х суток наблюдения количество диеновых коньюгатов и ТБК-реагирующих продуктов, активность фосфолипазы А2 в ткани поджелудочной железы, печени и почек были достоверно ниже контрольных значений. Уровень молекул средней массы также был достоверно меньше контрольного с 3-х суток исследования (на 15,68–20,10 %), а эффективная концентрация альбумина выше – со 2-х суток (на 32,02 %).

Полученные данные убеждают, что антигипоксант реамберин на ранних этапах не приводит к заметному уменьшению интенсивности процессов перекисного окисления липидов в тканевых структурах исследованных органов, особенно в поджелудочной железе, что свидетельствует о меньшей его эффективности в предупреждении прогрессирования острого панкреатита.

Суммируя полученные экспериментальные результаты, можно говорить о том, что в патогенезе острого панкреатита оксидативный стресс, по сравнению с гипоксией, играет более значительную роль и начинает проявлять патогенное действие на самых ранних этапах. Установленная закономерность подтверждена эффектами препаратов, обладающих антиоксидантным или антигипоксантным действием. Своевременное применение антиоксиданта обусловливает уменьшение воспалительных процессов в поджелудочной железе,  сравнительно быстрое восстановление функционального статуса печени и почек. Такой патогенетический подход, сконцентрированный на прерывании механизмов воспаления  в период его первичного развития, позволяет избежать прогрессирования заболевания. Полученные фактические данные,  безусловно, имеют весьма важное значение для науки и практики.

ВЫВОДЫ

1. На модели острого экспериментального панкреатита  выявлена важная роль оксидативного стресса и явлений гипоксии тканевых структур органа поражения – поджелудочной железы и органов-мишеней – печени и почках в патогенезе заболевания, установлена последовательность их участия в развитии патологии.

2. В самые ранние сроки (начиная с 12 ч) развития острого экспериментального панкреатита  в тканевых структурах органа поражения – поджелудочной железе резко интенсифицируются процессы перекисного окисления липидов и активизируются фосфолипазные системы. Явления гипоксии тканей органа развиваются позже – через 1–2 суток.

3. В тканевых структурах органов-мишеней – печени и почках закономерность последовательности проявлений оксидативного стресса и гипоксии соответствует таковой в поджелудочной железе. Отличием является то, что эти процессы возникают позже и выражены в меньшей степени.

4. Превентивное введение антиоксиданта эмоксипина ограничивает проявления оксидативного стресса в органе поражения поджелудочной железе и органах-мишенях – печени и почках в самые ранние сроки, что существенно уменьшает выраженность воспалительного процесса в поджелудочной железе и клинико-лабораторные признаки заболевания.

5. Применение антигипоксанта реамберина на ранних этапах заболевания не приводит к заметному уменьшению интенсивности процессов перекисного окисления липидов в тканевых структурах исследованных органов, особенно в поджелудочной железе, что обусловливает меньшую его эффективность в предупреждении прогрессирования острого панкреатита.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

С целью предупреждения развития (прогрессирования) острого панкреатита патогенетически целесообразно в превентивную терапию включать препараты с антиоксидантным эффектом, что позволит уменьшить патогенетическое действие основного инициирующего агента – свободнорадикальный процесс перекисного окисления липидов.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Власов А. П. Патогенетические  основы  коррекции  эндогенной интоксикации  в  хирургической гастроэнтерологии / А. П. Власов, Э. И. Начкина, А. Л. Назаров  [и др.] // Актуальные вопросы урологии и нефрологии : материалы 2-й Республиканской научно-практической конференции урологов и нефрологов Мордовии. – Саранск, 2010. – С. 150–155.
  2. Шибитов В. А. Критерии выраженности воспалительного процесса при ургентных заболеваниях / В. А. Шибитов, Т. И. Казаева, А. Л. Назаров [и др.]  // Материалы ХI Международного конгресса «Здоровье и образование в ХХI веке; Научные и прикладные аспекты концепции здоровья и здорового образа жизни». – М., 2010. – С. 416-417.
  3. Шибитов В. А. Фармакокоррекция хирургического эндотоксикоза / В. А. Шибитов, Т. И. Казаева, А. Л. Назаров [и др.] // Технические и естественные науки: проблемы, теория, практика: межвузовский сборник научных трудов. Вып. XIII. – Саранск: Ковылк. тип., 2010. – С. 151-152.
  4. Бардина И. В. Диагностические критерии течения острого панкреатита / И. В. Бардина, А. Л. Назаров, А. В. Рузавина [и др.] // Вестник РГМУ. 2011. № 1. Специальный выпуск. С. 357.
  5. Логинова О. В. Мембранопротекторная терапия в коррекции фосфолипидной дестабилизации цитомембран органов детоксикационной системы при эндотоксикозе / О. В. Логинова, И. Г. Козлов, А. Л. Назаров [и др.]  // Лечебное дело. 2011. № 2. С. 35-39.
  6. Власов А. П. Прогностические критерии острого панкреатита / А. П. Власов, И. В. Бардина, А. Л. Назаров [и др.]  // XI съезд хирургов Российской Федерации 25-27 мая 2011: Материалы съезда. Волгоград, 2011. – С. 76.
  7. Власов А. П. Функционально-системные реакции организма при эндотоксикозе и их коррекция / А. П. Власов, Н. Д. Бунятян, А. Л. Назаров [и др.]   // Фармация. 2011. № 6. – С. 46-48.
  8. Начкина Э. И. Системные поражения при остром панкреатите / Э. И. Начкина, Т. Н. Каргаева, А. Л. Назаров [и др.]  // Труды ХХ съезда гастроэнтерологов. – М., 2011. – С.118-119.
  9. Власов А. П. Фармакологические эффекты препаратов метаболического типа действия при острых заболеваниях органов пищеварения / А. П. Власов, В. А. Шибитов, А. Л. Назаров [и др.] // Труды ХХ съезда гастроэнтерологов. – М., – 2011. – С. 4-5.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.