WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ПУГАЧ

Петр  Владимирович

ВЛИЯНИЕ ДЛИТЕЛЬНОСТИ ЭТАНОЛОВОЙ ИНТОКСИКАЦИИ НА КРЫС И ИММУННЫЕ ОРГАНЫ ИХ ПОТОМСТВА
(экспериментально-морфологическое исследование)

14.03.01 анатомия человека

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Санкт-Петербург

2012

Работа выполнена на кафедре анатомии человека Государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургская государственная педиатрическая медицинская академия» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

Научный консультант:

доктор медицинских наук,  профессор  Карелина Наталья Рафаиловна

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Гайворонский Иван Васильевич

доктор медицинских наук, профессор Макаров Феликс Николаевич

доктор медицинских наук, профессор Бубнова Наталья Алексеевна

Ведущая организация: Учреждение Российской академии медицинских наук «Научно-исследовательский институт клинической и экспериментальной лимфологии» Сибирского отделения РАМН

Защита состоится «_____»______________2012 г. в ______ часов

на заседании совета по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук Д 208.087.01 при ГБОУ ВПО СПбГПМА Минздравсоцразвития России по адресу: 194100, Санкт-Петербург, Литовская ул., 2

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке при ГБОУ ВПО
СПбГПМА Минздравсоцразвития России по адресу: 194100, Санкт-Петербург, Кантемировская ул., 16

Автореферат разослан «____» ___________2012 г.

Ученый секретарь
диссертационного совета

доктор медицинских наук,
профессор  Карелина Наталья Рафаиловна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. В настоящее время алкоголизм как медико-социальная проблема приобрёл характер национального бедствия (Медведев Д.А., 2009). Статистика свидетельствует об ухудшении и без того серьёзного положения по заболеваемости алкоголизмом у мужчин. Ещё более тяжёлыми выглядят статистические данные, касающиеся распространённости алкоголизма среди женщин: в последнее десятилетие отмечается неуклонный ежегодный рост количества таких больных (Альтшулер В.Б., 2010). При этом у детей, рождённых от женщин, употребляющих алкоголь, в 25%-45% случаев может проявляться симптомокомплекс известный как «фетальный алкогольный синдром» или другие, так называемые «нарушения фетального алкогольного спектра». На протяжении достаточно длительного периода времени проводятся исследования, раскрывающие патогенетические механизмы и клинические проявления фетального алкогольного синдрома (Таболин В.А., Урывчиков Г.А., 1986; Скосырева А.М. и др., 1987; Тимошенко Л.В. и др., 1987; Таболин В.А. и др., 1988; Карелина Н.Р. и соавт., 2010; Курч Н.М. и соавт., 2011; Lemoine P. et al., 1968; Clarren S.K. et al., 1978; King J.C., Fabro S., 1983; Sherwin B.T. et al., 1979; Sreenathan R.N., Padmanabhan R., Singh S., 1982, 1983; Abel E.L., 1984; Padmanabhan R., Hameed M.S., 1988; Ponappa B.C., Rubin E., 2000; Burd L. et al., 2008). В тоже время, данные об изменениях структуры иммунных органов в результате пренатальной алкогольной интоксикации до сих пор остаются отрывочными и противоречивыми (Надыров Н.А., 1991; Торбек В.Э., 1995, 1999, 2010; Свирин С.В., 2010; Ewald S. et al., 1987, 1988, 1991 1993; Wong C.M. et al., 1992; Chiapelli F. et al., 1992; Budec M. et al., 1992, 1996).

Тимус – первичный орган лимфоидной [иммунной] системы. Его основное функциональной назначение в структуре иммунной системы заключается в обеспечении созревания и дифференцировки Т-лимфоцитов, в том числе и в периферических иммунных органах, а также интеграции различных популяций Т-лимфоцитов и макрофагов для реализации иммунных ответов (Агеев А.К., 1973; Кемилева З., 1984; Вершигора А.Е., 1990; Сапин, М.Р., Этинген Л.Е., 1996; Фёдорова О.В., 2005; Шилко В.И. и соавт., 2009, 2010, 2011; Дьячкова И.М., 2010; Кузнецов А.В., 2011; Anderson G. et al., 1999; Lio C.W., Hsieh C.S., 2011 и мн. др.). От состояния и активности тимуса во многом зависит выраженность защитных реакций всего организма (Труфакин В.А., 1984; Сапин М.Р., Никитюк Д.Б., 2000; Gota В.В., 1984). Изучение иммунной системы в целом и, в частности тимуса, сопряжено со значительными трудностями из-за высокой лабильности структуры, особенно в период их активного функционирования (Ивановская Т.И. и др., 1996; Самусев Р.П и соавт., 1998; Сапин МР., Этинген Л.Е., 1996; Сапин М.Р. и соавт. 1994, 1999; Сапин М.Р., Никитюк Д.Б., 2000; Забродин В.А., 1994, 2002; Ерофеева Л.М., 1998, 2002; Лебединская О.В., с соавт, 2005; Мillег J., 1961; Мillег J., Dukor Р., 1967; Вurnet F., 1971; Gota В.В., 1984). В то же время любое стрессороное воздействие может вызвать значительные структурно-функциональные изменения в иммунных органах, особенно в период их становления (Сапин М.Р., Никитюк Д.Б., 2000; Selye H., 1974).

Лимфатические узлы (ЛУ), и брыжеечные в частности, являются вторичными органами лимфоидной [иммунной] системы. Различные структурно-функциональные зоны ЛУ обеспечивают выполнение основных функций – иммунологической, барьерной и транспортной (Сапин М.Р. и соавт., 1978, 1982, 1996, 2000; Бородин Ю.И. и соавт., 1992) Брыжеечные ЛУ являются самой многочисленной группой, имеющей сложную топографию, в них осуществляется лимфоотток от тонкой и бльшей части толстой кишок. Однако данные о структурной организации этой группы ЛУ у новорождённых крыс до сих пор остаются малоизученными и противоречивыми (Савицкая Т.Н., 1985; Морозова Е.В., 1996; Свирин С.В., 2010). В связи с началом энтерального питания, у новорождённых крыс эта группа ЛУ одной из первых подвергается мощной функциональной нагрузке, что приводит к их структурной перестройке, которая в результате возможных нарушений в пренатальном периоде онтогенеза не всегда может быть адекватной.

Одним из первых, Э.А. Надыров (1991) с применением современных методов исследования предпринял детальное изучение влияния пренатальной алкогольной интоксикации на тимус. Автором показано, что тимус потомства алкоголизированных во время беременности крыс характеризуется комплексом структурных и реактивных изменений, проявляющихся на органном, клеточном и субклеточном уровнях. В то же время отсутствуют данные об особенностях строения тимуса новорождённых крыс, в зависимости от длительности прегравидарной этаноловой интоксикации самок.

Изучению строения краниальных брыжеечных лимфатических узлов (КБЛУ) новорождённых крыс при воздействии этанола на самок во время беременности и на протяжении различных сроков до её наступления, посвящено исследование С.В. Свирина (2010). В работе показано, что различная длительность прегравидарной этаноловой интоксикации приводит к изменению количества, площади, формы и степени зрелости КБЛУ, а так же вызывает ряд патоморфологических нарушений в их сосудистом русле. Однако вопрос о степени выраженности изменений в лимфатических узлах в сопоставлении с нарушениях в тимусе у новорождённых крыс при алкогольной интоксикации матери не ставился и до сих нерешён.

В связи с вышеизложенным представляется в высшей степени актуальным провести комплексное исследование особенностей строения первичного (тимус) и вторичных (брыжеечные ЛУ) органов иммунной системы новорождённых крыс, развивавшихся в условиях воздействия этанола на организм матери  в различные сроки до наступления беременности и на её протяжении.

Цель исследования – изучить на новорождённых крысах закономерности пренатального влияния этанола в иммуноморфологическом аспекте в зависимости от длительности прегравидарной алкогольной интоксикации самок .

Задачи исследования:

  1. Определить особенности адаптации к этанолу и продолжительность беременности самок, внутриутробную и раннюю постнатальную смертность потомства крыс, а также массу новорождённых животных, в зависимости от длительности прегравидарного этанолового воздействия.
  2. Установить особенности морфометрических параметров и междолевой асимметрии тимуса новорождённых крыс, в зависимости от длительности воздействия этанола на самок.
  3. Изучить закономерности изменений паренхимного и соединительнотканного компонентов тимуса новорождённых крыс, в зависимости от длительности воздействия этанола на самок.
  4. Определить структурные особенности тимуса новорождённых крыс, в зависимости от длительности воздействия этанола на самок.
  5. Выявить основные патоморфологические изменения тимуса новорождённых крыс, в зависимости от длительности воздействия этанола на самок.
  6. Установить особенности топографии, морфометрических параметров и вариантов организации паренхимы по степени её зрелости краниальных брыжеечных лимфатических узлов новорождённых крыс, в зависимости от длительности воздействия этанола на самок.
  7. Выявить основные структурные изменения в краниальных брыжеечных лимфатических узлах новорождённых крыс, в зависимости от длительности воздействия этанола на самок.
  8. Определить на основе полученных данных корреляционные связи морфометрических и структурных изменений в тимусе, краниальных брыжеечных лимфатических узлах, а также между ними у новорождённых крыс, в зависимости от длительности воздействия этанола на самок.

Научная новизна исследования

Впервые показано, что воздействие этанола самок крыс до наступления беременности может изменять её продолжительность. Наиболее значительное удлинение сроков беременности (на 5 дней) выявляется у самок, находившихся под воздействием этанола в течение шести месяцев до её наступления. У крыс, подвергавшихся влиянию этанола только во время беременности, а также на протяжении трёх и пяти месяцев до её наступления, роды наступали на 3 дня позже. В остальные сроки эксперимента продолжительность беременности увеличивалась на 1 день.

Впервые установлено, что показатели внутриутробной смертности в зависимости от длительности алкоголизации самок до наступления беременности изменяются. В структуре общей внутриутробной смертности преобладает доимплантационная смертность, наиболее высокие показатели которой отмечаются у крыс, получавших этанол только во время беременности, а также в течение двух и шести месяцев до её наступления. Максимальная постимплантационная смертность регистрируется у самок, подвергавшихся воздействию алкоголя на протяжении пяти месяцев до наступления беременности.

Установлено, что смертность потомства в раннем постнатальном периоде также зависит от длительности влияния этанола на организм самок. Этот показатель постепенно растёт и достигает 100% у потомства самок, получавших этанол в течение трёх месяцев до наступления беременности и на её протяжении. Затем снижается и к концу эксперимента становится минимальным.

Впервые показано, что воздействие этанола на организм самок крыс не всегда сопряжено с уменьшением массы тела их потомства: так, воздействие этанола только во время беременности, а также в течение двух и четырёх месяцев до её наступления приводит к уменьшению массы тела новорождённых крыс. Однако, у самок, получавших этанол в течение трёх и пяти месяцев до беременности, потомство имеет массу тела даже бльшую, чем у контрольных животных.

Впервые установлено, что показатели абсолютной и относительной масс тимуса новорождённых крыс также зависят от длительности прегравидарной алкоголизации самок, но при этом их изменения не всегда однонаправленные. Но вследствие длительного воздействия этанола на самок до наступления беременности показатели и абсолютной и относительной масс тимуса новорождённых крыс лежат в очень широких пределах, что позволяет выделить 2 группы животных: 1) с низкими показателями и 2) с высокими показателями масс тимуса.

Показано, что у контрольных животных тимус может состоять как из двух, так и из трёх долей. Трёхдолевая организация органа может наблюдаться и у экспериментальных животных, но только на небольших сроках эксперимента. Установлена асимметрия долей тимуса новорождённых крыс по морфометрическим показателям и клеточному составу, изменяющаяся в зависимости от длительности воздействия этанола на организм самок.

Впервые выявлены патоморфологические преобразования паренхимы тимуса новорождённых крыс, заключающиеся в появлении кровоизлияний различной степени выраженности, некрозов, железистоподобных структур и лимфоидных узелков, количественном и качественном изменении клеточного состава.

Пренатальное воздействие этанола оказывает неоднозначное влияние на развитие КБЛУ и приводит к изменениям в их количестве, форме и строении паренхимы у новорождённых крыс. Степень выраженности изменений в лимфатических узлах новорождённых крыс зависит от длительности догравидарного воздействия 15% раствора этанола на самок, но не коррелирует с ней. Наибольшие изменения в количестве, площади и степени выраженности изменений отмечаются у потомства самок, получавших этанол на протяжении трёх месяцев до наступления беременности и во время неё, наименьшие – на протяжении четырёх месяцев.

Впервые описана специфическая для пренатального воздействия этанола, морфологическая картина а изменений в тимусе.

Выявлено, что степень выраженности количественных и качественных изменений тимуса новорождённых крыс сопряжена с такими же нарушениями в КБЛУ, а так же с длительностью беременности, показателями смертности и массой тела потомства.

Впервые описаны особенности распределения CD3+ клеток у новорождённых крыс в тимусе и КБЛУ, а так же его изменение в зависимости от длительности прегравидарной этаноловой интоксикации самок.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Полученные оригинальные данные могут служить моделью для дальнейших экспериментальных исследований о влиянии этанола на течение беременности, пре- и раннюю постнатальную смертность.

Результаты исследования значительно расширяют и дополняют существующие представления о строении тимуса и брыжеечных лимфатических узлов у новорождённых крыс, развивавшихся в условиях нормы и при воздействии этанола на организм матери.

Сведения, полученные о пренатальном влиянии этанола на тимус и краниальные брыжеечные лимфатические узлы развивающегося организма, имеют важное теоретическое значение при исследовании становления других иммунных органов в онтогенезе.

Экспериментальные данные об особенностях строения тимуса и краниальных брыжеечных лимфатических узлов новорождённых крыс, развивавшихся в условиях различной длительности этаноловой интоксикации самок до наступления беременности и на её протяжении, представляют интерес для акушерства и педиатрии, поскольку в клинической практике, как правило, не учитывается длительность употребления женщинами алкоголя.

Внедрение результатов исследования в практику. По теме диссертации опубликовано 24 научные работы, в том числе 14 в журналах, рекомендуемых ВАК РФ. Основные результаты диссертационного исследования включены в учебную программу кафедр анатомии человека и гигиены окружающей среды с курсом гигиены труда, детской гинекологии и женской репродуктологии факультета повышения квалификации и профессиональной переподготовки ГБОУ ВПО СПбГПМА Минздравсоцразвития России; кафедры анатомии человека ГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова» Минздравсоцразвития России; кафедр анатомии человека и гистологии, эмбриологии и цитологии ГБОУ ВПО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздравсоцразвития России.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  1. Продолжительность беременности, показатели внутриутробной и ранней постнатальной смертности, количество и масса тела новорождённых крыс изменяются в зависимости от длительности прегравидарной алкоголизации самок.
  2. У крыс, развивавшихся в физиологических условиях, встречается тимус, состоящий из двух, а в 21,8% случаев – из трёх долей. В строении долей наблюдается выраженная асимметрия по морфометрическим параметрам и клеточному составу. Трёхдолевая организация тимуса сохраняется и у новорождённых крыс на небольших сроках экспериментального воздействия этанола.
  3. Абсолютная и относительная массы тимуса новорождённых крыс, его линейные размеры меняются, в зависимости от длительности прегравидарной алкоголизации самок, но при этом их изменения не всегда бывают однонаправленными.
  4. Пренатальное воздействие этанола изменяет общее количество, форму, суммарную площадь на срезах и структуру паренхимы краниальных брыжеечных лимфатических узлов у новорождённых крыс в зависимости от длительности догравидарного этанолового воздействия на самок, но эти изменения не являются хронозависимыми.
  5. В тимусе новорождённых крыс экспериментальных групп могут определяться структурные преобразования его паренхимы в виде появления некрозов, псевдогландулярных структур и лимфоидных узелков. Их обнаружение не зависит от длительности воздействия этанола на организм самок до наступления беременности. Общим патоморфологическим признаком для тимуса и краниальных брыжеечных лимфатических узлов являются количественные и качественные изменения клеточного состава и сосудистая реакция, проявляющаяся в виде кровоизлияний различной степени выраженности.
  6. У потомства крыс, подвергавшихся шестимесячной прегравидарной алкоголизации определяются разнонаправленные изменения со стороны тимуса и краниальных брыжеечных лимфатических узлов, что проявляется либо в значительном увеличении показателей определяемых параметров, либо резком уменьшении их.
  7. Применение многомерных методов статистического анализа для исследования структуры и силы связи между морфологическими признаками в тимусе и краниальных брыжеечных лимфатических узлах показало наличие корреляционных связей между ними.

Апробация работы. Основные положения диссертации доложены и обсуждены на: конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения Д.А. Жданова (Москва, 2008 г.); VII съезде аллергологов и иммунологов СНГ. (Санкт-Петербург, 2009 г.); VI Всероссийском съезде анатомов, гистологов и эмбриологов (Саратов, 2009 г.); X конгрессе международной ассоциации морфологов (Ярославль, 2010 г.); конференции «Мечниковские чтения -2011» (Санкт-Петербург, 2011 г); конференции, посвящённой 70-летию со дня рождения А.К. Косоурова (Санкт-Петербург, 2011г); Joint Meeting of Anatomical Societies (Bursa, Turkey, 2011); 5 Всероссийском конгрессе «Человек и проблемы зависимостей: междисциплинарные аспекты» (Санкт-Петербург, 2011 г).

Личный вклад соискателя в разработку проблемы. Работа выполнена в рамках комплексной темы НИР кафедры анатомии человека СПбГПМА (№ гос. регистрации 01200506433). Личный вклад соискателя в разработку проблемы оценивается в 80%. Автором лично произведены: разработка идеи исследования, поставлен эксперимент, анализ результатов морфометрического, гистологического и иммуногистохимического и статистического исследования, составление таблиц и построение диаграмм. В разработке проблемы принимали участие сотрудники кафедры анатомии человека ГБОУ ВПО СПбГПМА Минздравсоцразвития РФ: доцент С.В. Круглов, аспирант С.В. Свирин под общим консультативным руководством профессора Н.Р. Карелиной

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 367 страницах компьютерного текста и включает: введение, обзор литературы, материал и методы исследования, результаты собственных исследований, их обсуждение, выводы, список литературы, приложения. Список литературы содержит 407 источников, в том числе 224 отечественных и 183 иностранных. Работа иллюстрирована 69 микрофотографиями, 194 диаграммами и снабжена 62 таблицами.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материал и методы исследования

Исследование выполнено на 135 взрослых половозрелых самках беспородных белых крыс семимесячного возраста и 440 новорождённых крысах (табл. 1). Самок крыс получали в виварии СПбГПМА и содержали в пластмассовых клетках размером 50 см×30 см×30 см, в сухом, отапливаемом помещении с достаточным естественным и искусственным освещением, при температуре +20 – +22С. Питание крыс проводилось сухим комбикормом.

Самки крыс были разделены на 8 групп: 1 контрольную и 7 экспериментальных. В ежедневный рацион животных контрольной группы входили сухой комбикорм и питьевая вода. Все экспериментальные группы животных также получали комбикорм, а в качестве единственного источника жидкости – 15% раствор этанола, во время беременности. В зависимости от длительности алкогольной интоксикации в догравидарный период экспериментальные животные были разделены на 7 групп. Первую группу составляли животные, получавшие до наступления беременности питьевую воду. Во вторую группу входили крысы, получавшие 15% раствор этанола в течение одного месяца до наступления беременности. Животные третьей группы получали 15% раствор этанола на протяжении двух месяцев до наступления беременности. Четвёртая группа включала крыс, получавших 15% раствор этанола три месяца до наступления беременности. В пятую группу входили крысы, получавшие 15% раствор этанола в течение четырёх месяцев до начала беременности. Животные шестой группы получали 15% раствор этанола на протяжении пяти месяцев до наступления беременности и седьмая экспериментальная группа объединяла животных, получавших 15% раствор этанола шесть месяцев до наступления беременности и во время неё.

Для получения достоверных результатов всех животных выводили из опыта в весенний период с марта по июнь. Исследования проводились с соблюдением приказа МЗ СССР № 755 от 12.08.1977 года и приказа Министерства высшего и среднего специального образования СССР от 13.11.1984 года “О правилах проведения работ с использованием экспериментальных животных”. Животных декапитировали под наркозом (пары хлороформа).

Таблица 1

Распределение материала по количеству и группам

Группа животных

Характеристика группы

Количество животных в группе

Самки

Потомство

Контрольная

Животные получали питьевую воду до наступления беременности и во время неё

15

60

I

Животные получали питьевую воду до наступления беременности, а во время неё 15% раствор этанола

20

54

II

Животные получали 15% раствор этанола в течение 1 месяца до наступления беременности и во время неё

15

56

III

Животные получали 15% раствор этанола в течение
2 месяцев до наступления беременности и во время неё

15

55

IV

Животные получали 15% раствор этанола в течение
3 месяцев до наступления беременности и во время неё

15

51

V

Животные получали 15% раствор этанола в течение
4 месяцев до наступления беременности и во время неё

20

53

VI

Животные получали 15% раствор этанола в течение
5 месяцев до наступления беременности и во время неё

15

54

VII

Животные получали 15% раствор этанола в течение
6 месяцев до наступления беременности и во время неё

20

57

ВСЕГО

135

440

Для получения достоверных результатов всех животных выводили из опыта в весенний период с марта по июнь. Исследования проводились с соблюдением приказа МЗ СССР № 755 от 12.08.1977 года и приказа Министерства высшего и среднего специального образования СССР от 13.11.1984 года “О правилах проведения работ с использованием экспериментальных животных”. Животных забивали под наркозом (пары хлороформа) путём декапитации.

Адаптацию самок крыс к этанолу исследовали по их смертности и объёму потребляемой жидкости и сухого корма на протяжении эксперимента. Смертность самок в каждой группе рассчитывали по формуле: (Б/А) х 100% , где А – количество самок на момент начала эксперимента, Б – количество погибших самок в течение эксперимента. Ежедневно в одно и то же время определяли объём потребляемых жидкости и сухого корма.

       Пять самок каждой группы использовались для определения внутриутробной смертности. С этой целью на 20-й день беременности у крыс под хлороформным наркозом удаляли матку, маточные трубы и яичники и под бинокулярной лупой МБС-2 подсчитывали количество желтых тел. В рогах матки определяли число живых и мёртвых плодов, количество мест имплантации, учитывая нормальные плоды и резорбции. По формулам A.M. Малашенко, М.К. Егоровой (1967), Iyon M.F. et al (1974) рассчитывали общую эмбриональную, доимплантационную и постимплантационную смертности:

Общая эмбриональная смертность (%)  =  (ЖТ -  ЖП) / ЖТ 100 %;

Доимплантационная смертность (%)  =  (ЖТ - МИ)/ЖТ 100 %;

Постимплантационная смертность (%) = ПП/МИ 100 %,

где ЖТ – количество желтых тел; ЖП – количество живых плодов; МИ – количество мест имплантации; ПП – количество погибших плодов.

Смертность новорождённых крыс в первые трое суток жизни определяли по отношению количества погибших крысят к количеству родившихся живыми.

Массу тела новорождённых крыс определяли путём взвешивания на электронных весах “Acculab” (США). После чего выделяли тимус, под бинокулярной лупой МБС-2 очищали от окружающих тканей и на тех же весах определяли его абсолютную массу. Относительную массу тимуса рассчитывали как отношение абсолютной массы органа к массе тела.

Для изучения краниальных брыжеечных лимфатических узлов под бинокулярной лупой МБС-2 выделяли комплекс, состоящий из брыжейки тонкой кишки, брыжеечных сосудов и нервов, а также жировой и лимфоидной ткани, расположенной в корне брыжейки тонкой кишки и производных брюшины. Для исследования морфометрических параметров узлов и их клеточного состава отбирались комплексы лишь тех животных, которые на время взятия материала были голодными, что определялось по отсутствию пищи в желудочно-кишечном тракте. Если в желудке крысят обнаруживалось пищевое содержимое, то комплексы выделенные от таких животных использовались только для определения принадлежности лимфатических узлов к той или иной топографической группе, подсчета их количества и определения формы.

КБЛУ у новорождённых крыс расположены в брыжейке тонкой кишки по ходу краниальной брыжеечной артерии. Топографически лимфатические узлы были разделены на три группы. Первая топографическая группа объединяет узлы, расположенные в начальном отрезке краниальной брыжеечной артерии и её ветвей, до места отхождения от неё подвздошно-ободочной артерии. Вторая топографическая группа узлов локализуется в брыжейке тонкой кишки, по ходу продолжения краниальной брыжеечной и подвздошно-ободочной артерий. Третья топографическая группа включает в себя узлы, расположенные в области илеоцекального угла на нижне-медиальной поверхности слепой кишки или в подвздошно-слепокишечной связке, на некотором расстоянии от угла.

Тимус, а также выделенный комплекс с лимфатическими узлами, размещённый на плотной бумаге фиксировали в 10% растворе формалина приготовленного на фосфатном буфере, в течение 24 часов. После этого материал обезвоживали в спиртах возрастающей крепости и заливали в парафин. Затем на микротоме «Accu-Cut» изготовлялись серийные гистологические срезы толщиной 2-3 мкм.

В работе использован комплекс методов морфологического исследования. Форму лимфатических узлов определяли в соответствии с рекомендациями Ю.И. Бородина и др. (1992). За узлы округлой формы принимали узлы, продольный размер которых был не менее, чем в 2 раза меньше его поперечного размера и толщины. В узлах овальной формы продольный размер был в 2 – 3 раза больше его поперечника и толщины. Узлы, в которых определялась подковообразная изогнутость, относили к бобовидным. К узлам лентовидной формы относили узлы, продольный размер которых в 3 и более раз превышал его поперечный размер Узлы, имеющие широкую центральную часть и суживающиеся к полюсам, определяли как веретеновидные. В случаях, когда форму узлов определить не представлялось возможным, эти массивы лимфоидной ткани описывали как узлы неопределенной или неправильной формы.

Срезы тимуса и лимфатических узлов окрашивали гематоксилином и эозином, азуром II и эозином, импрегнировали серебром по Футу и Гордону-Смиту.

Для изучения строения тимуса и узлов использовались следующие методы окраски парафиновых срезов: 1) гематоксилином и эозином для определения количества долей в тимусе, объёмной плотности паренхимы и соединительной ткани, топографической принадлежности и формы узлов, а также морфометрии органов; 2) азур-II и эозином для подсчёта клеточных элементов; 3) импрегнация серебром по Футу и Гордону-Смиту для определения аргирофильных компонентов органов; 4) иммуногистохимическое окрашивание мышиными анти-крысиными антителами к CD3 для выявления маркеров зрелых тимоцитов с последующим доокрашиванием гематоксилином.

Структуру тимуса и лимфатических узлов изучали при помощи светового микроскопа «МИКРОМЕД-№3» со съёмной камерой. На серийных срезах при помощи программы «Scope Photo» измеряли максимальные линейные размеры (длина и ширина) тимуса и его долей, а также определяли топографию узлов относительно краниальной брыжеечной артерии и её ветвей, их количество и форму. Для определения площади и объёмной плотности паренхимы и соединительной ткани тимуса и его долей, а также площади брыжеечных лимфоузлов использовали программу «Image J». Корково-мозговой индекс вычисляли как отношение площади коркового вещества к площади мозгового. Все морфометрические параметры лимфатических узлов измерялись на срединных продольных срезах, проходящих через плоскость его ворот. Размеры структур органов определяли в 10 полях зрения у 10 животных. Каждый параметр измерялся не менее 50 раз. Клеточный состав узлов определялся на условной единице площади в 15000 мкм2. Подсчёт клеток узлов проводился в случаях отсутствия корково-мозговой дифференцировки во всей паренхиме, или в зависимости от степени выраженности структурно-функциональных зон раздельно в первичных узелках, диффузной части и мозговых тяжах при окуляре 10 и объективе 100. Поученные цифровые показатели обрабатывались с использованием статистического пакета Microsoft Excel.

Значение t оценивали по таблице Стьюдента. Различия двух сравниваемых величин считали достоверными при Р<0,05. Полученные результаты представлены в таблицах и диаграммах.

Процедура факторного анализа полученных данных получена при использовании прикладной программы SPSS 16,0 for Windows.

Заключение этического комитета: диссертационное исследование прошло экспертизу этического комитета ГОУ ВПО СПбГПМА (протокол №1 от 24 сентября 2007 г.).

Результаты исследования и их обсуждение.

Изучению виляния различных факторов внешней среды на органы лимфоидной [иммунной] системы посвящено значительное количество работ (Долгова М.А., 1974, 1988; Долгова М.А. и соавт., 1982, 1985; Петрова Т.Б., 1984; Савицкая Т.Н., 1985; Сапин М.Р. и соавт. 1994, 1999; Сапин М.Р., Никитюк Д.Б., 2000; Вихрук Т.И. и соавт., 1996, 2000; Кульбах О.С., 199 ; Груздева О.Н., 2000; Ткачук М.Г., 2000; Ткачук М.Г., Страдина М.С., 2004; Смирнова О.Ю, 2002; Свирин С.В., 2010; Anderson G. et al., 1999; Lio C.W., Hsieh C.S., 2011  и мн.др.).

Как известно, тимус – центральный орган иммуногенеза, состояние которого определяет иммунный статус организма. Пренатальное алкогольное воздействие приводит к нарушениям в строении тимуса, что влечёт за собой изменения со стороны вторичных органов лимфоидной [иммунной] системы, в частности КБЛУ.

Для систематизации изменений, возникающих в тимусе у новорождённых крыс при разной длительности этанолового воздействия на организм самок до беременности, мы основывались на показателях массы тимуса, его топографии, размерах и морфологической картине, связывая их с определённым периодом пренатального онтогенеза, на котором могли бы произойти подобные изменения.

Учитывая данные литературы (Петрова Т.Б., 1984), можно предположить, что относительно непродолжительное прегравидарное воздействие этанола на организм самок не вызывает нарушений на начальных этапах развития тимуса. При этом на первый план выходят изменения его количественных и качественных характеристик, возникающих позднее.

Более длительная алкогольная интоксикация самок в прегравидарном периоде приводит к изменениям на всех этапах развития тимуса у потомства. Их выраженность и проявления находятся в тесной связи со сроком, в течение которого самки подвергались алкоголизации до наступления беременности.

Другой закономерностью изменений в тимусе, которую нам удалось проследить, являются нарушения, касающиеся внутриорганного полиморфизма строения органа (исключением является пятимесячная прегравидарная алкогольная интоксикация). Появляются и нарастают, в зависимости от длительности экспериментального этанолового воздействия, различия в строении левой и правой долей тимуса и их долек (ранние сроки эксперимента), а на поздних сроках – определяющим является разнонаправленность изменений строения тимуса как на макро-, так и микроскопическом уровнях.

Таким образом, изменения в тимусе новорождённых экспериментальных животных имеют как ряд общих черт, так и выраженные различия количественных и качественных показателей, что позволяет по их совокупности определить длительность экспериментального воздействия и связать их с тем или иным периодом онтогенеза.

Для объяснения изменений, происходящих в органах иммунной системы в результате алкогольного воздействия, необходимо остановиться на основных этапах метаболизма этанола.

Одним из биологических эффектов этанола является его мембранотоксическое действие. В зависимости от длительности воздействия этанола возникает либо флюидизация клеточных мембран (при остром влиянии), либо (при хроническом воздействии) наоборот, повышается их ригидность (Успенский А.Е., 1984).

Существует 3 основных пути окисления этанола: 1) при участии фермента алкогольдегидрогеназы (АДГ), которая окисляет около 80% поступившего в организм этанола; 2) каталазный путь, в результате которого окисляется около 10% этанола и 3) окисление с помощью микросомальной этанолокисляющей системы (до 25%); особенностью последнего является его активация при систематическом употреблении алкоголя.

В результате окисления этилового спирта образуется ацетальдегид (ААГ), обладающий, как считается, ещё бльшим токсическим эффектом. ААГ, в свою очередь, тормозит окисление этанола, являясь физиологическим регулятором его метаболизма (Dawson A.G., 1981). При хроническом употреблении этанола наблюдается повышение содержания ААГ, что является результатом снижения активности альдегиддегидрогеназы (АльДГ) (Korsten M.A. et al., 1975; Schuckit M.A., Rayses V., 1979Palmer K.R., Jenkins W.J., 1982;). Под влиянием этого фермента ААГ окисляется до ацетата, который в последующем частично вовлекается в цикл Кребса. В конечно итоге ААГ расщепляется до углекислого газа и воды (Успенский А.Е., 1984).

В печени эмбрионов крыс отмечается достаточно высокий уровень скорости метаболизма ААГ (Eriksson, C.P., 1985; Eriksson C.J.P. et al, 1997; Jnkl H. Et al, 2000). Таким образом, концентрация ААГ у зародыша в бльшей степени зависит от его количества, поступившего из материнского организма. В свою очередь, его уровень определяется, как было указано выше, длительностью употребления этанола.

В результате проведённого исследования выявлены особенности адаптационного периода, продолжающегося 10 дней, при переводе самок крыс на 15% раствор этанола в качестве единственного источника жидкости. В течение этого периода у крыс восстанавливается питьевой и пищевой рационы, которые значительно снижались в первые три дня от начала эксперимента. В литературе имеются упоминания, что 10 дней достаточно для выявления преморбидных особенностей животных, предрасположенных к алкоголю (Буров Ю.В., Жуков В.Н., 1984).

Адаптация к этанолу наступает не у всех самок, что приводит к их гибели. Определено 2 периода повышенной смертности животных. Первый приходится на первый месяц эксперимента и характеризуется максимальной смертностью самок, которая достигает 25%, что, по-видимому, связано с неспособностью организма адаптироваться к этанолу. Ранее было установлено (Кампов-Полевой А.Б., Жуков В.И., 1979), что в популяции крыс присутствует значительное количество особей, которые полностью отвергают этанол. Второй период повышения смертности – пятый и шестой месяцы эксперимента, когда этот показатель составляет 10% и, вероятно, обусловлен изменениями, произошедшими в организме самки вследствие продолжительной алкогольной интоксикации. По данным А.Х. Абдрашитова (1984) среднесуточное употребление крысами 15% раствора этанола подвержено циклическим колебаниям: в течение первого и третьего месяцев оно составляет 7,2 г/кг, а второго и четвёртого – 7,5 г/кг. В то же время известно, что использование крысами этанола как питьевой жидкости в течение года не вызывает гистологических изменений в печени и сердце (Grant D.A. et al, 1981; Hepp A, Kochsiek K., 1982).

У экспериментальных животных увеличивается продолжительность беременности, которая в обычных условиях составляет 21 день. Наиболее значительно сроки беременности продлеваются у самок, находившихся под воздействием этанола в течение шести месяцев до оплодотворения. В этом случае беременность продолжалась на 5 дней дольше (26 дней). У крыс, подвергавшихся влиянию этанола только во время беременности, а также на протяжении трёх и пяти месяцев до беременности, роды наступали на 3 дня позже срока, то есть беременность продолжалась 24 дня. В остальные сроки эксперимента – алкоголизация самок в течение одного, двух и четырёх месяцев до беременности, её продолжительность составляла 22 дня (увеличение на 1 день). На увеличение сроков беременности у крыс до 22 дней при воздействии алкоголя во время беременности указывает и J.C Martin et al (1977). По всей видимости, такая реакция на воздействие этанола обусловлена видовыми особенностями крысы, поскольку многие авторы указывают на довольно высокую частоту преждевременных родов у женщин, употреблявших этанол до и во время беременности (Оготоева С.Н. и соавт., 2009; Кузнецова Е.Ю., Кондратенко А.С., 2011; Цицов А.А., Будкевич Т.Г., 2011).

В зависимости от длительности алкоголизации самок до наступления беременности изменяются и показатели внутриутробной смертности зародышей. В структуре общей внутриутробной смертности преобладает доимплантационная смертность, наиболее высокие показатели которой отмечаются у крыс, получавших этанол только во время беременности, а также в течение двух и шести месяцев до её наступления. Максимальная постимплантационная смертность регистрируется у самок, подвергавшихся воздействию алкоголя на протяжении пяти месяцев до беременности. На увеличение доимплантационной смертности у крыс при воздействии этанола во время беременности указывали ещё в 1993 году Н.А. Чеботарь и Л.А. Конописцева.

Смертность потомства в раннем постнатальном периоде также зависит от длительности влияния этанола на организм самок. Этот показатель постепенно растёт и достигает 100% у потомства самок, получавших этанол в течение трёх месяцев до наступления беременности и на её протяжении. Затем снижается и к концу эксперимента (6 месяцев прегравидарного воздействия) становится минимальным.

Одним из проявлений алкогольного синдрома плода у человека и животных является низкая масса тела новорождённых (Соколовская Т.А., 2009; Кузнецова Е.Ю., Кондратенко А.С., 2011; Grban Z., et al., 1990). Однако в большинстве работ не учитывается «алкогольный анамнез» матери. Результаты наших исследований показали, что воздействие этанола на организм самок крыс только во время беременности, а также в течение двух и четырёх месяцев до её наступления, действительно приводит к уменьшению массы тела новорождённых крыс. Однако у самок, получавших этанол в течение трёх и пяти месяцев до беременности, потомство имеет массу тела даже бльшую, чем у контрольных животных.

Показатели абсолютной и относительной масс тимуса новорождённых крыс зависят от длительности прегравидарной алкоголизации самок, но при этом изменяются не всегда однонаправленно. После воздействия этанола на самок только во время беременности снижаются одновременно оба показателя. В следующей экспериментальной группе (1 месяц прегравидарной алкоголизации) относительная масса тимуса продолжает уменьшаться, достигая минимальных значений, по сравнению со всеми группами; относительная же масса тимуса, напротив, несколько увеличивается. После двух- и трёхмесячного влияния этанола до наступления беременности, абсолютная масса тимуса у потомства постепенно увеличивается, а относительная – существенно не изменяется. Далее (4 месяца воздействия), оба показателя снижаются параллельно, а на следующем сроке эксперимента (5 месяцев) они повышаются. После воздействия этанола на самок в течение шести месяцев до наступления беременности показатели и абсолютной и относительной массы тимуса новорождённых крыс колеблются в очень широких пределах, что позволяет выделить 2 группы животных: 1) с низкими показателями и 2) с высокими показателями массы тимуса (рис. 1). Эти данные согласуются с результатами исследования Э.А. Надырова (1991), который отмечал уменьшение абсолютной и относительной массы тимуса у потомства алкоголизированных во время беременности крыс.

Рис. 1. Изменения показателей абсолютной и относительной масс тимуса новорождённых крыс. (Здесь и далее VII (а) – животные 7-й экспериментальной группы с низкими значениями абсолютной и относительной масс тимуса; VII (б) – животные 7-й экспериментальной группы с высокими значениями абсолютной и относительной масс тимуса)

У большинства видов животных тимус состоит из двух отдельных долей, не соединённых между собой (Харченко В.П. и соавт., 1998). В наших исследованиях у контрольных новорождённых животных в 21,8% случаев мы обнаружили тимус, состоящий из трёх долей. А.А. Пасюк (2006) изучила строение тимуса 70 белых крыс обоего пола в возрасте от новорождённых до двух лет и описала трёхдолевое строение тимуса лишь у 3 крыс, что составляет 4,3%. Н.А. Курдюмов (1951) полагает, что многодольчатость тимуса может возникнуть вследствие индивидуальных различий его развития в онтогенезе или вследствие регрессивных процессов, происходящих в его паренхиме, отсюда и большая вариабельность не только количества добавочных долей, но и топографии, формы и величины самого тимуса у человека и различных животных. Таким образом, по нашему мнению, наличие как двух, так и трёх долей в тимусе может рассматриваться, как вариант нормы.

Тимус, состоящий из трёх долей, наблюдается и у новорождённых животных, родившихся от самок после их алкоголизации в течение одного месяца до наступления и только во время беременности. Однако в последнем случае частота обнаружения такого варианта организации тимуса возрастает до 25,5%.

Формирование зачатков тимуса у грызунов начинается на ранних стадиях эмбриогенеза – 5-7 сутки и заканчивается к 12-13 суткам внутриутробного развития (Петрова Т.Б., 1984; Osmond D.G., 1985; Clarke A.G., Kendall M.D., 1989; Kendall M.D., Clarke A.G., 2000). Очевидно, что именно в этот период закладывается количество долей в тимусе, а воздействие этанола и/или его метаболитов в эти сроки влияет на формирование его зачатков. Этим можно объяснить некоторое увеличение частоты обнаружения тимуса с тремя долями у потомства крыс, находившихся под влиянием этанола на протяжении одного месяца до наступления беременности и отсутствие тимуса с таким строением, при увеличении сроков эксперимента. При этом, частота встречаемости трёхдолевого тимуса у новорождённых крыс после алкоголизации их матерей только во время беременности не изменяется, что по видимому связано с 10-дневным периодом адаптации самок к этанолу.

Многие авторы считают, что у человека тимус может состоять, более чем из двух долей и это не является аномалией (Лихачева Н.Б., 1946; Букейханов Н.X., 1950; Жолобов Л.К., 1959, 1960; Третьяков В.А. 1966; Филиппова Л.О., 1982; Забродин В.А., 2006), в то же время F.L. Francis, et al. (1985) считают, что многодольчатость является отклонением от нормального строения органа.

У новорождённых крыс контрольной группы с двудолевым строением органа, его левая доля всегда больше правой по длине, ширине и площади на срезах (рис. 2). При этом А.А. Пасюк (2006) не выявила достоверной разницы между морфометрическими параметрами правой и левой долей тимуса у крыс. В то же время, в литературе имеются указания на то, что у человека в большинстве случаев левая доля тимуса преобладает над правой (Филиппова Л.О., 1982; Стаценко Г.В., 1997; Забродин В.А., 2004).

У новорождённых крыс при гистологическом исследовании выявлено 3 варианта строения паренхимы КБЛУ: 1) паренхима представлена диффузной лимфоидной тканью (без признаков корково-мозговой дифференцировки (КМД)); 2) паренхима разделена на корковое (КВ) и мозговое вещество (МВ); 3) в паренхиме сформированы первичные узелки (ПУ).

У контрольных новорождённых крыс по количеству и площади преобладают КБЛУ с ПУ, несколько меньше по обоим показателям узлов с недифференцированной паренхимой и меньше всего – с разделением на КВ и МВ (рис. 3).

КБЛУ без признаков корково-мозговой дифференцировки имеют округлую или овальную форму и всегда располагаются в области начала КБА и в области илеоцекального угла, где встречается только такой тип узлов. По ходу продолжения КБА, после отхождения от неё подвздошно-ободочной артерии они присутствуют только в случаев. КБЛУ с КМД всегда имеют веретеновидную форму и располагаются исключительно в области начала КБА. Лимфатические узлы со сформированными ПУ представлены двумя формами – бобовидной и лентовидной. Они всегда локализуются в области начала КБА и её продолжения после отхождения подвздошно-ободочной артерии.

В паренхиме КБЛУ без КМД доминирующими клеточными элементами являются ретикулярные клетки. Следом идут клетки лимфоидного ряда. Необходимо отметить, что в КБЛУ, расположенных в илеоцекальной области, количество лимфоидных элементов заметно меньше, чем в аналогичных узлах, но расположенных ближе к началу КБА.

В зоне коркового вещества КБЛУ с КМД преобладают лимфоциты, на втором месте находятся ретикулярные клетки. В зоне же мозгового вещества напротив, преобладают ретикулярные клетки, а среди лимфоидных клеток – малые лимфоциты. Может регистрироваться некоторое количество макрофагов, нейтрофильных и базофильных гранулоцитов.

А

Б

В

Рис. 2. А – изменение показателей длины тимуса; Б – изменение показателей ширины тимуса; В – изменение показателей площади тимуса

А

Б

Рис. 3. А – изменение количества краниальных брыжеечных лимфатических узлов с разной степенью дифференцировки паренхимы; Б – изменение показателей площади на срезах краниальных брыжеечных лимфатических узлов с разной степенью дифференцировки паренхимы

Во всех частях паренхимы КБЛУ с ПУ преобладают малые лимфоциты. Кроме них присутствуют средние лимфоциты, большие лимфоциты, ретикулярные клетки. Возрастает число макрофагов, базофильных и нейтрофильных гранулоцитов. Появляются эозинофильные гранулоциты, а в мозговых тяжах и плазматические клетки.

Линейные размеры и площадь тимуса, состоящего из двух долей, у новорождённых крыс изменяются на срезах в зависимости от сроков прегравидарного воздействия этанола на организм самок. Количество КБЛУ, их площадь на срезах и степень дифференцировки паренхимы у новорождённых крыс также меняются в зависимости от длительности воздействия этанола на организм самок до беременности (рис. 2, 3).

При влиянии этанола на самок только во время беременности линейные размеры и площадь тимуса у новорождённого потомства уменьшаются. Уменьшение длины и ширины происходит за счёт обеих долей тимуса, а площади – главным образом за счёт левой доли (рис. 2). У этих животных уменьшается общее количество и площадь КБЛУ, отсутствуют узлы с гомогенной паренхимой, а по числу и площади значительно преобладают узлы с КМД. КБЛУ с КМД имеют округлую, овальную, бобовидную и, нехарактерную для контрольных животных, треугольную форму располагаются в области начала КБА и её продолжения после отхождения подвздошно-ободочной артерии. КБЛУ со сформированными ПУ представлены всегда одним узлом лентовидной формы, локализованным в области продолжения КБА после отхождения от неё подвздошно-ободочной артерии (рис. 2).

На следующем сроке эксперимента (1 месяц прегравидарного воздействия этанола) длина и площадь тимуса новорождённых крыс меньше, чем в контроле, а ширина – больше. Эти изменения обусловлены тем, что левая доля имеет меньшие длину и ширину, а правая доля – только длину. Уменьшение общей площади тимуса происходит, в равной степени как за счёт левой, так и правой долей. При этом, по сравнению с предыдущей экспериментальной группой ширина и площадь тимуса на срезах увеличиваются (рис. 2). Помимо этого, правая доля расположена более краниально, чем левая и доли могут срастаться в области каудальных полюсов. У этих новорождённых крыс ещё значительнее уменьшается число КБЛУ и по сравнению с контролем, и по сравнению с предыдущей группой, однако площадь узлов на срезах значительно увеличивается, превышая контрольные показатели, за счёт узлов с КМД. Полностью отсутствуют узлы с ПУ (рис. 3). Узел без КМД всегда одиночный, округлой формы, располагается в области начала КБА. КБЛУ с корково-мозговой дифференцировкой представлены узлами округлой и, нехарактерными для контрольных животных, неправильной и треугольной форм. Они локализуются в области начала КБА и её продолжения после отхождения подвздошно-ободочной артерии. В илеоцекальной области КБЛУ всегда отсутствуют.

После двухмесячного воздействия этанола на самок до начала беременности, длина тимуса у их потомства достоверно не отличается от контрольных показателей, ширина несколько меньше, а площадь увеличивается. В правой доле эти показатели выше контрольных значений. Площадь органа на срезах увеличена, как за счёт левой, так и правой долей. По сравнению с предыдущим сроком эксперимента все параметры возрастают (рис. 3). Кроме этого, задний полюс правой доли расположен более краниально. У этих животных несколько увеличивается количество КБЛУ, оставаясь, однако, сниженным, по сравнению с контролем. При этом общая площадь узлов на срезах значительно меньше, чем в контроле. Узлы имеют все три варианта организации паренхимы. По числу преобладают узлы без КМД, а по площади – узлы с ПУ; меньше всего по количеству – узлов с ПУ; наименьшую площадь занимают узлы с КМД (рис. 2). КБЛУ без признаков корково-мозговой дифференцировки имеют бобовидную и округлую формы, они обнаруживаются в области начала КБА и по ходу её продолжения, после отхождения подвздошно-ободочной артерии. Здесь же располагаются и узлы с КМД, имеющие округлую и лентовидную формы.

Далее (3 месяца прегравидарного воздействия), длина тимуса новорождённых животных увеличивается по сравнению с контролем, как за счёт правой, так и левой долей. Ширина левой доли уменьшается, а правой, напротив, увеличивается. Площадь органа на срезах в значительной степени выше контрольных значений и обусловлена, преимущественно, увеличением площади левой доли. По сравнению с предыдущим сроком эксперимента происходит увеличение всех параметров, за исключением длины и площади правой доли, которые несколько снижаются (рис. 3). Как и у животных предыдущей экспериментальной группы, задний полюс правой доли расположен более краниально. У потомства крыс, этой экспериментальной группы резко снижены и общее количество КБЛУ и их площадь на срезах (рис. 2). Все они имеют гомогенную паренхиму, локализуются исключительно по ходу продолжения КБА, после отхождения от неё подвздошно-ободочной артерии и всегда имеют овальную форму.

После влияния этанола на самок в течение четырёх месяцев до беременности, длина тимуса потомства уменьшена, его левой доли – соответствует контрольным значениям, а правой – увеличена. Показатели ширины тимуса снижены за счёт обеих долей. Уменьшение площади тимуса на срезах обусловлено, в основном, его левой долей. По сравнению с животными предыдущей экспериментальной группы, все показатели уменьшаются. Правая доля всегда расположена более краниально, чем левая (рис. 2). У таких новорождённых крыс увеличиваются количество КБЛУ, резко превышая контрольные значения и их площадь на срезах, которая так же увеличена (рис. 2). По числу заметно преобладают узлы без КМД; узлов с разделением паренхимы на КВ и МВ меньше всего и по количеству и по площади. А узлы с ПУ, значительно уступая узлам без КМД по числу, являются превалирующими по площади, которая значительно превышает контрольные параметры (рис. 3). Узлы без КМД имеют округлую или овальную формы, локализуются в месте начала КБА, так и, что не характерно для КБЛУ всех предшествующих экспериментальных групп новорождённых крыс, в илеоцекальной области. КБЛУ с корково-мозговой дифференцировкой встречаются непостоянно и представлены узлами овальной формы. Они расположены по ходу продолжения КБА после отхождения от неё подвздошно-ободочной артерии. Узлы с ПУ располагаются в начальном отрезке КБА проксимально от начала подвздошно-ободочной артерии и имеют бобовидную форму и после отхождения последней, где их форма становится лентовидной.

К следующему сроку эксперимента (5 месяцев воздействия этанола на самок до беременности) длина тимуса новорождённых крыс меньше, чем у контрольных животных. Ширина правой доли тимуса больше, чем в контроле, что обеспечивает бльшую ширину органа в целом, несмотря на то, что этот параметр левой доли меньше. Площадь тимуса на срезах достоверно не отличается от контрольных значений, но площадь левой доли меньше, а правой, напротив, больше. По сравнению с предыдущей экспериментальной группой животных, длина тимуса и его долей уменьшается, а ширина органа и его правой доли возрастают при снижении этого показателя в левой; площадь органа и его долей увеличиваются (рис. 2). Правая доля тимуса занимает более краниальное положение, чем левая. Пятимесячная прегравидарная алкоголизация самок, приводит к тому, что у их потомства значительно уменьшается общее количество КБЛУ, по сравнению с предшествующей экспериментальной группой и контролем. Однако показатель общей площади на срезах снижен не столь выражено. Имеются все три варианта строения паренхимы КБЛУ. По числу и площади на срезах преобладают узлы с КМД. Второе место по количеству занимают узлы без КМД, а по площади – узлы с ПУ. На третьем месте по числу – КБЛУ с первичными узелками, по площади – узлы без КМД (рис. 3). Узлы без корково-мозговой дифференцировки имеют овальную форму и расположены по ходу продолжения КБА после отхождения подвздошно-ободочной артерии. КБЛУ, имеющие разделение паренхимы на КВ и МВ расположены в области начала КБА и имеют неправильную форму. КБЛУ с первичными узелками всегда одиночные, имеют бобовидную форму и располагаются по ходу продолжения КБА после отхождения от неё подвздошно-ободочной артерии. В илеоцекальной области КБЛУ отсутствуют.

Как уже описано выше, новорождённые, родившиеся от самок, получавших этанол в течение шести месяцев до наступления беременности, по показателям абсолютной и относительной масс тимуса могут быть разделены на две группы. Так, тимусу животных с низкими параметрами массы, присущи уменьшенные длина и ширина за счёт правой и левой доли органа соответственно. Уменьшение площади левой доли обусловливает и уменьшение площади органа на срезах в целом. По сравнению с животными предыдущей экспериментальной группы, длина тимуса практически не изменяется, а ширина и площадь уменьшаются (рис. 2). Правая доля расположена более краниально.

Тимус новорождённых животных с высокими показателями массы короче контрольных значений, а ширину – больше. Площадь органа на срезах увеличивается, главным образом за счёт его правой доли. По сравнению с новорождёнными, матери которых находились под влиянием этанола на протяжении пяти месяцев до начала беременности, у животных данной группы все параметры тимуса и его долей возрастают (рис. 2).

Изменения в строении КБЛУ у потомства крыс, находившихся под влиянием этанола в течение шести месяцев до наступления беременности, коррелируют с показателями абсолютной и относительной масс тимуса.

В случае низких значений абсолютной и относительной массы тимуса, у новорождённых крыс уменьшено общее число КБЛУ, по сравнению с контролем, но увеличено по сравнению с предыдущей группой. При этом их суммарная площадь на срезах незначительно отличается от контрольных показателей (рис. 3). Характерной особенностью этой группы животных является отсутствие КБЛУ с первичными узелками, а по числу и особенно по площади преобладают узлы с КМД. Узлы без КМД имеют округлую или овальную формы и локализуются в области начала КБА и её продолжения после отхождения подвздошно-ободочной артерии. КБЛУ с корково-мозговой дифференцировкой представлены узлами округлой и неправильной форм. Они, также как и КБЛУ с гомогенной паренхимой, расположены в области начала КБА и её продолжения после отхождения подвздошно-ободочной артерии. В илеоцекальном углу КБЛУ нет.

В случае же высоких значений абсолютной и относительной масс тимуса, у новорождённых крыс общее число КБЛУ уменьшено, по сравнению с контролем, но увеличено по сравнению с животными с низкими показателями массы тимуса. Имеют места все 3 варианта строения паренхимы КБЛУ, диффузные части коркового вещества узлов с ПУ не дифференцированы. По количеству преобладают узлы с ПУ, немногим меньше узлов без КМД и значительно меньше узлов с КМД. По площади значительно превалируют КБЛУ с первичными узелками. Площадь узлов с корково-мозговой дифференцировкой и без неё незначительна (рис. 3). Форма узлов без КМД варьирует от овальной до бобовидной, что связано с их локализацией. Овальные узлы расположены в месте начала КБА, а бобовидные – в илеоцекальной области. КБЛУ с паренхимой, разделённой на КВ и МВ, встречаются не постоянно, имеют овальную форму и во всех случаях расположены по ходу продолжения КБА после отхождения подвздошно-ободочной артерии. КБЛУ со формированными ПУ, но с недифференцированными отделами диффузной части имеют неправильную или лентовидную формы. Они локализуются в области начала КБА и её продолжения после отхождения подвздошно-ободочной артерии.

В тимусе, состоящем из трёх долей, у контрольных крыс правая доля по длине, ширине и площади всегда преобладает над левыми (основной и добавочной). При этом, в таком тимусе параметры длины и площади правой доли больше аналогичных параметров правой доли двудолевого тимуса, а её ширина – меньше.

Как уже отмечалось, трёхдолевой тимус встречается только в двух экспериментальных группах: 1) воздействие этанолом только во время беременности и 2) воздействие этанолом на протяжении одного месяца до наступления беременности. Длина тимуса новорождённых крыс уменьшается, прямо коррелируя с периодом алкоголизации. При этом длина левой основной доли органа увеличивается у крыс 1-й группы и уменьшается во 2-й по сравнению с контролем. Длина левой добавочной доли не изменяется на всём протяжении эксперимента, а правой – снижается только во 2-й группе. Ширина тимуса и его левых долей значительно увеличиваются у животных 1-й группы, снижается, но не до контрольных значений во 2-й. Этот показатель для правой доли равномерно понижается на протяжении эксперимента. Показатели площади всего тимуса и его правой доли уменьшаются, особенно значительно у новорождённых крыс 2-й группы. Площадь левой доли на срезах вначале несколько увеличивается, затем резко снижается. Показатель площади левой добавочной доли тимуса уменьшается только у животных 2-й группы.

Эпителиальный зачаток тимуса крыс в пренатальном онтогенезе опускается за грудину в течение 14-16 суток внутриутробного развития (Петрова Т.Б., 1984). На основании полученных нами данных, можно предположить, что этот процесс происходит неравномерно в зачатках правой и левой долей. У экспериментальных новорождённых животных правая доля тимуса располагается более краниально, что, вероятно, обусловлено более медленным её опусканием в эти сроки, а дальнейшему её продвижению препятствует активное развитие сосудов и их проникновение в паренхиму, а также активный рост органа, начинающиеся с 17-х суток внутриутробного развития. В зависимости от длительности эксперимента асимметрия в топографии долей выражена в разной степени. Она наиболее значима после одного и, особенно, пяти месяцев прегравидарного воздействия этанола на самок.

В норме у новорождённых крыс соотношение паренхимы и соединительной ткани в тимусе, состоящем из двух долей, составляет 2,6:1, в его левой доле – 2,7:1, в правой – 2,5:1. Эти соотношения меняются, в зависимости от длительности эксперимента. Изменения этого показателя в сторону увеличения объёмной плотности паренхимы наблюдается в тимусе новорождённых крыс, родившихся от самок, подвергавшихся воздействию этанола только во время беременности, а также после трёхмесячной алкоголизации самок до начала беременности. Причём в первом случае это происходит в бльшей степени за счёт правой доли органа, а во втором – левой.

У потомства самок, находившихся под влиянием этанола на протяжении одного и двух месяцев до наступления беременности соотношения паренхимного и соединительнотканного компонентов в целом тимусе меняются мало. Однако, в первом случае объёмная плотность паренхимы несколько увеличивается, за счёт обеих долей, а во втором – уменьшается, также за счёт правой и левой долей.

После четырёх- и пятимесячной алкоголизации самок до беременности объёмная плоность паренхимы в тимусе снижается. На первом сроке это происходит с участием обеих долей органа, а на втором – преимущественно правой доли, где начинает преобладать соединительная ткань.

У потомства крыс, находившихся под влиянием алкоголя в течение шести месяцев до начала беременности, в тимусе наблюдается соотношение между паренхимой и соединительной тканью, примерно такое же, как и у контрольных животных. При этом, в тимусе с низкими значениями абсолютной и относительной масс, определяется повышенное содержание паренхимы в левой доле органа и сниженное в правой, а в тимусе с высокими показателями – соотношение компонентов близкое к контролю.

У новорождённых крыс контрольной группы соотношение паренхимы и соединительной ткани в тимусе, состоящем из трёх долей, составляет 2,4:1, в его левой основной доле – 1,6:1, в левой добавочной – 1,2:1, в правой – 4,3:1. Такой вариант строения тимуса как уже отмечалось, помимо контрольных животных, встречается только в двух экспериментальных группах – алкоголизация самок во время беременности и в течение одного месяца до её наступления. В тимусе экспериментальных животных обеих групп происходит небольшое увеличение содержания паренхимы за счёт всех долей.

В норме у новорождённых крыс, в случае двудолевого строения тимуса, его паренхима полностью разделена на дольки. Однако их количество в левой и правой долях неодинаково. Левая доля состоит в среднем из 15,9±2,3 долек, а в составе правой доли насчитывается 11,3±2,1 долек. Большинство долек в обеих долях мелкие, но, несмотря на это, по занимаемой площади доминируют крупные дольки, на площадь которых приходится более 50% паренхимы.

У потомства экспериментальных животных изменяются количество долек и их размеры, а также может происходить задержка разделения паренхимы тимуса на дольки.

У новорождённых животных, родившихся от крыс, получавших этанол только во время беременности, уменьшается, по сравнению с контролем, общее число долек, причём наиболее резко – в левой доле. По количеству в этой доле преобладают крупные дольки, занимающие более 70% площади паренхимы. В правой доле большинство долек средние, на которые, наряду с крупными, приходится около 50% паренхимы доли.

В тимусе потомства, полученного от самок, находившихся под влиянием этанола в течение одного месяца до начала беременности, разделение на дольки характерно лишь для левой доли органа. В правой такого разделения нет, однако регистрируется внедрение соединительной ткани в паренхиму на различную глубину. Левая доля состоит в среднем из 9,04±0,07 долек, что меньше, чем в контроле и в предыдущей экспериментальной группе. По количеству (более 50%) и занимаемой площади (более 90%) доминирующими являются крупные дольки.

Сходная морфологическая картина долей тимуса наблюдается у новорождённых крыс, родившихся от самок, получавших этанол на протяжении двух месяцев до беременности. У крысят этой экспериментальной группы ещё больше снижено количество долек (до 6,12±1,08) в левой доле, среди которых как по количеству, так и по площади преобладают крупные дольки. В правой доле разделение паренхимы на дольки неполное (выражено только в её краниальных отделах), при этом имеющиеся дольки – мелкие.

После трёхмесячной прегравидарной этаноловой интоксикации самок, у их новорождённого потомства паренхима обеих долей тимуса разделена на дольки. Достоверно значимых различий, по сравнению с контролем, по количеству долек левой и правой долей тимуса нами не выявлено. Кроме этого, так же как  у животных, развивавшихся в обычных условиях, у новорождённых крыс данной экспериментальной группы в обеих долях по количеству превалируют дольки мелких размеров, а по занимаемой в доле площади – крупные.

У потомства животных следующей экспериментальной группы (четырёхмесячная прегравидарная этаноловая интоксикация), паренхима обеих долей тимуса разделена на дольки. При этом количество долек, по сравнению с новорождёнными крысами контрольной группы, и в левой, и в правой долях возрастает, что особенно выражено в правой доле. Мелкие дольки являются доминирующими в обеих долях тимуса. В то же время в левой доле мелкие и крупные дольки занимают почти одинаковую площадь (38,36±2,9% и 34,05±3,2% соответственно). А в правой доле по этому показателю преобладают крупные дольки.

Для долей тимуса новорождённых крыс, полученных от самок, подвергавшихся воздействию этанола на протяжении пяти месяцев до беременности, разделение на дольки не характерно. Тем не менее, можно наблюдать внедрение соединительной ткани в паренхиму органа, глубина и выраженность которого более существенна в левой доле. Кроме этого, в ней могут быть обнаружены немногочисленные дольки, по показателям площади являющиеся мелкими и средними.

У новорождённых крыс, развивавшихся в условиях воздействия этанола на организм матери в течение шести месяцев до наступления беременности, в тимусе с низкими значениями абсолютной и относительной масс, на дольки разделена только левая его доля. При этом количество долек меньше, чем у контрольных животных. Тем не менее, большинство (более 60%) из них – мелкие, а наибольшую площадь в доле занимают крупные дольки, что наблюдается и в норме. Начало разделения правой доли на дольки определятся в области её краниального и каудального полюсов.

У животных этой же экспериментальной группы, но с высокими показателями абсолютной и относительной масс тимуса, число долек в левой и правой долях органа достоверно снижается, по сравнению с контролем, до 8,21±1,17 и 7,96±0,85% соответственно. В обеих долях по количеству и занимаемой площади преобладают крупные дольки.

У контрольных новорождённых животных, тимус которых состоит из трёх долей, полное разделение на дольки можно наблюдать лишь в левых долях. В основной левой доле общее количество долек составляет 8,7±0,9, в левой добавочной – 2,4±0,4. Преобладание по числу мелких, а по площади – крупных долек, характерно для левой основной доли. В левой же добавочной доле по этим показателям доминируют крупные дольки. В правой доле, процесс разделения на дольки не завершён, что выражается в неравномерном проникновении соединительной ткани в паренхиму, больше выраженное в её медиальных отделах.

В 1-й экспериментальной группе (воздействие этанола на самок только во время беременности) у новорождённых животных с тимусом, состоящим из трёх долей количество долек в основной левой доле уменьшается, по сравнению с контролем (5,6±0,3), при этом по числу и площади преобладают крупные дольки. В добавочной левой доле, напротив, значительно возрастает (до 8,6±0,4), но полностью отсутствуют крупные дольки, а мелкие доминируют по количеству и площади. Паренхима правой доли на дольки не разделена.

Для новорождённых крыс следующей экспериментальной группы (одномесячная прегравидарная алкоголизация самок) в трёхдолевом тимусе характерно частичное разделение на дольки обеих левых долей. Количество сформированных долек в основной левой доле составляет 2,1±0,4, а в добавочной – 1,4±0,2. Большинство долек средние по площади. Разделение паренхимы правой доли на дольки нет.

По данным Т.Б. Петровой (1984) процесс разделения долей тимуса крыс на дольки начинается с 14-х суток внутриутробного развития (одновременно с его опусканием за грудину) и продолжается в течение первого месяца постнатальной жизни. Первые соединительнотканные перегородки появляются к концу 16-х суток развития и проникают в орган на незначительную глубину. К концу 19-х суток в тимусе формируются первичные дольки, разделённые внутриорганной соединительной тканью, содержащей кровеносные сосуды. К концу внутриутробного развития увеличиваются количество и размеры долек. У новорождённых животных процесс разделения паренхимы тимуса на дольки не завершён. Первичные дольки разделяются на вторичные фрагменты, и в дальнейшем происходит замедление расщепления на дольки.

В то же время некоторые авторы считают, что разделение паренхимы тимуса на дольки происходит ещё внутриутробно. К моменту рождения орган имеет хорошо выраженное дольчатое строение с примерно одинаковыми по площади дольками (Морозова Е.В., 1990; Надыров Э.А., 1991).

Результаты нашего исследования вполне согласуются с данными Т.Б. Петровой (1984), поскольку у контрольных новорождённых крыс мы обнаружили дольки разных размеров в разном количестве. Наличие крупных долек в паренхиме тимуса, по нашему мнению, указывает на незавершённость процесса разделения на дольки. Учитывая полученные данные о линейных размерах и площади на срезах тимуса и его долей, правая доля тимуса не только несколько позже начинает опускаться за грудину, но и разделение её паренхимы на дольки, в сравнении с левой долей «запаздывает». Поэтому у новорождённых животных тимус отличается выраженным полиморфизмом его долек.

Влияние этанола и его метаболитов изменяет скорости процессов разделения паренхимы тимуса развивающихся крыс на дольки. Уменьшение количества долек связано с увеличением числа крупных, которые занимают бльшую часть паренхимы долек, что, в свою очередь, может свидетельствовать о торможении процесса разделения на дольки. Увеличение же количества долек, происходящее преимущественно за счёт мелких, можно расценивать как один из признаков гипоплазии тимуса (Ивановская Т.Е. и соавт., 1996). Неразделение паренхимы на дольки вероятно является следствием более длительной задержки процесса формирования долек. В то же время, согласно данным Э.А. Надырова (1991) влияние этанола на беременных самок белых крыс не изменяет темпы внутриутробного разделения паренхимы тимуса их потомства на дольки.

По поводу количества брыжеечных лимфатических узлов, наши данные отличаются от результатов исследований Т.Н. Савицкой (1985) и Е.В. Морозовой (1990). По их данным количество брыжеечных лимфатических узлов, колеблется в норме от 2-3 до 5, составляя в среднем 4 узла. Пренатальное влияние некоторых лекарственных препаратов таких как тетрациклина гидрохлорид или индометацин не вызывает изменений в количестве брыжеечных лимфатических узлов у новорождённых крыс. По данным, этих же авторов, введение тетрациклина гидрохлорида и индометацина самкам белых крыс во время беременности, существенно не изменяет площадь брыжеечных лимфатических узлов у их потомства. Таким образом, возможно, этанол оказывает определённое специфическое влияние на развитие КБЛУ в пренатальном онтогенезе, поскольку значительно изменяются количество и площадь узлов.

В результате проведённого исследования установлено, что КБЛУ новорождённых крыс контрольной группы отличаются выраженным полиморфизмом. Регистрируются узлы овальной, округлой, веретеновидной, бобовидной и лентовидной форм. Как отмечала Л.С. Беспалова (1967), форма лимфатических узлов у млекопитающих животных и человека более разнообразна, чем принято в традиционных описаниях: овальная, круглая, бобовидная, и в виде тяжа. Т.Н. Савицкая (1985) у плодов крысы описала брыжеечные лимфатические узлы треугольной, лентовидной и неправильной овальной форм, а к моменту рождения – только округлые и овальные. Сходные данные о брыжеечных лимфатических узлах у новорождённых крыс привела и Е.В. Морозова (1990). Только О.Ю. Смирнова (2002) отметила треугольную и округлую формы зачатков лимфатических узлов крыс. В.Э. Шуркус с соавторами (2002) определил у плодов человека 10,5-11 недель зачатки верхних брыжеечных лимфатических узлов булавовидной, шаровидной, грибовидной, конической и пальцевидной форм в виде инвагинаций мезенхимы в просвет лимфатических путей. В 11-11,5 недель такие зачатки приобретают вид массивов однородной лимфоидной ткани в виде протяжённых лент. При этом они располагаются вдоль сосудов и имеют ровную поверхность, а позднее могут принимать веретеновидную форму (Мельникова А.М., 1969). Бобовидная форма брыжеечных лимфатических узлов у крыс описана только в постнатальном периоде онтогенеза, начиная с двухнедельного возраста животных (Морозова Е.В., 1991).

Помимо количества, суммарной площади, степени дифференцировки паренхимы и формы к моменту рождения КБЛУ крыс характеризуются различной организацией их структурных компонентов. Имеющиеся в литературе данные свидетельствуют о том, что развитие лимфатических узлов происходит гетерохронно, даже в пределах одной топографической группы, в которой можно наблюдать как сформированные в достаточной степени узлы, так и узлы в стадии закладки (Сушко А.А. и Чернышенко Л.В., 1966; Пола А.П., 1974; Жарикова Е.Н., 1979; Угримова В.Е., 1981; Хлыстова З.С., 1987, Свирин С.В., 2010). Как показали исследования В.Э Шуркус и соавторов (2002), в развитии верхних брыжеечных лимфатических узлов человека можно выделить две генерации. Первая генерация возникает раньше в – 10,5-11 недель, а вторая – в 15-15,5 недель. В части случаев имеет место объединение закладок узлов первой и второй генераций. В конце первой половины внутриутробной жизни в лимфопроводящих путях, топографически связанных с бассейном верхней брыжеечной артерии, регистрируются как примитивно устроенные мелкие, так и весьма крупные и зрелые лимфатические узлы. Паренхима небольших по размерам узлов однородна и не подразделяется на корковое и мозговое вещество (Шуркус В.Э. и др., 2002). Некоторые исследователи описывают чёткое выделение всех структурных компонентов лимфатических узлов у крыс только в постнатальном периоде онтогенеза, в конце первой недели жизни (Савицкая Т.Н., 1985).

Отражением функционального состояния органов иммунной системы является их клеточный состав (Сапин М.Р., 1996). В норме у новорождённых крыс выявлены значительные различия в клеточном составе тимуса в зависимости от количества его долей. При двудолевой организации органа различий в клеточном составе между долями не обнаружено. В КВ существенно преобладают малые лимфоциты (44,19±1,58%), а в МВ наряду с последними значительную долю занимают и ретикулярные эпителиоциты (30,92±2,19% и 39,36±2,21% соответственно). В тимусе, состоящем из трёх долей, обнаружены существенные различия в клеточной популяции его долей. По сравнению с наиболее часто встречающимся двудолевом варианте строения тимуса, в корковом и мозговом веществе левых (основной и добавочной) долей увеличено количество малых лимфоцитов, при сниженном процентном содержании остальных клеток: средних и больших лимфоцитов, ретикулярных и дегенирирущих клеток, тканевых базофилов, а также клеток с фигурами митозов. В правой доле в корковом и мозговом веществе содержание малых лимфоцитов, напротив, снижено, также как и разрушающихся клеток и тканевых базофилов; отмечается увеличение доли средних и больших лимфоцитов, ретикулярных и делящихся клеток. Подобные различия в клеточном составе свидетельствуют о разной структурно-функциональной зрелости долей трёхдолевого тимуса.

Результаты, полученные нами в отношении клеточного состава двудолевого тимуса согласуются и с данным литературы (Петрова Т.Б., 1984, Морозова Е.В., 1991). В тоже время клеточный состав левых долей трёхдолевого тимуса, свидетельствует о его большей зрелости, что отмечается в более поздние сроки его постнатального развития. Правая доля тимуса при таком варианте его строения по клеточному составу соответствует пренатальной его организации – около 20 суток внутриутробного развития.

Таким образом, возвращаясь к вопросу о количестве долей в тимусе необходимо отметить следующие. Считая многодольчатость в строении тимуса как нормальным вариантом его строения (Лихачева Н.Б., 1946; Букейханов Н.X., 1950; Жолобов Л.К., 1959, 1960; Третьяков В.А. 1966; Филиппова Л.О., 1982; Забродин В.А., 2006), так и аномалией (Francis F.L., et al.,1985) необходимо учитывать клеточный состав тимуса, или, в клинической практике, специфические функциональные тесты.

В двудолевом тимусе экспериментальных животных, полученных от крыс, подвергшихся этаноловой интоксикации лишь во время беременности отмечается снижение общего количества клеточных элементов как в корковом, так и в мозговом веществе. Уменьшатся доля лимфоидных клеток и клеток с фигурами митоза, а также тканевых базофилов. Содержание же ретиклярных эпителиоцитов и дегенерирующих клеток возрастает. При этом наиболее резкие изменения отмечаются в мозговом веществе со стороны средних лимфоцитов и ретикулярных клеток, что в свою очередь, видимо, должно найти отражение в изменении антигеннезависимого созревания Т-лимфоцитов и секреции дальнодействующих гормонов (Ивановская Т.Е., 1996; Kendall M., 1981; Janossy et al., 1986). В мозговом веществе, кроме этого, наблюдается снижение количества тимусных телец и их эксцентричное расположение на границе коркового и мозгового вещества. Сходная тенденция отмечается и в левых долях трёхдолевого тимуса, однако в корковом веществе наблюдается некоторое возрастание доли средних лимфоцитов. Последние, как известно, несут на своей мембране маркеры зрелых лимфоцитов и способны к активной пролиферации и в последующей миграции в мозговое вещество (Ярилин А.А. и соавт., 1991; Bryant B.J., 1972; van Ewijk W., 1984). Это, по всей видимости, носит некий адаптационный характер более морфологически «зрелого» тимуса, направленный на сохранение и поддержание его иммунологических потенций организма. В правой доле при такой же направленности количественных изменениях в клеточном составе наиболее резко изменяется количество средних лимфоцитов, в сторону их уменьшения и увеличение ретикулярных эпителиоцитов и дегенерирующих клеток. Оценивая эти данные можно предположить, что пренатальное воздействие этанола в большей степени влияет на тимус с замедленным становлением его клеточного состава.

Клеточный состав КБЛУ и их структурно-функциональных зон у новорождённых крыс определяется степенью дифференцировки паренхимы.

В паренхиме КБЛУ без КМД доминирующими клеточными элементами являются ретикулярные клетки, несколько меньше клеток лимфоидного ряда. В то же время, необходимо отметить, что в КБЛУ, расположенных в илеоцекальной области, количество лимфоидных элементов заметно меньше, чем в аналогичных узлах, но расположенных ближе к началу КБА.

В зоне коркового вещества КБЛУ с КМД преобладают лимфоциты, на втором месте находятся ретикулярные клетки. В зоне же мозгового вещества напротив, преобладают ретикулярные клетки, а среди лимфоидных клеток – малые лимфоциты. Может регистрироваться некоторое количество макрофагов, нейтрофильных и базофильных гранулоцитов.

Во всех частях паренхимы КБЛУ с ПУ преобладают малые лимфоциты. Кроме них присутствуют средние лимфоциты, большие лимфоциты, ретикулярные клетки. Возрастает число макрофагов, базофильных и нейтрофильных гранулоцитов. Появляются эозинофильные гранулоциты, а в мозговых тяжах и плазматические клетки.

В тимусе потомства самок крыс, получивших этанол в течение одного месяца в прегравидарный период и во время беременности, выявлены более существенные различия в клеточном составе. Если у крыс, развивавшихся в физиологических условиях, различий в составе клеточной популяции между левой и правой долями тимуса не наблюдается, то в этой экспериментальной группе эти отличия были обнаружены. При этом отмечается та же направленность изменений, что и в предыдущей экспериментальной группе. В левой доле общее количество клеток в корковом и мозговом веществе снижается в 1,2 раза, в правой – в 1,4 и в 1,1 раза соответственно. Наиболее резкое снижение клеток лимфоидного ряда в тимусе отмечается в мозговом веществе левой доли и в корковом веществе правой доли. Такие асимметричные топографические и зональные изменения, с одной стороны, могут быть вызваны более выраженными качественными изменениями в секреторных ретикулярных эпителиоцитах в правой доле тимуса, которые в свою очередь способны выделять хемоаттрактанты, определяющие заселение преТ-лимфоцитами эпителиального зачатка органа на в течение 11-14 суток внутриутробного развития (Сапин М.Р., 1983; Jordan R.R., ). С другой стороны, как было показано в работах Fontaine-Perus J.C. et all. (1981) и Le Douarin et Joterean F.V. (1981) колонизация тимуса стволовыми клетками происходит волнообразно как на протяжении внутриутробного, так и, возможно, постнатального периодов. Вероятно, что под влиянием этанола возникает не только замедление становление дефинитивной анатомии и топографии правой доли тимуса, как было показано выше, но нарушается цикличность и синхронность процесса заселения тимуса лимфоцитами в его левой и правых долях.

При трёхдолевом варианте строения тимуса в корковом и мозговом веществе его левых и правых долей общее количество клеток снижено в 1,5 и 1,9 раза и в 1,3 и в 1,1 раза соответственно, преимущественно за счет лимфоидных клеток. Так же сохраняется тенденция к уменьшению процентного содержания тканевых базофилов и делящихся клеток и увеличению ретикулярных эпителиоцитов и дегенерирующих клеток. При этом, как в левых, так и в правой долях значительно увеличивается (в 30 и 14 раз) содержание разрушающихся клеток. Выраженное снижение пролиферации в левых долях может быть обусловлено нарушением со стороны сосудистого пути миграции в неё лимфоидных клеток (Stutman O., 1973Fontaine-Perus J.C. et all. 1981;), как приоритетного для более «сформированной» доли. В правой же доле в виду её менее «зрелого» клеточного состава колонизация тимуса предшественниками Т-лимфоцитов осуществляется, как допускают некоторые исследователи, из окружающей соединительной ткани (Pinkel D., 1968). Резкое увеличение дегенерирующих же клеток, при всех вариантах организации тимуса, очевидно, связано с прямым токсическим действием этанола и его метаболитов.

В брыжеечных лимфатических узлах без КМД у животных этой экспериментальной группы несколько увеличено содержание малых лимфоцитов и ретикулярных клеток, появляются макрофаги, а в КБЛУ с КМД определяется боле разнообразный клеточный состав, по сравнению с контролем, в частности появляются эозинофильные гранулоциты. Помимо этого выражена сосудистая реакция, в паренхиме находятся внесосудистые эритроциты.

В следующей экспериментальной группе (двухмесячная прегравидарная алкоголизация самок), как уже упоминалось, паренхима правой доли не полностью разделена на дольки. Это в свою очередь нашло отражение и со стороны клеточного спектра разделённой и не разделённой на дольки паренхимы. В тоже время, дольки левой и правой долей существенно не отличаются по клеточному составу. В корковом и мозговом веществе долек обеих долей отмечается снижение (в 1,2 раза) общего количества клеток, преимущественно за счёт лимфоцитов. Значительно (в корковом веществе в 1,3 раза, а в мозговом в 4,3 раза) увеличена доля разрушающихся клеток. При этом в целом, при однонаправленных изменениях в клеточном составе они менее резкие, чем в предыдущей экспериментальной группе, но более выражены, во второй группе (воздействие этанола на самок в течение одного месяца в прегравидарный период). Возможно, это связано с изменением  активности ферментных систем, участвующих в метаболизме этанола, так и путей его окисления, в частности, каталазного. Паренхима тимуса, не разделённая на дольки имеет по клеточному составу ряд сходных черт с правой долей трёхдолевого тимуса контрольных животных. Так, в частности, общее количество клеток и малых лимфоцитов в корковом и мозговом веществе снижено незначительно, а тканевых базофилов даже увеличено. Однако, снижение доли средних и больших лимфоцитов, угнетение митотической активности, увеличение ретикулярных и дегенерирующих клеток указывает на причинно-следственную связь этих изменений с пренатальным действием этанола. В паренхиме всех КБЛУ таких животных снижается пролиферативная и митотическая активность, усиливается макрофагальная реакция, появляются эритроциты в паренхиме.

Ещё более значимые изменения в клеточном составе паренхимы происходят в тимусе потомства, полученном от самок, которые находились под влиянием этанола в течение трёх месяцев до начала беременности. В зависимости от степени выраженности изменений все дольки обеих долей тимуса можно разделить на три группы: 1) дольки с относительно хорошо сформированными структурно-функциональными зонами; 2) дольки с преимущественными изменениями в субкапсулярной зоне; 3) дольки с резко нарушенной структурой всех зон. Последний вариант организации долек встречается наиболее часто. В дольках с относительно хорошо сформированной структурой достоверных различий по общему содержанию клеток нами обнаружено не было. Содержание малых и средних лимфоцитов, а также дегенерирующих клеток выше, чем у контрольных животных. Доля ретикулярных эпителиоцитов во всех зонах и клеток с фигурами митоза соответствует контролю. Процентное содержание остальных клеток снижено. В дольках второго типа на фоне небольшого снижения доли малых и средних лимфоцитов, увеличения количества ретикулярных эпителиоцитов и тканевых базофилов отмечаются следующие особенности клеточного состава. В корковом веществе резко снижается процентное содержание больших лимфоцитов и митотически делящихся клеток (в 4,7 и 4,1 раза соответственно) и увеличивается в коре и мозговом веществе числа разрушающихся клеток (13,6 и 24,6 раза соответственно). В дольках с резко нарушенной структурой лимфоциты единичные, большинство из которых имеют резко гипохромные ядра и признаки дегенерации. Такая мозаичная структура долей тимуса, по всей вероятности, связана с различной реакцией разных по площади долек на пренатальное воздействие в этой экспериментальной группе: более выраженные изменения отмечаются в крупных дольках, в средних они сказываются в большей степени на субкапсулярной зоне и в мелких они минимальны. Это, в свою очередь, может являться следствием большей чувствительности к этанолу долек разной морфологической зрелости. Паренхима КБЛУ этой группы животных характеризуется выраженной сосудистой реакцией и наличием массивных скоплений эритроцитов. Отличия по клеточному составу заключаются в абсолютном и относительном снижении количества всех клеток лимфоидного ряда и делящихся клеток, увеличении количества ретикулярных клеток и появлении макрофагов.

В тимусе новорождённых крыс, полученных от самок, находившихся под влиянием этанола в течение четырёх месяцев до начала беременности и во время неё так же, как и в предыдущей группе, можно выделить несколько вариантов долек, различающихся по клеточному составу. В популяции мелких по площади долек определяются дольки с разделённой и не разделённой на корковое и мозговое вещество паренхимой. В случае отсутствия разделения на корковое и мозговое вещество общее количество клеток такое же, как и в корковом веществе двудолевого тимуса крыс, развивавшихся в физиологических условиях. При этом отмечается снижение доли средних лимфоцитов и тканевых базофилов, процентное содержание малых лимфоцитов и ретикулярных эпителиоцитов не изменяется, а больших лимфоцитов, дегенерирующих и митотически делящихся клеток увеличивается (в 1,3, 2,6 и 1,3 раза соответственно). В мелких дольках, паренхима которых имеет корково-мозговую дифференцировку, общее число клеток не отличается от контрольных значений. В корковом веществе незначительно снижена доля только тканевых базофилов, а количество остальных клеточных элементов либо остается в пределах нормы (малые лимфоциты), либо повышено. В мозговом веществе выявлены такие же изменения, как и в корковом, за исключением средних лимфоцитов, доля которых незначительно снижена. Сходные, но менее выраженные изменения со стороны клеточного состава отмечается в средних и крупных дольках. Кроме этого, в дольках отмечается более высокий, чем у контрольных животных корково-мозговой индекс (в мелких дольках  – 5,48±0,14, в крупных и средних – 4,67±0,19, при норме – 3,82±0,15). Подобная клеточная реакция в сочетании с общей морфологической картиной (увеличением корково-мозгового индекса, достаточно широкой субкапсулярной зоной) связана с повышением пролиферации Т-лимфоцитов. В патологоанатомической практике сходные изменения в структуре тимуса, при увеличении его массы описываются как тимомегалия (Зарайтьянц О.В. и др., 1985; Зарайтьянц О.В. 1987; Кузьменко Л.Г., 1988; Ивановская Т.Е. и др., 1996). В описанном нами случае, напротив, происходит снижение абсолютной и относительной масс тимуса, что вероятнее всего связано, с тем, что эти изменения развились сравнительно недавно и не привели ещё к значительному увеличению массы органа. Об этом свидетельствует и отсутствие тимусных телец, характерных для синдрома увеличенного тимуса. Основные изменения в строении паренхимы КБЛУ крыс указанной экспериментальной группы схожи с таковыми у предшествующих групп и заключаются в угнетении пролиферации, стимуляции сосудистой и макрофагальных реакций. Дифференцировка выражена значительно лучше, чем в КБЛУ новорождённых крыс, родившихся после трёхмесячного воздействия этанола на самок до оплодотворения и проявляется в появлении всех трёх вариантов строения паренхимы КБЛУ.

После пятимесячного влияния этанола на самок до беременности, у их новорождённого потомства в клеточном составе тимуса (не разделённого на дольки) выявлено снижение общего количества клеток в корковом и мозговом веществе, увеличение процентного содержания тканевых базофилов, ретикулярных и, особенно, разрушающихся клеток. Доля остальных клеточных элементов в разной степени снижена, иногда значительно (в корковом веществе больших лимфоцитов в 1,9 раза, митотически делящихся клеток – в 3,1 раза). Таким образом, на данном сроке эксперимента этанол и его метаболиты оказывают супрессивное действие на процессы пролиферации, клеточной дифференцировки, усиливая при этом процессы распада клеток. Преобразования паренхимы КБЛУ крыс данной группы схожи с описанными в предшествующих экспериментальных группах и заключаются в усилении макрофагальной реакции, снижении пролиферативной и митотической активности, появлении кровоизлияний в паренхиму узлов.

Клеточный состав тимуса новорождённых крыс, полученных от самок, подвергавшихся воздействию этанола на протяжении шести месяцев до наступления беременности различается, в зависимости от показателей абсолютной и относительной масс органа. В случаях, когда последние низкие, отличия в клеточном составе регистрируются как в пределах левой доли, так и между долями. Для клеточного состава левой доли характерно снижение общего количества клеток, клеток лимфоидного ряда, тканевых базофилов, а так же митотически делящихся клеток, при одновременном повышении ретикулярных и разрушающихся клеток. При этом и в корковом и мозговом веществе преобладают ретикулярные клетки. В мелких дольках эти изменения выражены более резко, чем в крупных и средних. В правой, не разделённой на дольки доле изменения в клеточном составе носят сходный характер, однако на первый план выступает значительно более высокое содержание дегенерирующих клеток. В паренхиме КБЛУ увеличивается количество макрофагов, уменьшается число митотически делящихся клеток, определяются эритроциты.

В тимусе с высокими показателями абсолютной и относительной масс отмечается увеличение общего количества клеток. В корковом и мозговом веществе уменьшается доля малых и средних лимфоцитов. Значительно увеличивается содержание больших лимфоцитов и клеток с фигурами митозов, особенно в коре (в 2,1 и в 2,8 раза соответственно). Кроме того, существенно расширяется субкапсулярная зона до 9 рядов клеток, увеличивается корково-мозговой индекс (в 1,7 раза), в корковом веществе происходит накопление CD3- тимоцитов (рис. 4.). В мозговом веществе, как и в контроле, выявляются тимусные тельца, что не характерно для других экспериментальных групп. Подобная морфологическая картина сходна с таковой при врождённой тимомегалии (Ивановская Т.Е. и соавт., 1996). Характерной особенностью паренхимы КБЛУ таких животных является формирование ПУ при отсутствии дифференцировки диффузной части корковых частей.

У новорождённых крыс с высокими показателями абсолютной и относительной массы тимуса, в клеточном составе паренхимы лимфатических узлов преобладают малые лимфоциты. Помимо лимфоцитов различной степени зрелости и ретикулярных клеток встречаются нейтрофильные и эозинофильные гранулоциты, макрофаги и тканевые базофилы (Сапин М.Р., и др., 1978; Савицкая Т.Н., 1985; Бородин Ю.И. и др., 1992).

У потомства крыс, находившихся под воздействием 15% раствора этанола до и во время беременности, в КБЛУ отмечаются уменьшение числа клеток лимфоидного ряда и изменения в строении ретикулярной стромы лимфатических узлов. Это связывают с тем, что ретикулярные клетки создают необходимое микроокружение для лимфоидных компонентов лимфатического узла (Фриденштейн А.Я., Лурия Е.А., 1972), что неоднократно подтверждено в экспериментальных исследованиях не только лимфатических узлов, но и других вторичных лимфоидных органов (Савицкая Т.Н., 1985; Морозова Е.В., 1990; Пугач П.В., 1990).

В подавляющем большинстве КБЛУ животных экспериментальных групп повышено содержание макрофагов, а количество плазмоцитов снижено, что свидетельствует о снижении активности иммуногенеза или его подавлении (Долгова М.А. и др., 1974; Юрина С.А. и др., 1976; Бадриева Э.А., 1977; Nossal C.J., 1966).

Количество CD3+ клеток в тимусе пропорционально числу лимфоцитов. Исключение составляет тимус с высокими показателями абсолютной и относительной масс потомства самок, подвергавшихся шестимесячному прегравидарному воздействию этанола, где их количество остаётся низким, при увеличении абсолютного числа лимфоидных клеток. Такая же тенденция отмечается и в КБЛУ. В распределении CD3 иммунореактивных клеток имеются некоторые особенности. Так в тимусе новорождённых крыс они равномерно распределены по всем структурно-функциональным зонам. В то же время в работе О.В. Фёдоровой, 2005 показано, что у более взрослых животных эти клетки концентрируются преимущественно в мозговом веществе. Подобное распределение CD3+ клеток, вероятно, можно отнести к возрастным особенностям новорождённых (рис. 5).

Рис. 4. Равномерное распределение CD3+ клеток в тимусе высокими показателями его массы новорождённой крысы, после воздействия этанола на организм самки в течении 6 месяцев до оплодотворения. Окраска на СD 3+ тимоциты. Ув. Об.40. Ок.10

Рис. 5. Распределение CD3+ клеток в дольке тимуса новорождённой крысы, развивавшейся в физиологических условиях. Окраска на СD 3+ тимоциты: Ув. Об. 20. Ок. 10

В КБЛУ распределение CD3+ клеток так же имеет ряд особенностей. В узлах без КМД они располагаются относительно равномерно в паренхиме. В узлах с разделением на КВ и МВ они концентрируются в зоне коркового вещества. При наличии ПУ скопления этих клеток регистрируется в них, и меньше – в диффузной части коры.

Одним из типичных проявлений воздействия этанола и продуктов его метаболизма является выраженная сосудистая реакция (Молдавская А.А., 2010, 2011). В тимусе новорождённых крыс экспериментальных групп нами обнаружено наличие свободных эритроцитов, что свидетельствует о повреждении стенок сосудов, проявляющегося кровоизлияниями различной степени выраженности. Они могут локализоваться во всех структурно-функциональных зонах тимуса (рис. 6).

В онтогенезе формирование внутриорганного сосудистого русла тимуса происходит преимущественно из капсулярных сосудов, которые дают начало внутридольковому сосудистому руслу. У крысы этот процесс заканчивается к 19-м суткам внутриутробного развития (Петрова Т.Б., 1984; Хлыстова З.С., 1987; Овчёнков В.С., 1991; Башмаков О.А., 2008; Sainte-Marie, F.S. Peng, D. Marcoux, 1986). В то же время известно, что часть сосудов может развиваться за счёт местного ангиогенеза, но несколько позже, чем дериваты капсулярных сосудов (Гурина О.Ю., 1991; Куприянов В.В., Миронов В.А., Миронов А.А., Гурина О.Ю., 1993). Вследствие этих особенностей формирования сосудистого русла тимуса кровоизлияния чаще наблюдаются в его корковом веществе.

Кроме этого, употребление этанола во время беременности приводит к фето-плацентарной недостаточности и, как следствие к внутриутробной гипоксии плода (Милованов А.П., 1999). Она, в свою очередь, приводит к изменению проницаемости сосудистого русла и может быть причиной выраженных массивных кровоизлияний.

Рис. 6. Эритроциты (1) в паренхиме дольки новорождённой крысы, развивавшейся в условиях воздействия этанола на самку в течение 1 месяца до наступления беременности. Окраска: гематоксилин и эозин. Ув.: Об. 100; Ок. 10

У новорождённых крыс, родившихся от самок после одномесячной и шестимесячной прегравидарной алкоголизации, в паренхиме тимуса наблюдаются псевдогландулярные структуры (рис. 7). У человека такие образования могут определяться в нормальных условиях и играют секреторную роль (Волошин Н.А., 1990). Однако мнения о природе этих образований противоречивы: их относят либо к дегенеративно изменённым эпителиоцитам

Рис. 7. Псевдогландулярная структура (1) в дольке тимуса новорождённой крысы, развивавшейся в условиях воздействия этанола на самку в течение 1 месяца до наступления беременности. Окраска: гематоксилин-эозин. Ув.: Об. 100. Ок.10

или эмбриональным рудиментам (Newman A.J., 1971). Их образование H. Selye ещё в 1936 году связывал со стрессовыми воздействиями. В нашем исследовании таких образований у новорождённых крыс, развивавшихся в физиологических условиях, не обнаружено, вследствие чего мы склонны считать их возникновение проявлением врождённого иммунодефицитного синдрома. Это косвенно подтверждается тем, что фетальный алкогольный синдром часто сочетается с синдромом Ди Джорджа, а также различными типами дисплазий тимуса с псевдогландулярным строением. Кроме этого, розеткоподобные скопления ЭР, чаще единичные, наблюдаются в III-IV фазах акцидентальной инволюции тимуса (Ивановская Т.Е., 1993; Ammann A.J., et al., 1982; Bockman D.E., 1997).

Ещё одной особенностью строения тимуса новорождённых животных является появление лимфоидных узелков в паренхиме после одномесячного и шестимесячного воздействия этанола на самок до начала беременности (рис. 8). Локализуются такие лимфоидные узелки за пределами его истинной паренхимы – в расширенных внутридольковых периваскулярных пространствах (Bofill M. et al., 1985; Melms A. Et al., 1988). Такая структурная перестройка тимуса, по данным литературы, может быть вызвана антигенной стимуляцией, аутоиммунными заболеваниями, болезнями почек и печени, врожденными пороками сердца (Лайсек Р.П., Барчи Р.Л., 1984; Ивановская Т.Е., 1993; Henry K., 1981; Rosenow E.C. et al., 1984). При этом, иногда даже сильная антигенная стимуляция не приводит к формированию лимфоидных узелков в тимусе (Кузин А.В. и соавт., 2004), а их появление можно наблюдать в тимусе без отклонения в его нормальном строении. Необходимо подчеркнуть, что «В-лимфоцитарная гиперплазия тимуса» не всегда сопровождается увеличением его объёма и массы, описано появление лимфоидных узелков в тимусе на фоне его атрофии (Ивановская Т.Е., 1993; Strbel P. et al., 2005).

Рис. 8. Лимфоидный узелок (показан стрелками) в паренхиме тимуса новорождённой крысы, развивавшейся в условиях воздействия этанола на самку во время беременности. Окраска: импрегнация серебром по Гордону-Смиту. Ув.: Об. 40. Ок. 10

Учитывая противоречивые литературные данные об этиологии лимфоидных узелков в тимусе, а так же полученные нами данные о количественных и качественных характеристиках тимуса описанных экспериментальных групп, мы полагаем, что такая структура тимуса является следствием его адаптивной перестройки на фоне атрофии.

В паренхиме тимуса экспериментальных новорождённых животных (самки находились под воздействием этанола в течение одного, двух, четырёх и шести месяцев до наступления беременности) обнаружены массивы оксифильного материала, не имеющего клеточного строения. Такая морфологическая картина может быть проявлением некроза (рис. 9), вызванного токсическим действием этанола и его метаболитов. В литературе встречаются описания некрозов в лимфоидных органах, вызванные инфекционными агентами (Ивановская Т.Е., 1993; Сулимов А.А. и соавт., 2005; Аросланкина М.И., 2009).

Применение многомерных методов статистического анализа для исследования структуры и силы связи между морфологическими признаками изменений в тимусе и КБЛУ показало наличие сильных и умеренных корреляционных связей между ними.

Рис. 9. Участок некроза (1) в дольке тимуса новорождённой крысы, развивавшейся в условиях воздействия этанола на самку в течение 1 мес. до наступления беременности. Окраска: гематоксилин-эозин. Ув.: Об. 100. Ок.10

ВЫВОДЫ

  1. Внутриутробная и ранняя постнатальная смертность крыс, количество и масса тела, а также строение тимуса и брыжеечных лимфатических узлов у их потомства, развивавшегося в условиях пренатальной алкогольной интоксикации определяется длительностью догравидарного воздействия этанола на самок и проявляется различными количественными и качественными изменениями.
  2. В процессе адаптации самок к этанолу выявлено 2 периода повышения уровня смертности. Первый приходится на первый месяц эксперимента и характеризуется максимальной смертностью самок, которая достигает 25%. Второй период повышения смертности – пятый и шестой месяцы эксперимента, когда этот показатель повышается до 10%. У экспериментальных животных наблюдается увеличение длительности беременности. Наиболее значительная пролонгация беременности (на 5 дней, т.е до 26 дней) выявляется у самок, находившихся под воздействием этанола в течение шести месяцев до её наступления. У крыс, подвергавшихся влиянию этанола только во время беременности, а также на протяжении трёх и пяти месяцев беременность продолжалась 24 дня.
  3. В зависимости от длительности алкоголизации самок до наступления беременности изменяются и показатели внутриутробной смертности. В структуре общей внутриутробной смертности преобладает доимплантационная смертность, наиболее высокие показатели которой, отмечаются у крыс, получавших этанол только во время беременности, а также в течение двух и шести месяцев до её наступления. Максимальная постимплантационная смертность регистрируется у самок, подвергавшихся воздействию алкоголя на протяжении пяти месяцев до беременности. Показатель смертности потомства в раннем постнатальном периоде показатель достигает 100% у потомства самок, получавших этанол в течение трёх месяцев до наступления беременности и на её протяжении.
  4. Воздействие этанола на организм самок крыс только во время беременности, а также в течение двух и четырёх месяцев до её наступления приводит к уменьшению массы тела новорождённых крыс. Однако, у самок, получавших этанол в течение трёх и пяти месяцев до беременности, потомство имеет массу тела бльшую, чем у контрольных животных.
  5. Показатели абсолютной и относительной масс тимуса новорождённых крыс зависят от длительности прегравидарной алкоголизации самок, но при этом их изменения не всегда коррелируют с ней. После воздействия этанола на самок только во время беременности снижаются одновременно оба показателя. В следующей экспериментальной группе (1 месяц прегравидарной алкоголизации) относительная масса продолжает уменьшаться, достигая минимальных значений, по сравнению со всеми группами; относительная же масса, напротив, несколько увеличивается. После двух- и трёхмесячного влияния этанола до начала беременности, абсолютная масса тимуса постепенно увеличивается, а относительная – существенно не изменяется. Далее (4 месяца воздействия), оба показателя снижаются, а на следующем сроке эксперимента (5 месяцев) они повышаются. После воздействия этанола на самок в течение шести месяцев до наступления беременности показатели и абсолютной и относительной масс тимуса новорождённых крыс лежат в очень широких пределах, что позволяет выделить 2 группы животных: 1) с низкими показателями и 2) с высокими показателями масс тимуса.
  6. В норме тимус у новорождённых крыс может состоять как из двух, так и из трех долей, при этом трёхдолевая организация органа встречается в 21,8%. Тимус, состоящий из трёх долей наблюдается и у новорождённых животных, родившихся от самок после их алкоголизации только во время беременности и в течение одного месяца до её наступления. Частота обнаружения такого варианта организации тимуса в последнем случае возрастает до 25,5%.
  7. У новорождённых животных определяется структурная асимметрия тимуса, заключающаяся в топографо-анатомических отличиях его долей. Этаноловая интоксикация самок до беременности, в зависимости от длительности экспериментального воздействия, изменяет асимметрию тимуса.
  8. При воздействии этанола на самок во время беременности, наиболее выраженные изменения со стороны иммунных органов потомства отмечаются в брыжеечных лимфатических узлах. Прегравидарная алкогольная интоксикация самок вызывает у новорождённых крыс количественные и качественные изменения в тимусе и брыжеечных лимфатических узлах с сильными корреляционными связями между ними. При этом, после влияния этанола на самок в течении 6 месяцев до оплодотворения, при сохраняющихся сильных корреляционных связях между тимусом и лимфоузлами потомства, изменения носят разнонаправленный характер.
  9. Догравидарное воздействие этанола на самок вызывает появление атипичной морфологической картины тимуса их потомства. У новорождённых крыс, родившихся от самок после одномесячной и шестимесячной прегравидарной алкоголизации, в паренхиме тимуса наблюдаются железистоподобные структуры. Для тимуса новорождённых животных после одномесячного и шестимесячного воздействия этанола на самок до начала беременности характерно появление лимфоидных узелков в паренхиме. В паренхиме тимуса экспериментальных новорождённых животных (самки находились под воздействием этанола в течении одного, двух, четырёх и шести месяцев до наступления беременности) обнаружены участки некроза.
  10. Для тимуса и краниальных брыжеечных лимфатических узлов новорождённых крыс всех экспериментальных групп характерно наличие в любой структурно-функциональной зоне диапедезных кровоизлияний, что свидетельствует о повреждении стенок сосудов.
  11. При воздействии этанола на самок количество и распределеие CD3+ тимоцитов в тимусе у потомства пропорционально числу лимфоцитов и заселению ими краниальных брыжеечных лимфатических узлов. В КБЛУ распределение CD3+ тимоцитов так же имеет ряд особенностей. В узлах без КМД они располагаются относительно равномерно в паренхиме. В узлах с разделением на КВ и МВ они концентрируются в зоне коркового вещества. При наличии ПУ скопления этих клеток регистрируется в узелках, и меньше – в диффузной части коры.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

  1. Результаты исследования могут быть моделью для экспериментальных исследований по влиянию этанола на течение беременности у лабораторных животных, пре- и раннюю постнатальную смертность потомства.
  2. Полученные оригинальные данные о строении тимуса и брыжеечных лимфатических узлов потомства после пренатального влияния этанол на организм самок до наступления беременности и различных сроков до её начала необходимо использовать для изучения других органов иммунной системы (селезёнка, другие группы лимфатических узлов, лимфоидные образования пищеварительного, дыхательного трактов, мочевых путей), эндокринных желёз и других систем организма.
  3. При изучении тимуса крыс в постнатальном периоде онтогенеза необходимо учитывать его структурную асимметрию.
  4. Данные об особенностях распределения CD 3+ тимоцитов в тимусе и лимфатических узлах у новорождённых крыс необходимо принимать во внимание при проведении исследований с использованием иммуногистохимических методов на этих экспериментальных животных в возрастном аспекте.
  5. В экспериментальных исследованиях на крысах с использованием этанола должны быть учтены особенности адаптации к нему организма самок.
  6. Полученные данные об изменениях в центральных и периферических органах иммунной системы, возможно использовать для разработки способов их профилактики и коррекции.
  7. Экспериментальные данные о пренатальном влиянии этанола на тимус и брыжеечные лимфатические узлы необходимо учитывать в клинической практике для прогнозирования появления возможных иммуннодефицитных состояний у детей, в зависимости от продолжителности употребления алкоголя матерью.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Реакция лимфоидных бляшек тонкой кишки крыс на пренатальное воздействие алкоголя / Пугач П.В., Карелина Н.Р., Круглов С.В., Чуйков С.А. //Морфология. 2008. Т. 133. № 2. С. 110
  2. Пугач П.В., Круглов С.В.Частота обнаружения аберрантного тимуса у новорожденных после воздействия этанола //Морфология. 2008. Т. 133. № 2. С. 110.
  3. Пугач П.В., Карелина Н.Р., Круглов С.В. Строение лимфоидных бляшек тонкой кишки у крыс в раннем постнатальном онтогенезе после воздействия этанола в системе «мать-плод» //Морфология. 2008. Т. 133. № 4.- С.90
  4. Пугач П.В., Карелина Н.Р., Круглов С.В Строение тимуса новорожденных крыс после пренатального воздействия алкоголя //Материалы Международной конференции «Проблемы современной морфологии человека» М., 2008. С.262-263.
  5. Особенности строения тимуса и лимфатических узлов новорожденных крыс после пренатального воздействия алкоголя / Пугач П.В., Карелина Н.Р., Круглов С.В., Свирин С.В. //Современные проблемы морфологии. СПб, 2008. С. 125-128
  6. Изменения структурной организации центральных и периферических органов иммуногенеза как результат пренатального воздействия этанола / Пугач П.В., Свирин С.В., Бреусенко Д.В., Смирнова О.Ю., Торопкова Е.В., Карелина Н.Р. // Аллергология и иммунология. 2009. Т. 10. № 2. С. 296.
  7. Особенности строения иммунных органов новорожденных крыс после пренатального воздействия алкоголя / Пугач П.В., Карелина Н.Р., Круглов С.В., Свирин С.В., Бреусенко Д.В. //Ретиноиды. 2009. Вып. 29.- С. 147-150.
  8. Особенности строения центральных и периферических органов иммунной системы новорождённых крыс после пренатального воздействия алкоголя / Пугач П.В., Карелина Н.Р., Круглов С.В., Свирин С.В., Бреусенко Д.В. //Однораловские морфологические чтения. Воронеж, 2009. Вып. 8. С. 239-242.
  9. Строение иммунных органов новорождённых крыс после пренатального воздействия алкоголя. / Пугач П.В., Карелина К.И., Круглов С.В., Свирин С.В., Бреусенко Д.В. //Современные проблемы науки и образования. 2009. №6 (приложение "Медицинские науки"). C. 16.
  10. Иммуноморфологические аспекты выживаемости крыс в течение первой недели постнатальной жизни после пренатальной алкоголизации. / Пугач П.В., Круглов С.В., Свирин С.В., Бреусенко Д.В., Карелина К.И. //Современные проблемы науки и образования. 2009. №6 (приложение "Медицинские науки"). C. 17.
  11. Строение брыжеечных лимфатических узлов новорожденных крыс после пренатального воздействия этанола / Пугач П.В., Карелина Н.Р., Круглов С.В., Свирин С.В. //Морфология. 2009. Т 136. № 4. С. 118.
  12. Строение тимуса и брыжеечных лимфатических узлов крысят после пренатального воздействия алкоголя / Карелина Н.Р., Пугач П.В., Круглов С.В., Свирин С.В. // Научная организация деятельности анатомических кафедр в современных условиях: материалы международной научно-практической конференции руководителей анатомических кафедр и институтов Вузов СНГ и Восточной Европы, посвящённой 75-летию УО ВГМУ – Витебск: ВГМУ, 2009.– С. 201-204.
  13. Фертильность самок белых крыс в условиях этаноловой интоксикации и особенность постнатального развития их потомства / Карелина Н.Р., Пугач П.В., Карелина К.И., Круглов С.В. // Наследие Н.И. Пирогова: прошлое и настоящее. СПб., 2010. С.113-114.
  14. Особенности строения брыжеечных лимфатических узлов и лимфоидной ткани, ассоциированной с носоглоткой у крыс, развивавшихся в условиях пренатального воздействия этанола / Пугач П.В., Карелина Н.Р., Круглов С.В., Свирин С.В., Бреусенко Д.В. // Наследие Н.И. Пирогова: прошлое и настоящее. СПб., 2010. С.129-131.
  15. Пугач П.В.Структурные изменения тимуса новорождённых крыс как результат пренатального воздействия этанола // Морфология. 2010. Т.137. № 4. С. 158-159.
  16. Структурные изменения брыжеечных лимфатических узлов и лимфоидной ткани, ассоциированной со слизистыми оболочками, как результат пренатального воздействия этанола / Пугач П.В., Бреусенко Д.В., Свирин С.В., Надъярная Т.Н. // Морфология. 2010. Т.137. № 4. С. 159.
  17. Иммуноморфологический аспект воздействия этанола / Пугач П.В., Круглов С.В., Карелина Н.Р. // Морфология. 2010. Т.137. № 4. С. 159.
  18. Пугач П.В. Строение брыжеечных лимфатических узлов новорожденных крыс в норме и после пренатального воздействия этанола // Морфология. 2010. Т. 138. № 6. С. 32-36.

19. Пугач П.В., Круглов С.В., Карелина Н.Р. Особенности тимуса новорожденных крыс после пренатального воздействия этанола // Профилактическая и клиническая медицина. 2011. Т. 38. № 1. С. 370.

20. Пугач П.В. Строение краниальных брыжеечных лимфатических узлов у новорожденных крыс // Регионарное кровообращение и микроциркуляция. 2011.
№ 1(37). С. 71-74.

21. Thymus of newborn rats after prenatal alcoholisation // Anatomy. 2011. Vol. 5. supplement. P. S86-S87. / Pugach P.V., Kruglov S.V., Karelina N.R., Lukina N.N.

22. Пугач П.В., Круглов С.В., Карелина Н.Р. Особенности строения тимуса новорожденных крыс как результат пренатального воздействия этанола // Профилактическая и клиническая медицина. 2011. № 2 том 1(39). С. 261.

23. Пугач П.В. Тимус новорожденных крыс, развивавшихся в условиях пренатальной алкогольной интоксикации. // Ученые записки Санкт-Петербургского государственного медицинского университета. 2011. Т.18. № 2. С. 123-124.

24. Пугач П.В., Круглов С.В., Карелина Н.Р., Лукина Н.Н. Брыжеечные лимфатические узлы новорожденных крыс, развивавшихся в условиях пренатальной алкогольной интоксикации. // Ученые записки Санкт-Петербургского государственного медицинского университета. 2011. Т.18. № 2. С. 124-125.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.