WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Балябин Александр Владимирович

ВАРИАНТЫ ХИРУРГИЧЕСКОЙ ТАКТИКИ

ПРИ ТРАВМАТИЧЕСКОМ СДАВЛЕНИИ ГОЛОВНОГО МОЗГА

14.01.18 нейрохирургия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Москва 2012 г.

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении «Нижегородский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии» Минздравсоцразвития России.

Научный руководитель:

доктор медицинских наук, профессор Кравец Леонид Яковлевич

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор ГБОУ ДПО Российской медицинской академии последипломного образования Шагинян Гия Гарегинович.

доктор медицинских наук, профессор,  руководитель Федерального центра нейрохирургии боли, ультразвуковой и лазерной нейрохирургии Григорян Юрий Алексеевич.

Ведущая организация: ФГБУ «Научный центр неврологии» РАМН.

Защита диссертации состоится « 25 » сентября 2012 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета Д.001.025.01 при ФГБУ «НИИ нейрохирургии им. академика Н.Н. Бурденко» РАМН по адресу: 125047, Москва, 4-я Тверская-Ямская ул., д.16.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБУ «НИИ нейрохирургии им. академика Н.Н. Бурденко» РАМН и на сайте: www.nsi.ru

Автореферат разослан « ___ » ______________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор медицинских наук, профессор  Черекаев В. А.

Общая характеристика работы.

Актуальность темы. Черепно-мозговая травма в настоящее время по-прежнему имеет огромное медико-социальное значение и остается основной причиной смерти и инвалидизации лиц молодого возраста, преимущественно мужчин (Потапов А.А., 2003; Gabriel, 2002), поэтому ее образно называют «убийцей №1» для лиц до 40 лет. В России черепно-мозговую травму (ЧМТ) ежегодно получают около 600 тысяч человек, или 4 случая на 1000 населения. Во всем мире ежегодные затраты на лечение пострадавших с травмами головы составляют миллиарды евро (Коновалов А.Н. и др., 2001).

Образование внутричерепных гематом в 25-45% осложняет течение тяжелой, в 3-12% среднетяжелой и в 1 случае из 500 при легкой ЧМТ (Лебедев В.В., Крылов В.В., 2001). В США ежегодно оперируются порядка 100000 человек с внутричерепными гематомами и по данным M.R. Bullock (2006) до 60% пациентов при этом умирают или остаются глубокими инвалидами. В связи с этим, сохраняется самое пристальное внимание исследователей к теме травматического сдавления головного мозга (ТСГМ). Причем, казалось бы, уже решенные в 60-70-е годы двадцатого века вопросы хирургической тактики вновь и вновь ревизуются и переосмысливаются.

Внедрение принципов доказательной медицины на базе новых возможностей нейровизуализации, анализ отдаленных результатов хирургического лечения и прогресс нейрореанимации способствовали формированию более дифференцированного подхода к лечению черепно-мозговой травмы. И если в конце прошлого века отказ от операции в случае обнаружения внутричерепной гематомы казался кощунственным, то в настоящее время, по определенным показаниям, это становится обыденным (Кравчук А.Д. и др. 1998; Гринь А.А., 1999; Лебедев В.В., Крылов В.В., 2000; Croce M., Dent D., 1994).

В то же время, многовариантность подходов к тактике лечения  внутричерепных гематом таит в себе много противоречий и потенциальных ошибок. Соблюдение всех известных принципов хирургии гематом так же не гарантирует обязательного положительного результата. Среди множества проблем лечения ЧМТ были выделены следующие. Это и выбор оптимальной хирургической тактики в острейшем периоде ЧМТ, особенно на фоне нестабильных показателей гемодинамики. И дискуссионный вопрос об объеме удаления очаговых повреждений вещества мозга, так как хирургическое вмешательство при таких повреждениях часто вызывает дополнительную травматизацию мозга (Лебедев В.В., Крылов В.В., 2001; Потапов А.А., Лихтерман Л.Б., 2003; Chang, 2006).

Техника хирургического вмешательства при черепно-мозговой травме в последнее время также претерпела большие изменения, она стала более щадящей и, где возможно, минимально инвазивной. Взамен травматичного прямого вмешательства, костно-пластической или декомпрессивной трепанации все шире используются стереотаксис, компьютерная навигация, пунктирование, шунтирование или дренирующие методики (Карахан В. Б., 1988; Потапов А.А., 1992; Иова А. С., 1996; Кравчук А. Д., 2000).

На основании множества КТ-наблюдений с примерами спонтанной резорбции внутричерепных патологических субстратов доказана потенциальная эффективность медикаментозного лечения некоторых видов травматических внутричерепных гематом. В связи с этим стали активно разрабатываться показания к консервативному лечению травматических внутричерепных гематом. Предложено множество критериев выбора консервативной тактики при лечении ТСГМ, однако до сих пор они не являются однозначными (Гринь А.А., 1999; Царенко С.В., 2005; Потапов А.А., Крылов В.В., 2006; Фраерман А.П., Кравец Л.Я., 2008; Bullock М.R., 1996; Greenberg M., 1997; Adelson P.D., 2003).

На необходимость проведения дифференцированной хирургической тактики при ТСГМ указывают все ведущие специалисты по лечению ЧМТ (Фраерман А.П., 2002; Потапов А.А., 2003; Крылов В.В., 2004; Bullock M.R., 1996). В ряде стран в результате научно-обоснованной организации медицинской помощи и применения современных лечебно-диагностических рекомендаций, основанных на принципах доказательной медицины, достигнут определенный прогресс в снижении смертности от травм головы (Bullock M.R., 2000; Потапов А.А., 2006). Все это обосновывает продолжение исследований по оптимизации хирургической тактики при ТСГМ с определением показаний к выбору различных методов лечения и способов операций.

Цель исследования. Оптимизация выбора хирургической тактики при остром и подостром течении травматического сдавления головного мозга с уточнением показаний к различным видам и срокам оперативных вмешательств и консервативному лечению.

Задачи исследования.

  1. Представить клинические особенности острого течения травматического сдавления головного мозга.
  2. Выявить особенности хирургического лечения острого течения травматического сдавления головного мозга и определить пути улучшения его результатов.
  3. Представить результаты и уточнить критерии выбора консервативного лечения при травматических внутричерепных гематомах.
  4. Проанализировать причины неэффективности консервативного лечения травматического сдавления головного мозга.
  5. Определить место отсроченных операций в хирургическом лечении травматического сдавления головного мозга и изучить их результаты.

Научная новизна исследования. На основе анализа эффективности различных методов и темпов хирургического лечения ТСГМ, а также результатов консервативного лечения внутричерепных гематом разработан избирательный подход к выбору различных оперативных и консервативных лечебных тактик.

Впервые в отечественной практике нами реализован новый подход к хирургическому и консервативному лечению ТСГМ. Если раньше эти подходы противопоставлялись друг другу, то в нашем исследовании показано, что они могут дополнять друг друга и поэтапно применяться у одного и того же больного. Также нами доказано, что отсроченные операции не ухудшают исходов лечения у больных с ТСГМ.

Практическая значимость. На основании полученных данных в нейрохирургических отделениях внедрена оптимизированная хирургическая тактика при ТСГМ и разработанная система лечебно-профилактических мероприятий, направленных на предупреждение и купирование интра- и послеоперационных осложнений.

Положения, выносимые на защиту.

  1. Оптимальные сроки выполнения оперативных вмешательств при ТСГМ допустимо обозначить как «хирургическое окно». При остром течении сдавления мозга оно измеряется часами и требует принятия быстрых решений, а при подостром – измеряется днями-неделями, что дает возможность прибегнуть к консервативному лечению.
  2. При коротком «хирургическом окне» (до 24 часов), выделена особая категория больных, которым требуется немедленный комплекс лечебных мероприятий по принципу «damage control» для предотвращения необратимых изменений мозга.
  3. Допустимо расширение границ некоторых критериев для выбора консервативного лечения внутричерепных гематом, в частности,  смещения срединных структур и толщины гематомы.
  4. Отсроченные операции в случае неэффективности консервативного лечения не ухудшают его результатов.

Апробация работы. Основные положения диссертации доложены и обсуждены на межрегиональных конференциях Нижегородского нейрохирургического центра в Костроме (2009), Вологде (2010), Кирове (2011), Иванове (2012); ежегодных научно-практических конференциях «Поленовские чтения» (Санкт-Петербург 2009, 2010, 2011, 2012); на IV съезде нейрохирургов России (Москва, 2006) и на V съезде нейрохирургов России (Уфа, 2009); на международной конференции ICRAN (Санкт-Петербург, 2010; Новосибирск, 2012), на заседаниях Проблемной комиссии «Нейротравма» и Ученого Совета ФГБУ ННИИТО Минздравсоцразвития России.

Публикации и внедрение. Основные положения диссертации изложены в 14 печатных работах, в том числе рекомендованных ВАК, и в монографии (в соавторстве). Также по теме диссертации опубликовано пособие для врачей.

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 145 страницах машинописного текста, включает 14 таблиц, 65 рисунков. Список литературы включает 162 источника, из них 72 отечественных и 90 зарубежных.

Характеристика материала и методов исследования.

Характеристика клинического материала. Настоящая работа основана на анализе 198 клинических наблюдений пациентов с ТСГМ, находившихся на лечении в Нижегородском нейрохирургическом центре на базе МЛПУ «Городская клиническая больница №39» в 2009-2011 годах. Для исследования методом сплошной выборки отбирались больные с острыми и подострыми изолированными травматическими внутричерепными гематомами (эпидуральными, субдуральными, внутримозговыми), контузионными очагами или их различными сочетаниями.

Возраст пострадавших варьировал от 17 до 89 лет, в среднем 43,7±15,8 года. Мужчин было – 171 (86,4%), женщин – 27 (13,6%). Из всей группы умерло 36 пациентов, то есть общая летальность составила 18,2%.

При анализе механизма полученных повреждений обнаружено, что у пострадавших преобладали бытовые и криминальные травмы (61,5%). На втором месте (21%) – травмы ускорения-торможения (автодорожные и падения с высоты); в значительной части случаев (17,5%) обстоятельства травмы остались неизвестными.

Средний балл по ШКГ при поступлении больных в стационар во всей группе составил 11,2±1,9. Наибольшее число больных – 100 (50,5%) поступило с ЧМТ средней степени тяжести (в среднем10,9±1,1 баллов ШКГ). У 28 пострадавших (14,1%) уровень сознания оценивался ниже 9 баллов ШКГ (в среднем 6,9±1,1) – это пациенты с тяжелой ЧМТ. Пациентов с ЧМТ легкой степени тяжести (в среднем13,5±0,6 баллов ШКГ) было 70 (35,4%).

Распределение больных по степени тяжести ЧМТ и нозологическим единицам представлено в табл. 1.

Таблица 1.

Распределение больных по тяжести ЧМТ и нозологическим единицам.

Виды гематом

Баллы ШКГ

ЭДГ

СДГ

Очаги

ушиба

ВМГ

Множественные

Всего

3–8

2

16

2

0

8

28

9–12

11

37

9

13

30

100

13–15

10

23

25

2

10

70

Всего

23

76

36

15

48

198

Всех обследованных пациентов мы разделили на три основные выделенные нами клинические группы, в соответствии с примененными к ним различными вариантами хирургической тактики.

Пациентам с тяжелой и среднетяжелой ЧМТ (в среднем 9,6±2,2 баллов по ШКГ) и выраженной клиникой компрессии мозга проводились экстренные хирургические вмешательства в течение первых суток. Всего таких больных было 74, летальных исходов среди них 31 (41,9%) – это первая клиническая группа.

В следующую группу вошли пациенты, которым в связи со срывом консервативного лечения выполнялись отсроченные операции (в срок более чем 1 сутки от поступления). По ШКГ они набрали 11,6±2,0 баллов. Всего таких случаев было 33, летальность здесь была минимальной – 1 пациент (3%).

Случаи успешного консервативного лечения пациентов с ТСГМ составили третью, наибольшую клиническую группу – 91 больной. В нее вошли наиболее компенсированные пациенты, по ШКГ набиравшие 12,5±1,6 баллов. Летальность в этой подгруппе также была невысокой – 4 случая (4,4%).

Распределение пациентов по нозологическим единицам в этих клинических группах представлено в табл. 2.

Таблица 2.

Распределение больных по клиническим группам и нозологическим единицам.

Виды гематом

Клиническая группа

ЭДГ

СДГ

Очаги

ушиба

ВМГ

Множественные

Всего

Экстренно оперированные

10

35

1

5

23

74

Отсрочено оперированные

5

12

1

4

11

33

Консервативное лечение

8

29

34

6

14

91

Всего

23

76

36

15

48

198

Большое значение в оценке тяжести ЧМТ и выбора варианта хирургической тактики имеет величина смещения срединных структур. В нашем исследовании получено, что среднее смещение в группе экстренно оперированных больных было максимальным и составило 9,9±2,9 мм. В группе отсроченно оперированных смещение было меньше – 6,0±3,1 мм, а в группе консервативного лечения было минимальным – 2,8±2,6 мм.

Пациентам исследованных групп выполнялись различные виды оперативных пособий, конкретный выбор которых зависел от ряда факторов: вида и объема компримирующего субстрата, тяжести состояния пациента, темпа выполнения операции. Виды примененных оперативных вмешательств в зависимости от клинической группы и тяжести пациентов представлены в табл. 3.

Таблица 3.

Вид оперативных вмешательств в зависимости от тяжести ЧМТ.

Клиническая группа
ДТЧ
КПТ
Трепанация ЗЧЯ
Трефинация
Всего
Экстренно оперированные
55
14
3
2
74
Отсрочено оперированные
14
13
2
4
33

Всего

69
27
5
6
107

Исходы лечения пациентов с ТСГМ изучались при выписке пациентов из стационара по шкале исходов Глазго (Jennett B., Bond M., 1975), ее модификации принятой в России (Доброхотова Т. А., 1993).

Всем больным проводилось комплексное обследование, включавшее в себя: оценку общесоматического и неврологического статуса, краниографию, осмотр окулиста и КТ-томографию. КТ сканирование проводилось в аксиальной плоскости с толщиной среза 5-10 мм, в том числе с построением трехмерной модели. С использованием специального программного обеспечения компьютерного томографа производился расчет объема внутричерепных гематом. Обработка полученных цифровых данных производилась на персональном компьютере с использованием прикладных программ Statistica 6.0 (Stat Soft.Inc., 2001) и пакета программ Microsoft Office (Excel, Word, Power Point, Access). Статистическая обработка результатов проведена с использованием методов вариационной статистики.

Результаты исследования и их обсуждение.

У 198 больных с различными клиническими формами травматического сдавления головного мозга проведен анализ особенностей клинического течения и вариантов хирургической тактики. При данном анализе за основу взят временной фактор, или timing surgery, который в англоязычной литературе подразумевает время между травмой и операцией. Рациональнее рассматривать это понятие как оптимальное время для выполнения операций до развития необратимой дислокации мозга (по аналогии с ключевым понятием в лечении инсультов «time window»), и обозначить его термином «хирургическое окно».

В хирургии травматических внутричерепных гематом фактор времени зависит от темпа их клинического течения и тяжести ЧМТ. В рамках настоящего исследования были взяты группы больных с полярными значениями «хирургического окна» – это пациенты условно с «острейшим» течением компрессии мозга, оперированные в первые 24 часа после травмы и больные с подострым течением, когда возможно проведение консервативного лечения. В этих группах реализовывались различные опции лечебной тактики.

На протяжении первых суток после травмы оперировано 74 пациента. Средняя тяжесть состояния этих больных соответствовала 9,7±2,2 баллов  по ШКГ, из инструментальных данных эту группу отличало значительное смещение срединных структур – в среднем 10,2±2,8 миллиметров, причем у 30 пациентов оно превышало 10 мм. Толщина гематом этой группы составляла от 8 до 20 мм (в среднем 11,4±3,7 миллиметров).

Собственные данные показали, что в первые сутки после травмы применялась различная лечебно-диагностическая тактика. В зависимости от ее особенностей, больные, прооперированные в первые 24 часа, были разделены на 2 группы. Первая (61 наблюдение) – пострадавшие, состояние которых позволяло пройти предоперационное обследование, включая КТ-исследование. Вторая группа (13 наблюдений) – пациенты, у которых темп хирургического лечения опережал темп диагностики. Так как пациентам второй группы фактически сразу выполнялось оперативное лечение, то клинические аспекты течения сдавления мозга при «timing surgery» до 24 часов можно были проанализировать только в первой группе пациентов.

Полученные нами данные показали, что особенностью  клинического течения компрессии мозга с коротким «хирургическим окном» (24 часа) является прогрессирующее ухудшение состояния в предоперационном периоде, отмеченное у 70,5% пациентов. При этом регистрировалось значительное падение уровня сознания, достигшее в среднем около 2 баллов по ШКГ. Решающее значение для выбора хирургической тактики при сдавлении мозга в случаях короткого «хирургического окна» имеет как абсолютный показатель снижения баллов ШКГ, так и скорость (темп) такого снижения. На представленном графе разница между медианами соответствует абсолютному снижению баллов ШКГ (пунктирная линия), а угол наклона линии, соединяющей эти медианы (сплошная линия), к оси абсцисс характеризует скорость (темп) такого снижения (рис. 1).

Рис. 1. Дооперационная динамика баллов ШКГ 1 группы.

Больше половины операций были выполнены в первые часы после поступления, но установлено, что даже своевременно выполненное оперативное вмешательство не гарантирует благоприятного исхода, напротив, 45% всех умерших погибли в первые 3 суток после операции.

Проведен детальный анализ особенностей техники оперативных вмешательств при острейшем течении сдавления мозга и предложен ряд рекомендаций по выполнению отдельных этапов операций. Целью операции являлась не только адекватная внутренняя и наружная декомпрессия мозга, но и предотвращение дополнительной операционной травмы и провоцирования отека мозга. Нами модифицированы стандартные хирургические доступы. В их основу положен птериональный доступ, который в зависимости от предоперационных данных (компьютерно-томографических или клинических) расширялся в лобном или височном направлениях. По полученным  данным, в 78% тяжелой ЧМТ имеют место лобно-базальные и височные очаги размозжения мозга и сопутствующей им внутричерепной гематомой. Здесь уже неприменима «классическая» трепанация черепа, открывающая преимущественно конвекситальные отделы височной и лобной долей. В этих случаях целесообразен расширенный птериональный доступ, позволяющий одновременно ревизовать лобно-базальные и полюсные отделы виска – места наиболее вероятного формирования очагов сдавления мозга. Ранее подобные доступы были описаны в литературе, но мы акцентируем внимание именно на технике птерионального доступа, широко применяемого в плановой хирургии,  и не обозначенного для хирургии ЧМТ.

В последние десятилетия все большее место в нейрохирургии занимают минимально-инвазивные вмешательства в виде ограниченной трефинации черепа в проекции гематомы с последующим ее дренированием – по сути самой древней нейрохирургической операции. Данная операция является методом выбора при удалении хронических субдуральных гематом, но можно и эту простейшую манипуляцию наполнить новым содержанием – использовать как метод спасения пациентов при лавинообразном нарастании компрессионно-дислокационном синдрома. В этих случаях, тяжелое состояние больного с развернутым симптомокомплексом дислокации ствола мозга не позволяет терять время. Подобная тактика лечения больных соответствовала принципу «damage control». Показаниями к применению были и случаи сочетанных повреждений, сопровождавшиеся травматическим шоком, массивной кровопотерей и т. д. Использование такой этапной хирургической тактики вполне оправдано у подобной категории больных с целью недопущения дальнейшего утяжеления состояния таких пациентов и развития вторичной травмы мозга. Среди нашей группы пациентов такие операции выполнены в 13 случаях. Критериями для отбора пациентов в группу «Damage control» были:

  1. Нестабильная гемодинамика (систолическое АД меньше 90 мм. рт. ст.) или клиника травматического шока.
  2. Неэффективное внешнее дыхание.
  3. «Молниеносное» нарастание клиники компрессии головного мозга с  симптомами дислокации ствола мозга.

Методика «Damage control» представляет собой систему этапных лечебных мероприятий. Нами систематизирован и был использован следующий алгоритм действий для реализации принципов «damage control».

Первый этап. Быстрое и максимально возможное устранение действий травмирующих субстратов: транспортировка в противошоковую операционную, интубация и искусственная вентиляция легких. Катетеризация  центральной вены и инфузионная терапия. Параллельно производится мониторинг артериального давления, частоты сердечных сокращений и оксигенации крови.

На фоне начальных реанимационных мероприятий, незамедлительно начинается оперативное вмешательство. Накладывается диагностическое фрезевое отверстие в зоне предполагаемого травматического субстрата. Вмешательство выполняется без полной подготовки покровов головы (только частичное освобождение от волосяного покрова в месте предполагаемой трефинации). При обнаружении скоплений крови проводится аспирационное уменьшение объема внутричерепной гематомы и остановка обнаруженного кровотечения. При наличии острейшей гематомы, состоящей преимущественно из жидкой крови, удается значительно уменьшить ее объем в ходе дренирования через трефинационное отверстие. Выполнение подобного минимально-агрессивного вмешательства в определенных случаях приводит к существенному уменьшению не только объема гематомы, но и степени дислокации срединных структур мозга.

Неустойчивость системного артериального давления является основанием для временного приостановления операции и усиления реанимационной терапии. Временное приостановление операции является необходимым условием, так как у таких пациентов грубо нарушена ауторегуляция мозгового кровотока, который становится напрямую зависимым от системного артериального давления. Продолжение операции возможно лишь после стабилизации системной гемодинамики, что позволяет предупредить критическую ишемию мозга.

Второй этап. После выполнения минимальной операции больной либо транспортируется в реанимационное отделение, где продолжается выполнение всего комплекса интенсивной терапии, либо, при условии стабилизации больного (показателей гемодинамики и оксигенации крови), он направляется на КТ-исследование головного мозга с целью выявления всех внутричерепных травматических субстратов. При наличии технической возможности, рекомендуется выполнить полнотельное спиральное КТ-сканирование для выявления сопутствующих черепно-мозговой травме повреждений внутренних органов и скелета.

Третий этап. Проводится при условии стабильной гемодинамики и коррекции нарушений гемокоагуляции. Сразу же после углубленного дообследования и полноценной подготовки кожных покровов головы пациент направляется в нейрохирургическую операционную, где ему выполняется исчерпывающее хирургическое пособие. На этом алгоритм тактики «Damage control» заканчивается и в дальнейшем пациент лечится по общим принципам ведения нейрохирургических больных.

Данная тактика привела к успеху почти в половине случаев критических состояний больных, что оправдывает ее совершенствование и применение.

Таким образом, среди вариантов хирургической тактики «острейшего» периода («хирургическое окно» до 24 часов) травматического сдавления головного мозга выделены следующие: классические трепанации черепа, расширенные птериональные доступы (декомпрессивные и костно-пластические), малоинвазивные вмешательства с опорожнением гематом через фрезевые отверстия, комбинированные подходы с удалением гематом, вызывающих компрессию мозга, и консервативное лечение ограниченных по объему скоплений крови.

Проведен детальный анализ наблюдений успешного консервативного лечения травматических внутричерепных гематом у 91 больного и его «срыва» у 33 пациентов, послужившего причиной отсроченных операций.

Один из наиболее дискутируемых вопросов последнего времени – это параметры отбора больных с ТСГМ на нехирургическое лечение. Предложен ряд критериев, носящих рекомендательный характер. Но на практике встречаются объективные и субъективные причины, расширяющие  показания к этому виду лечения. Исследованные нами больные были  разделены на 2 группы: 1 – с принятыми критериями отбора (69 наблюдений), 2 – с выходом  некоторых из них  за принятые рамки (22 наблюдения). Причины такого выбора были разделены на субъективные (условно параклинические) и объективные (или клинические). К параклиническим причинам относятся: прегоспитальные ошибки с первичной госпитализацией пострадавших с ЧМТ в непрофильные стационары и их поздний перевод в профильный; госпитальные диагностические ошибки (отсутствие своевременной диагностики), а также категорический отказ пациента или его родственников от операции. В свою очередь к объективным причинам можно отнести: длительный светлый промежуток при наличии внутричерепной гематомы и значительная диссоциация между «спокойной» клинической картиной и данными КТ (МРТ) обследования.

Средний уровень сознания больных первой группы составлял 12,6±1,4 балла по ШКГ, смещение срединных структур в среднем 2,7±2,5 мм, объем гематом – 23,6±7,9 мл, толщина гематомы составляла 6,3±2,7 мм. Преобладали субдуральные и внутримозговые гематомы (24 и 28 случаев соответственно). Во 2 группе уровень сознания был несколько ниже, в среднем 12,4±2,2 баллов по ШКГ, смещение срединных структур составляло в среднем 2,9±3,1. Толщина гематом была 11,4±3,7 мм, а объем – 21,6±14,9 мл. Здесь преобладали внутримозговые гематомы (12 случаев).

Были превышены следующие критерии отбора на консервативное лечение: в 2 наблюдениях это был  уровень сознания равный 8 баллам по ШКГ или коме 1 степени; в 15 наблюдениях – смещение срединных структур в диапазоне 6-12 мм; толщина гематомы была превышена в 5 наблюдениях.

Определенных рекомендаций в литературе по характеру собственно медикаментозного лечения внутричерепных гематом представлено недостаточно. Основываясь на общих принципах лечения ЧМТ и патогенезе сдавления мозга, нами предложена следующая общая схема медикаментозного лечения, содержащая 7 основных пунктов.

  1. Коррекция внутричерепной гипертензии. Так как больные не оперировались, то судить о ее присутствии можно было по характеру КТ-картины, состоянию глазного дна, ликворному давлению при люмбальной пункции и клиническим симптомам.
  2. Медикаментозное воздействие на звенья патогенеза ЧМТ (нарушения микроциркуляции, метаболизма, вторичная травма мозга).
  3. Коррекция водно-электролитного баланса.
  4. Поддержание энергетического баланса.
  5. Коррекция нарушений свертываемости крови.
  6. Профилактика и лечение воспалительных осложнений.
  7. Симптоматическая терапия (анальгетики, антипиретики, сердечные, гипотензивные и прочие).

Обязательным условием реализации консервативного лечения  внутричерепных гематом является контроль его эффективности. Первое КТ-исследование выполнялось пациентам при поступлении, следующее назначалось через сутки, затем через 3 суток. В последующем это исследование выполнялось по показаниям. В случаях клинического ухудшения – КТ назначалось незамедлительно.

Полученные нами данные свидетельствуют об эффективности медикаментозного лечения практически всех форм травматического сдавления головного мозга, включая эпидуральные, внутримозговые и множественные гематомы. Ведущим клиническим критерием, позволяющим воздержаться от операции, является стабильный уровень сознания, а рентгенологическим – отсутствие компрессии базальных цистерн.

Наблюдения, так называемого «вынужденного», но успешного консервативного лечения с запредельными параметрами по объему гематом и смещению срединных структур мозга, показывают, какой еще большой потенциал есть у этого метода. Возможно, границы нехирургического лечения сдавления головного мозга будут расширены при дальнейшем изучении его патогенеза, уточненного мониторинга и эффективных средств терапевтического воздействия. Об эффективности консервативного лечения при соблюдении принятых критериев и вне их можно судить по удельному весу отсроченных операций в этих группах. Первая группа дает значительно больше шансов на его успех, у 89,6% больных этой группы терапия была эффективной, в то время как во 2 группе этот показатель заметно меньше – 46,8%.

Причины отсроченных операций были различны и, отчасти, были связаны с тем, что не на все звенья патогенеза компрессии мозга можно успешно воздействовать медикаментозно. Прежде всего, это относится к нарастанию изначально малого объема субдуральных гематом, произошедшее в 12 наблюдениях. Это связано с формированием капсулы уже хронической субдуральной гематомы, которая подлежала только дренированию. На втором месте по частоте (9 наблюдений) был нарастающий отек мозга, являющийся одной из ведущих проблем лечения ЧМТ в целом. На третьем – был прогрессирующий тип течения геморрагических очагов ушиба с их трансформацией во внутримозговые гематомы (8 наблюдений). В 4 наблюдениях было зафиксировано позднее формирование оболочечной гематомы.

Успех отсроченных операций был связан со своевременностью их выполнения. Неэффективность консервативного лечения проявлялась по двум сценариям. Первый – клиническое ухудшение состояния пациентов, наблюдаемое в процессе лечения, без существенного увеличения размеров геморрагических субстратов. Второй, чаще встречаемый, – нарастание объемов внутричерепных гематом с последующим нарастанием неврологической симптоматики или развитием дислокационного синдрома. В общей сложности превалировали опережающие изменения по данным КТ (МРТ) картины, отмеченные в 66,7% наблюдений. Соотношение клинической и инструментальной манифестации «срыва» консервативного лечения было различным в зависимости от тяжести травмы. В случаях тяжелой черепно-мозговой травмы (ШКГ 6-8 баллов) во всех трех наблюдениях выявлялась отрицательная динамика по КТ-данным. При среднетяжелой ЧМТ, КТ-данные опережали клиническое ухудшение в 14 наблюдениях, против 6. Соответственно, при легкой травме это происходило в равной степени – по 5 наблюдений.

В то же время, это деление носит несколько условный характер. Нами проведен анализ динамики состояния больных по ШКГ в случаях отсроченных операций по трем реперным точкам: баллы ШКГ при поступлении пациента в стационар, перед операцией и при выписке. Анализ проведен опять по группам: «в рамках критериев» и «вне таковых». Получено, что «провал» уровня сознания во 2 группе достигал почти 2 баллов по ШКГ, но изначально компенсированное состояние больных (в среднем 11,6 баллов по ШКГ) давало определенный запас «прочности» для контрольного обследования и выполнения оперативного лечения.

Рис. 2. График динамики ШКГ в 1 группе.

Рис. 3. График динамики ШКГ во 2 группе.

Сравнивая полученные  графики, можно сделать вывод о том, что по полученной кривой и степени ее наклона к оси абсцисс можно с большой степенью вероятности прогнозировать возможность развития декомпенсации клинического состояния таких пациентов. Этот риск выше у больных с превышенными критериями. Из этого следует, что чем ниже исходные баллы ШКГ в случае консервативного лечения, тем большей тщательности наблюдения требуют данные пациенты. Это связано с тем, что «запас прочности» компенсаторных возможностей у них меньше. Таким образом, при проведении динамического наблюдения за больными, находящимися на консервативном лечении, тенденция к снижению баллов ШКГ  является показанием к рассмотрению вопроса о выполнении КТ-контроля и оперативного вмешательства. Основной критерий для правильного выбора сроков выполнения отсроченных операций – недопущение заметного падения баллов ШКГ (более чем на 1).

В итоге проведенное исследование демонстрирует ряд допустимых опций при лечении некоторых форм травматического сдавления головного мозга. Вероятно, с появлением более точных предикторов прогрессирования или регрессирования внутричерепных гематом и контузионных очагов, возможности консервативного лечения травматического сдавления головного мозга будут еще более расширены.

Выводы.

  1. Клиническими особенностями острого течения ТСГМ (хирургическое окно до 24 часов) являются прогрессирующее ухудшение состояния 70,5% больных в среднем на 1,8±0,98 балла по ШКГ и дальнейшее ухудшение их состояния в раннем послеоперационном периоде с летальным исходом у 18,9% пострадавших.
  2. Реализация тактики «damage control» с опережающим необратимую дислокацию мозга опорожнением части гематомы – одна из возможностей улучшения результатов хирургического лечения больных в остром периоде ТСГМ.
  3. Операции на протяжении первых суток после травмы отличаются повышенной сложностью из-за ранимости и кровоточивости тканей и возможного отека головного мозга. Один из резервов улучшения их  результатов – внедрение принципов плановой хирургии с использованием современных операционных доступов и микрохирургической техники.
  4. Консервативное лечение возможно при подостром темпе течения всех видов внутричерепных гематом, включая множественные. Его эффективность выше в случае соблюдения принятых для него критериев отбора. Но и выход за их пределы, в частности по величине смещения срединных структур и толщине гематомы, также может привести к положительному результату.
  5. Наиболее частая причина неэффективности консервативного лечения – формирование капсулы и, как следствие, нарастание объема уже хронической субдуральной гематомы, на втором месте – прогрессирующий отек головного мозга.
  6. Показания к отсроченным операциям могут быть клиническими (снижение баллов ШКГ, нарастание неврологической очаговой или дислокационной симптоматики) и инструментальными (увеличение по данным КТ-исследования величины смещения срединных структур, толщины или объема внутричерепной гематомы). Основное условие их эффективного использования – недопущение глубокого провала кривой ШКГ в ходе динамического наблюдения.
  7. Отсроченные операции в случае неэффективности консервативного лечения не ухудшают его исходов по шкале исходов Глазго. Их следует рассматривать как один из этапов лечения ТСГМ, а не как осложнение консервативного лечения.

Практические рекомендации.

  1. «Острейшее» течение ТСГМ («хирургическое окно» до 24 часов) диктует определенный темп лечебно-диагностических мероприятий, который следует сохранять на протяжении первых суток после  ЧМТ.  При  потенциальной задержке КТ-исследования или других видов обследования, следует незамедлительно проводить лечебные мероприятия, включая наложение фрезевых отверстий в любых условиях параллельно с реанимационными мероприятиями.
  2. Хирургия острого периода ТСГМ требует к себе отношение как к операциям повышенной технической сложности в виду частых интраоперационных осложнений и нередкого ухудшения в раннем послеоперационном периоде. Требуется тщательное планирование доступов, хорошее техническое оснащение операционной и приближение техники операций к принципам плановой хирургии.
  3. Консервативное лечение достаточно эффективно в случае лечения внутричерепных гематом подострого течения при условии соблюдения правил динамического КТ-контроля и определенных требований к терапии. Потенциально должна быть готовность к проведению возможной отсроченной операции.

Список научных работ, опубликованных по теме диссертации.

  1. Балябин А.В. Основные варианты хирургического лечения травматических внутричерепных гематом / А.В. Балябин, Л.Я. Кравец // «Повреждения и заболевания нервной системы»: тезисы докл. научно-практической конф. – Киров, 2005. – С. 19-20.
  2. Фраерман А.П. Ошибки в хирургии травматического сдавления головного мозга и их предупреждение: пособие для врачей / А.П. Фраерман, Л.Я. Кравец, А.Ю. Шелудяков, А.В. Балябин. – Н. Новгород, 2005. – 24 с.
  3. Кравец Л.Я. Отсроченные операции при травматическом сдавлении головного мозга / Л.Я. Кравец, А.В. Балябин // Мат. IV съезда нейрохирургов России. – М., 2006. – С. 341.
  4. Балябин А.В. Консервативное лечение полифакторного сдавления головного мозга / А.В. Балябин, Л.Я. Кравец // «Актуальные проблемы нейрохирургии»: тезисы докл. научно-практической конф. – Йошкар-Ола, 2007. – С. 25-27.
  5. Кравец Л.Я. Успехи и неудачи консервативного лечения травматических внутричерепных гематом / Л.Я. Кравец, А.В. Балябин // Мат. Всероссийской научно-практической конференции «Поленовские чтения». – СПб., 2007. – С. 41 – 42.
  6. Балябин А.В. К вопросу о критериях выбора консервативной тактики при травматическом сдавлении головного мозга / А.В. Балябин // «Актуальные проблемы повреждений и заболеваний нервной системы»: тезисы докл. научно-практической конф. – Саранск, 2008. – С. 50-52.
  7. Балябин А.В. Пути эволюции внутричерепных гематом / А.В. Балябин, Л.Я. Кравец // Мат. Всероссийской научно-практической конференции «Поленовские чтения». – СПб., 2008. – С. 36 – 37.
  8. Фраерман А. П. Возможности использования Damage control в неотложной хирургии травматических внутричерепных гематом / А.П. Фраерман, Л.Я. Кравец, А.О. Трофимов, А.В. Балябин // Мат. Всероссийской научно-практической конференции «Поленовские чтения». – СПб., 2008. – С. 82 – 83.
  9. Фраерман А. П. Сдавление головного мозга при изолированной и сочетанной черепно-мозговой травме: монография /А.П. Фраерман, Л.Я. Кравец, А.Ю. Шелудяков, А.О. Трофимов, А.В. Балябин. – Н.Новгород: Типография «Поволжье», 2008. – 328 с.
  10. Балябин А.В. Структура черепно-мозговой травмы по данным нижегородского нейрохирургического центра / А.В. Балябин // «Травма и заболевания нервной системы»: тезисы докл. научно-практической конф. – Кострома, 2009. – С. 46-48.
  11. Балябин А.В. Отсроченная хирургия при травматическом сдавлении головного мозга / А.В. Балябин, Л.Я Кравец // Материалы V съезда нейрохирургов России. – Уфа, 2009. – С. 32.
  12. Балябин А.В. Проблемы лечения травматического сдавления головного мозга / А.В. Балябин // «Травма и заболевания нервной системы»: тезисы докл. конф. нейрохирургов. – Вологда, 2010. – С. 25-27.
  13. Balyabin А. Conservative treatment of traumatic intracranial hematomas / А. Balyabin, L. Кravets// ICRAN-2010 book of abstracts: neurotrauma basic and applied aspects. – Saint Petersburg, Russia, 2010. – P. 125.
  14. Балябин А.В. Особенности хирургической тактики в острейшем периоде травматического сдавления головного мозга / А.В. Балябин // «Актуальные вопросы нейрохирургического лечения заболеваний и травм нервной системы»: тезисы докл. научно-практической конф. – Киров, 2011. – С. 17-18.
  15. Балябин, А.В. Особенности хирургии «острейшего» периода травматического сдавления головного мозга / А.В. Балябин, Л.Я Кравец// Российский нейрохирургический журнал им. проф. А.Л. Поленова. – СПб., 2011. – С. 8 – 10.
  16. Балябин, А.В. Возможности нехирургического лечения травматических внутричерепных гематом / А.В. Балябин, Л.Я Кравец// Сибирский международный нейрохирургический форум: сборник научных материалов. – Новосибирск, 2012. – С. 178.

Список сокращений.

АД – артериальное давление

ВМГ – внутримозговая гематома

ВЧД – внутричерепное давление

ДТЧ – декомпрессивная трепанация черепа

ЗЧМТ – закрытая черепно-мозговая травма

ЗЧЯ – задняя черепная ямка

КПТ – костно-пластическая трепанация черепа

КТ – компьютерная томография

ОЧМТ – открытая черепно-мозговая травма

САК – субарахноидальное кровоизлияние

СДГ – субдуральная гематома

ТКД – транскраниальная допплерография

ТМО – твердая мозговая оболочка

ТСГМ – травматическое сдавление головного мозга

ЧМТ – черепно-мозговая травма

ШИГ – шкала исходов Глазго

ШКГ – шкала ком Глазго

ЭДГ – эпидуральная гематома






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.