WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи 

Жовнерчук

Евгений Владимирович

СИСТЕМА ПСИХОПРОФИЛАКТИКИ ИНФОРМАЦИОННОГО СТРЕССА

СПЕЦИАЛИСТОВ ОПЕРАТОРСКОГО ПРОФИЛЯ

14.03.11. - восстановительная медицина, спортивная медицина,

лечебная физкультура, курортология и физиотерапия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

степени доктора медицинских наук

Москва

2011

Работа выполнена в Федеральном государственном учреждение «Государственный научно-исследовательский испытательный институт военной медицины Минобороны России»

Научный консультант: Доктор медицинских наук, профессор

Д.В. Глухов

Официальные оппоненты:

Доктор медицинских наук, профессор

А.В. Шакула

Доктор медицинских наук, профессор

А.М.Щегольков

Доктор медицинских наук, профессор

Н.В. Третьяков

Ведущее учреждение: Российский университет дружбы народов

Защита состоится « 29 » февраля 2012 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 208.060.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Федеральном государственном бюджетном учреждении «Российский научный центр медицинской реабилитации и курортологии» Минздравсоцразвития по адресу: 121069, г. Москва, Борисоглебский пер, д. 9.

С диссертацией можно познакомиться в научной библиотеке Федеральном государственном бюджетном учреждении «Российский научный центр медицинской реабилитации и курортологии» Минздравсоцразвития.

Автореферат разослан «___» ___________2011г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор биологических наук,

профессор                                                                                Фролков В.К.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы

Информационный стресс специалистов операторского профиля приобретает все возрастающую научную и практическую актуальность в связи с непрерывным ростом социальной, экономической, экологической, техногенной, личностной экстремальности нашей жизни и существенным изменением содержания и условий труда (Нечипоренко В.В. с соавт., 1998; Симанчевский В.А. с соавт., 1999; Литвинцев СВ. с соавт., 1999, 2002; Михайлов Б.В. с соавт., 2001; Чуркин А.А. с соавт., 2001; Вольнов Н.М., 2003). Связанные с информационным стрессом функциональные нарушения включают широкий спектр состояний дезинтеграции психической деятельности - от кратковременных реакций предпатологического регистра до устойчивых нозологически сложившихся болезненных процессов (Давыдов О. В., 1981; Новицкий А.А., 1989; Белинский А.В., 1989; Ржепецкая М.К., 1996; Белов В.Г., 2001; Cooper JA, Creamer MC, Forbes D., 2006).

Психическое здоровье и устойчивость к информационному стрессу операторов определяет их работоспособность и профессиональную надежность. Операторы, постоянно находясь в психоэмоциональном напряжении на своих рабочих местах, из-за воздействия информационного стресса чрезмерно расходуют функциональные резервы организма (Бодров В.А., 2000; Ушаков И.Б., 2000; Белинский А.В, 2001, Устимов Д.Ю., 2007). Это приводит к тому, что психика оператора постепенно претерпевает определенные изменения (Суворова В.В., 1975; Пономаренко В.А., Завалова Н.Д., 1992; Пицык С.Г., 2002; Kelly G.A. , 1963; Friedl K. E., Grate S. J., Proctor S. P. et al. 2007; Iversen A.C., 2008).

Отмечается высокая заболеваемость психосоматическими расстройствами операторов, которая имеет неуклонную тенденцию к росту (Куликов В.В., 2006, 2007; Шамрей В.К., 2001, 2005, 2008;). Данное положение так же коснулось операторов, выполняющих свою деятельность в специальных условиях (Ушаков И.Б., 2000; Свистунов С.П., с соавт., 2005, 2006, 2007). В структуре трудопотерь преобладает психосоматическая патология. Это указывает на ведущую роль воздействия информационного стресса, на формирование болезненных состояний, снижающих психическую надежность операторов (Бухтияров И.В. с соавт., 2007, 2009; Ушаков И.Б. 2009; Глухов Д.В., 2010; Fikretoglu D, 2007).

В сложившихся условиях реформирования системы здравоохранения медицинские специалисты не могут достаточно эффективно использовать возможности по проведению психопрофилактических мероприятий. Несмотря на накопленный к настоящему времени значительный опыт массовых психопрофилактических обследованиях. Однако, не смотря на это, система психопрофилактики среди операторов недостаточно разработана и внедрена в связи с недостатками в методическом и материально техническом оснащении (Фролов Б.С., 1993; Ушаков И.Б., 1994, Ступаков Г.П., Шамрей В.К., 2004; Бухтияров И.В., 2010; Kreyenbuhl J.A., 2007).

В связи с этим необходимо разработать новые подходы к системе профилактики информационного стресса у операторов (Литвинцев С.В., Шамрей В.К., Рустанович А.В., 1998; Куликов В.В. и др., 2006, 2007; Ушаков И.Б. с соавт., 2008; Глухов Д.В. с соавт., 2010).

Цель исследования: научное обоснование модели сохранения профессионального здоровья специалистов операторского профиля на основе универсальной системы поэтапного применения методов психопрофилактики.

Задачи исследования

1. Изучить структуру и динамику заболеваемости операторов, находящихся в условиях информационного стресса.

2. Оценить психическое состояние операторов, подвергающихся воздействию информационного стресса.

3. Проанализировать влияние информационного стресса в специальных условиях профессиональной деятельности на психофизиологическое состояние операторов.

4. Провести уровневую оценку психического здоровья операторов в специальных условиях профессиональной деятельности при воздействии информационного стресса.

6. Предложить комплекс психопрофилактических мероприятий и оценить эффективность его применения для восстановления функционального состояния операторов в условиях воздействия информационного стресса.

7. Создать организационную модель поэтапного применения методов психопрофилактики для сохранения профессионального здоровья операторов, подвергающихся воздействию информационного стресса.

8. Научно обосновать универсальную систему психопрофилактики информационного стресса операторов на основе оценки эффективности поэтапного применения методов психопрофилактики.

Научная новизна работы заключается в том, что на основе изученной структуры и динамики заболеваемости операторов в особых условиях впервые установлен факт преобладания трудовой дисквалификации операторов-мужчин преимущественно молодого возраста в связи с психическими расстройствами, в структуре которых на первом месте находятся невротические нарушения.

Анализ динамики заболеваемости у операторов- мужчин среднего и старшего возраста и операторов-женщин всех возрастов осуществляющих профессиональную деятельность под воздействием информационного стресса в особых условиях показал неуклонную тенденцию к росту и превалирование психосоматической патологии над другими заболеваниями.

Изучение воздействия информационного стресса в особых условиях на специалистов операторского профиля показало, что психическое состояние определяется особым состоянием, в котором диагностируются нарушения невротического уровня с преобладанием явлений психастении, депрессивного состояния, реактивной тревожности и высокой внутриличностной конфликтности.

Анализ психического здоровья специалистов операторского профиля в условиях воздействия информационного стресса показал, что психическое здоровье операторов зависит от условий, в которых они осуществляют операторскую деятельность, и уровня ответственности при выполнении профессионально обусловленных задач, что подтверждается фактом неодинакового распределения уровней психического здоровья операторов в зависимости от принадлежности к подразделению в котором ответственности за принятие решения разная.

Применение комплекса психопрофилактического восстановительного воздействия в созданной организационной модели показал эффективность применения: психофизиологического сопровождения; аппаратных коррекционных методик; биоритмологического метода; методов психокоррекции и психотерапии.

Внедрение универсальной системы психопрофилактики информационного стресса операторов при помощи модели комплексной поэтапной организации лечебно-реабилитационного процесса и телемедицинских технологий, включение в структурные подразделения специалистов в области психопрофилактики позволяет снизить заболеваемость и предотвратить утрату трудоспособности.

Практическая значимость работы: получены закономерности формирования показателей психического здоровья операторов в условиях информационного стресса. Предложена универсальная система организации психопрофилактических мероприятий для операторов на основе организационной модели поэтапного применения методов восстановительного лечения операторов и телемедицинских технологий. Разработаны методологические основы системы здравоохранения в целях повышения эффективности психопрофилактической работы для операторов.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Деятельность операторов под воздействием информационного стресса в специальных условиях формирует особенности динамики, структуры заболеваемости и их дисквалификации, при этом существенную роль играют возрастные и половые различия. У операторов-мужчин преимущественно молодого возраста преобладает заболеваемость и трудовая дисквалификация в связи с психическими расстройствами. В структуре заболеваемости и трудовой дисквалификации операторов-женщин всех возрастов и мужчин среднего и старшего возраста над психическими расстройствами превалирует психосоматическая патология, которая имеет многолетнюю тенденцию к росту.

2. Психофизиологическое состояние операторов в специальных условиях при воздействии информационного стресса характеризуется нарушениями невротического уровня. В структуре нарушений преобладают: нервно-психическая неустойчивость; депрессивные состояния; акцентуации характера; высокая внутриличностная конфликтность; высокий уровень ситуативной и личностной тревожности; низкий уровень поведенческой регуляции. Так же для них характерны: снижение кислородного обеспечения организма, ухудшением работоспособности кардио-респираторной системы при физической нагрузке и ее способности к восстановлению после физической нагрузки.

3. Уровневая оценка психического здоровья операторов, подвергающихся воздействию информационного стресса в специальных условиях позволяет обосновать необходимость применения комплексного восстановления, направленного на коррекцию лиц с низким уровнем психического здоровья.

4. Организация универсальной системы психопрофилактики информационного стресса специалистов операторского профиля на основе организационной модели поэтапного применения методов восстановительной коррекции операторов и телемедицинских технологий позволяет повысить эффективность оказания лечебно-восстановительных мероприятий и оптимизировать организационно-штатную структуру системы здравоохранения в целях повышения эффективности психопрофилактической работы среди операторов.

Личный вклад автора: тема и план диссертации, ее основные идеи и содержание разработаны автором на основании многолетних (2000-2011 гг.) исследований. Во всех совместных исследованиях, автору принадлежало формулирование общей цели и задач конкретной работы, а также анализ полученных данных.

Апробация работы и реализация полученных результатов

Материалы диссертации доложены и обсуждены на конференциях: научно практической конференции 5 ЦВКГ ВВС «Актуальные вопросы военной медицины» (Красногорск, 2002, 2006, 2007, 2009); на научно-практической конференции 1 ГВКГ им. академика Н.Бурденко «Актуальные вопросы психиатрии» (Москва. 2002); научно-практической конференции СПбГУ «Ананьевские чтения – 2005» (Санкт-Петербург, 2005); научно-практической конференции «Современные направления развития регионального здравоохранения» (Омск, 2010); научно-практической Всероссийской конференции «Боевой стресс. Медико-психологическая реабилитация лиц опасных профессий» (Москва, 2010).

По материалам диссертации опубликовано: 52 печатные работы, 13 из них в рецензируемых центральных российских журналах; монография. Результаты работы использованы: в учебно-методическом пособии; при составлении отчетов по теме НИР «Хвоя»; при подготовке приказа Минобороны РФ от 8 мая 2009 г. N 385 "О медико-психологической реабилитации военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации".

Результаты исследований реализованы в практической работе военных врачей командных пунктов ВВС Минобороны России, 29 лаборатории авиационной медицины, кабинетов медико-психологической коррекции 5 ЦВКГ ВВС, 878 ОВГ (КСпН), психофизиологической лаборатории 3 ЦВКГ им. А.Вишневского, центра психического здоровья 1 ГВКГ им. Н.Н. Бурденко, ФКУЗ «ГКГ МВД России», ФКУЗ «ЦБ МВД России». Результаты работы применяются при проведении учебных занятий с курсантами факультетов подготовки врачей, слушателями клинической ординатуры и факультета дополнительного и послевузовского образования Военно-медицинской академии им. СМ. Кирова, Государственного института усовершенствования врачей МО РФ, в научной деятельности кафедр психиатрии этих учреждений, а также в практике психопрофилактической работы врачей интернистов.

Диссертация состоит из 7 глав, введения, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы и приложений. Общий объем - 366 страниц. Содержит 54 таблиц и 51 рисунок, 4 приложения. Список литературы включает 457 источников, из них 318 отечественных и 139 зарубежных.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Этапы, объем и характер проведенных исследований

       Для достижения поставленной цели и решения изучаемых задач проведено многолетнее (2000-2011г.г.) исследование, как в учреждениях министерства обороны, так и на этапах оказания квалифицированной и специализированной психиатрической помощи, касающееся проблемы психического здоровья операторов, выполняющих профессиональную деятельность в особых условиях.

Работа проводилась поэтапно. На предварительном этапе был проведен анализ 429 свидетельств о болезни. На следующем этапе проведено скрининговое исследование психического здоровья 871 оператора, осуществляющего свою профессиональную деятельность на командных пунктах. Изучение психического состояния операторов осуществлялось методом психодиагностического тестирования. На очередном этапе работы использованы материалы, полученные в ходе обследования операторов в Генеральном штабе ВС РФ. Для биоритмологического исследования определялись космогелиофизические характеристики на дату обследования и на даты основных психологических анамнестических сведений.

       На заключительном этапе на основании полученных результатов разработана и апробирована новая универсальная система организации психопрофилактической работы среди операторов и оценена ее эффективность.

Статистический анализ проводился с использованием программы «Statistica for Windows 6.0». Использовались методы описательной статистики, корреляционного анализа сравнения групп с использованием t-критерия Стьюдента и непараметрических критериев (χ2 и критерий Манна-Уитни), а также корреляционного (r и rs), дисперсионного и факторного анализов.

Таким образом, вышеперечисленные методы исследования позволяют наиболее точно исследовать проблему взаимного влияния исследуемых характеристик операторов при воздействии информационного стресса.

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Воздействие информационного стресса на операторов в особых условиях

Воздействие информационного стресса на операторскую деятельность изучалась нами на командном пункте, который является основным подразделением боевого управления ВВС. В ходе операторской деятельности нами стрессорные факторы были разделены на внешние и внутренние. Внешние стрессорные факторы включали три группы (физико-химические факторы среды; информационно-семантические и биологические). Внутренние стрессорные факторы определялись конкретным состоянием человека, его индивидуально - типологическими свойствами и особенностями.

С целью уточнения структуры стрессорных факторов и значимости их влияния на профессиональную деятельность операторов использовался экспертный метод. Эксперты независимым методом оценивали роль стрессорных факторов по пятибалльной шкале. Для определения согласованности мнений экспертов при обработке данных рассчитывался коэффициент конкордации экспертных оценок. Рассчитывалось также среднее арифметическое значение этих оценок, характеризующее весомость (значимость) фактора, и в зависимости от этой величины определялось место (ранг) каждого стрессорного фактора. Полученные результаты представлены в таблицах 1,2, 3.

Таблица 1

Сравнительная значимость внешних и внутренних стрессорных факторов (M±m)

Стрессорные факторы

Среднее арифметическое значение экспертной оценки

Ранг

Внешние

4,29 ± 0,048

1

Внутренние

2,91 ± 0,035

2

Таблица 2

Сравнительная значимость внешних стрессорных факторов (M±m)

Стрессорные факторы

Среднее арифметическое значение экспертной оценки

Ранг

Информационно-семантические

4,78 ± 0,040

1

Физико-химические

3,26 ± 0,044

2

Биологические

2,96 ± 0,055

3

Таблица 3

Сравнительная значимость информационно-семантических факторов (M±m)

Стрессорные фактор

Среднее арифметическое значение экспертной оценки

Ранг

Высокая ответственность

4,86 ± 0,040

1

Избыток информации

4,80 ± 0,044

2

Дефицит времени

4.79 ± 0,052

3

Большой объем информации

4.70 ± 0,027

4

Недостаток информации

2,30 ± 0,029

5

Расслоение и неоднозначность информации

1,70 ± 0,047

6

Ложность информации

1,50 ± 0,045

7

Субъективность информации

1,20 ± 0,038

8

Наличие помех в деятельности

1,00 ± 0,054

9

Из них видно, что в процессе профессиональной деятельности внешние стрессорные факторы преобладают над внутренними. Сравнение по t - критерию Стьюдента весомости каждой из трех групп внешних стрессорных факторов показало, что значимость информационно - семантических стрессорных факторов статистически достоверно выше, чем аналогичный показатель физико-химических и биологических (p<0.001). Статистически достоверных различий весовых показателей значимости физико-химических и биологических стрессорных факторов не выявлено (p>0.05).

Сравнительный анализ роли отдельных информационно-семантических стрессорных факторов показал высокую значимость высокой ответственности, избытка информации, дефицита времени. В то же время, отмечена незначительная значимость ложности информации, ее субъективности и наличия помех.

Таким образом, установлено, что в процессе профессиональной деятельности для операторов высоко значимы как внешние, так и внутренние стрессорные факторы. В структуре внешних стрессорных факторов ведущими являются информационно-семантические, в числе которых высокая ответственность, избыток информации и дефицит времени. Указанные стрессорные факторы, воздействуя на операторов, могут вызвать снижение качества выполнения ими профессиональных задач, которое может выражаться в ошибочных действиях.

При психофизиологической систематизации ошибочных действий нами изучались выявленные ошибки четырех следующих типов: сенсорно - перцептивных (связанных с приемом и первичной оценкой информации); гностических (ошибки при переработке информации и принятии решения), моторных (связанных с недостатками психомоторики и речи); личностных (обусловленных особенностями мотивации, характера, эмоционально-волевой сферы, организаторских способностей).

С привлечением экспертов проведен анализ соотношения ошибок четырех указанных типов. Использованный при этом метод обобщения независимых характеристик показал, что в структуре профессиональной деятельности операторов при выполнении задач превалируют гностические ошибки (47%) (таблица 4).

       Таблица 4

Результаты сравнения типов ошибок операторов

Тип ошибок

Частота ошибок (%)

Ранг

Гностические

47

1

Сенсорно-перцептивные

31

2

Личностные

18

3

Моторные

4

4

Дополнительно к этому на основании проведенного нами анализа и с помощью экспертов выявлены наиболее типичные ошибки операторов при выполнении задачи. С позиций системно-структурного подхода в оценке деятельности оператора предполагается выделение четырех ее этапов: прием информации; переработка информации и принятие решения; выполнение решения; контроль реализации решения. Процентный анализ соотношения ошибок четырех этапов деятельности оператора показал, что в ее структуре при выполнении задачи превалируют ошибки на этапе переработки информации и принятия решения (55%), значительно меньше приходится на этапы приема информации (18%), выполнения решения (17%) и контроля реализации решения (10%). Содержательный анализ ошибок при выполнении задачи позволяет отметить, что в большинстве своем они связаны с различными индивидуально-типологическими и психофизиологическими качествами, обеспечивающими этап переработки информации и принятия решения (52%), причем наибольшее количество ошибок на этом этапе - гностические ошибки, что может быть связано с такими психофизиологическими качествами, как объем и устойчивость оперативной памяти, скорость восприятия, высокий темп мыслительных процессов, хорошие пространственные и временные представления.

Таким образом, из анализа задач, решаемых оператором при организации и выполнении задач, вытекает, что основными особенностями этой профессии являются: а) индивидуальный характер деятельности и необходимость руководить сложной иерархической системой на основе обратной связи с подчиненными и начальниками, особенно на этапе выполнения задачи; б) творческий характер деятельности, с превалированием интеллектуально-гностических функций; в) работа в условиях воздействия специфических стрессорных факторов. Характерными и высокозначимыми ошибками профессиональной деятельности операторов при выполнении задач управления являются гностические и сенсорно-перцептивные ошибки, среди которых в первую очередь необходимо указать на ошибки в принятии предварительного решения на воздействие по объекту, ошибки в определении особо важных целей для уничтожения, ошибки в назначении количества привлекаемых сил для выполнения задачи, неточная классификация цели, ошибки слуховой  оценки информации и др. Наиболее сложным и напряженным этапом деятельности является  этап переработки информации и принятия решения.

Структура и динамика заболеваемости операторов, находящихся в специальных условиях под воздействием информационного стресса

Общие показатели заболеваемости операторов, проходящих службу в специальных условиях (спецсооружениях КП ВВС), представлены в таблице 5. Абсолютные данные для удобства пересчитаны и представлены в процентном отношении.

Таблица 5

Нозологические формы групп обследуемого контингента, (n=429)

1 группа

2 группа

3 группа

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

Психические расстройства

6

2,16

36

33,02

Неврологические заболевания

28

10,13

4

9,32

13

11,95

Хирургическая патология

83

29,96

13

30,23

20

18,34

Терапевтические заболевания

16

5,77

7

16,27

14

12,84

Психосоматическая патология

144

51,98

19

44,18

26

23,85

Итого:

277

100

43

100

109

100

Примечание: 1 группа – операторы мужчины (в возрасте от 25 до 50 лет); 2 группа – операторы женщины; 3 группа – операторы мужчины (в возрасте от 18 до 25 лет).

Из данных, приведенных в таблицы 6, видно, что у операторов 1 группы преобладает психосоматическая патология (51,98 %), как впрочем, и у операторов-женщин (44,18 %). И, наоборот, у операторов 3 группы преобладают психические расстройства (33,02 %). Данный факт указывает на то, что у наименее подготовленных к службе в спецсооружениях в первую очередь нарушается психическая деятельность вследствие отрицательных факторов, связанных с службой в спецсооружении и постоянным воздействием информационного стресса. При этом отмечается заболеваемость в молодом возрасте у операторов-мужчин (в возрасте от 18 до 25 лет) 19,5±0,13 лет, по сравнению с операторами-мужчинами в возрасте от 25 до 50 лет (41,47±0,34 лет) и операторами-женщинами (42,9±0,93 лет). Эти результаты показывают нам, что весьма непродолжительная служба в специальных условиях (спецсооружениях) под воздействием информационного стресса в первую очередь выводит из строя психическую деятельность.

Высокий процент дисквалификации операторов с психическими расстройствами (3 группа) и психосоматической патологией (1 и 2 группы) на КП ВВС, показывает на недостаточную эффективность проведения лечебно-профилактических мероприятий как в силу неразработанности принципов ранней диагностики начальных проявлений психических расстройств и психосоматической патологии, так и отсутствие системы медико-психологической коррекции различных категорий операторов спецсооружений. В связи с этим, необходимо проведение комплексной дифференцированной оценки психического состояния операторов КП ВВС, которая будет выявлять не резкий скачок от здоровья к болезни, а постепенный переход различных состояний психики в рамках общего состояния здоровья, определяя тем самым тактику проведения мероприятий медико-психологической реабилитации.

Анализ динамики заболеваемости операторов, проходящих службу в особых условиях (спецсооружениях КП ВВС), показал превалирование психосоматической патологии 51,98 % в первой группе и 44,18 % во второй группе над другими заболеваниями и неуклонную тенденцию к росту. Наряду с этим психические расстройства имеют 2,16 % увольняемости среди операторов 1 группы в общей структуре заболеваемости. У операторов 2 группы заболеваемость по психиатрическим статьям за исследованный пятилетний промежуток отсутствовала. У операторов 3 группы, проходящих службу в особых условиях и несущих боевое дежурство преобладает увольняемость по психическим расстройствам - 33,02 %. Структура психических расстройств показывает, что на первом месте находятся невротические нарушения (36%) и расстройства личности (35%), на втором месте психические расстройства, связанные с органическим повреждением головного мозга (23%) и, наконец, на третьем аддиктивная (3%) и эндогенная (3%) патология.

Особенности психического состояния и психофизиологических характеристик операторов при воздействии информационного стресса

Для оценки влияния информационного стресса на психическое состояние операторов использован метод многофакторного анализа с использованием математических моделей статусметрии (Разоренова Т.С., 1998).

Обследуемые по специфике деятельности были разделены на 2 условные группы. В экспериментальную вошли операторы осуществляющие свою профессиональную деятельность под воздействием информационного стресса (в условиях спецсооружения командного пункта). Контрольная группа представлена другими специалистами, условия профессиональной деятельности, которых не связаны воздействием на них информационного стресса. База данных (БД) содержала 131 запись: 71 человек – экспериментальная и 60 человек – контрольная группы, 34 поля (число показателей, табл. 6).

Таблица 6

Список исследованных психофизиологических показателей (n=131)

Х17

Шк. реактивной тревожности

Х34

Шк. паранойяльности (Ра)

Х18

Шк. личностной тревожности

Х35

Шк. психастении (Рt)

Х19

Шк. достоверности

Х36

Шк. шизоидности (Sc)

Х20

Шк. пов. регуляции (ПР)

Х37

Шк. гипомании (Ma)

Х21

Шк. комм. потенциала (КП)

Х38

Шк. социальной интроверсии (Si)

Х22

Шк. мор. норм. (МН)

Х39

Шк. лжи

Х23

Шк. личностного адаптационного потенциала (ЛАП)

Х40

Шк. экставертированности-интровертированности

Х24

Группа профпригодности

Х41

Шк. нейротизма-стабильности

Х25

Шк. суицидального риска

Х42

Шк. общей балльной оценки по Г. Айзенку

Х26

Шк. достоверности  (L)

Х43

Шк. вн. конфликтности общей

Х27

Шк. надежности (F)

Х44

Шк. вн. конфликтности мотивационной

Х28

Шк. надежности (F)

Х45

Шк. вн. конфликтности моральной

Х29

Шк.коррекции  (K)

Х46

Шк. вн. конфликтности нереализованных желаний

Х30

Шк. ипохондрии (Hs)

Х47

Шк. вн.конфликтности ролевой

Х31

Шк. депрессии (D)

Х48

Шк. вн. конфликтности неадекватной самооценки

Х32

Шк. истерии (Ну)

Х49

Шк. вн. конфликтности адаптационной

Х33

Шк. психопатии (Pd)

Х50

Шк. качества жизни

На первом этапе проводили статистическое сравнение значений средних показателей по t-критерию Стьюдента для оценки достоверности различий показателей состояния двух групп обследованных. Результаты представлены в таблице 7.

Анализ данных таблицы 7 показывает, что у 19 показателей из 34 имеются статистически достоверные различия средних в группах. Совершенно очевидно, что не все статистически достоверно отличающиеся показатели вносят одинаковый вклад в различия между группами. Какие из них вносят наиболее существенный вклад в различия определяли методом статусметрии. Для этого строили математическую модель, по которой определяли различия между сравниваемыми группами, оценивали «весомость» информативных показателей и выбирали критерий различий.

Таблица 7

Статистические характеристики операторов экспериментальной (n=71) и контрольной групп (n=60)

Название показателя

Эксперимен-тальная группа

M±m

Контроль-ная группа

M±m

t-крите-рий Стью-дента

Х17

Шкала реактивной тревожности

48,08±0,49

42,80±1,22

4,03*

Х18

Шкала личностной тревожности

40,46±0,89

36,48±1,17

2,71*

Х19

Шкала достоверности

4,48±0,35

4,82±0,32

0,71

Х20

Шкала поведенческой регуляции (ПР)

18,83±1,17

21,80±1,43

1,61

Х21

Шкала коммуникативного потенциала (КП)

11,79±0,44

13,97±0,98

2,03*

Х22

Шкала моральной  нормативности (МН)

7,28±0,42

9,03±0,56

2,48*

Х23

Шкала личностного адаптационного потенциала (ЛАП)

36,83±1,64

44,58±1,75

3,23*

Х24

Группа профпригодности

2,23±0,08

2,48±0,12

1,85

Х25

Шкала суицидального риска

2,21±0,26

2,13±0,30

0,20

Х26

Шкала достоверности  (L)

2,63±0,25

4,32±0,44

3,29*

Х27

Шкала надежности (F)

3,23±0,32

9,70±0,83

7,28*

Х28

Шкала надежности (F)

5,89±0,21

4,25±0,32

4,27*

Х29

Шкала коррекции  (K)

7,04±0,26

4,02±0,45

5,81*

Х30

Шкала ипохондрии (Hs)

9,58±0,32

4,88±0,47

8,20*

Х31

Шкала депрессии (D)

10,49±0,38

15,53±0,71

6,24*

Х32

Шкала истерии (Ну)

9,07±0,30

8,98±0,49

0,15

Х33

Шкала психопатии (Pd)

5,21±0,19

5,18±0,21

0,10

Х34

Шкала паранойяльности (Ра)

7,92±0,22

8,23±0,34

0,78

Х35

Шкала психастении (Рt)

16,55±0,40

10,77±0,39

10,37*

Х36

Шкала шизоидности (Sc)

13,06±0,43

10,95±0,85

2,20*

Х37

Шкала гипомании (Ma)

7,66±0,20

8,82±0,85

1,33

Х38

Шкала социальной интроверсии (Si)

6,07±0,17

5,83±0,91

0,26

Х39

Шкала лжи

5,37±0,25

3,33±0,32

5,00*

Х40

Шкала экставертированности-интровертированности

14,52±0,54

12,92±0,57

2,05

Х41

Шкала нейротизма-стабильности

7,14±0,60

9,97±0,61

3,31*

Х42

Шкала общей оценки по Г. Айзенку

16,82±0,92

21,95±1,11

3,57*

Х43

Шкала внутриличностной конфликтности общей

22,85±0,77

22,85±0,98

0,00

Х44

Шкала внутриличностной конфликтности мотивационной

2,92±0,20

2,68±0,29

0,66

Х45

Шкала внутриличностной конфликтности моральной

3,04±0,19

2,82±0,29

0,64

Х46

Шкала внутриличностной конфликтности нереализованных желаний

3,86±0,17

6,02±0,30

6,23*

Х47

Шкала внутриличностной конфликтности ролевой

3,96±0,16

3,42±0,30

1,61

Х48

Шкала внутриличностной конфликтности неадекватной самооценки

4,45±0,22

3,38±0,25

3,18*

Х49

Шкала внутриличностной конфликтности адаптационной

4,66±0,20

4,20±0,44

0,95

Х50

Шкала качества жизни

39,20±0,71

34,28±1,20

3,53*

В результате вычислений найден список наиболее информативных показателей (Х17, Х26, Х27, Х30, Х31, Х35, Х39, Х46), (1) определяющих различия, построена модель (2) и рассчитаны параметры решающего правила классификации обследованных (3): Z1-2 = – 11,652 + 0,249 X17  – 0.502 Х26 – 0.392 X27 + 0.669 X30 – 0.679 Х31 + 0.750 Х35 + 0,661 X39  – 0.910 Х46, (2) где: Z1-2 – критерий межгрупповых различий; X17  – показатель реактивной тревожности (балл); Х26 – показатель достоверности L (балл); X27 – показатель достоверности F (балл); X30 – показатель депрессии (балл); X31 – шкала депрессии (D) (балл); X35  – показатель психастении (балл); X39  – показатель лжи (балл), X46  – показатель уровня внутриличностной конфликтности вследствие нереализованных желаний (балл).

С использованием модели (2) для измеренного у обследованного набора показателей (1) вычисляется значение критерия  Z1-2, по которому с помощью решающего правила (3) производится классификация, то есть отнесение данного человека к одной из сопоставляемых групп:

если Z1-2  > 3.626, то лицо принадлежит к  экспериментальной группе

если Z1-2  < – 0.995, то лицо принадлежит к контрольной группе,

при – 0.995 Z1-2 3.626 – неопределенное решение. (3)

Ошибка модели (2) составила 3,1 %. При этом в экспериментальной группе неверно классифицируется один человек – 1,4%, в контрольной группе три человека – 5,0% от числа обследованных в каждой. Доверительная вероятность модели 95,0% при р<0,0001. После приведения модели (2) к специальному безразмерному виду получены абсолютные величины коэффициентов при наиболее информативных показателях, по величине которых можно судить о степени «весомости» вклада конкретного показателя в межгрупповые различия. Знак при коэффициенте указывает, в какой из групп имеют место более высокие значения средних. Таким образом, получены два ряда ранжированных по абсолютной величине коэффициентов: положительный – показатель психастении (b35 = 0.426), показатель депрессии (b30= 0.338), показатель реактивной тревожности (b17 = 0.330), показатель лжи (b39= 0.229); отрицательный – шкала депрессии (D) (b31 = – 0.536), показатель уровня внутриличностной конфликтности вследствие нереализованных желаний (b46 = – 0.344), показатель достоверности F (b27 = – 0.285), показатель достоверности L (b26 – 0.238).

Анализ этих рядов позволил получить следующие результаты, извлеченные из базы данных с помощью модели (2): выделены два наиболее «весомых» показателя, «отвечающих» за различия между группами: для экспериментальной группы, характерны существенно более высокие уровни средних показателя психастении 16,55±0,40 против 10,77±0,39 в контрольной группе, а для контрольной – показатели по шкале истерии. Для лиц экспериментальной группы также характерны высокие уровни показателей депрессии, реактивной тревожности и показателя лжи по опроснику Г. Айзенка. Численные значения средних в контрольной группе больше, чем в первой группе, у следующих показателей: истерии, внутриличностной конфликтности вследствие нереализованных желаний, показателей достоверности F и  L. Следует отметить, что абсолютные величины коэффициентов при наиболее информативных показателях примерно одинаковы, что исключает наличие одного или двух «ведущих» показателей при сравнении всех обследуемых экспериментальной и контрольной групп.

Таким образом, в результате статусметрического сравнения двух групп по списку из 34 показателей построена модель (2), получен критерий межгрупповых различий Z1-2, число неверно классифицированных объектов (3,1%) и критерий Махаланобиса – безразмерная величина, характеризующая расстояние между центрами двух сравниваемых групп в многомерном пространстве показателей – 18,91. Далее из экспериментальной и контрольной групп выделена категория операторов, и проведено их сопоставление. Анализ данных показал, что из 34 исследованных показателей статистически достоверными оказались 14. Следует особо отметить выделившиеся только в категории операторов контрольной группы, статистически достоверно различающиеся значения средних по показателю Х38 – шкала социальной интроверсии (Si). Балльная оценка у операторов экспериментальной группы почти вдвое выше соответствующих значений средних у операторов контрольной группы. Далее мы провели вычисление коэффициентов корреляции между психофизиологическими показателями отдельно для экспериментальной и контрольной групп. Оказалось, что уровень связей между показателями в экспериментальной группе существенно выше, чем в контрольной. Особенно выделились Х20 – шкала поведенческой регуляции (ПР) и Х21 – шкала коммуникативного потенциала (КП). Оба этих показателя у операторов экспериментальной группы образуют достаточно большое количество связей с другими показателями, и уровень этих связей очень высокий.

Получено,  что Х20 и Х21 – r = 0,83***, Х20 и Х23 – r = 0,95***, Х20 и Х25 – r = 0,78***, Х20 и Х28 – r = 0,72**, Х20 и Х30 – r = 0,75***, Х20 и Х35 – r = 0,89***, Х20 и Х36 – r = 0,74**, Х20 и Х38 – r = 0,66*, Х20 и Х41 – r = 0,79**, Х20 и Х42 – r = 0,80**. А Х21 связан с Х23 – r = 0,87***, Х21 с Х25 – r = 0,75**, Х21 с Х28 – r =  –0,85***, Х21 с Х30 – r = 0,78**, Х21 с Х38 – r = – 0,67**, Х21 с Х40 – r = –0,62*, Х21 с Х41 – r = 0,76** и Х21 с Х42 – r = 0,69**.

В контрольной группе аналогичные связи либо отсутствовали, либо были существенно менее выражены. Это может свидетельствовать о том, что операторы экспериментальной группы при работе в условиях воздействия информационного стресса находятся под постоянно действующим комплексом неблагоприятных факторов. При этом изменение одного из перечисленных показателей влечет собой изменение сильно коррелированных с ним показателей. Это, с одной стороны, свидетельствует о большей уязвимости операторов экспериментальной группы по сравнению с операторами контрольной группы, т.к. отклонение одного из важных показателей за пределы нормы приводит к изменению многих связанных с ним признаков. С другой стороны, применение необходимых и достаточных корректирующих воздействий на наиболее «удобный» из коррелированных показателей приводит к улучшению состояния сразу по нескольким из них.

Выделение наиболее информативных из показателей проводили с помощью моделей статусметрии. Строили модель вида: ZинжЭ - инжК = – 58,728 + 0,859 X18  – 1.183 Х26 – 1.172 X31 + 3.201 Х35 (4) где: ZинжЭ - инжК – критерий межгрупповых различий; X18  – шкала личностной тревожности (балл); Х26 – показатель достоверности L (балл); X31 – показатель депрессии (балл); X35  – показатель психастении (балл).

С использованием модели (4) получено решающее правило (5):

если ZинжЭ - инжК > 10.626, то лицо принадлежит к экспериментальной группе

если ZинжЭ - инжК < – 8.946, то лицо принадлежит к контрольной группе,

при– 8.946 ZинжЭ - инжК 10.626 – неопределенное решение. (5)

Ошибка модели (4) составила 0,0 %. Доверительная вероятность модели 95,0% при р<0,0001. После приведения модели (4) к специальному безразмерному виду получены абсолютные величины коэффициентов: положительный – показатель психастении (b35 = 0.809), показатель личностной тревожности (b18= 0.409); отрицательный – показатель депрессии (b31 = – 0.331), показатель достоверности L (b26 – 0.264).

Анализ этих рядов позволил получить следующие результаты, извлеченные из БД с помощью модели (4): наибольшим образом операторы экспериментальной группы отличаются от операторов контрольной группы по показателю психастении. Существенно более высокие уровни средних показателей психастении отмечены в экспериментальной группе: 17,79±0,73 против 10,43±0,51 в контрольной группе. В экспериментальной группе найдены более высокие значения средних у показателя личностной тревожности 41,71±1,76 против 33,33±1,69. В контрольной группе отмечены большие значения средних у показателей депрессии 14,81±1,05 против 9,64±0,78 и достоверности L 4,86±0,86 против 2,50±0,50.

Таким образом, в результате статусметрического сравнения двух групп по списку из 34 показателей построена модель (4), получен критерий межгрупповых различий Z1-2, число неверно классифицированных объектов (0,0%) и критерий Махаланобиса –39,58.

Сравнивая полученные две модели, отметим, что состояние категории операторов из экспериментальной и контрольной групп отличаются существенно, главным образом, по показателю психастении. Логично предположить, что высокий уровень указанного показателя обусловлен спецификой деятельности операторов первой группы в условиях воздействия информационного стресса. Вся экспериментальная группа отличается от всей контрольной меньше, чем другая категория, поскольку Расстояние Махаланобиса при построении первой модели 18,91, а второй – 39,58, из чего следует, что состояния категории операторов по изученным показателям существенно больше различаются между собой, чем состояния контрольной групп.

Таким образом, длительное воздействие информационного стресса оказывает значительное влияние на характеристики доминирующего психического состояния операторов в специальных условиях. При воздействии информационного стресса развиваются нарушения невротического уровня. В структуре невротических нарушений преобладают: нервно-психическая неустойчивость; депрессивные состояния; акцентуации характера, высокая внутриличностная конфликтность, высокий уровень ситуативной и личностной тревожности; низкий уровень поведенческой регуляции.

Психофизиологическое состояние операторов, осуществляющих профессиональную деятельность в условиях информационного стресса

В исследование были включены операторы КП ВВС несущие дежурство. Возраст испытуемых от 27 до 48 лет (средний возраст 34,6±0,8 г.), стаж работы по специальности - от 5 до 20 лет. В зависимости от срока пребывания на смене все испытуемые были разделены на четыре группы: первая группа со сроком службы 5-9 лет, вторая группа со сроком службы 10-15 лет, третья группа 16-20 лет и четвертая 20-25 лет.

Исследование проводилось в три этапа: I этап - до заступления на смену, II этап - сразу после возвращения с объекта, III этап - после межсменного отдыха. Такая организация проведения исследований позволила: во-первых - оценить степень нарастания утомления в течение одной смены (работа в течение 24 часов); во-вторых – определить уровень восстановления функциональных резервов организма за период межсменного отдыха, в-третьих - проследить динамику изменения этих характеристик функционального состояния организма на протяжении всего времени пребывания на дежурстве.

Анализ структуры трудовой деятельности операторов и характера воздействия на них вредных профессиональных факторов позволяет сделать заключение, что наиболее существенное значение для поддержания высокой эффективности деятельности имеют адаптивные качества (работоспособность в экстремальных условиях при воздействии информационного стресса) операторов, обусловленные, прежде всего, характеристиками физиологического уровня функционального состояния организма. Для оценки этих качеств нами определялись уровень обменно-энергетических процессов в организме, уровень основного обмена, степень выраженности влияний симпатического отдела вегетативной нервной системы, величина функционального напряжения организма, состояние резервных возможностей кардиореспираторной системы. Оценка динамики функционального состояния организма операторов во время дежурства (течение смены 24 часа) показала следующие результаты (таблица 8).

Таблица 8

Суточная динамика физиологических показателей (n =128, M±m)

Показатели

Этапы обследования

Перед сменой

После смены

После отдыха

Пульс, уд./мин

81,1±2,31

77,8±1,4

77,5±2,0

САД, мм рт. ст.

135,5±2,7

133,0±2,8

130,2±2,3

ДАД, мм рт. ст.

76,7±1,84

74,9±1,7

74,2±1,5

ПД, мм рт. ст.

58,7±1,86

58,1±1,7

56,0±1,6

Проба Штанге, с

56,1±4,0

51,3±3,7

53,8±3,2

Проба Генча, с

30,8±1,3

31,8±1,4

32,3±1,2*

Индекс Богомазова, усл.ед.

63,3±5,5

59,1±5,2

62,5±4,5

Коэфф. выносливости (КВ), у.ед.

3,74±0,19

3,65±0,12

3,91±0,17

Индекс Робинсона, усл.ед.

110,6±3,5

104,0±3,4*

101,2±3,4

Индекс Старра, усл.ед.

62,6±1,7

63,3±1,7

62,7±1,6

Индекс Кердо, усл.ед.

-5,5±0,2

-5,8±0,3

-6,6±0,4

Индекс Рида, усл.ед.

21,4±2,2

18,6±1,7

17,2±1,9*

ИФИ, усл.ед.

2,73±0,08

2,65±0,07

2,60±0,07*

ОФВ1 (объем форсированного выдоха за 1 сек), л

3,73±0,12

3,38±,012

3,30±0,11

ФЖЕЛ, л

3,84±0,14*

3,64±0,14*

3,53±0,13*

Примечание: достоверность различий показателей определена по t-критерию и U Манна-Уитни (* - p<0,05).

Как видно из данных, представленных в таблице 10, показатель ФЖЕЛ имел статистически значимое снижение, составляя перед сменой 3,84±0,14л, а после смены и после межсменного отдыха - соответственно 3,64±0,13л и 3,53±0,14л, что может свидетельствовать о неполном восстановлении работоспособности за период межсменного отдыха. Частота сердечных сокращений, артериальное давление (систолическое АД, диастолическое АД и ПД) и коэффициент выносливости (КВ) в изучаемые периоды статистически значимо не менялись.

Индекс Робинсона (ИР), характеризующий уровень обменных процессов в организме, статистически значимо (р<0,05) снизился от 110,6±4,4 усл. ед. перед заступлением на смену до 103,9±3,3 усл. ед. после ее окончания. После межсменного отдыха восстановления ИР до исходного уровня не произошло (101,2±3,40 усл. ед.), что также указывает на интенсивное расходование функциональных резервов во время дежурства и необходимость увеличения времени на отдых после дежурства для восстановления работоспособности. Динамика индекса Старра (ИС), отражающего ударный объем сердца, оказалась статистически незначимой. Статистические различия (р<0,05) отмечались у индекса функциональных изменений (ИФИ), однако все изменения происходили в диапазоне оптимальной величины функционального напряжения организма. Индекс Кердо (ИК), определяющий выраженность "симпатических" влияний на сердце, статистически не менялся. Индекс Рида (ИРд), отражающий уровень основного обмена, имел выраженную тенденцию к снижению при сравнении его значений до и после смены. Функциональное состояние кардиореспираторной системы, оценивавшееся по результатам проб Штанге и Генча, характеризовалось постепенным снижением показателей и соответствовало диапазону пограничного состояния его резервных возможностей.

Для сравнительной оценки динамики психофизиологических характеристик операторов в течение рабочей смены в начале, середине и конце дежурства применялся индекс Богомазова. Значения индекса Богомазова указывают на пограничное состояние функциональных резервов кардиореспираторной системы, при этом если в начале дежурства этот показатель имел тенденцию к повышению, в середине (до ротации смен) он восстанавливался до исходного (и даже несколько выше) уровня, то после ротации смен он имел выраженную тенденцию к снижению на всех этапах исследования. Это может указывать на срыв адаптационных механизмов после ротации смен и нарастание хронического утомления в течение последующих смен (рис. 1-4).

Рисунок 1. Индекс Богомазова на этапах обследования при заступлении на дежурство (n =128), (p<0,05)

Рисунок 2. Индекс Богомазова на этапах обследования в середине дежурства у операторов со стажем от 5 до 10 лет (n =128), (p<0,05)

Рисунок 3. Индекс Богомазова на этапах обследования у операторов со стажем 5-10 лет после дежурства (n=128), (p<0,05)

Рисунок 4. Индекс Богомазова на этапах обследования у операторов со стажем 10-15 лет (n =128), (p<0,05)

Таким образом, существенное возрастание значения индекса Богомазова указывает на снижение уровня функциональных резервов кардиореспираторной системы. Индекс функциональных изменений, характеризующий степень функционального напряжения адаптивных механизмов, изменялся практически в оптимальном диапазоне. Но если в начале дежурств он имел выраженную тенденцию к улучшению у лиц со сроком службы 5-10 лет и восстанавливался до исходного уровня после меж сменного отдыха, то у операторов со сроками службы от 10 до 20 лет восстановления до исходного уровня не происходило, что также может указывать на наличие хронического утомления у исследуемого контингента. Аналогичные изменения определены и для показателя сердечной деятельности, характеризующего функциональное состояние миокарда.

Анализ воздействия профессионально-обусловленных факторов информационного стресса на психическое здоровье операторов

Уровневая оценка психического здоровья нами применялась путем оценки выраженности неврно-психической устойчивости (НПУ). Также нами изучались уровни психического здоровья в зависимости от сложности решаемых профессиональных задач и уровня ответственности от принятия решений.

Наглядное отображение сравнительного анализа в зависимости от уровня КП ВВС по первому уровню НПУ представлено на рисунке 5.

       Как видно из данных, представленных на рисунке 5, превалируют показатели первого уровня НПУ у операторов КП дивизии – 31,8% по сравнению с КП КСпН – 29,3% и ЦКП – 24,1%. Эти данные указывают на то, что чем ниже уровень КП, тем выше показатели нервно-психической устойчивости у операторов. Данный факт возможно интерпретировать следующим образом. По всей вероятности, задачи, решаемые на различных КП, определяют уровень стрессорного воздействия на психику операторов и, в конечном итоге, определяют уровень их нервно-психической устойчивости. Исходя из полученных данных, отображенных на рисунке, видно, что чем выше уровень КП, тем ниже показатели по первому уровню НПУ операторов.

Сравнительные данные по второму уровню НПУ среди операторов, КП различного уровня представлены на рисунке 6.

Рис. 5. Сравнительный анализ данных первого уровня НПУ в зависимости от уровня командного пункта

Рис. 6. Сравнительный анализ данных второго уровня НПУ в зависимости от уровня командного пункта

Примечание: подразделения 1 – КП дивизии; 2 – КП округа; 3 – ЦКП (центральное КП); все КП (усредненное значение за все КП)

Изучая данные, представленные на рисунке 6, необходимо отметить, что превалируют показатели второго уровня НПУ у операторов КП ЦКП – 47,6% по сравнению с КП КСпН – 45,3% и ЦКП – 38,8%. Анализ данных указывает на то, что чем выше уровень КП, тем выше показатели второго уровня нервно-психической устойчивости у операторов. Следует выделить факт того, что операторы ЦКП, отнесенные ко второму уровню НПУ, составляют около половины от всего обследованного контингента и превалируют по сравнению с данными, полученными на КП более низкого уровня. Это возможно расценить как то, что высокая ответственность за принятие решений заставляет в коллективе поддерживать уровень НПУ на должном уровне для выполнения поставленных задач.

       Сравнительный анализ по третьему уровню НПУ в зависимости от уровня КП ВВС отображен на рисунке 7. Наглядные данные, показывают превалирование показателей третьего уровня НПУ у операторов КП дивизии – 27,0% по сравнению с КП КСпН – 21,3% и ЦКП – 24,6%. Данные факты указывают на то, что чем ниже уровень КП, тем выше показатели третьего уровня нервно-психической устойчивости у операторов. Изучаемые параметры возможно интерпретировать следующим образом. На КП дивизии операторы, отнесенные к третьему уровню НПУ, составляют около трети обследованного контингента. Это является отличительной характерной особенностью данного уровня КП в связи с тем, что на КП более высокого уровня попадают операторы в связи с карьерным ростом, а операторы с худшими характеристиками остаются служить на КП низшего уровня.

Анализ изучаемых данных четвертого уровня НПУ операторов КП различного уровня представлен на рисунке 8.

       Данные, представленные на рисунке 8, наглядно показывают превалирование показателей четвертого уровня НПУ у операторов КП КСпН– 4,1% по сравнению с КП дивизии – 2,4% и ЦКП – 3,7%. Это указывают на особенность организации психопрофилактической работы на данном КП.

Рис. 7. Сравнительный анализ данных третьего уровня НПУ в зависимости от уровня командного пункта

Рис. 8. Сравнительный анализ данных четвертого уровня НПУ  в зависимости от уровня командного пункта

Примечание: подразделения 1 – КП дивизии; 2 – КП округа; 3 – ЦКП (центральное КП); все КП (усредненное значение за все КП)

       Таким образом, в ходе изучения уровней психического здоровья операторов, осуществляющих свою профессиональную деятельность выявлено, что, в зависимости от решаемых подразделением задач, распределение операторов в разных группах, отнесенных к тому или иному уровню психического здоровья неодинаково. В связи с этим уровневая оценка психического здоровья операторов, подвергающихся воздействию информационного стресса в специальных условиях, позволяет научно обосновать необходимость применения комплексного восстановительного воздействия, направленного на коррекцию психического состояния лиц с низким уровнем психического здоровья и распределить силы и средства в зависимости от количества нуждающихся в нем.

Оценка комплекса психопрофилактических мероприятий в целях оптимизации восстановительного воздействия и реабилитации операторов, подвергшихся воздействию информационного стресса

Психофизиологическое сопровождение

На данном этапе исследования были проанализированы особенности динамики психического состояния операторов в период их адаптации к деятельности в особых условиях под воздействием информационного стресса. Обследования проводились ежемесячно. Численность изучаемой выборки - 36 человек. Все они были разделены на две группы. В первую группу вошли операторы, у которых вследствие перенесенных значительных психоэмоциональных нагрузок было отмечено снижение уровня функционального состояния и наличие жалоб на состояние здоровья (15 человек - 40% общей выборки). Во вторую группу вошли операторы, которые, несмотря на воздействие информационного стресса, являлись на момент завершения исследований практически здоровыми (60%).

Таблица 9

Динамика соотношения показателей по факторам 16PF между операторами с различным уровнем здоровья после пяти месяцев службы в особых условиях под воздействием информационного стресса, (M±m)

факторы

1 месяц службы

3 месяц  службы

5 месяц службы

16PF

1 группа

2 группа

1 группа

2 группа

1 группа

2 группа

A

8,92 + 0,20

9,33 + 0,41

9,15+0,36

9,37  +  0,74

9,16+0,85

10,00 +  0,31

B

6,23 + 0,48

5,88  +0.45

6,38+0,33

6 25  +  0,42

4,83+1.13

5,25  +  0,86

C

8,23  +0,98

9,55 +0,39

8,46+0,24

9,87  +0,10*

8,83+0,74

10,07 +0,28*

E

5,00 + 0,98

4,88 +0,28

5,07+0,69

5,10  +  0,12

6,16+0,68

5,62  +0,43

F

4,76 +0,42

4,66 +0,37

5,30 + 0,5

4,12+0,26**

5,00+0,38

5,50  +0,40

G

8,30 +0,39

9,77+0,41*

8,07+0,44

10,50+0,18***

8,53+0,64

9,50+0,49*

H

6,53 +0,80

7,33 +0,61

7,53+0,63

7,25  +  0,80

7,00 + ,44

8,00  +0,46

I

4,38 +0,29

4,22 +0,43

4,84+0,49

5,87  +  0,46

6,33+0,64

5,75  +0,36

L

4,07 +0,62

4,59 +0,59

3,61+0,40

2,87  +  0,70

4,83+0,80

3,25  +0,80

M

5,50 +0,57

5,66 +0,51

5,38+0,40

5,12  +  0,57

4,66+0,48

5,12  +0,76

N

5,07 +0,31

6,2+0,24**

5,53+0,18

6,12  +  0,48

4,83+0,41

5,75  +0,55

O

5,23 +0,38

3,88+0,43*

3,92+0,20

2,87  +0,25*

4,33+0,87

2,62+0,50**

Q1

6,76 +0,27

6,11 +0,53

6,46+0,17

7,62+0,18***

5,83+0,68

6,62  +0,40

Q2

6,15 +0,47

7,22+0,53

6,38+0,34

6,75  +  0,71

5,16+0,41

6,62  +0,43

Q3

6,92 +0,70

8,44+0,17*

7,23+0,39

8,12  +  0,32

7,50+0,31

7,00  +0,37

Q4

4,92 +0,25

4,22+0,48

4,38+0,30

3,87  +  0,70

5,00+0,44

3,02+0,62*

Примечание:  в таблице приведены значения в виде M + m; различия показаны  межу группами  офицеров; 1 группа - предъявлявшие жалобы на состояние здоровья (n=22); 2 группа - практически здоровые (n=25); * - p<0,05; ** - p<0,01;  *** - p<0,001

В таблице 9 представлена динамика психологических характеристик операторов, испытывавших длительное время воздействие информационного стресса. Как следует из таблицы 9 практически здоровые операторы (вторая группа) в сравнении с первой группой обладали на первом месяце адаптации к особым условиям деятельности несколько более высоким уровнем эмоциональной устойчивости (фактор C). Они в большей степени были ориентированы в поведении на выполнение существующих моральных норм (фактор G, p<0,05), более решительны (фактор Н). Уровень тревожности у них более низкий (фактор O, p<0,05) и более высокий уровень самоконтроля (фактор Q/3, p < 0,05).

На третьем месяце адаптации у лиц 2-й группы (практически здоровые) в сравнении с первой группой отмечен более высокий уровень эмоциональной устойчивости (p<0,05). По-прежнему более низкий уровень тревожности, более высокая ориентация на соблюдение моральных норм поведения и более высокий уровень самоконтроля (p<0,001) и, как следствие, на третий месяц адаптации уровень психического напряжения у них был несколько ниже (фактор Q/4). Кроме этого, на данном этапе деятельности они были более расчетливы в поступках (фактор F, p<0,01), более уживчивы в коллективе (фактор L).

На пятый месяц адаптации у лиц 2-й группы по-прежнему отмечался более высокий уровень эмоциональной устойчивости (p<0,05), а также значительно более низкий уровень тревожности (p<0,01) и психического напряжения (p<0,05). При этом они сохраняли ориентацию на требования общепринятых нравственных норм (p<0,05), что свидетельствует о более высоком уровне функционирования механизмов психической регуляции в сравнении с операторами первой группы.

Анализируя динамику психологических характеристик лиц 1-й и 2-й групп, следует отметить существование некоторых тенденций. Так, у лиц второй группы обнаружена устойчивая тенденция к повышению эмоциональной устойчивости, снижению уровня тревоги и психического напряжения, что свидетельствует о более успешной психической адаптации. В тоже время у лиц 1-й группы позитивные тенденции отмечены лишь в первые три месяца, а затем начинают преобладать негативные (повышается уровень тревоги, психического напряжения, растет агрессивность и др.).

Результаты, полученные с использованием теста 16PF, позволяют предположить, что лица 2-й группы, несмотря на воздействие информационного стресса, на момент завершения исследований являлись практически здоровыми, обладали более высоким уровнем функционирования механизмов психической регуляции, а значит и наибольшими - в сравнении с 1-й группой - адаптационными возможностями.

Анализ изучения психофизиологического сопровождения и динамики психического состояния операторов, выполнявших служебные обязанности в особых условиях деятельности при значительном воздействии информационного стресса, позволяет утверждать, что воздействие информационного стресса, независимо от интенсивности его проявлений, вызывает негативные изменения в структуре личностных характеристик и психическом состоянии операторов. Однако чем больше длительность и интенсивность воздействия информационного стресса, тем более тяжелы последствия для психического состояния операторов.

Аппаратные методики коррекции информационного стресса

В следующей серии исследований были проведены такие коррекционные методики, как СЭМ-02 (транскраниальное и точечное воздействие), специальные видео- и аудио программы, аппараты «Фосфен» и «Трансаир-01Д», аутогенная тренировка, дыхательные упражнения, массажное кресло, программа «Цветокоррекция», методика пассивной и активной мышечной релаксации. Для определения стоимости деятельности использовался аппарат для кардиомониторирования «Ритм-экспресс». В качестве методики для тестирующей умственной нагрузки была выбрана сложная сенсомоторная реакция (ССМР).

Эффективность коррекции оценивали по наличию динамики нормализации показателей (ИН, ПАРС – средние значения, оценка внешнего критерия и ИТ по тесту Люшера).

Рисунок 9. Динамика ИН (в усл. ед., абсолютные значения) в процессе коррекционных мероприятий в группах по точности и продуктивности деятельности, (n=110). Примечание: 1 - «продуктивные» (n=25), 2 - «непродуктивные» (n=25), 3 – «точные» (n=30), 4 – «неточные» (n=30).

Рисунок 10. Динамика ПАРС (в усл. ед., абсолютные значения) в процессе коррекционных мероприятий в группах операторов, выделенных по точности и продуктивности деятельности, (n=110)

Примечание: 1 - «продуктивные» (n=25), 2 - «непродуктивные» (n=25), 3 – «точные» (n=30), 4 – «неточные» (n=30).

Для определения стоимости деятельности использовался аппарат для кардиомониторирования «Ритм-экспресс». Критерии оценки продуктивности определены по закону нормального распределения (плюс-минус сигма): 80 и более ответов - высокий уровень подвижности (высокопродуктивные); 60–80 ответов - средний уровень подвижности (продуктивные); 60 и менее - низкий уровень подвижности (непродуктивные). Показатель точности (количество правильных ответов) определяет способность человека к безошибочному выполнению деятельности. По значению сигмы выделены критерии его оценки: 75 правильных ответов в минуту и более - высокий уровень точности; 25-75 - средний уровень точности; 25 правильных ответов в минуту и менее - низкий уровень точности. Согласно этому показателю, мы выделили группы «точных» и «неточных».

По ИН имеются достоверно положительные результаты в группах «непродуктивных» и «неточных» на 12,5% и 34,5% соответственно (рис. 9), в группах «продуктивных» и «точных» - устойчивая тенденция к его снижению. ПАРС в результате коррекции также стабильно снижается от  7 до 24%, что носит, безусловно, позитивный характер (рис.10).

Таким образом, согласно приведенным данным, можно отметить, что показатели, которые характеризуют функциональное напряжение и свидетельствуют о высокой физиологической стоимости деятельности, после коррекционных мероприятий, в целом, имеют тенденцию к нормализации от 26 до 34% у всех испытуемых. Это говорит об эффективности применяемого в эксперименте комплекса коррекционных мероприятий. При этом испытуемый становится более уравновешенным, снижается показатель тревожности (в среднем на 9%), что, кстати, не всегда трактуется его начальником как положительный результат профессиональной деятельности.

Психотерапевтическая коррекция информационного стресса.

В следующей серии исследований была использована методика психической саморегуляции (ПСР) с элементами мобилизации для операторов, готовящихся к выполнению профессиональной деятельности в особых условиях ("Мобилизация-2"), которая применялась на этапе подготовки к несению дежурства и носила психопрофилактический характер.

В табл. 10, 11 представлены результаты обследования указанного контингента до и после применения методики ПСР "Мобилизация-2".

Таблица 10

Средние значения и их стандартные ошибки показателей реактивной и личностной тревожности у операторов до и после применения методики ПСР "Мобилизация-2" (n=25), (M±m)

Уровни тревожности

До применения методики

После применения методики

реактивная

34,09 ±0,85

31,18 ±0,84*

личностная

35,18 ±1,05

34,18 ±1,12

Примечания: * - статистические различия показателя до и после применения методики достоверны (р < 0.05).

При сравнительной оценке средних величин реактивной тревожности до и после применения методики ПСР "Мобилизация-2" операторов было выявлено их снижение на 8.5 % после применения методики. Различия по этому показателю статистически достоверны (р < 0.05). Сравнительная оценка средних величин личностной тревожности показала уменьшение ее значений после применения методики ПСР "Мобилизация-2" на 2.8 %. Достоверных различий по этому показателю выявлено не было.

Таким образом, в результате сравнительного анализа средних значений реактивной и личностной тревожности до и после проведения методики ПСР "Мобилизация-2" у операторов было обнаружено статистически значимое снижение показателей реактивной тревожности, а также тенденция к снижению уровня личностной тревожности после применения указанной методики.

В следующей серии исследований методика ПСР "Мобилизация-1" применялась у операторов, осуществляющих свою профессиональную деятельность в особых условиях под воздействием информационного стресса. При анализе полученных результатов обследуемый контингент операторов был разделен на две подгруппы. В первую подгруппу были включены операторы, находившиеся в условиях воздействия информационного стресса от 1 до 2 лет. Вторая подгруппа состояла из операторов, на которых информационный стресс воздействовал в течение от 3 до 5 лет.

Таблица 11

Средние значения показателей уровней реактивной (РТ) и личностной (ЛТ) тревожности до и после применения методики ПСР "Мобилизация-1" (M±m)

До применения

После применения

РТ

ЛТ

РТ

ЛТ

Все операторы (n=37)

30.0±1.7

41.8±1.3

27.7±1.2

38.2±0.8*

от 1 до 2 лет (n=19)

26.3±2.3

40.2±1.7

24.8±1.8

37.7±1.2

от 3 до 5 лет (n=18)

33.8±2.1

43.4±1.9

30.8±1.3

38.8±1.2*

Примечания: * - статистические различия показателя до и после применения методики достоверны (р < 0.05).

При сравнительной оценке средних величин уровней реактивной тревожности до и после применения методики ПСР "Мобилизация-1" у всех операторов было выявлено снижение значений после ее применения на 7.4 %, но статистически значимых различий по этому показателю выявлено не было. Сравнительный анализ средних величин уровней личностной тревожности показал уменьшение ее значений после применения указанной методики на 8,5 %. Различия по этому показателю статистически достоверны (р < 0,05).

В первой подгруппе операторов, находившихся в условиях воздействия информационного стресса от 1 до 2 лет, было выявлено снижение показателей уровней реактивной и личностной тревожности после применения методики на 5,6 % и 6,4 % соответственно. Различия по этим показателям были статистически недостоверны.

При сравнении средних значений во второй подгруппе операторов, прослуживших от 3 до 5 лет в условиях информационного стресса, было обнаружено снижение уровня реактивной тревожности после применения методики на 8,9 %. Различия статистически недостоверны. При анализе же личностной тревожности было выявлено уменьшение ее уровня  на 10,5 % после применения методики ПСР. Различия по этому показателю статистически достоверны (р<0,05).

Кроме того, при сравнительном анализе средних величин уровней тревожности в первой и второй подгруппах было обнаружено, что показатели реактивной тревожности во второй подгруппе были больше на 28.3 % до применения методики "Мобилизация-1" и на 23.9 % после. Различия по этим показателям статистически достоверны (р < 0.05). При сравнении показателей личностной тревожности между первой и второй подгруппами было обнаружено, что ее уровень до и после применения методики ПСР был выше во второй подгруппе, чем в первой на 7.1 %  и 3.2 % соответственно. Статистически значимых различий выявлено не было.

Таким образом, сравнительный анализ реактивной и личностной тревожности у всей группы операторов до и после применения методики ПСР "Мобилизация-1" показал статистически значимое снижение уровня личностной тревожности, а также тенденцию к улучшению показателей реактивной тревожности. В результате выделения двух подгрупп по срокам пребывания в условиях информационного стресса было выявлено, что у операторов первой подгруппы реактивная и личностная тревожность имели лишь тенденцию к снижению. Во второй подгруппе улучшение показателей личностной тревожности было статистически достоверным, а снижение реактивной тревожности имело характер тенденции.

Биоритмологический метод.

В следующей серии исследований с целью определения влияния космогелиофизических факторов на психические функции человека нами была предпринята попытка изучить корреляционные связи патопсихологических характеристик (показатели шкал теста СМИЛ) с психической патологией (без разделения больных на нозологические формы - шизофрения, МДП, неврозы) и биоритмозадающими факторами внешней среды. Изучение влияния факторов внешней среды на психически больных нами было сделано специально, чтобы исключить определенное воздействие функциональных резервов, имеющихся у здоровых лиц,  и компенсирующих воздействие этих факторов на психику.

В последующем исследована корреляционная матрица психологических и космогеофизических среднегодовых данных для выявления «наиболее откликающихся» биоритмозадающих параметров внешней среды. Обнаружено, в частности, что показатели солнечных пятен (SunSpt) более всего коррелируют с изменением шкал теста СМИЛ у пациентов психиатрических стационаров. На втором месте по влиянию биоритмозадающих факторов на психическое состояние больных занимала гравитация (Grav). В то же время, по корреляционной (по силе связи) связанности этих переменных гравитация становилась ведущей (например, r = 0,73 для шкалы 4 - импульсивности - психопатии, r = 0,70 для шкалы 7 – тревожности - психастении). В свою очередь, для шкал 1 (сверхконтроля - ипохондрии), 3 (эмоциональной лабильности - истерии) отмечалась довольно высокая (- 0,60) отрицательная корреляция со значениями магнитного поля Солнца как звезды (HSun).

Средние по силе корреляции значения обнаруживали психологические шкалы 1 – сверхконтроля (ипохондрии), 3 – эмоциональной лабильности (истерии) - со значениями геомагнитного индекса ApMean и шкалы 6 – ригидности (паранойи), 8 - индивидуалистичности, 9 – оптимизма и активности (гипомании) - с данными радиоизлучения Солнца на частоте 2800 МГц (SF2800).

Для большей объективности оценки влияния на психическое состояние космогеофизических факторов нами проведен регрессионный анализ полученных числовых показателей. Вклад, вносимый воздействиями внешних глобальных экологических (боритмологических) факторов в дисперсию данных по этим шкалам - квадрат множественного коэффициента корреляции R2 - соответственно составлял от 36 до 76 процентов. Статистически значимые множественные корреляционные связи шкал теста и логарифма критериальной функции с космогеофизическими данными отражали синергетику психологических свойств личности с динамикой воздействующих космогеофизических биоритмозадающих факторов внешней среды.

Результаты регрессий, произведенные с выборками патопсихологических и космогеофизических данных, усредненных по годам, свидетельствуют, что практически все показатели психологических свойств личности, выявленные тестированием по опроснику СМИЛ, значимо коррелировали с космогеофизическими факторами. Шкалы имели довольно сильные линейные зависимости (множественный коэффициент корреляции R варьировали в пределах от 0,60 - для шкалы 3 "эмоциональной лабильности - истерии до 0,87 - для шкалы 8 "индивидуалистичности - шизофрении) от солнечной активности (относительного числа солнечных пятен, плотности потока радиоизлучения Солнца на частоте 2800 МГц, магнитного поля Солнца как звезды) и гравитации.

Вклад, вносимый воздействиями внешних глобальных экологических (боритмологических) факторов в дисперсию данных по этим шкалам - квадрат множественного коэффициента корреляции R2 - соответственно составлял от 36 до 76 процентов. Статистически значимые множественные корреляционные связи шкал теста и логарифма критериальной функции с космогеофизическими данными отражали синергетику психологических свойств личности с динамикой воздействующих космогеофизических биоритмозадающих факторов внешней среды.

На рисунке 11 виден противофазный характер протекания (по принципу отрицательной обратной связи) процессов среднегодовых показателей магнитного поля Солнца как звезды и шкал 1 ("сверхконтроля") и 3 ("эмоциональной лабильности") теста СМИЛ.

Далее (на рисунках 12 и 13) показан синхронный характер изменений (положительная обратная связь) вслед за гравитацией показателей шкал 2 ("депрессии"), 4 ("импульсивности"), 7 ("тревожности"), 9 ("оптимизма и активности"), 0 ("интроверсии - экстраверсии") теста СМИЛ у психически больных.

Рис. 11. Динамика магнитного поля и шкал 1 и 3

Рис. 12. Динамика гравитации и шкал 2 и 4

       

Рис. 13. Динамика относительного числа солнечных пятен и шкал 6 и 8

На рисунке 13 представлен график соотношения уровня солнечной активности, выраженной через индекс относительного числа солнечных пятен (число Вольфа), и показателей шкал 6 ("ригидности") и 8 ("индивидуалистичности") психологического теста СМИЛ отражающий фазный (синхронный) характер изменений этих показателей.

Результаты показали, что долгопериодические (более двух лет) составляющие спектра психологических и космогеофизических параметров практически одинаковы. Это указывает на синергетику психического состояния людей с космогеофизическими параметрами. Так, выявлены общие для них гармоники в средне- (1-2 года) и высокочастотном (до 12 мес.) областях спектра.

В полосе частот, соответствующей периоду 6 - 12 месяцев, выделяется гармоника 7,84 мес. В полосе частот, соответствующей периоду 1 - 2 года, выделяется гармоника 1,36 года, задаваемая комплексом геомагнитных параметров и присутствующая почти во всех 10-ти основных шкалах теста СМИЛ. Период 1,81 года присутствует в динамике 9-ти шкал теста и задается воздействием всего комплекса рассматриваемых космогеофизических факторов. Следует отметить, что в спектрах шкалы 6 (ригидности - паранойи), шкалы 9 (оптимизма и активности - гипомании) и критериальной функции присутствует окологодовая составляющая, вероятно, имеющая место вследствие гравитационных вариаций, вызванных годовым циклом вращения Земли вокруг Солнца. Анализ позволил также установить факт цикличности у оценочных (вспомогательных) шкал теста (L - лжи, F - надежности, K - коррекции), определяющих надежность и достоверность получаемых данных и установку испытуемого в отношении процедуры тестирования.

В целом, по полученным данным, выделяются окологодовая (1,02 года) и долгопериодические компоненты спектров психологических показателей (5,44; 8,17; 16,33 года). При этом периодичность изменения межпланетного магнитного поля (ММП), варьирует в следующих периодах: 0,99 и 1,05 (+ 0,01) года; 5,3 + 0,2 года; 8,9 + 0,4 года и 17,0 + 1,0 год. Однако в спектрах общего магнитного поля Солнца как звезды и ММП отсутствуют давно известные 11- и 22-летние периоды солнечной активности. Вместо этого, наблюдаются гармоники с периодами около 9 и 17 лет.

При изучении характеристик длительности воздействия информационного стресса на операторов нами (методом канонической корреляции) осуществлялся поиск множественных корреляционных зависимостей между двумя наборами данных – показателями выслуги в особых условиях и показателями, полученными при тестировании (шкалы теста УНП: ложь, невротизация, психопатизация; шкалы теста Шмишека: гипертимность, застреваемость, эмотивность, педантичность, тревожность, циклотимность, демонстративность, возбудимость, дистимичность, экзальтированность; шкалами теста Зонди: конформности, агрессии, эпилепсии, истерии, катотонии, паранойи, депрессии, мании) и космогелиофизическими показателями зарегистрированными на момент тестирования (Кр-индекс, количество солнечных пятен, уровень магнитного поля Солнца как звезды, уровень гравитации). В полном объеме исследования проведены в 71 случае. Между указанными наборами данных в этом случае достоверных канонических многомерных осей не выявлено. Однако отдельные параметры коррелировали с совокупностью противоположного набора данных (выслуги лет общей, выслуги на КП, выслуги на данном КП) по методу частных корреляций.

Сведения, представленные в табл. 14 наглядно демонстрируют, что такие психологические свойства, как гипертимность, циклотимия, агрессия и депрессия достоверно коррелируют (R2  варьирует для них от 0.17 до 0.27) с характеристиками выслуги лет в специальных условиях и отражают воздействие информационно стресса.

Таблица 12

Корреляции психологических и регистрируемых факторов, (n=71)

Название переменной

R2

Вычисленная вероятность Р

Вероятность Р менее

Шкала гипертимности

0.201598

0.0349

< 0.05

Шкала циклотимности

0.165545

0.0805

< 0.1

Шкала агрессии

0.221696

0.0213

< 0.05

Шкала депрессии

0.267288

0.0064

< 0.05

Гравитация

0.173354

0.0676

< 0.1

Для теста УНП не выявлено статистически значимых связей с гравитацией и уровнями солнечной и геомагнитной активности, в момент тестирования. Вместе с тем, установлено, что уровень тревожности достоверно коррелирует с гравитацией и уровнем солнечной и геомагнитной активности (табл. 13).

Таблица 13

корреляции психологических и космогелиофизических параметров, (n=71)

название переменной

R2

Вычисленная вероятность Р

вероятность Р менее

Шкала тревожности

0.120643

0.0381

< 0.05

КР-индекс

0.202931

0.0338

< 0.05

Количество солнечных пятен

0.240775

0.0011

< 0.05

Магнитное поле Солнца как звезды

0.212520

0.0025

< 0.05

Шкала невротизации

0.210940

0.0797

< 0.1

Шкала психопатизации

0.233551

0.0541

< 0.05

гравитация

0.347577

0.0815

< 0.1

Шкала эмотивности

0.291447

0.0068

< 0.05

Шкала маниакальности

0.226882

0.0392

< 0.05

Из представленных статистических соотношений результатов клинического и психологического исследования операторов с КГФ видно, что имеется разное влияние данных факторов как по силе, так и по направленности корреляционной связи.

Таким образом, необходимо отметить, что выявлено влияние космогелиофизических (биоритмозадающих) факторов на психическое состояние больных с различной психической патологией (шизофренией, МДП, неврозами). В результате этого выявлены четыре космогелиофизических фактора, таких как количество солнечных пятен, магнитное поле Солнца как звезды, КР-индекс, уровень гравитации, которые формируют биологические ритмы, что подтверждается одинаковыми кроссамплитудными спектрами динамики шкал теста СМИЛ и космогелиогеофизическими характеристиками. Исходя уже из выделенных внешних характеристик окружающей среды, определялось дифференцированное влияние биоритмозадающих факторов на психическое состояние операторов находящихся в особых условиях под воздействием информационно стресса. В результате проведенной работы показано, что психологические показатели операторов, по-разному «откликаются» на изменения космогелиофизических характеристик. При этом выявлено дифференцированное их влияние на данные характеристики. При изучении индивидуальных биоритмов операторов «неблагоприятные периоды», приходящие на локальный минимум биоритма, в которые, как правило, они дезадаптируются и прибывают в неудовлетворительном психическом состоянии.

Организация и оценка эффективности универсальной системы психопрофилактической помощи операторам

Неравномерное распределение населения России, как по территории страны, так и в рамках субъектов РФ, требует разработки универсальных подходов к психопрофилактическому обеспечению операторов, лишенных возможности своевременного обращения за квалифицированной медицинской помощью вследствие социально-экономических проблем связанных с передвижением к месту оказания помощи.

Рис. 14. Двухуровневая модель организации медицинского обеспечения операторов с использованием современных информационных технологий

При этом оказание удалённой помощи, целесообразно начинать с первого иерархического уровня оказания медицинской помощи – медицинского пункта (фельдшерско-акушерских пунктов и сельских врачебных амбулаторий). В противном случае добиться приближения качества оказываемой медицинской помощи операторам в сельской местности к «стандартам» для городского населения не представляется возможным.

Принципиальная схема медицинского обеспечения, в том числе психопрофилактического, операторов на всей территории России при внедрении современных информационных технологий представлена на рисунке 14,15.

Учитывая специфические цели и задачи отдельных категорий операторов (военнослужащих и сотрудников силовых структур), целесообразно внедрить среди них использование коммуникаторов для обеспечения связи со специалистами МБСС федерального округа.

 

Рис. 15. Примерная схема организации медицинской помощи операторов различных социальных групп и  информационных потоков при создании единого информационного блока медслужбы силовых структур

Предлагаемая схема информационных потоков ориентирована на специалистов телемедицинского Центра Федеральных округов как основных консультантов (I уровень). Для повышения эффективности функционирования федеральной телемедицинской сети нам представляется целесообразным при отсутствии возможности оказать консультацию экспертом Федерального округа в полном объёме, переадресовать обращение из лечебно-профилактического учреждения специалисту телемедицинского центра другого Федерального округа.

В случае необходимости врач-специалист Федерального округа обращается за консультацией в телемедицинский департамент при Минздравсоцразвития России (федеральный единый информационный центр МБСС).

В процессе разработки алгоритма комплексного применения методов восстановительного лечения у операторов с невротическими нарушениями и психосоматическими заболеваниями была сформирована и апробирована модель комплексной поэтапной организации лечебно-реабилитационного процесса с использованием дифференцированных режимов различной интенсивности лечения, сочетающая следующие принципы организации лечебного процесса (Рис.16): применение комплекса лечебно-восстановительных режимов различной интенсивности лечения на базе стационарного клинического отделения с использованием его площадей и персонала; использование в рамках стационарного лечения дифференцированных режимов круглосуточного, дневного и прерывистого пребывания; развертывание дневного стационара в три смены - дневную, вечернюю и ночную; применение амбулаторного режима на начальном и заключительном этапах для проведения консультативно-диагностических и реадаптационных мероприятий; динамичная, клинически обоснованная смена лечебно-реабилитационных режимов; закрепление каждого пациента за одним постоянным лечащим врачом при сменах лечебно-восстановительного режима, обеспечивающим последовательность лечебно-реабилитационных мероприятий.

Рис.16. Дифференцированные режимы различной интенсивности лечения

При развертывании комплекса лечебно-восстановительных режимов различной интенсивности на территории клинического стационарного отделения за счет сокращения пребывания пациентов в круглосуточном режиме стационара были выделены палаты и комнаты отдыха для пациентов дневного стационара и амбулатории. Врачами отделения ежедневно осуществлялся амбулаторный прием закрепленных за отделением пациентов. Лечащий врач, курировавший больного на всех этапах обследования и лечения, в соответствии с изменением клинической картины обеспечивал динамичную смену лечебно-реабилитационных режимов. Разнообразие переходных форм интенсивности лечебного процесса от круглосуточного стационара до амбулаторной терапии в рамках одного отделения позволяло, опираясь на текущее состояние, выбирать оптимальный - с позиций медико-социальной эффективности - лечебный режим для каждого больного.

       Одновременно среди операторов была внедрена многоуровневая универсальная система методов психопрофилактической коррекции (таб.14).

Таблица 14

Многоуровневая универсальная система психопрофилактики

Уровень оказываемой помощи

Методы психопрофилактической коррекции

Продолжительность воздействия

Самопомощь

Психогимнастика

Сверхбыстрая

Активация БАТ

Самовнушение по Шульцу

Активная мышечная релаксация по Джекобсону

Водно-контрасные процедуры

Библиотерапия

Взаимопомощь

Групповая психогимнастика

Быстрая

Активация БАТ

Коррекционная беседа

Первая

Аппаратные методы

Длительная

Активация БАТ

Коррекционная беседа

Массаж и отвлекающая терапия

Психическая саморегуляция

Квалифицированная

Психофармакотерапия

Длительная

Аппаратные методы

Активация БАТ

Коррекционная беседа

Массаж и отвлекающая терапия

Психическая саморегуляция

Специализированная

психотерапия

Сверхдлительная

Психофармакотерапия

Аппаратные методы

Активация БАТ

Коррекционная беседа

Массаж и отвлекающая терапия

Психическая саморегуляция

Примечание:

Сверхбыстрая длится минуты или часы и направлена на разрешение актуальных изолированных проблем и конфликтов. Ее эффект может быть нестойким.

Быстрая длится несколько часов и дней. Применяется для решения актуальной проблемы, как бы "запускает" процесс изменения, который продолжается и после завершения встреч.

Длительная продолжается месяцы, в центре внимания личностное содержание проблем. Во время коррекции прорабатывается множество деталей, эффект развивается медленно и носит стойкий характер.

Сверхдлительная может продолжаться годы и затрагивает сферы сознательного и бессознательного.

Эффективность внедрённых телемедицинских технологий определялась методом экспертных оценок. В качестве экспертов выступали начальники психиатрических отделений госпиталей, главные психиатры видов ВС, а также профессорско-преподава-тельский состав кафедр психиатрии ведомственных образовательных учреждений. Применение метода экспертных оценок полагается нами методологически обоснованным.

Экспертами проведена сравнительная оценка существовавшей системы оказания психопрофилактической помощи и реализованной в качестве эксперимента одноуровневой системы медицинского обеспечения с использованием современных информационных технологий. Применение метода экспертных оценок, как сценарий, выявило отсутствие предпосылок к улучшению психического здоровья операторов в ранее существовавшей «традиционной» системе медицинского обеспечения, и продемонстрировало целесообразность дальнейшего внедрения современных информационных технологий в работу медицинской службы с организацией полноценного двухуровневого информационного потока.

Внедрение двухуровневой системы телемедицинского обеспечения позволит, по мнению экспертов (при решении данной задачи использовались общелогические методы), стабилизировать состояние психического здоровья всех категорий операторов в общефедеральных масштабах.

Рисунок 17. Динамика заболеваемости психическими расстройствами у операторов

Примечание: динамика показателей описывается линейной функцией y = - 0.32x + 650; R = 0.955.

В связи с тем, что расхождения мнений экспертов по решаемым проблемам не отмечено (все дали неудовлетворительную характеристику существовавшей ранее системе психопрофилактики, положительно отозвались о проведённом эксперименте и представляют целесообразным введение в строй двухуровневой системы психопрофилактики), необходимость количественной оценки степени согласия экспертов отсутствовала.

Объективным итогом внедрения новых информационных технологий, направленных на сохранение и укрепление психического здоровья операторов, с точки зрения экспертов, должны были стать положительная динамика заболеваемости по обращаемости V классу (психические расстройства), а также улучшение показателей заболеваемости с временной утратой трудоспособности (далее - ВУТ).

За временную точку отчёта принят 2006 год, когда начала функционировать вышеописанная одноуровневая модель дистанционной медицинской помощи. Учитывая, что показатели общественного здоровья не сразу реагируют на изменения системы здравоохранения (как в положительную, так и в отрицательную стороны), экспертами приняли решение сравнить имевшиеся уровни заболеваемости с показателями 2010 года.

Согласно отчётных данных ведомственной статистики, заболеваемость по классу «психические болезни» у операторов уменьшилась с 9,1‰ в 2006 году до 6,6‰ в 2010 году. Как видно из рисунка 17, удалось сформировать устойчивый тренд на снижение заболеваемости по названному классу.

Положительное влияние внедрения телемедицинских технологий на заболеваемость с временной утратой трудоспособности выразилось как в сокращении одного случая  ВУТ, так и в уменьшении среднего времени пребывания на койке пациентов с рассматриваемыми нозологическими формами. Данные представлены в таблице 15.

Таблица 15

Показатели временной утраты трудоспособности по V классу болезней у операторов, 2006-2010 гг.

год

средняя

длительность

одного случая ВУТ,

дни

в том числе

стационарное

лечение

догоспитальное звено

оказания медицинской помощи

2006

46,19 

29,16

17,03

2010

38,83

6,95

31,88

       Приведение системы медицинского обеспечения в соответствие с современными требованиями, предъявляемыми развитием информационных технологий, позволило снизить заболеваемость с ВУТ на 15,9%. Также удалось достичь перераспределения потока больных со стационарного на догоспитальный этап. Если до введения одноуровнего дистанционного информационного медицинского обеспечения психопрофилактики две трети времени пациент с ВУТ получал лечение в стационаре, то после введения – доля таких больных составила 17,9%. Данные, приведенные в таблице 18 демонстрирует произошедшие позитивные сдвиги в психическом здоровье операторов, так как, согласно мнения экспертов, при отсутствии положительного влияния на психическое здоровье достичь такого значительного сокращения сроков госпитализации невозможно.

ВЫВОДЫ

1. Анализ динамики заболеваемости операторов осуществляющих профессиональную деятельность под воздействием информационного стресса в особых условиях  показал превалирование психосоматической патологии - 51,98% у операторов- мужчин среднего и старшего возраста и 44,18% операторов-женщин всех возрастов над другими заболеваниями и имеет неуклонную тенденцию к росту. Психические расстройства имеют 2,16% трудовой дисквалификации среди операторов-мужчин среднего и старшего возраста в общей структуре заболеваемости. У операторов-женщин всех возрастов трудовая дисквалификация по психическим заболеваниям за исследованный промежуток времени отсутствовала.

2. У операторов-мужчин преимущественно молодого возраста преобладает трудовая дисквалификация по психическим расстройствам 33,02%. В структуре психических расстройств на первом месте находятся невротические нарушения (36%) и расстройства личности (35%), на втором месте психические расстройства, связанные с органическим повреждением головного мозга (23%), на третьем - аддиктивная (3%) и эндогенная (3%) патологии.

3. Психическое состояние операторов, подвергающихся воздействию информационного стресса, определяется особым состоянием, в котором диагностируются нарушения невротического уровня. При ранжировании по абсолютной величине коэффициентов корреляции показано, что в структуре невротических нарушений операторов преобладают: психастения (r=0.426); депрессивные состояния (r=0.338); реактивная тревожность (r=0.330); высокая внутриличностная конфликтность (r=0.344).

4. Анализ влияния информационного стресса на психофизиологическое состояние операторов показал, что привлечение к операторской деятельности специалистов со стажем 15-25 лет в специальных условиях требует отнесения этой категории специалистов к группе особого риска, которая требует повышенных мер внимания. С целью выявления "группы риска" необходимо проводить периодические скрининговые психофизиологические обследования операторов для осуществления восстановительного психопрофилактически направленного воздействия.

5. Психическое здоровье операторов зависит от условий, в которых они осуществляют операторскую деятельность, и уровня ответственности при выполнении профессионально обусловленных задач. Среди операторов крупных подразделений (с высокой ответственностью за принятие решений) уровни психического здоровья имеют отчетливую тенденцию к полярному распределению по сравнению с менее крупными подразделениями (где степень ответственность за принятие решение меньше). Уровень психического здоровья операторов по первой и второй группам наиболее высокий в крупных подразделениях (с высокой ответственностью за принятие решений) в сравнении с подразделениями, где степень ответственность за принятие решение меньше. Показатели по уровню четвертой группы психического здоровья отмечаются более высокие у операторов крупных объединений в сравнении с подразделениями, где степень ответственность за принятие решение меньше. Это обусловлено спецификой операторской деятельности в подразделениях разных уровней и воздействием профессионально-обусловленных факторов.

6. Предложенный комплекс психопрофилактического восстановительного воздействия показал эффективность применения: психофизиологического сопровождения; аппаратных коррекционных методик; биоритмологического метода; методов психокоррекции и психотерапии. При этом созданная организационная модель поэтапного применения методов восстановительного психопрофилактического лечения операторов с выявленными психическими нарушениями позволяет повысить эффективность реабилитации до 34 %.

7. Внедрение универсальной системы психопрофилактики информационного стресса операторов при помощи модели комплексной поэтапной организации лечебно-реабилитационного процесса и телемедицинских технологий, включение в структурные подразделения специалистов в области психопрофилактики позволит значительно повысить качество оказываемой специализированной медицинской помощи как за счёт снижения заболеваемости (с 9,1‰ до 6,6‰), так и за счёт снижения заболеваемость с временной утратой трудоспособности на 15,9%.

8. Универсальная система психопрофилактики информационного стресса среди операторов объединяет психопрофилактические мероприятия каждого из этапов оказания медицинской помощи и при наличии необходимых сил и средств психопрофилактического звена, приближенных к рабочим местам за счет использования телемедицинских технологий. Эффективность системы психопрофилактической работы определяется интеграцией телемедицинских технологий в структуры медицинских служб министерств и ведомств, а также характером взаимодействия всех специалистов и должностных лиц, ответственных за сохранение и укрепление психического здоровья операторов.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ:

  1. Для оценки психического состояния операторов, при воздействии информационного стресса целесообразно применять комплекс психодиагностических методик, направленных на определение  тревожности, социально-коммуникативных свойства личности, акцентуации характера, внутриличностной конфликтности, качества жизни. Для экспресс-оценки уровня психического здоровья, при воздействии информационного стресса целесообразно использовать методики по определению нервно-психической неустойчивости с последующим распределением операторов по четырем группам психического здоровья.
  2. Система здравоохранения, при организации психопрофилактических мероприятий среди операторов должна переориентировать психопрофилактическую работу с первичного звена оказания медицинской помощи на этап квалифицированной и специализированной медицинской помощи при помощи телемедицинских технологий.
  3. При планировании и оказании психопрофилактической помощи операторам, при воздействии информационного стресса необходимо учитывать основные организационные принципы, проявляющиеся в дифференцированном изучении психического здоровья с последующей сортировкой обследуемых на лиц, нуждающихся в психологической коррекции, психофизиологическом сопровождении или психиатрической помощи.

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Опыт применения современного метода психотерапии – ребрефинга в многопрофильном стационаре // Проблемы оптимизации управления многопрофильным военным госпиталем. Материалы докладов XXXIII научно-практической конференции врачей 5 ЦВКГ ВВС - Красногорск; РАМН, 5 ЦВКГ, 2002. - С. 234 - 235. (Соавт. И.Л. Герасименко и др.)
  2. К вопросу о применении вызванных потенциалов мозга в психиатрической практике. // Актуальные проблемы эффективности оказания медицинской помощи и стандартизация в здравоохранении. Материалы 32 научно-практической конференции. РАМН. 5 ЦВКГ. Красногорск. 2002. С. 27-28.
  3. Влияние космогелиофизических факторов на психопатологию больных наркоманией // депонированная рукопись М:, ГЦНМБ., 2002. 15 с.
  4. Влияние биоритмозадающих факторов внешней среды на течение аддиктивной патологии // Военно-медицинский журнал. 2002. Т. 323, № 1. С. 61 62.
  5. Влияние космогелиофизических факторов на психическое состояние наркозависимых лиц // Военно-медицинский журнал. - 2002. Т. 323, № 7. - С. 56 - 61.
  6. Характер и сезонность суицидов в ВВС. // Актуальные проблемы эффективности оказания медицинской помощи и стандартизация в здравоохранении. Материалы 32 научно-практической конференции. РАМН. 5 ЦВКГ. Красногорск. 2002. С. 68-73.
  7. Особенности психического состояния и биоритмов больных опиатной наркоманией под влиянием космогелиофизических факторов // Дисс. … канд. Мед. Наук. – СПб.: ВМедА, 2002.- 142 с.
  8. Изучение психического здоровья и особенности психопрофилактики у военнослужащих, несущих боевое дежурство на командных пунктах ВВС // Материалы Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием, посвящ. 300-летию Санкт-Петербурга  “Актуальные проблемы современной неврологии, психиатрии и нейрохирургии”. – СПб., 2003. – С. 91. (Соавт. В.В. Боровский и др.)
  9. О зависимости некоторых психологических показателей и аддиктивного поведения от космогеофизических факторов // Социальная и клиническая психиатрия. М.: 2003, Т.13. Вып.1. С.123 127. (Соавт. М.С. Лушнов, В.К. Шамрей)
  10. Особенности оказания медико-психологической помощи в экстремальных условиях деятельности // Тезисы Ананьевских чтений - СПб., 2005. - С. 29 - 30. (Соавт. А.В. Лупеев)
  11. Возможности применения аппарата "Амблиокор-01Р" для коррекции функционального состояния больных психическими расстройствами // Военно-медицинский журнал - 2006. - Т. 327, N 4. - С. 73 . (Соавт. В.В. Наконечный и др.)
  12. Об эффективности профессионального психологического отбора в военные учебные заведения // Материалы  2-ой науч.-практ. конф. психиатров и наркологов Южного федерального округа (с международным участием). -  Ростов на Дону, 2006. - С. 244-246.
  13. Личностные особенности курсантов Военного инженерно-технического университета // Материалы  2-ой науч.-практ. конф. психиатров и наркологов Южного федерального округа (с международным участием). - Ростов на Дону, 2006. - С. 246-247.
  14. Опыт применения аппарата «Амблиокор-01Р» при комплексном лечении военнослужащих, с психическими расстройствами // Актуальные вопросы авиационной медицины. Сборник тезисов XXXVII научно-практической конференции врачей 5 ЦВКГ ВВС – М.: Воентехиздат МО РФ, 2007. С 278 – 280. (Соавт. В.В. Боровский и др.)
  15. Здоровье в структуре ценностей курсантов военного вуза // Материалы итоговой конференции  военно-научного общества слушателей и ординаторов I факультета.- СПб.: ВМедА,  2008.-с.117-118. (Соавт. В.К. Михальский и др.)
  16. Cравнительный анализ ценностно-смысловой сферы  курсантов военного вуза // Материалы итоговой конференции  военно-научного общества слушателей и ординаторов I факультета.- СПб.: ВМедА,  2008.-с.146-147. (Соавт. В.К. Михальский и др.)
  17. Планируемые цель и задачи центра профессиональной подготовки специалистов гарнизона СФС // Материалы науч.-практ. конф. врачей 5 ЦВКГ ВВС «Состояние и пути  совершенствования специализированной медицинской помощи в стационарных лечебно-профилактических учреждениях». – Красногорск: Воентехиздат МО РФ, 2008. – С.305-306. (Соавт. И.П. Миленина и др.)
  18. Значение дисциплин военно-медицинской направленности в образовательном процессе ВИТУ // Материалы науч.-практ. конф. врачей 5 ЦВКГ ВВС «Состояние и пути совершенствования специализированной медицинской помощи в стационарных лечебно-профилактических учреждениях». – Красногорск: Воентехиздат МО РФ, 2008. – С.310-312. (Соавт. С.Б. Пашкин и др.)
  19. Синергетика психофизиологического состояния с индивидуальными биоритмами военнослужащих спецсооружений Военно-воздушных Сил // Материалы науч.-практ. конф. врачей 5 ЦВКГ ВВС «Состояние и пути совершенствования специализированной медицинской помощи в стационарных лечебно-профилактических учреждениях». – Красногорск: Воентехиздат МО РФ, 2008. – С.337-340. (Соавт. С.П. Свистунов и др.)
  20. Профессиональная пригодность военнослужащих, спецсооружений, несущих боевое дежурство на командных пунктах ВВС // Материалы науч.-практ. конф. врачей 5 ЦВКГ ВВС «Состояние и пути  совершенствования специализированной медицинской помощи в стационарных лечебно-профилактических учреждениях». – Красногорск: Воентехиздат МО РФ, 2008. – С.341-342. (Соавт. С.П. Свистунов и др.)
  21. Об экстремальном характере деятельности и здоровье специалистов СФС по данным литературы // Научные проблемы специальных военно-строительных и фортификационных комплексов, обустройства войск, управления производственной деятельностью и социологии образования в МО РФ. Сборник научных статей. Выпуск 7.  – СПб.: ОАО «Изд-во Стройиздат СПб»,  2008. – С. 558-570. (Соавт. Д.О. Попов и др.)
  22. Телемедицина как высокотехнологическая медицинская помощь в системе психопрофилактической работы среди военнослужащих, несущих боевое дежурство в спецсооружениях ВВС // Материалы Всеармейской науч.-практ. конф. «Актуальные проблемы клинической, социальной и военной психиатрии». – СПб.: ВМедА, 2009. – С. 109-111. (Соавт. В.К. Шамрей и др.)
  23. Анализ тревожности у военнослужащих, несущих боевое дежурство в спецсооружениях КП ВВС // Материалы Всеармейской науч.-практ. конф. «Актуальные проблемы клинической, социальной и военной психиатрии». – СПб.: ВМедА, 2009. – С.145. (Соавт. В.К. Шамрей и др.)
  24. Психическое состояние и характер военного труда у военнослужащих, несущие боевое дежурство в спецсооружениях КП ВВС // Материалы Всеармейской науч.-практ. конф. «Актуальные проблемы клинической, социальной и военной психиатрии». – СПб.: ВМедА, 2009. – С.146. (Соавт. В.К. Шамрей и др.)
  25. Об актуальности изучения состояния здоровья военнослужащих, проходящих военную службу в спецсооружениях // Материалы Всеармейской науч.-практ. конф. «Актуальные проблемы клинической, социальной и военной психиатрии» – СПб.: ВМедА, 2009. – С. 146. (Соавт. В.К. Шамрей и др.)
  26. Организация медицинской пропаганды с использованием телемедицинских технологий среди военнослужащих, несущих боевое дежурство в спецсооружениях // Мат. Всеармейской науч.-практ. конф. «Актуальные проблемы клинической, социальной и военной психиатрии»–СПб.: ВМедА, 2009.–С.147. (Соавт. В.К. Шамрей и др.)
  27. Изучение вопросов психологии труда в военном вузе // Сборник тезисов ХХХХ научно-практической конференции врачей 5 ЦВКГ ВВС. «Актуальные вопросы медицинского обеспечения Военно-воздушных сил» – М.: Воентехиздат МО РФ, 2009. - С. 311-313. (Соавт. Л.В. Антонова)
  28. Возможности телемедицины для решения задач психопрофилактической работы среди военнослужащих командных пунктов ВВС // Военно-медицинский журнал. - 2009. - Том 330, N 12. - С. 33-35 . (Соавт. Г.П. Костюк и др.)
  29. Влияние профессионально вредных факторов на психическое здоровье военнослужащих, несущих боевое дежурство // Медицинский вестник МВД - 2010, № 5 -С. 52. (Соавт. И.В. Еремицкий и др.)
  30. К вопросу о психофизиологическом состоянии военных специалистов в экстремальных условиях деятельности // Сибирский медицинский журнал - 2010, № 8 -С. 36 39. (Соавт. Т.С. Разорёнова и др.)
  31. Возможности телемедицины для решения задач психопрофилактической работы среди сотрудников МВД, проходящих службу в экстремальных условиях деятельности // Боевой стресс. Медико-психологическая реабилитация лиц опасных профессий. Сборник материалов научно-практической  Всероссийской конференции. – М.: 2010. – С. 154–157.
  32. Спецтема. Отчет по теме НИР  шифр «Хвоя» (соавт.: Бухтияров И.В., Глухов Д.В. и др.) – М., ГосНИИИ ВМ Минобороны России, 2010. – 124 с. Инв. № 19814.
  33. Воздействие чрезвычайных ситуаций на человека в отдаленном периоде // Амбулаторная и больничная психотерапия и медицинская психология. Материалы 9 Всероссийской общественной профессиональной медицинской психотерапевтической конференции – М.: 2011, - С. 234–237. (Соавт. Е.Ю. Соколов)
  34. К вопросу о медико-психологическом обеспечении профессионального здоровья военнослужащих спецсооружений стран НАТО // Психическое здоровье М.: 2011 №4(59) С. 8185. (Соавт. А.Б. Крассий и др.)
  35. Профессиональная надежность офицеров оперативного управления под воздействием информационного стресса // Психическое здоровье М.: 2011 №5(60) -С. 7074. (Соавт. Д.В. Глухов, В.Н. Михайлин)
  36. Медико-психологическая коррекция информационного стресса у офицеров оперативного управления // Психическое здоровье М.: 2011 №6(61) -С. 5964. (Соавт. Д.В. Глухов, В.Н. Михайлин)
  37. Клинические особенности коморбидных боевых посттравматических стрессовых расстройств у ветеранов локальных войн // Психическое здоровье М.: 2011 №7(62) -С. 7175. (Соавт. В.К. Шамрей, В.М. Лыткин, Б.В. Дрига)
  38. К вопросу о профессиональной надежности офицеров оперативного управления под воздействием информационного стресса // Сборник тезисов XXXIII научно-практической конференции врачей филиала №1 ФГУ «ГВКГ им. Н.Н. Бурденко Минобороны России». – 2011. – С. 178–180. (Соавт. Д.В. Глухов и др.)
  39. К вопросу о медико-психологической коррекции информационного стресса у офицеров оперативного управления // Сборник тезисов XXXIII научно-практической конференции врачей филиала №1 ФГУ «ГВКГ им. Н.Н. Бурденко Минобороны России». – 2011. – С. 180–181. (Соавт. Д.В. Глухов и др.)
  40. К вопросу о психофизиологическом состоянии и индивидуальных биоритмов военнослужащих в особых условиях // Сборник тезисов XXXIII научно-практической конференции врачей филиала №1 ФГУ «ГВКГ им. Н.Н. Бурденко Минобороны России». – 2011. – С. 189–191. (Соавт. Д.В. Глухов и др.)
  41. Телепсихопрофилактика среди офицеров оперативного управления // Сб. тезисов XXXIII научно-практической конференции врачей филиала №1 ФГУ «ГВКГ им. Н.Н. Бурденко Минобороны России». – 2011. – С. 191–192. (Соавт. Д.В. Глухов и др.)
  42. К вопросу о влиянии профессионально-обусловленных факторов на психическое здоровье офицеров оперативного управления, несущих боевое дежурство // Сб. тез. XXXIII научно-практической конференции врачей филиала №1 ФГУ «ГВКГ им. Н.Н. Бурденко Минобороны России». – 2011. – С. 192–194. (Соавт. Д.В. Глухов и др.)
  43. К вопросу о применении биоритмологических закономерностей в целях психопрофилактики // Сборник тезисов XXXIII научно-практической конференции врачей филиала №1 ФГУ «ГВКГ им. Н.Н. Бурденко Минобороны России». – 2011. – С. 194–195. (Соавт. И.Ю. Питернева и др.)
  44. К вопросу о применении немедикаментозных методов психопрофилактики // Сб. тез. XXXIII научно-практической конф. врачей филиала №1 ФГУ «ГВКГ им. Н.Н. Бурденко Минобороны России». – 2011. – С. 205–207. (Соавт. И.Ю. Питернева и др.)
  45. К вопросу о применении аппаратного метода психокоррекции // Сборник тезисов XXXIII научно-практической конференции врачей филиала №1 ФГУ «ГВКГ им. Н.Н. Бурденко Минобороны России». – 2011. – С. 194–195. (Соавт. С.П. Свистунов и др.)
  46. К вопросу о психопрофилактической работе среди военнослужащих ВВС, проходящих службу в особых условиях // Сборник тезисов XXXIII научно-практической конференции врачей филиала №1 ФГУ «ГВКГ им. Н.Н. Бурденко Минобороны России». – 2011. – С. 210–211. (Соавт. С.П. Свистунов и др.)
  47. К вопросу о психокоррекции информационного стресса у военнослужащих в особых условиях // Сборник тезисов XXXIII научно-практической конференции врачей филиала №1 ФГУ «ГВКГ им. Н.Н. Бурденко Минобороны России». – 2011. – С. 211–213. (Соавт. С.П. Свистунов и др.)
  48. К вопросу о психопрофилактике в частях и соединениях ВВС // Сборник тезисов XXXIII научно-практической конференции врачей филиала №1 ФГУ «ГВКГ им. Н.Н.Бурденко Минобороны России». – 2011. – С. 213–215. (Соавт. С.П. Свистунов и др.)
  49. К вопросу об организации взаимодействия органов воспитательной работы и военно-медицинской службы в интересах психопрофилактики // Сборник тезисов XXXIII научно-практической конференции врачей филиала №1 ФГУ «ГВКГ им. Н.Н. Бурденко Минобороны России». – 2011. – С. 215–218. (Соавт. С.П. Свистунов и др.)
  50. Анализ влияния профессионально вредных факторов на психическое здоровье военнослужащих, несущих боевое дежурство // Медицина катастроф. - 2011. - N 1. - С. 33-36.
  51. Использование биоритмологических особенностей в психопрофилактике // -М:. – 2011. 91 с. (Соавт. Д.В. Глухов, И.Ю. Питернева)
  52. Психокоррекция информационного стресса у военнослужащих в особых условиях // Медицинский вестник МВД - 2011, № 5 С.   . (Соавт. Д.В. Глухов, И.Ю. Питернева)



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.