WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

КАНЬКОВА

Нелли Юрьевна

РОЛЬ ИЗМЕНЕНИЙ МИКРОФЛОРЫ ВЕРХНИХ ОТДЕЛОВ ЖЕЛУДОЧНО-КИШЕЧНОГО ТРАКТА ПРИ ХРОНИЧЕСКОМ ГАСТРОДУОДЕНИТЕ У ДЕТЕЙ И ВОПРОСЫ ТЕРАПИИ

14.01.08 - ПЕДИАТРИЯ

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Нижний Новгород

2012

Работа выполнена в ФГБУ «Нижегородский научно-исследовательский институт детской гастроэнтерологии» Минздравсоцразвития России

Научный руководитель:

Доктор медицинских наук Жукова Елена Александровна

Научный консультант:

Заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, профессор

Шабунина Евгения Ивановна

Официальные оппоненты:

Профессор кафедры детских болезней ГБОУ ВПО «Нижегородская Государственная Медицинская Академия» Минздравсоцразвития России (г. Н. Новгород), доктор медицинских наук, профессор Кузмичев Юрий Георгиевич

Заведующий отделением гастроэнтерологии и эндоскопических методов исследования ФГБУ «Московский НИИ педиатрии и детской хирургии» Минздравсоцразвития России (г. Москва), доктор медицинских наук, профессор Хавкин Анатолий Ильич

Ведущее учреждение:

ГБОУ ВПО «Российский Национальный Исследовательский Медицинский Университет им. Н.И. Пирогова» Минздравсоцразвития России, г. Москва

Защита состоится 20 декабря 2012 года в 15:00 на заседании диссертационного совета Д 208.061.02 в ГБОУ ВПО «Нижегородская Государственная Медицинская Академия» Минздравсоцразвития России (603005, г. Нижний Новгород, пл. Минина, д. 10/1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГБОУ ВПО «Нижегородская Государственная Медицинская Академия» Минздравсоцразвития России (603146, г. Нижний Новгород, ул. Медицинская, д. 4).

Автореферат разослан 19 ноября 2012 года

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат медицинских наук Ю.А. Орлова



Актуальность

Хронический гастродуоденит превалирует среди заболеваний пищеварительного тракта у детей и характеризуется рецидивирующим проградиентным течением, возможностью развития диспластических изменений, недостаточной эффективностью общепринятых методов терапии (Приворотский В.Ф., 2006; Филимонов Р.М., 2008; Щербаков П.Л., 2010; Бекетова Г.В., 2011; Harris P.R. et al., 2008; Mimuro H., 2009).

До настоящего времени в патогенезе хронического гастродуоденита большое значение придается нарушению соотношения между защитными механизмами и факторами агрессии к слизистой оболочке желудка и двенадцатиперстной кишки. К последним относят инфекционные агенты, среди которых наиболее изучено влияние Нelicobacter рylori, признанных одним из ключевых в развитии данной патологии (Пиманов С.И., 2005, Урсова Н.И., 2006; Жукова Е.А. и др., 2009; Маев И.В., 2010; Poddar U., 2007; Subbi T. et al., 2008; Tanih N.F. et al., 2009).

В экспериментальных и клинических исследованиях последних лет установлено, что при хронических воспалительных гастродуоденальных заболеваниях помимо Н.p. важное значение принадлежит вирусам группы герпеса - 1, 2, 6, 7, 8 типов, Эпштейна-Барр, цитомегаловирусу (Волынец Г.В., 2005; Петровский А.Н., 2008; Нелюбин В.Н., 2011; Горюнова М.М., 2011; Du M.Q. et al., 2007; Saxena A. et al., 2008; Hasegawa Y., 2009). В некоторых терапевтических источниках показано выявление вируса папилломы человека при вышеуказанной патологии и предопухолевых процессах в желудке (Харрисон Т.Р., 2005; Высоцкий В.И. и соавт., 2007). Однако этих работ явно недостаточно, чтобы оценить их значение в патогенезе патологии верхних отделов пищеварительного тракта, что является особенно актуальным с учетом  высокой инфицированности населения (Al-Osman A., 2006; Hala B., 2008).

В настоящее время известно, что воспалительный процесс в гастродуоденальной слизистой оболочке, особенно при наличии патогенных микроорганизмов, сопровождается активацией иммунной системы с непосредственным участием цитокинов (Маянский А.Н., 2006; Кирнус Н.И., 2008; Денисов Н.Л., 2008; Дудникова Э.В. и соавт., 2012; Playford R.J. et al., 2005; Nystrm J. et al., 2006; Dzierzanowska-Fangrat K., 2008). Некоторые из них, в частности ФНО-, ИФН- и ИЛ-2, проявляют выраженную противовирусную активность (Парахонский А.П., 2005; Симбирцев А.С., 2006;         Ермолина Л.Н., 2006; Никулин Б.А., 2007; Кетлинский С.С., 2008; Канарейцева Т.Д., 2010; Агеева Е.С., 2012). Одним из основных показателей изменений клеточного иммунитета также является неоптерин, содержание которого в биологических жидкостях возрастает во время ряда вирусных инфекций (Щербак В.А., 2005; Wirleitner B. et al., 2005; Zheng B. et al., 2005; Chan C.P. et al., 2006). Определение иммунологических сдвигов в желудочном соке у детей с хроническим гастродуоденитом на фоне выявления вирусных агентов ранее не проводилось и может стать основой для обоснования новых подходов к тактике ведения больных.

Несмотря на достижения современной медицины в лечении гастродуоденитов, ассоциированных с хеликобактерной инфекцией, заболевание продолжает характеризоваться рецидивирующим течением, что может быть связано с недостаточным вниманием к воздействию на другие инфекционные агенты. Имеются только единичные исследования, касающиеся применения противовирусной терапии у детей с гастритами, ассоциированными с герпес-вирусной инфекцией (Волынец Г.В., 2007). Принимая во внимание иммунные нарушения, сопутствующие воспалительным заболеваниям верхнего отдела пищеварительного тракта, некоторые авторы указывают на необходимость использования в составе комплексной терапии данной патологии иммуномодулирующих препаратов (Циммерман Я.С., 2008; Маев И.В., 2010; Горюнова М.М., 2011). Однако, опыт назначения этих средств пока небольшой, в то же время знания о их влиянии на клиническое, морфофункциональное состояние пациентов в присутствии патогенной микрофлоры могут способствовать разработке новых подходов к лечению.

Вышеизложенное определяет актуальность изучаемой проблемы.

Цель:

Совершенствование диагностики и терапии хронического гастродуоденита у детей на основе выявления инфекционного фактора и иммунных нарушений.

Задачи:

  1. Определить частоту встречаемости вирусов папилломы человека высокого канцерогенного риска (16, 18 типов), герпеса (простого герпеса 1 и 2 типов, цитомегаловируса) в желудочном соке, слизистой оболочке желудка и двенадцатиперстной кишки при хроническом гастродуодените у детей.
  2. Выявить особенности клинических и морфологических изменений гастродуоденальной слизистой оболочки у детей при различном составе микроорганизмов при данной патологии.
  3. Установить взаимосвязь иммунных нарушений (ФНО-, ИЛ-2, ИФН-, неоптерин) в биологических жидкостях (сыворотке крови, желудочном соке) и микробного пейзажа при хроническом гастродуодените у детей.
  4. Оценить динамику клинических, морфологических и иммунологических изменений на фоне комплексной терапии хронического гастродуоденита у детей с учетом выявленных инфекционных агентов путем включения антимикробных и иммуномодулирующих препаратов.

Научная новизна работы

Впервые определена частота встречаемости вирусов папилломы человека 16, 18 типов, простого герпеса 1, 2 типов, цитомегаловируса у детей с воспалительными заболеваниями желудка и двенадцатиперстной кишки в слизистой оболочке гастродуоденальной области и желудочном соке.

Получены новые данные о морфофункциональных изменениях слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки в зависимости от выявленной микрофлоры при хроническом гастродуодените у детей. Отмечена разная локализация и выраженность патологического процесса при вирусной, бактериальной персистенции и ассоциациях микроорганизмов.

Впервые установлены нарушения цитокинового профиля – ФНО-, -ИФН и ИЛ-2 в желудочном соке в зависимости от микробиологических изменений у детей с данной патологией.

Впервые при хроническом гастродуодените определен уровень неоптерина в желудочном соке и сыворотке крови  при наличии различных микроорганизмов и его взаимосвязь с вирусами папилломы человека 16, 18 типов.

Впервые отмечено улучшение клинических, морфологических и иммунологических показателей на фоне комплексной терапии хронического гастродуоденита у детей, включающей противомикробные и иммуномодулирующие препараты.

Практическая значимость работы

Показано значение выявленных в желудке и двенадцатиперстной кишке микроорганизмов при гастродуоденальной патологии, которое состоит в усугублении воспалительных и дистрофических изменений слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки при ассоциациях вирусов и Н.р. Установлены морфологические признаки наличия вирусов в гастродуоденальной области.

Для практического здравоохранения разработан информативный критерий присутствия вирусов, в частности папилломы человека в желудке и двенадцатиперстной кишке у детей – повышение содержания неоптерина в желудочном соке и сыворотке крови.

Обоснованы новые схемы лечения хронического гастродуоденита у детей при наличии вирусных агентов в желудке и двенадцатиперстной кишке, включающие противовирусные и иммуномодулирующие препараты, позволяющие  получить клиническое, морфологическое улучшение в слизистой оболочке гастродуоденальной области и достичь элиминации вирусов в 73% случаев.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  1. У детей с хроническим гастродуоденитом при наличии микроорганизмов в желудке и двенадцатиперстной кишке отмечаются клинические, морфологические особенности заболевания, характеризующиеся различной локализацией и степенью выраженности патологического процесса. Так,  при выявлении вирусов герпеса преобладают воспалительные изменения в слизистой оболочке желудка, тогда как при папиллома-вирусах – в фундальном отделе и двенадцатиперстной кишке. Присутствие ассоциаций вирусов и Helicobacter pylori сопровождается максимальными нарушениями на протяжении всей гастродуоденальной слизистой.
  2. При хроническом гастродуодените у детей определяются изменения цитокинового профиля – ФНО-, -ИФН и ИЛ-2 и неоптерина в желудочном соке и сыворотке крови в зависимости от состава микрофлоры желудка и двенадцатиперстной кишки.
  3. Применение у детей с хроническим гастродуоденитом при наличии вирусной персистенции комплексной терапии с включением противовирусных и иммуномодулирующих препаратов способствует улучшению клинических и морфологических показателей с элиминацией вирусов у 73% пациентов.

Апробация работы

Материалы исследований были доложены на V межрегиональной научно-практической конференции Гастроэнтерологов Приволжского Федерального округа «Современная гастроэнтерология: что нужно знать практическому врачу?» (Нижний Новгород, 2011 г.), медицинском форуме «Неделя детского здоровья-2011» «Здоровые дети -  здоровое будущее» (Нижний Новгород, 2011), 13-м Международном Славяно-Балтийском научном форуме «Санкт-Петербург-Гастро-2011» (Санкт – Петербург, 2011 г.), XIX Международном Конгрессе детских гастроэнтерологов России и стран СНГ «Актуальные проблемы абдоминальной патологии у детей» (Москва, 2012 г.), XII съезде Научного общества гастроэнтерологов России, VI Российско-Американской совместной школе по гастроэнтерологии и XXXVIII сессии ЦНИИ Гастроэнтерологии «Классическая и прикладная гастроэнтерология» (Москва, 2012 г.), XVI Конгрессе педиатров России с международным участием «Актуальные проблемы педиатрии» и пре-конгрессе мастер-классе для молодых ученых (Москва, 2012 г.). 

Внедрение результатов работы

Результаты исследования внедрены в клинике патологии верхних отделов пищеварительного тракта ФГБУ «Нижегородский научно-исследовательский институт детской гастроэнтерологии» Минздрава России, ГБУЗ НО «Павловская ЦРБ», МЛПУ «Детская городская поликлиника № 48» Советского района г. Н. Новгорода.

Основные положения выполненной работы используются при проведении обучения клинических ординаторов, аспирантов, при усовершенствовании врачей на Республиканских курсах на базе ФГБУ «Нижегородский научно-исследовательский институт детской гастроэнтерологии» Минздрава России.

По теме диссертации опубликовано 7 печатных работ, в том числе 3 статьи в журналах, включенных в «Перечень периодических научных изданий, рекомендуемых для публикации научных работ, отражающих основное научное содержание кандидатских диссертаций»: «Взаимосвязь микрофлоры с особенностями воспалительного процесса слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки у детей с хроническим гастродуоденитом» (Вопросы диагностики в педиатрии – 2012; №1 (4): 36-40), «Динамика клинико-морфологических и микробиологических изменений при хроническом гастродуодените у детей» (Практическая медицина – 2012; №6 (61): 86-89), «Взаимосвязь состава микрофлоры и показателей иммунитета у детей с хроническим гастродуоденитом» (Врач-аспирант – 2012; №5.3 (54): 450-459).

Объем и структура диссертации:

Диссертация написана на русском языке, состоит из введения, обзора литературы, описания объемов и методов исследования, клинической характеристики наблюдаемых больных, трех глав, отражающих результаты собственных наблюдений, заключения, выводов, практических рекомендаций, указателя литературы, включающего 221 источник (148 отечественных и 73 зарубежных). Работа изложена на  231 странице печатного текста, содержит  29 таблиц и 17 рисунков.

ОБЪЕМ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Работа выполнена в ФГБУ «ННИИДГ» Минздрава России (директор института – д.м.н., профессор Шабунина Е.И.) на базе клиники патологии верхних отделов пищеварительного тракта (и.о. зав. отделом – к.м.н. Видманова Т.А.) и лабораторно-диагностического отдела (зав. отделом – к.б.н. Коркоташвили Л.В.).

В ее основу положены клинические и лабораторно-инструментальные наблюдения, проведенные по единой диагностической программе, принятой в институте за период с 2010 по 2012 годы, за 122 детьми в возрасте от 5 до 17 лет с хроническим гастродуоденитом (50 – девочек и 72 мальчика).

Для постановки диагноза использовалась рабочая классификация, принятая на республиканской проблемной комиссии (г. Нижний Новгород, 2000 г.) и на VII Конгрессе педиатров России (г. Москва, 2002 г.).

Всем больным проводилось фиброгастродуоденоскопическое исследование по общепринятой методике с применением гибких эндоскопов фирмы «Olympus» и «Pentax» FG-24V в отделении эндоскопии и функциональной диагностики (зав. отделением, к.м.н. Богомолов А.Р.).

У большинства – 94 детей выполнена прицельная биопсия слизистой оболочки фундального, антрального отделов желудка и двенадцатиперстной кишки с последующими гистологическим и морфометрическим исследованиями биоптатов, проведенными сотрудниками морфологической лаборатории института (главный научный сотрудник, д.м.н., профессор Потехин П.П., старший научный сотрудник, к.б.н. Широкова Н.Ю.).

Кислотообразующая функция желудка оценивалась методом внутрижелудочной рН-метрии на аппарате «Гастроскан-5», выпущенном ОАО «Исток-Система», г. Фрязино. Регистрация рН проходила в реальном масштабе времени.

Качественное определение ДНК вирусов простого герпеса 1, 2 типов, цитомегаловируса, вирусов папилломы человека 16, 18 типов, Helicobacter pylori в биоптатах желудка или двенадцатиперстной кишки и тощаковой порции желудочного сока у всех больных осуществлялось методом полимеразной цепной реакции (РеалБест – «Вектор Бест», Новосибирск) в режиме реального времени, прибором iQ5 BioRad Multi Color Real-time-PCR Detection system, сотрудником клиническо-диагностической лаборатории института Ермолиной Е.В.

Были выделены следующие группы больных детей: 1-ая группа (n=51) – без определяемых нами микроорганизмов, 2-ая группа (n=28) – с ассоциациями микроорганизмов – вирусами герпеса 1, 2 типов или цитомегаловирусом и/или вирусами папилломы человека 16, 18 типов и Helicobacter pylori, 3-я группа (n=15) – с присутствием вирусов (герпеса 1, 2 типов или цитомегаловируса или вирусов папилломы человека 16, 18 типов), 4-ая группа (n=28) – с Helicobacter pylori.





Исследование цитокинов в сыворотке крови и желудочном соке осуществляли на базе лабораторно-диагностического отдела группой клинической иммунологии ФГБУ «ННИИДГ» МЗСР России (вед. науч. сотр. – к.б.н. Маянская И.В.) методом иммуноферментного анализа, ФНО- и ИФН- с применением наборов «Протеиновый контур» (г.Санкт-Петербург), ИЛ-2 – «Bender Medsystems» (Австрия). Определение уровня неоптерина в аналогичных средах проводили методом конкурентного иммуноферментного анализа «БиоХимМак» (Германия).

После постановки диагноза хронического гастродуоденита и при обнаружении вирусов отдельно или в ассоциации с Н.р. 22-м пациентам была проведена комплексная терапия, включающая диету, препарат, обладающий выраженным протективным действием де-нол, иммуномодулятор имунофан, противовирусное средство растительного происхождения алпизарин. При наличии Н.р. дополнительно назначался макмирор.  Курс терапии составил 1 месяц 10  дней.

Этическим комитетом ФГБУ «Нижегородский НИИДГ» Минздравсоцразвития России было разрешено проведение научного исследования с применением имунофана и алпизарина в составе комплексной терапии хронического гастродуоденита у детей. Отбор пациентов осуществлялся в соответствии с разработанными критериями включения и исключения. Анализ клинико-эндоскопических, морфологических и иммунологических параметров  у больных проводился до лечения и через 1,5 месяца.

Обработка полученного материала проведена в соответствии с общепринятыми современными методами статистического анализа, интегрированными в ряд прикладных программ: Statistica  6.0 for Windows ХР, «Биостат»  for Windows ХР, Excel for Windows ХР. Описательная статистика признака включала среднее значение (M), ошибку средней величины (m). Для сравнения показателей между группами использовали критерии Фишера, Манна-Уитни для несвязанных групп. Различия считались достоверными при достигнутом уровне значимости соответствующего статистического критерия р<0,05, как принято в биологии и медицине.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Установлено, что у детей с хроническим гастродуоденитом ДНК микроорганизмов определялась у 70 пациентов, в биоптатах – у 46 (66%) из них, а в желудочном соке – у 40 (57%), при этом в обоих субстратах микрофлора выявлялась у 16 (23%) человек. Следует отметить, что вирусы папилломы человека имели место у 21 из 122 (17%) обследованных. При этом в биоптатах слизистой оболочки желудка ДНК папиллома-вирусов регистрировалась у 4 из 21 (19%), двенадцатиперстной кишки – у 10 (48%), а в желудочном соке – у 7 (33%) детей.

Герпес-вирусы выявлялись так же у 21 (17%) ребенка, среди которых вирусы простого герпеса 1, 2 типа выделялись у 1/3 – 7 (6%) детей, а у остальных 2/3 – 14 (11%) человек регистрировался цитомегаловирус. В слизистой оболочке желудка вирусы герпеса определялись чаще – у 9 из 21 (43%) обследованных (у 4-х – ВПГ 1, 2 типа, у 5-х – ЦМВ), чем при папиллома-вирусах (р=0,047), а в слизистой двенадцатиперстной кишки, соответственно реже, чем последние – у 3 (14%) наблюдаемых (р=0,047) (у 1-го - ВПГ 1, 2 типа, у 3-х – ЦМВ). Частота обнаружения герпес-вирусов в желудочном соке у 9 (43%) детей не отличалась от таковой в вышеописанной группе. 

Наиболее характерными клиническими синдромами у пациентов с хроническим гастродуоденитом являлись болевой, диспепсический и астенический,  выраженность которых зависела от состава микрофлоры  желудка и двенадцатиперстной кишки.

У пациентов с вирусно-бактериальной персистенцией или только при наличии вирусов преобладали сильные боли, имевшие место у 21 из 28 (75%) и у 11 из 15 (73%) человек, что было отчетливо чаще, чем при отсутствии изучаемых микроорганизмов в гастродуоденальной области (р=0,002, р=0,019). Это обусловлено, по-видимому, выраженностью патологического процесса. При вирусной персистенции наиболее часто отмечалась болезненность при пальпации в пилородуоденальной области – в 13 из 15 (87%) случаев с достоверной разницей относительно больных без микробных агентов (р=0,002). Кроме того имела место болезненность в области правого или левого подреберья, которая выявлялась значительно чаще по сравнению с другими группами – у 9 из 15 (60%) человек (р=0,038, р=0,019, р=0,045), что может косвенно свидетельствовать о преобладании воспаления в двенадцатиперстной кишке. При наличии вирусов папилломы человека установлена наиболее частая локализация болей в околопупочной области по сравнению с герпес-вирусами – у 12 (57%) и 4 из 21 (19%) наблюдаемых (р=0,025), что может указывать на различия в течении патологического процесса.

Впервые у детей с хроническим гастродуоденитом установлена взаимосвязь содержания соляной кислоты в желудке с выявлением и составом микрофлоры в нем и двенадцатиперстной кишке. Так, в присутствии вирусно-бактериальных ассоциаций или только вирусов нормальное кислотообразование регистрировалось у 12 из 26 (46%) и 5 из 13 (38%) человек, что было значительно чаще, чем у больных без изучаемых микроорганизмов (р=0,037, р=0,048).

Необходимо отметить, что при отсутствии исследуемых микроорганизмов у больных эндоскопически чаще всего наблюдались наличие эзофагита I-II степени, эрозий, полипов пищевода и кардии у 19 (37%), 14 (27%) и 12 (24%) пациентов соответственно с достоверной разницей с наблюдаемыми с Н.р.-инфекцией (р=0,017, р=0,014, р=0,026), а также моторно-эвакуаторные нарушения в виде гастро-эзофагеального и/или дуодено-гастрального рефлюксов, отмечаемые у 19 (37%) и 28 (55%) человек, что значительно превышало частоту их регистрации у детей с вирусной и бактериальной персистенцией (р=0,017, р=0,027, р=0,007, р=0,034), что позволяет предположить подавляющее действие рефлюктантов по отношению к патогенным микроорганизмам в желудке и двенадцатиперстной кишке.

У детей с хроническим гастродуоденитом получены новые данные об особенностях воспалительных, деструктивных, гипертрофических и моторно-эвакуаторных изменений слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки при различном составе микрофлоры. Так, при наличии ее ассоциаций наблюдалась наибольшая выраженность воспалительных изменений в виде отека и гиперемии в фундальном отделе желудка – у 26 из 28 (93%) человек с достоверной разницей относительно больных с Н.р.-инфекцией (р=0,020). При вирусной персистенции они были максимальны в дуоденальной слизистой оболочке, определяясь в 12 из 15 (80%) случаев, значительно превышая частоту эритематозно-экссудативного процесса у больных без микрофлоры (р=0,021),  что может свидетельствовать о различной топике воздействия микроорганизмов. 

Впервые отмечены эндоскопические изменения слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки при выявлении вирусов разных групп. Так, в присутствии герпес-вирусов отек и гиперемия чаще регистрировались в слизистой оболочке желудка, чем в двенадцатиперстной кишке – у 16 из 21 (76%) и 8 (38%) больных (р=0,028). При наличии ВПЧ эритематозно-экссудативный воспалительный процесс достоверно чаще локализовался в фундальном отделе желудка и дуоденальной слизистой оболочке, определяясь у 18 из 21 (86%) и 17 (81%) детей, чем в антруме – у 10 (48%) наблюдаемых (р=0,02, р=0,05). Интересен тот факт, что эрозии в желудке встречались в присутствии вирусов герпеса – у 5 из 21 (24%) ребенка и не регистрировались при вирусах папилломы человека (р=0,048). Эти особенности, по-видимому, подтверждают взаимосвязь различной локализации и выраженности патологического процесса с составом микробного пейзажа.

Следует подчеркнуть, что узловатый процесс в гастродуоденальной слизистой оболочке наиболее часто имел место при наличии Н.р., как в ассоциациях, так и без вирусов, регистрируясь, однако, в первом случае в 1,8 раза чаще в антральном отделе и в 2 раза в двенадцатиперстной кишке. Данные изменения в фундальном отделе желудка отмечались только при вирусно-бактериальной персистенции, наблюдаясь у 3 из 28 (11%) больных. В антральной слизистой оболочке они определялись более чем в половине случаев – у 16 (57%), а в дуоденальной – у 8 (29%) человек.

Интересен тот факт, что полипы желудка диагностировались в большинстве случаев у больных с вирусами – у 3 из 15 (20%) человек с достоверной разницей относительно пациентов без микрофлоры и с Н.р.-инфекцией (р=0,034, р=0,037).

Впервые при хроническом гастродуодените у детей исследованы морфологические и морфометрические изменения слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки в зависимости от определяемой микрофлоры, проявляющиеся воспалительно-дистрофическими нарушениями разной локализации и степени выраженности.

Выявлено, что у больных в присутствии ассоциаций микроорганизмов отмечались наиболее значительные глубина и степень активности воспалительной реакции в гастродуоденальной слизистой оболочке. Так, в отличие от больных без исследуемой микрофлоры, диффузное воспаление определялось у 6 из 19 (31%) пациентов в фундальном отделе желудка (р=0,004), у 12 (63%) - в антральном (р=0,0001) и 11 (58%) - в двенадцатиперстной кишке (р=0,0001). При этом, в антруме его частота была максимальной по сравнению с вирусной и Н.р. персистенцией (р=0,0001, р=0,016), а в дуоденальной слизистой оболочке она превышала таковую при бактериальной инфекции (р=0,002). Следует отметить, что для смешанного вирусно-бактериального инфицирования характерна сильная/средняя степени активности воспалительной реакции, встречавшиеся в слизистой оболочке желудка одинаково часто в  фундальном и антральном его отделах – у 16 из 19 (84%) больных, а в двенадцатиперстной кишке – у 18 (95%) наблюдаемых. Причем данное усиление нейтрофильной инфильтрации собственной пластинки гастродуоденальной слизистой встречалось достоверно чаще, чем в 1-ой и 4-ой группах (р=0,011, р=0,001 – в фундальном отделе желудка, р=0,001, р=0,013 – в антральном, р=0,0001, р=0,0001 – в двенадцатиперстной кишке), а в антруме еще и относительно вирусной персистенции (р=0,0001). Наибольшая выраженность патологического процесса в гастродуоденальной слизистой оболочке при вирусно-бактериальных ассоциациях, по-видимому, связана с синергизмом, возникающим при взаимодействии микроорганизмов.

Установлено, что у больных 2-ой группы значительно чаще, чем у других детей в покровном эпителии слизистой желудка и двенадцатиперстной кишки наблюдались воспалительно-деструктивные изменения. Так, стертость клеточных границ выявлялась у 10 из 12 (83%) человек в фундальном отделе желудка (р=0,0001, р=0,003, р=0,0001), одинаково часто у 11 (92%) – в антральном (р=0,001, р=0,0001, без достоверной разницы с 4-ой группой) и двенадцатиперстной кишке (р=0,0001, р=0,001, р=0,003). Наряду с этим на протяжении всей гастродуоденальной слизистой в том же проценте случаев отмечались ядерный полиморфизм (р=0,001 - р=0,0001), дезинтеграция ядер эпителиоцитов (р=0,001 - р=0,0001).

Перечисленные выше нарушения сочетались с максимальной частотой выявления разрыхленности базальной мембраны эпителиального пласта с достоверной разницей относительно пациентов без микрофлоры и при наличии вирусов, регистрировавшейся в желудке у 9 из 12 (75%) обследованных (р=0,0001, р=0,012 – в фундальном отделе, р=0,0001, р=0,0001 – в антральном),  в двенадцатиперстной кишке – у 100% больных, что было также чаще, чем в других группах (р=0,0001, р=0,0001, р=0,005). Кроме того базальная мембрана дуоденального эпителия содержала у 9 (75%) пациентов участки деструкции (р=0,0001, р=0,003, р=0,003). 

Для воспалительной реакции при наличии вирусно-бактериальных ассоциаций в желудке и двенадцатиперстной кишке было характерно присутствие лимфоидных фолликулов без мантии и лимфоцитов с хоуминг-эффектом на протяжении всей гастродуоденальной слизистой оболочки, расположенных как поверхностно, так и в глубоком отделе собственной пластинки, что может свидетельствовать о выраженном, в основном Т-клеточном иммунном ответе на антигенную стимуляцию. Так, их количество превышало таковое у детей без изучаемой микрофлоры и при наличии вирусов в фундальном и антральном отделах желудка, выявляясь одинаково часто – у 11 из 12 (92%) пациентов (р=0,0001, р=0,0001 и р=0,009, р=0,0001) и в двенадцатиперстной кишке – у 10 (83%) обследованных (р=0,003, р=0,0001).  Причем в первом случае и дуоденальной слизистой их содержание было выше, чем при Н.р.-инфекции (р=0,001, р=0,036). Присутствие лимфатических узелков вносит изменения в структуру гастродуоденальной слизистой, рассогласование во взаимодействии эпителия и стромы, что ограничивает регенераторные возможности и способствует развитию длительного затяжного воспалительного процесса.

У детей с хроническим гастродуоденитом, имеющих ассоциации микроорганизмов, чаще обнаруживалось снижение ШИК-позитивной окраски апикального отдела покровно-ямочного эпителия желудка, отмечавшееся в фундальном отделе у 11 из 12 (92%)  пациентов (р=0,003, р=0,001, р=0,001 с 1-ой, 3-ей и 4-ой группами), а в антральном – у 9 (75%) (р=0,003 – с детьми без микрофлоры, р=0,039 – при вирусной персистенции), что является маркером нарушения синтетической функции эпителиального пласта.

Как и в желудке, в двенадцатиперстной кишке в большинстве случаев регистрировалась слабая интенсивность окрашивания эпителия желез при постановке ШИК-реакции – у 11 (92%) человек, что было достоверно чаще, чем в 1-ой и 3-ей группах (р=0,0001, р=0,0001) и может косвенно свидетельствовать о снижении тканевой протекции.

Следует особо отметить, что наличие дистрофических изменений эпителия желудочных и дуоденальных желез также максимально часто регистрировалось при наличии вирусно-бактериальной персистенции с достоверным отличием от больных без изучаемых микроорганизмов, с присутствием только вирусов или бактерий,  встречаясь в антральном отделе желудка у 8 из 12 (67%) детей (р=0,001, р=0,001, р=0,009), а в двенадцатиперстной кишке – у 7 (58%) наблюдаемых (р=0,005, р=0,027, р=0,005).

У детей 2-ой группы выраженные воспалительно-дистрофические изменения слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки подтверждались морфометрически. Так, регистрировалось снижение высоты покровного эпителия желудка с достоверной разницей относительно неизмененной слизистой оболочки и у пациентов без микрофлоры, более отчетливое в фундальном его отделе (р=0,0001, р=0,002), а ямочного эпителия – в антральном (р=0,012, р=0,036). Это позволяет предположить уменьшение компенсаторных возможностей восстановления слизистой оболочки антрального отдела, что учитывая его защитные функции, может усугубить течение воспалительного процесса у данного контингента больных. Значительные проявления дистрофии имели место и в двенадцатиперстной кишке в виде снижения высоты ворсин и сужения криптального слоя с уменьшением количества крипт на ворсинку (р=0,041, р=0,0001 с неизмененной слизистой оболочкой). Наряду с этим определялось резкое уплощение как эпителия ворсинок, так и крипт (р=0,001, р=0,014 с нормой и р=0,021, р=0,040 с пациентами без микрофлоры), причем в последних оно было более выражено, чем у наблюдаемых только с вирусной персистенцией (р=0,008). 

Наряду с этим в эпителии ворсинок и крипт выявлено отчетливое снижение содержания бокаловидных клеток и клеток Панета с достоверным отличием от нормы (р=0,001, р=0,035, р=0,0001) и больных без определяемых микроорганизмов (р=0,028, р=0,034, р=0,0001), что может свидетельствовать о нарушении протективных свойств двенадцатиперстной кишки с уменьшением слизеобразования и трофической функции.

Как в покровном, так и ямочном эпителии желудка, а также эпителии ворсинок и крипт регистрировалось повышенное количество межэпителиальных лимфоцитов с зонами лизиса, обусловленное активацией лизосомальных ферментов, усугубляющих деструктивно-воспалительные изменения в слизистой оболочке, что связано с возможностью МЭЛ  в стимулированном состоянии изменять физико-химические свойства слизи, ограничивая функцию эпителиоцитов.

Следует отметить присутствие на всем протяжении в эпителии желудка и двенадцатиперстной кишки эозинофильных и нейтрофильных гранулоцитов, свидетельствующее об активности воспалительного процесса.

Наличие ассоциаций микроорганизмов сочеталось с выраженной инфильтрацией собственной пластинки слизистой оболочки обоих отделов желудка и двенадцатиперстной кишки, с повышением клеточной плотности более чем вдвое относительно нормы (р=0,0001, р=0,0001, р=0,0001), детей без определяемой микрофлоры (р=0,01, р=0,0001, р=0,0001), что могло приводить к нарушению регенерации и дифференцировки эпителиального пласта. В антральном отделе желудка она также превышала значения при вирусной (р=0,0001) и бактериальной персистенции (р=0,0001). При этом увеличение клеточной плотности инфильтрата происходило в основном за счет лимфоцитов, плазмоцитов, а также макрофагов, эозинофильных и нейтрофильных гранулоцитов, содержание которых было значительно выше, чем в неизмененной слизистой и у пациентов без микрофлоры, а плазмоцитов и полиморфноядерных гранулоцитов – и  у больных с вирусами. Максимальное содержание клеток с агрессивным потенциалом может способствовать нарушению структуры желудочных ямочек, ворсинок и крипт дуоденальной слизистой, их дистрофии, сужению ямочного слоя и количества крипт на ворсинку в двенадцатиперстной кишке с секреторной дисфункцией желез и тенденцией к развитию атрофии.

  Таким образом, у детей с хроническим гастродуоденитом при наличии ассоциаций вирусов и Helicobacter pylori имел место выраженный глубокий воспалительно-дистрофический процесс в слизистой оболочке желудка и двенадцатиперстной кишки, который распространялся на структуры, ответственные за ее протективные свойства, что может способствовать длительной персистенции микроорганизмов, усугубляющей в свою очередь тяжесть течения заболевания. 

Впервые у детей с хроническим гастродуоденитом в присутствии вирусов (3-я группа больных) выявлена неоднородность степени выраженности воспалительного процесса в различных отделах слизистой оболочки с преобладанием его в двенадцатиперстной кишке и фундальном отделе. Несмотря на то, что в слизистой желудка в 100% случаев имели место поверхностные изменения, в фундальном отделе отмечались сильная и средняя степень активности воспалительной реакции в и более чем в половине случаев – у 3 (25%) и 7 из 12 (58%) человек, в то время как в антруме, в большинстве наблюдений – у 11 (92%) детей, она была слабой. В дуоденальной слизистой оболочке нарушения были максимальными. Ее диффузные изменения регистрировались у 9 из 12 (75%) больных и сочетались с сильной и средней степенью активности патологического процесса – у 5 (42%) и 7 (58%) пациентов, что было достоверно чаще, чем при отсутствии микрофлоры и при наличии Н.р.-инфекции (р=0,001, р=0,010, р=0,0001, р=0,0001).

Необходимо отметить, что признаки атрофии слабой степени в дуоденальной слизистой оболочке определялись в 5 раз чаще, чем при бактериальной обсемененности (р=0,029), что может указывать на особенности локализации и течения воспалительного процесса при вирусной персистенции у пациентов 3-ей группы.

Наряду с этим при хроническом гастродуодените у детей в присутствии вирусов, по данным морфометрического анализа, наблюдались дистрофические изменения слизистой. Так, в дуоденальном эпителии выявлено достоверное снижение относительно нормы содержания высокоспециализированных бокаловидных клеток в ворсинках (р=0,037), криптах (р=0,020) и клеток Панета (р=0,005). При этом в первом и последнем случаях их было значительно больше, чем при наличии Н.р. (р=0,020, р=0,045), что может свидетельствовать о меньшей выраженности нарушений слизеобразования и трофической функции эпителия двенадцатиперстной кишки у данных пациентов.

В то же время воспалительные изменения у больных с вирусной персистенцией характеризовались умеренной степенью выраженности клеточной инфильтрации, уступая таковым у наблюдаемых с ассоциациями микрофлоры. Так, содержание МЭЛ в покровном эпителии на протяжении желудка и ямочном в фундальном его отделе, а также эпителии ворсинок двенадцатиперстной кишки было значительно меньше, чем у детей с вирусно-бактериальной персистенцией (р=0,047, р=0,015, р=0,0001, р=0,025), однако среди них отчетливо преобладали клетки с зонами лизиса.

У данных больных отчетливо реже, чем при ассоциациях микроорганизмов определялось содержание фагоцитирующих клеток – в основном эозинофильных гранулоцитов, как в покровно-ямочном эпителии фундального отдела желудка (р=0,002, р=0,001), покровном эпителии антрума (р=0,0001), так и в ворсинках и криптах двенадцатиперстной кишки (р=0,0001, р=0,024).

В собственной пластинке слизистой оболочки антрального отдела желудка и ворсинок двенадцатиперстной кишки преобладала умеренная клеточная плотность инфильтрата, более низкая, чем во 2-ой и 4-ой группах (р=0,0001, р=0,0001, р=0,0001, р=0,0001), в основном за счет меньшего количества плазмоцитов, эозинофильных и нейтрофильных гранулоцитов, что указывает на вовлечение в патологический процесс гуморального звена иммунной реакции и снижение его активности.

Впервые у детей с хроническим гастродуоденитом установлены различия выраженности воспаления в зависимости от группы выявляемых вирусов. Так, в присутствии герпес-вирусов в слизистой оболочке фундального отдела желудка и двенадцатиперстной кишки поверхностные изменения регистрировались у 11 из (69%) и 13 из 16 (81%) детей (р=0,032, р=0,029 по сравнению с ВПЧ). В то же время в антральном отделе отмечались сильная степень активности воспаления у 7 из 16 (44%) обследованных (р=0,037 с ВПЧ), а также тканевый иммунный ответ в виде присутствия лимфоидных фолликулов, в том числе без мантии, расположенных близко к эпителиальному пласту с явлением хоуминга лимфоцитов у 11 из 12 (92%) пациентов (р=0,027).

Для наличия вирусов папилломы человека были характерны иные нарушения. Так, воспалительный процесс в слизистой оболочке фундального отдела желудка и двенадцатиперстной кишке имел диффузный характер у 12 (75%) и 10 из 16 (62%) наблюдаемых (р=0,032, р=0,029), сочетаясь со слабой степенью активности патологического процесса в антруме – у 8 (50%) больных (р=0,002). При этом в дуоденальной слизистой оболочке определялись эктопия крипт и дистопия дуоденальных желез у 10 из 12 (83%) обследованных (р=0,036, р=0,012). Следует отметить, что в присутствии ВПЧ достоверно чаще имели место дистрофические изменения эпителия последних (р=0,003).

Данные морфометрии также указывали на различную локализацию воспалительного процесса у детей с хроническим гастродуоденитом, в зависимости от группы вирусов. Так, при выявлении вирусов герпеса, по сравнению с пациентами, имеющими ВПЧ, регистрировались увеличение инфильтрации покровного эпителия слизистой оболочки обоих отделов желудка МЭЛ (р=0,035, р=0,0001) с присутствием активированных лимфоцитов с зонами лизиса (р=0,0001, р=0,0001), а также повышение  клеточной плотности инфильтрата собственной пластинки в антральном отделе (р=0,0001).

При вирусах папилломы человека максимальные воспалительные изменения выявлялись в дуоденальной слизистой оболочке. Так, в эпителии ворсин наблюдалось увеличение инфильтрации МЭЛ, в том числе с зонами лизиса (р=0,039, р=0,00001). Наряду с этим в нем и эпителии крипт в достоверно большем количестве присутствовали МЭЭ (р=0,0001, р=0,006). Высокое содержание эозинофильных гранулоцитов определялось и в собственной пластинке ворсинок и крипт (р=0,0001, р=0,031). У данных больных имели место выраженные нарушения защитных факторов слизистой кишки с минимальным количеством в ней бокаловидных клеток и клеток Панета (р=0,035, р=0,002), что с одной стороны нарушает слизеобразование, а с другой – трофическую функцию слизистой, направленную на пролиферацию эпителия. Следовательно, присутствие ВПЧ может оказывать влияние на основные линии защиты слизистой оболочки.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод о различной топике воспалительных и дистрофических изменений в гастродуоденальной слизистой, наиболее выраженных в антральном отделе желудка при наличии герпес-вирусов и в фундальном и двенадцатиперстной кишке, при вирусах папилломы человека, что согласуется с наибольшей частотой обнаружения данных микроорганизмов в нашем исследовании в указанных областях. 

У больных хроническим гастродуоденитом при наличии Н.р.-инфекции по данным морфологии воспалительные изменения преобладали в антральном отделе желудка и были менее выражены, чем при ассоциации бактерий с вирусными агентами, но более – относительно присутствия исключительно вирусной персистенции. Так, средняя степень нейтрофильной инфильтрации, а также лимфоидные узелки отмечались в слизистой оболочке у 10 (42%) и 7 из 24 (58%) больных, что было реже, чем во 2-ой группе (р=0,020, р=0,0001), но чаще, чем в 3-ей (р=0,059, р=0,005), при этом последние имели выраженную мантию.

Морфометрически у больных с Н.р. персистенцией воспалительные и дистрофические изменения максимально регистрировались в антральном отделе желудка и менее выражено – в двенадцатиперстной кишке. Так, содержание МЭЛ в покровном эпителии антрума и эпителии ворсинок было выше, чем при вирусной персистенции (р=0,050, р=0,002),  однако для них не было характерно наличие активированных лимфоцитов с зонами лизиса, что может быть связано с преимущественной активацией гуморального звена иммунной реакции при хронической бактериальной инфекции. 

У данных пациентов следует отметить присутствие клеток с агрессивным потенциалом, определяющих активность воспаления в эпителии слизистой оболочки гастродуоденальной области. В антральном отделе процентное содержание МЭЭ  в покровном эпителии достоверно превышало таковое в 1-ой и 3-ей группах больных (р=0,0001, р=0,0001), но не отличалось от 2-ой, а число МЭН было больше, чем у наблюдаемых без изучаемой микрофлоры (р=0,002). В двенадцатиперстной кишке также наблюдалось их отчетливое увеличение с повышением МЭЭ в эпителии ворсинок и крипт по сравнению с пациентами с вирусами (р=0,0001, р=0,024) и содержания МЭН в первом относительно детей с ассоциациями микрофлоры (р=0,006). Это могло способствовать развитию дистрофии со снижением компенсаторных возможностей восстановления слизистой.

Действительно, в эпителии ворсинок и крипт определялось значительное уменьшение содержания высокоспециализированных клеток – бокаловидных и клеток Панета по сравнению с неизмененной слизистой (р=0,0001, р=0,022, р=0,0001) и у больных 1-ой группы (р=0,008, р=0,021, р=0,0001), а для первых и ацидофильных энтероцитов и относительно наблюдаемых с вирусами (р=0,020, р=0,045), что может указывать на снижение бактерицидной и трофической функции кишки при Н.р.-инфицировании.

У детей с бактериальным обсеменением отмечалась максимальная клеточная плотность инфильтрата в собственной пластинке слизистой оболочки антрального отдела желудка по сравнению со всеми другими группами наблюдаемых (р=0,0001, р=0,012, р=0,0001). В двенадцатиперстной кишке плотность инфильтрата ворсинок была выше, чем у детей с вирусами (р=0,0001), а межкриптального пространства – ниже, чем при вирусно-бактериальной микрофлоре (р=0,008). Следует подчеркнуть, что ее повышение во всех отделах гастродуоденальной слизистой оболочки происходило с отчетливым увеличением по сравнению с больными с вирусной персистенцией содержания плазмоцитов (р=0,007, р=0,0001, р=0,023), а также эозинофильных и нейтрофильных гранулоцитов в отделах желудка и ворсинках двенадцатиперстной кишки, свидетельствующих об активности воспалительного процесса (р=0,0001 – р=0,01). Только в этой группе больных выявлялось повышенное содержание в инфильтрате антрального отдела желудка фиброцитов, достоверно превышающее таковое как в неизмененной слизистой, так и у других групп обследованных (р=0,0001, р=0,001, р=0,001, р=0,005), которое может способствовать развитию фиброза и приводить к развитию атрофических изменений слизистой оболочки.

Следовательно, у детей с хроническим гастродуоденитом при бактериальной, вирусной персистенции и их ассоциациях установлена разная локализация и выраженность патологического процесса с наличием характерных морфологических признаков.

Впервые у данных больных при различном составе микрофлоры желудка и двенадцатиперстной кишки установлены нарушения цитокинового профиля – ФНО-, -ИФН и ИЛ-2 в желудочном соке.

Так, при вирусно-бактериальной и вирусной персистенции в желудке и двенадцатиперстной кишке выявлены максимальные значения ФНО- в данном секрете, равные 112,77±16,54 пг/мл и 86,61±7,53 пг/мл при норме 0,99±0,27 пг/мл (р=0,00003, р=0,0005) и отсутствии изучаемой микрофлоры – 48,86±10,34 пг/мл (р=0,007, р=0,01).  При Н.р.-инфекции он был также выше, чем у здоровых (р=0,0003), но ниже, чем при смешанном и вирусном инфицировании – 64,94±5,82 пг/мл (р=0,043 и р=0,004). Что касается изменений данного цитокина в сыворотке крови у детей с хроническим гастродуоденитом, то его значения были отчетливо повышены независимо от наличия и состава микрофлоры.

Известно, что микробы стимулируют Т-лимфоциты с образованием - интерферона. Действительно, у детей 2-ой, 3-ей и 4-ой групп его содержание в желудочном соке повышалось по сравнению с нормой - 21,73±6,55 пг/мл и наблюдаемыми при отсутствии микрофлоры - 26,88±6,19 пг/мл, составляя соответственно 49,89±6,39 пг/мл (р=0,008, р=0,012), 60,79±12,94 пг/мл (р=0,015, р=0,019) и  73,75±5,25 пг/мл (р=0,00002, р=0,00004). Противоположная направленность изменений ИНФ- имела место в сыворотке крови. При смешанной вирусно-бактериальной персистенции содержание цитокина не отличалось от нормы и составляло 100,76±15,44 пг/мл против 132,36±5,15 пг/мл. Напротив, при наличии вирусов его уровень был самым низким – 42,09±5,53 пг/мл как относительно такового у детей без гастродуоденита (р=0,00004), так и с его наличием при отсутствии микроорганизмов (р=0,001), а также с их ассоциациями (р=0,009) и хеликобактерной  инфекцией, где он равнялся 76,67±10,47 пг/мл (р=0,003).

Одним из факторов, регулирующих изменения ФНО- и ИНФ- является интерлейкин-2. При вирусной и бактериальной персистенции установлено отчетливое уменьшение его величины в обеих средах. Так, при наличии ассоциаций микроорганизмов данный показатель на местном уровне составлял 8,78±0,76 пг/мл, вирусов – 8,49±1,30 пг/мл и при Н.р. – 7,64±1,17 пг/мл и был отчетливо меньше, чем в норме - 15,69±0,47 пг/мл (р=0,000001, р=0,00002, р=0,017) и у больных без изучаемой микрофлоры - 13,54±1,44 пг/мл (р=0,003, р=0,000004, р=0,0002). Это свидетельствует о минимальных его значениях в желудочном соке при выявлении в гастродуоденальной области вирусов и/или бактерий, что может быть связано со снижением реактивности организма при воздействии инфекционных агентов независимо от их состава.

Изменения данного цитокина в сыворотке крови имели разнонаправленный характер. Так, при ассоциациях микрофлоры и при исключительно вирусной персистенции его значения были минимальными – 3,14±0,21 пг/мл и 3,69±0,47 пг/мл, что было существенно ниже, чем у здоровых – 12,17±0,43 пг/мл (р=0,000002, р=0,000002) и пациентов в отсутствии микроорганизмов - 11,72±1,18 пг/мл (р=0,00001, р=0,00004). При хеликобактериозе его уровень был значительно выше, чем при наличии ассоциаций и вирусов (р=0,006, р=0,039). Низкие значения ИЛ-2 на организменном уровне, наблюдающиеся при наличии вирусов, по-видимому, указывают на недостаточность Т-клеточного звена иммунитета, связанную с длительной их персистенцией. 

Таким образом, у детей с хроническим гастродуоденитом, установленные изменения цитокинового статуса позволяют предположить наличие инфекционной составляющей. При этом определялось повышение ФНО- и снижение ИЛ-2 как в желудочном соке, так и крови, взаимосвязанное с присутствием вирусной и/или бактериальной персистенции, а также дисбаланс ИНФ-, проявляющийся его увеличением в секрете желудка независимо от состава микробного пейзажа и уменьшении в сыворотке крови при вирусах. Следует отметить, что наиболее выраженные нарушения цитокинов регистрировались в желудочном соке, в непосредственной близости к воспалительному процессу.

Впервые при хроническом гастродуодените при выявлении вирусных агентов показан повышенный уровень показателя активации клеточного иммунитета –  неоптерина в желудочном соке и сыворотке крови.

Установлено, что при наличии вирусно-бактериальных ассоциаций или только вирусов его содержание в желудочном соке было максимальным и составляло 44,56±11,95 нмоль/л и 41,55±13,57 нмоль/л, достоверно отличаясь от нормы - 11,00±3,54 нмоль/л (р=0,016, р=0,08) и больных без изучаемой микрофлоры - 11,46±3,17 нмоль/л (р=0,01, р=0,0007). В то время как при Н.р. имели место нормальные цифры неоптерина, отчетливо меньшие по сравнению со 2-ой и 3-ей группами (р=0,001, р=0,003). Полученные данные подтверждают его возможность характеризовать состояние иммунной защиты организма при патологии, обусловленной вирусами.

Следует отметить, что аналогичные нарушения определялись и в сыворотке крови. Так, при выявлении вирусов в ассоциациях значение неоптерина составляли соответственно 24,26±6,86 нмоль/л и 22,98±5,66 нмоль/л и были значительно выше таковых у здоровых детей - 5,35±0,69 нмоль/л (р=0,024, р=0,014) и больных без микрофлоры - 8,26±1,98 нмоль/л (р=0,030, р=0,035), а также пациентов с Н.р.-инфекцией (р=0,0002, р=0,002).

Повышение содержания неоптерина в биологических жидкостях было характерно для больных при наличии вирусов папилломы человека 16, 18 типов. Так, его значение при ВПЧ в желудочном соке и сыворотке крови составляло 37,86±7,63 нмоль/л и 41,02±8,56 нмоль/л и достоверно отличалось от такового при герпес-вирусах (р=0,0002, р=0,0044). Определение неоптерина в этих средах может служить критерием наличия в гастродуоденальной области вирусов папилломы 16, 18 типов. 

Учитывая присутствие у детей с хроническим гастродуоденитом микробиологических изменений и связанных с ними морфофункциональных и иммунологических нарушений, представлялась важной оценка их динамики на фоне комплексного лечения с одновременным воздействием на все представленные выше звенья.

С этой целью у 22-х пациентов с наличием вирусов (ВПЧ – у 50%, ВПГ – у 23%, ЦМВ – у 32% детей) было проведено комплексное лечение, включающее прием аргинил-альфа-аспартил-лизил-валил-тирозил-аргинина (имунофана) по 1 мл внутримышечно 1 раз в день ежедневно в течение 10 дней, затем через 2 дня на 3-й еще 10 инъекций (общая продолжительнось курса – 1 месяц 10 дней), мангиферина (алпизарина) по 100 мг (детям до 12 лет) или по 200 мг (старше 12 лет) 3 раза в сутки в течение 3 недель и де-нола в возрастной дозировке на тот же срок, а при выявлении ассоциаций с Н.р. к терапии подключался нифурател (макмирор) по 15 мг/кг массы тела 2 раза в день в течение 14 дней. Наряду с этим больные соблюдали диету, по показаниям им назначались симптоматические препараты.

Впервые получены данные о динамике клинических, морфологических и иммунологических показателей на фоне комплексной терапии хронического гастродуоденита у детей, с включением антимикробных и иммуномодулирующих препаратов.

Выявлено, что через 1,5 месяца от начала терапии отмечена элиминация вирусов, определявшаяся у 16 (73%) человек. При сохранявшейся вирусной персистенции у 4-х детей выявлялись  ЦМВ и одинаково – у одного ребенка – ВПГ и ВПЧ. Необходимо отметить, что Н.р.-инфекция по-прежнему имела место у 13 из 22 (59%) пациентов.

В эти сроки у всех больных установлены отчетливые положительные клинические изменения в виде снижения выраженности болевого синдрома (р=0,0001), пальпаторной болезненности – у 64% наблюдаемых (р=0,0001), частоты диспептических проявлений в виде отрыжки и тошноты (р=0,045). Следует отметить восстановление аппетита и нормализацию стула  в 45% и 64% случаев (р=0,045, р=0,033). 

На фоне лечения установлена позитивная эндоскопическая динамика, с уменьшением частоты признаков неспецифического воспаления гастродуоденальной слизистой и сохранением гиперемии и отека лишь у 32% больных в фундальном отделе желудка, у 36% - в антральном и 9% - в луковице двенадцатиперстной кишки (р=0,001, р=0,014, р=0,001), при этом у большинства пациентов воспаление перешло в экссудативную форму, с уменьшением отека слизистой оболочки двенадцатиперстной кишки и восстановлением ее рельефа.

Наряду с этим, отмечалась выраженное улучшение воспалительных признаков гастродуоденальной слизистой оболочки, с уменьшением глубины воспаления и сохранением диффузного процесса только у 1 (5%) ребенка в обоих отделах желудка (р=0,045, р=0,009) и 4 (19%) – в двенадцатиперстной кишке (р=0,025). У всех пациентов не определялась нейтрофильная инфильтрация в фундальной слизистой (р=0,048), а в антродуоденальной области наблюдалось снижение активности воспаления до слабой степени (р=0,045, р=0,032).

После проведенной терапии выявлялось значительное уменьшение содержания ФНО- и ИЛ-2 в изучаемых средах, хотя восстановление не было достигнуто. При этом имело место достоверное снижение первого по сравнению с исходным до 71,03±9,78 пг/мл (р=0,048) в желудочном соке и до 56,73±14,73 пг/мл (р=0,01) в сыворотке крови, а также повышение второго  на местном уровне до 11,00±1,10 пг/мл (р=0,036). Вышеизложенное может свидетельствовать о необходимости назначения более длительного курса иммуномодулирующих препаратов для полной нормализации цитокинового профиля. 

Наиболее выраженно после проведенной схемы лечения снизился уровень неоптерина до 10,14±3,05 нмоль/л в желудочном соке и 3,16±0,65 нмоль/л в крови (р=0,004, р=0,004), достигнув тем самым нормальных значений, что дает основание рассматривать данный показатель в качестве диагностического критерия присутствия вирусной, прежде всего ВПЧ персистенции.

Следовательно, у детей с хроническим гастродуоденитом при наличии вирусной и вирусно-бактериальной микрофлоры в желудке и двенадцатиперстной кишке, получивших комплексное лечение с включением препаратов противомикробного и иммуномодулирующего действий, выявлена отчетливая положительная динамика показателей состояния слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки с элиминацией вирусов в 73% случаев, уменьшением болевого абдоминального и диспептического синдромов,  воспалительной реакции, с переходом из эритематозно-экссудативной в экссудативную форму, восстановлением рельефа двенадцатиперстной кишки, уменьшением глубины поражения гастродуоденальной слизистой, степени ее нейтрофильной инфильтрации, а также улучшением иммунных показателей с достоверным снижением уровня ФНО- в биологических жидкостях, повышением ИЛ-2 в желудочном секрете и нормализацией содержания неоптерина.

Следует отметить, что наиболее значимое улучшение наблюдалось у детей с элиминацией вирусов, чем у пациентов, у которых они по-прежнему определялись. Так, на фоне терапии исчезновение жалоб на боль в эпигастрии отмечалось соответственно в 69% и 17% случаев (р=0,054). У детей с отсутствием вирусов после лечения эритематозно-экссудативное воспаление перешло в экссудативное – у 79% человек в фундальном, 75% - в антральном отделах желудка и у 100% в двенадцатиперстной кишке, тогда как при сохраняющейся персистенции – лишь в 20%, 0% и 33% соответственно (р=0,038, р=0,009, р=0,038). Только у больных с элиминацией вирусных агентов наблюдалось восстановление рельефа дуоденальной слизистой (р=0,003, р=0,045), а также уменьшение глубины воспаления в антродуоденальной области, с переходом его от диффузного к поверхностному у 53% человек (р=0,046). У большинства детей с хроническим гастродуоденитом без вирусных агентов на фоне терапии установленное наиболее выраженное снижение частоты клинических и морфологических показателей заболевания может указывать на роль вирусных агентов в течении данного патологического процесса.

Таким образом, при хроническом гастродуодените у детей клинические, морфологические и иммунные нарушения были взаимосвязаны с наличием вирусов, Н.р. и их ассоциаций в желудке и двенадцатиперстной кишке. Патологические изменения гастродуоденальной слизистой оболочки, иммунологические показатели различались в присутствии вирусов герпеса и папилломы человека. Использование в составе комплексной терапии хронического гастродуоденита у детей при наличии вирусной персистенции препаратов противовирусного и иммуномодулирующего действий сопровождалось элиминацией вирусов в 73% случаев, положительной клинической и морфологической динамикой, с тенденцией к нормализации иммунного статуса, и являлось целесообразным и патогенетически обоснованным.

ВЫВОДЫ

1.        При хроническом гастродуодените у детей вирусы папилломы человека 16, 18 типов и герпеса (в 1/3 случаев – простого герпеса 1, 2 типов, а в 2/3 - цитомегаловируса) определяются одинаково часто – у 17% больных, выявляясь соответственно в ткани желудка в 19% и 43%, двенадцатиперстной кишки – в 48% и 14%, желудочном соке – в 33% и 43% наблюдений. При этом в дуоденальной слизистой оболочке чаще отмечались папиллома-вирусы, чем представители герпес-вирусов.

2.        Для детей с хроническим гастродуоденитом при вирусной персистенции характерны болезненность в мезогастральной области, эритематозно-экссудативное воспаление в слизистой оболочке желудка и двенадцатиперстной кишки, лимфоцитарная инфильтрация с присутствием МЭЛ с зонами лизиса в покровном эпителии и лимфоидных фолликулов без мантии в собственной пластинке. У данных пациентов наиболее часто наблюдаются полипы желудка. При наличии вирусов папилломы человека отмечаются диффузная воспалительная реакция, преимущественно в фундальном отделе желудка, двенадцатиперстной кишке, а также явления дистрофии дуоденальных желез. При герпес-вирусах активность процесса регистрируется в антральном отделе.

3.        При хроническом гастродуодените, ассоциированном с Helicobacter pylori, наиболее отчетливые поверхностные воспалительные изменения определяются в антродуоденальной области, с наличием узловатых изменений, МЭЭ и МЭН в покровном эпителии, максимальной клеточной плотности собственной пластинки слизистой оболочки, с увеличением количества плазмоцитов, нейтрофильных и эозинофильных гранулоцитов, лимфоидных узелков с мантией, а также уменьшением высоты эпителия ворсинок и крипт, низким содержанием бокаловидных клеток и клеток Панета, слабой ШИК-позитивной окраской эпителия дуоденальных желез.

4.        Присутствие вирусно-бактериальных ассоциаций у детей с хроническим гастродуоденитом сопровождалось наиболее значительными нарушениями на протяжении всей слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки с определением, диффузного воспаления средней и сильной степени активности со стертостью границ покровного эпителия, дезинтеграцией и полиморфизмом его ядер, а также деструкцией базальной мембраны, выраженной местной иммунной реакцией. Выявленные изменения сопровождаются максимальными проявлениями дистрофии со снижением высоты ворсин двенадцатиперстной кишки, количества крипт на ворсинку, содержания бокаловидных и ацидофильных клеток, а также ШИК-окрашивания покровно-ямочного эпителия желудка.

5.        У детей с хроническим гастродуоденитом в отсутствии изучаемых микроорганизмов более чем в половине случаев имеют место выраженные моторные нарушения, в виде дуодено-гастрального и гастро-эзофагеального рефлюксов с явлениями эзофагита I-II степени, сочетающиеся с неспецифическими воспалительными изменениями слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки поверхностного характера, слабой и средней степени клеточной, в основном лимфоплазмоцитарной инфильтрации собственной пластинки, затрагивающей структуры, ответственные за регенерацию и трофику, с повышением МЭЛ в ямочном и криптальном эпителии, минимальным уменьшением количества клеток Панета.

6.        При хроническом гастродуодените у детей выявляются нарушения иммунологических показателей с максимальными цифрами ФНО- в желудочном соке и низким содержанием ИЛ-2 в сыворотке крови при вирусной и смешанной персистенции, а также уменьшением -ИФН на организменном уровне при наличии вирусов. Высокие значения неоптерина в биологических жидкостях сопряжены с присутствием вирусов папилломы человека 16, 18 типов.

7.        Комплексная терапия детей с хроническим гастродуоденитом на фоне вирусной и смешанной персистенции в желудке и двенадцатиперстной кишке, включающая противомикробные и иммуномодулирующие препараты, способствовала клиническому, морфологическому улучшению в гастродуоденальной слизистой оболочке с тенденцией к нормализации иммунного статуса на фоне эффективной элиминации вирусов в 73% случаев, что может подтверждать их значение в течении патологического процесса.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1.        При хроническом гастродуодените у детей разработаны морфологические критерии присутствия вирусов в желудке и двенадцатиперстной кишке – инфильтрация покровного эпителия МЭЛ с зонами лизиса и наличие лимфоидных фолликулов без мантии в собственной пластинке слизистой оболочки.

2.        Предложен иммунологический маркер персистенции вирусов папилломы человека 16, 18 типов в желудке и двенадцатиперстной кишке у детей с хроническим гастродуоденитом – повышение содержания неоптерина в желудочном соке и сыворотке крови.

3.        Использование в комплексном лечении детей с хроническим гастродуоденитом, ассоциированным с вирусами или их сочетанием с Н.р., противовирусных и иммуномодулирующих препаратов, позволяет ликвидировать клинические проявления, улучшить морфологическое состояние слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки, иммунный статус организма на фоне элиминации микроорганизмов. 

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Жукова, Е.А. Микрофлора желудка и двенадцатиперстной кишки у детей с хроническим гастродуоденитом / Е.А. Жукова, Т.А. Видманова, Н.Ю. Канькова, Е.В. Ермолина // Российский журнал Гастроэнтерологии, Гепатологии, Колопроктологии.  – Приложение № 38: материалы ХVII Российской гастроэнтерологической недели (Москва, 10-12 октября 2011 г.). – 2011. – Т. XXI, № 5. – С. 118.
  2. Жукова, Е.А. Взаимосвязь микрофлоры с активностью воспалительного процесса слизистой оболочки желудка у детей с хроническим гастродуоденитом / Е.А. Жукова, Т.А. Видманова, Н.Ю. Канькова, Е.В. Ермолина, П.П. Потехин // Российский журнал Гастроэнтерологии, Гепатологии, Колопроктологии.  – Приложение № 38: материалы ХVII Российской гастроэнтерологической недели (Москва, 10-12 октября 2011 г.). – 2011. – Т. XXI, № 5. – С. 118.
  3. Жукова, Е.А. Взаимосвязь уровня неоптерина в желудочном соке и микрофлоры в секрете и слизистой оболочке желудка у детей с хроническим гастродуоденитом / Е.А. Жукова, Н.Ю. Канькова, И.В. Маянская, Т.А. Видманова // Материалы XXXVIII сессии ЦНИИ Гастроэнтерологии XII съезда Научного общества гастроэнтерологов России «Классическая и прикладная гастроэнтерология» (Москва, 1-2 марта 2012 г.) – С. 14.
  4. Жукова, Е.А. Нарушение уровня ИЛ-2 в желудочном соке и состав микрофлоры в секрете и слизистой оболочке желудка у детей с хроническим гастродуоденитом / Е.А. Жукова, Н.Ю. Канькова, И.В. Маянская, Т.А. Видманова // Материалы XIX Конгресса детских гастроэнтерологов России и стран СНГ "Актуальные проблемы абдоминальной патологии у детей", (Москва, 13-15 марта 2012 г.). – С. 120-121.
  5. Жукова, Е.А. Взаимосвязь микрофлоры с особенностями воспалительного процесса слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки у детей с хроническим гастродуоденитом / Е.А. Жукова, Н.Ю. Канькова, Т.А. Видманова, И.В. Маянская, Н.Ю. Широкова, Е.В. Ермолина // Вопросы диагностики в педиатрии. 2012. Т. 4, № 1. С. 36-40.
  6. Жукова, Е.А. Взаимосвязь состава микрофлоры и показателей иммунитета у детей с хроническим гастродуоденитом / Е.А. Жукова, Н.Ю. Канькова, Е.И. Шабунина, Т.А. Видманова, И.В. Маянская, Е.В. Ермолина // Врач-аспирант. 2012. - № 5.3 (54) С. 450-459.
  7. Канькова, Н.Ю. Динамика клинико-морфологических и микробиологических изменений при хроническом гастродуодените у детей / Н.Ю. Канькова, Е.А. Жукова, Е.И. Шабунина, Т.А. Видманова, И.В. Маянская, Н.Ю. Широкова // Практическая медицина. 2012. - № 6 (61) С. 86-89.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ВПГ – вирусы простого герпеса

ВПЧ – вирусы папилломы человека

ДНК – дезоксирибонуклеиновая кислота

ИЛ-2 – интерлейкин 2        

ИНФ- – интерферон

МЭЛ – межэпителиальные лимфоциты

МЭН – межэпителиальные нейтрофилы

МЭЭ – межэпителиальные эозинофилы

ФНО- – фактор некроза опухоли

ЦМВ – цитомегаловирус

Н.р. – Helicobacter pylori






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.