WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Ганович Евгения Александровна

Расстройства когнитивно-мнестической и

аффективно-тревожной сфер

при вибрационной болезни у шахтеров Кузбасса

14.02.04 медицина труда

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата

медицинских наук

Новокузнецк 2012

Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Кемеровская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (г. Кемерово)

Научный руководитель:

Доктор медицинских наук, профессор

Семенихин Виктор Андреевич

Официальные оппоненты:

Филимонов Сергей Николаевич доктор медицинских наук, профессор, Государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «Новокузнецкий государственный институт усовершенствования врачей» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (г. Новокузнецк), проректор по учебной работе

Рослая Наталья Алексеевна – доктор медицинских наук, Федеральное бюджетное учреждение науки «Екатеринбургский медицинский научный центр профилактики и охраны здоровья рабочих промпредприятий» Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (г. Екатеринбург), руководитель отдела профпатологии и физиологии

Ведущая организация

Федеральное бюджетное учреждение науки «Новосибирский научно-исследовательский институт гигиены» Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (г. Новосибирск)

Защита диссертации состоится « ___ » _______________ 2012 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 001.056.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении «Научно-исследовательский институт комплексных проблем гигиены и профессиональных заболеваний» Сибирского отделения Российской академии медицинских наук (ФГБУ «НИИ КПГПЗ» СО РАМН) по адресу: 654041, Кемеровская область, г. Новокузнецк, ул. Кутузова, 23; телефон: (3843) 796-979, факс: (3843) 796-669, e-mail: zacharenkov@nvkz.kuzbass.net.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБУ «НИИ КПГПЗ» СО РАМН, а с авторефератом: на его официальном сайте (ni-kpg.ru), на сайте диссертационного совета Д 001.056.01 (nii-nk.ru) и на сайте ВАК (vak.ed.gov.ru).

Автореферат разослан « ___ » _______________2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета, д.м.н.                 Виблая И.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Развитие промышленности с широким внедрением в производственные процессы виброгенерирующих инструментов вызывает в настоящее время значительное увеличение случаев вибрационной болезни (ВБ), которая стала привлекать все большее внимание клиницистов и врачей, работающих в области гигиены труда (Онищенко Г.Г., 2010; Семенихин В.А., 2010; Бушманов А.Ю., 2011; Измеров Н.Ф., 2011).

В наши дни ВБ – одна из ведущих нозологических форм в структуре хронических профессиональных заболеваний. Лидируют по показателям заболеваемости ВБ угольная промышленность, цветная металлургия и машиностроение. Доля ВБ в общей структуре профессиональных заболеваний в этих отраслях составляет 15-19 % (Измеров Н.Ф., 2011).

Длительное воздействие вибрации на рецепторы вибрационной чувствительности создаёт условия для нарастания возбудимости соответствующих вышележащих центров (Потеряева Е.Л, 2007; Артамонова В.Г., 2008; Бабанов С.А., 2010). Под влиянием афферентной импульсации рефлекторно возникают реакции в нейронах спинного мозга, симпатических ганглиях, ретикулярной формации ствола головного мозга, лимбической системе. При ВБ могут нарушаться обычные соотношения во взаимодействии адрено- и холинореактивных структур головного мозга, приводящие к значительному повышению тонуса всей неспецифической восходящей активирующей ретикулярной формации. Холинергическая медиаторная система участвует в реализации мотивационных и эмоциональных поведенческих реакций (Гнездицкий В.В., 2004). Так, наряду с повышением экскреции адреналина и норадреналина у больных ВБ отмечается повышенное содержание в суточной моче их биологических предшественников – ДОФА и дофамина (Артамонова В.Г., 2004). Доказано, что дофаминергическая система, начинающаяся в структурах черной формации и вентрально-тегментарной области среднего мозга, иннервирует ассоциативную и лимбическую кору, участвуя в интегративной деятельности головного мозга (Гнездицкий В.В., 2004). Данные морфофункциональные изменения являются предпосылкой к развитию дисфункции когнитивно-мнестической и аффективно-тревожной сфер у пациентов с ВБ. Для верификации дефицита вышеописанных сфер нейропсихологическое исследование имеет существенные достоинства: оно даёт возможность оценить функциональное состояние большинства мозговых зон в норме и патологии, его методы являются неинвазивными, отсутствует необходимость значительных материальных затрат и специального оборудования, что существенно облегчает использование данного метода.

Диагностика дефицита когнитивно-мнестической и аффективно-тревож-ной сфер не ограничивается нейропсихологическими методиками. Рутинная электроэнцефалография (ЭЭГ) позволяет выявить патологическую медленноволновую активность - и -диапазона, свидетельствующую о снижении уровня функциональной активности групп нейронов. Вследствие этого отделы мозга работают на резонансных частотах, что ведет к ограничению возможностей включения нейронов в новую активность и возможность их реагирования на поступающие экзогенные стимулы (Зенков Л.Р., Ронкин М.А., 1997, 2000).

В исследовании, посвященном изучению оценки использования метода ЭЭГ в диагностике профессиональной патологии от воздействия физических факторов производственной среды (локальной вибрации, шума), были получены результаты, свидетельствующие об очаговых изменениях в височных отведениях справа, выявлялась дисфункция верхнестволовых структур, отмечалась межполушарная асимметрия по -ритму в височных отведениях справа (Картапольцева Н.В., Лахман О.Л., 2009). В ряде работ отмечено, что длительное воздействие локальной вибрации и шума на таламо-гипоталамические отделы нарушает регуляцию сосудистого тонуса, создавая тем самым благоприятные условия, для развития хронической ишемии мозга (Борзунова Ю.М., Самохвалова Г.Н., Чудинова О.А., 2009).

В ряде работ были получены данные, свидетельствующие о повышенном уровне враждебности и алекситимии у лиц с ВБ. По мере прогрессирования ВБ показатель установления алекситимии увеличивался: у больных с ВБ 2-й степени средний балл симптомов алекситимии выше, чем у больных с ВБ 1-й степени (Бабанов С.А., Воробьева Е.В., 2010).

Проблему верификации додементных расстройств трудно переоценить, поскольку такие больные имеют повышенный риск развития деменции в течение последующих 3-5 лет и нуждаются в проведении превентивной терапии.

Таким образом, вибрация приводит к неврозоподобным и психопатоподобным нарушениям психической деятельности, быстрой утомляемости, снижению трудоспособности, возникновению ипохондрии, появлению мыслей о собственном бессилии, к беспокойству и тревоге.

Несмотря на социальную значимость данной проблемы, вопросы диагностики, лечения и профилактики дисфункции когнитивно-мнестической и аффективно-тревожной сфер при ВБ остаются открытыми, что и определило актуальность настоящего исследования.

Цель исследования: выявить дисфункцию когнитивно-мнестической и аффективно-тревожной сфер у шахтеров Кузбасса с вибрационной болезнью различной степени выраженности с последующей разработкой ранних диагностических критериев и комплекса реабилитационных мероприятий.

Задачи исследования:

1.        Оценить функцию когнитивно-мнестической и аффективно-тревож-ной сфер у шахтеров Кузбасса с вибрационной болезнью различной степени выраженности.

2.        Исследовать особенности биоэлектрической активности мозга и церебральной гемодинамики у больных с вибрационной болезнью.

3.        На основании нейропсихологического исследования, спектрального анализа ЭЭГ, РЭГ, УЗДГ разработать алгоритм диагностики когнитивно-мнестических расстройств при вибрационной болезни, учитывая исходное состояние аффективной сферы.

4.        Оценить влияние цитофлавина в комплексе реабилитационных мероприятий на показатели нейропсихологического исследования когнитивно-мнестической и аффективно-тревожной сфер, церебральной и периферической гемодинамики у пациентов с диагнозом вибрационной болезни 1 степени и дефицитом когнитивно-мнестической сферы.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые:

- доказано наличие дисфункции когнитивно-мнестической и аффективно-тревожной сфер у шахтеров Кузбасса с вибрационной болезнью;

- выявлено, что выраженность дефицита когнитивно-мнестической сферы (от стадии умеренных когнитивных расстройств до деменции лёгкой степени) коррелирует со степенью выраженности вибрационной болезни;

- по результатам спектрального анализа ЭЭГ выявлен фокус медленноволновой активности 1- и 2-диапазонов в лобных отделах головного мозга в виде пиковых АЗМ во фронтополярных отведениях у пациентов с вибрационной болезнью;

- доказано, что внутривенное капельное введение цитофлавина в комплексе реабилитационных мероприятий оказывает положительное влияние на показатели нейропсихологического исследования когнитивно-мнестической и аффективно-тревожной сфер у шахтеров Кузбасса с вибрационной болезнью 1 степени и выявленным дефицитом когнитивно-мнестической сферы.

Практическая значимость. Определена роль комплексного обследования лиц виброопасных профессий, включающего нейропсихологические, функциональные, ультразвуковые методы. На основании полученных результатов разработан диагностический алгоритм верификации когнитивно-мнес-тического дефицита с учетом расстройств аффективно-тревожной сферы, разработаны комплексные реабилитационные мероприятия и методы оценки их эффективности. Пациентам с ВБ и дисфункцией когнитивно-мнес-тической, аффективно-тревожной сфер в качестве дополнительной методики в рамках реабилитационных мероприятий целесообразно внутривенное капельное введение цитофлавина. Вышеописанные методики были внедрены в практику работы ЗАО Санаторий «Томь-Усинский» (г. Мыски) (акт внедрения № 150 от 11.10. 2011 г.), Федерального бюджетного учреждения Центр реабилитации Фонда социального страхования РФ «Топаз» (г. Мыски) (акт внедрения № 02-14-1344 от 07.10. 2011 г.), ГБОУ ДПО «Новокузнецкий ГИУВ» Минсоцздравразвития РФ (г. Новокузнецк) (акт внедрения №538 от 11.11. 2011 г.), в учебный процесс кафедры профпатологии ГБОУ ВПО КемГМА (г. Кемерово) (акт внедрения №867 от 01.12. 2011 г.).

Апробация работы. Результаты исследования были доложены на VIII Всероссийском конгрессе «Профессия и здоровье» (г. Москва, 2009), научно-практической конференции «Мединтекс» (г. Кемерово, 2010), Всероссийской научно-практической конференции «Производственно обусловленные нарушения здоровья работников в современных условиях» (г. Шахты, 2010), IX Всероссийском конгрессе «Профессия и здоровье», где автор занял II место в конкурсе молодых ученых (г. Москва, 2010), юбилейной научно-практичес-кой конференции «Восстановительное лечение в кардиологии, неврологии и травматологии в условиях центров реабилитации» (г. Омск, 2010), Всероссийском конгрессе с международным участием «Психосоциальные факторы и внутренние болезни: состояние и перспективы» (г. Новосибирск, 2011), Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Связь заболевания с профессией с позиций доказательной медицины», где автор занял II место в конкурсе молодых ученых (г. Казань, 2011), X Всероссийском конгрессе «Профессия и здоровье» (г. Москва, 2011).

По теме диссертации оформлены три заявки на изобретение (регистрационный номер 2011120767 от 23.05. 2011 г.; регистрационный номер 2011121808 от 30.05. 2011 г.; регистрационный номер 2011124571 от 16.06. 2011г.).

Публикации. По материалам исследования опубликовано 14 научных работ, из них 4 статьи в рецензируемых научных журналах, включенных ВАК Министерства образования науки России в список изданий, рекомендуемых для опубликования основных научных результатов диссертации на соискание ученой степени доктора и кандидата наук.

Личный вклад автора заключается в планировании программы исследования, выборе и проведении методов исследования, определении объемов, в сборе, систематизации, обработке и анализе информации, применении методов нейропсихологического, нейрофизиологического, ультразвукового исследования, интерпретации результатов исследования.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Дефицит когнитивно-мнестической сферы определяется степенью выраженности патологического процесса вибрационной болезни. В нарушениях когнитивно-мнестической сферы доминирует дисфункция лобных отделов головного мозга.
  2. У шахтеров Кузбасса с вибрационной болезнью фокус медленноволновой активности -диапазона локализуется в лобных отделах головного мозга, что свидетельствует о дисфункции гипоталамо-диэнцефальных структур головного мозга.
  3. Эффективным способом профилактики и лечения дисфункции когнитивно-мнестической и аффективно-тревожной сфер, при вибрационной болезни, является применение цитофлавина в качестве дополнения к стандартным реабилитационным мероприятиям.

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 147 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов, результатов собственных исследований и их заключения, выводов, практических рекомендаций, приложения. Работа иллюстрирована 29 рисунками и 13 таблицами. Список литературы содержит 257 источников, из них 160 отечественных и 97 зарубежных авторов.

Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Кемеровская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации на базе Федерального бюджетного учреждения Центр реабилитации Фонда социального страхования Российской Федерации «Топаз» в рамках темы «Обоснование мероприятий по решению актуальных эпидемиологических и гигиенических проблем Кузбасса» (номер государственной регистрации темы 0120.0511051 от 2005.12.08 г.).

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе дан аналитический обзор литературы, посвященный исследованию аспектов дисфункции когнитивно-мнестической и аффективно-тревожной сфер при ВБ.

Во второй главе представлены характеристика объекта, программа исследования, используемые методы и материалы исследования.

Объектом настоящего исследования явился процесс формирования дисфункции когнитивно-мнестической и аффективно-тревожной сфер у шахтеров Кузбасса с верифицированным диагнозом вибрационной болезни различной степени выраженности.

Предмет исследования – дисфункция когнитивно-мнестической и аффективно-тревожной сфер у шахтеров Кузбасса с различной степенью выраженности ВБ.

Единицами наблюдения явились шахтеры Кузбасса с установленным диагнозом вибрационной болезни различной степени выраженности.

База исследования – Федеральное бюджетное учреждение Центр реабилитации Фонда социального страхования Российской Федерации «Топаз» (г. Мыски).

Исследование проводилось в 2 этапа.

На 1 этапе (2009-2010 гг.) изучались особенности когнитивно-мнести-ческой и аффективно-тревожной сфер у шахтеров Кузбасса с ВБ различной степени выраженности с помощью нейропсихологических методик, фоновой ЭЭГ, АЗМ 1- и 2-ритмов спектрального анализа ЭЭГ, РЭГ. В ходе первого этапа исследования проводилась интегральная оценка условий труда рабочих исследуемых профессиональных групп согласно заключениям профцентров.

Учитывая фактор производственной среды – вибрацию, было сформировано 2 группы – основная (ОГ) и группа сравнения (ГС). Основную группу составили ГРОЗ, проходчики, машинисты экскаватора. Уровни локальной вибрации в ОГ на рычагах управления (экскаваторов, бульдозеров, большегрузных автомобилей) превышают ПДУ в октавах 125 Гц и 250 Гц на 8-28 дБ, уровни общей вибрации на 9-34 дБ в октавах 2-63Гц. Группу сравнения составили 20 подземных электрослесарей, не имеющих контакта с производственной вибрацией. Основная группа была подразделена на 4 группы – группа риска (ГР), пациенты с диагнозом отдельные признаки воздействия вибрации (ОПВВ), группа с верифицированным диагнозом вибрационной болезни 1 степени (ВБ-1), группа пациентов с диагнозом вибрационной болезни 2 степени (ВБ-2). Больные ВБ-2 составили возрастную группу от 46 до 60 лет (средний возраст 54,4±3,23 года), больные ВБ-1 – группу от 45 до 59 лет (средний возраст составил 52,07±3,6 года). Возраст контингента с ОПВВ составил от 41 до 59 лет, средний возраст 51,55±4,89 лет. Пациенты, вошедшие в ГР, были в возрасте от 45 до 62 лет, средний возраст – 51,86±5,31 лет. Группу сравнения составили пациенты в возрасте от 50 до 59 лет (средний возраст составил 54,65±2,64 лет). Все группы были сопоставимы по полу, возрасту, социальному положению. Первые четыре группы – по стажу в контакте с виброгенной техникой (табл. 1).

Таблица 1

Интегральная оценка условий труда горнорабочих угольных предприятий Кузбасса основной группы и группы сравнения

Профессия

Класс условий труда по Р 2.2.2006-05

Общая

оценка

Факторы производственной

среды

Факторы трудового процесса

пыль

шум

вибрация

микроклимат

тяжесть труда

напряженность труда

Основная группа

ГРОЗ

3.3

3.2

3.2

3.1

3.2

3.3

3.4

Проходчик

3.4

3.3

3.4

3.1

3.3

3.2

3.4

Машинист экскаватора

3.1

3.1

3.3

3.1

3.1

3.2

3.3

Группа сравнения

Электрослесарь

3.1

3.2

3.1

3.2

Методы исследования. Нейропсихологическое тестирование пациентов проводилось по двум протоколам: протоколу, заполняемому врачом (шкала общего ухудшения, Mini Mental State Examination, Frontal Assessment Battery, Digit span, таблицы Шульте, тест рисования часов, корректурная проба Бурдона, память на образы, методика запоминания 10 слов), и протоколу, заполняемому пациентом (госпитальная шкала тревоги и депрессии, когнитивные неудачи, методика выделение существенного признака, шкала тревоги Спилбергера, методика Айзенка «EPI», вопросник для выявления признаков вегетативных изменений, шкала тревоги Шихана, методика САН). Для оценки биоэлектрической активности головного мозга, а также степени вовлечения в процесс срединных структур головного мозга всем пациентам проводились рутинная ЭЭГ, спектральный анализ 1- и 2-ритма, РЭГ. Регистрация РЭГ и ЭЭГ осуществлялась по стандартной методике наложения электродов (19 электродов для регистрации ЭЭГ, 4 электрода для регистрации РЭГ) с помощью Электроэнцефалографа-анализатора ЭЭГА – 21/26 «Энцефалан-131-03» (г. Таганрог). Для оценки составляющего компонента сосудистой дисфункции проводилось дуплексное сканирование брахицефальных сосудов, дуплексное сканирование правой плечевой артерии с нагрузочной пробой (проба с реактивной гиперемией) с помощью ультразвукового сканера Vivid S5 (General Electric, США).

На 2 этапе исследования (2010-2011 гг.) 60 пациентам с вибрационной болезнью 1 степени проводились реабилитационные мероприятия, согласно стандартам санаторно-курортного лечения (режим щадяще-тренирующий, спелеотерапия, общие лекарственные ванны с солью «Тонус» №10 через день, общая магнитотерапия №10 через день, электросон №10 ежедневно, ручной массаж на кисти рук и шейно-воротниковую зону №10). Пациенты были разделены на 2 группы численностью по 30 человек – основную (ОГ) и группу сравнения (ГС). В ОГ дополнительно назначалось внутривенное капельное введение цитофлавина (из расчета цитофлавин 20 мл на 200 мл 5% раствора глюкозы ежедневно №10).

Оценка эффективности реабилитационных мероприятий проводилась с помощью нейропсихологического исследования когнитивно-мнестической и аффективно-тревожной сфер, спектрального анализа ЭЭГ (АЗМ 1- и 2-диапазонов), РЭГ, дуплексного сканирования брахицефальных сосудов, ПРГ, ЭНМГ. ЭНМГ проводилась по общепринятой методике с помощью электронейромиографа Нейро-МВП «Нейрософт» (г. Иваново).

Статистическая компьютерная обработка материалов исследования. Проверка нормальности распределения вероятности количественных признаков с помощью критерия Колмогорова и критерия Шапиро-Уилки показала, что более 80% всех количественных признаков в группах сравнения не имели нормального распределения. Поэтому для сравнения центральных параметров групп использовались непараметрические методы: дисперсионный анализ Краскела-Уоллиса с ранговыми метками Вилкоксона и критерий Ван дер Вардена. Для всех количественных признаков в сравниваемых группах производилась оценка средних арифметических и среднеквадратических (стандартных) ошибок среднего. Эти дескриптивные статистики в тексте представлены как M±m, где М – среднее, а m – ошибка среднего. Исследование взаимосвязи межу парами дискретных качественных признаков проводилось с использованием анализа парных таблиц сопряжённости. Помимо оценок критерия Пирсона Хи-квадрат и достигнутого уровня статистической значимости этого критерия, вычислялись и оценки интенсивности связи анализируемых признаков с помощью V-критерия Крамера. Для анализа взаимосвязи между количественными признаками использовался корреляционный анализ с оценкой ранговых коэффициентов корреляции Спирмена.

В третьей главе дана оценка комплекса нейропсихологических исследований. По результатам суммарного балла методики Mini Mental State Examination (MMSE) были выявлены нарушения, соответствующие деменции лёгкой степени выраженности в группах ОПВВ (22,55±0,53 балла), ВБ-1 (22,93±0,56 балла), ВБ-2 (20,65±0,24 балла), а в ГР (23,5±0,63 балла) и ГС (27,05±0,26 балла) – умеренным когнитивным расстройствам (УКР), p<0,0001. Максимальное снижение показателей продуктивности внимания (методика таблиц Шульте и корректурная проба Бурдона) регистрировалось в группе ВБ-2, p<0,0001. Максимальное время работы с одной таблицей Шульте регистрировалось в группе ВБ-2 («Таблица №1» – 76,82±1,61 сек., «Таблица №2» – 80,35±1,26 сек., «Таблица №3» – 82,7±1,33 сек., «Таблица №4» – 84,25±1,22 сек., «Таблица №5» – 87,59±1,27 сек.), в ГС темп выполнения задания был значительно выше («Таблица №1» – 23,15±0,63 сек., «Таблица №2» – 56,85±0,92 сек., «Таблица №3» – 58,4±1,24 сек., «Таблица №4» – 59,35±0,85 сек., «Таблица №5» – 57,25±1,15 сек.), p<0,0001. Выполнение заданий сопровождалось в группе ВБ-2 трудной переключаемостью, низкой интенсивностью, неустойчивостью, слабой распределяемостью внимания. В группах ГР, ОПВВ, ВБ-1, ВБ-2 значительно увеличивалось время работы с последующим стимульным материалом, наблюдалась сложность концентрации внимания на задании (снижение предметности внимания). Оценив результаты корректурной пробы Бурдона, мы обнаружили, что показатель общей продуктивности внимания был ниже в группе ВБ-2 (1-я минута (мин.) –72,88±3,16 балла, 2-я мин. – 60,81±2,94 балла, 3-я мин. – 64,86±2,22 балла), чем в группе ОПВВ (1-я мин. – 96,01±8,11 баллов, 2-я мин. – 89,06±6,941 баллов, 3-я мин. – 96,18±9,06 баллов), p<0,05 и ГС (1-я мин. – 145,68±7,56 балла, 2-я мин. – 126,66±5,04 баллов, 3-я мин. – 112,66±4,75 баллов), p< 0,0001.

При оценке семантических связей более выраженные изменения отмечаются у пациентов группы с ВБ-2, что реализовывалось в выборе слов-характеристик далёкой периферии семантической матрицы понятий «Дерево» и «Зима» в соответствие с методикой выделения существенного признака. В группе ВБ-2 отмечается увеличение соотношения близкой (7,0 %, p<0,05) и далёкой периферии (88,8 %, p<0,05) активного выбора слов-характеристик семантической матрицы, что свидетельствует о нарушении селективности и устойчивости психических процессов как результат семантической дезорганизации интеллектуальной деятельности. В ГС отмечался более частый выбор пациентами слов-характеристик семантического ядра (65,0 %) и близкой периферии (35,0 %), p<0,0001.

Наиболее значимые изменения результатов батареи тестов для оценки лобной дисфункции (Frontal Assessment Battery – FAB) регистрировались в группе ВБ-1 и ВБ-2 по субтестам «концептуализация» (с заданием не справились в ВБ-1 29,6 %, в ВБ-2 – 43,8 % пациентов), «беглость речи» (с заданием справились в ВБ-1 7 %, в ВБ-2 – 8 % пациентов), «хватательный рефлекс» (отсутствие хватательного рефлекса отмечалось у пациентов ВБ-1 в 14,8 % случаев, ВБ-2 – 12,1 % пациентов). Данные показатели статистически значимо отличались от соответствующих значений ГР и ГС, p<0,05. С помощью таблиц сопряжённости (критерий Крамера) были выявлены относительно сильные отрицательные связи субтеста «концептуализация» FAB и определения семантической матрицы понятия «Дерево» (V=-0,75, p<0,05). Положительные статистические связи средней силы отмечались между определением семантической матрицы понятия «Зима» и степенью выраженности патологического процесса ВБ (V=0,49, p<0,0001), показателем субтеста «концептуализация» FAB и степенью выраженности патологического процесса ВБ (V=0,36, p<0,0001).

В основной группе было выявлено нарушение структуры перцептивной целенаправленной интеллектуальной деятельности, нарушение селективности психических процессов, а именно лёгкость возникновения побочных интеллектуальных стереотипов, ассоциаций. У пациентов основной группы были выявлены модально-неспецифические нарушения памяти с недостаточностью общих механизмов памяти (кодирования, консолидации следа памяти, воспроизведения). Наиболее низкие показатели как «прямого», так и «обратного» балла Digit span были зарегистрированы у лиц ВБ-2 («прямой» балл – 9,35±0,49), («обратный» балл – 12,72±0,45), данные показатели статистически значимо отличались от ГС («прямой» – 18,4±0,76 баллов, «обратный» – 23,15±0,63 балла), p<0,0001. Исследование методики запоминания 10 слов выявило уменьшение объёма оперативной памяти уже после первого предъявления стимульного материала, воспроизведение в группе ВБ-1 составило 1,74±0,16 слова, ВБ-2 – 1,22±0,12 слова, что статистически значимо отличалось от показателей ГР – 2,46±0,28 слова, p<0,005, и показателей ГС – 3,8±0,17 слова, p<0,0001. Исследование памяти зрительной модальности с помощью теста «память на образы» позволило выявить наиболее значимое снижение объёма вербальной памяти в ВБ-1 – 3,15±0,3 образа, что статистически значимо отличалось от показателей ГР – 4,65±0,4 образа, p<0,05. С помощью корреляционного анализа были выявлены сильные положительные статистические связи показателей «память на образы» и «запоминание 10 слов» (rсп=0,65, p<0,0001). Показатель память на образы находился в сильных отрицательных корреляционных связях с показателями таблиц Шульте (rсп=-0,61, p<0,0001).

В четвертой главе показаны результаты нейропсихологического исследования уровней тревожности и нейротизма. Повышенный уровень тревожности как устойчивой характеристики личности регистрировался у всех пациентов с ВБ. Так, в ГР средний балл личностной тревожности (ЛТ) составил 45,36±4,39 балла, ОПВВ – 44,15±3,21 балла, ВБ-1 – 40,33±3,28 балла, ВБ-2 – 38,21±2,14 балла, что статистически значимо отличалось от показателей ГС – 27,55±1,18 балла, p<0,0005. Показатель ЛТ ВБ-2 – 38,21±2,14 балла с меньшим уровнем значимости отличался от ГР – 45,36±4,39 балла, p<0,05. Выявлена тесная отрицательная корреляция показателей ЛТ и теста на запоминание 10 слов (rсп=-0,41, p<0,0001). В ГР он составил 61,18±4,3 балла, ОПВВ – 59,15±3,21 балла, ВБ-1 – 54,81±2,81 балла, ВБ-2 – 52,7±2,24 балла, что интерпретировалось как крайне высокий уровень тревоги как состояния и значительно выше показателей ЛТ в соответствующих группах. Показатели ситуационной тревожности (ТС) в ГР, ОПВВ, ВБ-1, ВБ-2 статистически значимо отличались от соответствующего показателя в ГС (27,45±2,79 балла), p<0,0001. Максимальный уровень «нейротизма» согласно методике Айзенка «EPI» был выявлен в группе ОПВВ и составил 17,05±0,67 балла. Данный показатель статистически значимо отличался от показателя ВБ-2 – 12,86±0,47 балла, p<0,05, и ГС – 7,8±0,75 балла, p<0,0001. Проводимый корреляционный анализ выявил средней силы обратную связь показателя «нейротизм» и среднего балла теста «запоминание 10 слов» (rсп=-0,33, p<0,0001) (табл. 2).

Таблица 2

Результаты нейропсихологического исследования уровня

тревожности и нейротизма (M±m)

Шкала, баллы

ГР

(n=20)

ОПВВ

(n=22)

ВБ-1

(n=27)

ВБ-2

(n=57)

ГС

(n=20)

Шкала тревоги Спилбергера

Личностная

тревожность

45,36±4,39*

44,15±3,21

40,33±3,28

38,21±2,14#

27,55±1,18*

Ситуационная тревожность

61,18±4,3*

59,15±3,21

54,81±2,81

52,7±2,24

27,45±2,79*

Методика Айзенка «EPI»

Нейротизм

15,5±0,98

17±0,67

14,11±0,83

12,86±0,47

7,8±0,76*

Госпитальная шкала тревоги и депрессии

Тревога

8,13±0,89

8,95±0,87

7±0,81

7,05±0,54

2,4±0,28*

Депрессия

4,91±0,51

3,95±0,34

4,56±0,39

4,91±0,26

1,1±0,18*

Примечание:

* – статистически значимые различия между ГС и ГР, ОПВВ, ВБ-1, ВБ-2 при p<0,0001;

# – статистически значимые различия между группами ВБ-2 и ГР при p<0,05.

Следовательно, черта ситуативной тревожности как реакции на стрессовую ситуацию более характерна для лиц виброопасных профессий, чем личностная предрасположенность субъекта к тревоге (ЛТ).

В пятой главе представлены результаты нейрофизиологического исследования. Анализ ЭЭГ показал, что в ОГ регистрировалось отчётливые изменения в виде уплощения, фрагментарности альфа-ритма, нарушения зональных особенностей основного ритма. На ЭЭГ доминировал ритм - и -диа-пазона. Максимальное значение амплитуды -волн было зарегистрировано в группе ВБ-1 (68,22±13,87 мкВ), данный показатель статистически значимо отличался от соответствующих показателей в ГР (50,27±5,67 мкВ) и ГС (41±3,53 мкВ), p<0,005. Пиковое значение мощности -ритма регистрировался у лиц ВБ-2 (266,11±24,76 мкВ), что статистически значимо отличалось от показателей мощности ГР (140,68±16,37 мкВ), ОПВВ (188,45±26,28 мкВ), ВБ-1 (170,63±38,58 мкВ), p<0,005 и ГС (60,15±5,15 мкВ), p<0,0001. Показатели мощности -ритма ГР, ОПВВ, ВБ-1 статистически значимо отличались от соответствующего показателя ГС, p<0,0001. Предельное значение индекса -ритма было зарегистрировано у пациентов ВБ-2 (71,25±3,56 %) и отличалось от соответствующего значения ВБ-1 (43,7±7,21 %) и ГС (36,05±3,41 %), p<0,001. Показатель индекса -ритма коррелировал со значением «прямого» балла Digit span (rсп=-0,29, p<0,005).

По результатам спектрального анализа ЭЭГ был выявлен фокус медленноволновой активности 1-диапазона в лобных отделах головного мозга (фронтополярные отведения) во всех подгруппах ОГ. В отведении «Fp2-A2» пиковое значение АЗМ 1-ритма регистрировалось у пациентов группы ВБ-1 (201,99±19,67 мкВ), данный показатель отличался от АЗМ ГР (126,31±26,11 мкВ), p<0,005 и ГС (41,09±5,73 мкВ), p<0,0001.

Пиковый показатель АЗМ в отведении «Fp1-A1» 1-ритма регистрировался в группе ВБ-2 (197,84±19,02 мкВ). Данный показатель статистически значимо отличался от соответствующего показателя в ГР (136,75±29,15 мкВ), p<0,005 и ГС (38,25±6,07 мкВ), p<0,0001 (рис.1).

Рис. 1. Показатели абсолютных значений мощности 1-ритма спектрального анализа ЭЭГ у пациентов основной группы и группы сравнения (p<0,0001)

Спектральный анализ 2-ритма выявил пиковое значение АЗМ в отведении «Fp2-A2» у лиц с ВБ-1 (57±14,91 мкВ). Данный показатель статистически значимо отличался от соответствующего показателя в ГР (32,45±8,7 мкВ), p < 0,05 и ГС (13,23±2,5мкВ), p < 0,005 (рис. 2).

Рис. 2. Показатели абсолютных значений мощности 2-ритма спектрального анализа ЭЭГ у пациентов основной группы и группы сравнения (p<0,0001)

Корреляционный анализ выявил тесные прямые связи показателя мощности -ритма со значением мощности спектрального анализа 1-ритма в левом и правом отведениях соответственно: «Fp1-A1» (rсп=0,5, p<0,0001), «Fp2-A2» (rсп=0,44, p<0,0001), а также показателями мощности спектрального анализа 2-ритма в левом отведении «Fp1-A1» (rсп=0,4, p<0,0001) и правом – «Fp2-A2» (rсп=0,38, p<0,0001). Дезорганизация и нарушение зональных особенностей -ритма фоновой ЭЭГ, выявленный фокус патологической медленноволновой активности -диапазона в лобных отделах головного мозга спектрального анализа ЭЭГ свидетельствуют о дисфункции лимбической системы и лобных ассоциативных зон головного мозга.

В шестой главе описаны результаты реабилитационных мероприятий. В основной группе (ОГ) после лечения отмечается значительно снижение уровня тревожности по шкале тревоги Шихана (до реабилитационных мероприятий показатель составил 45,2±2,7 балла, после – 24,83±1,81 балла, p<0,0001), улучшение показателей методики САН: «самочувствия» (до реабилитационных мероприятий показатель составил 37,2±1,63 балла, после – 57,97±1,18 балла, p<0,0001), «активности» (до реабилитационных мероприятий показатель составил 39,77±1,9 баллов, после – 53,07±1,2 балла, p<0,0001), «настроения» (до реабилитационных мероприятий показатель составил 44,6±2,07 балла, после – 55,3±1,25 балла, p<0,0001).

Улучшение показателя FAB отмечается и в ГС. Так, до лечения данный показатель составил 9,43±0,2 балла, после – 10,43±0,22 балла, p<0,05, однако в ОГ средний балл FAB до (9,07±0,25 балла) и после лечения (12,37±0,38 балла) имел более статистически значимые различия, p<0,0001.

Улучшение после проведения реабилитационных мероприятий было выявлено ОГ по показателям субтеста «беглость речи» (V=0,37, p<0,0001) и «динамический праксис» (V=0,43, p<0,0001) FAB, в ГС соответствующие показатели улучшились, достигая меньшего уровня статистической значимости («беглость речи» FAB – V=0,29, p<0,05), «динамический праксис» FAB (V=0,27, p<0,05).

У пациентов ОГ после проведенного лечения отмечается увеличение объема оперативной памяти как слуховой, так и зрительной модальности. В ОГ улучшилась также оперативная память слуховой модальности. До лечения показатели «прямого» балла (9,37±0,49) и «обратного» балла (14,13±0,64) методики Digit span были значительно ниже, чем после проведенного лечения («прямой» балл – 17,33±0,78), «обратный» балл – 23,4±0,78), p<0,0001.

В ОГ нейропсихологические показатели после проведенных реабилитационных мероприятий с высоким уровнем статистической значимости различались с исходными значениями.

В ГС после проведенного исследования только один показатель достигал статистической значимости в сравнении с исходным значением – суммарный балл FAB, p<0,005 (табл. 3).

Таблица 3

Результаты нейропсихологического исследования до и после комплексных реабилитационных мероприятий в основной группе (M±m)

Показатель,

в баллах

Основная группа

(n=30)

Достигнутый уровень статистической

значимости критерия Ван дер Вардена

Коэффициент

вариации,

до лечения/после

До

лечения

После

лечения

Госпитальная шкала тревоги и депрессии

«Тревога»

6,23±0,5

2,4±0,31

p<0,0001

44,32/70,57

«Депрессия»

3,5±0,3

2,1±0,21

p<0,005

47,3/55

Методика САН

«Самочувствие»

37,2±1,63

57,97±1,18

p<0,0001

23,97/11,21

«Активность»

39,77±1,9

53,07±1,23

p<0,0001

26,19/12,75

«Настроение»

44,6±2,07

55,3±1,25

p<0,0001

25,36/12,39

Суммарный балл

119,43±5,04

166,67±2,74

p<0,0001

23,13/9,01

Вопросник

для выявления

признаков вегетативных изменений

39,8±1,72

19,13±1,75

p<0,0001

23,71/50,36

Шкала тревоги Шихана

45,2±2,7

24,83±1,81

p<0,0001

32,79/39,96

Mini Mental State Examination

Средний балл

22,07±0,23

26,73±0,28

p<0,0001

5,69/5,8

Frontal Assessment Battery

Суммарный балл

9,07±0,25

12,37±0,38

p<0,0001

15,03/17,05

Digit span

«Прямой» балл

9,37±0,49

17,33±0,78

p<0,0001

28,66/24,86

«Обратный» балл

14,13±0,64

23,4±0,78

p<0,0001

24,84/18,15

До и после проводимых реабилитационных мероприятий как в ОГ, так и в ГС регистрировались показатели ЭЭГ, с последующим проведением спектрального анализа: сравнивались показатели АЗМ 1- и 2-ритмов. Пиковые значения АЗМ 1-ритма регистрировались как в ОГ, так и ГС во фронтополярных отведениях обоих полушарий головного мозга до проведения реабилитационных мероприятий. При этом данные показатели в ОГ и ГС не имели статистически значимых различий («Fp1-A1» – p=0,4, «Fp2-A2» – p=0,33). После проведенного курса реабилитационных мероприятий, включающих внутривенное капельное введение цитофлавина, в ОГ отмечалось значительное уменьшение показателя АЗМ 1-ритма во фронтополярных отведениях обоих полушарий головного мозга и 2-ритма в левых фронтополярных отведениях. Так, в ОГ показатель АЗМ 1-ритма до проведения реабилитационных мероприятий составил «Fp2-A2» – 249,24±35,59 мкВ, «Fp1-A1» – 250,47±33,17 мкВ, после реабилитации показатели АЗМ в соответствующих отведениях значительно снизились: «Fp2-A2» – 91,33±12,01 мкВ, «Fp1-A1» – 111,19±16,21 мкВ, p<0,0001 (рис. 3).

Примечание: * – статистически значимые различия p < 0,0001

Рис. 3. АЗМ спектрального анализа 1-ритма до и после реабилитационных мероприятий в основной группе

В ГС исходные показатели АЗМ 1-ритма также значимо были выше во фронтополярных отведениях («Fp2-A2» – 203,82±36,41 мкВ, «Fp1-A1» – 204,29±33,97 мкВ), однако соответствующие показатели АЗМ после проведения реабилитационных мероприятий не достигали уровня статистической значимости: «Fp2-A2», p=0,53 и «Fp1-A1», p=0,16.

Пиковое АЗМ 2-ритма в ОГ регистрировалось в левом фронтополярном отведении (52,95±6,56 мкВ) до проведения комплексных реабилитационных мероприятий, после реабилитации АЗМ значительно уменьшилось (37,83±4,98 мкВ), p<0,005 (рис. 4).

Примечание: * – статистически значимые различия p < 0,005

Рис. 4. АЗМ спектрального анализа 2-ритма до и после реабилитационных мероприятий в основной группе

В ГС различия между показателями АЗМ 2-ритма левого фронтополярного отведения до (54,79±13,97 мкВ) проведения реабилитационных мероприятий и после (45,16±9,09 мкВ) не достигала статистической значимости, p=0,44.

Следовательно, в ОГ, пациентам которой дополнительно к индивидуальному курсу реабилитационных мероприятий было назначено внутривенное введение цитофлавина, отмечается уменьшение спектральных мощностей выявленных фокусов медленноволновой активности -диапазона в лобных отделах головного мозга, что ассоциировалось с нормализацией церебральных функций. Комплексные реабилитационные мероприятия, дополнительно включающие внутривенное капельное введение цитофлавина, демонстрировали положительную динамику основных показателей ЭНМГ. Увеличились показатели площади М-ответа правого срединного и локтевого нервов, скорость распространения моторного возбуждения (СРВм) по правому срединному нерву, скорость распространения сенсорного возбуждения (СРВс) по правому срединному и локтевому нервам, уменьшился показатель латентности М-ответа правого локтевого нерва (рис. 5).

Рис. 5. Алгоритм диагностики когнитивно-мнестических расстройств при вибрационной болезни

Показатели ПРГ и РЭГ после проведенного курса реабилитации не достигали статистической значимости в сравнении с исходными значениями как в ОГ, так и в ГС.

На основании полученных результатов нейропсихологических методик, спектрального анализа ЭЭГ, РЭГ, УЗДГ разработан алгоритм диагностики когнитивно-мнестических расстройств (рис. 5).

Вследствие того, что лечение деменции, а также проведение реабилитационных мероприятий крайне ограничено, потребность в ранней диагностике и проведении профилактических мероприятий додементных форм является залогом сохранения и поддержания когнитивных функций, уровень которых контролирует процессы социальной адаптации в повседневной жизни, безопасность и эффективность профессиональной деятельности, обеспечивающей оптимальную последовательность фаз процесса работоспособности.

ВЫВОДЫ

  1. У шахтеров Кузбасса с вибрационной болезнью выявлен дефицит когнитивно-мнестической сферы, проявляющийся трудной переключаемостью, неустойчивостью, низкой продуктивностью и объемом произвольного внимания, эпизодами застревания, снижения темпа восприятия и скорости зрительных ориентировочно-поисковых движений, модально-неспецифическими нарушениями памяти, нарушением функции лобных отделов головного мозга.
  2. Степень выраженности когнитивно-мнестического дефицита находится в прямой зависимости от степени выраженности патологического процесса вибрационной болезни. У пациентов с вибрационной болезнью повышен уровень нейротизма, личностной и ситуационной тревожности.
  3. Дисфункция лимбической системы и лобных отделов головного мозга в виде дезорганизации -ритма фоновой ЭЭГ, фокусов медленноволновой активности во фронтополярных отведениях по показателям АЗМ 1- и 2-ритмов спектрального анализа ЭЭГ не ассоциирована с изменениями церебральной гемодинамики. При нарастании степени выраженности патологического процесса вибрационной болезни происходит увеличение показателя АЗМ 1- и 2-ритмов.
  4. Разработанный алгоритм диагностики расстройств когнитивно-мнестической сферы у пациентов с вибрационной болезнью, позволяет определить тип умеренных когнитивных расстройств (амнестический, дизрегуляторный, комбинированный) с помощью нейропсихологических методик, спектрального анализа ЭЭГ, РЭГ, УЗДГ.
  5. Комплексные реабилитационные мероприятия, включающие внутривенное капельное введение цитофлавина, улучшают показатели когнитивно-мнестической и аффективно-тревожной сфер, увеличивают СРВм, СРВс, площади М-ответа, сокращают латентности М-ответа ЭНМГ, регистрировалось снижение показателей АЗМ 1- и 2-ритмов спектрального анализа ЭЭГ, что ассоциировалось с улучшением биоэлектрической активности и интегративной деятельности мозга.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

(ДЛЯ ВРАЧЕЙ ЦЕНТРОВ ПРОФПАТОЛОГИИ,

САНАТОРНО-КУРОРТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

И ЦЕНТРОВ РЕАБИЛИТАЦИИ)

  1. Пациентам с ВБ необходимо проводить комплексное нейропсихологическое исследование когнитивно-мнестической и аффективно-тревожной сфер в центрах профпатологии, санаторно-курортных организациях и реабилитационных центрах.
  2. В комплексе реабилитационных мероприятий у больных с ВБ рекомендуется проведение внутривенных капельных введений цитофлавина из расчета: цитофлавин 20,0 (насыщающая дозировка) на 200 мл 5 % раствора глюкозы №10 ежедневно.
  3. В качестве инструмента контроля эффективности проводимой коррекции дисфункции аффективно-тревожной и когнитивно-мнестической сфер у пациентов с вибрационной болезнью и дисфункцией когнитивно-мнес-тической сферы в центрах профпатологии, санаторно-курортных организациях и реабилитационных центрах следует использовать не только нейропсихологические методики, но и спектральный анализ ЭЭГ с оценкой показателей АЗМ 1- и 2-ритма.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

        1. Ганович Е.А. Психофизиологические корреляты ЦНС при вибрационной болезни // Е.А. Ганович, В.А. Семенихин // Материалы научно-практи-ческой конференции – Кемерово: Департамент охраны здоровья населения Кемеровской области, Кемеровская государственная медицинская академия МЗ РФ, Кузбасская выставочная компания «Экспо-Сибирь», 2010 г. – С. 41-42.
        2. Семенихин В.А. Сравнительный нейропсихологический анализ, качественная и количественная оценка нарушений высших психических функций у пациентов с верифицированным диагнозом вибрационной болезни на различных стадиях патологического процесса / В.А. Семенихин, М.Г. Жестикова, Ю.А. Маключенко, Т.Н. Рихтер, Е.А. Ганович // Медицина в Кузбассе: Спецвыпуск №2 – 2010: Качество жизни кузбассовцев – проблема медико-социальная, социальное страхование Кемеровской области, как система социальной защиты работающего населения. – Кемерово: ИД «Медицина и просвещение», 2010. – С. 36-39.
        3. Семенихин В.А. Особенности когнитивно-мнестической дисфункции у лиц виброопасных профессий / В.А. Семенихин, Е.А. Ганович // Производственно обусловленные нарушения здоровья работников в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, Шахты, 20-21 мая 2010 г. – Шахты: Издательство Рос Издат, 2010. – С. 305-307.
        4. Семенихин В.А. Особенности дисфункции высшей психической деятельности лиц виброопасных профессий на начальных стадиях патологического процесса / В.А. Семенихин, Ю.А. Маключенко, Т.Н. Рихтер, Е.А. Ганович // Восстановительное лечение в кардиологии, неврологии и травматологии в условиях центров реабилитации: Материалы научно-практической конференции, Омск, 22-23 сентября 2010 г. – С. 53-54.
        5. Ганович Е.А. Особенности когнитивной дисфункции у шахтеров Кузбасса / Е.А. Ганович, В.А. Семенихин // Актуальные вопросы неврологии. 9-я Межрегиональная научно-практическая конференция, посвященная 75-летию Новосибирского государственного медицинского университета, с обсуждением смежных вопросов неврологии, гинекологии и урологии. Новосибирск-Томск 24-25 ноября 2010.: Статьи и тезисы. – Новосибирск: 2010. – С. 54.
        6. Ганович Е.А. Особенности реабилитации когнитивно-мнестичес-кого дефицита при вибрационной болезни / Е.А. Ганович, В.А. Семенихин, О.Г. Архипов, Ю.А. Маключенко, Т.Н. Рихтер // Профессия и здоровье: Материалы IX Всероссийского конгресса и IV Всероссийского съезда врачей-профпатологов, Москва, 24-26 ноября 2010 г. – С. 120-121.
        7. Ганович Е.А. Спектральный анализ дельта-активности головного мозга при вибрационной болезни / Е.А. Ганович, В.А. Семенихин, О.Г. Архипов, Ю.А. Маключенко, Т.Н. Рихтер // Профессия и здоровье: Материалы IX Всероссийского конгресса и IV Всероссийского съезда врачей-профпа-тологов, Москва, 24-26 ноября 2010 г. – С. 122-123.
        8. Ганович Е.А. Цитофлавин в реабилитации когнитивно-мнестичес-кого дефицита при вибрационной болезни / Е.А. Ганович, В.А. Семенихин, Ю.А. Маключенко, Т.Н. Рихтер // Сибирский медицинский журнал. – Том 26, Приложение 1. – Томск, 2011. –– С. 74-75.
        9. Ганович Е.А. Энцефалографические корреляты когнитивной дисфунк-ции при вибрационной болезни / Е.А. Ганович, В.А. Семенихин, Ю.А. Маключенко, Т.Н. Рихтер // Связь заболевания с профессией с позиции доказательной медицины: Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, Казань, 19-20 мая 2011 г. / под ред. акад. РАМН Н.Х. Амирова. – Казань: КГМУ, 2011. – С. 241-242.
        10. Семенихин В.А. Особенности спектрального анализа медленноволновой активности у лиц виброопасных профессий с когнитивно-мнестическим дефицитом / В.А. Семенихин, Е.А. Ганович, М.Г. Жестикова, Ю.А. Маключенко, Т.Н. Рихтер // Терапевт. – 2011. – Вып. № 7. – С 54-57.
        11. Ганович Е.А. Реабилитация пациентов с вибрационной болезнью и дисфункцией мнестической сферы / Е.А. Ганович, В.А. Семенихин // Третий международный конгресс «Современные технологии реабилитации, санаторно-курортного лечения и оздоровления работающего населения, профессиональных больных и пострадавших от несчастных случаев на производстве», Сочи, 2011. – С. 52-53.
        12. Ганович Е.А. Корреляция степени тревожности и нейротизма с показателями уровня удовлетворенности жизнью при вибрационной болезни / Е.А. Ганович, В.А. Семенихин // Бюллетень сибирской медицины, 2011, Том 10, №6. – С. 9-13.
        13. Ганович Е.А. Дисфункция когнитивно-мнестической сферы у горнорабочих Кузбасса / Е.А. Ганович, В.А. Семенихин // Медицина труда и промышленная экология – №12, 2011. – С. 43-48.
        14. Ганович Е.А. Дисфункция лобных отделов мозга при вибрационной болезни у горнорабочих Кузбасса / Е.А. Ганович, В.А. Семенихин // Материалы X Всероссийского конгресса «Профессия и здоровье», Москва, 6-8 декабря 2011 г. – С. 115-116.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АЗМ – абсолютное значение мощности

ВБ – вибрационная болезнь

ВБ-1 – вибрационная болезнь первой степени

ВБ-2 – вибрационная болезнь второй степени

ВББ – вертебробазилярный бассейн

ВСА – внутренняя сонная артерия

ГР         – группа риска

ГС – группа сравнения

ЛТ – личностная тревожность

ОГ – основная группа

ОПВВ – отдельные признаки воздействия вибрации

ПРГ – проба с реактивной гиперемией

РИ – реографический индекс

РЭГ – реоэнцефалография

СРВм – скорость распространения моторного возбуждения

СРВс – скорость распространения сенсорного возбуждения

ТС – ситуационная тревожность

УЗДГ – ультразвуковая допплерография

УЗИ – ультразвуковое исследование

УКР – умеренные когнитивные расстройства

ШОУ – Шкала общего ухудшения

ЭНМГ – электронейромиография

ЭЭГ – электроэнцефалография

CDT (Clock Drawing Test) – тест рисования часов

FAB (Frontal Assessment Battery) – батарея тестов для оценки лобной дисфункции

MMSE (Mini Mental State Examination) – краткая шкала оценки психичес-кого статуса

Соискатель

Ганович Е.А.

Подписано в печать 26.01.2012 г.

Формат 60х90. Объем 1 п.л. Гарнитура Таймс.

Бумага ксероксная. Печать на ризографе RZ-300 ЕР. Тираж 100. Заказ №1473

Отпечатано  в полном соответствии с авторским оригиналом в типографии

ГБОУ ДПО «Новокузнецкий государственный институт усовершенствования врачей»

Министерства здравоохранения и социального развития РФ.

654005, г. Новокузнецк, пр. Строителей, 5.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.