WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ЗИННАТОВА ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА

Особенности распределения длины теломер на отдельных хромосомах в лимфоцитах в норме и при иммунопатологических заболеваниях

14.03.09 – «Клиническая иммунология, аллергология»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата медицинских наук

Новосибирск 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении Научно-исследовательском институте клинической иммунологии Сибирского отделения РАМН

Научный руководитель:

доктор медицинских наук, профессор,

академик РАМН  Козлов Владимир Александрович

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук Климов Владимир Васильевич

доктор биологических наук  Жданова Наталья Сергеевна

Ведущая организация:

ГБОУ ВПО Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова Минздравсоцразвития России

Защита состоится «  » 2012 г. в часов на заседании диссертационного совета Д 001.001.01 в ФГБУ НИИ клинической иммунологии СО РАМН по адресу: 630099, г. Новосибирск, ул. Ядринцевская, 14.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке  ФГБУ НИИ клинической иммунологии СО РАМН

Автореферат разослан «___» _______________ 2012 г. 

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор медицинских наук  Колесникова Ольга Петровна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы. Прогностическим фактором благополучного старения является сохранение структурной целостности и функциональной активности организма [Goronzy J., 2006]. Природа обладает значительными ресурсами для восстановления любых частей в сложном многоклеточном организме, благополучие и долголетие которого определяется сбалансированными процессами, необходимыми для его работы и восстановления в соответствии с функциональными потребностями. На клеточном уровне существует несколько механизмов, которые предотвращают и репарируют повреждения. Их основное назначение - сохранение и восстановление, в случае необходимости, целостности генома [Hasty P., 2003]. Отличительной характеристикой генома эукариот является наличие линейных хромосом. В связи с  этим появляется ряд особенностей, связанных в основном с репликацией ДНК, способных привести, в конечном счете, к повреждению кодирующей части генома вследствие проблем концевой недорепликации [Calado R., 2009, Blasco M., 2007, Olovnikov A., 1971]. С целью предотвращения потери кодирующих последовательностей генома при каждом раунде репликации и предупреждения значительных хромосомных реаранжировок, линейные хромосомы заканчиваются повторяющимися нуклеопротеиновыми структурами, называемыми теломерами [Palm W., 2008]. Каждое клеточное деление сопровождается прогрессивным укорочением теломер, которое, достигая определённого порогового уровня, приводит к нестабильности генома, старению и апоптозу клетки. Укорочение теломер, механизмы поддержания и восстановления их длины занимают центральное место в определении дальнейшей судьбы клеток.

Иммунная система чрезвычайно чувствительна к возрастным изменениям в организме, вследствие того, что основная роль клеток иммунной системы сводится к адаптивному ответу на иммунные стимулы массивной пролиферацией с последующим сокращением образовавшегося клона клеток [Goronzy J., 2003]. Клетки иммунной системы должны быть способны к экспоненциальному количественному увеличению собственной популяции и к запрограммированной смерти, когда организм в них долго не нуждается. Это, в конечном счете, приводит к пролиферативному стрессу и укорочению теломер в лимфоцитах. Следовательно, иммунный ответ в пожилом возрасте, также как и возрастзависимая иммунопатология, в значительной степени определяются процессами регенерации клеток иммунной системы или их недостатком [Andrews N., 2010]. Тем не менее, в отличие от соматических клеток, которые имеют ограниченную продолжительность жизни и лимитированные возможности для пролиферации, лимфоциты способны поддерживать длину теломер за счет экспрессии фермента теломеразы, что пролонгирует их жизнь и увеличивает пролиферативные способности [Shay J., 2005]. Таким образом, динамика изменения длины теломер является одним из ключевых факторов в обеспечении работы иммунной системы, что определяет актуальность ее изучения при старении иммунной системы и иммунопатологических заболеваниях.

Рядом предшествующих работ была исследована средняя длина теломер в популяции Т-лимфоцитов, моноцитах и гранулоцитах при аутоиммунной патологии и атопии [Борисов В.И., 2007, Goronzy J. 2006]. Доказано, что при ревматоидном артрите (РА), атопическом дерматите (АД) и бронхиальной астме (БА) происходит укорочение средней длины теломер в перечисленных клеточных популяциях. Известно, что В-лимфоциты принимают активное участие в иммунопатогенезе представленных выше заболеваний за счет различных механизмов: презентация антигенов Т-лимфоцитам (особенно в позднюю стадию иммунного ответа), синтез аутоантител и цитокинов [Kim H., 2000]. Исследование средней длины теломер в В-лимфоцитах, таким образом, представляет значительный интерес, поскольку может дополнить патогенетическую картину исследуемых заболеваний и оценить пролиферативный статус В-лимфоцитов.

Известно, что теломеры характеризуются хромосомспецифическим распределением длины, причем разница между длиной теломер двух гомологичных хромосом (отцовской и материнской) может достигать до 6,5 т.п.н. [Baird D., 2003]. Подобное распределение определяет вариабельность средней длины теломер. Исследование данного параметра в лимфоцитах в норме и при иммунопатологии, таким образом, позволит оценить гетерогенность исследуемой популяции клеток по длине теломер и предположить наличие критически укороченных теломер.

До недавнего времени исследования динамики изменения длины теломер при старении и иммунопатологии фокусировались в основном на измерении средней длины теломер [Борисов В.И., 2007, Goronzy J., 2006]. Тем не менее, известно, что присутствие критически укороченных «сигнальных» теломер в клетке, а не средняя длина теломер, определяет судьбу клетки [Gilson E., 2007, Verdun R., 2007, Hemann M., 2001]. Критически укороченные теломеры первыми будут подвергаться слиянию конец-в-конец, приводить к нарушению целостности генома и последующей гибели клетки через апоптоз [Hemann M., 2001]. Исследованию индивидуального теломерного профиля (то есть распределению теломер на отдельных хромосомах) на сегодняшний момент посвящено ограниченное количество исследовательских работ. Имеющиеся данные касаются идентификации укороченных теломер на определённых хромосомах при онкопатологии и предраковых заболеваниях. Это, в свою очередь, помогает определить прогноз течения заболевания [Xing J., 2009, Finley J., 2006]. Представляется перспективным, таким образом, исследовать особенности распределения длины теломер на отдельных хромосомах в норме и при иммунопатологии, что позволит детализировать особенности укорочения теломер на уровне отдельных хромосом и предположить этиологическую значимость выявленных изменений.

Цель исследования. Исследовать длину теломер лимфоцитов на уровне показателей средней длины всех теломер и относительной длины теломер отдельных хромосом  в норме и при иммунопатологических заболеваниях.

Задачи исследования:

  1. Исследовать среднюю длину теломер в В- и Т-лимфоцитах в норме и при ревматоидном артрите, атопическом дерматите, бронхиальной астме.
  2. Оценить вариабельность средней длины теломер в лимфоцитах в норме и при иммунопатологических заболеваниях.
  3. Исследовать гетерогенность распределения длины теломер на отдельных хромосомах в Т-клетках периферической крови у здоровых индивидуумов, а также у пациентов с ревматоидным артритом и атопическим дерматитом.

Научная новизна. Впервые выявлено укорочение средней длины теломер в В-лимфоцитах у пациентов с ревматоидным артритом, атопическим дерматитом и бронхиальной астмой (инфекционно-зависимой и смешанной формах).

Определена вариабельность средней длины теломер в субпопуляциях лимфоцитов в норме и при патологии: при РА и атопической форме БА вариабельность средней длины теломер увеличивается в CD4+, CD8+ и  CD19+ лимфоцитах, при АД и смешанной форме БА - только в CD4+ и CD19+ лимфоцитах.

Впервые определены особенности укорочения относительной длины теломер на отдельных хромосомах при аутоиммунной патологии и атопии. При атопическом дерматите в сравнении с донорами теломеры укорачиваются на 1q, 10p, 17p хромосомах, при ревматоидном артрите – на 4p хромосоме. Укорочение относительной длины теломер на отдельных хромосомах не сопровождается изменением основных особенностей хромосомспецифического распределения длины теломер в сравнении с донорами.

Научно-практическая значимость работы Идентификация укороченных теломер на определенных хромосомах при иммунопатологии открывает перспективы поиска дополнительных факторов развития ревматоидного артрита и атопического дерматита (возможность модификации уровня активности генов, расположенных в субтеломерных районах ДНК, в результате укорочения теломер).

Положение, выносимое на защиту

Укорочение теломер на индивидуальных хромосомах при иммунопатологических заболеваниях (ревматоидном артрите и атопическом дерматите) является характерной особенностью последних и характеризуется вовлечением теломер разных хромосом.

Апробация результатов. Материалы диссертации были доложены и обсуждены на 8-ой отчетной конференции ГУ НИИ КИ СО РАМН «Иммунопатогенез и иммунотерапия основных заболеваний человека: от эксперимента к клинике» (г. Новосибирск, 2011). Апробация диссертации состоялась 16 февраля 2012г. на семинаре ФГБУ НИИ клинической иммунологии СО РАМН.

Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, двух глав собственных исследований, обсуждения полученных результатов и выводов. Материал изложен на 120 страницах машинописного текста, включающего 9 таблиц и 19 рисунков. Прилагаемая библиография содержит ссылки на 198 литературных источников, в том числе 186 зарубежных.

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 8 печатных работ, в том числе 5 статей в журналах, рекомендованных ВАК для публикации результатов работ соискателей учёной степени кандидата наук.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Объекты исследования. В исследовании были использованы мононуклеарные клетки (МНК), выделенные из периферической крови условно здоровых доноров, а также пациентов с ревматоидным артритом, атопическим дерматитом и бронхиальной астмой, находившихся на лечении в клинике иммунопатологии СО РАМН, г. Новосибирска в стадии обострения основного заболевания. Диагностика исследуемых заболеваний осуществлялась специалистами клиники в соответствии с общепринятыми критериями по каждой нозологической единице.





Получение МНК периферической крови. К периферической крови с 200 ЕД раствора гепарина добавляли 10% желатин и инкубировали 45 минут в термостате при 37 С. Полученную в результате лейковзвесь собирали, разбавляли забуферным физиологическим раствором (ЗФР) без натрия азида и центрифугировали в градиенте фиколл-верографин в течение 20 минут при 2,7 тыс. об/мин в центрифуге СМ-6М. Образовавшееся кольцо мононуклеарных клеток собирали и отмывали дважды ЗФР  при 1,2 тыс об/мин в течение 5 мин. Клеточный осадок ресуспендировали в ЗФР, подсчитывали количество клеток в камере Горяева и хранили в морозильной камере при -80С в FBS с 10% DMSO.

Протокол активации Т-лимфоцитов периферической крови. МНК, полученные из периферической крови, ресуспендировали в полной среде RPMI 1640 с добавлением 2 мг тиенама, 125 мкл гентамицина и 30 мг L-глютамина на 100 ml среды) и помещали в лунки 24-луночного планшета из расчета 1,5-2 млн клеток на 1 мл полной среды с 10% FBS и митогеном для Т-лимфоцитов (PHA-P в конечной концентрации 10 мкг/мл). Тщательно пипетировали, планшет помещали в СО2-инкубатор с температурой 37С на 72 часа. За 7,5 ч до конца культивирования добавляли раствор бромистого этидия (в конечной концентрации 10 мкг/мл), за 6 ч до окончания - раствор колхицина (в конечной концентрации 0,1 мкг/мл). По окончании культивирования суспензию клеток переносили в пробирки, центрифугировали, сливали культуральную среду.

Гипотонизация и  фиксация  ядер. Осажденные клетки ресуспендировали, к оставшемуся осадку аккуратно добавляли 1-2 мл гипотонического раствора KCl, осторожно взбалтывая пробирку. Затем доводили гипотоническим раствором до общего объема 9 мл. Суспензию тщательно перемешивали и помещали на 8-10 мин на водяную баню с температурой 37 С. По истечении времени гипотонии проводили предфиксацию: в суспензию добавляли несколько капель свежеприготовленного фиксирующего раствора (18 капель на 9 мл суспензии), аккуратно перемешивали и выдерживали 10-15 мин в холодильнике при +4С. Затем центрифугировали, сливали надосадочную жидкость, клеточный осадок ресуспендировали и аккуратно заливали небольшим  количеством (1-2 мл) свежеприготовленного охлажденного до – 20С фиксатора, осторожно взбалтывая пробирку, и оставляли в холодильнике при – 20 С на 30 мин. По истечении времени центрифугировали, добавляли свежий фиксатор в нужном объеме (400-500 мкл), переносили в пробирки эппендорф и хранили в морозильной камере при – 20 С до использования.

Приготовление препаратов (Q-FISH - Quantitative fluorescent in situ hybridization). Приготовление препаратов проводили по стандартным протоколам [Poon S.,  2001, Рубцов Н.Б., 2006]. Качество готовых препаратов контролировали под фазово-контрастным микроскопом. На влажное предметное стекло наносили 15 мкл суспензии хромосом и высушивали на водяной бане при +50С. После раскапывания препарат прогревали 1 ч в термостате при 65 С. . Перед проведением гибридизации проводили регидратацию препаратов путем погружения в 150 мл PBS буфера на 15 мин при комнатной температуре. Затем фиксировали слайды в 4% растворе параформальдегида в течение 2 мин с последующей трехкратной отмывкой в PBS буфере по 5 мин каждая. Препараты метафазных хромосом обрабатывали пепсином в растворе 0,01 N HCl, pH= 2.0 в течение 10 мин при  37 С. Отмывали дважды в PBS буфере по 2 мин. Повторяли фиксацию в 4% растворе параформальдегида с последующими отмывками. Затем препараты проводили через серию растворов этилового спирта возрастающей концентрации (70%, 90%, 96%) и высушивали при комнатной температуре. На сухую поверхность препарата наносили 2 капли по 10 мкл  гибридизационного раствора под покровное стекло. Затем проводили денатурацию ДНК в термостате при 80С в течение 10 мин. Далее переносили препараты во влажную камеру и гибридизировали 2 часа при комнатной температуре в темноте. После гибридизации препараты отмывали 2 раза по 15 мин в отмывочном растворе №1 и 3 раза по 5 мин в отмывочном растворе №2 на шейкере. Затем препараты дегидротировали в растворах этилового спирта возрастающей концентрации  (70%, 90%, 96%) и высушивали. Препараты окрашивали DAPI (0,1 мкг/мл) под покровное стекло в течение 20 мин в темноте, затем осторожно снимали покровное стекло, наносили раствор Antifade  Pro Long Gold, покрывали новым покровным стеклом и скрепляли клеем.

Получение и обработка изображения. Препараты анализировали на микроскопе “Axioplan 2 Imaging E-mot” (ZEISS), оснащенного лампами флуоресцентного и видимого света, с комплектом интерференционных фильтров фирмы CHROMA, для проведения 24-х цветной FISH. Ввод цифровой информации с помощью ССD-камеры CV M300; JAI Corporation, Japan, матрица 752 на 582 пиксела. PС (P-IV, 1,7 GH, 128 MB, 40 GB). Пакеты программного обеспечения ISIS4 фирмы MetaSystems GmbH, для работы с флуоресценцией.

Для обработки изображений использовали программу «TFL-Telo» компании «British Columbia Cancer Research Center». Результативный показатель длины теломер вычислялся как отношение среднего значения интенсивности флуоресценции четырех теломер определенной хромосомы (для каждого из плеч отдельно) к среднему значению интенсивности флуоресценции теломер всех хромосом в метафазе (184 сигнала). Для каждого индивидуума был проведен анализ в среднем пяти метафазных пластинок.

Flow-FISH. Среднюю длину теломер определяли по стандартному протоколу [Борисов В.И., 2007].

Статистическая обработка. Статистический анализ полученных  данных проводили с использованием пакета прикладных программ “Statistica 6.0”. Методы описательной статистики применялись на предварительном этапе сопоставления показателей различных групп. На основании варьирования показателя, численности выборок, а также закономерности распределения использовали непараметрические методы представления данных в виде медианы (M) и интерквартильного размаха (25%-75%). Сравнение вариационных рядов осуществлялось с помощью непараметрического U критерия Манна-Уитни парных

сравнений и при помощи теста Фридмана в случае наличия более чем двух зависимых выборок. Корреляционный анализ проводился методом ранговой корреляции Спирмена.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Средняя длина теломер и динамика ее изменения с возрастом в лимфоцитах у здоровых доноров. Для определения средней длины теломер в субпопуляциях лимфоцитов из периферической крови были выделены МНК у 17 здоровых доноров. Средняя длина теломер исследовалась в CD4+, CD8+ и CD19+ субпопуляциях лимфоцитов. В ходе исследования была выявлена достоверно бльшая средняя длина теломер в В-лимфоцитах в сравнении с СD4+, СD8+ субпопуляциями клеток в группе здоровых доноров (рис.1). Медиана средней длины теломер в В-лимфоцитах на 2,1 т.п.н. больше, чем в СD4+ и на 1,5 т.п.н. в сравнении с СD8+ лимфоцитами.

Рис.1. Средняя длина теломер в лимфоцитах у доноров

Примечание: на диаграмме для каждой переменной отображены: медиана, квартильный размах (25%, 75% процентили), размах (минимум, максимум). * - отличие от CD19+ p<0,01 (критерий Манна-Уитни), п.н. – пара нуклеотидов

При исследовании динамики изменения длины теломер с возрастом была выявлена  тенденция незначительного ежегодного укорочения теломер в В-лимфоцитах в сравнении с СD4+, СD8+ клетками (17 п.н., 44 п.н. и 50 п.н. в год соответственно), что не противоречит  литературным данным о более медленном темпе  ежегодного укорочения  теломер в В-лимфоцитах в сравнении с Т-клетками (рис.2).

Рис.2. Возрастная динамика изменения длины теломер лимфоцитов у доноров

Примечание: коэффициент корреляции (r) для CD4+ равен -0,5; r (CD8+)= -0.5; r (CD19+)= -0.1, п.н. – пара нуклеотидов

По-видимому, в основе этого феномена лежит высокая теломеразная активность в В-клетках, которая способствует не только поддержанию длины теломер, но и ее увеличению. Это имеет место при переходе наивных В-клеток в антигенактивированное состояние (центробласты и центроциты герминативных центров) в ходе иммунного ответа [Weng N., 2008].

Вариабельность средней длины теломер в лимфоцитах у здоровых доноров. С помощью данного параметра можно оценить гетерогенность исследуемой популяции клеток по длине теломер и предположить наличие критически укороченных теломер.

В результате проведенного анализа была определена вариабельность, выраженная в единицах флуоресценции (ЕФ), для всей популяции лимфоцитов с последующим их разделением на субпопуляции (табл.1).

Таблица 1

Вариабельность средней длины теломер в лимфоцитах у доноров

Группа исследования

Лимфоциты

(P25-P75), ЕФ

СD4+ ME (P25-P75), ЕФ

СD8+ ME (P25-P75), ЕФ

СD19+ ME (P25-P75), ЕФ

Доноры, (n=16)

Средний возраст 41 (min 24, max 57)

70 (64-75)

62 (57-65)

59 (55-63)

67 (62-71)

Примечание: ME (P25-P75) – медиана и квартили распределения признаков (25-75%), ЕФ – единицы флуоресценции

Как видно из таблицы, у доноров в СD4+, СD8+, СD19+ лимфоцитах вариабельность средней длины теломер практически сравнима, за исключением В-лимфоцитов, которые демонстрировали чуть большие значения ЕФ в сравнении с Т-клетками. Это свидетельствует о  более выраженной гетерогенности популяции периферических В-клеток по распределению средней длины теломер, в которой могут присутствовать как клетки с короткими, так и с длинными теломерами.

Исследование возрастной динамики изменения вариабельности средней длины теломер в лимфоцитах, выявило, что данный показатель с возрастом достоверно не изменялся ни в общей популяции лимфоцитов, ни в субпопуляциях (рис.3).

Рис.3. Возрастная динамика изменения вариабельности длины теломер у доноров в субпопуляциях лимфоцитов (в ЕФ)

Примечание:

- - -- - -  CD4+,  r = 0,1; р = 0,8

——   CD8+, r = -0,1; р = 0,7

———— CD19+, r = -0,1; р = 0,5, где r – коэффициент корреляции, ЕФ – единицы флуоресценции

Средняя длина теломер и ее вариабельность в лимфоцитах при ревматоидном артрите. Медиана средней длины теломер у пациентов с РА в В-лимфоцитах составила 7173 п.н., в СD4+ лимфоцитах- 6899 п.н., в СD8+  лимфоцитах- 6969 п.н. (рис.4). При сравнении полученных значений с донорами было выявлено достоверное укорочение теломер в В-клетках: в СD19+  лимфоцитах у пациентов с РА теломеры короче на 1995 п.н.

Рис.4. Средняя длина теломер в лимфоцитах у доноров и пациентов с РА

Примечание: на диаграмме для каждой переменной отображены: медиана, квартильный размах (25%, 75% процентили), размах (минимум, максимум). * - отличие от группы доноров p<0,01 (критерий Манна-Уитни), п.н. – пара нуклеотидов

Интересно, что уровень длины, который достигали теломеры при укорочении, был практически сравним для всех субпопуляций лимфоцитов, несмотря на исходную гетерогенность по исследуемому показателю. Данный факт, вероятно, является следствием того, что теломеры могут укорачиваться до определенного порогового уровня длины, при котором клетки еще способны оставаться в состоянии функциональной активности. Кроме того, этот пороговый уровень, скорее всего, является примерно одинаковым для исследуемых типов клеток.

При РА темп ежегодного укорочения теломер в В-лимфоцитах ускорялся (36 п.н./год) в сравнении со здоровыми донорами (17 п.н./год) и по своему значению приближался к Т-клеткам (48 и 28 п.н./год для СD4+ и СD8+  лимфоцитов соответственно) (рис.5).

Рис.5. Возрастная динамика изменения средней длины теломер в лимфоцитах при РА

Примечание:

- - -- - - CD4+,  r= -0,5; р = 0,05

——   CD8+, r= -0,2; р = 0,5

————  CD19+, r= -0,3; р = 0,3, где r - коэффициент корреляции, п.н. – пара нуклеотидов

Это в свою очередь свидетельствует о неспособности теломеразы полностью компенсировать теломерные потери в условиях активной пролиферации В-клеток при РА.

Анализ вариабельности средней длины теломер выявил достоверное увеличение данного показателя во всех субпопуляциях лимфоцитов при РА (табл.2).

Таблица 2

Вариабельность средней длины теломер в лимфоцитах у доноров

Группы сравнения

СD4+ ME (P25-P75), ЕФ

СD8+ ME (P25-P75), ЕФ

СD19+ ME (P25-P75), ЕФ

Доноры, (n=16)

Средний возраст 41 (min 24, max 57)

62 (57-65)

59 (55-63)

67 (62-71)

РА (n=12)

Средний возраст 43 (min 20, max 57)

90 (66-104) *

82 (75-95) *

86 (71-100) *

Примечание: ME (P25-P75) – медиана и квартили распределения признаков (25-75%). * - отличие от группы доноров p<0,01 (критерий Манна-Уитни), ЕФ – единицы флуоресценции

Таким образом, при РА Т- и В-лимфоциты будут характеризоваться бльшей, чем в норме гетерогенностью длин теломер на отдельных хромосомах.

Средняя длина теломер и ее вариабельность в лимфоцитах при атопическом дерматите. Данные по средней длине теломер в лимфоцитах представлены в таблице 3.

Таблица 3

Средняя длина теломер в лимфоцитах у доноров и пациентов с АД

Группы сравнения

СD4+ ME (P25-P75), п.н.

СD8+ ME (P25-P75), п.н.

СD19+ ME (P25-P75), п.н.

Доноры, (n=10) Средний возраст 35 (min 24, max 50)

8171 (7085-8572)

8176 (7655-8460)

9828 (8875-10522)

Атопический дерматит, (n=10)

Средний возраст 31 (min 20, max 49)

7582 (7028-8694)

7621 (6684-8350)

7602 (7535-8323)*

Примечание: ME (P25-P75) – медиана и квартили распределения признаков (25-75%). * - отличие от группы доноров p<0,01 (критерий Манна-Уитни), п.н. – пара нуклеотидов

Укорочение теломер прослеживалось во всех субпопуляциях лимфоцитов при АД, но достоверно значимое изменение длины теломер было характерно только для CD19+ клеток. Также как и при РА, уровень длины, который достигали теломеры при укорочении, был практически сравним для всех субпопуляций лимфоцитов.

Вариабельность средней длины теломер при АД достоверно увеличивалась в  СD4+ и CD19+ лимфоцитах в сравнении с донорами.

Средняя длина теломер в лимфоцитах и ее вариабельность при бронхиальной астме. Пациенты с БА были разделены на подгруппы по форме заболевания в связи с разным характером укорочения теломер в CD4+ и CD8+ Т-лимфоцитах по результатам предшествующих исследований [Борисов В.И., 2007]. Данные по средней длине теломер в лимфоцитах представлены в таблице 4.

Таблица 4

Средняя длина теломер в лимфоцитах у доноров и пациентов с БА

Группы сравнения

СD4+ ME (P25-P75), п.н.

СD8+ ME (P25-P75), п.н.

СD19+ ME (P25-P75), п.н.

Возраст

Mean (min, max)

Доноры (n=10)

8171 (7085-8572)

8176 (7646-8460)

9371 (8440-10516)

34 (24, 50)

Атопическая БА

7870 (5861-9049)

7793 (6440-8596)

7959 (7160-9520)

33 (15, 45)

Доноры (n=9)

6866 (6645-7034)

7353 (6830-7655)

8875 (8582-10776)

50 (45, 57)

Инфекционно-зависимая БА

6293 (5441-6542) *

6239 (5340-6660) **

6645 (6256-6920) *

52 (39, 67)

Доноры (n=10)

6900 (6715-7085)

6967 (6527-8162)

9148 (8582-10776)

40 (24, 57)

Смешанная БА

6455 (5945-7264)

6496 (5893-7197)

7683 (6924-8421) *

39 (22, 62)

Примечание: ME (P25-P75) – медиана и квартили распределения признаков (25-75%). * - отличие от группы доноров p<0,01 (критерий Манна-Уитни), ** - отличие от группы доноров p<0,05 (критерий Манна-Уитни), п.н. – пара нуклеотидов

При атопической БА длина теломер в исследуемых субпопуляциях лимфоцитов достоверно не изменялась в сравнении с группой доноров. Инфекционно-зависимая форма БА характеризовалась достоверным укорочением теломер как в Т-лимфоцитах, так и в В-клетках. Аналогично АД, уровень длины, который достигали теломеры при укорочении, был практически сравним для всех субпопуляций лимфоцитов, несмотря на исходную гетерогенность по исследуемому показателю. Смешанная форма БА демонстрировала достоверное укорочение теломер только в субпопуляции CD19+ лимфоцитов, что не противоречит ранее полученным данным об отсутствии изменений средней длины теломер Т-клеток при данной форме заболевания [Борисов В.И., 2007].

Различные формы БА отличались и по показателям вариабельности средней длины теломер в лимфоцитах. Достоверное увеличение данного показателя демонстрировали CD4+, CD8+ и CD19+ лимфоциты при атопической БА, CD4+ и CD19+ лимфоциты при смешанной БА, при инфекционно-зависимой форме заболевания вариабельность достоверно не изменялась. Таким образом, именно данные субпопуляции лимфоцитов при различных формах БА будут характеризоваться бльшей, чем в норме гетерогенностью длин теломер на отдельных хромосомах.

Хромосомспецифическое распределение длины теломер у здоровых доноров. Как известно из предшествующих исследований [Lansdorp P., 1996, Martens U., 1998] индивидуальный теломерный профиль человека характеризуется наличием хромосом как с большим значением длины теломер, так и с меньшим. Для того чтобы проанализировать это, был исследован индивидуальный теломерный профиль 15 здоровых доноров в возрасте от 24 до 58 лет, средний возраст 35 лет (рис.6). В итоге была обнаружена достоверная разница между  длиной теломер разных хромосом в группе доноров. Высокая значимость различий показателей длины теломер была подтверждена тестом Фридмана, который для всех индивидуумов в целом показывал p-уровень менее 0,001.

Рис.6.Хромосомспецифическое распределение длины теломер у доноров (отдельно для p и q плеч). Примечание: на диаграмме для каждой переменной отображены: медиана, квартильный размах (25%, 75% процентили). Достоверность различий  между теломерами разных хромосом p<0,01 (тест Фридмана)

При детальном анализе медиан каждой из теломер были выявлены хромосомы с наименьшей относительной длиной теломер (<0,9 относительных единиц (о.е.)): 2q, 3q, 12p, 16p, 17q, 18p, 19q, 20q и 21q.

Рядом предшествующих работ по исследованию средней длины теломер была доказана обратная корреляционная связь между длиной теломер и возрастом [Frenck R., 1998, Hodes R., 2002]. С целью выявления подобной закономерности на уровне теломер отдельных хромосом, группа доноров была разделена на две возрастные подгруппы: до 50 лет, средний возраст 28,5 (min 24, max 43), (n=11) и после 50 лет, средний возраст 54 (min 51, max 58), (n=4). На первом этапе было определено среднее значение суммарной флуоресценции всех теломер в двух возрастных подгруппах. Старшая возрастная группа демонстрировала тенденцию снижения показателя относительной длины теломер в сравнении с группой до 50 лет, что отражает наличие процесса укорочения теломер с возрастом на уровне теломер отдельных хромосом. Далее был проанализирован индивидуальный теломерный профиль в группах до и после 50 лет. При сравнении двух возрастных групп было выявлено достоверное уменьшение относительной длины теломер на 13p хромосоме и увеличение длины теломер на 20p хромосоме в группе старше 50 лет (рис.7).

Рис.7. Относительная длина теломер доноров на 13p (светлые столбики) и 20p хромосомах (заштрихованные столбики)

Примечание: на диаграмме для каждой переменной отображены: медиана, квартильный размах (25%, 75% процентили), размах (минимум, максимум). * - достоверность отличий от группы доноров до 50 лет p<0,05 (критерий Манна-Уитни), о.е. – относительные единицы


Кроме этого индивидуальный теломерный профиль доноров старше 50 лет отличался некоторым изменением ряда самых коротких (<0,9 о.е.) теломер в сравнении с донорами до 50 лет (табл.5). Тем не менее, не было выявлено увеличение абсолютного количества хромосом с минимальным значением длины теломер в группе старше 50 лет, причем репертуар самых коротких теломер в этой группе был идентичен на 60% репертуару группы до 50 лет. Таким образом, на уровне индивидуального теломерного профиля с возрастом происходит равнонаправленное укорочение теломер всех хромосом с более выраженным на 13p хромосоме.

Таблица 5

Относительная длина теломер с минимальными и максимальными показателями у здоровых доноров разных возрастных групп

Группы сравнения

Хромосомы

Доноры до 50 лет

Короткие теломеры: 2q, 3q, 11p, 11q, 12p, 16p, 17q, 19q, 20q, 21p

Длинные теломеры: 1p, 4p, Xp

Доноры после 50 лет

Короткие теломеры: 2q, 3q, 8q,12p, 13p, 15q, 17q, 18p, 19q, 20q

Длинные теломеры: 3p, 11q, 13q, 14p, 14q, 18q, 21p

Сравнение индивидуальных теломерных профилей доноров до 50 и после 50 лет выявило достоверную корреляционную взаимосвязь между распределением относительной длины теломер на отдельных хромосомах у молодых и возрастных индивидуумов (R= 0,35; p<0,05, где R-коэффициент корреляции Спирмена). Таким образом, из последнего наблюдения можно заключить, что сохранение особенностей распределения длины теломер на отдельных хромосомах человека на протяжении всей жизни обусловлено, прежде всего, тем, что события, ведущие к укорочению, либо удлинению теломер, способны оказывать одинаковое влияние на все теломеры индивидуального профиля человека.

Хромосомспецифическое распределение длины теломер при атопическом дерматите. Известно, что при АД происходит укорочение средней длины теломер в лимфоцитах периферической крови [Борисов В.И., 2007, Wu K., 2000]. Предполагается, что это отражает процессы пролиферативной нагрузки на данную популяцию клеток,  происходящих на периферии и приводящих к ускоренному обороту клеток вследствие их повышенного апоптоза. Таким образом, представлялось интересным исследование индивидуального теломерного профиля у данной категории индивидуумов. Для выполнения данной задачи было исследовано 8 пациентов с АД, средний возраст 26 лет (min 20, max 32), группой сравнения были 10 здоровых доноров, средний возраст 27 лет (min 24, max 31). При сравнении оппозитных групп было выявлено, что при АД медиана относительной длины теломер на 1q, 10p, 17p хромосомах достоверно меньше, чем у доноров, а на 18q хромосоме - достоверно больше (рис. 8). Это значит, что при условии укорочения средней длины теломер в лимфоцитах при АД, уменьшение относительной длины соответствует укорочению теломер на перечисленных хромосомах.

Рис. 8. Относительная длина теломер на 1q, 10p, 17p и 18q хромосомах у доноров и пациентов с атопическим дерматитом

Примечание: на диаграмме для каждой переменной отображены: медиана, квартальный размах (25%, 75% процентили), размах (минимум, максимум). * - достоверность отличий от группы доноров p<0,05 (критерий Манна-Уитни) для 10p, 17p и p<0,01 (критерий Манна-Уитни) для 1q, 18q, о.е. – относительные единицы

Кроме этого, при АД было обнаружено увеличение количества хромосом с минимальными показателями относительной длины теломер в сравнении с донорами (28% и 20% соответственно), что может определять меньшую среднюю длину теломер в лимфоцитах при данной патологии (табл.6).

Таблица 6

Относительная длина теломер с минимальными и максимальными показателями у пациентов с атопическим дерматитом и у здоровых доноров

Группы сравнения

Хромосомы

Доноры

Короткие теломеры: 2q, 3q, 11q, 12p, 16p, 17q, 19q, 20q, 21q

Длинные теломеры: 1p, 2p, 4p, Xp

Атопический дерматит

Короткие теломеры: 1q, 3q, 6q, 9p, 9q, 12p, 16p, 17p,18p, 19q, 20p, 20q, 21q

Длинные теломеры: 1p, 3p,13p, 14p, 15p, 18q

Интересно, что корреляционный анализ выявил положительную достоверную корреляционную взаимосвязь (R= 0,42; p<0,01, где R-коэффициент корреляции Спирмена) между теломерными профилями доноров и пациентов с АД. Это, в свою очередь, свидетельствует о сохранении основных особенностей распределения длины теломер на отдельных хромосомах в условиях атопии.

Хромосомспецифическое распределение длины теломер при ревматоидном артрите. С целью определения особенностей распределения длины теломер на отдельных хромосомах при аутоиммунной патологии было исследовано 10 пациентов с ревматоидным артритом, средний возраст 41,7 (min 24, max 61) и 11 соответствующих им по возрасту доноров, средний возраст 39 лет (min 24, max 58). При РА также как и при АД, рядом работ было выявлено укорочение средней длины теломер в субпопуляциях лимфоцитов [Koetz K., 2000, Борисов В.И., 2006, 2007].

При ревматоидном артрите медиана относительной длины теломер на 4p хромосоме достоверно меньше, чем у доноров (рис.9). Это значит, что при условии укорочения средней длины теломер в лимфоцитах при ревматоидном артрите, уменьшение относительной длины соответствует укорочению теломер на 4p хромосоме.

Индивидуальный теломерный профиль при ревматоидном артрите характеризовался практически сравнимым с донорами количеством теломер с минимальным значением длины

Рис.9. Относительная длина теломер на 4p хромосоме у доноров и пациентов с ревматоидным артритом

Примечание: на диаграмме для каждой переменной отображены: медиана, квартальный размах (25%, 75% процентили), размах (минимум, максимум). * - достоверность отличий от группы доноровp<0,01 (критерий Манна-Уитни), о.е. – относительные единицы

Сравнение индивидуальных теломерных профилей доноров и пациентов с РА выявило достоверную корреляционную взаимосвязь между распределением относительной длины теломер на отдельных хромосомах в двух группах (R= 0,6; p<0,001, где R-коэффициент корреляции Спирмена. Это, в свою очередь, свидетельствует о сохранении основных особенностей распределения длины теломер на отдельных хромосомах человека при ревматоидном артрите даже при наличии единичных хромосом с укороченными теломерами.

Интересно, что различная локализация генов относительно теломер определяет влияние на них так называемого позиционного эффекта  теломер ("telomeric position effect" (TPE)). Данный феномен относительно генов определяется как «сайленсинг»- то есть подавление экспрессии генов вследствие блокирования промоторов этих генов теломерным гетерохроматином [Wright W., 1992]. Таким образом, укорочение теломер должно сопровождаться потерей репрессирующей активности теломерного гетерохроматина на активные гены и повышению их экспрессии. Интересно, что в субтеломерных регионах хромосом с выявленным в данной работе укорочением теломер при РА и АД располагаются гены, так или иначе вовлеченные в патогенез иммуноопосредованных заболеваний (табл.7).

Таблица 7

Гены субтеломерных регионов 1q, 10p, 17p,18q и 4p хромосомах

Хромосомы

Гены

Роль в иммунопатогенезе АтД и РА

1q43

 

GGPS1 (11 т.п.н. от края)

Вовлечен в метаболизм липидов кожи

10p15.1

 

FBXO18 (6 т.п.н от края)

Вовлечен в метаболизм липидов кожи

17p 13.1

 

ALOX 12/15B (7 т.п.н от края)

Вовлечен в метаболизм липидов кожи

10p15.1

 

CALML5 (5 т.п.н от края)

 

Вовлечен в дифференцировку кератиноцитов

17p13

 

ARRB2 (5 т.п.н от края)

Вовлечен в иммуновоспалительный процесс

10p14

 

CD25 (6 т.п.н от края)

-цепь рецептора ИЛ-2

18q23

 

NFATC1 (800 п.н от края)

Вовлечен в иммуновоспалительный процесс

4p16.3

GAK (900 п.н от края)

Контроль клеточного цикла

4p16.3

CTBP1 (900 п.н от края)

Оказывает влияние на процесс клеточной пролиферации

4p15

BST1 (16 т.п.н от края)

Пролиферация В-лимфоцитов

Из перечисленного списка генов, в исследованиях Sf A., et al. (2008) был проанализирован уровень экспрессии гена CALML5 в кератиноцитах у пациентов с АД. В результате было выявлено увеличение экспрессии данного гена при АД. Возможно, данный эффект опосредован укорочением теломер на 10p хромосоме и снятием эффекта сайленсинга. При РА было показано повышение экспрессии гена BST1 в синовиальных клетках пациентов с ревматоидным артритом тяжелого течения [Lee B.,1996]. В связи с этим данные гены представляют интерес для дальнейшего исследования уровня их экспрессии в норме и при иммунопатологических заболеваниях.

ВЫВОДЫ

  1. При ревматоидном артрите (РА), смешанной, инфекционно-зависимой форме бронхиальной астмы (БА) и атопическом дерматите (АД) происходит укорочение средней длины теломер в В-лимфоцитах, что отражает наличие изменений в исследуемой популяции лимфоцитов при РА, АД и инфекционно-зависимой форме БА.
  2. При РА и атопической форме БА вариабельность средней длины теломер увеличивается в CD4+, CD8+ и  CD19+ лимфоцитах, при АД и смешанной форме БА - только в CD4+ и CD19+ лимфоцитах, что в целом свидетельствует о бльшей, чем в норме гетерогенности длин теломер на отдельных хромосомах в перечисленных субпопуляциях лимфоцитов при иммунопатологических заболеваниях.
  3. Т-лимфоциты здоровых доноров характеризуются определенным хромосомспецифическим распределением длины теломер, которое не изменяется с возрастом, что свидетельствует о сохранении основных особенностей распределения длины теломер на индивидуальных хромосомах в Т-клетках в течение жизни.
  4. При атопическом дерматите в сравнении со здоровыми донорами теломеры укорачиваются на 1q, 10p, 17p хромосомах, при ревматоидном артрите – на 4p хромосоме. Укорочение теломер на определенных хромосомах является характерным признаком изменения длины теломер при РА и АД.
  5. Укорочение теломер на индивидуальных хромосомах определяется типом иммунопатологического процесса, а сохранение основных особенностей хромосомспецифического распределения относительной длины теломер в условиях патологического процесса демонстрирует функциональную значимость теломер в поддержании стабильности всего генома.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Зиннатова Е.В., Борисов В.И., Кожевников В.С. Гетерогенность длины теломер в иммунокомпетентных клетках при иммунопатологических заболеваниях // Материалы всероссийской научно-практической конференции «Дни иммунологии в Сибири». – 2010. - С. 115-117.
  2. Зиннатова Е.В., Борисов В.И., Кожевников В.С., Коненкова Л.П., Козлов В.А. Динамика изменения длины теломер в В-лимфоцитах при ревматоидном артрите // Вестник Уральской медицинской академической науки (тематический выпуск по аллергологии и иммунологии). – 2010. - № 2/1 (29). - С. 135-136.
  3. Zinnatova E.V., Borisov V.I., Kozhevnikov V.S., Kozlov V.A. The variability of mean telomere length in cell as a mark of presence crucial short telomeres in immunopathology diseases //  International Immunology. – 2010. - Vol. 22. - №1 (3/5). - P. iii92.
  4. Зиннатова Е.В., Борисов В.И., Кожевников В.С., Сизиков А.Э., Козлов В.А. Теломерный профиль В-лимфоцитов у пациентов с ревматоидным артритом // Медицинская иммунология. – 2011. - Т. 13. - № 2-3. - С. 151-157.
  5. Зиннатова Е.В., Кожевников В.С., Самороков С.Н. Теломерный профиль В-лимфоцитов при заболеваниях атопической природы // Вестник уральской медицинской академической науки. – 2011. - № 2/2 (35). - С. 111-112.
  6. Зиннатова Е.В., Борисов В.И., Кожевников В.С., Козлов В.А. Теломерный профиль В-лимфоцитов при атопическом дерматите // Научный отчет ГУ РАМН НИИ Клинической иммунологии СО РАМН. – 2011. - С. 103-104.
  7. Зиннатова Е.В., Борисов В.И., Кожевников В.С., Козлов В.А. Изменение длины теломер в В-лимфоцитах у пациентов с различными формами бронхиальной астмы // Российский аллергологический журнал. – 2011. - № 4/1. - С. 133-134.
  8. Королькова О.Ю., Зиннатова Е.В., Борисов В.И., Непомнящих В.М., Кожевников В.С., Козлов В.А. Изменение длины теломер и продукции теломеразы в Т- и В-лимфоцитах периферической крови при бронхиальной астме // Российский иммунологический журнал. – 2011. – Том 5 (14). - №3-4. – С. 291-298.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.