WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ЛУКИНА ЕКАТЕРИНА ВИКТОРОВНА

ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ У БОЛЬНЫХ С МЕТАБОЛИЧЕСКИМ СИНДРОМОМ

14.01.04 – внутренние болезни

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2012

Работа выполнена на кафедре факультетской терапии медицинского факультета Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет» Правительства Российской Федерации.

Научный консультант:

доктор медицинских наук профессор Шишкин Александр Николаевич

Официальные оппоненты:

Плоткин Владимир Яковлевич - доктор медицинских наук профессор ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет» Правительства РФ, заведующий кафедрой пропедевтики внутренних болезней, профессор Минеев Валерий Николаевич - доктор медицинских наук профессор ГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад.

И.П.Павлова» Минздравсоцразвития РФ, профессор кафедры госпитальной терапии

Ведущая организация: Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургская государственная педиатрическая медицинская академия» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Защита диссертации состоится «____»______________ 2012 года в _____ часов на заседании совета Д 212.232.60 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199106, СанктПетербург, В. О., 21 линия, д. 8а, Медицинский факультет, актовый зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. М. Горького СанктПетербургского государственного университета (199034, Санкт-Петербург, Университетская набережная, д. 7/9).

Автореферат разослан «____»________________ 2012 года.

Ученый секретарь Диссертационного совета кандидат медицинских наук, доцент А.Н.Напалков

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы.

Сахарный диабет (СД) и сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) наряду с онкологическими и хроническими респираторными заболеваниями являются самыми грозными «убийцами» в мире и становятся причиной приблизительно 35 млн смертей в год [World Health Organization, 2008].

Метаболический синдром (МС) – это основа развития инсулиннезависимого СД (ИНСД), а также ССЗ [Simmons R. et al., 2010;

Александров О.В. и др., 2006; Holvoet P, 2008; Van Zwieten P.A., Mancia G., 2005].

Тиреоидные дисфункции (ТД), согласно данным многих эпидемиологических исследований, достаточно широко распространены в популяции. Наиболее известными являются викгемское исследование (Whickham Survay) [Tunbridge W.M.G.,1977; Vanderpump M.P.J., 1995], колорадское популяционное исследование [Canaris G.J. et al., 2000], National Health and Nutrition Examination Survey (NHALES-lll) [Hollowel J.G.,2002].

Распространенность гипотиреоза в популяции, по данным разных исследователей, составляет от 0,1 до 10% и характеризуется значительным увеличением среди женщин старшего возраста.

При манифестном гипотиреозе часто возникают и быстрее прогрессируют сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ). Пациенты с субклиническим гипотиреозом также более склонны проявлять ССЗ, чем эутиреоидные пациенты [Young Joo Park et al., 2011]. Лица с субклиническими заболеваниями щитовидной железы имеют более высокий риск смерти [Sgarbi J.A. et al., 2010].

Известно то, что наличие тиреопатий у женщин 45–55 лет повышает риск развития у них метаболического синдрома в течение ближайших пяти лет, особенно при наличии прогрессирующего ожирения в сочетании с гипергликемией, двусторонней овариэктомией и отягощенной наследственностью по ожирению, гипертонической болезни и сахарному диабету [Дерябина Е.Г., 2010].

Сама щитовидная железа также страдает при синдроме резистентности к инсулину [J. Rezzonico et al., 2008]. Повышенный уровень циркулирующего инсулина вызывает повышенную тиреоидную пролиферацию. Клинические проявления - это больший объем щитовидной железы и образование узелков [Semra A. et al. 2009]. Выявлена выраженная связь между инсулинорезистентностью и дифференцированным раком щитовидной железы.

Сделан вывод о том, что высокая распространенность инсулинорезистентности может стать важным фактором риска для развития дифференцированного рака щитовидной железы [Rezzonico J.N., Rezzonico M., Pusiol E., Pitoia F., Niepomniszcze H., 2009].

Учитывая высокую распространенность патологии щитовидной железы и метаболического синдрома в популяции, изучение связи этих заболеваний является актуальным в целях улучшения диагностики и лечения. Необходима разработка стратегий по распознаванию высокого риска развития этих состояний [Мустафина С.В., 2009; Всемирная организация здравоохранения, 2008].

Цель исследования Обосновать клиническую значимость и целесообразность ранней диагностики тиреоидных нарушений у больных с метаболическим синдромом.

Задачи исследования 1. Оценить показатели функционального состояния щитовидной железы у больных с метаболическим синдромом.

2. Изучить влияние количества компонентов метаболического синдрома на тяжесть его клинических проявлений и выявить их возможную взаимосвязь с показателями функции щитовидной железы.

3. Сравнить клинико-лабораторные показатели метаболического синдрома у пациентов в зависимости от наличия у них тиреоидной дисфункции.

4. Исследовать тяжесть проявлений метаболического синдрома в зависимости от наличия у пациентов манифестной или субклинической тиреоидной дисфункции.

5. Оценить встречаемость компонентов метаболического синдрома у больных с гипотиреозом и выявить их возможную взаимосвязь с показателями функции щитовидной железы.

6. Оценить встречаемость узлового зоба среди пациентов с метаболическим синдромом.

Научная новизна. Проведена комплексная оценка функционального состояния щитовидной железы у больных, имеющих симптомокомплекс МС.

Найдены взаимосвязи между показателями функции щитовидной железы и количеством компонентов МС, установлена более высокая встречаемость многокомпонентных вариантов МС у пациентов, страдающих сочетанием МС и ТД. Установлена более высокая степень тяжести проявлений МС у больных, имеющих манифестный гипотиреоз, по сравнению с больными, страдающими субклиническим гипотиреозом. Установлена более высокая встречаемость узлового зоба среди пациентов, имеющих метаболический синдром, по сравнению с пациентами, страдающими тиреоидной дисфункцией без метаболического синдрома.

Практическая значимость работы. Результатами исследования обоснована целесообразность систематического обследования больных с метаболическим синдромом на предмет выявления у них тиреоидных дисфункций и узлового зоба (исследование крови на тиреоидные гормоны и ультразвуковое исследование щитовидной железы). Согласно полученным данным развитие тиреоидной дисфункции утяжеляет клинические проявления метаболического синдрома, что диктует необходимость своевременной коррекция тиреоидных нарушений препаратами левотироксина.

Полученные в работе данные указывают на необходимость систематического контроля антропометрических показателей, артериального давления, липидограммы, показателей углеводного обмена у больных с гипотиреозом с целью раннего выявления и лечения у них составляющих метаболического синдрома.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. У больных с метаболическим синдромом отмечаются изменения функциональной активности щитовидной железы.

2. Развитие тиреоидной дисфункции утяжеляет клинические проявления метаболического синдрома. При манифестной тиреоидной дисфункции выраженность метаболического синдрома значительно выше, чем при субклинической.

3. У больных с метаболическими нарушениями отмечается высокая встречаемость узлового зоба.

Личный вклад автора. Автором проведено обследование 1пациентов. Осуществлен анализ полученных клинико-лабораторных данных, данных инструментальных методов исследований. С помощью статистического анализа данных произведена объективизация сделанных выводов.

Апробация работы. Результаты настоящего исследования представлялись на Всероссийской медико-биологическая конференции молодых исследователей «Человек и его здоровье», (Санкт-Петербург 2007, 2008, 2011, 2012 год); на научно-практической конференции посвященной юбилею 20 больницы Санкт-Петербурга, (Санкт-Петербург, 2008 год); на 6-й Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Здоровье – основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения», (Санкт-Петербург, 2011 год); на научно-практической конференции, посвященной 10-летию кафедры терапии мед. фак-та СПбГУ, (СанктПетербург, 2007 год).

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 9 работ, в том числе 2 статьи в журналах, рекомендованных ВАК.

Структура и обьем работы. Диссертация изложена на 131 странице машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследования, собственных результатов, представленных в 4-х главах, обсуждения, выводов и практических рекомендаций. Работа иллюстрирована 13 таблицами, 26 рисунками. Библиографический список литературы содержит 263 источника, из которых 71 отечественных и 1зарубежных.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

Работа выполнена на базе ГБУЗ Городской поликлиники №56. Образцы крови для лабораторных исследований направлялись в лабораторию СПб ГБУЗ «Николаевская больница». Тонкоигольная аспирационная биопсия проводилась на базе Северо-Западного Регионального Эндокринологического центра ФГУ «Северо-Западный окружной медицинский центр МЗ РФ».

Общая численность обследованных пациентов составила 150 человек (1женщин и 38 мужчин). В исследование включались пациенты в возрасте от до 65 лет. Средний возраст пациентов составлял 54,17±2,53 года.

Критериями включения было наличие у пациентов признаков метаболического синдрома и тиреоидной дисфункции (гипотиреоза).

Для диагностики метаболического синдрома использовались критерии, соответствующие «общемировому консенсусу по критериям МС» 2005 года, в котором главным считается центральное ожирение, подтвержденное окружностью талии (ОТ) от 94 см для мужчин и от 80 см для женщин, плюс любые два из следующих критериев:

- Триглицериды сыворотки от 1,7 мМ/л или специальное лечение гипертриглицеридемии;

- Холестерин ЛПВП (липопротеидов высокой плотности) меньше 1,03 мМ/л для мужчин и меньше 1,29 мМ/л для женщин или специальное лечение гипоальфалипопротеидемии;

- Систолическое АД от 130 мм.рт.ст. или диастолическое АД от 85 мм.рт.ст.

либо специальное лечение артериальной гипертензии;

- Глюкоза сыворотки крови натощак от 5,6 мМ/л либо ранее установленный диагноз сахарного диабета 2 типа.

Для установления тиреоидной дисфункции оценивался уровень ТТГ и уровень свободного Т4. Диагноз гипотиреоза устанавливался при значении ТТГ выше 4 мМЕ/Л. В тех случаях, когда показатели ТТГ были выше 4 мМЕ/Л, а показатели свободного Т4 были в норме, устанавливался диагноз субклинического гипотиреоза. В тех случаях, когда показатели ТТГ были выше 4 мМЕ/Л, а показатели свободного Т4 были понижены, устанавливался диагноз манифестного гипотиреоза.

Диагноз узлового зоба устанавливался при наличии в щитовидной железе пальпируемого образования диаметром более 5 мм, подтвержденного с помощью ультразвукового исследования.

Диагноз аутоиммунного тиреоидита устанавливался при выявлении у пациента повышенного титра антител к тиреоидной пероксидазе, увеличении или уменьшении размеров щитовидной железы и диффузном снижении эхогенности её ткани при ультразвуковом исследовании, плотной консистенции ткани щитовидной железы при пальпации.

В исследование не включались больные с известным диагнозом гипотиреоза и тиреотоксикоза и, соответственно получающие заместительную терапию; пациенты после операций на щитовидной железе или после радиойодтерапии; пациенты, получающие кордарон или глюкокортикоиды, т.к.

эти препараты могут влиять на показатели функциональной активности щитовидной железы; пациенты, получающие терапию статинами, т.к. эти препараты оказывают влияние на липидный спектр. В исследование также не включались пациенты с тяжёлой соматической патологией – сахарным диабетом 1 типа, ХПН, выраженной анемией, дыхательной и сердечной недостаточностью и пациенты с указаниями в анамнезе на наличие инфаркта, инсульта онкологические заболевания.

По результатам обследования пациенты были разделены на 3 группы: 1 - группа пациентов с тиреоидной дисфункцией без метаболического синдрома (человек), 2 - группа пациентов с метаболическим синдромом без тиреоидной дисфункции (60 человек) и 3 - группа пациентов, страдающих метаболическим синдромом в сочетании с тиреоидной дисфункцией (55 человек). Средний возраст обследованных в 1-й группе составил 53,18±3,03 года, во 2-й группе 54,27±1,72, в 3-й группе 55,07±2,84.

2-я и 3-я группы пациентов были дополнительно разделены на подгруппы в зависимости от количества имеющихся у них компонентов МС, а также в зависимости от наличия у них субклинического либо манифестного гипотиреоза.

На этапе скрининга проводился сбор данных анамнеза, объективный осмотр, измерение АД, антропометрия – определение роста, веса, ОТ, индекса массы тела (ИМТ).

При изучении углеводного обмена всем пациентам без сахарного диабета в анамнезе выполнялся тест на толерантность к глюкозе (ОГТТ).

Нормогликемия определялась при уровнях глюкозы менее 6,1 ммоль/л натощак и менее 7,8 ммоль/л через 2 ч. Нарушенная гликемия натощак — при уровнях глюкозы 6,1–7,0 ммоль/л натощак и менее 7,8 ммоль/л через 2 ч. НТГ диагностировали при уровне глюкозы в плазме венозной крови не более 7,ммоль/л натощак и 7,8–11,1 ммоль/л через 2 ч. У пациентов с сахарным диабетом для оценки степени компенсации сахарного диабета определялся гликированный гемоглобин (HbA1c) (норма до 5,9%). Согласно рекомендациям IDF (2005) в группу пациентов с МС включались больные с нарушениями углеводного обмена, диагностированными по вышеперечисленным критериям, а также пациенты с гликемией натощак выше 5,6 ммоль/л.

При исследовании липидного обмена определялся уровень холестерина, триглицеридов, липопротеидов низкой плотности, липопротеидов высокой плотности, а также рассчитывался коэффициент атерогенности в сыворотке крови. Липидный спектр сыворотки крови определяли в плазме венозной крови, взятой после 12-часового голодания.

При исследовании функционального состояния щитовидной железы определяли уровень ТТГ (0,27 – 4,2 мМЕд/л), Т4 (58 – 161 нмоль\л), Т3 (1,1 – 2,нмоль\л), свободного Т4 (12,0 – 22,0 нмоль/л), антител к тиреоидной пероксидазе (0,00 – 34,00 МЕд/мл) в крови методом твёрдофазного иммуноферментного анализа.

Биохимические анализы, липидограмма, анализы на тиреоидные гормоны выполнялись на модульном анализаторе Cobas 6000 (Roche Diagnostics, Швейцария), имеющем биохимический (Modular P800, Cobas 501) и иммуноферментный (Modular E170, Cobas 601) модуль.

Анализ крови на гликированный гемоглобин выполнялся на анализаторе D10 (БиоХимМак) методом жидкостной ионообменной хроматографии высокого давления.

Ультразвуковое исследование щитовидной железы проводилось в 5-ти стандартных положениях датчика. В ходе исследования оценивались объём щитовидной железы (ОЩЖ), (рассчитывавшийся по формуле АхВхСх0,524, где А, В и С – высота, глубина и ширина каждой из долей), однородность и эхогенность паренхимы железы, размеры узловых образований или кист, их эхогенность, наличие кальцификатов, ободка halo, наличие увеличенных регионарных лимфатических узлов.

Тонкоигольная аспирационная биопсия (ТАБ) выполнялась в случае выявления узлов диаметром более 10 мм пациентам ТАБ для исключения онкологической патологии ЩЖ. По результатам цитологического исследования определялись возможные варианты цитологической картины исследуемых узлов: «коллоидный узел», «тиреоидит Хашимото». Злокачественных узлов щитовидной железы в группах исследуемых пациентов обнаружено не было.

Статистическую обработку результатов проводили с помощью программ «Exel – 2000» и «Statistica 6,0». Для статистической обработки полученных данных использовали непараметрические критерии Вилкоксона – Коновалова и Манна – Уитни. В таблицах указывали средние значения показателей и стандартную ошибку. Направленность связей оценивалась по знаку коэффициента корреляции. Критический уровень достоверности нулевой гипотезы принимали равным 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.

При обследовании пациентов в группах выявлялись следующие составляющих МС в соответствии с критериями IDF (2008): абдоминальное ожирение, артериальная гипертензия, нарушения углеводного обмена, гипертриглицеридемия и снижение уровня ЛПВП.

Мы провели оценку встречаемости составляющих МС в исследуемых 3-х группах пациентов. У подавляющего большинства пациентов 1-й группы (пациент (88,57%)) отмечалось абдоминальное ожирение, даже несмотря на то, что симптомокомплекс МС как таковой у них отсутствовал.

Нами найдена обратная регрессионная зависимость (b=0,99; p<0,5) между показателями ОТ и свободного Т4 в данной группе пациентов. Это свидетельствует о том, что при снижении уровня свободного Т4 у пациентов с ТД увеличивалась ОТ.

Абдоминальное ожирение играет одну из ведущих ролей в формировании и прогрессировании МС, что подтверждается целым рядом исследований [Bjorntorp P., 1990; Carr D, Utzschneider K, Hull R et al., 2004]. Согласно полученным нами данным при гипотиреозе может развиваться абдоминальное ожирение, которое может являться ключевым компонентом и пусковым механизмом развития МС.

В 1-й группе пациентов также часто встречались и другие компоненты МС.

На втором месте по распространённости (после абдоминального ожирения) была артериальная гипертензия; она наблюдалась в половине случаев (пациентов (51,42%)). У трети пациентов отмечалось снижение уровня ЛПВП – 12 больных (34,29%). Также часто встречались нарушения углеводного обмена – 8 пациентов (22,85%) и гипертриглицеридемия – 4 пациента (11,43%).

Учитывая высокую встречаемость ведущих компонентов МС у пациентов с гипотиреозом, можно предположить то, что последние могут иметь высокий риск развития МС.

Самым распространённым признаком МС в исследуемых 3-х группах пациентов была артериальная гипертензия (АГ), она лидировала по встречаемости во всех 3-х группах (кроме абдоминального ожирения, которое встречалось в 100% случаев как главный критерий МС). Встречаемость артериальной гипертензии составила в 1-й группе – 51,42% (18 человек), во 2-й группе 82,5% (49 человек),в 3-й группе 70,90% (39 человек). Известно, что уровень АД тесно связан с уровнем инсулина и степенью инсулинорезистентности [Чазова И.Е., Мычка В.Б., 2008]. Также сообщалось, что резистентность к инсулину может участвовать в патогенезе гипертонической болезни в 40–50% случаев. Седьмой доклад Объединенного национального комитета [Chobanian A, Bakris G, Black H et al. 2003] и Европейского общества по гипертонии [European Society of Hypertension, 2003] подчеркивает важность диагностики метаболического синдрома у пациентов с АГ.

Структура встречаемости компонентов МС различалась во 2-й и 3-й группе пациентов.

Во 2-й группе пациентов самым частым признаком МС после АГ были нарушения углеводного обмена, которые встречались у 30 пациентов (50%).

В 3-й группе пациентов после артериальной гипертензии чаще регистрировалась гипертриглицеридемия (28 пациентов (50,90%)). Нами получена выраженная положительная корреляционная связь между показателями ТТГ и триглицеридов в 3-й группе пациентов (r=0,48; р<0,05) и во 2-й группе пациентов (r=0,44; р<0,05), что говорит о том, что при повышении ТТГ повышался уровень триглицеридов. В 3-й группе пациентов получена сильно выраженная отрицательная корреляционная связь между показателями свТ4 и ТГ (r=-0,97; р<0,05), что говорит о том, что при снижении уровня свТ4, которое имеет место при ТД, повышался уровень ТГ (рис.1).

95% confidence r = -0,97, p<0,0,5 1,0 1,5 2,0 2,5 3,0 3,5 4,0 4,5 5,Триглицериды, моль/л Рисунок 1.

Корреляционная связь между показателями свободного тироксина и уровнем триглицеридов в крови.

Встречаемость гипертриглицеридемии росла от 1-й к 3-й группе. В 1-й группе она составила 6%; во 2-й – 15%; в 3-й – 28%. Это означает то, что при МС в сочетании с ТД гипертриглицеридемия встречалась чаще, чем в случае изолированного МС.

Показатели ТГ также закономерно нарастали от 1-й к 3-й группе и составили в 1-й группе - 0,95±0,11ммоль/л, во 2-й группе - 1,25±0,08 ммоль/л, в 3-й группе - 1,8±0,20 ммоль/л. При попарном сравнении групп показатели ТГ достоверно различались во всех 3-х группах (p<0,05) и были самыми высокими в 3-й группе пациентов (рис.2).

p<0,3,2,2,2,2,2,1,1,1,1,1,0,0,0, Mean 0, ±SE 1 ±SD Номер группы Рисунок 2.

Показатели триглицеридов в группах.

Свободный Т4, нмоль/л Триглицериды, ммоль/л Из показателей липидного обмена в 3-й группе пациентов отмечались также достоверно более высокие показатели ЛПНП, чем у пациентов 2-й группы (p<0,05). Они составили во 2-й группе 3,98±0,16 ммоль/л и в 3-й группе 4,88±0,27 ммоль/л. В 3-й группе пациентов найдена выраженная отрицательная корреляционная связь между показателями ЛПНП и Т3 (r=-0,97, p<0,05). Это свидетельствует о том, что при снижении уровня Т3 у пациентов с МС в сочетании с ТД уровень ЛПНП повышался.

Среди обследованных пациентов встречались пациенты как с нормальным весом, так и с избытком веса, так и с ожирением. Степень ожирения оценивали по ИМТ= масса тела (кг)/рост (м). ИМТ вычислялся как отношение массы тела в кг к квадрату величины роста в м2. Масса тела оценивалась как нормальная при ИМТ, не превышающем 25 кг/м2, избыточной – при ИМТ 25–30, диагноз ожирения ставили – при ИМТ более 30 кг/м2. 1-ю степень ожирения ставили пациентам с ИМТ=30,0-34,9; 2-ю степень ожирения – пациентам с ИМТ=35,034,9. Пациентов с 3-й степенью ожирения среди обследованных не было.

В 1-й группе встречаемость случаев ожирения составила 8,57%, во 2-й группе – 30%; в 3-й группе – 56,36%. Это означает то, что встречаемость случаев ожирения в 3-й группе была выше, чем в 1-й и 2-й группах, и что при МС в сочетании с ТД ожирение встречалось чаще, чем в случае МС без ТД.

Кроме того в 3-й группе пациентов с ожирением было большинство. Вес пациентов закономерно нарастал от 1-й к 3-й группе и составил в 1-й группе 68,65±1,77, во 2-й группе 74,72±1,47 и в 3-й группе 82,11±1,86 (р<0,001).

Пациенты с МС в сочетании с ТД имели более высокие показатели веса, чем пациенты с МС без ТД.

Таким образом, в группе пациентов, страдающих сочетанием МС и ТД, случаи ожирения были более частыми, а показатели веса – более высокими. На основании этих данных можно сделать вывод о том, что пациенты с МС в сочетании с ТД более склонны к развитию ожирения, чем пациенты с МС, но без ТД.

2-я группа 3-я группа Встречаемость полного метаболического синдрома,% Рисунок 3.

Встречаемость полного (5-компонентного) варианта метаболического синдрома в группах Среди пациентов 2-й и 3-й группы, обследованных нами, были пациенты с различным по количеству набором компонентов МС. Встречались пациенты как с полным, 5-компонентным, так и с неполным вариантом МС. В группе пациентов с МС без ТД встречаемость полного МС составила 3,33%. В группе пациентов, страдающих МС в сочетании с ТД встречаемость полного варианта МС была выше и составила 9,09% (рис.3).

Это означает то, что в группе пациентов, имеющих сочетание МС с ТД вероятность возникновения полнокомпонентного МС была почти в 3 раза выше, чем в группе пациентов с МС без ТД.

Встречаемость 4-компонентного МС также была выше в 3-й группе (32,72% против 26,66%). 3-компонентный МС чаще встречался во 2-й группе (70% против 58,18%).

Во 2-й группе пациентов нами была обнаружена обратная регрессионная зависимость (b=0,26; p=0,04) между количеством компонентов МС и уровнем Т4. Найдена также выраженная отрицательная корреляционная связь между Ти количеством компонентов МС (r=-0,44, p<0,05). Это означает то, что при снижении уровня Т4 у больных с МС количество компонентов МС возрастало.

В 3-й группе пациентов обнаружена квадратичная регрессионная зависимость (b=0,48, p<0,05) между количеством компонентов МС и уровнем ТТГ. Это означает то, что при повышении уровня ТТГ количество компонентов МС возрастало.

Таким образом, у пациентов, страдающих сочетанием МС и ТД, чаще, чем у пациентов с изолированным МС, встречались многокомпонентные варианты МС. Увеличение числа компонентов МС было связано с ТД. Рост числа компонентов МС может приводить к возрастанию сосудистых рисков у этих больных, что требует проведения дальнейших исследований для изучения этого вопроса.

Мы исследовали влияние сочетания различного количества компонентов МС на тяжесть его клинических проявлений. Для этого 2-я группа пациентов была разделена каждая на 1-ю и 2-ю подгруппу, а 3-я группа пациентов – на 3-ю и 4-ю подгруппу. В 1-ю и 3-ю подгруппу включались пациенты, имеющие сочетание 3-х компонентов МС; во 2-ю и 4-ю подгруппу - пациенты, имеющие сочетание 4-х или 5-ти компонентов МС. Клинико-лабораторные показатели в подгруппах пациентов в зависимости от количества компонентов МС представлены в таблице №1.

Получены следующие результаты. Показатели веса, ИМТ и ОТ во 2-й подгруппе были достоверно выше, чем в 1-й подгруппе (p<0,05). Найдена выраженная положительная корреляционная зависимость между количеством компонентов МС и показателями веса (r=0,35; p<0,05). Это означает то, что при увеличении количества компонентов МС показатели веса возрастали. Найдена выраженная положительная корреляционная зависимость между количеством компонентов МС и показателями ИМТ (r=0,48; p<0,05). Это означает то, что при увеличении количества компонентов МС показатели ИМТ возрастали. Найдена выраженная положительная корреляционная зависимость между количеством компонентов МС и показателями ОТ (r=0,46; p<0,05). Это означает то, что при увеличении количества компонентов МС показатели ОТ возрастали. Таким образом, при увеличении количества компонентов МС происходило ухудшение антропометрических показателей у пациентов с МС.

Таблица№Клинико-лабораторные показатели в подгруппах пациентов в зависимости от количества компонентов метаболического синдрома.

1-я 2-я 3-я 4-я Показатели подгруппа подгруппа подгруппа подгруппа (n=42) (n=18) (n=32) (n=23) Вес, кг 72,34±1,68 80,22±2,57 81,50±3,32 77,44±4,ОТ, см 94,62±1,15 101,67±1,84 94,40±1,57 92,33±3,ИМТ, кг/м2 27,07±0,48 31,05±1,04 31,00±1,21 29,61±1,САД, мм.рт.ст. 149,25±3,26 152,81±5,95 138,57±4,87 146,77±4,ДАД, мм.рт.ст. 86,58±1,75 88,75±2,83 82,50±2,21 87,22±2,ОХС, моль/л 5,63±0,16 5,65±0,29 5,87±0,43 7,53±0,ЛПВП, моль/л 1,46±0,04 1,24±0,07 1,41±0,09 1,42±0,ЛПНП, моль/л 4,09±0,19 3,54±0,43 3,67±0,98 6,49±1,ТГ, моль/л 1,04±0,07 1,82±0,17 1,45±0,20 2,57±0,Индекс 3,04±0,20 3,57±0,34 2,98±0,25 4,52±0,атерогенности Глюкоза, моль/л 5,43±0,25 7,31±0,43 5,47±0,32 6,74±0,HbA1C, % 5,81±0,23 6,73±0,13 5,72±0,34 6,72±0,ТТГ, мМЕд/л 1,62±0,13 2,09±0,23 6,94±1,07 33,34±15,Т3, нмоль/л 1,93±0,12 2,05±0,21 1,70±0,12 1,15±0,Т4, нмоль/л 99,33±3,22 97,36±3,86 91,85±5,89 59,03±17,Т4св, нмоль/л 17,16±0,21 16,94±0,05 12,17±0,30 11,14±0,АТ к ТПО, 25,35±10,31 7,58±2,41 123,40±36,62 251,23±65,МЕд/мл Объем ЩЖ, мл 14,05±1,21 13,10±1,69 18,17±3,94 11,05±2,Показатели ЛПВП во 2-й подгруппе были достоверно ниже, чем в 1-й подгруппе (р<0,05). Показатели ТГ и ИА во 2-й подгруппе были достоверно выше, чем в 1-й подгруппе (p<0,05). Показатели глюкозы в крови и HbA1C во 2й подгруппе были достоверно выше, чем в 1-й подгруппе (p<0,05). Найдена выраженная отрицательная корреляционная зависимость между количеством компонентов МС и показателями ЛПВП (r=-0,33; p<0,05). Это означает то, что при увеличении количества компонентов МС показатели ЛПВП уменьшались.

Найдена сильная положительная корреляционная связь между количеством компонентов МС и показателями ТГ (r=0,57; p<0,05). Это означает то, что при увеличении количества компонентов МС показатели ТГ возрастали. Найдена выраженная положительная корреляционная зависимость между количеством компонентов МС и показателями глюкозы в крови (r=0,46; p<0,05). Это означает то, что при увеличении количества компонентов МС показатели глюкозы в крови возрастали.

По показателям ТТГ, Т3, Т4, свТ4, АТ к ТПО и ОЩЖ достоверных различий между подгруппами 2-й группы найдено не было (р>0,05).

На основании полученных данных можно сделать вывод о то, что с увеличением количества компонентов МС происходило усиление его тяжести – увеличение выраженности абдоминального и туловищного ожирения, ухудшение показателей углеводного и липидного обменов, что в свою очередь может приводить к возрастанию сосудистых рисков у этих пациентов.

3-я группа пациентов также была разделена на 3-ю и 4-ю подгруппу в зависимости от количества компонентов МС. При сравнении клиниколабораторных показателей МС в подгруппах пациенты достоверно не различались по весу, ИМТ, ОТ, САД и ДАД (р>0,05). Показатели ОХС, ТГ, ЛПНП, ИА, глюкозы крови и HbA1C во 4-й подгруппе были достоверно более высокими, чем в 3-й подгруппе (p<0,05). По показателям ЛПВП достоверных различий найдено не было (р>0,05).

При изучении показателей функционального состояния щитовидной железы показатели ТТГ и АТ к ТПО во 4-й подгруппе были достоверно выше, чем в 3-й (p<0,05). Показатели Т3, Т4 и объёма щитовидной железы во 4-й подгруппе были достоверно ниже, чем в 3-й (p<0,05).

95% confidence r = 0,46, p<0,111-2,8 3,0 3,2 3,4 3,6 3,8 4,0 4,2 4,4 4,6 4,8 5,0 5,Количество компонентов метаболического синдрома Рисунок 4.

Корреляционная связь между количеством компонентов метаболического синдрома и уровнем тиреотропного гормона.

В 3-й группе пациентов обнаружена выраженная корреляционная связь (r=0,46, p<0,05) между количеством компонентов МС и уровнем ТТГ (рис.4).

Это означает то, что при повышении уровня ТТГ количество компонентов МС возрастало. Найдена также выраженная отрицательная корреляционная связь между Т4 и количеством компонентов МС (r=-0,44, p<0,05). Это ТТГ, мМЕд/л свидетельствует о том, что при снижении уровня Т4 количество компонентов МС увеличивалось. Найдены выраженные корреляционные зависимости между количеством компонентов МС и ТГ (r=0,43, p<0,05), а также глюкозы в крови (r=0,56, p<0,05). Это означает то, что при увеличении количества компонентов МС показатели ТГ и глюкозы крови возрастали.

Таким образом, с увеличением количества компонентов метаболического синдрома у пациентов, страдающих метаболическим синдромом в сочетании с тиреоидной дисфункцией, происходило усиление тяжести его лабораторных проявлений и снижение функциональной активности щитовидной железы.

Пациенты 3-й группы, были разделены на подгруппы в зависимости от типа (степени выраженности) тиреоидной дисфункции, т.е. на подгруппы пациентов с субклиническим и с манифестным гипотиреозом. Мы сравнили показатели в 2-х подгруппах; 1 – подгруппа пациентов с МС в сочетании субклинической ТД (30 человек); 2 - подгруппа пациентов с МС в сочетании с манифестной ТД (25 человек). Клинико-лабораторные показатели в зависимости от типа тиреоидной дисфункции представлены в таблице №2.

Вес и ИМТ были достоверно выше у пациентов 2-й подгруппы (р<0,05).

Показатели ОТ в подгруппах достоверно не отличались.

Таблица №Клинико-лабораторные показатели в погруппах пациентов в зависимости от наличия субклинической или манифестной тиреоидной дисфункции.

1-я подгруппа 2-я подгруппа (субклинический (манифестный гипотиреоз) гипотиреоз) N=30 N=Вес, кг 66,03±1,70 82,65±4,ИМТ, кг/м2 24,30±0,75 27,27±1,ОТ, см 97,15±1,42 97,15±1,ОХС, моль/л 5,84±0,21 7,53±0,ЛПНП, моль/л 4,55±0,67 7,73±1,ЛПВП, моль/л 1,46±0,07 1,18±0,ТГ, моль/л 1,36±0,13 3,38±0,Индекс 3,27±0,99 5,89±0,атерогенности ТТГ, мМЕд/л 8,45±1,58 59,43±23,Т3, нмоль/л 1,58±0,15 1,2±0,Т4св, нмоль/л 13,90±0,76 6,13±1,Т4, нмоль/л 91,75±4,7 20,87±19,АТ к ТПО, 139,79±40,98 246,23±142,МЕд/мл Объём 14,43±2,10 10,70±2,щитовидной железы, мл Показатели САД и ДАД достоверно не различались в 2-х подгруппах (р>0,05).

Пациенты 2-й подгруппы имели достоверно более высокие показатели уровня общего холестерина, ЛПНП и триглицеридов, а также более высокие показатели ИА, чем пациенты 1-й подгруппы (р<0,05). Показатели ЛПВП во 2й подгруппе пациентов были достоверно более низкими, чем в 1-й подгруппе (р<0,05).

Показатели уровня глюкозы в крови и HbA1C в подгруппах достоверно не различались (р>0,05).

Таким образом, у пациентов с МС в сочетании с манифестной тиреоидной дисфункцией, были более высокие показатели веса, ОХС, ЛПНП, ТГ и более низкие показатели ЛПВП, чем при метаболическом синдроме в сочетании с субклинической тиреоидной дисфункцией.

Показатели ТТГ и АТ к ТПО были закономерно выше во 2-й подгруппе (р<0,05). Показатели Т3, Т4 и Т4 свободного были достоверно ниже во 2-й подгруппе (р<0,05). Достоверных различий по показателям объёма щитовидной железы в подгруппах найдено не было.

Мы оценили встречаемость узлового зоба в группах. В 1-й группе она составила 22,86% (8 человек), во 2-й группе 55% (33 человека) и в 3-й группе 54,54% (30 человек). Это означает то, что встречаемость узлового зоба среди пациентов 2-й и 3-й группы была в 2 раза выше, чем у пациентов 1-й группы.

Т.е. у больных, страдающих МС, встречаемость узлов в щитовидной железе была выше, чем у больных, не имеющих МС. В случае выявления узлов диаметром более 10 мм проводилась ТАБ. У пациентов 1-й группы проведение ТАБ не потребовалось. Во 2-й группе ТАБ выполнение ТАБ потребовалось 10ти пациентам, в 100% случаев результатом были коллоидные узлы. В 3-й группе выполнение ТАБ потребовалась 6-ти пациентам, в 100% случаев результатом был тиреоидит Хашимото.

ВЫВОДЫ 1. У пациентов, страдающих метаболическим синдромом в сочетании с тиреоидной дисфункцией, чаще встречались многокомпонентные варианты метаболического синдрома. С увеличением количества компонентов метаболического синдрома происходило усиление тяжести его клинических проявлений и снижение функциональной активности щитовидной железы.

2. У больных с метаболическим синдромом в сочетании с тиреоидной дисфункцией отмечалась более высокая встречаемость ожирения и гипертриглицеридемии, Эти пациенты имели более высокие показатели веса, триглицеридов и ЛПНП, чем лица с метаболическим синдромом без тиреоидной дисфункции.

3. У пациентов с метаболическим синдромом в сочетании с манифестной тиреоидной дисфункцией, были более высокие показатели веса, ОХС, ЛПНП, ТГ и более низкие показатели ЛПВП, чем при метаболическом синдроме в сочетании с субклинической тиреоидной дисфункцией.

4. Абдоминальное ожирение встречалось у подавляющего большинства в группе пациентов с гипотиреозом. Найдена обратная связь между показателями абдоминального ожирения и уровнем свободного Т(p<0,05). Встречаемость других компонентов метаболического синдрома в данной группе пациентов также была высока.

5. У больных с метаболическим синдромом показатели веса и окружности талии были ассоциированы с показателями ТТГ, Т3 и объёма щитовидной железы (p<0,05).

6. Встречаемость узлового зоба среди пациентов, имеющих метаболический синдром, была в 2 раза выше, чем у пациентов, страдающих тиреоидной дисфункцией без метаболического синдрома.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ 1. Пациенты с метаболическим синдромом нуждаются в исследовании крови на гормоны щитовидной железы с целью раннего выявления у них тиреоидных дисфункций, а также УЗИ-исследовании щитовидной железы для диагностики узлового зоба.

2. Пациентов с гипотиреозом следует рассматривать как относящихся к группе риска по развитию у них метаболического синдрома. У таких больных важен контроль показателей окружности талии, артериального давления, липидограммы и сахара крови.

3. Своевременная коррекция тиреоидных нарушений препаратами левотироксина может уменьшить тяжесть клинических проявлений метаболического синдрома.

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

1. Лукина Е.В. Классические и современные представления о метаболическом синдроме /Лукина Е.В., Шишкин А. Н., Строев Ю. И., Чурилов Л. П., Левитина Е. В., Кононова Ю. А. // Вестник СанктПетербургского Университета. Серия 11. – 2009. – № 3. – С. 24-(авторский вклад 4 стр.).

2. Лукина Е.В. Метаболический синдром и тиреоидная дисфункция / Лукина Е.В., Шишкин А.Н. // Профилактическая и клиническая медицина. Тематический выпуск "Метаболический синдром:

междисциплинарные проблемы". – 2010. - №3-4 (36-37).- С. 73-(авторский вклад 4 стр.).

3. Лукина Е.В. Компоненты метаболического синдрома и тиреоидная дисфункция / Лукина Е.В. // Материалы XIV Всероссийской медикобиологической конференции молодых исследователей «Фундаментальная наука и клиническая медицина – Человек и его здоровье». – СПб, 2011. – С. 161 (авторский вклад 1 стр.).

4. Лукина Е.В. Влияние сочетания различного количества компонентов метаболического синдрома на тяжесть его клинических проявления / Лукина Е.В. // Материалы XV Всероссийской медико-биологической конференции молодых исследователей «Фундаментальная наука и клиническая медицина – Человек и его здоровье». – СПб, 2012. – С. 153-154 (авторский вклад 1 стр.).

5. Лукина Е.В. Влияние гормонов щитовидной железы на клиниколабораторные показатели метаболического синдрома / Лукина Е.В., Шишкин А.Н. // Профилактическая и клиническая медицина. Тематический выпуск "Метаболический синдром: междисциплинарные проблемы". – 2010. - №3-(36-37).- С. 223 (авторский вклад 1 стр.).

6. Лукина Е.В. Метаболический синдром и тиреоидная дисфункция / Лукина Е.В., Шишкин А.Н.//Внутренние болезни интегральная дисциплина современной медицины: материалы научн.-практ.конф., посвященной 10летию кафедры терапии мед. фак-та СПбГУ. – СПб.:Изд-во СПбГУ – 2007. – С.37-40 (авторский вклад 1 стр.).

7. Лукина Е.В. Роль тиреоидной дисфункции в развитии метаболического синдрома/ Лукина Е.В., Шишкин А.Н.// Передовые технологии практического здравоохранения: материалы научной конференции посвященной юбилею 20 больницы СПб - Санкт-Петербург,2008. - С. – 99(авторский вклад 1 стр.).

8. Лукина Е.В. Метаболический синдром и тиреоидная дисфункция / Лукина Е.В., Шишкин А.Н.// Материалы X Всероссийской медикобиологической конференции молодых исследователей «Фундаментальная наука и клиническая медицина – Человек и его здоровье». – СПб, 2007. – С. 251-252 (авторский вклад 1 стр.).

9. Лукина Е.В. Оценка показателей функционального состояния щитовидной железы у больных с метаболическим синдромом/ Лукина Е.В., Шишкин А.Н.// Материалы XI Всероссийской медико-биологической конференции молодых исследователей «Фундаментальная наука и клиническая медицина – Человек и его здоровье». – СПб, 2008. – С. 58-(авторский вклад 1 стр.).

Список используемых сокращений АГ – артериальная гипертензия АД – артериальное давление АТ к ТПО – антитела к тиреоидной пероксидазе ДАД – диастолическое артериальное давление ИА – индекс атерогенности ИБС – ишемическая болезнь сердца ИМТ – индекс массы тела ИР – инсулинорезистентность ЛПВП – липопротеиды высокой плотности ЛПНП – липопротеиды низкой плотности ЛПОНП - липопротеиды очень низкой плотности МС – метаболический синдром НТГ – нарушение толерантности к глюкозе HbA1C – гликированный гемоглобин ОТ – окружность талии ОХС – общий холестерин САД - систолическое артериальное давление СД – сахарный диабет ССЗ – сердечно-сосудистые заболевания ТАБ – тонкоигольная аспирационная биопсия ТГ - триглицериды ТД – тиреоидная дисфункция ТТГ – тиреотропный гормон Т3 – трийодтиронин Т4 – тироксин Т4св – свободный тироксин УЗИ – ультразвуковое исследование ЩЖ – щитовидная железа ЭКГ - электрокардиограмма Подписано в печать 18.10.2012 Формат 60х90/Бумага офсетная. Усл. печ. л. 1,Тираж 50 экз. Заказ 5Отпечатано в типографии «Адмирал» 199178, Санкт-Петербург, В.О., 7-я линия, д. 84 А






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.