WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ШЕРЕМЕТЬЕВА ЕКАТЕРИНА ВИКТОРОВНА

МЕТАБОЛИЧЕСКИЕ РИСКИ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ БОЛЬНЫХ ПРИ РАЗЛИЧНЫХ ФЕНОТИПАХ СИНДРОМА ПОЛИКИСТОЗНЫХ ЯИЧНИКОВ

14.01.02 – эндокринология

       АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени
кандидата медицинских наук

Москва – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении «Эндокринологический научный центр» Минздравсоцразвития России (директор – академик РАН и РАМН И.И. Дедов).

Научный руководитель:                

Дедов Иван Иванович - доктор медицинских наук, профессор, академик РАН и РАМН

Официальные оппоненты:

Трошина Екатерина Анатольевна - доктор медицинских наук, профессор, ФГБУ «Эндокринологический научный центр» Минздравсоцразвития России, заведующая отделением терапии с группой патологии метаболизма и ожирения.

Сметник Вера Петровна - доктор медицинских наук, профессор, ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И.Кулакова» Минздравсоцразвития России, главный научный сотрудник отделения гинекологической эндокринологии.

Ведущее учреждение:        ГБОУ ВПО Московский государственный медико-стоматологический университет  имени А.И. Евдокимова

Защита состоится «20»  декабря 2012 г. в 14 часов на заседании Диссертационного Совета Д 208.126.01 при ФГБУ «Эндокринологический научный центр» Минздравсоцразвития России по адресу: 117036, г. Москва, ул. Дмитрия Ульянова, д. 11.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБУ «Эндокринологический научный центр» Минздравсоцразвития России.

Автореферат разослан «16» ноября 2012 г.

Ученый секретарь Диссертационного Совета

при ФГБУ «Эндокринологический научный центр»

Минздравсоцразвития России

доктор медицинских наук                  Е.В. Суркова

  1. Общая характеристика работы

1.1

Актуальность проблемы        

В XXI веке - веке персонализированной медицины - ведение больных, особенно с хроническими заболеваниями должно быть индивидуальным. Синдром поликистозных яичников (СПЯ) - полиморфное заболевание, с частотой в популяции от 5 до 20% и чрезвычайно вариабельной клинической картиной. Отсутствие генного паспорта СПЯ до настоящего  момента затрудняет диагностику этого заболевания, а также выбор лечебной тактики. Основополагающие клинические проявления СПЯ - состояние хронической олиго- и/или ановуляции (АН) (по данным динамического ультразвукового исследования органов малого таза и функциональной диагностики), клинические или биохимические признаки гиперандрогении  (ГА) (гормональные исследования) и поликистозные изменения в яичниках  (УЗ-поликистоз - по результатам ультразвукового исследования органов малого таза). Большая роль в патогенезе заболевания отводится инсулинорезистентности (ИР).

В современной научной литературе СПЯ рассматривается как одна из составных частей сложного метаболического синдрома, предрасполагающего к формированию поздних осложнений, таких как сахарный диабет 2 типа (СД), артериальная гипертензия (АГ), дислипидемия и ишемическая болезнь сердца (ИБС) с семикратно повышенным риском развития инфаркта миокарда (ИМ).

Известно, что в период перименопаузы, особенно в условиях нелеченной дислипидемии, увеличивается риск развития ИБС. При сопутствующих АГ и СД коронарный атеросклероз имеет быстрое и агрессивное течение, утяжеляя сердечно-сосудистый прогноз. В последнее время активно изучается роль ожирения и метаболических нарушений в патогенезе СД, АГ, ИБС. Однако роль СПЯ, четко ассоциированного с метаболическими нарушениями, в аспекте развития этих заболеваний остается малоизученной. Остается неясным вопрос о пусковых механизмах, «критическом» возрасте начала заболеваний и, соответственно, о начале мер профилактики возможных осложнений (например, ИМ).

Окончательно не решен вопрос об изменении липидного спектра при СПЯ. Нет четких рекомендаций о необходимости лечения дислипидемии у пациенток репродуктивного возраста. Известно, что дислипидемия является самостоятельным фактором риска развития атеросклероза. При СПЯ, даже среди пациенток репродуктивного возраста с нормальным индексом массы тела (ИМТ), имеется повышение уровня атерогенных фракций липидов и низкое содержание ХС-ЛПВП.

Как правило, лечение СПЯ представляет собой комбинацию консервативного и хирургического метода лечения (лапароскопическая электрокаутеризация яичников – ЭКОЯ). Консервативное лечение всегда начинается со стимуляции овуляции. С этой целью в индивидуальном порядке применяются производные хлортрианизена - кломифена цитрат и его аналоги (препараты первой линии согласно ESHRE/ASRM, 2007), комбинированные оральные контрацептивы (КОК), гонадотропины, аналоги гонадотропин - рилизинг гормона, сенситайзер к инсулину (метформин), ингибиторы ароматазы.

Согласно данным Международного симпозиума объединенной рабочей группы ESНRE/ASRМ (2007) (Европейского общества репродукции и эмбриологии человека и Американского общества репродуктивной медицины) были выделены основные фенотипы СПЯ: Классический (ГА + УЗ-поликистоз + АН), Овуляторный (ГА + УЗ-поликистоз), Неандрогенный (АН + УЗ-поликистоз), Ановуляторный (ГА + АН).

Однако не разработаны клинические рекомендации для пациенток с СПЯ, в том числе, с учетом особенностей фенотипов в различные периоды жизни женщины. Учитывая высокий риск метаболических нарушений у женщин уже в репродуктивном возрасте, у таких больных необходима профилактика сопутствующих заболеваний и предупреждение осложнений СПЯ.

В мировой научной литературе крайне редко встречаются работы по изучению у пациенток с СПЯ риска развития депрессии и других психопатологических расстройств. По опубликованным данным риск развития психопатологических расстройств при СПЯ составляет 11,6-55,6%. В этой связи необходим комплексный психосоматический подход к ведению пациенток с СПЯ, сочетающий в себе, безусловно, традиционные медицинские программы коррекции всех составляющих этого синдрома, в том числе и коррекцию психологического статуса пациенток.

Таким образом, учитывая вариабельность клиники различных фенотипов заболевания, хроническое течения СПЯ, повышенный риск развития метаболических нарушений, особенности психологического статуса, возникла необходимость разработки комплексного мультидисциплинарного подхода к ведению пациенток с СПЯ и программ коррекции всех составляющих синдрома.

    1. Цель и задачи

Целью работы явилась оценка метаболических рисков и психологических особенностей у женщин с различными фенотипами СПЯ, разработка тактики ведения.

В соответствии с целью исследования были поставлены следующие задачи:

  1. Изучить факторы метаболического риска (ИМТ, липидный спектр, гликемия венозной плазмы в рамках перорального глюкозотолерантного теста (ПГТТ), С - реактивный белок (С-РБ), показатели свертываемости крови) у пациенток с основными фенотипами СПЯ.
  2. Оценить эффективность различных схем лечения (моно-, комбинированная терапия) у пациенток репродуктивного возраст с СПЯ.
  3. Провести анализ реализации репродуктивной функции у женщин с основными фенотипами СПЯ в зависимости от различных схем терапии (моно-, комбинированная терапия).
  4. Оценить психологические особенности больных с различными фенотипами СПЯ.
  5. Выработать алгоритмы ведения пациенток с основными фенотипами СПЯ с учетом метаболических рисков, хронического течения заболевания и  психологических особенностей.

1.3  Научная новизна исследования

Впервые в России на большой выборке женщин репродуктивного возраста (n=150) проведен анализ течения СПЯ с учетом его основных фенотипов. Доказано отсутствие изменения фенотипа СПЯ на фоне проведенного лечения, рассмотрены отдаленные результаты применения различных методов терапии у пациенток с СПЯ с учетом метаболических рисков, что позволило разработать тактику ведения больных с основными фенотипами СПЯ с целью восстановления репродуктивной функции, улучшения показателей углеводного и липидного обменов и профилактики развития сердечно-сосудистых заболеваний.

Впервые в России проведена оценка психосоциального статуса больных с различными фенотипами СПЯ и разработаны рекомендации по ведению пациенток с учетом хронического течения заболевания.

1.4  Практическая значимость исследования

Полученные результаты позволили разработать индивидуальную тактику ведения пациенток с учетом фенотипа СПЯ, повысить частоту восстановления репродуктивной функции женщин и эффективность терапии и снизить риск развития метаболических осложнений.

Учитывая особенности психологического статуса больных, полученные при анкетировании, хроническое течение заболевания, автором был разработан комплекс мероприятий, направленных на улучшение качества жизни пациенток  (включение в алгоритм обследования при СПЯ, наряду с гинекологом и эндокринологом, консультации кардиолога, психолога (психотерапевта). Обосновано создание Школ для пациенток с СПЯ.

1.5 Положения, выносимые на защиту:

  • У женщин с СПЯ Классический фенотип встречается у 46% пациенток, Овуляторный фенотип СПЯ – в 23%, Неандрогенный фенотип – в 18% и Ановуляторный фенотип СПЯ – в 13%.

В репродуктивном периоде все пациентки с СПЯ, независимо от фенотипа, имеют повышенные метаболические риски.

Фенотип СПЯ с течением времени не меняется.

  • Комбинированная терапия СПЯ является методом выбора, так как оказывает влияние на основные звенья патогенеза заболевания, от которой зависит реализация репродуктивной функции пациенток, что требует индивидуального подхода.

Беременность пациенток с СПЯ должна быть планируемой.

  • Учитывая фенотип СПЯ, хроническое течение заболевания, особенности психологического статуса необходимо включить в алгоритм обследования пациенток с СПЯ консультации психотерапевта и/или психолога.
    1.   Апробация работы и публикации

Основные результаты исследования, приведенные в диссертации, были доложены на 14 Международном конгрессе по гинекологической эндокринологии (Флоренция, Италия, 2010), IV Международном конгрессе по репродуктивной медицине (Россия, Москва, 2010), ХХII Международном конгрессе с курсом эндоскопии «Новые технологии диагностики и лечения гинекологических заболеваний» (Россия, Москва, 2010), VI Всероссийском конгрессе эндокринологов (Россия, Москва, 2012).

По теме диссертации опубликовано 9 научных работ, из них 3 - в журналах, рекомендованных ВАК.

Апробация работы состоялась на межотделенческой конференции ФГБУ ЭНЦ  8  октября  2012 г.

    1. Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 133 страницах машинописного текста, состоит из введения, 4 глав, выводов, практических рекомендаций и списка используемой литературы, который включает  237 источников (13 отечественных, 224 зарубежных).

Иллюстративный материал содержит 33 таблицы, 1 рисунок.

  1. Материалы и методы исследования
    1. Объем, общая структура проведенных исследований, клиническая характеристика обследованных больных

Исследование проведено в  2 этапа:

I этап. Из локальной базы историй болезни отделения эндокринной гинекологии ФГБУ ЭНЦ было отобрано 170 историй болезни амбулаторных и стационарных пациенток репродуктивного возраста, которые обратились в отделение в период с 2000 - 2008 гг. Всем пациенткам проведен катамнестический анализ  факторов метаболического риска (ИМТ, общий холестерин, ХС-ЛПНП, ХС-ЛПВП, триглицериды, гликемия венозной плазмы в ПГТТ, иммунореактивный инсулин (ИРИ), С-реактивный белок, показатели свертываемости крови). 20 пациенток по различным причинам (например, отсутствие времени или материальной возможности приезда в Москву,  нежелание обследоваться) не приняли участие в исследовании.

Пациенткам (n=150) разосланы анкеты с целью уточнения эффективности проведенного лечения, оценки реализации детородной функции. Проведена сравнительная оценка ранее проведенной терапии и ее продолжительности на восстановление овуляции, фертильности и на метаболические факторы риска СПЯ.

II этап. Клиническое обследование в 2011-2012 гг. Пациентки (n = 150) были приглашены на амбулаторное обследование, которое включало: клинический осмотр, биохимический анализ крови (липидный спектр, С-РБ), ПГТТ, гормональный анализ крови – иммунореактивный инсулин (ИРИ), тестостерон, показатели свертываемости крови, УЗИ органов малого таза. Проведена катамнестическая оценка данных динамического наблюдения ранее пролеченных больных: сопоставлены данные больных, реализовавших детородную функцию. Проанализирована динамика метаболических рисков.

В ходе II этапа изучены особенности основных фенотипов  больных с СПЯ, проведено анкетирование с целью оценки психологического статуса этих пациенток в сравнении с группой контроля (женщины без СПЯ).

Медиана между этапами исследования составила 5,8 лет.

В ходе клинического обследования выборка пациенток с СПЯ (n=150) распределилась по фенотипам следующим образом: Классический – 70 пациенток; Овуляторный – 34 пациентки; Неандрогенный – 27 пациенток; Ановуляторный – 19 пациенток.

Фенотип был верифицирован у пациенток с СПЯ как по катамнестическим данным, так и по результатам клинического обследования (2011-2012 гг.). Количество пациенток с СПЯ в фенотипах не изменилось, даже на фоне проведенного лечения.

Возраст пациенток с СПЯ, включенных в исследование, колебался от 31 до 33 [29; 38] лет (медиана и 25-75% квартили).

У всех пациенток, в ходе клинического обследования, проводилась оценка эффективности лечения (монотерапия или комбинированная терапия) по следующим критериям: нарушения углеводного обмена: диагностика категории нарушения углеводного обмена (нарушение гликемии натощак (НГН), нарушение толерантности к глюкозе (НТГ), СД); дислипидемия; показатели свертываемости крови; уровень С-РБ; репродуктивная функция: факт наступления беременности, течение беременности, антропометрические показатели новорожденного.

Все пациентки в ходе клинического обследования (II этап) прошли психологическое тестирование с применением следующих опросников: Шкала самооценки уровня тревожности Спилбергера-Ханина; Опросник «Диагностики социально-психологической адаптации» (ДПА); Опросник «Уровень субъективного контроля» (УСК); Опросник Басса-Дарки; Госпитальная шкала тревоги/депрессии (ГШТД); Тест-опросник самоотношения В.В. Столина (СОО); Опросник «Стиль саморегуляции поведения» В.И.Моросановой; Диагностика стратегий преодоления стрессовых ситуаций (СПСС).

Все пациентки (n=150) вне зависимости от фенотипа были разделены на 3 группы с учетом проведенного вида лечения:

  • группа А включала 32 пациентки (21%) на монотерапии сенситайзером к инсулину – метформин (МФ) (доза препарата составляла от 1700мг\сут до 2000мг\сут);
  • группа В состояла из 38 пациенток (26%) и получала монотерапию комбинированными оральными контрацептивами – КОК;
  • группа С  - это 79 пациенток (53%), которые получали комбинированный метод лечения: метформин и/или КОК и/или гестаген и/или электрокаутеризация яичников лапа роскопическим доступом (ЭКОЯ):
  • МФ и КОК (25%);
  • МФ и прогестерон (14%);
  • Прогестерон и КОК (9%);
  • МФ, КОК, ЭКОЯ (18%);
  • МФ, прогестерон, КОК, ЭКОЯ (34%).

2.2 Статистический анализ

Статистическая обработка полученных данных была проведена с использованием пакета прикладных программ STATISTICA (StatSoft Inc. США, версия 6.0). Для анализа вида распределений применялись критерии Шапиро-Уилка и Лиллиефорса, дисперсии распределений признаков оценивались с помощью F-критерия в процедуре дисперсионного анализа ANOVА. Учитывая небольшие объемы выборок и распределения, отличающиеся от нормального, были использованы непараметрические методы анализа данных. Сравнение независимых групп по количественным признакам осуществлял ось непараметрическим методом с использованием U-критерия Манна-Уитни. Сравнение зависимых групп по количественным признакам осуществлялось непараметрическим методом с использованием критерия Вилкоксона. Сравнение независимых групп по качественным признакам осуществлялось непараметрическим методом путем анализа таблиц сопряженности с использованием двухстороннего точного критерии Фишера для несвязанных групп.

Статистически значимыми считали различия при р < 0,05.

Анализ связи (корреляции) двух количественных признаков осуществлялся непараметрическим методом ранговой корреляции по Спирмену.

  1. Результаты исследования и их обсуждение

3.1 Оценка клинико-лабораторных данных у пациенток с СПЯ

Для проведения исследования были отобраны 150 амбулаторных и стационарных историй болезни пациенток с СПЯ, которые находились под наблюдением с 2000-2008 гг. и имели исследуемые метаболические риски: ИМТ, общий холестерин, ХС-ЛПВП, ХС-ЛПНП, ТГ, гликемия венозной плазмы в рамках ПГТТ и ИРИ натощак, С-РБ, показатели свертываемости крови, что представлено в табл. 1.

Уровень тестостерона у пациенток с Классическим (n = 70), Ановуляторным (n = 19), Овуляторным (n = 34) фенотипами повышен по данным катамнеза и на момент обследования 2011-2012гг. Данные представлены в табл. 2.

УЗ-поликистоз яичников был выявлен у пациенток с Классическим, Ановуляторным и Овуляторным фенотипами СПЯ и статистически значимо не изменился на фоне наблюдения. У женщин с Классическим и Ановуляторным фенотипами СПЯ на момент обследования по данным фолликулометрии (ультразвуковой метод исследования) овуляции выявлено не было.

Таким образом, можно сказать, что количество пациенток в каждом фенотипе СПЯ в рамках клинического обследования не изменилось, даже на фоне проведенного лечения.

При этом на момент клинического обследования у 150 пациенток исследуемой выборки было зафиксировано 37 детей, распределение которых с учетом фенотипа СПЯ представлено в табл. 3.

Таблица 1.

Динамика исследуемых показателей у пациенток с основными фенотипами СПЯ

Показатель

Классический

(n = 70)

Овуляторный

(n = 34)

Неандрогенный

(n = 27)

Ановуляторный

(n = 19)

Медиана, 25-75% квартили

Медиана, 25-75% квартили

Медиана, 25-75% квартили

Медиана, 25-75% квартили

ИМТ (катамнез), кг\м2

28,7 [24,8;32,1]

26,4 [23,1;29,6]

28,4 [21,3;32,4]

24,2 [22,3;32,5]

ИМТ (на момент обследования), кг\м2

27,9 [24,0;31,1]

25,5 [22,5;28,7]

25,0 [22,4;32,0]

22,2 [19,8;27,9]

Глюкоза венозной плазмы натощак (на момент обследования), ммоль\л

5,0 [4,6;5,3]

4,8 [4,5;5,1]

4,8 [4,5;5,3]

4,5 [4,3;5,1]

Глюкоза венозной плазмы натощак (катамнез), ммоль\л

5,1 [4,7;5,4]

4,8 [4,7;5,2]

4,8 [4,5;5,3]

4,7 [4,5;5,0]

Глюкоза венозной плазмы через 120 мин на фоне ПГТТ (на момент обследования), ммоль\л

6,8 [5,9;7,5]

6,0 [4,9;6,9]

5,9 [5,1;7,1]

5,3 [4,8;6,3]

Глюкоза венозной плазмы через 120 мин на фоне ПГТТ (катамнез), ммоль\л

6,2 [5,4;7,2]

6,2 [5,6;6,8]

5,7 [5,3;6,7]

5,4 [4,9;5,8]

ОХС (катамнез), ммоль\л

5,9 [5,4;6,7]

5,7 [5,1;6,1]

5,9 [5,6;6,8]

5,8 [4,7;6,4]

ОХС (на момент обследования), ммоль\л

5,6 [4,9;5,9]

5,0 [4,6;6,0]

5,7 [4,8;6,1]

4,9 [4,4;5,2]

ХС-ЛПНП (катамнез), ммоль\л

2,1 [1,6;2,3]

2,1 [1,6;2,3]

1,4 [1,1;1,8]

1,6 [1,3;2,1]

ХС-ЛПНП (на момент обследования), ммоль\л

2,3 [1,9;3,1]

2,1 [1,7;2,9]

2,1 [1,4;3,2]

2,30 [1,42;2,60]

ХС-ЛПВП (катамнез), ммоль\л

1,4 [0,9;1,7]

1,6 [1,1;2,1]

2,1 [0,9;2,3]

1,8 [1,1;2,1]

ХС-ЛПВП (на момент обследования), ммоль/л

1,5 [1,0;2,0]

1,5 [1,2;1,9]

1,5 [1,0;2,2]

1,4 [1,3;1,9]

ТГ (катамнез), ммоль\л

2,6 [2,1;3,2]

2,6 [1,7;3,1]

2,3 [1,7;2,9]

2,1 [1,7;3,1]

ТГ (на момент обследования), ммоль\л

2,3 [1,2;3,1]

1,4 [0,7;2,6]

1,4 [0,8;2,9]

1,5 [0,9;2,0]

С-РБ, мг\л

1,56 [0,90;2,49]

1,36 [0,80;2,45]

1,56 [0,67;2,87]

1,70 [0,84;2,34]

ИРИ (катамнез), ЕД\л

15,5 [9,4;21,3]

9,0 [6,8;18,2]

10,6 [6,7;16,8]

8,2 [6,7;15,2]

ИРИ (на момент обследования), ЕД\л

12,2 [8,9;17,4]

9,5 [6,8;15,2]

10,5 [6,9;16,2]

7,4 [5,2;11,9]

* значение р по результатам U теста Манна-Уитни, статистически значимыми считали различия при р 0,05.

Таблица 2

Уровень тестостерона у пациенток с Классическим, Ановуляторным, Овуляторным фенотипами СПЯ

Фенотип

Тестостерон (катамнез),нмоль\л

Тестостерон

(на момент обследования),нмоль\л

р*

Классический (n=70)

3,4 [3,0;4,0]

3,2 [2,9;3,5]

0,003

Овуляторный  (n=34)

3,3 [3,2;4,0]

3,3 [2,9;3,7]

0,25

Ановуляторный (n=19)

3,4 [3,2;3,8]

3,2 [2,9;3,6]

0,6

*значение р по результатам U теста Манна-Уитни

Таблица 3.

Количество женщин с СПЯ, родивших детей на момент обследования

Фенотип

Количество

пациенток

в группе

Количество

родивших пациенток/%

Классический

70

19/27%

Овуляторный

34

6 /18%

Неандрогенный

27

6 /22%

Ановуляторный

19

3 /16%

Все пациентки, заинтересованные в беременности, за указанный
период наблюдения реализовали свое желание без помощи вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ). На момент клинического обследования у 34 пациенток родились 37 детей. Значимых различий между пациентками с основными фенотипами СПЯ, реализовавших свое желание, отмечено не было.

По данным амбулаторных и стационарных историй болезни пациенток с СПЯ  (I этап исследования) было выявлено:

  1. У пациенток Классического, Овуляторного, Неандрогенного фенотипов СПЯ медиана ИМТ соответствовала избыточной массе тела, у Ановуляторного фенотипа - нормальной массе тела;
  2. При изучении показателей углеводного обмена (СД 2 типа, НТГ, НГН):
  • у пациенток с Ановуляторным фенотипом СПЯ нарушений углеводного обмена выявлено не было;
  • при Классическом фенотипе: у 1 пациентки (1,4%) - СД 2 типа, у 29 пациенток (41,40/0) – НТГ;
  • при Овуляторном фенотипе: у 1 пациентки (2,9%) - СД 2 типа, у 9 пациенток (26,5%) – НТГ;
  • при Неандрогенном фенотипе: у 6 пациенток (22,2%) – НТГ.
  1. Дислипидемия отмечена у всех пациенток (повышение ОХС, ХС-ЛПНП, ТГ) вне зависимости от фенотипа СПЯ.

Из результатов, представленных в табл. 1 видно, что при сравнении данных катамнеза исходных количественных показателей (ИМТ, липидный спектр, глюкоза венозной плазмы натощак в рамках ПГТТ, С-РБ) (с применением U-тест Манна-Уитни) у пациенток основных фенотипов СПЯ выявлено:

  • уровень глюкозы натощак 1-ого фенотипа выше глюкозы натощак 4-ого (р = 0,011), гликемия венозной через 120 минут на фоне ПГТТ в 1, 2 и 3 фенотипах выше, чем в 4-м (р = 0,001, р = 0,001 и р = 0,02, соответственно);
  • общий холестерин в 1 и 3 фенотипах выше, чем во 2-м (р = 0,025 и р=0,049, соответственно); ХС-ЛПНП в 1-м и 2-м фенотипах выше, чем в 3-м (р = 0,0001 и Р = 0,004, соответственно); триглицериды выше 1-м фенотипе, чем в 3-м (р = 0,037);
  • ИРИ натощак 1-м фенотипе, выше, чем во 2-, 3-, 4-м фенотипах (р=0,042, р = 0,049 и р = 0,014, соответственно).

У пациенток Классического (n = 70), Овуляторного (n = 34) , Неандрогенного

(n = 27) и Ановуляторного (n = 19) фенотипов СПЯ достоверно значимых различий показателей глюкозы натощак и через 120 минут на фоне ПГТТ выявлено не было

(р> 0,19, р > 0,29, р > 0,44 и р > 0,49, соответственно), что отражено в табл. 1.

У пациенток Классического (n = 70), Овуляторного (n = 34) и Неандрогенного (n = 27) фенотипов СПЯ статистически значимых различий ИМТ в динамике выявлено не было (р = 0,31, р = 0,65, p = 0,16, соответственно). У женщин при Ановуляторном фенотипе СПЯ (n = 19) на момент обследования отмечено статистически значимое (р = 0,01) снижение ИМТ с 24,2 кг/м2 до 22,2 кг/м2, однако, изменения произошли в диапазоне нормального ИМТ (табл. 1).

Данные обследования пациенток Классического фенотипа (n = 70) показывают достоверно значимое снижение (р<0,001 и р=0,007, соответственно) общего холестерина и триглицеридов и достоверно значимое (р=0,002) повышение ХС-ЛПНП. У пациенток Овуляторного (n = 34) фенотипа выявлено достоверно значимое (р = 0,002) снижение триглицеридов. У пациенток с Неандрогенным фенотипом СПЯ (n = 27) в рамках исследование выявлено достоверно значимое снижение (р = 0,029) общего холестерина и (р = 0,025) триглицеридов, повышение (р < 0,001) уровня ХС-ЛПНП. У больных Ановуляторного (n = 19) фенотипа отмечено достоверно значимое (р = 0,038) снижение общего холестерина и (р = 0,017) триглицеридов.

Таким образом, у всех пациенток с СПЯ, как по данным анамнеза из историй болезни (2000-2008гг.), так и клинического обследования (2011-2012 гг.) выявлена дислипидемия (табл. 1).

В связи с тем, что на I этапе исследования при изучении карт локальной базы амбулаторных и стационарных  историй болезни пациенток  с СПЯ было установлено, что у большинства из них данные свертываемости крови (фибриноген, АЧТВ, МНО, протромбин, тромбиновое время, антитромбин III) и уровень С-РБ отсутствовали, оценка указанных показателей была проведена лишь на II этапе исследования в ходе клинического обследования пациенток. У 64 из 70 пациенток с Классическим фенотипом СПЯ на момент обследования была отмечена нормокоагуляция (91 % исследуемых этой группы). Гиперкоагуляция была у 6 пациенток из 70 (9%). У 33 пациенток из 34 (97%) с Овуляторным фенотипом СПЯ на момент обследования была отмечена нормокоагуляция. Гиперкоагуляция была зафиксирована у 1 пациентки из 34 (3%). У пациенток Неандрогенного фенотипа СПЯ нормокоагуляция на момент обследования была отмечена у 25 пациенток из 27 (93% исследуемых этой группы). Гиперкоагуляция была зафиксирована у 2 пациенток из 27 (7%). У больных Ановуляторного фенотипа СПЯ нормокоагуляция на момент обследования была отмечена у всех 19 пациенток (100%). Таким образом, статистически значимых различий в показателях свертываемости крови у пациенток с основными фенотипами СПЯ не выявлено (табл.1).

Статистически значимых различий уровней С-РБ у пациенток с основными фенотипами СПЯ не зафиксировано (табл. 1).

При анализе уровня ИРИ натощак в сравнении с катамнестическими данными у пациенток Классического (n = 70) фенотипа СПЯ статистически значимо (р = 0,006) снизился на момент обследования. У больных  с Овуляторным фенотипом СПЯ (n = 34) , Неандрогенным (n = 27) и Ановуляторным (n = 19) фенотипами уровень ИРИ натощак статистически значимо не изменился (табл. 1).

Для оценки эффективности различных схем лечения пациенток с основными фенотипами СПЯ все пациентки (n=150) вне зависимости от фенотипа были разделены на 3 группы с учетом проведенного вида лечения:

  • Группа А (монотерапия МФ) (n=32):

Отмечено значимое снижение уровня глюкозы венозной плазмы натощак на фоне лечения МФ (р = 0,046) у пациенток с СПЯ, а также  статистически
значимое снижение общего холестерина (р=0,013) и повышение ХС-ЛПНП (р = 0,013).

  • Группа В (монотерапия КОК) (n=38) :

Отмечено значимое снижение ИМТ на фоне лечения КОК у пациенток исследуемой выборки (р = 0,008), а также статистически значимые снижение уровня ТГ (р < 0,001).

  • Группа С (комбинированный метод лечения: МФ и/или КОК и/или прогестерон и/или ЭКОЯ) (n=79):

У пациенток с СПЯ исследуемой выборки отмечено значимое снижение уровня ОХС (р < 0,001), ХС-ЛПНП (р < 0,001), уровня ТГ (р < 0,001) на момент обследования. Также статистически значимое снижение (р = 0,018) у пациенток уровня ИРИ натощак.

В виду того, что группа пациенток с СПЯ на фоне комбинированной терапии была самой многочисленной и в ней получено максимальное число достоверных изменений изучаемых показателей,  пациентки именно этой группы были проанализированы по основным фенотипам (n = 79).

У пациенток с Классическим фенотипом СПЯ уровни ХС-ЛПНП (р = 0,002) и ИРИ натощак (р = 0,023) были выше, чем у больных с Неандрогенным фенотипом СПЯ и по уровню гликемии венозной плазмы через 2 часа на фоне ПГТТ (р = 0,034), чем у пациенток с Ановуляторным фенотипом СПЯ.

У больных с Овуляторным фенотипом СПЯ уровень ХС-ЛПНП был выше (р = 0,029), чем с Неандрогенным фенотипом и уровень гликемии венозной плазмы натощак на фоне ПГТТ (р = 0,016), чем с Ановуляторным фенотипом.

При сравнении результатов обследования у пациенток с основными фенотипами СПЯ были выявлены следующие данные:

  • В Классическом фенотипе на момент обследования уровни
    ОХС, ТГ и ИРИ натощак статистически значимо
    были ниже (р = 0,007, p = 0,031, p = 0,002, соответственно),
    уровень ХС-ЛПНП оказался выше (р = 0,001).
  • В Овуляторном фенотипе на момент обследования ТГ
    статистически значимо были ниже (р = 0,008), а уровень ХС-ЛПНП оказался выше (р = 0,019).        
  • В Ановуляторном фенотипе уровень ХС-ЛПНП оказался выше (р = 0,012).
  • В Неандрогенном фенотипе уровни ОХС были
    ниже, но эти данные не статистически значимы (р = 0,07).

Следует обратить особое внимание на то, что показатель ХС-ЛПНП был повышен как исходно (по данным анализа медицинской документации), так и на момент обследования у больных с Классическим, Овуляторным, Ановуляторным фенотипами СПЯ репродуктивного возраста, т.е. не было проведено адекватных лечебных мероприятий по коррекции дислипидемии, которая является фактором риска развития сердечно-сосудистых заболеваний.

3.2  Особенности психологического статуса у пациенток с СПЯ

3.2.1 Сравнение женщин с СПЯ и группы здоровых

Особенности эмоциональной сферы

По Опроснику ГШТД уровень депрессии в группе контроля и у пациенток с СПЯ соответствует норме. При этом выявлены значимые различия между группами: выраженность депрессии в группе пациенток с СПЯ выше, чем в группе контроля (р = 0,001). Уровень тревожности в группе здоровых - нормальный, а в группе пациенток с СПЯ соответствует легкой степени.

По результатам Опросника Басса-Дарки отмечен низкий уровень негативизма в обеих группах, однако, уровень негативизма максимальный  в группе пациенток с СПЯ  по сравнению с группой контроля (различия между группами значимы по критерию Манна-Уитни, р = 0,001). Под негативизмом в концепции агрессии/враждебности Басса-Дарки понимается оппозиционная манера поведения, обычно направленная против авторитета. В области медицины негативизм может проявляться, например, в отношении мнения врача, рекомендованного варианта лечения; может быть как в форме пассивного сопротивления (например, некомплаентность в лечении: пропуск приема препаратов и т.д.), так и в форме активной борьбы против действующих правил, норм (например, спор о методах лечения с лечащим врачом).

В группе контроля уровень враждебности был нормальный, выше нормы - в группе пациенток с СПЯ (различия между группами значимы по критерию Манна-Уитни, р = 0,004).

Таким образом, более низкий уровень негативизма у пациенток с СПЯ может быть связан с пониманием женщиной своего заболевания, риска осложнений, с «надеждой» на компенсацию заболевания, что свидетельствует о правильной мотивации женщины в отношении своего заболевания, его рисков, осложнений, необходимости планирования беременности, постоянного наблюдения у врачей.

Особенности саморегуляции

Локус контроль связан с самостоятельностью, откуда и идет его взаимосвязь с саморегуляцией.

Особенности саморегуляции оценивались по уровню интернальности в области неудач, семейных отношениях и межличностных отношениях. Уровень интернальности в области неудач средний в группе контроля и ниже среднего (умеренная экстернальность) в группе пациенток с СПЯ (различия значимы по критерию Манна-Уитни, р = 0,003). Средняя степень интернальности в семейных отношениях выявлена в обеих группах. Интернальность в области межличностных отношений была выше среднего в группе пациенток с СПЯ и амбивалентная в группе контроля (различия между группами значимы по критерию Манна-Уитни, р = 0,044).

Опросник «Стиль саморегуляции поведения» показал, что в обеих группах уровень моделирования средний, однако, он более высокий в группе контроля (различия значимы по критерию Манна-Уитни, р = 0,014).

Уровень самостоятельности также средний в обеих группах, но относительно друг друга более низкий в группе здоровых испытуемых (различия между группами значимы по критерию Манна-Уитни, р = 0,01). Самостоятельность  проявляется независимостью человека, способностью выполнять действия вне зависимости от мнения окружающих, в какой-то степени, пренебрежение мнением людей.

Таким образом, пациентки с СПЯ, пройдя определенный курс лечения, более полно воспринимают информацию о своей болезни и ее осложнениях. Эти данные согласуются с данными опросника Басса-Дарки (ниже уровень враждебности и негативизма у больных с СПЯ, чем в группе здоровых испытуемых).

       По данным Опросника «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций» в обеих группах отмечен низкий уровень ассертивных действий, однако, в группе пациенток с СПЯ он более низкий (различия значимы по критерию Манна-Уитни, р = 0,018). Ассертивное действие - действие, при котором человек активно и последовательно отстаивает свои интересы, открыто заявляет о своих целях и намерениях, уважая при этом интересы окружающих. Низкий уровень осторожности выявлен в обеих группах, однако более низкий уровень отмечен у пациенток с СПЯ (различия значимы по критерию Манна-Уитни, р = 0,002). Низкая степень выраженности импульсивных действий отмечена в группе контроля, в то время как в группе пациенток с СПЯ эта степень средняя (различия значимы по критерию Манна-Уитни, р = 0,006). Средняя степень выраженности агрессивности выявлена в группе пациенток с СПЯ, в то время как в группе контроля отмечена низкая степень (различия значимы по критерию Манна-Уитни, р = 0,005).

Таким образом, пациентки с хроническим течением заболевания, дебютировавшего в подростковом периоде, длительно наблюдающиеся у врача-куратора имеют более низкий уровень агрессивности, более высокий уровень осторожности, что, вероятно, связано с длительным курсом лечения, постоянным наблюдением лечащего врача, пониманием картины заболевания, осознанием его течения, возможных осложнений, комплаентностью к лечению.

3.2.2  Особенности психологического статуса с учетом фенотипов СПЯ

При рассмотрении общей выборки пациенток с СПЯ по основным фенотипами были выявлены особенности психологического статуса. Ведомость у всех пациенток с СПЯ была нормальной, однако максимальный уровень отмечен при Классическом фенотипе (различия между Классическим и остальными фенотипами значимы по критерию Манна-Уитни, р =0,011) (табл. 4) и минимальный при Неандрогенном фенотипе (различия между Классическим и остальными фенотипами значимы по критерию Манна-Уитни, р =0,03) (табл. 4).

Таблица 4

Характеристики психологического статуса у пациенток с основными фенотипами СПЯ

Опросник

Классический (n=70)

Овуляторный (n=34)

Неандрогенный (n=27)

Ановуляторный (n=19)

ДПАведомость

18,39

16,82

15,93

17,32

СО общий

15,84

17,74

17,81

17,32

СОобвинение

4,86

4,35

3,89

4,68

СО симпатия

7,93

8,71

8,63

8,21

БДвраждебность

7,86

8,65

7,04

8,42

БД совестливость

5,01

4,56

4,04

4,79

СЛТличностная тревожность

48,1

45,82

45,42

47,79

* значение р по результатам U теста Манна-Уитни, статистически значимыми считали различия при р 0,05.

Уровень глобального самоотношения был высоким у пациенток в основных фенотипах СПЯ, однако, минимальный уровень отмечен при Классическом фенотипе (различия между Классическим и остальными фенотипами значимы по критерию Манна-Уитни, р =0,014) (табл. 4).

Согласно опроснику самоотношения максимальный уровень самообвинения выявлен при Классическом фенотипе (различия между Классическим и остальными фенотипами значимы по критерию Манна-Уитни, р =0,032) (табл. 4) и минимальный уровень при Неандрогенном фенотипе (различия между Неандрогенным и остальными фенотипами значимы по критерию Манна-Уитни, р =0,016) (табл. 4).

Минимальный уровень аутосимпатии выявлен при Классическом фенотипе согласно опроснику ДПА (различия между Классическим и остальными фенотипами значимы по критерию Манна-Уитни, р =0,019) (табл. 4).

Согласно опроснику Басаса-Дарки уровень враждебности во всех фенотипах соответствует норме, при этом минимальный уровень выявлен при Неандрогенном фенотипе (различия между Неандрогенным и остальными фенотипами значимы по критерию Манна-Уитни, р = 0,032) (см. табл. 4).

Уровень совестливости был максимальным у пациенток с Классическим фенотипом СПЯ (различия между Классическим и остальными фенотипами значимы по критерию Манна-Уитни, р = 0,03) и минимальным – при Неандрогенном фенотипе СПЯ (различия между Неандрогенным и остальными фенотипами значимы по критерию Манна-Уитни, р = 0,021) (см. табл. 4).

Таким образом, минимальный уровень враждебности отмечен у пациенток с Неандрогенным фенотипом СПЯ. Вероятно, это связано с отсутствием у данной группы пациенток гиперандрогении и ее клинических проявлений (андрогензависимой дермопатии, гирсутизма). Максимальный уровень совестливости отмечен у пациенток с Классическим фенотипом СПЯ, что, вероятно, связано с «яркой» клинической картиной этого фенотипа, наиболее высоким риском осложнений основного заболевания, а также  с длительным течением заболевания, ответственностью перед самим собой, пониманием, что лечение зависит не только от врача, но и от пациента.

Согласно Шкале самооценки уровня тревожности Спилбергера-Ханина отмечен высокий уровень личностной тревожности во всех основных фенотипах СПЯ, однако, максимальный уровень у пациенток с Классическим фенотипом (различия между Классическим и остальными фенотипами значимы по критерию Манна-Уитни, р = 0,029), а минимальный - при Овуляторном фенотипе СПЯ (различия между Овуляторном и остальными фенотипами значимы по критерию Манна-Уитни, р = 0,05) (см. табл. 4).

Тревожность не является изначально негативной чертой. Существует оптимальный индивидуальный уровень «полезной тревоги». Высокий уровень тревоги характеризует устойчивую склонность воспринимать большой круг ситуаций как угрожающие. Учитывая хроническое течение СПЯ, длительное наблюдение у курирующих специалистов можно предположить, что низкий уровень тревоги у больных связан с «надеждой» на выздоровление, с относительно четким пониманием пациентами его заболевания. Социальный характер изменений окружающего мира вокруг человека  может отражаться на ситуационных взаимоотношениях пациент—врач. Максимальный уровень тревожности при Классическом фенотипе, вероятно, связан с наиболее тяжелым течением заболевания именно этого фенотипа и максимальным риском развития осложнений.

С учетом анализа тестирования для оценки психологического статуса было выявлено, что пациентки с СПЯ, вероятно, привыкли к тому, что их лечат, за ними наблюдают, о них заботятся и врачи (с учетом хронического течения заболевания) и, возможно, близкие люди. В этой связи умеренная экстернальность пациенток с СПЯ говорит о склонности приписывать ответственность за события другим людям или считать их результатом невезения.

Выводы

    1. У 46% пациенток исследуемой выборки с СПЯ (n=150) был выявлен Классический фенотип, у 23% пациенток - Овуляторный фенотип, у 18% - Неандрогенный и Ановуляторный  - у 13% пациенток с СПЯ. Процентное соотношение фенотипов в течение наблюдаемого периода (5,8 лет) пациенток с СПЯ не изменилось.
    2. Установлено, что  в репродуктивном возрасте пациентки с СПЯ, независимо от фенотипа, в изученной выборке имеют избыточную масса тела (87%), нарушения углеводного обмена различной степени выраженности (31%), дислипидемию (100%), которая является универсальным метаболическим нарушением у пациенток с СПЯ.

Указанные выше метаболические риски максимально выражены у пациенток Классического и Овуляторного фенотипах СПЯ.

    1. Доказано, что для лечения СПЯ наиболее эффективна комбинированная терапия. Максимальный статистически значимый эффект достигнут у пациенток с Классическим фенотипом СПЯ (уровень триглицеридов снизился с 2,5 [1,9; 3,2] до 2,1 [0,9; 3,1], уровень общего холестерина - с 6,2 [5,4; 6,8] до 4,5 [4,2; 5,6], уровень иммунореактивного инсулина изменился с 16,4 [10,2; 21,3] до 13,2 [8,6; 17,5]).
    2. Все пациентки исследуемой выборки, планировавшие беременность, реализовали репродуктивную функцию без использования вспомогательных репродуктивных технологий. Реализация репродуктивной функции пациенток с СПЯ не зависит от фенотипа при правильно подобранной терапии, влияющей на основные звенья патогенеза заболевания.
    3. У пациенток с СПЯ в отличие от здоровых женщин выявлены несвойственные группе контроля изменения психологического статуса как в эмоциональном состоянии (выраженности тревоги и депрессии, уровне агрессивности), так и локусе контроля (стратегиях совладания и саморегуляции).
    4. При оценке психологического статуса пациенток между основными фенотипами СПЯ выявлены особенности по уровню ведомости, самообвинения, совестливости, личностной тревожности. Эти особенности наиболее выражены в Классическом фенотипе, наименее -  в Неандрогенном фенотипе.
    5. Учитывая хроническое течение СПЯ, многообразие клинической картины заболевания, особенности психологического статуса пациенток, метаболические риски и сложности реализации репродуктивной функции, необходим мультидисциплинарный подход в лечении и тактики ведения пациенток с СПЯ.

Практические рекомендации

  1. Для ранней диагностики метаболических нарушений и их своевременной коррекции всем пациенткам с СПЯ как в условиях стационара, так и в поликлинической практике, необходимо определение фенотипа СПЯ.
  2. Всем женщинам с СПЯ с избыточной массой тела, независимо от фенотипа, следует проводить оценку липидного спектра (особенно уровень ТГ, как раннего маркера развития ИБС) для наиболее раннего выявления и коррекции дислипидемии.
  3. С целью ранней диагностики и предотвращения развития НГН, НТГ, СД 2 типа всем пациенткам с Классическим и Овуляторным фенотипами СПЯ при избыточной массе тела и ожирении (ИМТ25 кг/м2) и повышенном уровне триглицеридов ( 2,82 ммоль/л) рекомендуется оценка показателей углеводного обмена.
  4. Комбинированная терапия является методом выбора у пациенток с СПЯ  как наиболее эффективная в отношении самого СПЯ, так и в отношении поздних метаболических осложнений.

У всех пациенток беременность должна быть планируемой.

  1. В процессе ведения пациенток с СПЯ, в зависимости от фенотипа, целесообразно  учитывать особенности психологического статуса, при необходимости, показано совместное ведение с  психотерапевтом.
  2. Полноценное ведение больных с СПЯ возможно только в условиях междисциплинарного подхода с участием акушера-гинеколога, эндокринолога, кардиолога, психолога (психотерапевта), что требует  организация Школ (кабинетов) для пациенток с СПЯ в амбулаторно-поликлинических условиях.

Список публикаций по теме диссертации

  1. Карпова Е.А., Шереметьева Е.В., Андреева Е.Н. Опыт применения метформина у больных с синдром поликистозных яичников и инсулинорезистентностью// Consilium-medicum. 2009. №12(11), С. 95-8.
  2. Шереметьева Е.В., Карпова Е.А., Деркач Д.А., Андреева Е.Н., Дедов И.И. Консервативная терапия (стимуляция овуляции) синдрома поликистозных яичников// Лечащий врач. 2010. №4. С. 60-67.
  3. Шереметьева Е.В., Андреева Е.Н., Дедов И.И. Отдаленные результаты коррекции метаболического риска после монолечения метформином и комбинированной терапии и оценка психологического статуса больных при различных фенотипах синдрома поликистозных яичников// Лечащий врач. 2012. 8. С. 56-61.
  4. Шереметьева Е.В., Андреева Е.Н., Дедов И.И. Отдаленные результаты коррекции метаболического риска при синдроме поликистозных яичников после лечения метформином // Вестник репродуктивного здоровья. 2011.№2. С. 35-41
  5. Андреева Е.Н., Карпова Е.А., Деркач Д.А., Шереметьева Е.В. Синдром поликистозных яичников: новые подходы к решению старой проблемы// Материалы IV Международного конгресса по репродуктивной медицине 18-21 января, Москва, 2010 год.
  6. Andreeva E.N., Karpova E.A., Derkach D.A., Sheremetyeva E.V. Correction of insulin resistance in polycystic ovary syndrome // Материалы 14-й Всемирного Конгресса по Гинекологической Эндокринологии , Флоренция (Италия), 2010.
  7. Andreeva E.N., Karpova E.A., Derkach D.A., Sheremetyeva E.V. Particularly of psychological status and quality of life in patients with polycystic ovary syndrome // Материалы 14-й Всемирного Конгресса по Гинекологической Эндокринологии, Флоренция (Италия), 2010.
  8. Андреева Е.Н., Карпова Е.А., Деркач Д.А., Шереметьева Е.В. Сидром поликистозных яичников: психологические проблемы, психопатологические расстройства, качество жизни пациенток // Материалы XXIII Международного конгресса с курсом эндоскопии Москва 7-10 июня 2010 год. Новые технологии в диагностике и лечении гинекологических заболеваний.

9. Шереметьева Е.В., Андреева Е.Н. Особенности психологического статуса у пациенток с синдромом поликистозных яичников // Материалы VI Всероссийского конгресса эндокринологов, Россия, Москва, 2012.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.