WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Григорьян Арсен Юрьевич

МЕСТНОЕ ЛЕЧЕНИЕ ГНОЙНЫХ РАН ПРЕПАРАТАМИ НА ОСНОВЕ

ЭНТЕРОСГЕЛЯ

(экспериментальное исследование)

14.01.17 хирургия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Курск 2011

Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Курский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

Научные руководители:

доктор медицинских наук, профессор                Бежин Александр Иванович

доктор фармацевтических наук, профессор        Панкрушева Татьяна

Александровна

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук                        Григорьев Николай Николаевич

доктор медицинских наук                        Луценко Владимир Дмитриевич

Ведущая организация:

Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Воронежская государственная медицинская академия им. Н.Н. Бурденко» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Защита диссертации состоится «26» января 2012 г. в 12-00 часов на заседании диссертационного совета Д 208.039.02 при Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Курский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации, по адресу: 305041, г. Курск, ул. Карла Маркса, 3.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГБОУ ВПО КГМУ Минздравсоцразвития России.

Автореферат разослан «12 »декабря 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

д.м.н., профессор                                                                        Маль Г.С.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования

Проблема лечения гнойных ран является одной из актуальных в современной хирургии. Неудовлетворительные результаты лечения, связанные с гнойными осложнениями, которые по данным некоторых авторов составляют 30-35%, достаточно высокой летальностью, достигающей 25%, а так же большими материальными затратами свидетельствуют о ее нерешенности (Блатун Л.А., 2007, Савельев В.С. и др., 2008, Petherick E.S. et al., 2006). В связи с чем, поиск и внедрение новых лекарственных препаратов для профилактики и лечения данной патологии является актуальной задачей.

В арсенале у врачей имеется огромный спектр методов лечения гнойных ран (гипербарическая оксигенация, лазеро -, магнитотерапия и др.) (Антонюк А.В. и др., 2007, Винник Ю.С. и др., 2008). Однако, несмотря на их разработку и внедрение, использование метода лечения ран под повязкой является сегодня основным, благодаря его доступности, простоте применения и экономической выгоде (Бежин А.И. и др., 2010, Meylan G. et al., 2001).

Среди лекарственных средств наружного применения широко используются мази и гели на основах, которые не травмируют поврежденную поверхность при нанесении на рану, обладают сорбционной функцией, а лекарственные вещества, входящие в их состав, обеспечивают необходимое лечебное действие. Без сомнения современные препараты должны обладать разнонаправленным действием и сочетать в себе такие свойства, как широкая антимикробная активность, высокая дегидратирующая способность, стимуляция регенерации тканей (Панкрушева Т.А. и др., 2008).

Следует отметить, что массовое и бесконтрольное применение антибактериальных препаратов приводит к преобладанию в ране микрофлоры малочувствительной или нечувствительной к антибиотикам (Жилина С.В. и др, 2009, Tillotson G.S. et al., 2008). В связи с этим возрастает интерес к антисептикам, широко известным и хорошо зарекомендовавшим себя в хирургической практике при лечении местных гнойно-воспалительных процессов.

В качестве дренирующих препаратов в настоящее время широко используют углеродные сорбенты, полиэтиленоксиды, производные целлюлозы и др. Одним из известных сорбентов, используемых в медицине, является энтеросгель (гидрогель полиметилсилоксана – углеродный сорбент), который оказывает детоксицирующее действие, адсорбирует микроорганизмы, вирусы и продукты их жизнедеятельности (Шевченко Ю.Н. и др., 2004). Однако данный препарат, его взаимодействие с современными антисептиками и воздействие на стадии раневого процесса по данным литературы изучены недостаточно. Это и определило цель и задачи нашего исследования.

Цель исследования: изучить в эксперименте на животных, в сравнительном аспекте, ранозаживляющее действие, иммобилизованных на основе энтеросгеля препаратов, содержащих антисептики и их сочетания со стимулятором регенерации метилурацилом в первую и вторую фазы раневого процесса.

Задачи исследования

1. Изучить в опыте in vitro противомикробную активность иммобилизованных на основе энтеросгеля антисептиков фурацилина, хлоргексидина биглюконата и гексэтидина (ЭФ, ЭХГ, ЭГ), а так же их сочетаний с метилурацилом (ЭФМ, ЭХГМ, ЭГМ).

2. Изучить течение раневого процесса при лечении экспериментальных гнойных ран с использованием иммобилизованных на основе энтеросгеля препаратов (ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ, ЭХГМ, ЭГМ) в I фазу раневого процесса в сравнении с 70% гелем энтеросгеля на основании клинического, планиметрического, микробиологического и морфологического методов исследования.

3. Изучить течение раневого процесса при лечении экспериментальных гнойных ран с использованием иммобилизованных на основе энтеросгеля препаратов (ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ, ЭХГМ, ЭГМ) во II фазу раневого процесса в сравнении с 70% гелем энтеросгеля на основании клинического, планиметрического, микробиологического и морфологического методов исследования.

4. Сравнить между собой эффективность лечения экспериментальных гнойных ран при использовании иммобилизованных на энтеросгеле антисептиков (ЭФ, ЭХГ, ЭГ) и поликомпонентных иммобилизованных препаратов на основе энтеросгеля (ЭФМ, ЭХГМ, ЭГМ) в I и II фазы раневого процесса.

Научная новизна

В эксперименте in vitro впервые изучена и доказана антимикробная активность иммобилизованных на основе энтеросгеля препаратов (ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ, ЭХГМ) в отношении тест-штаммов St. aureus ATCC 6538-P, Вас. subtilis ATCC 6633, Вас. cereus ATCC 10702, E. coli ATCC 25922, Proteus vulgaris. Доказана антимикробная активность иммобилизованной на энтеросгеле формы антисептика гексэтидина (ЭГ) в отношении тест-штаммов Candida albicans ATCC 885-653 и Pseudomonas aeruginosa ATCC 9027. В сравнительном аспекте изучено влияние иммобилизованных на энтеросгеле антисептиков (ЭФ, ЭХГ, ЭГ) на раневой процесс, доказана их эффективность в I и II фазы раневого процесса. Установлено ранозаживляющее действие и доказана эффективность иммобилизованных на энтеросгеле антисептиков в сочетании с метилурацилом (ЭФМ, ЭХГМ) во II фазу раневого процесса.

Практическая значимость работы

Рациональное применение иммобилизованных на энтеросгеле форм антисептиков (ЭФ, ЭХГ, ЭГ) в I фазу раневого процесса, а многокомпонентных иммобилизованных на энтеросгеле препаратов (ЭФМ, ЭХГМ) во II фазу позволит повысить эффективность местного лечения гнойных ран за счет быстрого уменьшения их площади (в 1,5±0,36 раза быстрее), сокращения сроков купирования отека и очищения ран (в 1,5±0,07 раза быстрее), ускорения процессов появления грануляций и эпителизации (в 2,1±0,1 раза быстрее).

Положения, выносимые на защиту

1. Установлена высокая бактерицидная активность иммобилизованных на энтеросгеле антисептиков фурацилина, хлоргексидина биглюконата и гексэтидина (ЭФ, ЭХГ, ЭГ), а так же их сочетаний с метилурацилом (ЭФМ, ЭХГМ) в отношении тест-штаммов St. aureus ATCC 6538-P, Вас. subtilis ATCC 6633, Вас. cereus ATCC 10702, E. coli ATCC 25922, Proteus vulgaris, а иммобилизованной на энтеросгеле формы антисептика гексэтидина (ЭГ) так же в отношении тест-штаммов Candida albicans ATCC 885-653 и Pseudomonas aeruginosa ATCC 9027.

2. Использование иммобилизованных на энтеросгеле антисептиков фурацилина (ЭФ), хлоргексидина биглюконата (ЭХГ), гексэтидина (ЭГ) в I фазу раневого процесса способствует сокращению сроков купирования отека и очищения экспериментальных гнойных ран.

3. Применение иммобилизованных на основе энтеросгеля антисептиков фурацилина, хлоргексидина биглюконата и гексэтидина (ЭФ, ЭХГ, ЭГ), а так же их сочетаний с метилурацилом (ЭФМ, ЭХГМ) во II фазу раневого процесса способствует ускорению появления грануляций и эпителизации экспериментальных гнойных ран.

4. Иммобилизованные на энтеросгеле формы антисептиков (ЭФ, ЭХГ, ЭГ) и их сочетания с метилурацилом (ЭФМ, ЭХГМ) способствуют уменьшению обсемененности экспериментальных гнойных ран микроорганизмами.

5. Применение иммобилизованных препаратов ЭФМ и ЭХГМ по сравнению с применением иммобилизованных на энтеросгеле форм антисептиков (ЭФ, ЭХГ, ЭГ) достоверно ускоряет течение II фазы раневого процесса.

Личный вклад автора

Автором составлен план и дизайн исследования, проведен анализ отечественных и зарубежных источников литературы по теме диссертации, выполнен эксперимент на 240 экспериментальных животных (крысах). Под руководством соответствующих специалистов автор принимал участие в проведении микробиологического1 и гистологического2 исследования и оценке полученных результатов. Доля автора в сборе информации по теме диссертации составила 80-90%, в анализе и обобщении результатов работы – 90-95%.

В публикациях, указанных в автореферате, в изданиях определенных ВАК [2] соискатель принимал участие в оценке морфометрии гистологических препаратов, а в [6] и [10] соискателем лично проводилась сравнительная оценка эффективности лечения ран иммобилизованными формами антисептиков и их аналогами с дополнительным введением метилурацила.

Апробация работы

Материалы диссертации были представлены и доложены на IV международной конференции молодых ученых-медиков, организованной Курским и Воронежским медицинскими ВУЗами (Курск, КГМУ, 2010); на 75-й и 76-й итоговой Всероссийской научной конференции студентов и молодых ученых с международным участием «Молодежная наука и современность» (Курск, КГМУ, 2010, 2011); на итоговой научной конференции сотрудников КГМУ Центрально-Чернозёмного научного центра РАМН и отделения РАЕН, посвящённой 76-летию Курского государственного медицинского университета (Курск, КГМУ, 2011); V Всероссийской конференции молодых ученых-медиков, организованной Воронежским, Курским и Казанским медицинскими ВУЗами (Воронеж, ВГМА им Н.Н. Бурденко, 2011); на IV Всероссийской научной конференции молодых ученых «Комплексный подход к диагностике, лечению и профилактике в медицине» (Воронеж, ВГМА им Н.Н. Бурденко, 2011); на научной конференции «Актуальные вопросы хирургии» (Курск, КГМУ, 2011); на межкафедральной научно-практической конференции кафедр оперативной хирургии и топографической анатомии им. профессора А.Д. Мясникова, хирургических болезней факультета последипломного образования, хирургических болезней №1, хирургических болезней №2, общей хирургии, онкологии ГБОУ ВПО КГМУ Минздравсоцразвития России (Курск, 2011).

Публикации

По теме диссертации в соавторстве опубликовано 10 статей, из них 3 в изданиях определенных ВАК при Министерстве образования и науки РФ, содержат полный объем информации, касающиеся темы диссертации.

Объем и структура диссертации

Диссертационная работа изложена на 131 странице машинописного текста и состоит из введения, 3 глав, заключения, выводов, практических рекомендаций и списка использованной литературы, состоящего из 126 отечественных и 65 иностранных источников. Диссертация иллюстрирована 10 таблицами, 19 рисунками, включая макрофотографии, микрофотографии и диаграммы.

Внедрение полученных результатов

Результаты проведенных исследований внедрены и используются в научной работе и педагогическом процессе на кафедрах оперативной хирургии и топографической анатомии им. проф. А.Д. Мясникова, фармацевтической технологии, общей хирургии ГБОУ ВПО «Курский государственный медицинский университет» Минздравсоцразвития РФ; на кафедре общей хирургии и анестезиологии ФГБОУ ВПО «Орловский государственный университет» Минобрнауки РФ; на кафедре общей хирургии с курсом оперативной хирургии и топографической анатомии ФГАОУ ВПО НИУ «Белгородский государственный университет» Минобрнауки РФ.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Материалом для исследования послужили препараты: иммобилизованные на основе энтеросгеля антисептики фурацилин, хлоргексидина биглюконата и гексэтидин (ЭФ, ЭХГ, ЭГ), а так же их сочетания с метилурацилом (ЭФМ, ЭХГМ, ЭГМ), состав которых разработан совместно коллективами кафедр фармацевтической технологии и оперативной хирургии и топографической анатомии им. профессора А.Д. Мясникова КГМУ.

Антимикробный спектр иммобилизованных препаратов изучен в экспериментах in vitro методом диффузии в агар в отношении тест-штаммов St. aureus ATCC 6538-P, Вас. subtilis ATCC 6633, Вас. cereus ATCC 10702, E. coli ATCC 25922, Proteus vulgaris и Pseudomonas aeruginosa ATCC 9027, Candida albicans ATCC 885-653 (ГФ XII, 2007). Было выполнено по 6 параллельных исследований каждого экспериментального образца иммобилизованного лекарственного препарата со всеми перечисленными тест-штаммами микроорганизмов.

Эксперименты in vivo выполнены на 240 белых крысах-самцах линии Wistar массой 180±20 г. Для исследования отбирались животные без внешних признаков заболевания, прошедшие карантин в виварии КГМУ, содержащиеся в одинаковых условиях в соответствии с Конвенцией по защите животных, используемых в эксперименте и других научных целях, принятой Советом Европы в 1986 году. Животные были разделены на 8 серий, по 30 особей в каждой (табл. 1). Всем животным под наркозом в стерильных условиях моделировалась гнойная рана по методике П.И. Толстых (1976). Для стандартизации условий лечения (предупреждения деформации раны, высыхания, загрязнения раневой поверхности и укусов другими животными) над раной подшивали «Устройство для защиты ран» (патент на полезную модель №94844), разработанное на кафедре оперативной хирургии и топографической анатомии КГМУ.

Таблица 1

Распределение животных по сериям исследования

Серии

Способ лечения

Количество животных

Контрольная серия

Животные без лечения

30

Серия сравнения (Э)

Использование 70% водного геля энтеросгеля

30

Серия ЭФ

Лечение с использованием иммобилизованной на энтеросгеле формы фурацилина (состав 1)

30

Серия ЭХГ

Лечение с использованием иммобилизованной на энтеросгеле формы хлоргексидина биглюконат (состав 2)

30

Серия ЭГ

Лечение с использованием иммобилизованной на энтеросгеле формы гексэтидина (состав 3)

30

Серия ЭФМ

Лечение с использованием иммобилизованной на энтеросгеле формы фурацилина с метилурацилом (состав 4)

30

Серия ЭХГМ

Лечение с использованием иммобилизованной на энтеросгеле формы хлоргексидина биглюконат с метилурацилом (состав 5)

30

Серия ЭГМ

Лечение с использованием иммобилизованной на энтеросгеле формы гексэтидина с метилурацилом (состав 6)

30

Всего:

240

Во всех сериях перед наложением повязки с исследуемым препаратом проводилась обработка ран 3% раствором перекиси водорода. В контрольной серии животным производилась только ежедневная обработка раны 3% раствором перекиси водорода.        В серии сравнения (Э) ежедневно после обработки раны наносили 70% гель энтеросгеля. В серии ЭФ ежедневно после обработки раны наносили иммобилизованный препарат состава 1: фурацилин (0,2), энтеросгель (70,0), вода очищенная (29,8). В серии ЭХГ ежедневно после обработки раны наносили иммобилизованный препарат состава 2: раствор хлоргексидина биглюконата 0,05% (30,0), энтеросгель (70,0). В серии ЭГ ежедневно после обработки раны наносили иммобилизованный препарат состава 3: гексэтидин (30,0), энтеросгель (70,0). В серии ЭФМ ежедневно после обработки раны наносили иммобилизованный препарат состава 4: метилурацил (2,0), фурацилин (0,2), энтеросгель (70,0), вода очищенная (29,8). В серии ЭХГМ ежедневно после обработки раны наносили иммобилизованный препарат состава 5: метилурацил (2,0), раствор хлоргексидина биглюконата 0,05% (30,0), энтеросгель (70,0) [по заявке №2010149706/15(071861) «Средство для лечения гнойно-воспалительных процессов мягких тканей и слизистых оболочек» получено положительное решение о выдаче патента на изобретение от 09.09.2011г]. В серии ЭГМ ежедневно после обработки раны наносили иммобилизованный препарат состава 6: метилурацил (2,0), гексэтидин (30,0), энтеросгель (70,0).

Течение раневого процесса у экспериментальных животных оценивали клиническим методом: фиксировали сроки ликвидации отека окружающих тканей, сроки очищения раны, появления грануляций, начала краевой эпителизации и полного заживления раны. Для объективной оценки скорости заживления раны использовали планиметрический метод Л.Н. Поповой (Бирюков В.И., 2006): вычисляли среднюю площадь ран, процент уменьшения площади раны от исходного и скорость заживления раны.

Микробиологические исследования, связанные с обсемененностью раневой поверхности, изучали, определяя в динамике количественное содержание микроорганизмов в 1 г ткани.

Гистологическую оценку раневых биоптатов производили путем приготовления парафиновых срезов и окраски их гематоксилин-эозином. Так же, на выбранном участке, в пределах раневого дефекта, под лейкоцитарно-фибринозным струпом производили подсчет 100 клеток, включая фибробласты, гранулоциты, лимфоциты и макрофаги. Клеточный состав выражали в процентах (Пальцев М.А., 2008).

Полученные в процессе эксперимента данные обработаны статистически на ЭВМ с использованием методов однофакторного дисперсионного анализа с помощью электронных таблиц Microsoft Excel 2007 и программы «Биостатистика». Вычисляли средние величины количественных показателей и их средние ошибки. Распределение признаков определяли по критерию Колмогорова. Достоверность различий средних величин между серией сравнения и остальными сериями оценивали по критерию Стьюдента, достоверность между сериями ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ, ЭХГМ, ЭГМ оценивали по критерию Стьюдента с поправкой Бонферрони (Гланц С., 1999, Герасимов А.Н., 2007).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

В результате экспериментального моделирования ран все животные выжили.

О возможности использования иммобилизованных препаратов для лечения экспериментальных гнойных ран судили по результатам проведенных микробиологических исследований. Полученные при диффузии в агар зоны задержки роста тест-штаммов свидетельствовали (табл. 2), что иммобилизованные на энтеросгеле препараты ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ, ЭХГМ обладают достаточно широким спектром антимикробной активности в отношении как грамположительных, так и грамотрицательных микроорганизмов, а препарат ЭГ, кроме того, и в отношении Candida albicans ATCC 885-653 и Pseudomonas aeruginosa ATCC 9027. Однако сочетание гексэтидина и метилурацила при иммобилизации на энтеросгеле приводило к уменьшению биоцидной активности в отношении всех исследуемых тест-штаммов.

Таблица 2

Спектр антимикробного действия разработанных мазей (М±m)

Исследуемый

препарат

Зона задержки роста, мм

St. aureus ATCC 6538-P

Вас. subtilis ATCC 6633

Вас. cereus ATCC 10702

E. coli ATCC 25922

Proteus vulgaris

Pseudomonas aeruginosa ATCC 9027

Candida albicans ATCC 885-653

n=6 (в каждом исследовании)

70% водный гель энтеросгеля (Э)

0,0±0,00

0,0±0,00

0,0±0,00

0,0±0,00

0,0±0,00

0,0±0,00

0,0±0,00

ЭФ (состав 1)

29,8±2,12

23,2±1,83

24,2±2,31

30,5±1,94

24,5±2,42

10,4±1,75

8,1±2,52

ЭФМ (состав 4)

30,2±1,51

24,1±1,31

25,4±1,94

31,1±2,17

25,2±2,10

9,2±1,53

9,0±2,10

ЭХГ (состав 2)

19,8±1,82

20,1±1,61

18,1±2,34

19,5±1,58

17,2±1,19

10,2±1,45

9,2±2,23

ЭХГМ (состав 5)

19,5±1,76

18,2±2,11

18,0±1,30

20,4±1,13

15,3±1,25

8,3±1,52

8,1±1,67

ЭГ (состав 3)

18,8±2,15

22,9±2,71

24,8±1,33

23,5±1,84

24,1±2,57

19,2±2,72

27,5±1,61

ЭГМ (состав 6)

10,5±2,023

12,9±2,243

11,9±1,423

14,8±1,533

9,4±1,913

11,1±1,173

8,2±1,803

Примечание. Сравнивались между собой: 1р<0,05 (ЭФ с ЭФМ); 2р<0,05 (ЭХГ с ЭХГМ); 3р<0,05 (ЭГ с ЭГМ)

На 1-е сутки после моделирования во всех сериях раны выглядели следующим образом: отек, гиперемия и инфильтрация окружающих тканей и краев ран, отмечалось обильное гнойное отделяемое, дно ран покрыто налетом фибрина с участками некроза. При микроскопии гистопрепаратов ран обнаруживалось большое количество погибших лейкоцитов. Ткани резко отечны и инфильтрированы ПЯЛ и макрофагами на разных стадиях дифференцировки. Отек тканей и инфильтрат в сочетании с пропитыванием эритроцитами распространяются за пределы раневого дефекта. Кровеносные и лимфатические сосуды расширены. Ближайшие к краю раневого дефекта участки эпидермиса истончены за счет отсутствия рогового и уменьшения толщины шиповатого слоев. Непосредственно под истонченными участками эпидермиса отмечаются свежие кровоизлияния в виде скоплений эритроцитов с тенденцией к слиянию очагов. Исходные экспериментальные раны были сопоставимы по своей площади (250,6±0,8 мм2) и по степени обсемененности микроорганизмами (14,1±1,66х107 КОЕ/г), что позволило нам судить о достоверности изменения параметрических показателей в динамике.

Сравнительный анализ динамики изменения клинического течения раневого процесса (рис. 1) свидетельствует, что в серии сравнения (Э) по сравнению с контрольной серией сокращались сроки: купирования отека и начала эпителизации в 1,2 раза, очищения раны и начала появления грануляций в 1,3 раза. Полученная картина заживления соответствовала ране без лечения в аналогичных исследованиях других авторов (Набокин И.И., 2003; Бирюков В.И., 2005; Скорынин О.С., 2009; Чердаков А.В., 2010).

На 3-и сутки после начала лечения в контрольной серии, серии сравнения Э, а так же сериях ЭФ, ЭХГ, ЭГ, и ЭГМ существенных изменений в клинической картине раневого процесса (по оцениваемым признакам) не произошло, в то время как у животных серии ЭФМ и ЭХГМ к концу 3-их суток наблюдалось полное исчезновение перифокального отека (рис. 1). Процент уменьшения площади ран составил в контрольной серии 11,5±1,64%, в серии сравнения 32,7±2,93%, в ЭФ 47,1±2,83%, в ЭХГ 32,4±0,64%, в ЭГ 46,5±0,53%, в ЭФМ 22,9±0,83%, в ЭХГМ 34,6±0,64%, в ЭГМ 16,4±0,74% (табл. 3). Скорость заживления ран на 1-3-и сутки в сериях ЭФ и ЭГ в 1,5 раза выше, чем в серии сравнения (Э); в ЭХГ и ЭХГМ достоверных отличий от серии сравнения (Э) не наблюдалось, а в контрольной серии, сериях ЭФМ и ЭГМ достоверно ниже, чем в серии сравнения (Э) (рис. 2). Степень обсемененности ран микроорганизмами во всех опытных сериях была достоверно ниже, чем в серии сравнения (Э) в среднем в 5,1 раза (табл. 4); данная разница была наиболее выражена в серии ЭГ (12,9 раза).

Рис. 1. Динамика изменения клинических признаков течения раневого процесса.

Таблица 3

Динамика изменения площади ран у экспериментальных животных в процессе лечения (М±m)

Серии

Показатель

Исходная

площадь

1 сут

3 сут

5 сут

8 сут

10 сут

n=30

n=30

n=25

n=20

n=15

n=10

Контрольная серия

S раны (мм2)

ПУП (%)

250,1±1,04

-

249,9±0,97

1,9±0,83

223,4±1,31

11,5±1,64

175,8±2,62

26,9±2,84

131,7±2,74

46,8±2,33

114,5±2,54

54,8±1,25

Серия сравнения (Э)

S раны (мм2)

ПУП (%)

249,8±1,12

-

239,2±2,231

3,0±2,13

154,1±2,841

32,7±2,931

138,0±2,711

42,5±0,741

124,5±2,68

46,0±2,42

113,5±2,23

51,9±2,01

Серия

ЭФ

S раны (мм2)

ПУП (%)

249,6±0,90

-

241,5±2,23

3,3±1,42

125,0±3,432

47,1±2,832

79,7±3,422

65,5±3,312

38,0±2,232

81,9±3,132

12,2±1,812

95,7±1,212

Серия ЭХГ

S раны (мм2)

ПУП (%)

251,0±0,64

-

245,1±0,632

2,5±0,32

163,8±1,532

32,4±0,64

123,5±0,742

51,3±0,232

96,5±1,552

61,5±0,612

47,7±1,212

81,4±0,452

Серия

ЭГ

S раны (мм2)

ПУП (%)

251,8±0,75

-

249,7±0,642

2,3±0,24

139,6±1,432

46,5±0,532

95,9±2,422

63,9±1,032

43,7±2,022

82,2±0,542

8,7±0,642

96,5±0,232

Серия ЭФМ

S раны (мм2)

ПУП (%)

250,9±0,74

-

249,3±1,202

0,56±0,34

193,4±1,702

22,9±0,832

103,7±1,792

58,5±0,822

57,1±1,902

77,2±0,232

24,1±1,292

90,4±0,512

Серия ЭХГМ

S раны (мм2)

ПУП (%)

251,8±0,46

-

248,4±1,342

1,7±0,13

165,2±1,532

34,6±0,64

115,8±1,312

54,4±0,342

50,4±1,082

80,1±0,422

15,6±0,372

93,8±0,212

Серия ЭГМ

S раны (мм2)

ПУП (%)

251,7±0,75

-

254,2±1,132

0,1±0,21

212,4±1,642

16,4±0,742

149,4±1,062

41,2±0,42

99,7±1,182

60,8±0,432

48,8±1,182

80,8±0,452

Примечание. Сравнивались между собой: 1р<0,05 (серия Э с контрольной серией); 2р<0,05 (серии ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ, ЭХГМ, ЭГМ с серией Э)

Рис. 2. Динамика изменения скорости заживления ран у экспериментальных животных в процессе лечения.

Таблица 4

Динамика определения микробной обсемененности ран (M ± m)

Серии

(КОЕ в 1 г  ткани)

3 сут

5 сут

8 сут

10 сут

15 сут

n=5 (в каждом исследовании)

Контрольная серия

85,9±2,12х106

50,5±1,84х106

40,9±3,15х105

39,6±0,83х105

22,3±0,94х105

Серия сравнения (Э)

72,1±1,85х106(1)

8,1±2,13х106(1)

15,0±2,54х105(1)

6,1±1,54х105(1)

11,2±0,72х104(1)

Серия ЭФ

17,9±2,14х106(2)

10,9±2,24х105(2)

10,4±1,65х104(2)

28,7±1,12х103(2)

Серия ЭХГ

14,0±1,93х106(2)

17,1±2,23х105(2)

12,0±1,84х104(2)

7,2±0,94х104(2)

13,6±1,12х103(2)

Серия ЭГ

5,6±1,12х106(2)

4,2±2,65х105(2)

3,3±2,12х104(2)

8,1±1,54х103(2)

Серия ЭФМ

15,8±2,43х106(2)

7,5±2,15х105(2)

8,2±1,53х104(2)

12,1±2,23х103(2)

Серия ЭХГМ

13,2±1,83х106(2)

12,3±1,91х105(2)

9,3±1,12х104(2)

10,5±1,74х103(2)

Серия ЭГМ

18,2±1,72х106(2)

45,1±2,34х105(2)

21,2±2,12х104(2)

73,8±1,64х103(2)

5,4±1,23х103(2)

Примечание. Сравнивались между собой: 1р<0,05 (серия Э с контрольной серией); 2р<0,05 (серии ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ, ЭХГМ, ЭГМ с серией Э)

Через 3-е суток после моделирования инфицированной раны у животных контрольной серии морфологическая картина регенерирующих тканей в зоне раневого дефекта выглядела следующим образом: поверхность раны покрыта фибрином, инфильтрированным ПЯЛ. В ране присутствовали зачатки грануляционной ткани, также инфильтрированной ПЯЛ. Инфильтрат распространялся за пределы интактной дермы.

Следует отметить, что в серии сравнения Э признаки начала пролиферативной стадии воспаления выражены лучше, чем в контрольной серии. Поверхность раневого дефекта была покрыта слоем 70% геля энтеросгеля с мигрировавшими в нее лейкоцитами. В поверхностных слоях инфильтрата преобладали ПЯЛ. В серии ЭФ под слоем препарата обнаруживался инфильтрат, в котором определялись гигантские клетки инородных тел, однако он был менее выражен по сравнению с сериями контрольной и Э. В серии ЭХГ отмечалось наличие инфильтрата, распространяющегося на всю толщу грануляций с проникновением в глубокую дерму и мышцы. Во всех слоях подлежащей дермы обнаруживался выраженный отек. В серии ЭГ инфильтрат разделен на два слоя: поверхностный и глубокий. В первом преобладали ПЯЛ, а во втором отмечалось большое количество фибробластов с признаками высокой синтетической активности в виде эухроматичных ядер и крупных ядрышек.

Исследование гистологических препаратов показало, что воспалительная реакция в зоне моделирования раневого инфицированного процесса была более выражена в сериях ЭФМ, ЭХГМ и ЭГМ. Так, в серии ЭФМ фибробласты обнаруживались лишь в самых глубоких слоях грануляционной ткани и находились в окружении большого количества мигрирующих макрофагов и гранулоцитов. При этом, в серии ЭХГМ на поверхности раны непосредственно под слоем препарата обнаруживался мощный слой инфильтрата, состоящий в подавляющем большинстве из гранулоцитов. Наиболее тяжелое повреждение тканей было обнаружено в серии ЭГМ. Инфильтрат распространялся глубоко, разделяя мышцы. Оказавшиеся в окружении воспалительного инфильтрата пучки мышечных волокон некротизированы.

Проведя комплексную оценку изучаемых параметров на 3-и сутки лечения, можно сделать заключение, что иммобилизованные препараты ЭФ и ЭГ проявляли достоверно более выраженную активность в первую фазу раневого процесса. Это нашло отражение как при оценке планиметрических и микробиологических показателей (ПУП ран, СЗ ран и уровень снижение обсемененности микроорганизмами максимальны в данных сериях), так и при оценке морфометрических данных (достоверно большее количество фибробластов и меньшее количество гранулоцитов). В фазу воспаления энтеросгель, как основа препаратов, адсорбирует экссудат, продукты распада и жизнедеятельности микроорганизмов, способствует очищению раны, уменьшает гидратацию тканей, предотвращает высыхание раневой поверхности. Данные факты подтверждаются и в других работах по исследованию энтеросгеля (Жиляева М.А., 2000, Гриценко Е.Н., 2003, Шевченко Ю.Н., 2004, Кулмурзаева З.Н., 2006, Руденко А.В., 2006). Входящие в состав иммобилизованных препаратов антисептики эффективно купируют острые воспалительные явления. Напротив, иммобилизованные препараты, содержащие метилурацил, в первую фазу раневого процесса показали достоверно более низкую эффективность, чем их аналоги без метилурацила. Так, при исследовании препаратов ЭФМ, ЭХГМ, ЭГМ ПУП ран и СЗ ран были достоверно ниже, чем в сериях ЭФ, ЭХГ, ЭГ. По количеству клеточных элементов они достоверно не отличались от серии сравнения Э, за исключением количества макрофагов, которое было достоверно выше в сериях ЭФМ, ЭХГМ и ЭГМ, чем в серии сравнения Э. Это свидетельствует о большей продолжительности первой фазы раневого процесса при использовании иммобилизованных препаратов с метилурацилом. Данное обстоятельство связано с тем, что применение метилурацила не способствует ускорению репаративных процессов в первую фазу раневого процесса, а напротив происходит торможение течения фазы экссудации, данные результаты так же соотносятся с работами других авторов (Слюсар О.И., 2002, Плечева Д.В., 2004).

На 5-е сутки визуально в сериях ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ, ЭХГМ наблюдалось полное исчезновение перифокального отека (рис. 1), в сериях ЭФМ и ЭХГМ отмечалось наличие грануляций и краевая эпителизация. Процент уменьшения площади ран составил в контрольной серии 26,9±2,84%, в серии сравнения (Э) 42,5±0,74%, в ЭФ 65,5±3,31%, в ЭХГ 51,3±0,23%, в ЭГ 63,9±1,03%, в ЭФМ 58,5±0,82%, в ЭХГМ 54,4±0,34%, в ЭГМ 41,2±0,42% (таб. 3). Скорость заживления ран на 3-5-е сутки в сериях ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭХГМ, ЭГМ в 1,6 раза выше, чем в серии сравнения (Э), а в серии ЭФМ – в 3,6 раза (рис. 2). Степень обсемененности ран микроорганизмами в сериях ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ, ЭХГМ, ЭГМ была достоверно ниже, чем в серии сравнения (Э) в 1,7 - 6,2 раза, максимальное различие наблюдалось в сериях ЭГ и ЭФМ – 15,1 раза (табл. 4). На 5-е сутки наблюдения по гистологической картине ран в контрольной серии и серии ЭГМ отмечалась незавершенность экссудативной фазы воспаления. В серии сравнения (Э) процесс пролиферации протекал более выраженно по сравнению с контрольной серией и ЭГМ, но хуже, чем в остальных сериях. В  сериях ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ и ЭХГМ  процессы  пролиферации были  сопоставимы  друг  с  другом,  происходило  выравнивание относительного количества фибробластов и гранулоцитов, с тенденцией к увеличению количества фибробластов. По морфометрическим показателям достоверно от всех остальных серий отличалась серия ЭХГМ (табл. 5), в которой количество фибробластов максимальное, а количество гранулоцитов минимальное, так же отмечено максимальное количество лимфоцитов, что может свидетельствовать о более ранней смене клеточного звена иммунитета на гуморальный. При комплексной оценке описательной части гистологического исследования и морфометрии следует отметить, что оптимальнее всего процесс пролиферации протекал в сериях ЭФ, ЭГ и ЭХГМ, а хуже всего в серии ЭГМ. Так же на 5-е сутки происходит смена фазы экссудации на фазу регенерации в сериях ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ и ЭХГМ.

Комплексный анализ изучаемых параметров позволяет сделать вывод о том, что на 5-е сутки лечения происходило постепенное выравнивание основных показателей (ПУП, СЗ, обсемененность микроорганизмами, количество клеточных элементов) в сериях ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ, ЭХГМ. Однако некоторые отличия все же обнаруживались. Так, при использовании иммобилизованного препарата ЭХГМ отмечалась достоверно более выраженная противовоспалительная и регенераторная активность, что очевидно связано с действием метилурацила, входящего в состав мази ЭХГМ. Общая же тенденция в сериях ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ, ЭХГМ отмечалась в направлении уменьшения площади ран, микробной обсемененности, количества гранулоцитов, и увеличения СЗ, количества фибробластов и лимфоцитов.

Анализируя результаты исследования, можно заключить, что на 8-е сутки наблюдения в контрольной серии, серии сравнения (Э) и ЭГМ продолжается фаза экссудации. В серии ЭГМ гистологическая картина ран выглядела хуже, чем во всех остальных сериях. Применение для лечения иммобилизованных препаратов на основе энтеросгеля ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ и ЭХГМ оптимизирует процесс репаративной регенерации по сравнению с контрольной серией и серией сравнения (Э). Использование иммобилизованного препарата ЭХГМ (рис. 3)  улучшает  течение  репаративного  процесса,  так  как в данной  серии  исследования  отмечено покрытие грануляций эпителиальной выстилкой на всем протяжении, а характеристики клеточного состава инфильтрата более всего характерны для пролиферативной фазы воспалительного процесса: относительное количество фибробластов статистически достоверно максимально, а фагоцитирующих клеток также достоверно минимально по сравнению с контролем, серией сравнения (Э) и всеми другими сериями эксперимента.

Рис. 3. Динамика изменения показателей раневого процесса на 8-е сутки лечения.

На 10-е сутки от начала лечения площади ран в сериях ЭФ, ЭГ, ЭФМ и ЭХГМ уменьшились более чем на 90%, в сериях ЭХГ и ЭГМ – на 80%, в контрольной серии и серии сравнения (Э) – на 50%; обсемененность ран микроорганизмами уменьшилась в сериях ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ, ЭХГМ, ЭГМ относительно серии сравнения (Э) в среднем в 42,7 раза (табл. 4). В сериях ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ, ЭХГМ, по прежнему, сохраняется тенденция к достоверному увеличению фибробластов и лимфоцитов, и уменьшению количества макрофагов и гранулоцитов по отношению к контрольной серии, серии сравнения (Э) и ЭГМ (табл. 5). Данные показатели достоверно более выражены в сериях ЭФМ и ЭХГМ по отношению ко всем сериям, что указывает на их выраженное регенераторное действие за счет наличия в их составе метилурацила и его пролонгированного высвобождения из энтеросгеля (рис. 4А-З).

А

Б

В

Г

Д

Е

Ж

З

Рис. 4. Микрофотографии поперечных срезов экспериментальных ран на 10-е сутки. Окраска Г-Э. Ув. х100. Примечание: А. Контрольная серия. Инфильтрация распространяется на всю глубину грануляций. Б. Серия сравнения (Э). Отмечаются очаги отека грануляционной ткани. В. (ЭФ). Рана покрыта новообразованным эпидермисом. Г. (ЭХГ). Эпидермис выстилает дно раны, отмечаются очаги отека грануляционной ткани. Д. (ЭГ). Эпителиальная выстилка сплошная, но слой эпидермиса тонкий. Е. (ЭФМ) и Ж. (ЭХГМ). Стрелки указывают на инкорпорированные в поверхностном слое грануляций фрагменты нанесенного препарата. З. (ЭГМ). Лимфо-гистио-гранулоцитарный инфильтрат в мышцах. Ув. х400.

Отмечено, что окончание первой фазы воспалительного процесса и начало второй фазы в контрольной серии пришлось на срок 10-11 сутки (рис. 5). В то время, как в серии сравнения (Э) смена фаз приходилась на 10 сутки, в сериях ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ и ЭХГМ на 5-8 сутки. Следует отметить, что в серии ЭГМ по данным гистологического анализа и морфометрии на 10-е сутки все еще наблюдается незавершенность экссудативной фазы воспалительного процесса. Применение иммобилизованных на основе энтеросгеля препаратов (серии ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ и ЭХГМ) позволяет практически в 2 раза ускорить переход первой фазы воспалительного процесса во вторую.

Таблица 5

Динамика изменения клеточного состава инфильтрата ран в процессе лечения (M±m), n=5

Контрольная серия

 

3 сутки

5 сутки

8 сутки

10 сутки

Фибробласты

27,8±0,58

32,4±0,75

36,8±0,66

40,2±0,37

Гранулоциты

58,2±0,58

53,4±0,40

48,0±0,84

44,0±0,45

Лимфоциты

7,0±0,32

7,2±0,37

7,8±0,66

8,6±0,51

Макрофаги

5,8±0,37

7,2±0,58

7,0±0,32

8,2±0,37

Серия сравнения (Э)

Фибробласты

31,0±1,181

33,8±0,49

36,4±0,51

43,6±1,121

Гранулоциты

55,8±1,32

51,0±0,451

45,2±0,97

40,4±0,511

Лимфоциты

6,2±0,37

7,2±0,37

8,4±0,51

8,8±0,37

Макрофаги

6,6±0,40

8,4±0,51

8,8±0,371

6,2±0,371

Серия ЭФ

Фибробласты

35,6±0,242

41,2±0,582

45,0±0,842

47,8±0,732

Гранулоциты

50,6±0,242

45,2±0,972

39,6±0,512

34,4±0,682

Лимфоциты

6,8±0,37

8,2±0,58

9,2±0,37

10,0±0,322

Макрофаги

7,4±0,40

8,6±0,24

7,6±0,242

8,0±0,322

Серия ЭХГ

Фибробласты

36,2±0,662

39,0±0,632

46,2±0,582

49,4±0,512

Гранулоциты

49,2±0,582

42,2±0,372

35,8±0,662

32,0±0,842

Лимфоциты

7,0±0,45

9,8±0,372

10,4±0,242

11,0±0,452

Макрофаги

8,4±0,242

9,2±0,37

8,6±0,24

8,2±0,372

Серия ЭГ

Фибробласты

35,4±0,512

38,8±0,372

45,2±0,582

47,6±0,512

Гранулоциты

51,0±0,322

45,0±0,842

37,2±0,582

34,8±0,372

Лимфоциты

6,6±0,51

8,4±0,51

9,4±0,51

10,2±0,49

Макрофаги

7,8±0,37

8,4±0,68

8,0±0,63

7,4±0,60

Серия ЭФМ

Фибробласты

31,2±1,93

40,8±1,932

52,2±1,162

54,6±0,512

Гранулоциты

53,0±3,27

39,0±1,822

30,6±1,542

25,6±0,682

Лимфоциты

7,0±0,71

9,4±0,512

11,2±0,802

14,6±1,082

Макрофаги

12,2±0,372

9,0±0,32

7,4±0,512

6,4±0,24

Серия ЭХГМ

Фибробласты

32,4±2,29

48,8±1,362

55,4±2,322

57,8±2,182

Гранулоциты

52,0±2,28

34,8±1,52

27,6±1,362

22,8±0,862

Лимфоциты

7,6±0,512

10,0±0,452

13,2±0,582

15,0±1,002

Макрофаги

12,4±0,752

8,2±0,58

5,6±0,682

6,2±0,49

Серия ЭГМ

Фибробласты

26,8±0,862

31,4±0,682

35,4±0,51

37,8±0,582

Гранулоциты

59,2±0,862

55,6±0,682

48,4±0,512

46,0±1,142

Лимфоциты

5,2±0,58

5,6±0,402

8,0±0,32

8,8±0,37

Макрофаги

9,0±0,322

7,2±0,73

6,6±0,682

7,0±0,84

Примечание. Сравнивались между собой: 1р<0,05 (серия Э с контрольной серией); 2р<0,05 (серии ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ, ЭХГМ, ЭГМ с серией Э)

Рис. 5. Сроки смены фаз воспалительного процесса в исследуемых сериях.

Анализируя вышеизложенное можно заключить, что иммобилизованные препараты ЭФ, ЭХГ, ЭГ в сравнении с контрольной серией и серией сравнения (Э) способствовали быстрому уменьшению площади ран, сокращению сроков купирования отека и полного очищения ран в первую фазу воспалительного процесса за счет наличия в их составе энтеросгеля, который сорбировал и удалял из раны нежизнеспособные ткани, гнойное отделяемое, продукты распада микроорганизмов. В свою очередь пролонгированное высвобождение антисептиков из энтеросгеля способствовало скорейшему уменьшению микробной обсемененности ран, что значительно сокращало течение первой фазы воспалительного процесса. Дополнительное введение в составе иммобилизованных препаратов ЭФМ и ЭХГМ метилурацила приводило к ускорению течения регенераторной фазы воспалительного процесса в сравнении со всеми остальными сериями, что также подтверждалось гистологическим методом исследования и морфометрией инфильтратов ран. Исключение составил иммобилизованный препарат ЭГМ (иммобилизованные на энтеросгеле гексэтидин и метилурацил). В данной серии результаты исследования достоверно не отличались от серии сравнения (Э), а по результатам гистологического исследования использование ЭГМ уступало даже контрольной серии. Можно предположить, что в данной ситуации наблюдалась несовместимость антисептика гексэтидина и стимулятора регенерации метилурацила при иммобилизации их на энтеросгеле, что негативно отразилось на лечении экспериментальных гнойных ран.

Проведенные нами исследования подтвердили эффективность применения иммобилизованных на энтеросгеле препаратов ЭФ, ЭХГ и ЭГ в первую фазу, а препаратов ЭФМ и ЭХГМ во вторую фазу раневого процесса. В первую фазу раневого процесса лучшие результаты были отмечены в серии ЭГ, а во вторую фазу – в серии ЭХГМ.

Выводы

1. Установлено, что иммобилизованные препараты составов ЭФ, ЭХГ, ЭГ, ЭФМ, ЭХГМ обладают широким спектром антимикробной активности в отношении тест-штаммов St. aureus ATCC 6538-P (зона задержки роста 18,8±2,15 - 30,2±1,51 мм), Вас. subtilis ATCC 6633 (18,2±2,11 - 24,1±1,31 мм), Вас. cereus ATCC 10702 (18,0±1,30 - 25,4±1,94 мм), E. coli ATCC 25922 (19,5±1,58 - 31,1±2,17 мм), Proteus vulgaris (15,3±1,25 - 25,2±2,10 мм), а препарат ЭГ так же в отношении Candida albicans ATCC 885-653 (27,5±1,61 мм) и Pseudomonas aeruginosa ATCC 9027 (19,2±2,72 мм).

2. Применение в лечении экспериментальных гнойных ран в первую фазу раневого процесса иммобилизованных на энтеросгеле антисептиков фурацилина, хлоргексидина биглюконата и гексэтидина (мази ЭФ, ЭХГ, ЭГ) достоверно (р<0,05) сокращает сроки купирования отека и очищения ран в 1,5±0,07 раза, способствует уменьшению площади ран в 1,5±0,25 раза, и микробной обсемененности ран в 41,8 раза, по сравнению с серией (Э).

3. Лечение экспериментальных гнойных ран во вторую фазу раневого процесса с применением иммобилизованных препаратов ЭФ, ЭХГ, ЭГ способствует появлению грануляций и эпителизации ран в 1,4±0,05 раза раньше, чем в серии сравнения. Применение иммобилизованных препаратов ЭФМ и ЭХГМ способствует появлению грануляций и эпителизации ран в 2,1±0,1 раза раньше, сокращению площади ран в 1,5±0,36 раза, и уменьшению микробной обсемененности ран в 54,3 раза, чем в серии сравнения (Э).

4. Применение иммобилизованных препаратов ЭФМ и ЭХГМ по сравнению с препаратами ЭФ, ЭХГ, ЭГ по оцениваемым параметрам достоверно (р<0,05) ускоряет течение фазы регенерации раневого процесса в 1,5 раза. Применение иммобилизованного препарата ЭГМ по оцениваемым параметрам достоверно не отличается от серии сравнения и контрольной серии.

Практические рекомендации

1. Иммобилизованный на энтеросгеле препарат ЭГ следует рекомендовать для проведения клинических испытаний в лечении гнойно-воспалительных заболеваний мягких тканей в экссудативную фазу раневого процесса. Лечение следует начинать с промывания раны растворами антисептиков. Затем на рану накладывается иммобилизованный препарат ЭГ, и фиксируется асептической повязкой. Перевязки делаются ежедневно.

2. Иммобилизованный препарат ЭХГМ следует рекомендовать для проведения клинических испытаний в лечении гнойно-воспалительных заболеваний мягких тканей в фазу регенерации раневого процесса для ускорения процессов пролиферации. Лечение следует начинать с промывания раны растворами антисептиков. Затем на рану накладывается иммобилизованный препарат ЭХГМ, и фиксируется асептической повязкой. Перевязки делаются ежедневно, до полного заживления раны.

3. Не следует применять для лечения гнойных ран комбинацию ЭГМ, в связи с несовместимостью антисептика гексэтидина и стимулятора регенерации метилурацила при их иммобилизации на энтеросгеле.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Антимикробная активность энтеросгеля в сочетании с фурацилином / А.Ю. Григорьян, И.А. Стрехолетов, Л.В. Жиляева и др // Материалы IV Международной научной конференции молодых ученых-медиков, организованной курским и воронежским медицинскими вузами (25-26 февраля 2010г.). – Курск, 2010. – Т. 1. – С. 292-294.
  2. Гистологическая характеристика течения раневого процесса при лечении экспериментальных гнойных ран препаратами на основе энтеросгеля [Электронный ресурс] / А.Ю. Григорьян, А.И. Бежин, Т.А. Панкрушева и др. // Забайкальский медицинский вестник. 2011. №2. С. 132-145. Режим доступа: www.medacadem.chita.ru/zmv2
  3. Лечение гнойных ран препаратами на основе энтеросорбента в эксперименте / Григорьян, И.А. Стрехолетов, Л.В. Жиляева, В.И. Гончарова // Молодежная наука и современность: материалы 75-й Всероссийской научной конференции студентов и молодых ученых с международным участием посвященной 75-летию КГМУ. – Курск: Изд-во КГМУ, 2010. – Ч. I. – С. 96-97.
  4. Лечение гнойных ран с применением иммобилизованной формы фурацилина / А.Ю. Григорьян, Л.В. Жиляева, Е.М. Скрябина, К.К. Муминова // Молодежная наука и современность: материалы 76-й Всероссийской научной конференции студентов и молодых ученых с международным участием. – Курск: Изд-во КГМУ, 2011. – Ч. I. – С. 114.
  5. Лечение гнойных ран с применением иммобилизованных формы фурацилина и гексэтидина / А.Ю. Григорьян, А.И. Бежин, Т.А. Панкрушева и др. // Материалы V Всероссийской конференции молодых ученых медиков, организованной воронежским, курским и казанским медицинскими вузами (25-26 февраля 2011г.). – Воронеж, 2011. – С 68-70.
  6. Лечение гнойных ран с применением многокомпонентных мазей на основе энтеросгеля / А.Ю. Григорьян, А.И. Бежин, Т.А. Панкрушева и др. // Научные ведомости БелГУ. Сер. Медицина. Фармация. 2011. №16 (111), вып. 15. С. 205-211.
  7. Планиметрическая оценка течения раневого процесса экспериментальных ран / А.Ю. Григорьян, Л.В. Жиляева, Е.М. Скрябина, К.К. Муминова // Молодежная наука и современность: материалы 76-й Всероссийской научной конференции студентов и молодых ученых с международным участием. – Курск: Изд-во КГМУ, 2011. – Ч. I. – С. 112.
  8. Применение поликомпонентных мазей в лечении ран / А.И. Бежин, Т.А. Панкрушева, А.Ю. Григорьян, А.В. Иванов // Актуальные вопросы хирургии: материалы научной конференции с международным участием (Курск, 7 октября 2011 г.). – Курск: Изд-во КГМУ, 2011. – С. 45-46.
  9. Применением комбинированной мази на основе энтеросгеля в лечении гнойных ран / А.Ю. Григорьян, Л.В. Жиляева, Е.М. Скрябина, К.К. Муминова // Молодежная наука и современность: материалы 76-й Всероссийской научной конференции студентов и молодых ученых с международным участием. – Курск: Изд-во КГМУ, 2011. – Ч. I. – С. 113.
  10. Сравнительная оценка применения иммобилизованных форм антисептиков и поликомпонентных мазей на основе энтеросгеля при лечении гнойных ран / А.Ю. Григорьян, А.И. Бежин, Т.А. Панкрушева и др. // Вестник новых медицинских технологий. 2011. Т. XVIII, № 3. С. 201-204.

Список сокращений

ПЯЛ – полиморфно-ядерные лейкоциты

Г-Э – гематоксилин – эозин

Э – 70% гель энтеросгеля

ЭФ – фурацилин иммобилизованный на энтеросгеле

ЭХГ – хлоргексидина биглюконат иммобилизованный на энтеросгеле

ЭГ – гексэтидин иммобилизованный на энтеросгеле

ЭФМ – фурацилин и метилурацил иммобилизованные на энтеросгеле

ЭХГМ – хлоргексидина биглюконат и метилурацил иммобилизованные на энтеросгеле

ЭГМ – гексэтидин и метилурацил иммобилизованные на энтеросгеле

КОЕ – колониеобразующие единицы

ПУП – процент уменьшения площади ран

СЗ – скорость заживления

ГФ – государственная фармакопея

Лицензия ЛР № 020862 от 30.04.99г.

Сдано в набор 02.12.2011 г. Подписано в печать 06.12.2011 г.

Формат 30х421/8. Бумага офсетная. Гарнитура Times New Rom.

Печать офсетная. Усл. печ. л. 1,0.

Тираж 100 экз. Заказ № 181 «А».

Издательство Курского медицинского университета

305041, г. Курск, ул. К. Маркса, 3.


1 Результаты микробиологического исследования консультированы к.м.н., асс. кафедры микробиологии, вирусологии, иммунологии КГМУ Л.В. Жиляевой, за что мы выражаем ей искреннюю благодарность.

2 Гистологические препараты консультированы д.м.н., проф., заведующим кафедрой гистологии, эмбриологии и цитоло-гии КГМУ А.В. Ивановым, за что мы выражаем ему искреннюю благодарность.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.