WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Эртузун Ирина Анатольевна

механизмЫ анксиолитического и антидепрессантного действия тенотена

(Экспериментальное иССЛЕДОВАНИЕ)

14.03.06 – фармакология, клиническая фармакология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата биологических наук

Томск, 2012

Работа выполнена в Обществе с ограниченной ответственностью «Научно-производственной фирме «МАТЕРИА МЕДИКА ХОЛДИНГ» и Федеральном государственном бюджетном учреждении «Научно-исследовательский институт фармакологии» Сибирского отделения Российской академии медицинских наук

Научный руководитель:

доктор медицинских наук, профессор         Эпштейн Олег Ильич

Официальные оппоненты:

Суслов Николай Иннокентьевич, доктор медицинских наук, профессор, Федеральное государственное бюджетное учреждение «Научно-исследовательский институт фармакологии» Сибирского отделения Российской академии медицинских наук, лаборатория фитофармакологии, заведующий лабораторией

Новожеева Татьяна Петровна, доктор биологических наук, Федеральное государственное бюджетное учреждение «Научно-исследовательский институт психического здоровья» Сибирского отделения Российской академии медицинских наук, лаборатория нейробиологии, старший научный сотрудник

Ведущая организация: Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский национальный исследовательский медицинский университет» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

Защита диссертации состоится «___»________________ 2012 г. в _____ часов на заседании диссертационного совета Д 001.031.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении «Научно-исследовательский институт фармакологии» Сибирского отделения Российской академии медицинских наук (634028, г. Томск, пр. Ленина, 3)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения «Научно-исследовательский институт фармакологии» Сибирского отделения Российской академии медицинских наук

 

Автореферат разослан «_____»_________________ 2012 г.

 

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор биологических наук  Амосова Е.Н.

Введение

Актуальность проблемы. В настоящее время наиболее широко распространенными психическими заболеваниями являются тревожные и депрессивные расстройства [Howland, R.H., Thase, M.E., 2005; Calleo, J., Stanley, M., 2008; Sennfelt, D.A. et al., 2011]. Как депрессивные расстройства, так и тревожные состояния представляют собой чрезвычайно гетерогенную группу заболеваний (по МКБ-10 тревожные расстройства включают заболевания от F40 до F48, депрессивные – от F30 до F39)  – начиная от относительно легких форм, проходящих самостоятельно, и заканчивая крайне тяжелыми, психотическими, инвалидизирующими состояниями, способными привести к смерти. Сочетание тревожных и депрессивных расстройств (по литературным данным их коморбидность составляет до 60% случаев) затрудняет диагностику и подбор правильного лечения, что снижает эффективность терапии и увеличивает частоту рецидивов по сравнению с пациентами, страдающими только тревожными или только депрессивными расстройствами [Patten, S.B. et al., 2010; Mittal, D. et al., 2011].

Современная фармакотерапия тревожных расстройств включает помимо бензодиазепиновых анкиолитиков (диазепам, феназепам, лоразепам) препараты различного механизма действия, в том числе проявляющие активность в отношении ГАМК-А- (фенибут, баклофен, мексидол), серотонин- (буспирон, кетансерин, ондасертон) эргических систем, -адреноблокаторы (пропранолол) и т.д. Основными классами препаратов для лечения депрессии являются трициклические антидепрессанты, ингибиторы моноаминоксидазы и ингибиторы обратного захвата серотонина. Однако не существует препарата, одинаково эффективно устраняющего симптомы тревожных и депрессивных расстройств при их коморбидности. Есть данные об эффективности лишь ингибиторов обратного захвата серотонина [Kuzel, R.J., 2005]. Кроме того, поскольку коморбидные тревожные и депрессивные расстройства часто сопутствуют другим заболеваниям, особенно хроническим (таким, как диабет, эпилепсия, болезнь Паркинсона, сердечно-сосудистые заболевания и др.) [Ekinci, O., Titus, J.B., 2009; Martinez-Martin, P., Damian, J., 2010], необходимо учитывать безопасность совместного применения психотропных препаратов и препаратов для лечения основного заболевания. Таким образом, актуальной задачей психофармакологии является поиск не только эффективных препаратов для лечения тревожных расстройств или депрессии, но и препаратов, сочетающих эффективность в лечении коморбидных тревожных и депрессивных расстройств и высокую безопасность.

Одной из потенциальных мишеней фармакотерапии тревожных и депрессивных расстройств являются белки S100 [Schroeter, M. L. et al., 2010; Мартюшев-Поклад, А.В., Воронина, Т.А., 2004]. Белки S100 обладают разнообразными функциями в ЦНС, участвуют в многочисленных внутриклеточных процессах (в том числе в передаче внутриклеточного Ca2+--сигнала, регуляции роста, дифференцировки, апоптоза клеток,  энергетического метаболизма нейронов и глии) [Sorci, G. et al., 2010]. Все эти функции белков S100 обуславливают их влияние на синаптическую пластичность и участие в регуляции стресс-реализующих и стресс-лимитирующих систем, дисбаланс которых  (в первую очередь недостаточность ГАМК-ергической системы) является нейробиологической основой большинства депрессивных и тревожных патологий.

Настоящая работа посвящена экспериментальному изучению анксиолитической и антидепрессантной активности препарата тенотен, действующим веществом которого являются сверхмалые дозы антител к белку S100, и исследованию возможных механизмов действия этого препарата.

Цель исследования: Оценить анксиолитическую и антидепрессантную активность препарата тенотен в сравнении со стандартными анксиолитиками и антидепрессантами, изучить механизм действия тенотена.

Задачи исследования:

  1. Оценить анксиолитический эффект тенотена в условиях различных моделей тревожных состояний, а также зависимость этого эффекта от тяжести тревоги, вводимой дозы препарата и типа эмоционально-поведенческой реакции животных на стресс.
  2. Оценить антидепрессантный эффект тенотена в условиях стандартных тестов (тест вынужденного плавания по Porsolt и тест вынужденного плавания в сосуде с колесами по Nomura).
  3. Оценить выраженность седативного и миорелаксантного эффектов тенотена и влияние препарата на координацию движений и память.
  4. Изучить влияние тенотена на электрофизиологические процессы в головном мозге при помощи спектрально-когерентного анализа электроэнцефалограмм (ЭЭГ) различных структур мозга крыс.
  5. Оценить участие различных нейромедиаторных систем в реализации эффектов тенотена in vivo с помощью фармакологического анализа.
  6. Оценить участие различных нейромедиаторных систем в реализации эффектов тенотена in vitro с помощью радиолигандного анализа и измерения функциональной активности серотониновых рецепторов, 1-рецептора и глицинового сайта NMDA рецептора.

Положения, выносимые на защиту:

  1. При однократном и курсовом введении тенотен обладает анксиолитическим действием, сравнимым по выраженности с эффектами бензодиазепиновых (диазепам, медазепам) и атипичных (мексидол) анксиолитиков.
  2. Анксиолитический эффект тенотена зависит от функциональных особенностей тревожных состояний и проявляет прямую корреляционную зависимость эффективной дозы от тяжести тревожного состояния.
  3. Тенотен оказывает анксиолитическое действие как на животных с пассивным типом эмоционально-поведенческого реагирования на стресс, так и на животных с активным типом, причем более выраженный в относительных величинах эффект отмечается у низкоактивных животных.
  4. При однократном и курсовом введении тенотен обладает антидепрессантным действием, сравнимым по выраженности с эффектом амитриптилина.
  5. В эффективной терапевтической дозе тенотен не оказывает седативного влияния, не проявляет миорелаксирующего действия, не нарушает координации движений и памяти.
  6. Тенотен оказывает влияние на биоэлектрическую активность мозга, характерное для бензодиазепиновых анксиолитиков, в частности, диазепама, вызывая  увеличение мощности в альфа- и бета-диапазонах.
  7. Анксиолитический и антидепрессантный эффекты тенотена реализуются через ГАМК-, серотонин- и глутаматергические медиаторные системы, а также сигма-рецепторы.

Научная новизна. Впервые экспериментально изучена зависимость выраженности эффекта тенотена от условий проведения теста, дозы и особенностей эмоционально-поведенческой реакции на стресс. Впервые показано отсутствие побочных эффектов (седативного, миорелаксантного и амнестического) при применении эффективной дозы препарата. Впервые выявлены электрофизиологические механизмы анксиолитического и антидепрессантного действия тенотена, показано in vitro и in vivo, что в реализацию этих видов активности препарата вовлечены ГАМК-А-, ГАМК-В-, серотонинергическая и глутаматергическая системы, а также 1-рецепторы.

Практическое значение работы. В результате проведенной работы получены экспериментальные данные о фармакологических свойствах тенотена. Выявлено, что по выраженности анксиолитической активности тенотен сравним с бензодиазепиновыми анксиолитиками (диазепам, медазепам, клобазам) и некоторыми атипичными анксиолитиками (мексидол), причем в спектр его психотропного действия входят антидепрессантный, антиагрессивный и ноотропный эффекты и отсутствуют седативный, миорелаксантный и амнестический эффекты. Выявлены механизмы, лежащие в основе психотропной активности тенотена. Материалы экспериментальных исследований вошли в комплект документов, представленных в Федеральную службу по надзору в сфере здравоохранения и социального развития Российской Федерации (РФ) и соответствующие службы других стран, с целью разрешения препарата к широкому медицинскому применению в РФ (Регистрационное удостоверение № ЛС-000542 от 18.11.2009).

Апробация работы. Материалы диссертации были представлены на V международной конференции «Клинические исследования лекарственных средств» (Москва, 2005), Международной конференции «Биологические основы индивидуальной чувствительности к психотропным средствам» (Москва, 2006, 2010), XIII Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство» (Москва, 2006), II национальном конгрессе по социальной психиатрии «Социальные преобразования и психическое здоровье» (Москва, 2006), II и IV Международных междисциплинарных конгрессах «Нейронаука для медицины и психологии» (Судак, 2006, 2008), X Мультидисциплинарной Интернациональной конференции нейронауки и биологической психиатрии «Стресс и поведение» (Санкт-Петербург, 2007), VII национальном научно-медицинском конгрессе «Здоровье человека» (Ереван, 2008),  VII Международном конгрессе «Доказательная медицина – основа современного здравоохранения» (Хабаровск, 2008).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 18 печатных работ.

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 147 страницах машинописного текста и состоит из введения, 4 глав, выводов, списка литературы, содержит 20 таблиц и 11 рисунков. Библиографический указатель включает 225 источников, из них 53 отечественных и 172 иностранных.

Материалы и методы исследования

В экспериментах были использованы 840 беспородных белых крыс-самцов (200-250 г), полученных из питомника «Столбовая» Московской области, и 80 крыс-самцов линии Rj:Wistar (Han) (160-227 г), полученных из питомника Elevage Janvier (Франция). Животные содержались в условиях вивария при свободном доступе к воде и брикетированному корму при стандартном освещении и комнатной температуре.

Исследования проводили в соответствии с методическими указаниями, опубликованными в Руководстве по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ [2005].

В работе исследовали спектр психотропной активности и механизм действия тенотена, который вводили внутрижелудочно с помощью зонда.

В качестве препаратов сравнения были использованы: диазепам (Polfa, Польша), медазепам (Фармахим, Болгария), мексидол (ООО «ТП «Фармасофт», Россия), клобазам (Sanofi-Synthlabo, Франция), амитриптилин (Spofa, Чехия), пирацетам (ОАО «Фармастандарт УфаВИТА», Россия), которые вводили внутрижелудочно. Для фармакологического анализа использовали бикукуллин, пикротоксин, баклофен, факлофен, кетансерин, 5-ОТФ (ICN Biomedicals Inc., США), которые вводили внутрибрюшинно.

Оценка анксиолитического эффекта тенотена

Оценка анксиолитического действия тенотена проводилась в двух модификациях конфликтной ситуации [Vogel, J.R. et al., 1971], основанной на столкновении питьевой и оборонительной мотиваций. Принцип методики заключается в подавлении болевым электрическим раздражителем питьевого рефлекса у крыс при потреблении ими воды из трубки-поилки. Эффект анксиолитиков заключается в преодолении страха перед электроболевым раздражением, что выражается в увеличении числа наказуемых взятий воды, несмотря на получение при этом ударов тока.

Одна из модификаций теста была разработана в России в НИИ фармакологии РАМН имени В.В. Закусова и рекомендована в качестве стандартной методики для изучения анксиолитической активности фармакологических веществ [Руководство по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ, 2000, 2005]. В первый день беспородных белых крыс полностью лишали питья. После 24-часовой депривации у крыс проводили выработку навыка взятия воды из поилки, расположенной в экспериментальной камере размером 27,5 х 27,5 х 45 см, пол которой состоял из прутьев нержавеющей стали  [Молодавкин, Г.М., Воронина, Т.А., 1995]. На третий день (после 48-часовой питьевой депривации) крыс снова помещали в экспериментальную камеру. Через 10 сек после первого взятия воды каждая попытка питья становилась наказуемой (на сосок поилки и электродный пол камеры подавали постоянный ток силой 0,2 мА). Тест проводили в течение 10 минут, тестируемые препараты вводили за 30 минут до тестирования.

Другая модификация метода конфликтной ситуации по Vogel была разработана и валидирована в лаборатории Porsolt&Partners Pharmacology (Франция). После 48-часовой питьевой депривации крыс линии Rj:Wistar (Han) помещали в прозрачную плексигласовую камеру размером 15 x 32 x 34 см, пол камеры состоял из прутьев из нержавеющей стали диаметром 0,4 см, расположенных на расстоянии 1 см друг от друга. Задняя стенка клетки была сделана из непрозрачного плексигласа, скрывая тем самым наблюдателя. В центре противоположной стенки, на расстоянии 5 см от пола расположили поилку, соединенную с одним полюсом шокового генератора (Apelex: тип 011346). Другой полюс генератора был соединен с металлической сеткой на полу. Крыса исследовала пространство до тех пор, пока не обнаруживала поилку с водой. Каждый раз во время питья, через 2 сек после того, как она начинала пить, крыса получала удар электрического тока (1,7 мA). Тест проводили в течение 3 минут, тестируемые препараты вводили за 60 минут до тестирования.

Исследования поведения в приподнятом крестообразном лабиринте (ПКЛ) выполнялись по классической методике, описанной Рellow, S., File, S.E., [1986], исследования в тесте «открытое поле» - по методике, описанной Bruhwyler, J. et al. [1995].

Оценка антиагрессивной активности тенотена

Оценка антиагрессивной активности тенотена проводилась с помощью тестов мотивированной и немотивированной агрессии.

В тесте немотивированной агрессии крыс парами высаживали на электродный пол камеры из плексигласа (27,5 х 27,5 х 40 см), на который подавали переменное напряжение, постепенно увеличивавшейся амплитуды, начиная с 15 В. Раздражение подавали периодами по 3 сек с интервалом 1 сек до возникновения агрессии в ответ не менее, чем на три импульса одной силы. Это напряжение считали пороговым. Агрессивной реакцией считали такое поведение крыс, при котором они обе вставали на задние лапы мордами друг к другу, наносили удары лапами и кусали друг друга. Антиагрессивное действие препарата выражалось в повышении порога агрессивной реакции у крыс, измеряемого по величине напряжения при котором появлялись агрессивные реакции.

В тесте мотивированной агрессии [Буров, Ю.В., Салимов, Р.М., 1976] изучали интенсивность агрессивной реакции, вызванной у пары крыс стремлением избежать наказания на тесной безопасной скамейке. Пару крыс на 2 мин помещали в камеру, на электродный пол которой подавали импульсы переменного напряжения 35 В длительностью 3 сек с интервалами 1 сек. Об антиагрессивном действии препаратов судили по способности крыс совместно находится на безопасной скамейке. Критерием выраженности эффекта препаратов в данном тесте служила длительность совместного избегания.

Оценка антидепрессантной активности тенотена

Антидепрессантную активность изучали с помощью теста вынужденного плавания [Porsolt, R.D. et al., 1978; Андреева, Н.И., 2000] и его модификации [Nomura, et al.,1982].

В тесте вынужденного плавания по Porsolt крыс помещали в сосуд с водой диаметром 40 см, глубиной 60 см и температурой воды 25о С. После безуспешных попыток выбраться крысы зависали в воде в состоянии неподвижности (иммобилизации). Длительность иммобилизации является показателем выраженности депрессивного состояния, а сокращение длительности иммобилизации – показатель антидепрессантного действия препаратов.

В модификации теста вынужденного плавания по Nomura крыс помещали в сосуд с колесами и за 10 мин регистрировали количество оборотов колес. Способность препарата увеличивать количество оборотов колес свидетельствует о его антидепрессантном эффекте.

Оценка миорелаксантного действия тенотена и его влияния на координацию движений

Стандартным методом для оценки возможного нейротоксического действия препаратов, проявляющегося в миорелаксации и нарушении координации движений, является исследование поведения животных на специальном вращающемся стержне [Воронина, Т.А., Середенин С.Б., 2000]. Крыс помещали на стержень диаметром 4 см, вращающийся со скоростью 10 об/мин и в течение 2 мин регистрировали число упавших животных и латентный период падения со стержня.

Оценка влияния тенотена на способность к обучению и память

Метод выработки условного рефлекса пассивного избегания (УРПИ) основан на том, что животное может избежать аверсивного воздействия (удара током) пассивно, не выполняя определенные действия [Воронина, Т.А., Островская, Р.У., 2005]. Крыс помещали в установку фирмы Lafaette Instruments Co. (США), которая состояла из освещенной площадки, закрепленной на высоте и соединенной с затемненной камерой, на пол которой подавалось электроболевое раздражение в течение 10 сек, в результате чего предпочитаемая в норме затемненная камера становилась опасной. На следующие сутки проводили тестирование УРПИ. Для этого крыс помещали на освещенную площадку и в течение 3 мин  регистрировали латентный период первого захода в темную камеру и общую длительность пребывания в ней.

Регистрация биоэлектрической активности структур мозга

Каждому животному под наркозом (нембутал, 40 мг/кг в.м.) вживляли 4 электрода по стереотаксическому атласу для крыс [Буреш, Я. и др., 1962]: в сенсомоторную область коры (СК, 1,5-2 мм от брегмы вперед, 1,5 мм от сагитального шва и 2 мм в глубину), латеральное поле гипоталамуса (ГПТ, 2 мм назад от брегмы, 1,2-1,5 мм в сторону от сагитального шва, 8 мм в глубину), дорзальный гиппокамп (ГПК, 3 мм назад от брегмы, 3 мм в сторону от сагитального шва и 3 мм в глубину) и индифферентный электрод вживляли в носовую кость черепа (0,5 мм в глубину).

Первую сессию регистрации биоэлектрической активности проводили  через 5-6 дней после операции по вживлению электродов. Запись ЭЭГ и ее анализ по Фурье начинали через 15 минут после помещения крысы в экспериментальную камеру. Сначала у животного регистрировали фоновую активность (контрольная запись), затем вводили тестируемые препараты и при непрерывной регистрации электрической активности в программу компьютера заносили данные ЭЭГ через 5, 10, 20 минут, 1 и 2 часа после введения вещества. Вторую сессию проводили после пятидневного введения препаратов (до последнего – 5-го – введения вещества и через 30 минут после последнего введения вещества). Для записи ЭЭГ использовали компьютерный электроэнцефалограф «Нейро-КМ» на базе компьютера IBM P4P800WM c программным комплексом «BRAINSYS» для спектрально-когерентного анализа биоэлектрической активности [Митрофанов, А.А., 2007]. Для спектрально-когерентного анализа ЭЭГ выбирали безартефактные отрезки электроэнцефалограмм. Длительность обрабатываемых отрезков ЭЭГ была не менее 60 сек. Средние значения мощности спектров определяли в диапазоне от 0 до 32 Гц с шагом в 1 Гц и выделением стандартных диапазонов дельта-, тета-, альфа-, бета1-, бета2- частот.

Изучение участия нейромедиаторных систем в реализации анксиолитического и антидепрессантного эффектов тенотена

С целью блокады ГАМК-А рецептора использовали его антагонист бикукуллин (ICN Biomedicals Inc., США) в дозе 1 мг/кг внутрибрюшинно [Olsen, et al., 1984], а для блокады хлорного канала ГАМК-бензодиазепиного рецепторного комплекса - пикротоксин (ICN Biomedicals Inc., США) в дозе 1 мг/кг внутрибрюшинно [Corda, et al.,1991].

В исследовании влияния тенотена на ГАМК-В-ергическую систему использовали агонист ГАМК-В рецепторов баклофен (ICN, США), который вводили внутрибрюшинно в дозе 1 мг/кг [Gilboe, L. et al., 2000],  и антагонист ГАМК-В рецепторов факлофен (ICN, США), который вводили внутрибрюшинно в дозе 10 мг/кг [Gilboe, L,2000].

При изучении влияния тенотена на серотонинергическую систему использовали избирательный антагонист 5-НТ2/5-НТ1С серотониновых рецепторов кетансерин (ICN, США), который вводили внутрибрюшинно в дозе 1 мг/кг и предшественник серотонина 5-ОТФ (ICN, США), который вводили внутрибрюшинно в дозе 50 мг/кг.

Радиолигандный анализ

Клетки и мембраны, выделенные из клеток яичника китайского хомячка (CHO), и клеток линии 293 почки человеческого эмбриона (HEK) стабильно экспрессирующие человеческие 5HT1A, 5HT2A, 5HT2B, 5HT2C рецепторы, были выращены и произведены компанией CEREP (Франция) согласно классическому способу получения клеточных линий и мембранных препаратов. Мембраны, экспрессирующие 1-рецепторы человека, полученные из клеток линии Jurkat, были приготовлены компанией CEREP по традиционным методам. Тенотен тестировался в количестве 1% в объемном отношении и/или в количестве 10% в объемном отношении в дубле. Для каждого анализа проводилось исследование референтного соединения (контрольного вещества) в качестве положительного контроля (табл. 1).

Таблица 1: Условия проведения радиолигандного анализа

Анализ

Меченный лиганд

Немеченый лиганд

Инкубация

Референтное соединение

1

[3H](+)пентазацин (8 нМ)

галопередол (10нМ)

120/22С

галоперидол

глицин (стрихнин нечувствительный) (антагонист)

[3H]MDL 105,519, 0.5 нМ

глицин (1 мМ)

45 мин./0°C

глицин

5-HT1A (агонист)

[3H]8-OH-DPAT (0,3 нМ)

8-OH-DPAT (10 мкМ)

60 мин/22С

8-OH-DPAT

5-HT2A (антагонист)

[3H] кетансерин (0,5 нМ)

кетансерин (10 мкМ)

60 мин/22С

кетансерин

5-HT2A (агонист)

[125I] (±) DOI (0,2 нМ)

(±) DOI (1 мкМ)

60 мин/22С

(±) DOI

5-HT2B (агонист)

[125I] (±) DOI (0,2 нМ)

(±) DOI (1 мкМ)

15 мин/37С

(±) DOI

5-HT2C (антагонист)

[3H]-мезулергин (1 нМ)

RS 102221 (10 мкМ)

60 мин/37С

RS 102221

5-HT2C (агонист)

[125I] (±) DOI (0,2 нМ)

(±) DOI (10 мкМ)

15 мин/37С

(±) DOI

Анализ влияния тенотена на функциональное состояние рецепторов серотонина

Анализ влияние тенотена на рецепторные эффекты агонистов и антагонистов 5HT1A проводился путем измерения внутриклеточной концентрации цАМФ с использованием технологии HTRF® (CisBio, Bagnols-sur-Cze, Франция). Анализы на агонисты и антагонисты 5HT2A, 5HT2B и 5HT2C проводились посредством мобилизационного кальциевого анализа с помощью технологии CellLux®  (Perkin Elmer). Все анализы антагонистов проводились с использованием контрольного агониста при концентрации, обеспечивающей 80 % от его максимального эффекта. Все клеточные функциональные анализы проводились в соответствии с указаниями производителя и стандартными технологическими протоколами компании CEREP. Тенотен был изучен в двух концентрациях – 1% в объемном соотношении и/или 10% в объемном соотношении в дубле.

Таблица 2: Условия проведения анализа функционального состояния рецепторов

Анализ

Стимул

Инкубация

Продукт реакции

Референтное соединение

5-HT1A (эффект агониста)

Нет

15 мин/22С

цАМФ

8-OH-DPAT

5-HT1A (эффект антагониста)

8-OH-DPAT (10 нМ)

15 мин/22С

цАМФ

WAY 100635

5-HT2A(эффект агониста)

Нет

22С

Внутриклеточный [Ca2+]

Серотонин

5-HT2A (эффект антагониста)

Серотонин (3 нМ)

22С

Внутриклеточный [Ca2+]

Кетансерин

5-HT2B(эффект агониста)

Нет

22С

Внутриклеточный [Ca2+]

Серотонин

5-HT2B(эффект антагониста)

Серотонин (0,3 нМ)

22С

Внутриклеточный [Ca2+]

SB 206553

5-HT2C (эффект агониста)

Нет

22С

Внутриклеточный [Ca2+]

Серотонин

5-HT2C(эффект антагониста)

Серотонин (10 нМ)

22С

Внутриклеточный [Ca2+]

SB 206553

Методы статистической обработки результатов:

Статистическую обработку результатов проводили с использованием параметрических (t-критерий Стьюдента) и непараметрических (ANOVA, тест Манна-Уитни, тест Вилкоксона) методов в программе Statistica 6.0.

Результаты исследования и их обсуждение

Анксиолитическая активность тенотена была изучена в трех базовых экспериментальных моделях тревожных состояний: конфликтной ситуации по Vogel, ПКЛ и открытом поле. Во все трех тестах была показана анксиолитическая активность тенотена [Эпштейн, О.И., 2008].

В табл. 3 суммированы результаты сравнения тенотена в тесте конфликтной ситуации по Vogel (модификация НИИ фармакологии им. В.В. Закусова) с бензодиазепиновыми анксиолитиками (диазепамом и медазепамом) и атипичным анксиолитиком мексидолом. Показано, что по выраженности анксиолитической активности тенотен в дозе 2,5 мг/кг не уступает диазепаму (2 мг/кг), медазепаму (10 мг/кг) и мексидолу (100 мг/кг). При сравнении результатов, полученных в настоящем исследовании, с литературными данными, можно обнаружить, что в этой модификации конфликтной ситуации тенотен в той же дозе (2,5 мл/кг) не уступает также феназепаму в дозе 0,5 мл/кг и несколько уступает лоразепаму в дозе 1 мг/кг и гидазепаму в дозе 1 мг/кг [Середенин С.Б. и др., 2007].

Таблица 3. Влияние тенотена и других препаратов на количество наказуемых взятий воды в конфликтной ситуации, M±m

Препарат

Число наказуемых взятий воды

Однократно

5 дней

Дист. вода, 2,5 мл/кг

303,7 ± 84,8

247,8 ± 38,9

Диазепам, 2 мг/кг

456,3 ± 86,1*

401,7 ± 92,1*

Медазепам, 10 мг/кг

487,4 ±71,7*

нет данных

Мексидол, 100 мг/кг

423,5 ± 54,8*

нет данных

Тенотен, 2,5 мл/кг

464,9 ± 78,4*

407,5 ± 88,2*

* - отличия от контрольной группы достоверны при p<0,05

В модификации теста конфликтной ситуации по Vogel, разработанной в лаборатории Porsolt & Partners Pharmacology, создавали более жесткие условия конфликта за счет того, что, во-первых, сила аверсивного воздействия была гораздо больше (величина тока 1,7 мА вместо 0,2 мА), и, во-вторых, практически отсутствовал эффект питьевого обусловливания (животное пило без болевого подкрепления только 2 сек). Поскольку результаты предварительных исследований показали, что анксиолитические эффекты тенотена в дозе 2,5 мл/кг и диазепама (2 мг/кг) в данной модификации теста были существенно менее выражены, чем в предыдущих экспериментах, то тенотен был дополнительно исследован в дозах 5 мл/кг, 7,5 мл/кг и 10 мл/кг, а вместо диазепама в качестве референсного препарата был выбран клобазам в дозе 64 мг/кг. Было показано, что повышение дозы тенотена до 7,5 мл/кг ведет к усилению его анксиолитических свойств, однако дальнейшее увеличение дозы до 10 мл/кг оказалось неэффективным (рис. 1).

Таким образом, исследование показало, что анксиолитический эффект тенотена зависит от дозы и от тяжести тревожного состояния, а также что кривая зависимости доза-эффект, характерная для тенотена,  имеет перевернутую U-образную форму. Такой тип зависимости эффекта от дозы выявляется как у лекарственных препаратов, так и при других воздействиях на организм (например, излучение) [Calabrese, E.J., Baldwin, L.A., 2001]. Он может быть связан, например, с особенностями регуляции функций системой ГАМК-А-рецепторов [Orchinik, M., 2001]. Механизмы, обуславливающие такую динамику развития эффекта, еще не достаточно изучены. Предполагают, что такой эффект препарата может быть связан также с его влиянием на ядерные рецепторы (Kohn M.C., Melnick R.L., 2002).

Рисунок 1. Влияние тенотена на количество наказуемых взятий воды в конфликтной ситуации при введении в течение 5 дней в дозах 2,5, 5, 7,5 и 10 мл/кг в сравнении с диазепамом и клобазамом. Данные представлены в виде увеличения числа взятий воды от значения показателя в контрольной группе (в %), M±m. * - отличия от контрольной группы достоверны при p<0,05

Тревожные расстройства часто сопровождаются скрытой или явной агрессией. В экспериментальном исследовании в тестах мотивированной и немотивированной агрессии нами было показано антиагрессивное действие тенотена. Так, в тесте немотивированной агрессии препарат повышал порог агрессивной реакции крыс (на 23,1% при однократном и на 34,9% при 4-х дневном введении, p<0,05 по сравнению с контролем) при подаче электрического тока на пол клетки, где содержались животные (рис. 2А). В тесте мотивированной агрессии тенотен увеличивал время совместного избегания двух крыс на безопасной скамейке при подаче электрического тока на пол клетки (в 3,4 раза при однократном и в 3,8 раза при 4-дневном введении, p<0,05 по сравнению с контролем) (рис. 2Б). В обоих тестах по выраженности эффекта тенотен не уступал диазепаму и при курсовом введении его эффективность была несколько выше, чем при однократном (рис. 2А, Б).

 

Рисунок 2. Антиагрессивное действие тенотена в сравнении с диазепамом в тестах немотивированной (А) и мотивированной (Б) агрессии, M±m. * - отличия от контрольной группы достоверны при p<0,05

Эффект тенотена, как и бензодиазепиновых анксиолитиков, зависел от индивидуальных особенностей эмоционально-поведенческой реакции животных в ответ на стресс, выявленных с помощью теста вынужденного плавания по Nomura. Препарат обладал анксиолитическим действием как у крыс с активным типом реагирования на стресс (устойчивых к стрессу), так и с пассивным типом реагирования (неустойчивых к стрессу). Однако тенотен оказывал значительно более выраженное анксиолитическое действие на животных с пассивным типом поведения, совершавших меньшее количество оборотов колес (то есть раньше прекращавших попытки выбраться из аверсивной ситуации), чем на животных с активным типом поведения (рис. 3).

Исследование влияния тенотена на поведение животных в ПКЛ показало, что препарат увеличивал время пребывания в открытых рукавах в 5,6 раза (p<0,05), диазепам – в 7 раз (p<0,05) по сравнению с контролем. При этом тенотен наравне с диазепамом уменьшал вегетативные проявления тревоги в этом тесте. В условиях открытого поля крысы, получавшие тенотен или диазепам, в отличие от контрольных крыс, выходили в центр поля, что свидетельствует о снижении тревожности животных.

Рисунок 3. Анксиолитический эффект тенотена и диазепама у высоко- и низкоактивных крыс в условиях методики конфликтной ситуации, M±m. * - отличия от соответствующей контрольной группы достоверны при p<0,05; # - отличие от высокоактивных крыс, получавших дистиллированную воду, достоверно при p<0,05

Тревожные расстройства имеют высокую коморбидность с депрессией, эти заболевания обладают перекрывающимися патогенетическими механизмами, ряд препаратов (например, ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина) применяются для лечения тревожных и депрессивных расстройств [Adell, A., 2010; Brown, C. et al., 2005; Kuzel, R.J., 2005]. Наряду с анксиолитической активностью были выявлены антидепрессантные свойства тенотена в стандартных тестах оценки антидепрессантного действия.

При однократном и курсовом (5 дней) внутрижелудочном введении тенотен достоверно снижал время иммобилизации в тесте по Porsolt (в 1,6 раз и 1,7 раз, соответственно, p<0,05 по сравнению с контролем) (рис. 4А, Б) и достоверно повышал количество оборотов колес в тесте вынужденного плавания по Nomura при однократном введении (в 1,8 раз, p<0,05 по сравнению с контролем). По выраженности эффекта тенотен не уступал препарату сравнения амитритилину.

Таким образом, в общепринятых экспериментальных моделях тревоги, агрессии и депрессии было выявлено анксиолитическое, активирующее, антиагрессивное и антидепрессантное действие тенотена, не уступающее эталонным препаратам – бензодиазепиновому транквилизатору диазепаму и трициклическому антидепрессанту амитриптилину. Выраженность эффекта тенотена зависела от индивидуальной реакции животных на стресс.

Рисунок 4. Антидепрессантное действие тенотена в сравнении с амитриптилином при однократном (А) и курсовом (Б) введении в тесте вынужденного плавания по Порсолт, M±m. * - отличия от контрольной группы достоверны при p<0,05

Преимуществом тенотена является отсутствие у него побочных эффектов – седативного, миорелаксантного и амнестического. Так, в тесте «открытое поле» было показано, что тенотен, в отличие от диазепама, не снижал двигательную активность крыс, что можно трактовать как отсутствие седативного эффекта у препарата. В тесте вращающегося стержня тенотен не вызывал увеличения числа крыс, падающих со стержня в течение стандартного регистрационного периода (2 мин), то есть не оказывал миорелаксантного действия и не нарушал координации движений, в то время как при введении диазепама количество крыс, способных удержаться на стержне, достоверно снижалось (рис. 5А). Тенотен также не влиял на способность крыс к обучению и воспроизведению УРПИ, что свидетельствует об отсутствии амнестического эффекта у препарата. Диазепам в этом тесте значительно ухудшал выработку и воспроизведение рефлекса у крыс (рис. 5Б).

Рисунок 5. Влияние тенотена в сравнении с диазепамом на способность крыс удерживаться на вращающемся стержне (А) и на воспроизведение УРПИ (Б), M±m. * - отличия от контрольной группы достоверны при p<0,05

С целью изучения механизма анксиолитического действия тенотена было оценено влияние препарата на биоэлектрическую активность структур головного мозга крыс (сенсомоторной коры, дорзального гиппокампа и латерального гипоталамуса) в сравнении с диазепамом в диапазонах дельта-, тета-, альфа-, бета1- и бета2-частот.

Таблица 4. Влияние тенотена при однократном и 5-дневном введении на спектры мощности структур мозга крыс (мкВ2), M±m

Альфа (8-13 Гц)

Бета 1 (13-20 Гц)

Бета 2 (20-30Гц)

Сенсомоторная кора

Контроль                До введения

Через 5 дней введения

13,87±3,98

20,99±3,63

8,9±1,51

17,33±4,33

8,43±1,90

14,04±2,65

Тенотен                До введения

Через 5 дней введения

10,8±1,3

15,5±0,9*

6,9±0,6

11,5±1,1*

6,6±0,7

10,4±0,7*

Диазепам                До введения

Через 60 минут после введения

15,83±3,43

29,73±6,47*

10,26±1,41

20,93±1,81*

9,81±2,23

15,92±2,64*

Дорзальный гиппокамп

Контроль                До введения

Через 5 дней введения

15,66±4,24

22,28±3,78

9,24±1,00

15,76±2,60

8,41±1,10

11,97±1,47

Тенотен                До введения

Через 5 дней введения

13,6±0,9

16,7±0,9*

8,5±0,4

11,6±0,7*

8,1±0,4

10,0±0,5*

Диазепам                До введения

Через 60 минут после введения

15,62±2,67

27,84±8,62*

11,0±2,8

19,87±2,16*

10,54±2,91

15,06±3,38*

Латеральный гипоталамус

Контроль                До введения

Через 5 дней введения

16,02±3,82

22,83±3,97

9,26±0,94

15,08±2,75

8,37±1,31

11,57±1,86

Тенотен                До введения

Через 5 дней введения

13,9±1,0

17,0±0,9*

8,5±0,3

11,5±0,8*

7,7±0,3

9,7±0,6*

Диазепам                До введения

Через 60 минут после введения

15,89±1,99

29,22±4,84*

11,17±1,91

19,45±1,77*

10,48±1,52

14,04±0,74*

* - отличия от контрольной фона (до введения) достоверны при p<0,05

В результате этой серии экспериментов было показано, что анксиолитический эффект тенотена коррелирует с электрофизиологическими изменениями в структурах головного мозга крыс: при введении тенотена наблюдалось повышение мощности альфа- и бета-ритмов (табл. 4). Этот эффект характерен для препаратов с анксиолитическим действием, в частности, для диазепама [Krijzer, F., Herrmann, W.M., 1996; Haenschel, C. et al, 2000; Porjesz, B. et al., 2002].

Одним из ключевых звеньев патогенеза тревожных состояний является дефицит ГАМК-ергической передачи в ЦНС. На восполнение этого дефицита направлено действие как бензодиазепиновых транквилизаторов, так и других препаратов с анксиолитической активностью.

Рисунок 6. Влияние антагонистов ГАМК-бензодиазепинового рецепторного комплекса на анксиолитический эффект тенотена и диазепама в конфликтной ситуации по Vogel, M±m. * - отличия от контрольной группы достоверны при p<0,05; # - отличия от группы тенотен достоверны при p<0,05; ^ - отличия от группы диазепам достоверны при p<0,05

Фармакологический анализ показал, что в реализации анксиолитического эффекта тенотена участвует ГАМК-медиаторная система. Причем, если влияние тенотена на ГАМК-А систему было однонаправленным с влиянием бензодиазепинового анксиолитика диазепама (выраженность эффекта обоих препаратов достоверно снижалась при их совместном введении с блокаторами ГАМК-А-рецептора бикукулином и пикротоксином) (рис. 6), то в отношении влияния тенотена на ГАМК-В-систему наблюдались различия с диазепамом. Ни агонист ГАМК-В-рецептора баклофен, ни его антагонист факлофен не влияли на эффект диазепама (рис. 7А), что согласуется с отсутствием вовлеченности этой медиаторной системы в механизм действия бензодиазепиновых транквилизиторов. В противоположность диазепаму, анксиолитический эффект тенотена достоверно снижался при совместном использовании с баклофеном и повышался при совместном использовании с факлофеном (рис.7А). ГАМК-В-ергические вещества также влияли и на антидепрессантный эффект препарата (рис.7Б). Таким образом, эффект тенотена реализуется не только через ГАМК-А, но и через ГАМК-В-систему, в отличие от бензодиазепиновых анксиолитиков.

Рисунок 7. Влияние баклофена и факлофена на анксиолитический эффект тенотена и диазепама в конфликтной ситуации по Vogel (А) и антидепрессантный эффект тенотена и амитриптилина в тесте вынужденного плавания по Nomura (Б), M±m. * - отличия от контрольной группы достоверны при p<0,05; # - отличия от группы тенотен достоверно при p<0,05

Кроме того, в механизм анксиолитического и антидепрессантного действия тенотена также вовлечена и серотонинергическая система, что было показано как in vivo, так и in vitro. In vitro показано, что препарат ингибирует функциональную активность 5-HT2C рецептора (снижает уровень внутриклеточного Са2+) и стимулирует функциональную активность 5-HT1A, 5-HT2A, 5-HT2B рецепторов (повышает уровень внутриклеточного цАМФ в случае 5-HT1A рецептора и уровень внутриклеточного Са2+ в случае 5-HT2A и 5-HT2B рецептора). In vivo показано, что введение кетансерина (блокатора 5-НТ2 рецепторов) снижало анксиолитический и антидепрессантный эффекты тенотена (рис. 8А,Б). Известно, что влияние серотонина на анксиогенез реализуется, в основном, через 5-НТ1А и 5-НТ2 рецепторы [Gordon, J.A., Hen, R., 2004; Alvarez-Guerra, M. et al., 2000], причем стимуляция 5-НТ1А и 5-НТ2А рецепторов и блокада 5-НТ2С рецепторов оказывают анксиолитическое действие  [Whitton, P., Curzon, G., 1990; Carli, M., et al., 1993; Griebel, G. et al., 1995; Kantor, S. et al., 2005]. Тенотен стимулирует 5-HT1A, 5-HT2A, 5-HT2B рецепторы, оказывая анксиолитическое действие, а их блокада кетансерином препятствует этому эффекту.

Снижение уровня серотонина наблюдается при депрессии [Davis, J.M. et al, 2000; Delgado, P.M. et al., 2000; Prakash, H.M. et al., 2000], а основные группы антидепрессантов (трициклические антидепрессанты, ингибиторы моноаминоксидазы, ингибиторы обратного захвата серотонина) повышают либо уровень серотонина в синаптической щели, либо внутриклеточный ответ на связывание серотонина с рецепторами. Таким образом, способность тенотена аллостерически регулировать активность агонистов серотониновых рецепторов является одним из основных механизмов антидепрессантного действия этого препарата.

Рисунок 8. Влияние 5-ОТФ и кетансерина на анксиолитический эффект тенотена в конфликтной ситуации по Vogel (А) и антидепрессантный эффект тенотена в тесте вынужденного плавания по Nomura (Б), M±m. * - отличия от контрольной группы достоверны при p<0,05; # - отличия от группы тенотен достоверно при p<0,05

Радиолигандный анализ связывания ([3H](+)пентазацина с 1-рецептором и  [3H]MDL 105,519 с глициновым сайтом NMDA-рецептора показал, что в присутствии тенотена значительно снижалось число мест связывания. Известно, что антагонисты 1-рецепторов обладают антистрессорными эффектами [Matheson, G.K. et al., 1991], а антидепрессанты из различных химических групп, например, атипичный антидепрессант иприндол, ингибитор МАО клоргилин и ингибиторы обратного захвата серотонина (ИОЗС) ингибируют связывание селективных радиолигандов 1-рецепторов в гомогенатах мозга мышей и крыс [Itzhak, Y., Kassim, C.O., 1990; Ivory, J.D., 1994; Leonard, B.E., 1997]. Установлено, что 1-рецепторы оказывают модулирующее влияние на все основные нейромедиаторные системы: норадренергическую [Gonzalez-Alvear, G.M., Werling, L.L., 1995], серотонинергическую [Bermack, J.E., Debonnel, G., 2001], дофаминергическую [Gonzalez-Alvear, G.M., Werling, L.L., 1995], холинергическую [Maurice, T. et al., 1998; Hayashi, T., Su, T.-P., 2004] системы и NMDA-регулируемые глутаматные эффекты [Monnet, F.P. et al., 1990;  Maurice, T. et al., 1997]. Антагонисты глицинового сайта NMDA-рецептора, в свою очередь, обладают анксиолитическими и антидепрессантными свойствами [Беспалов, А.Ю., Звартау, Э.Э., 2000].

Таким образом, в настоящей работе была экспериментально изучена анксиолитическая и антидепрессантная активность препарата тенотен, которая по выраженности не уступала эффектам бензодиазепиновых (диазепам, медазепам) и небензодиазепиновых (мексидол) анксиолитиков и трициклического антидепрессанта амитриптилина. Показано, что тенотен не обладает побочными эффектами, характерными для бензодиазепиновых анксиолитиков: седативным, миорелаксантным и амнестическим. Комплексное изучение механизмов действия тенотена показало, что препарат обладает ГАМК-А-миметическим действием, взаимодействует с ГАМК-В-системой и проявляет свойства агониста 5-НТ1А и 5-НТ2-рецепторов, антагониста 1-рецептора и глицинового сайта NMDA-рецептора, что, по-видимому, обуславливает его анксиолитическую и антидепрессантную активность. Анксиолитическое и антидепрессантное действие тенотена коррелирует с электрофизиологическими изменениями в головном мозге крыс после введения препарата (с усилением мощности альфа- и бета-ритмов).

Выводы

  1. Тенотен обладает анксиолитической активностью при однократном и курсовом введении в дозе 2,5 мл/кг в конфликтной ситуации по Vogel (при силе тока 0,2 мА), приподнятом крестообразном лабиринте и открытом поле. По выраженности анксиолитической активности тенотен не уступает диазепаму (2 мг/кг), медазепаму (100 мг/кг), мексидолу (100 мг/кг).
  2. Анксиолитический эффект тенотена зависит от уровня тревоги и дозы препарата. В более жестком варианте теста Vogel (при силе тока 1,7 мА) максимально эффективная доза тенотена составляет 7,5 мл/кг. При этом эффект тенотена превосходит эффект диазепама (2 мг/кг), но уступает клобазаму (64 мг/кг).
  3. Анксиолитический эффект тенотена зависит от характера индивидуальной эмоционально-поведенческой реакции животных на стресс и более выражен у животных с пассивным типом реакции.
  4. Тенотен обладает антидепрессантной активностью при однократном и курсовом введении в дозе 2,5 мл/кг. По выраженности антидепрессантной активности тенотен не уступает амитриптилину (10 мг/кг).
  5. В эффективной дозе (2,5 мл/кг) у тенотена показано отсутствие седативного и миорелаксантного эффектов, отрицательного влияния на координацию движений и память.
  6. Действие тенотена на биоэлектрическую активность структур мозга свидетельствует о его анксиолитическом эффекте и сходно с действием бензодиазепинового анксиолитика диазепама (увеличение мощности в альфа- и бета-диапазонах). Однако, в отличие от диазепама, тенотен не нарушает процессов когерентности между отдельными структурами мозга.
  7. Анксиолитический эффект тенотена реализуется через ГАМК-А-ергическую медиаторную систему. В формировании как анксиолитического, так и антидепрессантного эффектов препарата принимает участие ГАМК-В-ергическая медиаторная система.
  8. В реализации анксиолитического и антидепрессантного эффектов тенотена принимает участие серотонинергическая система и ряд других нейромедиаторных систем. Тенотен обладает свойствами агониста 5-НТ1А и 5-НТ2-рецепторов и антагониста 1-рецептора и глицинового сайта NMDA-рецептора.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Воронина Т.А., Хейфец И.А., Дугина Ю.Л., Сергеева С.А., Эпштейн О.И. Исследование участия ГАМК-В системы в реализации эффектов сверхмалых доз антител к белку S-100 // Тезисы докладов Пятой международной конференции «Клинические исследования лекарственных средств». – М. – 2005. – С.46.
  2. Воронина Т.А., Хейфец И.А., Дугина Ю.Л., Сергеева С.А., Эпштейн О.И. Серотонинергическая система в реализации эффектов сверхмалых доз антител к белку S-100 // Тезисы докладов Пятой международной конференции «Клинические исследования лекарственных средств». – М. – 2005. – С.46.
  3. Epstein O., Dugina J., Voronina T., Martyushev-Poklad A., Kheyfets I.,Sergeeva S. Oral anti-S100 protein antibodies a novel anxiolytic with antidepressant and neuroprotective potential // Acta pharmacologica sinica. – 2006. – Vol. 27, Suppl. 1. – P.75.
  4. Хейфец И.А., Дугина Ю.Л., Мартюшев-Поклад А.В., Сергеева С.А., Эпштейн О.И. Воронина Т.А., Молодавкин Г.М. Теоретические основы применения, экспериментальные и клинические исследования препарата на основе антител к белку S-100 при тревожных состояниях // Международной конференции «Биологические основы индивидуальной чувствительности к психотропным средствам». – М. – 2006. – С.77.
  5. Воронина Т.А., Хейфец И.А., Дугина Ю.Л., Бородавкина М.В., Сергеева С.А., Эпштейн О.И. Участие серотонинергической системы в реализации эффектов сверхмалых доз антител к белку S-100 // Тезисы докладов XIII Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М. – 2006. – С.94-95.
  6. Воронина Т.А., Хейфец И.А., Дугина Ю.Л., Сергеева С.А., Эпштейн О.И. Исследование участия ГАМК-В системы в реализации эффектов сверхмалых доз антител к белку S-100 // Тезисы докладов XIII Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М. – 2006. – С.94-95.
  7. Бородавкина М.В., Молодавкин Г.М., Воронина Т.А., Сергеева С.А., Дугина Ю.Л., Хейфец И.А., Мартюшев-Поклад А.В. Исследование антиагресивного действия тенотена на моделях мотивированной и немотивированной агрессии // Тезисы докладов Второго международного междисциплинарного конгресса «Нейронаука для медицины и психологии». – Судак, Крым, Украина. – 2006. – С.61-62.
  8. Бородавкина М.В., Молодавкин Г.М., Воронина Т.А., Сергеева С.А., Дугина Ю.Л., Хейфец И.А., Мартюшев-Поклад А.В., Духина И.А. Исследование анксиолитических и антидепрессивных свойств тенотена // Тезисы докладов Второго международного междисциплинарного конгресса «Нейронаука для медицины и психологии». – Судак, Крым, Украина. – 2006. – С.61-62.
  9. Воронина Т.А., Бородавкина М.В., Хейфец И.А., Молодавкин Г.М., Сергеева С.А., Дугина Ю.Л., Эпштейн О.И. Экспериментальное изучение ноотропной и антиамнестической активности действия тенотен в тесте условного рефлекса пассивного избегания крыс // Тезисы докладов Второго национального конгресса по социальной психиатрии «Социальные преобразования и психическое здоровье». – М. – 2006. – С.171.
  10. Хейфец И.А., Дугина Ю.Л., Воронина Т.А., Молодавкин Г.М., Мартюшев-Поклад А.В., Сергеева С.А., Эпштейн О.И. Участие серотонинергической системы в механизме действия антител к белку S-100 в сверхмалых дозах // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2007. – Т.143, №5. – С.535-537.
  11. Хейфец И.А., Воронина Т.А., Неробкова Л.Н., Капица И.Г., Дугина Ю.Л., Сергеева С.А., Эпштейн О.И. Изучение электрофизиологических механизмов действия тенотена // Тезисы докладов VII Международного конгресса «Доказательная медицина – основа современного здравоохранения». – Хабаровск. – 2008. – С.227-229.
  12. Хейфец И.А., Дугина Ю.Л., Сергеева С.А., Эпштейн О.И. Изучение зависимости анксиолитического эффекта тенотена от дозы // Тезисы докладов Четвертого международного междисциплинарного конгресса «Нейронаука для медицины и психологии». – Судак, Крым, Украина. – 2008. – С.314.
  13. Воронина Т.А., Хейфец И.А., Неробкова Н.Л., Дугина Ю.Л., Сергеева С.А., Эпштейн О.И. Изучение влияния тенотена на пространственную организацию связей биоэлектрической активности головного мозга // Тезисы докладов VII национального научно-медицинского конгрессе «Здоровье человека». – Ереван. – 2008. – С.476-477.
  14. Castagn V., Lemaire M., Kheyfets I., Dugina J.L., Sergeeva S.A., Epstein O.I. Antibodies to S100 proteins have anxiolytic-like activity at ultra-low doses in the adult rat // Journal of Pharmacy and Pharmacology. – 2008. – V. 60 – N3. – P.309-16.
  15. Хейфец И.А., Молодавкин Г.М., Воронина Т.А., Дугина Ю.Л., Сергеева С.А., Эпштейн О.И. Участие ГАМК-В системы в механизме действия антител к белку S-100 в сверхмалых дозах // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2008. – Т. 145. – №5. – С.552-554.
  16. Воронина Т.А., Хейфец И.А., Молодавкин Г.М., Дугина Ю.Л., Бородавкина М.В., Сергеева С.А., Эпштейн О.И. Антиагрессивная активность антител к белку S-100 в сверхмалых дозах // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2009. – Т.148. – №8. – Приложение. – С.167-169.
  17. Горбунов Е.А., Тарасов С.А., Хейфец И.А., Дугина Ю.Л., Сергеева С.А., Эпштейн О.И. Сигма-1 рецептор как эндогенная мишень сверхмалых доз антител к белку S-100 // Тезисы докладов V международной конференции «Биологические основы индивидуальной чувствительности к психотропным средствам». – М. – 2010. – С.36.
  18. Хейфец И.А., Воронина Т.А., Дугина Ю.Л., Молодавкин Г.М., Сергеева С.А. Зависимость анксиолитической активности от условий проведения теста конфликтной ситуации по Vogel на примере тенотена и диазепама // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2011. – Т.151 – №3. – С.311-314.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.