WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ПАВЛОВА Валерия Игоревна

КЛИНИКО-ПАТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СИНДРОМА ЭНДОГЕННОЙ ИНТОКСИКАЦИИ
ПРИ РАКЕ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

14.03.03 – патологическая физиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Тюмень – 2012

Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Тюменская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

Научный руководитель:

Доктор медицинских наук, профессор

Фролова Ольга Игоревна

Официальные оппоненты:

Доктор медицинских наук, профессор

Суплотов Сергей Николаевич,

заведующий кафедрой клинической лабораторной диагностики ФПК и ППС ГБОУ ВПО Тюменская государственная медицинская академия
Минздравсоцразвития России

Доктор медицинских наук, профессор

Кривохижина Людмила Владимировна,

заведующая кафедрой патологической физиологии ГБОУ ВПО Челябинская государственная медицинская академия
Минздравсоцразвития России

Ведущая организация: Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования “Уральская государственная медицинская академия” Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Защита состоится «______» ____________ 2012г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 208.101.01 при ГБОУ ВПО Тюменская государственная медицинская академия Минздравсоцразвития России по адресу: 625023, г. Тюмень, ул. Одесская, д. 54.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Тюменской медицинской академии.

Автореферат разослан «____» ______________ 2012г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                 О. И. Фролова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность

Рак молочной железы (РМЖ) является самым частым онкологическим заболеванием у женщин и основной причиной их смерти в возрасте 35-55 лет (М.И. Давыдов, 2007; В.Ф. Семиглазов, 2008; В.И. Чиссов, 2011).

По данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно в мире регистрируется более 1 млн. новых случаев РМЖ. С 1996 года раку молочной железы принадлежит первое место в структуре заболеваемости злокачественными опухолями среди женщин. В России ежегодно регистрируется более 50 тыс. новых случаев РМЖ (В.И. Чиссов, 2011; Д.Д. Пак, 2011). По данным областного популяционного канцер-регистра на территории юга Тюменской области в 2010 г. впервые взята на учет 501 пациентка с диагнозом РМЖ. Летальность в течение года с момента установки диагноза составила в 2010 году 6,43% (32 человека). Выживаемость больных в течение 5 лет с момента установки диагноза в 2010 году в нашем регионе составила 57,7%, и этот показатель не изменялся на протяжении последних 10 лет.

В то же время в последнее десятилетие в лечении рака молочной железы произошли значительные изменения, так в хирургическом лечении РМЖ предпочтение отдается органосохраняющим операциям с одномоментной или отсроченной пластикой молочной железы, в результате чего качество жизни пациентки намного выше, чем при удалении всей молочной железы. Вместе с тем органосохраняющие операции предусматривают дополнительное проведение лучевой терапии на оставшуюся часть молочной железы, что увеличивает сроки и тяжесть проводимого лечения (В.И. Чиссов, 2008; В.В. Семиглазов, 2009; C.K. Anders, 2009). Разработка новых химиопрепаратов и схем их введения позволяет в большинстве случаев добиваться длительной ремиссии болезни, но требует проведения сопроводительной терапии для коррекции осложнений химиотерапии, в частности синдрома эндогенной интоксикации (Ю.И. Бородин, 2004; И.И. Матвеева, 2008).

Именно синдром эндогенной интоксикации (СЭИ) является одним из ключевых звеньев в развитии и прогрессировании тяжелых посттерапевтических осложнений специальных методов лечения у онкологических больных (И.В. Залуцкий, 1999; И.А. Лисовая, 2001). При изучении системного действия злокачественной опухоли на организм установлено, что неопластический рост сопровождается клинически скрытым или манифестирующим синдромом эндогенной опухолевой интоксикации (О.Л. Иванкив, 2001; С.С. Бессмельцев, 2002). Доказано, что по механизмам развития и клиническим признакам опухолевая интоксикация представляет собой одно из частных проявлений эндогенной интоксикации. Кроме того, эндотоксемия при злокачественных новообразованиях является примером воздействия местного процесса на все жизненно важные системы и органы. Опухолевая интоксикация сопровождается повышением концентрации эндогенных токсинов, снижением скорости анаболических реакций, усилением катаболизма белка и продукцией свободных радикалов, увеличением активности протеолитических ферментов (B.D. Lawenda, 2008; К. Roszkowski, 2008; А.В. Зорькина, 2009). В результате нарушаются физиологические механизмы адаптации и компенсации, обменные процессы в клетках и тканях, что приводит к нарушениям функций выделительных и дезинтоксикационных систем (Р.М. Смолякова, 2004).

Противоопухолевое лечение, включающее оперативное вмешательство, химиотерапию и лучевое воздействие, характеризуется высокой агрессивностью для организма в целом. Развивается сочетанный токсикоз, обусловленный злокачественным процессом и противоопухолевым лечением, что ухудшает качество жизни больных и переносимость специфической терапии (Е.Р. Немцова, 2006). В связи с этим изучению СЭИ уделяется первостепенное значение в комплексном лечении онкологических больных.

Цель исследования

Установить особенности клинико-лабораторных проявлений синдрома эндогенной интоксикации на этапах диагностирования и специального лечения рака молочной железы узловой формы.

Задачи исследования

  1. Исследовать уровень веществ низкой и средней молекулярной массы (ВН и СММ) и олигопептидов (ОП) в сыворотке крови, эритроцитах, а так же в моче на этапе клинической диагностики заболевания в зависимости от возраста и стадии заболевания.
  2. Изучить особенности лабораторных проявлений синдрома эндогенной интоксикации на этапах специального лечения больных раком молочной железы: хирургического, лучевой и химиотерапии.
  3. Оценить трофический статус больных раком молочной железы на этапе диагностирования заболевания.
  4. Исследовать динамику параметров трофического статуса пациенток на этапах специального лечения.
  5. Изучить зависимость лабораторных проявлений синдрома эндогенной интоксикации от возраста, распространенности основного заболевания, качества жизни и трофического статуса, больных раком молочной железы.

Научная новизна исследования

Впервые изучены показатели синдрома эндогенной интоксикации с помощью биохимических методов тестирования у больных с установленным диагнозом рака молочной железы. Дана комплексная оценка синдрома эндогенной интоксикации по содержанию веществ низкой и средней молекулярной массы и олигопептидов в плазме крови, эритроцитах и моче на этапе верификации диагноза. Установлена связь выраженности синдрома эндогенной интоксикации со стадией рака молочной железы и возрастом больных. Выявлены характерные особенности проявлений синдрома эндогенной интоксикации на этапах специального лечения заболевания: развитие фазы накопления токсических продуктов в крови и моче (неполной компенсации) на хирургическом этапе лечения; фазы обратимой декомпенсации систем и органов детоксикации на этапе лучевой и химиотерапии.

Проведено комплексное исследование особенностей трофического статуса и пищевого рациона у больных раком молочной железы. Установлено, что наиболее часто регистрируемыми нарушениями трофического статуса являются увеличение толщины кожно-жировой складки трицепса, избыточная масса тела и ожирение, снижение объема мышц плеча. Анализ нутриционного статуса показал, что наиболее распространенными нарушениями питания являются недостаток витаминов и/или микроэлементов в суточном рационе больных, увеличение доли жиров, снижение содержания МНЖК и ПНЖК, увеличение потребления холестерина.

Получены новые данные о взаимосвязи маркеров эндогенной интоксикации с нарушениями трофического статуса больных раком молочной железы, а именно наличие избыточной массы тела, ожирения и снижение объема мышц плеча, ассоциируются с повышением интегрального индекса эндогенной интоксикации.

Практическое значение работы

На основе полученных данных об уровне веществ низкой и средней молекулярной массы (ВН и СММ) и олигопептидов (ОП) у больных с впервые выявленным раком молочной железы на этапе госпитализации в стационар и на этапах специального лечения предложены дополнительные биохимические методы объективизации синдрома опухолевой интоксикации. Для практического здравоохранения рекомендовано в комплексном обследовании больных раком молочной железы дополнительно экстракционно-спектрофотометрическим методом определять в плазме крови и эритроцитах ВН и СММ и ОП на длинах волн 242, 254 и 282 нм, экстракты мочи – на длинах 236, 254 и 282 нм с последующим расчётом биохимических индексов синдрома эндогенной интоксикации.

На основе выявленных нарушений нутриционного статуса, а так же их тесной взаимосвязи с выраженностью синдрома эндогенной интоксикации, обоснована необходимость оценки трофического статуса и фактического питания при диагностировании рака молочной железы.

Внедрение результатов работы

Результаты исследования внедрены в практику работы ГБУЗ Тюменского областного онкологического диспансера (г. Тюмень, ул. Барнаульская, 32), учебный процесс и научно-исследовательскую работу кафедры госпитальной терапии с курсом эндокринологии ГБОУ ВПО Тюменской государственной медицинской академии
(г. Тюмень, ул. Одесская, 54).

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Синдром эндогенной интоксикации на момент диагностики рака молочной железы характеризуется нарастанием катаболических процессов с сохранением функции элиминации веществ низкой и средней молекулярной массы почками.
  2. Факторами, определяющими тяжесть синдрома эндогенной интоксикации у больных раком молочной железы, являются возраст пациенток старше 50 лет, II и III стадия заболевания, проведение лучевой и, в особенности, химиотерапии.
  3. Нарушения трофического статуса выявляются у подавляющего большинства больных раком молочной железы вне зависимости от стадии заболевания и этапа лечения, и способствуют выраженности синдрома эндогенной интоксикации.

Апробация результатов исследования

Результаты исследований представлены на Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство. Москва - 2011», на «Научно-практической конференции, посвященной 65-летию образования Областного онкологического диспансера».

Апробация работы состоялась на заседании проблемной комиссии ГОУ ВПО Тюменской государственной медицинской академии Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации «Медико-социальные и клинические проблемы здоровья населения Западно-Сибирского территориально-промышленного комплекса» 11.03.2012 г.

Публикации

По результатам исследования опубликовано 6 печатных работ, в том числе три тезиса и три статьи в журналах, рекомендованных ВАК “Медицинская наука и образование Урала”, “Сибирский онкологический журнал”.

Объём и структура работы

Диссертационная работа изложена на 120 страницах машинописного текста, иллюстрирована 25 таблицами, 13 рисунками. Работа состоит из введения, литературного обзора, главы “Материалы и методы”, трёх глав собственных исследований, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы. Указатель литературы содержит 243 источника, из них 168 отечественных и 75 зарубежных авторов.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Группу наблюдения составили 103 больные с диагнозом рака молочной железы узловой формы от 31 до 65 лет, средний возраст составил 50,9±7,8 лет. Комплексное обследование, динамическое наблюдение и специальное лечение пациенток проводилось в онкологическом отделении №1 (заведующий – кандидат мед. наук Царев О.Н.) на базе ГБУЗ ТО «Тюменский областной онкологический диспансер» в течение 2009-2011 гг. (главный врач – кандидат мед. наук Синяков А.Г.). Работа выполнена на кафедре госпитальной терапии с курсом эндокринологии (заведующая – заслуженный деятель науки РФ, член-корреспондент РАМН, доктор мед. наук, профессор Медведева И.В.) ГБОУ ВПО Тюменская государственная медицинская академия Минздравсоцразвития России (ректор – доктор мед. наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Кашуба Э.А.), на базе биохимического отдела центральной научно- исследовательской лаборатории Тюменской государственной медицинской академии (заведующий – кандидат мед. наук, доцент Платицын В.А.).

Критериями включения пациенток в группу наблюдения являлись: наличие клинически, рентгенологически и морфологически подтвержденного диагноза рака молочной железы узловой формы, возраст до 65 лет, отсутствие тяжелой сопутствующей патологии; наличие информированного согласия пациента на участие в исследовании и соблюдение указаний врача относительно проводимых клинико-лабораторных исследований.

Критерии исключения: возраст старше 65 лет, тяжелая сопутствующая патология, инфильтративно-отечная форма рака молочной железы, наличие отдаленных метастазов (IV стадия болезни).

Диагноз подтверждался следующими диагностическими критериями:

  • наличие плотного узлового образования в молочной железе с возможным западанием или уплощением кожи над опухолью (симптом «площадки»), либо втяжением кожи в виде пупка (симптом умбиликации), наличие уплощения, втяжения соска или его смещение в сторону опухоли, наличие увеличенных лимфатических узлов в подмышечной впадине;
  • выявление при маммографии узла высокой плотности с неровными, нечеткими контурами и спикулами, распространяющимися в окружающие ткани, возможно наличие дорожки к соску, скопление микрокальцинатов;
  • выявление при ультразвуковом исследовании гипоэхогенного узла с неравномерным эхосигналом от внутренних структур, неправильной формы, без четких контуров, окруженной каймой инфильтрации с дорзальной ассиметричной тенью;
  • морфологическое подтверждение наличия злокачественной опухоли при проведении аспирационной пункционной биопсии молочной железы.

Контрольная группа была представлена 30 практически здоровыми женщинами (соответствующими по возрасту).

Пациенткам проводилось следующее обследование: анализ жалоб и анамнестических данных, осмотр и пальпация молочных желез, общий анализ крови, общий анализ мочи, биохимическое исследование плазмы крови с определением уровня глюкозы, мочевины, белковых фракций, билирубина и фибриногена, ПТИ; ЭКГ, RW, определение группы крови, рентгенография органов грудной клетки, рентгенография молочных желез (маммография), ультразвуковое исследование органов брюшной полости и малого таза, ультразвуковое исследование молочных желез, пункционная аспирационная биопсия молочной железы.





Стадия опухолевого процесса выставлялась согласно Международной классификации опухолей молочной железы по системе ТNМ (Т- первичная опухоль, N- регионарные лимфоузлы, М- отдаленные метастазы). Из 103 больных у 33 (32%) диагностирована 1 стадия (Т1N0M0) заболевания, у 45 (44%) - 2 стадия РМЖ (Т1-3N0-2M0) и у 25 (24%) женщин 3 стадия РМЖ (Т1-4N0-2M0). Сопутствующую патологию имели 64 (62,1%) женщины. При анализе сопутствующей патологии отмечается наличие сочетанных заболеваний: ожирения, патологии щитовидной железы и гинекологических заболеваний. В общем анализе крови у пациенток с РМЖ достоверно ниже было содержание гемоглобина (p<0,001), по сравнению с контрольной группой. Однако анемия не была зарегистрирована ни у одной пациентки, в среднем содержание гемоглобина у больных с РМЖ составило 132,1±8,4 г/л. У 46% больных зарегистрировано увеличение СОЭ. Так в среднем СОЭ у пациенток РМЖ составила 18,3±12,3 мм/ч, что достоверно выше группы контроля (p<0,001). При анализе основных биохимических показателей крови у больных РМЖ выявлено статистически значимое увеличение концентрации билирубина (p<0,01), фибриногена (p<0,01), сахара крови (p<0,01), по сравнению с группой контроля.

Первым этапом у всех пациенток было оперативное лечение (ОЛ) в объеме радикальной мастэктомии или радикальной резекции молочной железы. Эту группу больных составили 103 женщины (рис. 1).

Рис. 1. Дизайн исследования

Затем была отобрана группа больных в количестве 40 человек, которым проводилось комбинированное лечение; включавшее послеоперационную лучевую терапию (ЛТ). Лучевая терапия проводилась в послеоперационном периоде через три недели с момента операции. Пациентки получали курс послеоперационного дистанционного гамма-облучения на молочную железу (после резекции) или послеоперационный рубец (в случае мастэктомии) и зоны лимфооттока в суммарной дозе 45-50 Грей (разовая доза 2-2,5 Грея), курс лечения составлял 20 дней. Лучевая терапия проводилась на гамма-терапевтическом аппарате для дистанционного облучения Theratron (Канада).

В третью группу включены больные (40 человек), получавшие комплексное лечение: операция, лучевая и химиотерапия (ХТ). Химиотерапия проводилась по окончании лучевого лечения через 3-4 недели. Всего проводилось 4-6 курсов по схеме FAC: фторурацил 500 мг/м2 в/в в 1й день, доксорубицин 50 мг/м2 в/в в 1й день, циклофосфамид 500 мг/ м2 в/в в 1й день. Интервал между курсами составлял 3 недели (Н.И. Переводчикова, 2005).

После проведения первичного отбора в соответствии с критериями включения и исключения, пациенткам с раком молочной железы проведены: оценка синдрома эндогенной интоксикации, оценка качества жизни, комплексная оценка пищевого рациона с изучением трофического статуса, изучены взаимосвязи проявлений СЭИ с возрастом, стадией болезни и нарушениями трофического статуса. Весь период наблюдения за больными составил 6 месяцев.

Специальные методы исследования:

  1. Для оценки уровня СЭИ в плазме крови, эритроцитах и моче определяли вещества низкой и средней молекулярной массы (ВН и СММ) и олигопептиды (ОП) экстракционно-спектрофотометрическим способом (Малахова М.Я., 1995 в модификации Журавлёвой Т.Д. с соавт., 2003). Замер ТХУ - экстрактов, полученных осаждением крупномолекулярных частиц плазмы крови, эритроцитов и мочи раствором трихлоруксусной кислоты (ТХУ) в концентрации 15%, выполняли на спектрофотометре СФ-2000. Экстракты плазмы крови и эритроцитов замеряли на длинах волн 242, 254 и 282 нм, ТХУ-экстракты мочи – на длинах 236, 254 и 282 нм, как длин волн, имеющих устойчивые и характерные значения у здоровых лиц, а также отражающие максимальное поглощение спектра веществ, преимущественно катаболического происхождения (236 – 254нм), (Журавлева Т.Д. с соавт., 2003).
  2. Степень СЭИ выражали по результатам оптической плотности ВН и СММ и ОП.

Введены расчётные коэффициенты:

  • Ко – общий пул ВН и СММ в плазме крови: Ко = (Е242+Е254+Е282) х 40, у.е.;
  • Кк- величина катаболического пула плазмы крови: Кк = (Е242+Е254) х 12, у.е.;
  • Кк% – катаболический пул плазмы крови в % от общего: Кк% = Кк / Ко х 100, %;
  • К1 – показатель распределения ВН и СММ между белками плазмы крови и гликокаликсом эритроцитов: К1 = (Е242+Е254+Е282) пл. /(Е242+Е254+Е282) эр.,у.е.;
  • К2 – коэффициент элиминации, характеризующий способность почек к выведению продуктов эндотоксикоза: К2 = (Е236+Е254+Е282) моча / (Е242+Е254+Е282)пл. + (Е242+Е254+ Е282) эр., у.е.
  • К3 - коэффициент, характеризующий элиминацию олигопептидов почками и, собственно, деградацию олигопептидов почками: К3 = ОПм / (ОПпл + ОПэр)
  • ИКП – интенсивность катаболических процессов: ИКП = (Е242+Е254) / (Е254+Е282).
  • ИИ – интегральный индекс эндогенной интоксикации: ИИ = ВН и СММпл х ОПпл + ВН и СММэр х ОПэр;

где Е236, Е242, Е254, Е282 оптическая плотность ТХУ-экстрактов плазмы, эритроцитов и мочи на соответствующих длинах волн.

  1. По характеру распределения ВН и СММ в плазме крови, эритроцитах и моче выделяли фазы развития синдрома эндогенной интоксикации (Малахова М.Я., 2000):
  • первая – компенсаторная (латентная) фаза ЭИ заключается в увеличении содержания ВН и СММ в эритроцитах, без значительного прироста в плазме крови;
  • вторая – фаза неполной компенсации (накопление токсических продуктов) характеризуется значительным повышением уровня ВН и СММ в эритроцитах при умеренном его увеличении в плазме крови;
  • третья – фаза временной (обратимой) декомпенсации систем и органов детоксикации – высокая концентрация ВН и СММ в эритроцитах и плазме крови, преимущественно катаболического пула веществ, и снижение их уровня в моче;
  • четвертая – фаза необратимой декомпенсации систем и органов детоксикации при которой происходит снижение содержания ВН и СММ в эритроцитах до нормы и ниже при дальнейшем его увеличении в плазме крови;
  • пятая – терминальная стадия эндогенной интоксикации характеризуется низким содержанием ВН и СММ в плазме крови и эритроцитах, происходит поступление токсинов внутрь клеток.
  1. Определение качества жизни проводили с использованием опросника SF-36, включающего 36 вопросов и 8 шкал оценки здоровья: физическую работоспособность, социальную активность, степень ограничения физической работоспособности и социальной активности, психическое здоровье, энергичность или утомляемость, боль, общую оценку здоровья и его изменения в течение последнего года (Новик А.А., 2001).
  2. Оценку трофического статуса (ТС) проводили с помощью антропометрических данных и биохимических показателей (сывороточный трансферрин, альбумин, общий белок). Уровень сывороточного трансферрина замеряли турбидиметрическим методом на биохимическом анализаторе Statfax с помощью стандартного набора реактивов фирмы BioSystems (Испания). Исследование проводилось на базе биохимического отдела центральной научно-исследовательской лаборатории Тюменской государственной медицинской академии. Уровень общего белка и альбумина замеряли на биохимическом анализаторе «Витрос-350» с помощью стандартного набора реактивов-слайдов (США). Исследование проводилось в биохимической лаборатории Тюменского областного онкологического диспансера (заведующая – Барышникова Надежда Ивановна).
  3. Оценку особенностей пищевого рациона проводили частотным методом (Мартинчик А.Н., 1998).

Методы статистического анализа

Анализ материалов исследования выполняли на персональном компьютере IntelPentium IV с помощью программы STATISTICA, версия 6 для MS Windows. При создании базы данных использовали редактор электронных таблиц MS Excel 7.0. Для определения статистической значимости различий непрерывных величин, использовали непараметрический U-критерий Манна-Уитни, для качественных признаков различия установлены методом 2. Непрерывные переменные представлены в виде M±m (среднее ± стандартная ошибка среднего). Для исследования зависимостей между переменными использовали коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Для всех проведенных анализов различия считались достоверными при двустороннем уровне значимости р<0,05; р<0,01; р<0,001.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Характеристика показателей синдрома эндогенной интоксикации у больных раком молочной железы на этапе диагностики заболевания

Оценка тяжести эндогенной интоксикации (ЭИ) у больных раком молочной железы проводили на этапе диагностики заболевания и поступления пациентки в стационар на основе определения уровня веществ низкой и средней молекулярной массы (ВН и СММ) на эритроцитах, в плазме крови и моче. Выявлено, что суммарный уровень ВН и СММ (Ко) в плазме крови у больных раком молочной железы до лечения был в 1,2 раза выше аналогичного показателя контрольной группы (p<0,001). Коэффициент катаболического пула плазмы (Кк) у больных РМЖ в 1,4 раза был выше, чем в группе практически здоровых лиц (p<0,01). Катаболический пул ВН и СММ в плазме крови от общего количества ВН и СММ (Кк%) у больных РМЖ также достоверно выше был уровня контрольной группы (p<0,001). Интенсивность катаболических процессов (ИКП) в организме больных РМЖ в 1,3 раза превышала показатель контроля (p<0,001). Коэффициент элиминации, характеризующий способность почек к выведению продуктов эндотоксикоза (К2) у больных РМЖ, в 1,6 раза превышал аналогичный параметр группы практически здоровых женщин (p<0,01), что свидетельствует об усилении экскреции ВН и СММ с мочой у больных РМЖ, являясь компенсаторной реакцией организма. Коэффициент (К3), характеризующий элиминацию и почечную деградацию ОП у наших пациенток достоверно не отличался от группы контроля. Интегральный индекс (ИИ) синдрома эндогенной интоксикации у больных раком молочной железы достоверно не отличался от контрольной группы (табл. 1).

Таблица 1

Расчетные параметры выраженности эндогенной интоксикации у больных РМЖ до лечения (M±m)

Показатель

Контрольная группа (n=30)

Больные РМЖ

(n=103)

Ко, у.е.

20,17±0,63

24,84±0,94***

Кк, у.е.

2,66±0,13

3,72±0,29**

Кк, %

11,23±0,45

14,28±0,43***

ИКП

0,43±0,02

0,56±0,03***

К1

0,36±0,01

0,45±0,02**

К2

0,53±0,04

0,84±0,07**

К3

3,73±0,30

4,40±0,25

ИИ

0,97±0,03

1,02±0,03

Примечание: ** - p<0,01, *** - p<0,001 по сравнению с контрольной группой, двусторонний непараметрический U критерий Манна-Уитни.

Таким образом, РМЖ на этапе верификации диагноза сопровождается синдромом эндогенной интоксикации и характеризуется статистически достоверным увеличением в сравнении с контрольной группой ВН и СММ как в плазме крови, на гликокаликсе эритроцитов, так и в моче, что соответствует развитию стадии неполной компенсации (или второй стадии) СЭИ.

При оценке показателей СЭИ в зависимости от стадии заболевания отмечена тенденция к увеличению значений во II и III стадии, в сравнении с I стадией РМЖ. Так, общий пул ВН и СММ в плазме крови у пациенток в I стадии РМЖ составил 23,37±0,97 у.е., во II стадии РМЖ его значение увеличилось до 25,08±1,60 у.е. и несколько изменилось у пациенток в III стадии заболевания- 25,29±0,90 у.е. Такая тенденция прослеживается и при сравнении других показателей СЭИ (табл. 2).

При анализе выраженности синдрома эндогенной интоксикации в зависимости от возраста все больные были разделены на две группы: от 31 до 50 лет и от 51 до 65 лет. Такая градация по возрасту обусловлена менопаузой у 82% женщин старше 50 лет, в группе женщин до 50 лет у 80% сохранялась менструальная функция. В результате получены статистически достоверные отличия следующих показателей: общий пул ВН и СММ (Ко) в группе больных от 51 до 65 лет был достоверно выше, чем в группе больных от 31 до 50 лет (p<0,01); катаболический пул ВН и СММ (Кк) достоверно выше был в группе больных старше 50 лет (p<0,05); интенсивность катаболических процессов (ИКП), так же достоверно выше была в этой группе больных (p<0,01). Более высокий уровень эндогенной интоксикации у больных старше 50 лет подтверждается повышенным интегральным индексом СЭИ, в сравнении с группой больных до 50 лет (p<0,001) (рис. 2).

Таблица 2

Расчетные параметры выраженности эндогенной интоксикации

у больных РМЖ в зависимости от стадии заболевания (M±m)

Показатель

Контрольная группа

(n=30)

Больные РМЖ до лечения, (n=103)

I стадия

(n=33)

II стадия

(n=45)

III стадия

(n=25)

Ко, у.е.

20,17±0,63

23,37±0,97*

25,08±1,60**

25,29±0,90***

Кк, у.е.

2,66± 0,13

3,27±0,22*

3,70±0,37**

3,56±0,22**

Кк, %

11,23 ± 0,45

13,45±0,53**

13,81±0,58**

13,94±0,46***

ИКП

0,43± 0,02

0,56±0,03**

0,56±0,03**

0,56±0,03**

К1

0,36±0,01

0,43±0,02**

0,47±0,03**

0,46±0,02**

К2

0,53±0,04

0,80±0,07*

0,91±0,07***

0,87±0,10**

К3

3,73±0,30

4,16±0,40

4,77±0,34

4,54±0,42

ИИ

0,97±0,03

0,97±0,07

1,03±0,06

1,04±0,05

Примечание: * - p<0,05, ** - p<0,01, ***- p<0,001 по сравнению с контрольной группой, двусторонний непараметрический U критерий Манна-Уитни.

Рис. 2. Расчетные параметры выраженности эндогенной интоксикации
у больных РМЖ в зависимости от возраста.

Таким образом, выраженность синдрома эндогенной интоксикации на момент верификации диагноза обусловлена стадией заболевания (II и III) и возрастом больных раком молочной железы (старше 50 лет).

Особенности синдрома эндогенной интоксикации у больных раком молочной железы на этапах специального лечения: хирургического, лучевой и химиотерапии. Оценка качества жизни больных в зависимости от вида лечения.

При сравнительной характеристике синдрома эндогенной интоксикации у больных РМЖ на различных этапах лечения выявлены следующие особенности: количество общего и катаболического пулов ВН и СММ в плазме крови на 7-8 сутки после операции, а так же их процентное соотношение оставалось на предоперационном уровне. Однако статистически достоверно отличалась интенсивность катаболических процессов в организме, у больных после операции этот показатель в 1,2 раза был выше, чем у больных до операции (p<0,05). Кроме того, у пациенток после операции в 1,3 раза выше был коэффициент элиминации ВН и СММ почками, в сравнении с больными до операции (p<0,001). Так же на данном этапе лечения у больных РМЖ статистически выше был коэффициент элиминации ОП почками (p<0,001), (рис. 3).

Рис. 3. Показатели эндогенной интоксикации в зависимости от вида лечения

Таким образом, СЭИ у больных РМЖ после операции характеризуется дальнейшим нарастанием интенсивности катаболических процессов в организме в сравнении с дооперационным уровнем, но так же возрастает элиминация ВН и СММ и ОП с мочой, что является компенсаторной реакцией организма. Поэтому ИИ эндогенной интоксикации достоверно не отличался от его уровня до операции.

Далее на этапе проведения дистанционной гамма-терапии, происходит активация окислительных процессов с образованием свободных радикалов, что является дополнительным источником эндотоксемии. У больных РМЖ на данном этапе лечения зарегистрировано достоверное увеличение катаболического пула ВН и СММ в плазме крови в сравнении с его уровнем до лечения (4,60±0,40 и 3,72±0,29 соответственно; p<0,05). Интенсивность катаболических процессов в организме достоверно выше была после лучевой терапии и составила 0,70±0,03, до лечения – 0,56±0,03 (p<0,001). Усиление СЭИ на данном этапе лечения подтверждается достоверно высоким уровнем интегрального индекса эндогенной интоксикации, в сравнении с его предоперационным уровнем (p<0,01).

Максимальный уровень синдрома эндогенной интоксикации был зарегистрирован у больных раком молочной железы на этапе проведения химиотерапии. На данном этапе лечения отмечено статистически достоверное увеличение всех показателей СЭИ, в сравнении с показателями СЭИ до лечения. В особенности возросло количество ВН и СММ в моче, что не исключает нефротоксическое действие химиопрепаратов. Проведение сопроводительной терапии на данном этапе лечения особенно важно, с целью возможного купирования осложнений химиотерапии и развившегося сочетанного синдрома эндогенной интоксикации.

Таким образом, общий уровень интоксикации у больных раком молочной железы при специальном лечении складывается из интоксикации связанной с опухолевым процессом, последствий хирургического вмешательства, действия лучевой и химиотерапии и характеризуется увеличением токсических веществ в крови и моче. Эти изменения носят компенсаторный характер на хирургическом этапе лечения, что подтверждается стабильностью интегрального индекса СЭИ. Максимальный уровень эндогенной интоксикации зафиксирован у больных на этапе лучевой терапии и, в особенности, на этапе химиотерапии, которая выражается в высокой концентрации ВН и СММ на эритроцитах, значительном увеличении их содержания в плазме крови, преимущественного за счет катаболического пула веществ, а так же сопровождается высокой экскрецией ВН и СММ и ОП с мочой. Кроме того, на данном этапе лечения возрастает интегральный индекс эндогенной интоксикации, что свидетельствует о нарастании эндотоксемии и соответствует развитию стадии временной декомпенсации систем и органов детоксикации (или третьей стадии СЭИ).

Немаловажное значение при проведении специального лечения у онкологических больных имеет оценка качества жизни (КЖ). В нашем исследовании для оценки КЖ мы использовали опросник SF-36. При сравнительном анализе параметров качества жизни у пациенток РМЖ до начала лечения и после комбинированного лечения не выявлено достоверного снижения показателей физического компонента здоровья по двум его составляющим: физическое функционирование (ФФ) и ролевое функционирование (РФФ), обусловленное физическим состоянием (рис. 4). Таким образом, наличие злокачественного новообразования в молочной железе в узловой форме не влияет на физический компонент здоровья. Что объясняет позднее обращение пациенток за медицинской помощью в 30% случаев. Оценка качества жизни по шкале физическая боль (Б), не показала достоверного снижения показателя после комбинированного лечения в сравнении с суммой баллов до лечения. Ни у одной пациентки из группы исследования, не зафиксировано болевого синдрома, вызванного наличием опухоли в молочной железе. Что так же объясняет позднее обращение пациенток за медицинской помощью. При оценке качества жизни по шкале общее здоровье (ОЗ), которая отражает состояние здоровья в настоящий момент, у пациенток до лечения и после комбинированного лечения зафиксировано снижение показателя. До лечения он составил 61,41±2,51 баллов, после лечения 58,46±2,10 баллов. Статистически достоверных отличий выявлено не было.

Рис. 4.        Оценка качества жизни (опросник SF-36) у больных раком молочной железы на этапах лечения.

Примечание: * - p<0,05, по сравнению с группой больных до лечения, двусторонний непараметрический U критерий Манна-Уитни

Однако выявлены статистически достоверные отличия при оценке качества жизни по шкалам, отражающим состояние психического компонента здоровья. Так, показатель жизненной активности (ЖА), отражающий ощущение себя полным сил и энергии или, напротив, обессиленным, был умеренно снижен у больных до лечения и составил 71,28±3,12 баллов и достоверно ниже был после лечения 58,85±2,22 баллов (p<0,001). Показатель социального функционирования (СФ), определяющий уровень, в котором физическое или эмоциональное состояние ограничивает социальную активность и роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности (РЭФ) у пациенток после лечения имели статистически достоверные отличия от пациенток до лечения. Так, показатель СФ у больных до лечения составил 73,72±3,43 баллов, после лечения 64,62±2,54 баллов (p<0,01). Показатель РЭФ у больных после лечения, так же достоверно ниже был в сравнении с больными РМЖ до лечения (p<0,05). Показатель психического здоровья (ПЗ) пациенток после лечения был статистически достоверно ниже (p<0,01). Полученные данные представляют практическую значимость для врачей онкологов при медицинском обеспечении больных раком молочной железы, в частности помощи врача психотерапевта.

Таким образом, сравнительный анализ качества жизни пациенток РМЖ до начала лечения и после комбинированного лечения, выявляет невыраженные изменения физического компонента здоровья, не имеющие достоверных отличий в зависимости от лечения. Тогда, как психическое состояние здоровья и изменения в эмоциональной сфере у пациенток РМЖ были достоверно ниже после хирургического и лучевого лечения.

При этом корреляционной взаимосвязи синдрома эндогенной интоксикации с параметрами качества жизни получено не было.

Взаимосвязь трофического статуса и фактического питания с синдромом эндогенной интоксикации у больных раком молочной железы

Анализ антропометрических данных выявляет нарушение трофического статуса (ТС) у большинства пациентов с РМЖ вне зависимости от вида лечения. Так оценка индекса массы тела (ИМТ) показала, что у пациенток РМЖ данный параметр составил в среднем 28,74±6,72. В диапазоне нормальных значений ИМТ находилось 30,1% обследованных, снижение ИМТ отмечено лишь у 2,91%, избыточная масса тела – 17,42%, ожирение I степени у 21,96%, ожирение II степени у 18,45% и ожирение III степени у 7,77% больных РМЖ (рис. 5).

Рис. 5. Индекс массы тела у больных РМЖ

Комплексный анализ трофического статуса у больных РМЖ показал, что наиболее часто регистрируемыми нарушениями ТС у больных РМЖ являются увеличение толщины КЖСТ (97%), увеличение ИМТ (67%), вызванное избыточной массой тела и ожирением 1-3 степени, снижение ОМП (43%) и снижение ИМТ (3%) (рис. 6).

Рис. 6. Частота нарушений трофического статуса у больных РМЖ

При лабораторной оценке трофического статуса у больных РМЖ не зарегистрировано снижение концентрации общего белка, альбумина и трансферрина в сыворотке крови больных. Так содержание общего белка в группе больных РМЖ составило 72,72±4,5 г/л, что сопоставимо с аналогичным параметром группы практически здоровых лиц - 76,9±4,5 г/л, содержание альбумина у больных РМЖ достоверно не отличалось от контроля. Абсолютное содержание альбумина в группе больных РМЖ - 38,45±3,76 г/л, что составило 52,82±4,51% от общего белка, в контрольной группе - 37,88±3,54г/л или 54,73±3,79% от общего белка. Так же не было зарегистрировано снижение концентрации трансферрина в сыворотке у больных РМЖ, его уровень составил 3,1±0,42 г/л, в контрольной группы - 3,2±0,56 г/л. Что возможно объясняется наличием ограниченного опухолевого процесса в молочной железе, который не оказывает влияние на белковый обмен организма.

При сравнительной оценке лабораторных показателей синдрома эндогенной интоксикации у больных раком молочной железы в зависимости от нарушений ТС выявлено, что в группе больных с повышенным ИМТ, достоверно выше уровень общего пула ВН и СММ в плазме крови, как в группе больных до лечения (p<0,05), так и после комбинированного лечения (p<0,05). Величина интегрального индекса эндогенной интоксикации достоверно была высокой у больных с нарушениями ТС до лечения (p<0,001) и сохранялась после лечения (p<0,01), (рис. 7).

Таким образом, уровень эндотоксикоза выше у пациенток с избыточной массой тела и ожирением. Что, возможно, объясняет осложнения течения послеоперационного периода (увеличение сроков заживления послеоперационного рубца более 10 дней, формирование серомы послеоперационного рубца, несостоятельность швов и др.) зарегистрированные у 33% больных с нарушениями трофического статуса. В группе больных РМЖ без нарушений трофического статуса не зарегистрировано осложнений в послеоперационном периоде.

Примечание: * - p<0,05, ** - p<0,01, *** - p<0,001 по сравнению с больными без нарушений ТС, двусторонний непараметрический U критерий Манна-Уитни

Рис. 7. Уровень выраженности синдрома эндогенной интоксикации в зависимости от нарушений трофического статуса на этапе комбинированного лечения.

Динамика показателей трофического статуса в зависимости от вида лечения не имела достоверных отличий.

Анализ корреляционных взаимосвязей показал наличие обратной корреляционной взаимосвязи ИИ эндогенной интоксикации с ОМП (r=-0,32; p<0,001) и прямой взаимосвязи с ИМТ (r=0,32; p<0,001). Корреляционных взаимосвязей ИИ эндогенной интоксикации с уровнем альбумина и трансферрина в сыворотке крови выявлено не было (табл. 3).

Таблица 3

Взаимосвязь интегрального индекса интоксикации с показателями
трофического статуса у больных раком молочной железы

Корреляционные взаимосвязи

r

р

ИИ

Объем мышц плеча, см

r=-0,32

p=0,00003

ИМТ, кг/м2

r=0,32

p=0,00002

Альбумин, г/л

r=-0,21

p=0,064

Трансферрин, г/л

r=-0,18

p=0,071

Примечание: r - коэффициент корреляции Спирмена; р – достоверность коэффициента корреляций.

При анализе особенностей фактического питания у 67,2% пациенток с РМЖ на момент верификации диагноза обнаружились нарушения режима питания, когда до 16 часов потребляется менее 75% суточной калорийности. Среднее значение реальной энергетической ценности суточного рациона у наших пациенток составило 2091,5±449,8 ккал/сут. Частота избыточного потребления энергии в группе женщин с диагнозом рака молочной железы составила – 67,1%, частота недостаточного потребления энергии составила 2,9%.

Корреляционный анализ показал наличие прямой взаимосвязи энергетической ценности рациона с ИМТ (r=0,74; p<0,0001) и возрастом пациенток (r=0,27; p<0,001), а также слабой взаимосвязи с интегральным индексом эндогенной интоксикации (r=0,19; p<0,05), (табл. 4).

Таблица 4

Взаимосвязь абсолютной энергетической ценности рациона с уровнем
интегрального индекса интоксикации, степенью ожирения и возрастом пациенток

Коррелируемые параметры

r

р

Абсолютная энерг.
ценность рациона, ккал/сут

ИМТ, кг/м2

0,74

0,0001

Возраст, лет

0,27

0,0003

ИИ

0,19

0,017

Примечание: r - коэффициент корреляции Спирмена; р – достоверность коэффициента корреляций.

В комплексном анализе макронутриентного состава потребляемой пищи при сравнении группы больных без нарушений ТС (нормальное значение ИМТ) и с нарушением ТС (пациентки с избытком массы тела и ожирением) были получены статистически значимые различия по абсолютной и относительной энергетической ценности суточного рациона (p<0,0001) (табл. 5).

Установлено, что удельный вес белков в суточной энергетической ценности рациона у больных РМЖ составил 12,2±1,4%, жиров – 31,3±3,54 % и углеводов – 56,5±4,4 %. Снижение содержания белков (менее 10% суточной калорийности) в группе больных РМЖ отмечено у 34 (33,01%) и увеличение доли белков (более 15%) у 23 (22,33%) больных с РМЖ. Рекомендованное количество жиров (30-35%) потребляло только 41 (39,8%) пациентка, тогда как у 62 (60,2%) больных отмечено избыточное потребление жиров.

В группе больных РМЖ с нарушениями ТС значимо ниже доля белков в составе суточного рациона, которая составила 9,1±1,3%, а в группе больных без нарушений ТС - 15,2±2,3% (p<0,05). В группе больных РМЖ в сочетании с нарушениями ТС получены статистически более высокие значения абсолютного и относительного количества жиров и углеводов в рационе, в сравнении с группой больных РМЖ без нарушений ТС (p<0,05).

При сравнительной оценке суточной потребности в пищевых волокнах с реальным их присутствием в пищевом рационе установлено, что у 48,43% обследованных регистрируется недостаточное содержание ПВ. При этом в группе больных РМЖ в сочетании с нарушениями ТС абсолютное содержание ПВ в суточном рационе статистически значимо ниже (p<0,05). Однако относительное их содержание от необходимого количества (12,5 мг на 1000 ккал) не отличалось от группы больных без нарушений ТС.

Таблица 5

Особенности пищевого рациона у больных РМЖ в зависимости
от трофического статуса

Показатель

Больные РМЖ

всего

(n=103)

без нарушений ТС (n=31)

с нарушениями

ТС (n=72)

Энергетическая ценность, ккал/сут.

2091,5±449,8

1548,6±74,3

2556,9±227,4***

Относительная энергетическая ценность, %

193,6±18,5

158,4±16,6

210,7±14,3

Доля белков от ккал/сут., %

12,2±1,4

15,2±2,3

9,1±1,3*

Доля жиров от ккал/сут., %

31,3±3,5

30,3±3,1

35,0±4,4**

Доля углеводов от ккал/сут., %

56,5±4,4

54,5±3,6

56,2±4,7*

Пищевые волокна, мг

18,42±3,54

19,71±2,96

15,56±5,34*

Доля пищевых волокон от необходимого количества, %

54,08±9,67

58,65±9,47

52,38±9,83

Примечание: * - p<0,05, ** - p<0,01, *** - p<0,001 по сравнению с группой без нарушений трофического статуса, двусторонний непараметрический U критерий Манна-Уитни

Результаты исследования содержания витаминов и микроэлементов в суточном рационе больных РМЖ представлены на рис. 9. Максимально выраженный дефицит (нормы физиологических потребностей №5786-91 от 29.05.1991) отмечен по содержанию в рационе магния, его недостаточное потребление зарегистрировано у 52,4% (54) человек от числа всех обследованных больных (103), в группе без нарушений ТС данный параметр составил –61,3% (19) и в группе с нарушениями ТС – 48,6% (35). Недостаточное потребление кальция отмечено у 51,5% (53), в группе без нарушений ТС – 58,1% (18) и в группе с нарушениями ТС – 48,6% (35). Частота регистрации сниженного количества в суточном рационе фосфора (менее 1200 мг/сут) составила 35,9% (37), в группе без нарушений ТС – 45,5% (14) и в группе с нарушениями ТС – 31,9% (23). В рационе 23,8% (25) больных с РМЖ наблюдался недостаток железа.

Сниженное содержание в суточном рационе витамина В1 регистрировалось у 39% (40), в группе без нарушений ТС –45,2% (14) и в группе с нарушениями ТС – 36,1% (26). Снижение витамина В2  в суточном рационе у больных РМЖ отмечено в 46,6% (48) случаев, в группе без нарушений ТС –48,4% (15) и в группе с нарушениями ТС – 45,8% (33). Частота сниженного количества в суточном рационе витамина А составила 37,8% (39), в группе без нарушений ТС – 48,4% (15) и в группе с нарушениями ТС – 33,3% (24). Снижение содержания витамина Е в суточном рационе отмечено у 8,7% (9) больных.


Рис. 9. Распространенность недостаточного содержания витаминов и микроэлементов в рационе больных РМЖ в зависимости от трофического статуса.

Примечание: * -p<0,05 по сравнению с группой с нарушениями ТС, методом 2.

Выявлено, что дефицит в рационе витаминов и микроэлементов обратно пропорционален (r= -0,8; p<0,001) реальной энергетической ценности суточного рациона, таким образом, у пациентов с высокой калорийностью питания недостаток данных веществ менее выражен.

Рис. 10. Частота нарушений состава суточного рациона у больных РМЖ

Примечание: * -p<0,05 по сравнению с группой без нарушения ТС, методом 2.

Анализ нутриционного статуса показал, что наиболее распространенными нарушениями питания у большинства больных раком молочной железы являются недостаток витаминов и/или микроэлементов в рационе (52,4%), а также увеличение доли жиров (60,2%), снижение содержания МНЖК (52,7%), увеличение потребления холестерина (47%), увеличение содержания НЖК (35,3%), снижение ПНЖК (33,3%) и увеличение энергетической ценности суточного рациона (67,1%) (рис. 10). Корреляционный анализ содержания отдельных макронутриентов, а также микроэлементов и витаминов с уровнем интегрального индекса эндогенной интоксикации статистически значимых взаимосвязей не показал.

Таким образом, у большинства больных раком молочной железы на момент верификации диагноза выявлены нарушения трофического статуса и фактического питания, которые ассоциируются с выраженностью синдрома эндогенной интоксикации. Данный анализ в клинической практике еще до начала специального лечения больных раком молочной железы позволит своевременно провести коррекцию клинических проявлений синдрома эндогенной интоксикации.

ВЫВОДЫ

    1. Синдром эндогенной интоксикации у больных с впервые выявленным раком молочной железы узловой формы характеризуется избыточным накоплением общего и катаболического пулов ВН и СММ как в плазме крови, на гликокаликсе эритроцитов, так и в моче; активацией катаболических процессов в организме, что соответствует развитию стадии неполной компенсации эндотоксикоза.
    2. Выраженность синдрома эндогенной интоксикации нарастает со стадией патологического процесса и прогрессирует с возрастом. У больных раком молочной железы старше 50 лет установлено наличие прямой корреляционной взаимосвязи с интегральным индексом интоксикации (r=0,32; р<0,001).
    3. Хирургическое лечение больных раком молочной железы сопровождается дальнейшей активацией катаболических процессов в организме на фоне усиления элиминации ВН и СММ и ОП почками, что не приводит к нарастанию уровня эндотоксемии.
    4. Проведение лучевой и, в особенности, химиотерапии приводит к нарастанию выраженности синдрома эндогенной интоксикации у больных раком молочной железы, что подтверждается достоверно высоким уровнем катаболического пула ВН и СММ, интенсивности катаболических процессов в организме и интегрального индекса интоксикации, что соответствует стадии временной декомпенсации систем и органов детоксикации.
    5. У больных раком молочной железы на этапе верификации диагноза регистрируются нарушения трофического статуса: увеличение толщины КЖСТ (97%), увеличение ИМТ (67%), снижение ОМП (43%). Наиболее распространенными нарушениями питания являются: увеличение доли жиров в суточном рационе (60%), недостаток витаминов и/или микроэлементов (52%), а также снижение содержания МНЖК (52%), увеличение потребления холестерина (47%), увеличение содержания НЖК (35%), снижение ПНЖК (33%).
    6. Наличие и выраженность нарушений трофического статуса (снижение объема мышц плеча, избыточная масса тела и ожирение) сопровождается нарастанием маркеров эндогенной интоксикации и повышением интегрального индекса интоксикации.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

  1. С целью объективизации выраженности интоксикационного синдрома и своевременного назначения сопроводительной терапии при диагностировании рака молочной железы и на этапах специального лечения рекомендуется проводить комплексную оценку синдрома эндогенной интоксикации по следующим параметрам: определение общего и катаболического пулов ВН и СММ, интенсивности катаболических процессов и интегрального индекса интоксикации.
  2. В клинической практике целесообразно на этапе диагностики заболевания использовать определение антропометрических маркеров трофического статуса (индекс массы тела, объем мышц плеча) и частотный метод оценки пищевого рациона с целью коррекции клинических проявлений синдрома эндогенной интоксикации у больных с раком молочной железы.

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ ПЕЧАТНЫХ РАБОТ
ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

        1. Оценка синдрома эндогенной интоксикации у больных раком молочной железы на этапе хирургического лечения/ В.И. Павлова, О.И. Фролова // Материалы XVIII Российского национального конгресса «Человек и лекарство». - Москва, 2011.- с. 220-221;
        2. *Характеристика синдрома эндогенной интоксикации при раке молочной железы на этапе хирургического лечения / В.И. Павлова, О.И. Фролова // Медицинская наука и образование Урала. – 2011. – № 2. – с.145-147
        3. *Оценка показателей синдрома эндогенной интоксикации при комбинированном лечении рака молочной железы / В.И. Павлова, О.И. Фролова, Н.М. Ясков, Т.Д. Журавлева, В.А. Платицын // Сибирский онкологический журнал, Томск. – 2011.- №5– с. 35-39;
        4. *Особенности синдрома эндогенной интоксикации у больных с раком молочной железа на фоне специального лечения / В.И. Павлова, О.И. Фролова, Н.М. Ясков, Т.Д. Журавлева, В.А. Платицын // Медицинская наука и образование Урала. – 2011. – № 4. – с.14-17;
        5. Лабораторная оценка эндогенной интоксикации у больных раком молочной железы на фоне специального лечения / В.И. Павлова, О.И. Фролова, Е.А. Гайсина, О.Г. Козлова, М.Я. Кузьменко // Материалы XIX Российского национального конгресса «Человек и лекарство». - Москва, 2012.- С. 174;
        6. Влияние препарата реамберин на кардиотоксическое действие антрациклинов в лечении местно-распространенного рака молочной железы/ Е.А. Гайсина, О.В. Некрасова, В.И. Павлова // Тюменский медицинский журнал. – 2010. – № 3-4. – С. 41-42;

* - отмечена публикация в издании, входящем в перечень ВАК

СПИСОК УСЛОВНЫХ СОКРАЩЕНИЙ

Б

-

физическая боль

ВН и СММ

-

вещества низкой и средней молекулярной массы

ЖА

-

жизненная активность

ИИ

-

интегральный индекс интоксикации

ИМТ

-

индекс массы тела

К1-

показатель распределения ВНСММ между белками плазмы крови и гликокалексом эритроцитов

К2

-

коэффициент элиминации, характеризующий способность почек к выведению продуктов эндотоксикоза

К3

-

коэффициент, характеризующий элиминацию олигопептидов почками и почечную деградацию олигопептидов

Кк

-

величина катаболического пула ВН и СММ плазмы

Кк

-

катаболический пул ВН и СММ плазмы в процентах от общего

Ко

-

общий пул ВНСММ в плазме

ИКП

-

интенсивность катаболических процессов

КЖСТ

-

кожно-жировая складка трицепса

КЖ

-

качество жизни

ЛТ

-

лучевая терапия

МНЖК

-

мононенасыщенные жирные кислоты

ОЗ

-

общее восприятие здоровья

ОЛ

-

оперативное лечение

ОМП

-

объем мышц плеча

ОП

-

олигопептиды

ОПл

-

окружность плеча

ПЗ

-

психическое здоровье

ПК

-

психический компонент здоровья

ПНЖК

-

полиненасыщенные жирные кислоты

ПТИ

-

протромбиновый индекс

РМЖ

-

рак молочной железы

РФФ

-

ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием

РЭФ

-

роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности

СОЭ

-

скорость оседания эритроцитов

СФ

-

социальное функционирование

СЭИ

-

синдром эндогенной интоксикации

ТС

-

трофический статус

ТХУ

-

трихлоруксусная кислота

УЗИ

-

ультразвуковое исследование

ФК

-

физический компонент здоровья

ФФ

-

физическое функционирование

ХТ

-

химиотерапия

ЭИ

-

эндогенная интоксикация

ЭКГ

-

Электрокардиография

RW

-

реакция Вассермана

Павлова Валерия Игоревна

КЛИНИКО-ПАТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

СИНДРОМА ЭНДОГЕННОЙ ИНТОКСИКАЦИИ

ПРИ РАКЕ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

14.03.03 – патологическая физиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Подписано в печать 12 марта 2012 г.

Усл .печ. л. 1.0 Бумага гознак №1

Тираж 100 экз. Заказ № 5787

Отпечатано в ОАО «НИИПлесдрев»

г. Тюмень, ул. Одесская, 52А






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.