WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ЛУШНИКОВА

Александра Константиновна

КЛИНИКО-МОРФОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

И ИММУНОГИСТОХИМИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

ВНУТРЕННЕГО И НАРУЖНОГО

ГЕНИТАЛЬНОГО ЭНДОМЕТРИОЗА

14.03.02 патологическая анатомия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Новосибирск, 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении «Научно-исследовательский институт региональной патологии и патоморфологии» Сибирского отделения Российской академии медицинских наук (Новосибирск)

       

Научные руководители:

член-корреспондент РАМН,

доктор медицинских наук, профессор                        Непомнящих Лев Моисеевич

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук                                        Бакарев Максим Александрович

доктор медицинских наук                                        Кливер Евгений Эдуардович

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное учреждение «Научно-исследовательский институт клинической и экспериментальной лимфологии» Сибирского отделения Российской академии медицинских наук

Защита диссертации состоится «_____» ______________ 2012 г. в _____ час. на заседании диссертационного совета Д 001.037.01 в Федеральном государственном бюджетном учреждении «Научно-исследовательский институт региональной патологии и патоморфологии» Сибирского отделения Российской академии медицинских наук (630117, Новосибирск, ул. Тимакова, 2).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения «Научно-исследовательский институт региональной патологии и патоморфологии» Сибирского отделения Российской академии медицинских наук (630117, Новосибирск, ул. Тимакова, 2).

Автореферат диссертации разослан « _______ » ________________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Д 001.037.01

доктор биологических наук, профессор                                Молодых Ольга Павловна

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Эндометриоз продолжает занимать третье место в структуре гинекологических заболеваний после инфекционных заболеваний и миомы матки и остается одной из основных проблем современной гинекологии, что обусловлено рядом факторов: 1) эндометриоз является частой причиной потери трудоспособности, нередко приводя к структурным и функциональным изменениям в репродуктивной системе женщин; 2) клиническая картина при эндометриозе не всегда соответствует тяжести патологического процесса, что обусловливает сложность диагностики и высокую частоту рецидивирования заболевания. Отрезок времени от начала симптомов до точного диагноза – это часто скрытый длительный срок, в среднем от 6 до 10 лет. По данным разных исследователей, частота эндометриоза варьирует от 10 до 50% у женщин репродуктивного возраста (Адамян Л.В. и др., 2006), в то же время установление истинной частоты этого процесса в настоящее время не представляется возможным из-за ограниченных диагностических возможностей во время гинекологического обследования (Ищенко А.И. и др., 2007).

Эндометриоз относится к хроническим заболеваниям, консервативное лечение которого (преимущественно супрессивная гормональная терапия) обусловливает непродолжительный клинический эффект, поскольку не устраняет структурно-функциональные изменения в матке и яичниках (эктопию эндометрия) и вызывающие их причины. В то же время эндометриоз обусловливает часто значительные нарушения репродуктивной функции женщин, может быть причиной бесплодия и потери трудоспособности. Некоторые авторы рассматривают возможность раковой трансформации эндометриоидных образований или отмечают высокую ассоциацию эндометриоза с неопластическими процессами в матке (Печеникова В.А., 2005; Коган Е.А. и др., 2010). Серьезные нарушения репродуктивного здоровья и угрожающие жизни состояния при эндометриозе определяют необходимость оперативного лечения, как правило, радикального, поскольку паллиативные подходы могут вызывать прогрессирование патологического процесса, усиление болевого синдрома и другие осложнения (Ищенко А.И. и др., 2007).

Генитальный эндометриоз принято подразделять на внутренний (аденомиоз) и наружный (эндометриоз яичников). В настоящее время все большее количество исследователей склоняются к мнению, что аденомиоз и наружный эндометриоз целесообразно рассматривать как отдельные нозологические единицы из-за выявленных существенных патоморфологических, патогенетических и молекулярно-биологических особенностей (Волощук И.Н. и др., 2007; Коган Е.А. и др., 2008; Аничков Н.М. и др., 2011). Результаты таких исследований и клинические наблюдения определяют целесообразность дифференциального подхода к выяснению патогенеза разных клинико-морфологических вариантов генитального эндометриоза, поиск новых методических подходов к изучению основных факторов (генетических, эпигенетических, медико-социальных), обусловливающих развитие данного заболевания (Морозов С.Г. и др., 2010; Аничков Н.М. и др., 2011).

Эндометриоз проявляется как нарушение клеточной пролиферации, клеточной инвазии и неоангиогенеза. По современным представлениям, на формирование эндометриальной стромы и желез оказывают влияние генетические, гормональные, паракринные и иммунологические факторы (Сухих Г.Т. и др., 2004; Соколов Д.И. и др., 2005; Kurman R.J., Mazur M.T., 1994; Ryan I.P. et al., 1995; Dmowski W.P., Braun D.P., 2004; Siristatidis C. et al., 2006). Характерной особенностью эндометриоза является способность к инфильтративному росту с инвазией в окружающие ткани и их деструкцией, а также возможность лимфогенного и гематогенного метастазирования (Баскаков В.П. и др., 2002). Однако эндометриоз отличается от злокачественного процесса отсутствием клеточной атипии, что подтверждается отрицательной иммуногистохимической реакцией на онкомаркер р53 и зависимостью клинических проявлений от менструального цикла (Кудрина Е.А., 1999).

Онкологический аспект остается одним из наиболее дискуссионных. Многие исследователи указывают на высокую частоту (11 – 12%) малигнизации эндометриоза, которая коррелирует с возрастом пациенток (Бохман Я.В., 1989; Адамян Л.В., Кулаков В.И., 1998). С другой точки зрения, озлокачествление эндометриоза наблюдается редко и риск малигнизации эндометриоидных гетеротопий не выше, чем эутопического эндометрия (Давыдов А.И., Стрижаков А.Н., 1993).

Высокая частота распространения среди женщин фертильного возраста, существенное влияние на репродуктивную функцию и качество жизни больных определяют актуальность изучения наружного генитального эндометриоза (Адамян Л.В., Гаспарян С.А., 2004; Сельков С.А. и др., 2005).

Морфологические методы играют ведущую роль в диагностике эндометриоза, в определении основных морфогенетических процессов, обусловливающих формирование эндометриальных структур вне эндометрия (установлении роли эндометриального эпителия и стромы, их ассоциаций), выяснении активности морфогенетических превращений, что имеет прогностическое значение. К сожалению, основной материал для постановки диагноза эндометриоза получают во время операций при ампутации матки и придатков или частичной резекции яичников. Эти обстоятельства определяют необходимость постоянного сопоставления данных клинико-инструментального обследования и молекулярно-биологических исследований с морфологическими результатами с целью верификации диагноза, полученного с помощью неинвазивных подходов, и разработки методов ранней диагностики эндометриальных поражений.

Цель исследования – изучить особенности морфогенеза и клинических проявлений наружного и внутреннего генитального эндометриоза с оценкой пролиферативной активности клеточных популяций матки и яичников.

Задачи исследования:

  1. Провести сравнительный клинический анализ больных с наружным и внутренним генитальным эндометриозом.
  2. Изучить особенности структурной реорганизации эндометрия и миометрия при разных вариантах аденомиоза.
  3. С помощью иммуногистохимического анализа изучить выраженность пролиферативных реакций клеточных популяций эндометрия и миометрия при разных вариантах аденомиоза.
  4. Изучить структурную реорганизацию яичников при эндометриозе с оценкой пролиферативной активности основных клеточных популяций.

Научная новизна. Впервые проведено сравнительное клинико-морфологическое и иммуногистохимическое исследование внутреннего и наружного генитального эндометриоза. Показано, что внутренний и наружный эндометриоз развивается у женщин в разные периоды онтогенеза: аденомиоз – преимущественно в позднем репродуктивном и перименопаузальном периодах, эндометриоз яичников – только у женщин репродуктивного возраста, преимущественно до 30 лет. При аденомиозе репродуктивные потенции женщин существенно не изменяются, в то время как при эндометриозе яичников регистрируются выраженные нарушения репродуктивной функции.

Впервые предложено выделять два морфогенетических варианта аденомиоза: эндометриоидные очаги, образованные цитогенной стромой и эндометриоидными (простыми) железами секреторного типа, и эндометриоидные тяжи (очаги), образованные цитогенной стромой и многочисленными новообразованными сосудами. Первый вариант аденомиоза регистрируется чаще (64,7% случаев), чем второй. Установлено, что стромальный вариант аденомиоза всегда сопровождается железистой гиперплазией эндометрия, в результате чего объемная плотность эндометриальных желез в эутопическом эндометрии на 56% выше, чем при аденомиозе с образованием желез.

Впервые показано, что наиболее значительному ремоделированию при аденомиозе подвергается субэндометриальный слой миометрия, для которого характерен активный лейомиоматоз с образованием узелков с прогрессивным ростом и узелков с дистрофически измененными гладкомышечными клетками (вакуолизация и очаговое «опустошение» их саркоплазмы). Впервые установлено, что лейомиоматозная трансформация миометрия при аденомиозе носит распространенный характер и сопровождается значительным фиброзированием. Выраженный фиброз миометрия при аденомиозе отражает глубокое ремоделирование матки и значительные нарушения ее функции.

Впервые установлено, что для обоих вариантов аденомиоза характерно образование многочисленных сосудов синусоидного типа в миометрии, что можно рассматривать как проявление лимфангиогенеза (звездчатые или серповидные сосуды) и как своеобразные сосудистые мальформации или ангиоматоз в результате инвазии в миометрий цитогенной стромы. Впервые при проведении стереологического анализа миометрия показано, что для стромального аденомиоза характерен более активный неоангиогенез, что проявляется в более высоких значениях объемной плотности синусоидных сосудов в миометрии (на 76,3%) при сравнении с другим вариантом аденомиоза.

Впервые при сравнительном иммуногистохимическом исследовании двух вариантов аденомиоза показано, что при аденомиозе с образованием очагов эндометриоидных желез пролиферативная активность эпителиоцитов эутопических эндометриальных желез выше в 2,8 раза, чем при стромальном варианте аденомиоза. Установлено, что в обоих случаях пролиферативная активность секреторных эпителиоцитов значительно ниже, чем в нормальном эндометрии. Показано, что индекс меченых стромальных клеток при стромальном варианте аденомиоза в 2 раза превышает таковой при очаговом аденомиозе.

Впервые установлено, что эндометриоидные гетеротопии в яичниках регистрируются одновременно в двух морфогенетических вариантах – формировании эндометриоидных желез и разрастаниях цитогенной стромы вдоль сосудов с активным неоангиогенезом. Формирование эндометриоидных желез и разрастания цитогенной стромы вызывают значительное ремоделирование яичников, его выраженное фиброзирование, сопровождающееся угнетением фолликулогенеза.

Теоретическая и практическая значимость. Получены новые данные о характере ремоделирования эндометрия и миометрия при внутреннем эндометриозе (аденомиозе) и структурной реорганизации яичников при развитии в нем эндометриоидных гетеротопий. Выделение двух морфологических вариантов аденомиоза создает основу для выяснения молекулярных механизмов разных морфогенетических процессов с выделением информативных молекулярных маркеров.

Результаты клинико-анамнестического исследования свидетельствуют о том, что аденомиоз не детерминирует нарушения репродуктивной функции женщин, в то время как эндометриоз яичников сопровождается снижением фертильности и бесплодием. Эти данные следует учитывать при планировании беременности у женщин с внутренним и наружным генитальным эндометриозом.

Апробация работы. Результаты исследования доложены на VI Международном конгрессе по репродуктивной медицине (Москва, 2012), Всероссийском конгрессе с международным участием «Амбулаторно-поликлиническая практика – в эпицентре женского здоровья» (Москва, 2012), Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Вопросы патогенеза типовых патологических процессов» (Новосибирск, 2012), XIX Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство» (Москва, 2012), межлабораторной научной конференции в НИИ региональной патологии и патоморфологии СО РАМН (Новосибирск, 2012).

Публикации. По теме диссертации опубликованы 11 работ, из них 3 – в рецензируемых журналах по списку ВАК.

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 140 страницах компьютерного текста и состоит из введения, обзора литературы, описания материала и методов исследования, результатов собственных исследований, обсуждения, выводов, иллюстрирована 5 таблицами, 60 микрофотографиями. Список использованной литературы включает отечественные и иностранные источники.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Общая характеристика клинических наблюдений. Проведено ретроспективное клинико-анамнестическое исследование 125 женщин в возрасте от 20 до 74 лет (средний возраст 43,1±5,9 лет) с клиническим диагнозом «генитальный эндометриоз», проходивших обследование и лечение в Муниципальном учреждении здравоохранения Новосибирском городском перинатальном центре в период 2007 – 2011 г. Из общей группы обследованных 78 (62,4%) женщин наблюдались по поводу внутреннего эндометриоза, как правило, в сочетании с миомой тела матки с множественной локализацией миоматозных узлов; у 18 (14,4%) женщин аденомиоз сочетался с гиперпластическими процессами эндометрия, у 29 (23,2%) был поставлен первичный диагноз «эндометриоз яичников».

По данным патоморфологического исследования, из 125 пациенток диагноз «эндометриоз» был подтвержден у 76 женщин (60,8%), из них у 59 – внутренний эндометриоз (аденомиоз), у 17 – эндометриоз яичников (наружный эндометриоз). У пациенток этих групп были проведены комплексный анализ клинических симптомов и патоморфологическое исследование образцов матки и яичников.

Всем пациенткам осуществляли общепринятое клинико-анамнестическое обследование, УЗИ, гистероскопическое и лапароскопическое исследование. В дооперационном периоде гормональная терапия по поводу железисто-кистозной гиперплазии эндометрия и эндометриоза проводилась 10 женщинам (17%) с аденомиозом и 5 (29,4%) с эндометриозом яичников без достижения положительной динамики. Поэтому все женщины были направлены на оперативное лечение в различном объеме, в зависимости от клинических проявлений заболевания. Женщинам репродуктивного возраста проводилась надвлагалищная ампутация матки без придатков с целью сохранения гормонального фона. Пациентки в менопаузальном периоде были оперированы в объеме экстирпации матки с придатками. Всем до лапаротомии проводили гистероскопию и в большинстве случаев – раздельное диагностическое выскабливание стенок полости матки и цервикального канала с целью исключения злокачественного роста.

Методы морфологического анализа. Материалом для патологоанатомического исследования послужили образцы ампутированных во время операции маток и резецированных яичников, которые фиксировали в 10% нейтральном формалине. Образцы ткани после проводки в гистологическом комплексе STC 120 (Microm, Германия) заливали в парафин. Срезы получали на санном микротоме НМ430 (Microm, Германия), окрашивали гематоксилином и эозином и по ван Гизону. Парафиновые срезы исследовали в универсальном исследовательском микроскопе Leica DM 4000B, фотографирование осуществляли с помощью цифровой камеры Leica DFC320 и компьютерной программы Leica QWinV3.

Иммуногистохимическое исследование пролиферативной активности клеточных популяций матки и яичников проводили с использованием маркера пролиферации Ki-67. Применяли непрямой двухшаговый метод с использованием коммерческого набора фирмы Spring (США) (первичные антитела и система визуализации).

После стандартной процедуры депарафинации в ксилолах и спиртах нисходящей концентрации (по 5 мин) на парафиновых срезах (2 – 3 мкм), проводили блокировку эндогенной пероксидазы, для чего на каждый срез капельно наносили 3% раствор перекиси водорода (Hydrogen peroxide block) и оставляли на 10 мин при комнатной температуре, затем промывали в TBS (2 раза по 5 мин). Демаскировку проводили кипячением стекол в микроволновой печи LG 1744U при мощности 420W в течение 20 мин в цитратном буфере (pH 6.0). Капельно наносили казеинсодержащий раствор (Protein Block) для блокировки неспецифических сайтов связывания с антителами и оставляли на 10 мин при комнатной температуре, затем промывали в ТВS (2 раза по 5 мин).

Инкубацию с первичными антителами (в разведении 1:100) проводили во влажной камере при температуре 250С в течение 45 мин, после инкубации промывали в TBS (2 раза по 5 мин). Далее капельным способом наносили Complement для усиления сигнала на 10 мин при комнатной температуре, после чего срезы осушали и наносили вторичные антитела, коньюгированные с пероксидазой хрена (HRP Conugate), которые оставляли при комнатной температуре на 15 мин, затем препараты промывали в ТВS (4 раза по 5 мин). Хромоген 3,3’-диаминобензидин (DAB) наносили на срезы на 5 мин при комнатной температуре (разведение 1 мкл DAB plus Chromogen к 50 мкл DAB plus Substrat), после чего срезы промывали дистиллированной водой, деактивируя DAB в емкости с раствором перманганата калия. После промывки в дистиллированной воде в течение 2 мин срезы докрашивали гематоксилином (в течение 1 мин) и для завершения реакции помещали в проточную воду на 10 мин с дальнейшей дегидратацией в спиртах возрастающей концентрации, просветлением и заключением в полистирол.

Определение индекса меченных Ki-67 ядер проводили раздельно для эпителиоцитов эндометриальных желез (анализировали не менее 500 клеток), стромальных эндометриальных клеток и гладкомышечных клеток миометрия (в каждом случае оценивали не менее 1000 клеток). Индекс меченых ядер выражали в процентах.

Морфометрический и стереологический анализ. Проведено определение диаметра лейомиоматозных узелков в миометрии с помощью компьютерной программы Leica QWinV3.Объем выборки в каждом наблюдении составил не менее 20 лейомиоматозных узелков. Тканевый стереологический анализ включал определение объемной плотности эндометриальных желез и стромы в эутопическом эндометрии, а также объемной плотности синусоидных сосудов в миометрии. Использован планиметрический метод, измерения проводили с помощью компьютерной программы Leica QWinV3. Объем выборки при оценке стереологических параметров составил не менее 10 полей зрения при увеличении в 200 раз (тестируемая площадь – 239398,99 мкм2).

Для выяснения выраженности изменений количественных характеристик эндометрия при аденомиозе проведено иммуногистохимическое и стереологическое исследование нормального (эутопического) эндометрия, забранного в диагностических целях по подозрению на пролиферативные процессы. В группу сравнения были включены 10 женщин сходного возраста (средний возраст 43,4±2,0 лет) без эндометриоза и воспалительных процессов в эндометрии.

Статистическую обработку результатов осуществляли с вычислением среднего значения, дисперсии и ошибки среднего. Значимость различий между группами определяли с помощью критерия Стьюдента. Различия считали статистически достоверными при р< 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Клинические особенности наружного и внутреннего генитального эндометриоза. Пациентки с внутренним и наружным эндометриозом значительно различались по возрасту (табл. 1). Аденомиоз регистрировался у женщин в возрасте от 42 до 74 лет (средний возраст 50,05±0,74 лет), преимущественно в позднем репродуктивном и перименопаузальном периодах. Эндометриоз яичников в нашем исследовании регистрировался только у женщин репродуктивного возраста (от 20 до 44 лет, средний возраст 29,18±1,29 лет), преимущественно до 30 лет.

При оценке давности возникновения аденомиоза ориентировались на давность возникновения фибромиомы тела матки, в среднем 7,60±0,79 лет (от 1 года до 23 лет). При оценке давности эндометриоза яичников ориентировались на данные УЗИ, ведущий клинический симптом (тянущие боли в низу живота) и на длительность периода бесплодия. С учетом этих данных давность возникновения эндометриоза яичников составила 2,09±0,62 лет. Истинную давность возникновения аденомиоза и эндометриоза яичников, как и их частоту, установить на современном этапе исследований не представляется возможным из-за ограниченных диагностических возможностей и в ряде случаев бессимптомного течения. Данные анамнеза о давности развития внутреннего и наружного генитального эндометриоза позволяют отнести аденомиоз к медленно прогрессирующему пролиферативному процессу, а эндометриоз яичников – к быстро прогрессирующему.

Таблица 1. Распределение по возрасту пациенток с наружным и внутренним эндометриозом

Клинико-морфологический вариант эндометриоза

Возраст (лет)

Средний возраст (лет)

20 – 30

31 – 40

41 – 50

51 – 60

свыше 61

Аденомиоз (n=59)

-

-

37 (62,7%)

18 (30,5%)

4 (6,8%)

50,05±0,74

Эндометриоз яичников (n=17)

12 (70,6%)

4

(23,5%)

1

(5,9%)

-

-

29,18±1,29

При аденомиозе женщины чаще всего жаловались на гиперполименорею и межменструальные кровянистые выделения из половых путей (54,2%), тянущие боли в низу живота и дизурические расстройства (по 20,3%). В результате обильных и длительных менструаций у 10,1% развивалась анемия (табл. 2). Женщин в менопаузальном периоде беспокоили преимущественно кровотечения из половых путей, дизурические расстройства (учащенное мочеиспускание, недержание мочи). У 7 (12%) женщин очаги аденомиоза были выявлены случайно при УЗИ во время профилактического осмотра.

При эндометриозе яичников к основным жалобам относились тянущие боли в низу живота (47,1%); гиперполименорея (11,8%), дизурические расстройства и альгоменорея были редкими (по 5,9%). У 5 (29,4%) женщин жалобы отсутствовали и эндометриоидные кисты были выявлены случайно при УЗИ во время профилактического осмотра.

Таблица 2. Характеристика клинических симптомов пациенток с наружным и внутренним эндометриозом

Клинический симптом

Аденомиоз (n=59)

Эндометриоз яичников (n=17)

Гиперполименорея, кровянистые выделения из половых путей

32 (54,2%)

2 (11,8%)

Тянущие боли в низу живота

12 (20,3%)

8 (47,1%)

Дизурические расстройства

12 (20,3%)

1 (5,9%)

Анемия

6 (10,1%)

-

Альгоменорея

-

1 (5,9%)

Отсутствие жалоб

9 (15,3%)

5 (29,4%)

По данным акушерского анамнеза, женщины с аденомиозом характеризовались высоким репродуктивным потенциалом (количество беременностей достигало в большинстве случаев от 4 до 17, в среднем 6,19±0,49), при этом среднее количество родов было небольшим и составляло 1,72±0,10 (табл. 3). Медицинские аборты отмечены у 95% пациенток с аденомиозом, при этом у 38% женщин было выполнено по 5 и более абортов (в половине из этих случаев до 8 – 15). Кроме этого, у 71% женщин выполнялись раздельные диагностические выскабливания цервикального канала и стенок полости матки в разное время до проведения оперативных вмешательств. В двух случаях (3,4%) отмечено длительное использование внутриматочных контрацептивных средств, сопровождавшееся осложнениями в виде эндомиометрита.

У женщин с эндометриозом яичников количество беременностей в среднем было в 5,8 раза меньше, количество родов было меньше в 4,9 раза, количество медицинских абортов – в 6,2 раза меньше, чем в группе с аденомиозом (см. табл. 3). У 9 (52,9%) женщин с эндометриозом яичников беременностей не было, у трех (17,6%) из них поставлен диагноз первичного бесплодия.

Результаты проведенного сравнительного анализа акушерских анамнезов пациенток с наружным и внутренним генитальным эндометриозом подтверждают неоднозначность представлений о связи эндометриоза с нарушениями фертильности и бесплодием (Кузнецова И.В. и др., 2012). При выяснении роли эндометриоза в нарушениях фертильности и развитии бесплодия в большинстве случаев не проводится раздельный анализ разных форм эндометриоза, хотя многие авторы связывают инфертильность и бесплодие (в том числе, первичное – до 58% случаев) чаще всего именно с эндометриозом яичников (Яманова М.В. и др., 2004; Егорова Т.Ю., Паламарчук М.И., 2007; Краснопольский В.И., Горский С.Л., 2009; Екимова М.В. и др., 2010; Анциферова Ю.С. и др., 2012).

По данным гинекологического анамнеза, в 94,9% случаев аденомиоз сочетался с фибромиомой матки, в 20,3% случаев выявлены кисты яичников. Пролиферативные процессы в эндометрии проявлялись в виде железистой и кистозной гиперплазии (18,6% случаев) и образовании полипов (13,6% случаев). Эрозия и псевдоэрозия шейки матки регистрировались 11,9% случаев. Хронический аднексит был в анамнезе у 6 (10,1%) женщин.

Таблица 3. Акушерский анамнез и гинекологический анамнез пациенток с наружным и внутренним эндометриозом

Показатель

Аденомиоз (n=59)

Эндометриоз яичников (n=17)

Акушерский анамнез

Количество беременностей

6,19±0,49

1,06±0,41

Количество родов

1,72±0,10

0,35±0,12

Количество медицинских абортов

4,43±0,45

0,71±0,33

Гинекологический анамнез

Фибромиома матки

56 (94,9%)

1 (6%)

Кисты яичников

12 (20,3%)

фолликулярные

17 (100%)

эндометриоидные

Железистая и кистозная гиперплазия эндометрия

11 (18,6%)

-

Полипы эндометрия

8 (13,6%)

2 (11,8%)

Псевдоэрозия шейки матки

9 (15,3%)

5 (29,4%)

Эрозия шейки матки

7 (11,9%)

-

Хронический аднексит

6 (10,1%)

8 (47,1%)

Эндомиометрит

2 (3,4%)

-

У всех пациенток с эндометриозом яичников были выявлены односторонние (76,5%) или двусторонние (23,5%) эндометриоидные кисты яичников, часто регистрировался хронический аднексит (47,1%), реже – псевдоэрозия шейки матки (29,4%), полипы эндометрия (11,8%) и фибромиома матки (6%). У 3 женщин (17,6%) эндометриоидные кисты яичников сочетались с перитонеальными эндометриоидными гетеротопиями; у одной (5,9%) – с аденомиозом и у двух (11,8%) был выявлен распространенный эндометриоз (яичников, матки, брюшины). У пациенток с одностронними эндометриоидными кистами и перитонеальными эндометриоидными гетеротопиями были также выявлены небольшие (от 1 до 4 мм) эндометриоидные образования в другом яичнике, которые во время лапаротомии подвергались термокаутеризации.

У большинства женщин с аденомиозом отмечались различные соматические заболевания: артериальная гипертензия (чаще I – II ст.) – в 20% случаев, хронические заболевания пищеварительной системы – в 12%, ожирение обменно-алиментарного генеза – в 7%, хронический тонзиллит – в 8%, воспаление легких и хронический бронхит – в 7%, в единичных случаях регистрировались перенесенные ранее вирусные инфекции (корь, гепатит А, ветряная оспа), остеохондроз, варикозная болезнь нижних конечностей, заболевания почек; в 8% случаев жалоб на соматические заболевания не было.

У 11 (64,7%) пациенток с эндометриозом яичников соматические заболевания не выявлены; у 3 пациенток в анамнезе были инфекционные процессы разной локализации и этиологии; у 2 пациенток – заболевания сердечно-сосудистой системы (пролапс митрального клапана, кардиомиопатия), у одной из них – хроническая железодефицитная анемия; у 2 – остеохондроз позвоночника.

Выявление в нашем исследовании аденомиоза преимущественно у женщин в перименопаузальном периоде согласуется с результатами других исследователей, которые показали, что аденомиоз наиболее часто диагностируется у женщин позднего репродуктивного возраста и в пременопаузе (более 75% всех случаев), заметно реже – в постменопаузе (15%) (Аничков Н.М., Печеникова В.А., 2005; Адамян Л.В. и др., 2006; Коган Е.А. и др., 2008; Аничков Н.М. и др., 2011). К факторам, провоцирующим развитие аденомиоза, относят, в частности, различные внутриматочные вмешательства (многократные выскабливания, ручное обследование полости матки и др.), которые приводят к разрушению гистологического барьера между базальным слоем эндометрия и миометрием (Адамян Л.В. и др., 2006).

Многократные повреждения эндометрия/миометрия и нарушения уровня стероидных гормонов (в том числе, половых) в организме женщин после проведения медицинских абортов и диагностических процедур в данной группе обследованных могут быть основными инициирующими причинами эндометриоидной гетеротопии и лейомиоматозной трансформации миометрия. Процессы репаративной регенерации эндометрия/миометрия в условиях гормонального дисбаланса, вызванного прерыванием беременности, возрастными дисгормональными сдвигами, могут протекать с нарушением регуляции процессов пролиферации и дифференцировки.

Ультразвуковая характеристика внутреннего и наружного эндометриоза. По данным УЗИ, у всех женщин с аденомиозом обнаружено увеличение размеров матки до 6 – 8 нед беременности, как правило, за счет увеличения передне-заднего размера, который в 92,8% случаев превышал 40 мм (при норме 34±1 мм). Именно увеличение передне-заднего размера придавало матке округлую форму. Увеличение передне-заднего размера матки более 40 мм является основанием для углубленного исследования с целью установления признаков аденомиоза (Озерская И.А., 2005).

Еще более выраженное увеличение размеров тела матки, до 10 – 12 нед беременности (в 30% случаев до 10 – 15 нед), было обусловлено образованием множественных лейомиоматозных узлов различной локализации (интерстициальных с центрипетальным ростом, субсерозных, субмукозных). Лейомиоматозные узлы были представлены округлыми гипоэхогенными образованиями с четкими ровными контурами, с дегенеративными изменениями или без них. Очаги эндометриоза определялись как гиперэхогенные включения в толще миометрия от 0,1 до 0,6 см в диаметре, расположенные диффузно. Лоцировались также анэхогенные участки, в среднем до 3 мм в диаметре, в некоторых случаях сливающиеся между собой с образованием полостей. Для аденомиоза II – III степени характерно было также утолщение стенок матки в среднем на 0,4 см, появление асимметрии.

При ультразвуковом исследовании эндометриоидные кисты определялись как округлые или овальные анэхогенные однокамерные жидкостные образования яичников с ровными нечеткими контурами, толстостенной (в среднем до 4 мм) гладкой капсулой, диаметр образований варьировал от 2 до 14 см, содержимым кисты была мелкодисперсная взвесь. Эндометриоидные кисты представляют собой, как правило, инкапсулированную кровь; содержимое кисты имеет широкий спектр плотности – от плотности воды до плотности мягкой ткани. Нередко встречающаяся перфорация при этой патологии приводит к спаечному процессу. Нами отмечено, что с жалобами на тянущие боли обращались те женщины, у которых размеры кист составляли 4 см и более в диаметре, что, вероятно, связано с перерастяжением капсулы яичника. В режиме цветового допплеровского картирования (ЦДК) в капсуле кисты определялись единичные сосуды с ИР до 0,5.

Важным диагностическим критерием было динамическое наблюдение, при котором не отмечался регресс кисты на фоне приема комбинированных оральных контрацептивов (КОК), как, например, у пациенток с функциональными кистами яичников.

У пациенток с эндометриозом яичников уровень СА-125 в сыворотке крови был в 2,8 раза выше (в среднем 63,2±17,4 Ед/мл), чем при аденомиозе (в среднем 18,41±7,97), и в 1,8 раза превышал предельные значения нормы (35 Ед/мл).

Патоморфологический анализ эндометрия и миометрия при внутреннем эндометриозе (аденомиозе). Материал для патоморфологического исследования во всех случаях, включая группу сравнения, был забран во время фазы пролиферации эндометрия. Макроскопически матки, удаленные по поводу сочетанного аденомиоза и лейомиом, имели, как правило, шаровидную форму и были увеличены в размерах преимущественно за счет утолщения мышечного слоя.

Эндометриоидная гетеротопия при аденомиозе проявлялась в двух морфогенетических вариантах: врастании цитогенной стромы в толщу миометрия с образованием эндометриальных (простых) желез секреторного типа, реже кистозных структур (очаговый вариант), и врастании цитогенной стромы вдоль сосудов в миометрий с образованием эндометриоидных тяжей (очагов) разных размеров без образования железистых структур с активным неоангиогенезом (стромальный вариант). В нашем исследовании на первый вариант аденомиоза приходилось 64,7% случаев, на второй – 35,3%.

При аденомиозе с образованием эндометриоидных желез эутопический эндометрий в фазе пролиферации был представлен цитогенной стромой, в которой располагались эндометриальные железы секреторного типа. В просветах желез содержались везикулярные структуры, хлопьевидная субстанция, в редких случаях – плазмоподобная субстанция. Объемная плотность эндометриальных желез в эутопическом эндометрии при данной форме аденомиоза составляла 29,71±1,69%, объемная плотность цитогенной стромы была существенно выше – 70,74±1,54% (табл. 4). Результаты стереологического анализа свидетельствуют о том, что пространственная организация эутопического эндометрия при данном варианте аденомиоза существенно не отличалась от таковой в нормальном эндометрии (см. табл. 4).

В эутопическом эндометрии при очаговом аденомиозе отмечено небольшое увеличение объемной плотности эндометриальных желез (на 35%), что было связано с тем, что в 54,5% случаев данная форма аденомиоза сопровождалась умеренной железистой гиперплазией эндометрия (преимущественно простой гиперплазией эндометриальных желез), причем в половине из этих случаев отмечалась микрокистозная трансформация желез (иногда значительная). В таких образованиях эпителий был низким, преимущественно кубическим, в просветах желез содержалась хлопьевидная субстанция.

Для структурно-функциональной реорганизации эутопического эндометрия при аденомиозе были характерны (в половине случаев) очаговая или диффузная псевдодецидуализация стромальных клеток (появление вблизи поверхностного эпителия децидуоподобных клеток) и разрыхления цитогенной стромы с явлениями отека. В эутопическом эндометрии вблизи желез часто регистрировались небольшие лимфоцитарно-плазмоцитарные фолликулы; отмечались свежие кровоизлияния. Кровеносные сосуды в эутопическом эндометрии были представлены в основном капиллярами и синусоидами; в то же время в ряде случаев в эндометрии присутствовали многочисленные мелкие артерии с утолщенным мышечным слоем. Характерной особенностью эутопического эндометрия, отражавшей его глубокое ремоделирование, был выраженный фиброз, особенно значительный при железистой гиперплазии эндометрия.

Таблица 4. Стереологический анализ эндометрия и миометрия при аденомиозе (M±m)

Морфологический вариант аденомиоза

Объемная плотность (%)

эндометриальных желез эутопического эндометрия

стромальных клеток эутопического эндометрия

синусоидных сосудов миометрия

Аденомиоз с очагами эндометриоидных желез

29,72±1,69

70,74±1,54

9,60±1,21

Аденомиоз стромальный с активным ангиогенезом

46,38±3,16*#

53,62±3,16*#

16,92±1,67*

Эутопический эндометрий без эндометриоза (группа сравнения)

22,05±4,47

77,95±4,47

-

Примечание. * – p<0,05 при сравнении двух вариантов аденомиоза; # – p<0,05 при сравнении аденомиоза с эутопическим эндометрием.

Формирование эктопических эндометриоидных очагов в миометрии происходило за счет миграции (инвазии) стромальных клеток базального слоя эндометрия в субэндометриальный миометрий с дальнейшим распространением в толщу миометрия. Эктопические эндометриоидные очаги были представлены цитогенной стромой и простыми эндометриоидными железами (от одной до 5 желез в очаге). Верификацию очагов аденомиоза обычно проводят по степени их распространенности и морфофункциональной характеристике. При оценке морфофункционального состояния аденомиоза выделяют два направления эволюции его очагов – прогрессию и регрессию, или активные и неактивные очаги (Аничков Н.М., Печеникова В.А., 2005; Зайратьянц О.В. и др., 2010). В очагах прогрессирующего (активного) аденомиоза отмечается пролиферация эпителия желез, их секреторные изменения, псевдодецидуализация цитогенной стромы. Для очагов регрессирующего (неактивного) аденомиоза характерны кистозная трансформация желез, уплощение (метаплазия) эпителия. В наших наблюдениях чаще встречалась распространенная диффузная и очагово-диффузная формы аденомиоза II – III степени. С учетом только упомянутых морфологических критериев преобладали очаги прогрессирующего аденомиоза, регрессирующие очаги встречались реже. Следует отметить, что такой подход целесообразен для морфогенетических вариантов аденомиоза с образованием эндометриоидных желез.

В глубоко расположенных очагах эктопического эндометрия вокруг эндометриоидных желез всегда располагались серповидные синусоидные сосуды, размеры которых варьировали. Сосуды такого же типа регистрировались в миометрии, их размеры также значительно варьировали, иногда они образовывали большие полости. Просветы мелких и крупных синусоидных сосудов в большинстве случаев были свободными от плазмы и форменных элементов крови, что позволяло отнести их с большой вероятностью к лимфатическим сосудам. Объемная плотность синусоидных сосудов в миометрии при морфогенетическом варианте аденомиоза с образованием эндометриоидных желез составляла 9,60±1,21% (см. табл. 4).

Субэндометриальный слой миометрия при аденомиозе подвергался значительным перестройкам. В этой области регистрировались многочисленные узелковые образования из лейомиоцитов, окруженные тяжами гладкомышечных клеток и соединительнотканной стромой. Лейомиоциты в соседних миоматозных узелках располагались иррегулярно, в результате чего архитектоника миометрия была значительно нарушена. Наблюдались два типа лейомиоматозных узелков – с активной гиперплазией лейомиоцитов (прогрессивный рост) и с дистрофическими изменениями лейомиоцитов (регрессивный рост). Лейомиоматозные узелки с прогрессивным ростом были более мелкими (101,4±6,6 мкм в диаметре) по сравнению с узелками, в которых отмечались дистрофические изменения гладкомышечных клеток (245,3±15,6 мкм в диаметре). В последних отмечался выраженный полиморфизм гладкомышечных клеток, вакуолизация и очаговое «опустошение» их саркоплазмы. В некоторых лейомиоматозных узелках наблюдалась атипия ядер гладкомышечных клеток (резко гиперхромные, удлиненные, часто извитые ядра), чаще такие изменения регистрировались в среднем слое миометрия. Лейомиоматозная трансформация миометрия с образованием мелких узелков регистрировалась также вокруг очагов эндометриоза.

В большинстве случаев наблюдалось сочетание прогрессивных и регрессивных лейомиоматозных узелков, что свидетельствовало об отсутствии синхронности в их развитии, вероятно, в результате волнообразных дисгормональных сдвигов. Одним из морфогенетических вариантов лейомиоматозной трансформации миометрия было формирование тяжей из гладкомышечных клеток, оплетающих лейомиоматозные узелки. Подобная лейомиоматозная трансформация миометрия носила, как правило, распространенный характер и сопровождалась значительным фиброзированием (межклеточным и межузелковым). Выраженный фиброз миометрия при аденомиозе отражал глубокое ремоделирование матки и значительные нарушения ее функции.

Перифокальную лейомиоматозную гиперплазию при аденомиозе с трансформацией в микроскопические множественные лейомиомы отмечали и другие исследователи (Аничков Н.М., Печеникова В.А., 2005). Отмечена корреляция между выраженностью перифокальной гиперплазии лейомиоцитов, диффузным утолщением миометрия и увеличением размеров матки. На основании такой взаимосвязи предложено увеличение размеров матки без четко пальпируемых миоматозных узлов рассматривать в качестве дифференциально-диагностического признака, позволяющего заподозрить аденомиоз.

При стромальном варианте аденомиоза эктопические очаги эндометрия также формировались в результате врастаний цитогенной стромы в миометрий, по ходу которых регистрировался активный неоангиогенез. Наблюдались скопления эндотелиоподобных клеток, формирование небольших кровеносных сосудов артериального типа и синусоидные разрастания. Образование сосудов синусоидного типа можно рассматривать как проявление лимфангиогенеза (звездчатые или серповидные сосуды) и как своеобразные сосудистые мальформации или ангиоматоз, которые являются одной из морфологических характеристик процессов неоангиогенеза в очагах трансплантации стволовых или прогениторных клеток (Ларионов П.М. и др., 2009). Синусоидные сосуды были выстланы эндотелиоцитами с крупными ядрами, всегда выступавшими в просветы сосудов.

В эутопическом эндометрии при стромальном варианте аденомиоза объемная плотность эндометриальных желез на 56% (p<0,05) превышала таковую в случаях аденомиоза с образованием эндометриоидных желез (см. табл. 4). Объемная плотность цитогенной стромы, наоборот, была меньше на 24% (p<0,05). Более высокие значения объемной плотности эндометриальных желез в эутопическом эндометрии были обусловлены тем, что данный вариант аденомиоза всегда сопровождался железистой гиперплазией эндометрия с формированием разветвленных желез, при этом кистозная трансформация желез наблюдалась реже (33% случаев). Псевдодецидуализация стромы была более частым явлением (67% случаев), чем при аденомиозе с образованием эндометриоидных желез.

В субэндометриальном слое миометрия при данном варианте аденомиоза также регистрировались многочисленные узелковые образования из лейомиоцитов. При этом размеры мелких и крупных лейомиоматозных узелков (соответственно 92,5±6,0 и 218,6±15,1 мкм) существенно не отличались от таковых при аденомиозе с образованием желез.

При оценке морфофункционального состояния эндометриоидных очагов (тяжей), образованных цитогенной стромой, отнесение их к прогрессивным (активным) или регрессивным (неактивным) из-за отсутствия эндометриоидных желез может проводиться по выраженности неоангиогенеза. В наших наблюдениях цитогенная эндометриальная агрессия всегда сопровождалась усилением неоангиогенеза, образованием в очагах эндометриоидных гетеротопий небольших сосудов (капилляров, артериол и вен синусоидного типа), чем по своему морфогенетическому потенциалу напоминала злокачественный пролиферативный процесс (в частности, саркоматозную инвазию в карциносаркомах). По данным литературы, при злокачественной трансформации аденомиоза малигнизации подвергается преимущественно стромальный компонент (Печеникова В.А., 2005). Более активный неоангиогенез при стромальном аденомиозе сопровождался увеличением объемной плотности синусоидных сосудов в миометрии до 16,92±1,67% (на 76,3%, p<0,05) при сравнении с очаговым вариантом аденомиоза.

Прогрессию (активность) цитогенных (стромальных) эндометриоидных очагов мы определяли по стадиям неоангиогенеза (скоплению эндотелиоподобных клеток, формированию сосудистых почек без четко выраженного просвета, появлению сосудистых почек со сформированным просветом, появлению капилляров и мелких сосудов с эритроцитами, формированию более крупных сосудов синусоидного типа и артерий с утолщенной мышечной оболочкой). Очаги аденомиоза со скоплениями эндотелиоподобных клеток, сосудистыми почками и цепочками, а также многочисленными полнокровными капиллярами мы относили к активным (прогрессивным), а очаги с более крупными сосудами синусоидного типа и артериями с утолщенной мышечной оболочкой – к неактивным (покоящимся). Следует, однако, отметить, что такое деление условно, поскольку морфогенетические превращения при аденомиозе происходят постоянно. В наших наблюдениях встречалось сочетание активных и неактивных цитогенных (стромальных) эндометриоидных очагов, что может свидетельствовать о метахронности их образования.

У всех пациенток с аденомиозом выявлены значительные структурно-функциональные изменения яичников: в 67% случаев аденомиоз сопровождался формированием многочисленных фолликулярных кист в яичниках, их фиброзированием, в 33% – фиброзной дегенерацией яичников. Эти морфологические изменения отражают выраженную дисфункцию яичников при аденомиозе, которая может быть еще одной причиной дисморфогенеза в матке. Возможно, экспрессия ароматазы цитохрома Р450 в эутопическом и эктопическом эндометрии при эндометриозе различной локализации является не только одним из звеньев патогенеза данного процесса (Зайратьянц О.В. и др., 2008), но и представляет компенсаторно-приспособительную реакцию, направленную на поддержание уровня эстрогенов при дисфункции яичников.

Иммуногистохимический анализ эндометрия и миометрия при внутреннем эндометриозе (аденомиозе). С целью выяснения активности (прогрессии) формообразовательных процессов при эндометриозе мы использовали иммуногистохимический метод оценки пролиферативной активности клеточных популяций эндометрия и миометрия. Анализ пролиферативной активности проведен с учетом морфогенетических вариантов аденомиоза (табл. 5).

При обоих вариантах аденомиоза антиген Ki-67 выявлялся в эпителии эутопических и эктопических эндометриальных желез, клетках стромы, гладкомышечных клетках и в эндотелиоцитах сосудов эндометрия и миометрия, но индекс метки различался для разных клеточных популяций. Наиболее высокий индекс меченых клеток выявлен для эпителиоцитов желез при морфогенетическом варианте аденомиоза с образованием очагов эндометриоидных желез (23,2±2,9%). При стромальном варианте аденомиоза индекс меченых секреторных эпителиоцитов был в 2,8 раза меньше (p<0,05), несмотря на то, что данный вариант в 100% случаев сопровождался железистой гиперплазией эндометрия. Однако в обоих случаях пролиферативная активность секреторных эпителиоцитов была значительно ниже (соответственно на 70 и 89%, p<0,05), чем в нормальном эндометрии. При анализе характера распространения метки следует отметить, что нами не выявлено существенных различий в пролиферативной активности эпителиоцитов секреторных и кистозно трансформированных эндометриальных желез. В последних интенсивность мечения была даже выше, чем в простых эндометриальных железах. Эти данные не позволяют однозначно относить кистозно трансформированные железы как в эутопическом, так и эктопическом эндометрии к неактивным (регрессивным) только на основании их структурных характеристик.

Таблица 5. Иммуногистохимический анализ пролиферативной активности (по Ki-67) клеточных популяций эндометрия и миометрия при аденомиозе (M±m)

Морфологический вариант

аденомиоза

Индекс меченых клеток (%)

эпителиоциты желез

стромальные клетки

гладкомышечные клетки миометрия

Аденомиоз с очагами эндометриоидных желез

23,2±2,9#

4,5±1,2#

1,7±0,6

Аденомиоз стромальный с активным ангиогенезом

8,4±2,5*#

9,1±2,4#

1,2±0,6

Эутопический эндометрий без эндометриодных гетеротопий (группа сравнения)

76,9±7,5

16,3±2,1

-

Примечание. * – p<0,05 при сравнении двух вариантов аденомиоза; # – p<0,05 при сравнении аденомиоза с эутопическим эндометрием.

Индекс меченых клеток стромы при аденомиозе был ниже, чем в нормальном эндометрии соответственно на 72 и 44% при очаговом и стромальном вариантах (p<0,05). При стромальном варианте аденомиоза этот показатель был в 2 раза выше, чем при аденомиозе с образованием желез (см. табл. 5). Следует отметить, что интенсивность метки была высокой в очагах псевдодецидуализации и в пограничных с миометрием зонах. По мере удаления от эндометрия в глубь миометрия интенсивность метки клеток стромы снижалась. Такая же закономерность наблюдалась в отношении гладкомышечных клеток, индекс мечения которых существенно не различался при двух вариантах аденомиоза, но был значительно ниже, чем для эпителиоцитов и стромальных клеток (см. табл. 5).

По данным проведенного исследования, ведущую роль в образовании гетеротопических эндометриоидных очагов в матке играет инвазия стромальных клеток эндометрия в миометрий. Миграционная способность, которую клетки стромы проявляют по невыясненным пока причинам, обеспечивает их проникновение по соединительнотканным прослойкам (преимущественно вдоль сосудов) в толщу миометрия. Определенную роль в индукции миграционной активности стромальных клеток может играть повышение уровня провоспалительных цитокинов в результате значительной (глубокой) альтерация эндометрия при медицинских абортах и диагностических выскабливаниях. Увеличение уровня провоспалительных цитокинов при эндометриозе, многие из которых обладают митогенной и дифференцировочной активностью (т.е. являются факторами роста), усиление экспрессии металлопротеиназ приводят к модификации внеклеточного матрикса, облегчают инвазию и миграцию стромальных клеток эндометрия в толщу миометрия, обусловливают эктопический гистогенез (Волощук И.Н. и др., 2007; Горбачева Ю.В. и др., 2008; Коган Е.А. и др., 2008; Морозов С.Г. и др., 2010; Pitsos M., Kanakas N., 2009). Существенный вклад в эктопию эндометрия вносят, безусловно, генетические факторы, определяющие выраженность дисгормональных нарушений, экспрессию провоспалительных и противовоспалительных цитокинов, активность матриксных металлопротеиназ, молекул хемотаксиса и адгезии (Montgomery G.W. et al., 2008).

Популяция стромальных эндометриальных клеток включает в себя, вероятно, субпопуляции мультипотентных стволовых и прогениторных клеток разных линий дифференцировки (эпителия желез, эндотелиоцитов, гладкомышечных клеток), что и приводит к образованию очагов аденомиоза и активному ангиогенезу. Морфогенетический потенциал стромальных клеток проявляется в их способности индуцировать образование эндометриальных желез и кровеносных сосудов, гиперплазию гладкомышечных клеток и формирование лейомиоматозных узелков, вероятно, за счет синтезируемых факторов паракринной регуляции. Это обосновывает необходимость детального изучения биологии мультипотентных стромальных клеток эндометрия с целью разработки способов регуляции их митогенной и миграционной активности.

Выделение двух морфологических вариантов аденомиоза (очагового и стромального) предлагает разрешение вопроса: являются ли эти варианты стадиями одного процесса или различающимися по гистогенезу формообразовательными (пролиферативными) процессами. Различия в морфологическом строении эутопического и эктопического эндометрия и разная пролиферативная активность эпителиоцитов и клеток стромы при очаговом и стромальном аденомиозе позволяет отнести эти варианты к различающимся по гистогенезу процессам. При очаговом варианте аденомиоза в формировании эндометриоидных гетеротопий принимают участие стволовые/прогениторные клетки, способные к трансдифференцировке в эпителиальные, стромальные и эндотелиальные клетки; при стромальном варианте – в миометрий мигрируют в основном прогениторные эндотелиальные и стромальные клетки, митогенный и дифференцировочный потенциал прогениторных эпителиальных клеток реализуется в эутопическом эндометрии, что приводит к сложной железистой гиперплазии эндометрия.

Патоморфологический и иммуногистохимический анализ эндометриоза яичников. Всем пациенткам с эндометриоидными кистами яичников выполнены лечебная ла-пароскопия и резекция яичника, в котором было обнаружено образование. Эндометриоидные кисты представляли собой округлые или овальные жидкостные образования с плотной блестящей капсулой, их содержимое – геморрагический экссудат («шоколадное» содержимое). Диаметр эндометриоидных кист в правых яичниках колебался от 2 до 10 см (в среднем 4,56±1,52 см); диаметр эндометриоидных кист в левых яичниках варьировал от 2,5 до 14 см (в среднем 4,85±1,03 см).

Эндометриоз яичников отличался неоднородностью морфологического строения, наблюдались железисто-кистозные (с очагами эпителия секреторного типа) и кистозные (с кубическим или уплощенным эпителием) эндометриоидные кисты, а также очаги (тяжи) эндометриоидной цитогенной стромы. В образцах резецированных яичников выявлялись кисты, стенки которых были выстланы эндометриоидным эпителием как секреторного типа, так и уплощенным (кубическим) эпителием. Стенки удаленных кист были представлены рыхлой и волокнистой соединительной тканью. Важной характеристикой эндометриоидных гетеротопий в яичниках был широкий спектр метапластических превращений эпителия в эндометриоидных кистах. В большинстве исследованных эндометриоидных кист эпителий был уплощенным (эндотелиоподобным) или кубическим, но практически во всех кистах наблюдались очаги с цилиарной или мукоидной метаплазией. В этих участках наблюдалось формирование соединительнотканных складок, в результате чего просветы кист имели звездчатую форму.

Метапластические превращения эпителия относятся к адаптивным реакциям, не связаны с трансдифференцировкой клеток, а отражают скоординированные реактивные ядерно-цитоплазматические превращения в ответ на изменения функциональной активности (Nicolae A. et al., 2011). В участках значительного растяжения стенок кист в результате заполнения их кровью наблюдалась эндотелиоподобная метаплазия эпителия, в участках со складчатой структурой эпителий был мукоидным или цилиарным.

В стенках эндометриоидных кист со стороны прилежащего коркового вещества наблюдалось большое количество врастающих в стенки сосудов – артерий с утолщенным мышечным слоем и расширенных полнокровных вен. Во всех образцах между кровеносными сосудами располагались многочисленные полиморфные стромальные клетки, в том числе эндометриоидного типа. В окружавшей кисты соединительной ткани часто регистрировались свежие кровоизлияния, гранулы гемосидерина и большое количество сидерофагов, что свидетельствовало о давности очаговых кровоизлияний в результате нарушений кровообращения.

Кроме эндометриоидных кист, в прилежащих к ним участках коркового вещества регистрировались эндометриоидные гетеротопии в виде небольших железистых образований с кубическим эпителием. Об эндометриоидной природе кист и небольших желез свидетельствовала также умеренно выраженная псевдодецидуализация прилежащей к кистам и железам стромы.

Во всех случаях в прилежащей к эндометриоидным кистам ткани яичников корковое вещество было представлено небольшими разрозненными очагами. В очагах коркового вещества строма была представлена веретенообразными фибробластоподобными клетками и внеклеточным матриксом; во всех случаях наблюдалось значительное фиброзирование стромы яичников. Количество примордиальных (первичных) фолликулов (диаметром 40,04±3,24 мкм) во всех наблюдениях было небольшим (от 1 до 3 в поле зрения). В яичниках женщин с первичным бесплодием и инфертильностью в первичных фолликулах наблюдалась деструкция ооцитов. В яичниках женщин с ненарушенной репродуктивной функцией присутствовали единичные вторичные фолликулы (диаметром 124,41±4,26 мкм), желтые и белые тела. В желтых телах вблизи капсулы яичника наблюдались очаги кровоизлияний. Деструкция ооцитов при эндометриоидных гетеротопиях в яичниках может быть обусловлена изменением их локального микроокружения, в том числе, изменениями соотношений про- и антиапоптотических факторов и накоплением цитокинов в фолликулярной жидкости, обусловливающим цитотоксический эффект (Екимова М.В. и др., 2010).

Наиболее значительные изменения регистрировались в строме мозгового вещества. По ходу спиральных артерий с утолщенным мышечным слоем наблюдались разрастания эндометриоидной цитогенной стромы (тяжи эндометриоидных стромальных клеток). Разрастания эндометриоидной цитогенной стромы приводили к значительным изменениям архитектоники яичников, сопровождались неоангиогенезом с формированием синсусоидных сосудов. Во всех случаях отмечалось выраженное полнокровие сосудов, свежие кровоизлияния. По ходу сосудов регистрировались скопления сидерофагов и многочисленные тучные клетки. В двух случаях наблюдались небольшие периваскулярные преимущественно мононуклеарные инфильтраты и стояние нейтрофилов в сосудах.

При иммуногистохимическом анализе с использованием моноклональных антител к Ki-67 пролиферативная активность выявлялась преимущественно в клетках эндометриоидной стромы и эндотелиоцитах новообразованных сосудов. В выстилающем эндометриоидные кисты эпителии метились единичные клетки, в большинстве случаев метка отсутствовала. Низкий индекс метки эпителиоцитов эндометриоидных кист свидетельствовал о завершенности морфогенетических процессов. Меченные Ki-67 стромальные клетки располагались очагово; наиболее высоким индекс меченых клеток был в зонах перигландулярной псевдодецидуализации (в среднем – 31,6±4,9%) и вокруг новообразованных сосудов (в среднем – 9,3±2,1%). В целом формирование эндометриоидных желез и разрастания эндометриоидной стромы приводили к выраженному ремоделированию яичников, сопровождавшемуся угнетением фолликулогенеза и, как следствие, дисфункцией яичников.

При систематизации эндометриоидных образований яичников А.Е.Колосов (1985) выделял 4 гистологических варианта: железистый, железисто-кистозный, кистозный и стромальный. На наш взгляд, первые три варианта являются последовательными стадиями одного морфогенетического процесса – эндометриоидного гландулогенеза с кистозной трансформацией. Стромальные эндометриоидные разрастания, вероятно, предшествуют эндометриоидному гландулогенезу и сопровождают этот процесс. На разрастания эндометриоидной цитогенной стромы в яичниках обращают мало внимания. В патологоанатомической практике чаще встречаются железисто-кистозный и кистозный варианты (около 90% случаев) (Михалева Л.М. и др., 2006). Это связано часто с необходимостью проведения радикального хирургического лечения уже сформированных эндометриоидных кист яичника. В резецированных фрагментах яичника содержатся преимущественно стенки кист и небольшое количество окружающих их тканей и структур. При анализе эндометриоидных гетеротопий в яичниках кроме оценки морфофункциональной активности эндометриоидных железистых структур необходимо анализировать выраженность и распространенность стромальной эндометриоидной инвазии. Рецидивирование и прогрессия эндометриоидных гетеротопий в яичниках в большей степени обусловлены распространением (инвазией) эндометриоидной стромы и активным неоангиогенезом.

Морфологическая разнородность эндометриоидных гетеротопий в яичниках обусловила разнообразие терминов, которые применяются для обозначения данного процесса: «эндометриома» (Donnez J. et al., 1996), «эндометриоидные гетеротопии» (Кондриков Н.И., Адамян Л.В., 1996), «эндометриоидные кисты» (Савельева Г.М. и др., 2005). В Международной классификации болезней (10-й пересмотр) для эндометриоидных образований рекомендуется термин «эндометриоз яичников». Г.М.Савельева и соавт. (2005) на основании комплексного клинико-морфологического исследования предлагают подразделять яичниковые образования эндометриоидного характера на эндометриомы (с железистым компонентом) и эндометриоидные кисты (кистозные формы). На основании проведенного нами исследования считаем целесообразным для эндометриоидных гетеротопий с локализацией только в яичниках использовать термин «эндометриоз яичников», при распространенном характере эндометриоидных гетеротопий – термин «эндометриоидная болезнь».

К основным причинам развития эндометриоза яичников, в отличие от аденомиоза, можно отнести ретроградный занос фрагментов эндометрия и содержащихся в них мультипотентных стволовых/прогениторных клеток в ток крови, их хоуминг в яичниках в результате очагового повышения в них уровня хемотаксических и адгезивных факторов, а также уровня провоспалительных цитокинов, который существенно возрастает не только в яичниках, но и в перитонеальной жидкости (Павлов Р.В. и др., 2009). Значительное повреждение яичников у пациенток с эндометриоидными гетеротопиями подтверждается высоким уровнем в сыворотке крови онкогена СА-125 (превышающим предельные значения нормы почти в 2 раза). Молодой возраст пациенток и отсутствие в большинстве случаев инвазивных вмешательств позволяют считать, что в развитии эндометриоза яичников большую роль играет генетическая предрасположенность.

ВЫВОДЫ

  1. Внутренний и наружный генитальный эндометриоз развивается у женщин в разные периоды онтогенеза: аденомиоз – преимущественно в позднем репродуктивном и перименопаузальном периодах, эндометриоз яичников – только у женщин репродуктивного возраста, преимущественно до 30 лет. По данным акушерского анамнеза, женщины с аденомиозом характеризуются высоким репродуктивным потенциалом (количество беременностей в среднем 6,19±0,49) при большом количестве медицинских абортов (4,43±0,45). У женщин с эндометриозом яичников регистрируются выраженные нарушения репродуктивной функции (количество беременностей в среднем в 5,8 раза меньше, чем в группе с аденомиозом), отсутствием беременностей в 50% случаев и первичным бесплодием.
  2. При аденомиозе эндометриоидные гетеротопии проявляются двумя морфогенетическими вариантами: эндометриоидными очагами, состоящими из цитогенной стромы и эндометриоидных (простых) желез секреторного типа, реже кистозных структур, и эндометриоидными тяжами (очагами), образованными цитогенной стромой и многочисленными новообразованными сосудами. Первый вариант аденомиоза является преобладающим (64,7% случаев). Стромальный вариант аденомиоза всегда сопровождается железистой гиперплазией эндометрия, в результате чего объемная плотность эндометриальных желез в эутопическом эндометрии на 56% (p<0,05) выше, чем при аденомиозе с образованием желез.
  3. Формирование эктопических эндометриоидных очагов в миометрии происходит за счет миграции (инвазии) стромальных клеток базального слоя эндометрия в субэндометриальный миометрий с дальнейшим распространением в толщу миометрия. Наиболее значительному ремоделированию при аденомиозе подвергается субэндометриальный слой миометрия, для которого характерен активный лейомиоматоз. В субэндометриальном слое одновременно присутствуют лейомиоматозные узелки с прогрессивным ростом и узелки с дистрофически измененными гладкомышечными клетками (вакуолизация и очаговое «опустошение» их саркоплазмы).
  4. Морфогенез аденомиоза характеризуется выраженной лейомиоматозной трансформацией миометрия, которая носит распространенный характер (субэндометриальный и перифокальный процесс) и сопровождается значительным фиброзированием (межклеточным и межузелковым). Выраженный фиброз миометрия при аденомиозе отражает глубокое ремоделирование матки и значительные нарушения ее функции.
  5. Образование сосудов синусоидного типа в миометрии при обоих вариантах аденомиоза можно рассматривать как проявление лимфангиогенеза (звездчатые или серповидные сосуды) и как своеобразные сосудистые мальформации или ангиоматоз, которые являются одной из морфологических характеристик процессов неоангиогенеза в очагах инвазии цитогенной стромы. При стромальном варианте аденомиоза объемная плотность синусоидных сосудов в миометрии выше на 76,3%, чем при очаговом аденомиозе, что отражает более выраженные ангиогенные потенции цитогенной стромы.
  6. Наиболее высокий индекс меченых клеток характерен для эпителиоцитов желез при очаговом аденомиозе (23,2±2,9%). При стромальном варианте аденомиоза индекс меченых секреторных эпителиоцитов в 2,8 раза меньше, несмотря на то, что данный вариант в 100% случаев сопровождается железистой гиперплазией эндометрия. В обоих случаях пролиферативная активность секреторных эпителиоцитов значительно ниже (соответственно на 70 и 89%, p<0,05), чем в нормальном эндометрии. Индекс меченых стромальных клеток при стромальном варианте аденомиоза, наоборот, в 2 раза выше, чем при очаговом. Индекс меченых гладкомышечных клеток существенно не различается при обоих вариантах аденомиоза.
  7. Эндометриоидные гетеротопии в яичниках регистрируются одновременно в двух морфологических вариантах – формированиях эндометриоидных желез с их последующей кистозной трансформацией и разрастаниях цитогенной стромы вдоль сосудов с активным неоангиогенезом. Эндометриоидная цитогенная строма обладает наибольшей пролиферативной активностью по сравнению с эпителиоцитами, выстилающими эндометриоидные кисты, и эндотелиоцитами кровеносных сосудов. Формирование эндометриоидных желез и разрастания цитогенной стромы вызывают значительное ремоделирование яичников, его выраженное фиброзирование, сопровождающееся угнетением фолликулогенеза.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

  1. При постановке диагноза железистой гиперплазии эндометрия необходимо учитывать возможность развития стромального варианта аденомиоза и проводить периодическое ультразвуковое исследование матки.
  2. Выявление эндометриоидных гетеротопий в яичниках у молодых женщин (до 30 лет) может сопровождаться выраженным снижением фертильности, что необходимо учитывать при планировании беременности.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Лушникова А.К., Пекарев О.Г., Никитенко Е.В. Клинико-морфологический анализ генитального эндометриоза // Фундаментальные исследования. 2011. № 11. С. 325 329.
  2. Лушникова А.К., Пекарев О.Г., Лушникова Е.Л., Никитенко Е.В., Непомнящих Л.М. Клинические проявления и морфологические особенности внутреннего эндометриоза // Сибирский научный вестник. – 2011. – Вып. XV. – С. 35 – 39.
  3. Пекарев О.Г., Лушникова А.К., Никитенко Е.В. Клинические проявления и морфологический анализ генитального эндометриоза (аденомиоза и овариального эндометриоза) // Сибирский научный вестник. – 2011. – Вып. XV. – С. 66 – 70.
  4. Непомнящих Л.М., Лушникова Е.Л., Пекарев О.Г., Лушникова А.К., Никитенко Е.В. Патоморфологический анализ внутреннего эндометриоза // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2012. Т. 153, № 1. С. 123 128.
  5. Непомнящих Л.М., Лушникова Е.Л., Пекарев О.Г., Лушникова А.К., Никитенко Е.В. Патоморфологические аспекты внутреннего эндометриоза // Сибирский онкологический журнал. 2012. № 2. С. 39 44.
  6. Непомнящих Л.М., Лушникова А.К., Пекарев О.Г. Патоморфологические варианты аденомиоза // VI Международный конгресс по репродуктивной медицине. – Проблемы репродукции. Специальный выпуск. – М., 2012. – С. 190 – 191.
  7. Лушникова А.К., Непомнящих Л.М., Пекарев О.Г., Никитенко Е.В. Клинико-морфоло­гические сопоставления проявлений внутреннего и наружного генитального эндометриоза мочеиспускания // Всероссийский конгресс с международным участием «Амбулаторно-поликлиническая практика – в эпицентре женского здоровья». – М., 2012. – С. 274 – 276.
  8. Сизов К.А., Лушникова А.К., Неймарк А.И., Раздорская М.В. Нарушения микроциркуляции в стенке мочевого пузыря у женщин с расстройствами мочеиспускания // Всероссийский конгресс с международным участием «Амбулаторно-поликлиническая практика – в эпицентре женского здоровья». – М., 2012. – С. 338 – 341.
  9. Лушникова А.К., Пекарев О.Г., Никитенко Е.В. Клинико-морфологические параллели внутреннего и наружного генитального эндометриоза // IV Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Вопросы патогенеза типовых патологических процессов». – Новосибирск, 2012. – С. 164 – 166.
  10. Сизов К.А., Неймарк А.И., Лушникова А.К., Абдуллаев Н.А. Коррекция клинических проявлений нарушения мочеиспускания // IV Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Вопросы патогенеза типовых патологических процессов». – Новосибирск, 2012. – С. 266 – 267.
  11. Лушникова А.К. Клинико-морфологические аспекты эндометриоза // XIX Российский национальный конгресс «Человек и лекарство»: Сборник материалов конгресса (тезисы докладов). – М., 2012. – С. 147.

Соискатель                                                А.К.Лушникова




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.