WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

АХКУБЕКОВА

НЕЛЛИ КАТМУРЗАЕВНА

КЛИНИКО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ

АКУПУНКТУРЫ И РАДОНОТЕРАПИИ НАРУШЕНИЙ

РЕПРОДУКТИВНОЙ ФУНКЦИИ У ЖЕНЩИН

С ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ ГИПЕРПРОЛАКТИНЕМИЕЙ

14.03.11 -  восстановительная медицина, спортивная медицина, лечебная физкультура, курортология и физиотерапия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора  медицинских наук

Пятигорск 2012

РАБОТА ВЫПОЛНЕНА В ФЕДЕРАЛЬНОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ

БЮДЖЕТНОМ УЧРЕЖДЕНИИ «ПЯТИГОРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ КУРОРТОЛОГИИ

ФЕДЕРАЛЬНОГО МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКОГО АГЕНТСТВА»

(ФГБУ ПГНИИК ФМБА РОССИИ)

Научный консультант:

доктор медицинских наук, профессор А.Т. Терешин

Официальные оппоненты:

Турова Елена Арнольдовна, доктор медицинских наук, профессор, зам. директора по науке ГБУЗ «Московский научно-практический центр медицинской реабилитации, восстановительной и спортивной медицины» Департамента здравоохранения (г. Москва)

Ботвинева Любовь Алексеевна, доктор медицинских наук, зав. научным отделом восстановительной эндокринологии Филиала Ессентукская клиника ФГБУ «Пятигорский государственный научно-исследовательский институт курортологии ФМБА России»

Гайдамака Иван Иванович, доктор медицинских наук, главный врач ЛПУП «Санаторий «Им. М.Ю. Лермонтова» (г. Пятигорск)

Ведущая организация: Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего и профессионального образования «Ростовский государственный медицинский университет Мининздравсоцразвития России» (г. Ростов-на-Дону).

Защита диссертации состоится  "____"___________2012 г.

в ___ часов на заседании Диссертационного Совета Д 208.015.01

при ФГБУ ПГНИИК ФМБА России по адресу  (357501, г. Пятигорск, проспект С.М. Кирова, 30).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБУ ПГНИИК ФМБА Россиию.

Автореферат разослан  «_____» _______________2012 г.

Ученый секретарь Диссертационного Совета

кандидат медицинских наук  Чалая Е.Н.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы.

Известно, что показатели репродуктивного здоровья женщин в России в течение последних 10 лет свидетельствуют о неуклонном росте гинекологических - эндокринологических заболеваний, влекущих  бесплодие (Краснопольский В.И. и др., 2001; Терещенко И.В., 2002; Ярустовская О.В. и др., 2006; Измеров Н.Ф., 2009).

Удельный вес бесплодия эндокринного генеза в структуре женской инфертильности составляет до 75%, из них, 40% случаев наблюдается на фоне функциональной гиперпролактинемии (Марова Е.И. и др., 2000; Иловайская И.А. и др., 2000; Дедов И.И. и др., 2010; Slatosky J. et al., 2000; Droler P. et al., 2008).

В последние годы, несмотря на достигнутые неоспоримые успехи, связанные, в частности, с применением современных вспомогательных технологий, поиск новых методов и средств лечения бесплодия является актуальной проблемой в репродуктивной эндокринологии,  важной медико-социальной задачей в практическом здравоохранении России и в демографической политике правительства страны (Дедов И. И. и др., 2001, 2004, 2007).

В настоящее время в научной литературе имеется большое число исследований, посвященных изучению вопросов диагностики и лечения гиперпролактинемического гипогонадизма при синдроме персистирующей галактореи-аменореи, однако, хроническая ановуляция на фоне функциональной гиперпролактинемии остается  не до конца изученной проблемой  (Овсянникова Т.В. и др., 1997; Корнеева И.Е.,1994,  2003; Кулаков В.И.,  2005).

Известно о том, что у молодых женщин даже незначительное увеличение уровня пролактина (ПРЛ)  в сыворотке крови  приводит к дисфункции  репродуктивной системы, в связи с чем  дифференциальная диагностика умеренных форм гиперпролактинемии  и, прежде всего, функциональной гиперпролактинемии,  составляет одну  из  частых  задач в  практике врачей различных специальностей- эндокринологов, репродуктологов, нейрохирургов и т.д. (Пищулин А.А., 1979; Волкова  О.В., 1983; Вдовин С.В. и др.,1991; Корнеева Е.И., 1994; Мельниченко Г.А. и др., 1996,  2002; Дедов И. И. и др.,  2011; Gilling-Smith C. et al., 1997; Warren M. et al., 2004; Barter P. et al., 2007).

Другим не менее важным вопросом являются изменения структуры костной  ткани у больных с гиперпролактинемией. Установлено отрицательное влияние гиперпролактинемии у женщин молодого возраста в отношении развития остеопороза (ОП) и увеличения риска возникновения переломов костей (Марова  Е.И. и др., 1998; Рожинская Л.Я., 2002; Гависова А.А. и др., 2010; Thys-Jacobs Susan., 2001).

Вместе с тем, не изученным остается вопрос о развитии ОП и  об  обратимости этих изменений у женщин с функциональной гиперпролактинемией.

Кроме того,  по литературным данным наблюдается  низкая  эффективность дофаминомиметиков и  индукторов овуляции (от 12% до 20%) при лечении  гипогонадотропной аменореи и проявляются  побочные явления лекарственной терапии (Корнеев Б.М.,1991; Овсянникова Т.В. и др., 1997;  Терешин А.Т., 1997; Корнеева Е.И., 2003; Кулаков В.И.,  2005).

Таким образом, изучение нейроэндокринных аспектов генеративных нарушений  является актуальным и представляет интерес в теоретическом и практическом отношениях, что позволит, на наш взгляд, расширить современные представления  о нейромеханизме лютеинизации тека-клеток в циклах естественной фертильности.

Вышеуказанные нерешенные клинические проблемы, несомненно, диктуют поиск принципиально новых немедикаменозных методов коррекции нарушений функции репродуктивной системы и костного метаболизма  у женщин с функциональной гиперпролактинемией.

Этим требованиям, на наш взгляд,  отвечают радонотерапия и акупунктура, поскольку их эффективность доказана при лечении гормональнозависимых заболеваний, генитального эндометриоза и хронического сальпингоофорита (Луговая Л.П., 1980; Раевский А.Г., 1989; Корнеев Б.М.,1991; Овсиенко А.Б., 2004; Ходжаев Б.Д., 2005; Купцова Т.И., 2009).

В доступной литературе нет данных об  исследованиях немедикаментозных способов патогенетически направленной коррекции нарушений функции репродуктивной системы у женщин с функциональной  гиперпролактинемией и с хроническими воспалительными заболеваниями органов малого таза на санаторно-курортном этапе, что определяет актуальность настоящего исследования.

Цель исследования.

Оценить взаимовлияние метаболических и гормональных отклонений на развитие хронической ановуляции и разработать новое направление с  обоснованием патогенетических принципов и методов акупунктуры и дифференцированной радонотерапии нарушений функции репродуктивной системы и костного метаболизма у женщин с функциональной гиперпролактинемией.

Задачи:

1. Изучить функциональное состояние гипоталамо-гипофизарно-тиреоидно-надпочечниково-яичниковой системы и изменения метаболического и костного обменов у женщин с синдромами поликистозных яичников, первичного «пустого» турецкого седла и с хроническими воспалительными заболеваниями органов малого таза с функциональной гиперпролактинемией.

2. Выявить внутреннюю взаимосвязь клинического характера  течения заболевания с пубертатного периода: с рентгенокраниографическими, магнитно-резонансно-томографическими и  денситометрическими  отклонениями  на фоне  функциональной гиперпролактинемии в репродуктивном периоде у данных больных.

3. Изучить в сравнительном аспекте  влияние комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры и при использовании только лишь одних радоновых ванн различной концентрации  на отклонение: гипоталамо-гипофизарно-надпочечниково-яичниковой системы, метаболического и костного обменов и минеральной плотности костной ткани у этих пациенток.

4. Определить в сравнительном аспекте после комплексной  дифференцированной радонотерапии и акупунктуры и использования только лишь радоновых ванн различной концентрации в отдаленном периоде результаты реабилитации репродуктивной функции у женщин с функциональной гиперпролактинемией.

5. Разработать показания и противопоказания к способу  комплексной  дифференцированной радонотерапии и акупунктуры по поводу  немедикаментозной коррекции интракраниальной гипертензии и  функциональной гиперпролактинемии у данных  больных. 

6. Разработать методы реабилитации  при нарушениях репродуктивной функции с использованием комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры у пациенток с функциональной гиперпролактинемией.

7. Разработать методы реабилитации при остеопении с использованием комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры в комбинации с фармакологическим препаратом кальция и витамина Д у женщин с функциональной гиперпролактинемией репродуктивного периода.

Научная новизна.

Впервые проанализирована взаимосвязь и взаимозависимость между метаболическими и нейроэндокринными отклонениями и особенностями  клинического характера течения функциональной гиперпролактинемии.

Показана связь интракраниальной гипертензии, избыточной массы тела и дисоварильных циклов с пубертатного периода с развитием абдоминального ожирения в рамках метаболического синдрома, гиперинсулинемии, функциональной гиперпролактинемии, что раскрывает современное представление о патогенетических механизмах развития эндокринной формы бесплодия на фоне функциональной гиперпролактинемии во взрослой жизни.

Анализ результатов метаболических и гормональных показателей позволил выделить две группы нарушений: центральные дофаминергические - хроническое внутричерепное давление, увеличение секреции пролактина, изолированный гипогонадотропный гипогонадизм и периферические инсулинорезистентные - абдоминальное ожирение, гиперинсулинемия, гиперлептинемия, плазменное подавление тестостерон-эстроген-связывающего глобулина и гиперандрогения, которые перекрестно взаимовлияют на развитие хронической ановуляции на фоне функциональной гиперпролактинемии.

Изучено значение двухэнергетической рентгеновской абсорбцилметрии (ДЕХА) для ранней диагностики остеопении у женщин с функциональной гиперпролактинемией. Показано наличие остеопении в различных отделах скелета: в позвоночнике преимущественно с трабекулярным типом строения, при синдроме поликистозных яичников и хронических воспалительных заболеваниях органов малого таза, а в проксимальной части бедренной кости представленной в основном кортикальным типом строения, при синдроме первичного «пустого» турецкого седла. 

Впервые в работе предложена концепция и обоснование целесообразности комплексной клинической диагностики ключевых причин развития хронической ановуляции на фоне функциональной гиперпролактинемии и о принципах патогенетически направленной дифференцированной немедикаментозной коррекции этих нарушений. 

Впервые разработаны научно-методологические основы и доказано позитивное влияние принципов комбинированного поэтапного использования двух схем акупунктуры и дифференцированной радонотерапии при немедикаментозной коррекции интракраниальной гипертензии и ассоциированной функциональной гиперпролактинемии, что позволяет устранению гипогонадотропной аменореи и хронической ановуляции.

Впервые обоснована превентивная фармакологическая остеотропная терапия по поводу вторичной остеопении при функциональной гиперпролактинемии на этапах восстановительного лечения.

Доказана эффективность и медико-социальная значимость комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры в восстановительном лечении нарушений функции репродуктивной системы и вторичной остеопении у женщин с синдромом поликистозных яичников и с хроническими  воспалительными заболеваниями органов малого таза, а также установлена недостаточная эффективность у пациенток с синдромом первичного «пустого» турецкого седла с функциональной гиперпролактинемией.

Практическая значимость работы.

На основании комплекса современных клинических и лабораторно-инструментальных методов исследования разработана и предложена методология ранней клинической диагностики ключевых патогенетических причин развития хронической ановуляции на фоне функциональной гиперпролактинемии.

Разработаны научно-методологические основы и принципы комбинированного поэтапного использования двух схем акупунктуры и дифференцированной радонотерапии нарушений функции репродуктивной системы, а также доказана клиническая эффективность при восстановительном лечении репродуктивного здоровья у женщин с синдромом поликистозных яичников и с хроническими воспалительными заболеваниями органов малого таза с функциональной гиперпролактинемией.

Даны практические рекомендации по использованию дифференцированных методов немедикаментозной коррекции по поводу внутричерепного давления, гипогонадотропной аменореи, хронической ановуляции, абдоминального ожирения в рамках метаболического синдрома у женщин с функциональной гиперпролактинемией.

Предложенная новая медицинская технология может широко использоваться в реабилитационно-профилактических учреждениях практического здравоохранения и центрах восстановительной медицины и реабилитации, располагающих радоновыми водами различной концентрации.

Апробация работы.

Диссертация была апробирована на научной конференции ФГБУ  ПГНИИК ФМБА России 27 октября 2011 г. 

Внедрение.

Результаты работы применяются при обследовании и лечении больных с функциональной гиперпролактинемией, поступающих в эндокринологическое и гинекологическое отделения санаториев: «Родник» (г. Пятигорск), «им. М.Ю. Лермонтова» (г. Пятигорск), Пятигорской и Ессентукской клиник ФГБУ ПГНИИК ФМБА России.

Публикации.

По теме диссертации опубликованы 50 печатных работ, из них 14 статей в рецензируемых журналах ВАК, 1 изобретение, 2 медицинские технологии и 2 методических пособия.

Объем и структура работы.

Диссертация изложена на 214 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, главы с описанием материалов и методов исследования, главы собственных  исследований и их обсуждения,  заключения, выводов,  практических рекомендаций, списка литературы, включающего 264 работы отечественных и 128 работ иностранных авторов. Диссертация  иллюстрирована 18 таблицами, 38 рисунками и 7 схемами.

Положения, выносимые на защиту:

1. Функциональная гиперпролактинемия у женщин с синдромами поликистозных яичников, первичного «пустого» турецкого седла и с хроническими воспалительными заболеваниями органов малого таза является полисимптомным и полисиндромным заболеванием, которое сопровождается нарушениями гипоталамо-гипофизарно-тиреоидно-яичниково- надпочечниковой системы, жирового и костного  обменов.

2. У больных с функциональной гиперпролактинемией после разных методов немедикаментозной коррекции в периоде до лечения и к выписке отмечено достоверное улучшение (р<0,05) показателей индекса массы тела и базальной инсулинемии в сравнении с исходными данными, но не обнаружено сдвигов в положительную сторону сывороточных концентраций пролактина и лептина; после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры через 6 месяцев выявлена нормализация (р<0,05) систолического и диастолического артериального давления, индекса инсулинорезистентности - НОМА, уровней липопротеидов высокой и низкой плотности, триглицеридов, С-пептида, мочевой кислоты и фибриногена в сыворотке крови в сравнении с нормативными данными здоровых женщин, в то время как аналогичные показатели достоверно (р<0,05) улучшились по сравнению с исходными данными после проведения только лишь радоновых ванн различной концентрации.

3. У пациенток с функциональной гиперпролактинемией после комплексной дифференцированной радонотерапии и  акупунктуры через 12 месяцев выявлено достоверное (р<0,05) улучшение показателей внутричерепного давления, нормализация (р<0,05) окружности талии, сывороточных уровней пролактина, фолликулостимулирующего гормона, иммунореактивного инсулина, лептина, тестостерон-эстроген-связывающего глобулина и прогестерона в сравнении с нормативными данными  здоровых женщин, в то в время как аналогичные показатели  достоверно (р<0,05) улучшились в  сравнении с исходными данными после проведения только лишь радоновых ванн различной концентрации. После комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры отдаленные результаты свидетельствуют об устранении двух групп нарушений: центральных дофаминергических и периферических инсулинорезистентных, которые перекрестно взаимовлияют на  развитие хронической ановуляции на фоне функциональной гиперпролактинемии, что обусловливает исчезновение гиперандрогении  и улучшает  отдаленные результаты лечения эндокринной формы бесплодия.

4. У женщин с функциональной гиперпролактинемией после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры в отдаленном периоде выявлена нормализация (р<0,05) биохимических маркеров костного ремоделирования и достоверный (р<0,05) прирост минеральной плотности костной ткани в сравнении с динамикой аналогичных показателей после проведения только лишь радоновых ванн различной концентрации, что обусловлено, на наш взгляд, устранением (р<0,05) гиперпролактинемии и гипогонадотропной аменореи, при синдроме поликистозных яичников и хронических воспалительных заболеваниях органов малого таза.

5. После комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры в отдаленном периоде сохраняются хроническая  интракраниальная гипертензия, гиперпролактинемическое состояние и снижение минеральной плотности костной ткани, что указывает на недостаточную эффективность метода в связи с наличием гидроцефалии у пациенток с синдромом первичного «пустого» турецкого седла.

Научно доказаны клиническая эффективность и медико-социальная значимость принципов комбинированного  поэтапного использования двух схем акупунктуры и дифференцированной радонотерапии  при немедикаментозной коррекции нарушений функции репродуктивной  системы и  реабилитации фертильного здоровья и вторичной остеопении  у женщин с синдромом  поликистозных яичников и  с  хроническими воспалительными заболеваниями органов малого таза с функциональной гиперпролактинемией.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

1. МАТЕРИАЛ  И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ:

1.1. Клиническая характеристика больных: В  эндокринологическом отделения ЛПУП санаторий «Ленинские скалы» (г.Пятигорск)  за период 2002-2006 г.г. обследованы 214 пациенток в возрасте от 19 до 40 лет, из них 70 (32,7%) - с СПЯ, 80 (37,4%) - с хроническими воспалительными заболеваниями органов малого таза, 64 (29,9%) - с синдромом первичного ПТС (согласно данным магнитно-резонансной томографии (МРТ) был установлен диагноз синдром первичного ПТС), а также 40 здоровых женщин для контроля того же возраста.

Дизайн работы. Открытое двойное перекрестно-слепое контролируемое исследование; критерии включения - внутричерепная гипертензия (ВЧГ), функциональная гиперпролактинемия, бесплодие, предшествующие лапароскопические диагностические операции на органах малого таза, нормальные параметры спермограммы у супруга, женщины, желающие забеременеть и критерии исключения - синдром персистирующей галактореи-аменореи, гормонально неактивные опухоли гипофиза, обтурационные формы бесплодия, манифестный гипотиреоз, тиреотоксикоз, синдром врожденной дисфункции коры надпочечников, синдром гиперкортицизма, прием эстрогенов, нейролептиков, блокаторов Н1 и Н2-рецепторов и препаратов кальция и витамина Д3 за три месяца до обследования, острые или хронические заболевания печени и почек.

Диагностические лапароскопические операции были проведены всем женщинам по месту жительства. Пациентки были обеспечены дневником для регистрации показателей массы тела, гемодинамики, питания и шкалой самооценки качества жизни. Исследования проводили до лечения,  к моменту выписки из отделения,  через полгода  и 12 месяцев после лечения. Наступление беременности  учитывали  в течение 1 года после проведения разных  методов немедикаментозной коррекции. Общая продолжительность восстановительного лечения составляла  21 день.

Больные с функциональной гиперпролактинемией  были разделены  на 3 клинические группы. В  1-ю группу  вошли  пациентки с СПЯ (n=70), во 2-ю - с хроническими воспалительными заболеваниями органов малого таза (n=80), в 3-ю - с синдромом первичного ПТС (n=64); пациентки с синдромом первичного ПТС, то есть  3-я группа  также служит для  двойного  перекрестно – слепого контролирования результатов немедикаментозного лечения в отдаленном периоде, учитывая  наличие гидроцефалии, кроме ВЧГ, согласно  МРТ и ЭХО - ц  заключениям у этих больных (табл. 1).

Таблица 1

Клиническая характеристика больных  всех трех  групп (M±m)

Группы

Возраст

(годы)

Длительность нарушения менструального цикла (годы)

Уровень

пролактина в сыворотке крови (мЕд/л)

1-я (n=70) - с СПЯ

29,0±1,4

10,4±3,2

1155,6± 78,36

2-я (n=80) - с хроническими воспалительными заболеваниями органов малого таза 

32,3±3,2

9,5±2,2

1013,0±76,31

3-я (n=64) – с синдромом первичным ПТС

33,9±3,4

8,4±2,1

1203,4±79,22

Методы исследования

Общеклинические методы

Для получения наиболее полной клинической характеристики обследование проводилось по единому плану, включавшему клинический осмотр, проведение лабораторных и инструментальных методов  исследований. Результаты клинических анализов крови и мочи, а также биохимических - креатинин, мочевина, аспартатаминотрасфераза (АСТ), аланинаминотрасфераза (АЛТ), общий белок находились в нормальном интервале у всех больных. Выраженность гирсутизма оценивалась по шкале Ферримана-Галвея: гирсутизм диагностировали при степени оволосения тела по данной шкале >8 баллов. В случае предшествующей депиляции степень оволосения тела оценивали лишь спустя 3 недели после последней процедуры.

Исследования  офтальмологического (глазного дна и полей зрения), неврологического, гинекологического статуса. Ультразвуковое исследование (УЗИ) щитовидной железы и органов малого таза; эховолюметрии щитовидной железы (ВОЗ, 1994 г.); методы фолликулометрии по УЗИ (Чеботникова Т.В. и др., 2008); тонкоигольной  пункционной  биопсии щитовидной железы под контролем УЗИ (по показаниям); эхоэнцефалоскопии (Эхо-ц);  реоэнцефалографии (РЭГ); оценки качества жизни по опроснику MOS SF-36.

Специальные методы исследования

*Топические методы исследования межуточно-гипофизарной области:

- рентгенография  черепа в прямой и боковой проекции (по  методике А.И. Бухман,1975г.);

- МРТ исследование хиазмально-селлярной области.

*Клинико-лабораторная диагностика  дефиниций метаболического синдрома (ВНОК., 2007г.; IDF., 2005г.).

*Исследование  антропометрических показателей.

- Оценка степени выраженности избытка массы тела проводилась с помощью  метода вычисления индекса  массы тела (ИМТ)  по формуле: отношение массы тела в килограммах (кг.) к квадрату роста в метрах (м.) - кг/м2 (норма: ИМТ - не более 24,9 кг/м2).

- Оценка абдоминального перераспределения жира проводилась с помощью вычисления индекса ОТ/ОБ (отношение окружности талии (ОТ,  см.) к окружности бедер (ОБ, см.); норма: у женщин ОТ/ОБ <0,8); при индексе ОТ/ОБ >0,8 констатировали абдоминальный тип перераспределения жира у обследуемых женщин.

*Исследование лабораторных метаболических показателей.

- Исследование липидного обмена: концентраций общего холестерина (общ. ХС), триглицеридов (ТГ), липопротеидов высокой плотности (ЛПВП),  липопротеидов низкой плотности (ЛПНП)  в сыворотке крови. 

- Исследование пуринового обмена, лептина, С-пептида (С - пеп.),  фибриногена в сыворотке крови.

- Исследование углеводного обмена. Измеряли уровень глюкозы крови натощак и проводили пероральный глюкозотолерантный тест (ПГТТ) (ВОЗ, 1999г.,WHO/ NCD/NCS/99.2)  с 75 г глюкозой нагрузки. 

- Исследование инсулинорезистентности. Определяли базальный  и  стимулированный уровень иммунореактивного инсулина (ИРИ)  в сыворотке крови  и  через 2 часа после нагрузки с 75 глюкозой.

- Определение  индекса инсулиновой резистентности (ИИР) HOMA (Homeostasis Model Assessment, 1991г.) по формуле: уровень ИРИ натощак (мкЕд/мл) х уровень глюкозы натощак (ммоль/л) /22,5, который в норме не превышает 2,77. Критерием инсулинорезистентности (ИР) являлся индекс  HOMA > 3,0 (De Fronzo R.A.et al., 1991).

*Исследование гипоталамо-гипофизарных взаимоотношений у всех больных

- Определение лютеинизирующего гормона (ЛГ), фолликулостимулирующего гормона (ФСГ), эстрадиола (Э2), ПРЛ, тестостерона (Т), дегидроэпиандростерона-сульфата (ДГАЭ-С), тестостерон-эстроген связывающего глобулина (ТЭСГ) в сыворотке крови у здоровых женщин проводилось в фолликулиновую фазу менструального цикла (5-7-й дни), прогестерона (ПРС) - в лютеиновую фазу (21-23 дни).

- Лактотропная функция  гипофиза оценивалась по трехкратному определению базального уровня  ПРЛ и реакции ПРЛ на метоклопрамид и тиролиберин (ТРГ).

- Гонадотропная функция гипофиза оценивалась по определению базальных сывороточных концентраций ФСГ и ЛГ.

- Тиреотропная функция гипофиза оценивалась по  определению  сывороточных концентраций  тиреотропного гормона (ТТГ), свободного тироксина (св.Т4)  и  реакции ТТГ на тиролиберин (ТРГ).

- Функция половых желез  оценивалась по определению базальных сывороточных концентраций ЛГ, ФСГ, Э2, ДГАЭ-С, Т, ТЭСГ.

- Функция щитовидной железы оценивалась по определению. сывороточных уровней ТТГ, св.Т4, а также исследованы концентрации классических антитиреоидных аутоантител к тиреоглобулину (АТ-ТГ) и к тиреоидной пероксидазе (АТ-ТПО).

* Характеристика кальций-фосфорного обмена и костного метаболизма у женщин с функциональной гипепролактинемией репродуктивного

возраста.

- Исследование кальций-фосфорного обмена по содержанию кальция ионизированного (Са - ион.) (норма: 1,03-1,29 ммоль/л) и фосфора неорганического (Р-неорг.) в сыворотке в крови  (норма- 0,77-1,60 ммоль/л).

- Исследование биохимических маркеров костного ремоделирования по активности щелочной фосфатазы (ЩФ) (норма: 36-92 Ед/л) и уровню остеокальцина (ОК) (норма: 1-35 нг/мл) в сыворотке крови;

о состоянии костной резорбции судили по уровню  С- терминального телопептида коллагена первого типа (СТх.) в сыворотке  крови  (норма: для женщин репродуктивного возраста 0 - 0, 28 нг/мл).

Также содержание Са - ион, Р-неорг, ЩФ, ОК и СТх в сыворотке крови обследовали  у 40 здоровых женщин того же возраста с целью контроля.

* Измерение  минеральной плотности костной ткани (МПКТ).

С целью ранней диагностики изменений МПКТ проводилась ее количественная оценка методом двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии ДЕХА- DPX-GE («LUNAR», США) МПКТ в поясничном отделе позвоночника (L1-L4) и в проксимальном отделе бедренной кости – шейке бедра  (Neck). МПКТ вычисляли автоматически и выражали в отклонениях от нормативных показателей пиковой костной массы (SD) по Т - критерию (ВОЗ, 1994 г.). Величина SD до – 1= норма, от -1 до -2,5 остеопения или асимптоматический ОП,  ниже  -2,5 – установленный  ОП. Исследования проводились в поликлинике №101,  г. Лермонтов (Ставропольский  край).

Бальнеотерапия и акупунктура при функциональной

гиперпролактинемии

Для  определения эффективности  методов немедикаментозной терапии  в общем комплексе курортного лечения каждая группа была разделена на  две подгруппы: контрольные -1к,2к,3к,  отличающиеся тем, что в основных-  1о, 2о, 3о подгруппах была дополнительно к радонотерапии применена иглорефлексотерапия (табл.2).

Больным контрольных лечебных комплексов проводилось лечение по программе:

* радоновые ванны концентрацией 1к -6,5 кБк/л, 2к и 3к - 1,5 кБк/л, что является  одинаковой концентрацией  радона  как и  в основных  подгруппах:1о- 6,5 кБк/л, 2о  и 3о  - 1,5 кБк/л,  через день, на курс лечения №8-10 ванн, температура воды в ванне 37°С, экспозиция 15 мин., средняя поглощенная доза за 10-минутную процедуру составляет 0,161 миллиБэр (Череващенко Л.А., 1994; Разумов А.Н.  и др., 2006);

* гинекологические орошения радоновой водой концентрацией  6,5 кБк/л и  1,5 кБк/л, 15-20 мл на 1 орошение, экспозиция 15-20 мин., через день,  курс № 8-10;

* микроклизмы из радоновой воды концентрацией 6,5 кБк/л и 1,5 кБк/л, 150 мл на 1 микроклизму, ректально капельно, со скоростью 120-150 капель в мин., экспозиция 15-20 мин., через день,  курс №8-10;

* базисные методысанаторно-курортного режима:  ЛФК, внутренний  прием минеральной воды из источника №7 по 3-4мл на  кг массы тела, 3 раза в день за 30 мин. до еды;

* физическая активность - ходьба пешком 40 мин. в день (4  км/ день), ежедневно;

* здоровое  питание  было  организовано согласно Постановлению Правительства РФ от 10 августа 1998г. №917 «О Концепции государственной политики в области здорового питания населения Российской Федерации»; дробное правильное  питание, ВАРИАНТ V №8, низкокалорийное (1300-1500 ккал) – 5 раз в день малыми (за 1 прием - от 250 до 300 граммов готовой пищи) порциями, включает  содержание < 30% жира, углеводов – 50- 55% , белков- 15-20%, поваренной соли до 6-8 г/  сутки,  холестерина до 300 мг/ сутки, растительной клетчатки 25-35г/сутки. Распределение приема калорий в течение дня: завтрак – 30%, 2-й завтрак – 10%, обед – 30%, полдник – 10%, ужин – 20%.

Таблица 2

Характеристика всех трех групп больных

в зависимости от используемых методов лечения

Группы

1-я

2-я

3-я

Под-

группы

(n=35)

(n=35)

(n=40)

(n=40)

(n=32)

(n=32)

Методы

лечения

Радон. ванны концентрацией 6,5 кБк/л, t - 37°С, 15 минут, через день, №10

То же

Радон. ванны концентрацией 1,5 кБк/л,

t 37°С, 15 минут, через день, №10

То же

Радон. ванны концентрацией 1,5 кБк/л,

t 37°С, 15 минут, через день, №10

То же

Радон. гинекологические орошения  концентрацией 6,5 кБк/л,  через день, №10

То же

Радон. гинекологические орошения концентрацией 1,5 кБк/л, через день, №10

То же

То же

То же

Микроклизмы радоновой водой концентрацией 1,5 кБк/л, через день, №10

То же

То же

То же

То же

То же

Нет

Акупунктура

Нет

Акупунктура

Нет

Акупунктура

Таблица 3

Базовый лечебный комплекс:

ходьба пешком до 4 км в день;

плавательный бассейн- 2 раза в неделю;

подводный душ-массаж, t-370С, по 15 мин. при подаче 2 атм., №5

прием внутрь минеральной воды источника №7 им. акад. И.П. Павлова – слабоуглекислая сульфатно-гидрокарбонатно-хлоридно-кальциево-натриевая вода малой минерализации, слабокислая, рН – 6,4, теплая по 200 мл 3 раза в день за 30 мин. до еды.

препараты кальция - 1000 мкг/сутки, витамина Д3 - 400 МЕ / сутки.

Химический состав  минеральной воды источника№7 (г/ л), t 350С:

минерализация - 5,117; св. углекислота  С02-1,25

КАТИОНЫ: натрий-1,054, кальций-0,454, магний-0,066, железо-0,03

АНИОНЫ: хлор- 1,034, сульфат (SO4)-0,843, HC03-1,663

Рецептура акупунктуры для патогенетически направленной коррекции  нарушений репродуктивной функции  у женщин с функциональной гиперпролактинемией.

*1-я схема акупунктуры, как немедикаментозный метод коррекции хронической внутричерепной гипертензии (ВЧГ), функциональной гиперпролактинемии,  абдоминального ожирения, проведена у больных основных-1о,2о,3о подгрупп:

использовали комбинированную методику аурикулоакупунктуры с сочетанием тонизирующего варианта в точках живота RN 6-4, KI 11-12, ВМ 46, и тормозного в точках пояснично-крестцовой области ВL 23, ВL 25-34, DU 2, на курс лечения 10 процедур.

1 сеанс: LU 7 – 20 минут (мин.);

2 сеанс: Li 4 (2), ST 30 (2) – 20 мин;

3 сеанс: RN 6, ST 30 (2) ST 36 (2) – 10 мин;

4 сеанс: DU 4, BL 31 (2), BL 32 (2), SP 6 (2) – 20 мин. С этого сеанса добавляются аурикулярные точки матки №58, зоны гипофиза, межкозелковой вырезки – 15 мин.

5 сеанс: RN 2, ST 30, №22 – 15 мин.

6 сеанс: LR 2 ((2), LU 7 (2) – стимуляция в течение 5 мин. с последующим прогреванием; из аурикулярных точек № 95 и № 97 – 10 мин.

7 сеанс: BL 23 (2), BL 32 (2), DU 4 – 5 мин., после чего точки BL 32 (2) и DU 4 прогреть в течение 2-3 мин., В точки RN 3, 4 иглы вводятся на 15 мин., точки BL 60 (2) стимулируются 5 мин.

8 сеанс: RN 6, KI 12 (2), ST 2 (2) - на 15 мин. BL 54 стимулируется 5 мин. Из аурикулярных точек №58 матки, №13 надпочечников, зоны гипофиза на противокозелке и межкозелковой вырезке – 15 мин.

9 сеанс: DU 4, BL 31 (2), BL 60 (2) – 20 мин., после их извлечения проводится стимуляция АПТ RN 2-4, ST 30 (2), KI 12 (2) в течение 5 мин.

10 сеанс: повторить 9 сеанс.

* 2-я схема акупунктуры, как немедикаментозный метод коррекции хронической ановуляции и эндокринной формы бесплодия, проведена у больных основных-1о,2о,3о подгрупп:   I с: Е 36 GI 5(2), RP 6 (2) -1 вариант ТМ, ухо: вегетативная нервная система (2); 2 с: F 11 (2), GI 10 (2), TR 5 (2) -1 вариант ТМ, ухо: гипоталамус (2); 3 с: GI 11 (2), R P 10 (2), Т 20 - 1 вари­ант ТМ, RP 14 (2) - П вариант ВМ, ухо: надпочечник (2); 4с: С 7 (2), V 60 (2), Т 24 -1 вариант ТМ, R 14 (2), Е 25 (2) - П вариант ВМ, ухо: полость таза (2); 5 с: С8 (2), R 2 (2), TR 20 (2) -1 вариант ТМ, R 15 (2) - П вариант ВМ, ухо: яич­ник (2). После снятия игл - раздражение пучком игл до умеренного стойкого дермографизма пояснично-крестцовой области позвоночника; 6с: RP 9 (2), С 5 (2), VB 4 (2) - 1 вариант ТМ, VВ 28 (2) - П вариант ВМ, ухо: гипофиз (2). После снятия игл - раздражение пучком игл до умеренного стойкого дермографизма шейно-воротниковой зоны; 7с: МС 5 (2), F 5 (2), VB 6 (2) -1 вариант ТМ, VB 29 (2) - П вариант ВМ, ухо: железы внутренней секреции (2).

После снятия игл - раздражение пучком игл до умеренного стойкого дермографизма шейно-воротниковой зоны; 7 с: МС 5(2), F 5 (2), VВ 6 (2) -1 вариант ТМ, VВ 29 (2) - П вариант ВМ, ухо: железы внутренней секреции (2). После снятия игл - раз­дражение пучком игл до умеренного стойкого дермографизма области ости­стых отростков позвоночника; 8с: Е 28 (2) - П вариант ВМ, С 4 (2), VВ 39 (2), Е 8 (2) - 1 вариант ТМ, ухо: подкорка (2). После снятия игл - раздражение пуч­ком игл до умеренного стойкого дермографизма в области низа живота; 9 с: I 4, I 5, Р 12 (2) - П вариант ВМ, R 6 (2), R 10 (2), TR 19 (2) - 1 вариант ТМ, ухо: матка (2). После снятия игл - раздражение пучком игл до умеренного стойкого дермографизма паравертебральных областей позвоночника; 10 с: Е 29 (2), VB 13 (2) - П вариант ВМ, С 3 (2), RP 12 (2), Т 22, Т 23 - 1 вариант ТМ, ухо: кора головного мозга (2). После снятия игл - раздражение пучком игл до стойко­го красного дермографизма внутренней поверхности бёдер. Поскольку  имело место аменорея, акупунктуру (2-й курс) проводили  по I варианту ТМ с использованием подбора точек воздействия в последовательности  с оставлением игл после введения на 20-30 мин. и последующей их стимуляцией  через каждые 5 мин., на курс лечения 8 процедур.

Комплекс немедикаментозных лечебных мероприятий проводили в следующей последовательности: сначала вагинальные орошения радоновой водой, через 15-20 мин. микроклизмы в количестве 200 мл радоновой водой, через 15-20 мин. общие радоновые ванны, через 2-3 часа после радонотерапии - акупунктуру ежедневно, всего 18 процедур на курс лечения, 5 дней подряд и 1 день перерыва.

Таблица 4

*Оценка клинических критериев эффективности лечения после  использования  новой  медицинской технологии в отдаленном периоде у женщин  с функциональной гиперпролактинемией

данные

клинического 

состояния больных

- снижение ИМТ до25 кг/м2  и уменьшение ОТ до  80 см (ВНОК, 2007 г.);

- нормализация гемодинамических показателей (ВНОК, 2007 г.);

- улучшение показателей хронической ВЧГ;

- восстановление овариально-менструального цикла;

данные инструментальных методов обследований

- наличие растущего доминантного фолликула и созревание желтого тела  при УЗ - фолликулометрии

данные

лабораторных 

методов

обследований

- улучшение метаболических  показателей,  сывороточных уровней  пролактина и половых гормонов  до нормативных данных здоровых женщин

достижение

конечной цели

лечения

- наступление беременности в течение 12 месяцев после немедикаментозной коррекции;

- улучшение качества жизни.

Статистическую обработку результатов проводили на персональном компьютере с использованием пакета прикладных программ «STATISTICА 6,0»  и «Microsoft Excel 2002». Данные представлены как средние и стандартные отклонения (М± SD). Оценка достоверности различия величин осуществлялась по t-критерию Стьюдента и F- критерию Фишера с учетом неоднородности дисперсий в исследуемых группах, коэффициент корреляции рассчитывали для числовых показателей по методу Пирсона (r). Взаимосвязь совокупности  показателей  оценивали с помощью пошагового регрессионного анализа. Межгрупповые отличия после лечения оценивали непараметрическим критерием Манна- Уитни. Различия считали достоверными  при  р<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Как видно из рис. 1,  у женщин с функциональной гиперпролактинемией  до лечения преобладает в процентном отношении вторичная аменорея,  ановуляция  и первичное  бесплодие.

Рис. 1 Семиотика нарушений репродуктивной функции в процентах у женщин  с функциональной гиперпролактинемией до лечения

Рис. 2 Виды тиреопатий в процентах у всех  больных с функциональной гиперпролактинемией до лечения

Как видно из рис.2,  выявлено наличие  патологии щитовидной железы всего у 153 (71,4%) пациенток с функциональной гиперпролактинемией. Различные виды тиреопатий в процентах составили: диффузный эутиреоидный зоб (ДЭЗ) 1-2–й степени  - 49,6%  (76 чел.), аутоиммунный тиреоидит (АИТ)- 28,1% (43чел.), многоузловой  коллоидный зоб - 5,8% (9 чел.), узловой  коллоидный зоб -5,2%  (8 чел.). О своей патологии щитовидной железы знали 27 (17,6%) больных (ранее лечились у эндокринолога по месту жительства). У 23  (11,1%) женщины со стороны щитовидной железы отмечена норма.

Рис. 3 Количество больных в процентах с субклиническим  гипотиреозом на пробе с ТРГ  всех трех групп до лечения 

Результаты гормонального анализа крови подтвердили эутиреоидную функцию щитовидной железы у всех больных с функциональной гиперпролактинемией. Однако на пробе с ТРГ выявлен первичный субклинический  гипотиреоз (СГ) у 10 (14,6%) пациенток в 1-й группе, у 9 (11,7%) - во 2-й и ни у одной – в 3-й,  вторичный СГ у 15 (23,4%) в 3-й. При анализе причин первичного  СГ выявлено у 43 (28,1%) больных на фоне АИТ, вторичного  СГ - у 13 (20,3%)  на фоне  синдрома первичного ПТС.

Рис. 4 Результаты рентгенокраниографии в процентах у больных всех  трех групп до лечения 

Как видно из рис. 4, рентгенокраниографический метод исследования межуточно-гипофизарной области  показал  наличие  эндокраниозов -  гиперпневматизацию пазухи основной кости, усиления сосудистого рисунка,  «пальцевых» вдавлений костей свода черепа, остеопороза спинки турецкого седла в  80,7% (56 чел.) случаев в 1-й группе,  в-76,8%  (61чел.) во 2-й, в- 86,8% (55чел.) в 3-й.

Рис.5 Результаты МРТ исследования хиазмально-селлярной области в процентах у всех  больных с функциональной гиперпролактинемией до лечения

Как видно из рис. 5, при МРТ исследовании хиазмально-селлярной области до лечения выявлено наличие ВЧГ всего у 205 (95,8%) больных, из них ВЧГ с гидроцефалией– у 64 (31,2%) (пациентки 3-й группы с диагнозом: «синдром первичного ПТС») и энцефалопатии смешанного генеза – у 133 (64%).

Таблица 5

МРТ прицельные и полипозиционные размеры гипофиза и объем турецкого седла в сравнении с контролем у больных всех трех групп до лечения (M±m)

Группы

1 -я

(n=70)

2-я

(n=80)

3 -я

(n=64)

Контроль 

(здоровые)

(n=40)

Вертикальный размер, мм

5,6±0,16

5,6±0,14

0,5±0,05*

5,6±0,15

Поперечный размер,  мм

13,9±0,23

13,6±0,23

2,5±0,02*

13,6±0,22

Сагиттальный размер, мм

10,3±0,13

10,2±0,13

3,1±0,04*

10,2±0,13

Объем, мм3

421±0,24

421±0,23

430±0,35*

421±0,23

р <0,05 -  различие  в сравнении с контролем ( здоровые)

Как видно из табл. 5, при МРТ исследовании выявлено достоверное снижение (р<0,05) размеров межуточно-гипофизарной области и достоверное увеличение (р<0,05) объема турецкого седла в сравнении с аналогичными показателями  здоровых женщин (контроль) у больных в 3-й группе (с синдромом первичного  ПТС).

Рис. 6 Динамика уровня ПРЛ на стимуляционной пробе с метоклопрамидом и ТРГ у пациенток всех трех групп до лечения

Как видно из рис. 6, гиперергический «положительный» характер провокационных фармакологических проб с метоклопрамидом и ТРГ подтверждают функциональный генез гиперпролактинемии у пациенток всех трех групп.

Рис.7 Результаты корреляционного анализа между топическими признаками интракраниальной гипертензии и уровнем пролактина у больных всех трех групп

Как видно из рис.7, выявлены положительные корреляции между исходным уровнем ПРЛ в сыворотке крови  и краниографическими признаками ВЧГ, между МРТ-признаками ВЧГ и уровнем ПРЛ на пробе с метоклопрамидом, что подтверждают ведущую роль хронической интракраниальной гипертензии («пускового механиз­ма») в развитии функциональной гиперпролактинемии у больных всех трех групп.

Рис. 8 Количество больных в процентах с различными кластерами метаболического синдрома всех  трех групп до лечения

Как видно из рис.8, выявленные метаболические кластеры наблюдаются у большинства больных в процентном отношении всех  трех групп, что способствует, на наш взгляд,  ухудшению  репродуктивного и  соматического статуса.  Ведь,  метаболические нарушения не исчерпываются  артериальной гипертензией  (АГ) и дислипидемией (ДЛП), в том числе, выявлено наличие  ассоциированной с абдоминальным ожирением ГИ и  ИР у большинства  пациенток  в процентах всех трех групп (рис.8), что  обусловливает нарушения менструально-овариального цикла, на  наш взгляд,  с пубертатного периода. ГИ ассоциирована с повышением количества рецепторов к андрогенам и усилением проявлений их клинического эффекта: торможением фолликулогенеза, а как следствие - недостаточностью лютеиновой фазы вследствие конкурентного связывания с рецепторами к ПРС  (Татарчук Т.Ф. и др., 2009; Попова П. В. и др., 2011).

Результаты нашего исследования позволяют предположить, что менструально - ановуляторные нарушения возникли вследствие юношеского диспитуитаризма  и  пубертатной ИР еще до присоединения нарушений секреции ПРЛ, однако проблема усугубилась после  возникновения  функциональной гиперпролактинемии у этих женщин в репродуктивном периоде. Кроме того, возникшее абдоминальное ожирение в подростковом возрасте при отсутствии его коррекции рано или поздно приводит к развитию провоспалительного статуса со стороны внутренних генитальных органов (Ооржак У.С. и др., 2007; Богданова П.С. и др., 2010).

Таким образом, у девочек-подростков с пубертатного периода развития, на наш взгляд, необходимо нормализовать пищевой режим и массу тела для первичной профилактики МС, функциональной гиперпролактинемии  и нарушений функции репродуктивной системы  во взрослой жизни.

Таблица 6

Антропометрические параметры в сравнении с контролем у больных всех трех групп  до лечения (M±m)

Группы

1-я

(n=70)

2-я

(n=80)

3-я

(n=64)

Контроль

(здоровые)

(n= 40)

Рост, см

169,7±1,5

172,1±3,4

170,3±2,4

167,8±1,2

Масса тела, кг

99,32±15,1*

97,76±14,5*

98,34±15,3*

65,13±3,5

ИМТ, кг/м2

33,5±2,42*

33,4±2,41*

33,7±2,42*

23,7±0,7

ОТ, см

100,4±3,51*

100,2±3,50*

101,9±3,54*

79,3±0,8

ОТ/ОБ, см

1,06±0,07*

1,05±0,05*

1,06±0,06*

0,8±0,01

* р<0,05 - различие в сравнении с контролем (здоровые)

Как видно из табл.6, выявлено достоверное (р<0,05) увеличение коэффициента ОТ/ОБ в сравнении с аналогичным показателем  здоровых женщин, что подтверждает наличие абдоминального фенотипа ожирения у пациенток всех трех групп.

Рис. 9 Различные виды  инсулинорезистентных нарушений в процентах у всех больных с функциональной гиперпролактинемией до лечения

Как видно из рис.9, выявлены различные  виды инсулинорезистентных нарушений в процентах: базальная ГИ - у 64 (30%), стимулированная ГИ – у 129 (60,3%), гиперлептинемия – у 43 (20,1%), снижение ТЭСГ - у 185 (85,9%), хроническая ановуляция - у 168 (78,5%), недостаточность лютеиновой фазы - у 46 (21,5%), гиперандрогения  (ГА) – у186 (86,9%) .

В табл. 7 представлены результаты обследования кальций-фосфорного обмена и биохимических маркеров костного ремоделирования у пациенток с функциональной гиперпролактинемией  репродуктивного возраста всех трех групп до лечения в сравнении с аналогичными нормативными данными  здоровых женщин (контроль), что указывает на увеличение  (р<0,05) сывороточного уровня Стх-маркера костной резорбции и преобладание скорости костной резорбции над костеобразованием, так как не выявлено  достоверных  отклонений  в уровне фосфатемии  и  кальциемии при тенденции  к снижению  активности  ЩФ и уровня  ОК - маркеров костеобразования  в сыворотке крови.

Таблица 7

Показатели  кальций-фосфорного обмена и биохимических маркеров

костного ремоделирования в сравнении с контролем (здоровые) у  пациенток всех трех групп до лечения (M±m)

Показатель

1-я группа

(n=70)

2-я группа

(n=80)

3-я группа

(n=64)

Контроль

(здоровые)

(n=40)

Остеокальцин (ОК), нг/мл

22,6±2,2

23,9±2,3

22,9±2,2

24,5±2,4

ЩФ, Ед/л

62,5±3,5

63,5±3,5

63,4±3,6

64,0±4,6

Стх, нг/мл

0,51±0,08*

0,48±0,07*

0,49±0,07*

0,24±0,03

Са- ион, ммоль/л

1,06±0,02

1,05±0,03

1,05±0,02

1,14±0,03

Р-неорг, ммоль/л

1,00±0,02

1,01±0,03

1,00±0,02

1,00±0,03

* р<0,05  –  различие в сравнении с контролем (здоровые)

*р<0,05 – различие в сравнении  между группами

Рис. 10  Результаты  остеопении и ОП в исследуемых участках скелета в процентах у больных всех  трех групп до лечения

Предполагая, что остеопоротические изменения развиваются неравномерно в различных отделах скелета, проанализировали  денситометрические данные  в поясничных позвонках, состоящих из трабекулярной костной ткани и проксимального отдела бедра, представленного в основном кортикальной костной тканью.

Как видно из рис. 10, выявлено снижение МПКТ в достоверно (р<0,05 ) большем проценте случаев в 1-й группе. Наличие остеопении и ОП выявлено в различной костной ткани: трабекулярной - у достоверно большего количества больных с СПЯ (1-я группа) (р<0,05 ), кортикальной – у пациенток  с синдромом первичного ПТС (3-я группа) (р<0,05 ).

Рис. 11 Результаты  многофакторного регрессионного исследования костного метаболизма у больных всех трех групп

Как видно из рис. 11, для понимания механизмов потерь костной массы у больных всех трех групп  исследовали состояние костного метаболизма при многофакторном регрессионном анализе и выявили достоверную отрицательную корреляцию между потерей МПКТ в L1-L4 и длительностью нарушения менструального цикла: r= -0,57, р<0,05, r= -0,55, р<0,05 и r= -0,56, р<0,05, соответственно, положительную корреляцию между сывороточными  уровнями СТх и ПРЛ -r=0,53, р<0,05, r=0,53, р<0,05 и r= 0,55, р<0,05, соответственно. 

Эти результаты многофакторного регрессионного анализа указывают на  зависимость выраженности: остеопении в L1-L4  от  длительности нарушения менструального цикла и изменений костного метаболизма  от уровня ПРЛ в сыворотке крови у пациенток всех трех групп.

*р<0,05 - различие в сравнении  между подгруппами

Рис. 12 Процент больных с  улучшением дефиниций  внутричерепной гипертензии после  немедикаментозной коррекции в непосредственном периоде

Как видно из рис. 12,  после комплексной  дифференцированной  радонотерапии  и акупунктуры в непосредственном периоде  процент больных в  основных - 1о,2о,3о подгруппах  с  улучшением (р<0,05 клинического течения хронической  ВЧГ достоверно больше  (р<0,05) в сравнении с аналогичным  показателем  в контрольных- 1к,2к,3к подгруппах  после проведения только лишь  радоновых ванн различной концентрации, что  составляет: нейроофтальмологических дефиниций- 70% (75 чел.), против 28% (30 чел.) (Ро-к <0,05), клинических 83% (89 чел.), против  43,9% (47 чел.) (Ро-к <0,05), ЭХО-ц 68,2% (73 чел.), против  22,4% (24 чел.) (Ро-к <0,05), соответственно.

*р<0,05 - различие в сравнении  с контролем

Рис. 13 Отсутствие  улучшения гидроцефалии  по данным Эхо-ц исследования после  немедикаментозной коррекции в непосредственном периоде у больных 3о и 3к подгрупп

Как видно из  рис.13, после разных методов немедикаментозной коррекции в непосредственном периоде  сохраняется  достоверное (р<0,05) снижение  среднеселлярного  индекса в сравнении с нормативными  данными здоровых женщин (контроль) (3,4±0,8 мм) у больных  - 3о и 3к подгрупп, что составляет в среднем: 1,2±0,3 мм (р<0,05) и 1,3 ±0,3 мм (р<0,05), соответственно. Эти результаты подтверждают, на наш взгляд, недостаточную эффективность методов немедикаментозной коррекции по поводу хронической интракраниальной гипертензии при наличии гидроцефалии, что имеет место у пациенток с синдромом первичного ПТС (подгруппы- 3о и 3к).  

Как видно из табл.8, до лечения у больных всех подгрупп  было выявлено достоверное увеличение (р<0,05) базальных уровней ИРИ, лептина, ПРЛ, а также индексов массы тела (ИМТ) и НОМА в сравнении с нормативными данными здоровых женщин (контроль), а после разных методов немедикаментозной коррекции в непосредственном периоде на фоне постепенного  снижения  веса тела выявлено достоверное (р<0,05) улучшение этих показателей в сравнении с  исходными данными, однако, не отмечено положительных сдвигов концентраций ПРЛ и лептина в сыворотке крови.

Как видно из табл.9, после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры через 6 месяцев у больных основных - 1о,2о, 3о подгрупп  выявлена нормализация (р<0,05)  показателей  САД (мм. рт. ст.,) и ДАД (мм. рт. ст., ), а также сывороточных  уровней  С -пеп., мочевой кислоты, фибриногена в сравнении с нормативными  данными  здоровых женщин (контроль), в то время как аналогичные показатели достоверно улучшились (р<0,05) по сравнению  с исходными данными  у пациенток контрольных - 1к, 2к, 3к подгрупп  после проведения только лишь  радоновых ванн различной концентрации.

*р < 0,05достоверность различия после лечения

Рис. 14 Динамика липидограммы после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры через 6 месяцев

Как видно из рис. 14, у больных основных - 1о, 2о, 3о подгрупп после комплексной дифференцированной радонотерапии и  акупунктуры через 6 месяцев,  на фоне соблюдения  принципов дробного питания и навыков здорового образа жизни, приобретенных при обучении, выявлено  достоверное устранение (р<0,05) ДЛП, что подтверждается снижением общ. ХС - на 15% (р<0,05), ЛПНП – на 14% (р<0,05) и ТГ - на 19% (р<0,05) и повышением уровня ЛПВП на 14% (р<0,05).

Таблица 8

Динамика базального сывороточного уровня пролактина,  лептина, индекса массы тела и  инсулинорезистентных показателей  после  разных методов немедикаментозной  коррекции в непосредственном периоде  (M±m)

*р  <0,05- различие  в сравнении с контролем (здоровые);

**р  <0,05 различие  в сравнении внутри подгрупп.

Таблица 9

Динамика  гемодинамических параметров и сывороточных уровней С -пеп., мочевой кислоты , фибриногена после  разных методов немедикаментозной коррекции   через 6 месяцев  (M±m)

*р  <0,05- различие  в сравнении  внутри подгрупп;

**р  <0,05 различие  в сравнении  с контролем (здоровые).

*р<0,05различие в сравнении между подгруппами

Рис. 15 Процент больных с положительной динамикой ИИР- HOMA после разных методов немедикаментозной коррекции через 6 месяцев

Как видно из рис. 15, после комплексной дифференцированной радонотерапии и  акупунктуры  через 6 месяцев процент  больных в  основных - 1о,2о,3о подгруппах с улучшением (р<0,05)  расчетного ИИР- HOMA  достоверно больше  (р<0,05) в сравнении с аналогичным  показателем  в  контрольных  - 1к,2к,3к подгруппах  после проведения  только лишь  радоновых ванн различной концентрации, что  составляет:  38,7%, против 9,5% (Ро-к<0,05),  39,3%, против 10,3%  (Ро-к<0,05),  37,5%, против 8,2% (Ро-к<0,05), соответственно. Таким образом, после  комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры  через полгода эти результаты  подтверждают увеличение  чувствительности периферических клеток к действию  инсулина у пациенток основных - 1о,2о,3о подгрупп.

Учитывая планирование беременности, при ДЭЗ, узловом и многоузловом коллоидном эутиреодном зобе лечение  проводили синтетическими аналогами тиреоидных гормонов (Эутирокс «Никомед», либо L-тироксин «Берлин-Хеми») в течение 6 месяцев, а затем переводили на профилактический  прием  йодосодержащих препаратов (Йодомарин «Берлин-Хеми» и Йодбаланс «Никомед») в суточной дозе  от 150 до 200 мкг.

Рис.16 Процент эффективности медикаментозного метода лечения  тиреоидной патологии  в отдаленном периоде санаторно-курортного этапа

Как видно из рис.16, медикаментозный метод лечения тиреоидной патологии  в отдаленном периоде  санаторно-курортного этапа была эффективной у большинства больных с функциональной гиперпролактинемией, что заключается в устранении ДЭЗ до 0-й степени  и снижении на 0,5 см эхографических размеров коллоидных узлов щитовидной железы в диаметре (ВОЗ,1994 г.).

Как видно из табл.10, после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры через 12 месяцев у больных основных - 1о, 2о, 3о подгрупп  выявлена нормализация (р<0,05) сывороточных  уровней  ИРИ и  лептина, а также  массы тела (кг), ИМТ ( кг/м2) и ОТ (см) в сравнении с нормативными данными здоровых женщин,  в то время как аналогичные показатели  достоверно улучшились (р<0,05)  по сравнению  с исходными данными  у пациенток контрольных - 1к, 2к, 3к подгрупп  после проведения только лишь  радоновых ванн различной концентрации.

Таким образом, после  комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры эти  отдаленные результаты подтверждают достоверное  устранение (р<0,05) абдоминального ожирения и  ГИ у больных основных - 1о,2о, 3о подгрупп, что, на наш взгляд,  обусловлено  как, анорексигенным влиянием  акупунктуры (стимулирование центров «насыщения» в гипоталамусе вызывает эффект «физиологического подавления  аппетита»),  так и  соблюдением  принципов правильного дробного питания, приобретенных при обучении.

Таблица 10

Динамика веса тела, инсулинорезистентных  кластеров и сывороточного  уровня лептина после  разных методов немедикаментозной  коррекции  через 12 месяцев 

*р<0,05 - различие в сравнении внутри подгрупп;

** р<0,05 - различие в сравнении  с контролем (здоровые). 

*р<0,05 – различие  в сравнении между подгруппами

Рис. 17 Процент больных  с устранением гиперлептинемии после разных методов немедикаментозной коррекции через 12 месяцев

Как видно из рис. 17, после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры в отдаленном периоде процент  больных в основных- 1о, 2о, 3о подгруппах с устранением (р<0,05) гиперлептинемии достоверно больше (р<0,05) в сравнении с аналогичным показателем в контрольных - 1к,2к,3к подгруппах после проведения только лишь радоновых ванн  различной концентрации, что составляет: 91,1% (32чел.), против 34,6% (12чел.) (Ро-к <0,05), 90% (36чел.), против 38,7% (15чел.) (Ро-к<0,05),  40% (13чел.), против 9,4% (3чел.) (Ро-к<0,05), соответственно.

Таким образом, у пациенток основных- 1о,2о,3о подгрупп  после комплексной  дифференцированной радонотерапии и акупунктуры  эти отдаленные результаты  подтверждают устранение (р<0,05)  гиперлептинемии, что обусловлено, на наш взгляд, нормализацией (р<0,05) ГИ.

Как видно из  табл. 11,  выявлено нарушение регуляторных механизмов в гипоталамо-гипофизарной системе, о чем свидетельствует достоверно высокий (р<0,05) уровень ПРЛ и низкий (р<0,05) уровень ФСГ в сыворотке крови в  сравнении с аналогичными нормативными данными здоровых женщин, что подтверждает  наличие изолированного гипогонадотропного гипогонадизма на фоне функциональной гиперпролактинемии у обследуемых женщин (табл.11). Однако, в фолликулиновую фазу менструального цикла не выявлено различий между уровнями ЛГ и Э2, но концентрации Т (р<0,05) и ДГАЭ-С (р<0,05) в сыворотке крови  были достоверно выше нормативных данных  здоровых женщин, что указывает на наличие  биохимической ГА у данных  пациенток (табл.11). На рис. 1 было показано наличие клинической ГА в процентах:  гирсутизм I-ой степени – у 29,7%, угревой дерматоз - у 18,3%. Не исключается влияние, на наш взгляд, повышенного содержания ПРЛ в крови на секрецию и метаболизм андрогенов не только в надпочечниках, но и в яичниках у этих больных. Подобного мнения придерживаются и другие исследователи (Дедов И.И. и др., 2006; Гончаров Н.П. и др., 2008).

У пациенток основных - 1о, 2о, 3о подгрупп после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры в отдаленном периоде  достоверно (р<0,05) нормализовались базальные сывороточные уровни ФСГ, ДГАЭ-С, Т, ТЭСГ в фолликулиновую фазу менструального цикла до нормативных данных здоровых женщин, в то время как аналогичные показатели достоверно улучшились (р<0,05) в сравнении с исходными  данными у больных контрольных -1к, 2к, 3к подгрупп после проведения только лишь  радоновых ванн различной концентрации (табл.11).

У больных основных - 1о, 2о подгрупп после комплексной дифференцированной  радонотерапии  и акупунктуры в отдаленном периоде  выявлена нормализация (р<0,05) базального сывороточного уровня ПРЛ в сравнении  с  аналогичным показателем  здоровых женщин ( табл.11), в то время как достоверно (р<0,05) улучшился в  сравнении  с исходными данными  у  пациенток контрольных -1к, 2к подгрупп после проведения  только лишь  радоновых ванн различной концентрации, однако, сохраняется гиперпролактинемическое состояние у пациенток основной - 3о  и контрольной -3к подгрупп.

Таким образом, после  комплексной дифференцированной  радонотерапии и акупунктуры эти отдаленные результаты указывают на  достоверное (р<0,05)  устранение функциональной гиперпролактинемии, изолированного гипогонадизма и ГА, что подтверждает  эффективность и  преимущество перед использованием только лишь радоновых ванн различной концентрации  у женщин  с СПЯ (1-я группа) и с  хроническими воспалительными заболеваниями органов малого таза (2-я группа). Однако после  комплексной дифференцированной  радонотерапии  и акупунктуры  в отдаленном периоде выявлено сохранение функциональной гиперпролактинемии у пациенток с синдромом первичным ПТС (3-я группа). Причиной неэффективности немедикаментозного комплекса,  на наш взгляд, является наличие гидроцефалии у данных больных (3-я группа).

Таблица 11

Динамика базальных уровней половых гормонов в фолликулиновую фазу до  лечения и после немедикаментозной коррекции через 12 месяцев у больных основных -1о, 2о, 3о подгрупп (M±m)

*р<0,05   - различие в сравнении с контролем (здоровые) до лечения;

** р<0,05 различие  в  сравнении с контролем (здоровые) после лечения.

Рис. 18 Результаты исследования корреляций между ОТ, ИРИ  ДГАЭС,  ОТ и  ТЭСГ после немедикаментозной коррекции в отдаленном периоде у пациенток основных - 1о, 2о, 3о подгрупп

Как видно из рис. 18, после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры через 12 месяцев у пациенток основных - 1о, 2о, 3о подгрупп выявлена прямая связь между ОТ и уровней ИРИ: r=+0,74; р<0,05, r=+0,75; р<0,05, r=+0,74; р<0,05, ДГАЭ-С в сыворотке крови: - r=+0,54; р<0,05, r=+0,53; р<0,05 r=+0,54; р<0,05, соответственно, а также обратная положительная связь между ОТ и сывороточным уровнем ТЭСГ - r=+0,56; р<0,05, r=+0,53; р<0,05, r=+0,55; р<0,05, соответственно. Эти достоверные (р<0,05) корреляции подтверждают взаимосвязь гиперметаболических нарушений, которые перекрестно взаимовлияют на развитие хронической ановуляции на фоне функциональной гиперпролактинемии, в связи с чем устранение (р<0,05) периферических инсулинорезистентных отклонений - абдоминального ожирения, ГИ и ГА, является важным для достижения конечной цели лечения по поводу эндокринной формы бесплодия.

* р<0,05 - различие в сравнении внутри подгрупп

Рис. 19 Процент больных с редукцией хронической  внутричерепной гипертензии после немедикаментозной коррекции  в отдаленном периоде

Как видно из рис.19, после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры в отдаленном периоде процент больных в основных- 1о и 2о подгруппах с улучшением (р<0,05) показателей ВЧГ достоверно больше (р<0,05) в сравнении с аналогичным показателем в основной -3о подгруппе, что составляет: 85% (р<0,05) (30 чел.) и 82% (р<0,05) (37 чел.), против 19% (6 чел.), соответственно. Таким образом, после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры эти отдаленные результаты  указывают на достоверное (р<0,05) устранение ВЧГ и подтверждают  эффективность и преимущество перед использованием только лишь радоновых ванн различной концентрации у женщин с СПЯ (1-я группа) и с хроническими воспалительными заболеваниями органов малого таза (2-я группа), а также недостаточную эффективность немедикаментозного комплекса у пациенток с синдромом первичным ПТС (3- я группа).

* р<0,05 - различие в сравнении после проведения разных методов немедикаментозной коррекции  в отдаленном периоде

Рис. 20 Процент больных с устранением функциональной гиперпролактинемии после разных методов немедикаментозной коррекции в отдаленном периоде

Как видно из рис. 20, после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры через 12 месяцев  процент больных с устранением функциональной гиперпролактинемии достоверно  (р<0,05) больше в сравнении с аналогичным  показателем после проведения только лишь радоновых ванн различной концентрации, что составляет: 70% (75 чел.), против 11,2% (12 чел.), соответственно.

Таким образом, после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры эти отдаленные результаты указывают на устранение функциональной гиперпролактинемии у достоверно (р<0,05) большего количества больных в процентах, что подтверждает эффективность и преимущество перед использованием только лишь радоновых ванн различной концентрации.

* р<0,05 - различие в сравнении между подгруппами ;

** р<0,05 – различие в сравнении внутри подгрупп.

Рис. 21 Процент больных с нормализацией сывороточного  уровня ПРС после  разных методов немедикаментозной коррекции в отдаленном периоде

Как видно из рис. 21, после комплексной  дифференцированной радонотерапии и акупунктуры в отдаленном периоде процент больных в основных – 1о,2о,3о подгруппах с достоверной нормализацией сывороточного уровня ПРС в лютеиновую фазу достоверно больше (р<0,05) в сравнении с аналогичным показателем в контрольных – 1к,2к,3к подгруппах после проведения только лишь  радоновых ванн  различной концентрации, однако в -1о и 2о  достоверно больше (р<0,05), чем в -3о, что составляет: 82,9% (29 чел.) и 85% (34 чел.), против 31,25% (10 чел.), соответственно.

Таким образом, после комплексной  дифференцированной радонотерапии и акупунктуры эти отдаленные результаты указывают на устранение (р<0,05) гипофункции половых желез  в сравнении с аналогичным показателем после проведения только лишь радоновых ванн различной концентрации, что подтверждает клиническую эффективность немедикаментозного комплекса - при СПЯ (1-я группа) и хронических воспалительных заболеваниях  органов малого таза (2-я группа), а также недостаточную эффективность - при синдроме первичного ПТС (3-я группа).

* р<0,05 - различие в сравнении между подгруппами;

** р<0,05 - различие в сравнении внутри  подгрупп .

Рис. 22  Данные фолликулометрии после разных методов немедикаментозной коррекции в отдаленном периоде у пациенток с функциональной гиперпролактинемией 

Как видно из рис. 22, после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры в отдаленном периоде процент больных с положительной динамикой  по данным УЗ - фолликулометрии (рост доминантного фолликула и формирование желтого тела) достоверно больше (р<0,05) в основных - 1о, 2о, 3о подгруппах в сравнении с аналогичным показателем в контрольных- 1к,2к, 3к подгруппах после проведения только лишь  радоновых ванн различной концентрации, что составляет: 58,9 % (21 чел.) в - 1о , 69,2% (28 чел.) - в 2о , 15,6% (5чел.) - в 3о;  против: 34,6% (12 чел.) -в 1к, (Ро-к<0,05); 38,7% (15 чел.)- в 2к, (Ро-к<0,05); 3,1% (1 чел.) - в 3к, (Ро-к<0,05), соответственно, однако в -1о и 2о достоверно больше (р<0,05), чем в -3о.

Таким образом, после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры эти отдаленные результаты указывают на достоверное (р<0,05) устранение дисфункции желтого тела и подтверждают эффективность и преимущество перед использованием только лишь радоновых ванн различной концентрации у женщин с функциональной гиперпролактинемией - при СПЯ (1-я группа) и хронических воспалительных заболеваниях органов малого таза (2-я группа), а также недостаточную эффективность немедикаментозного комплекса - при синдроме первичного ПТС (3-я группа).

Рис. 23 Результаты многофакторного корреляционного анализа у больных основных подгрупп после немедикаментозной коррекции в отдаленном периоде

Как видно из рис. 23, после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры в отдаленном периоде выявлено наличие достоверной (р<0,05) связи между нормализацией (р<0,05) базальных сывороточных уровней ПРЛ и ПРС в лютеиновую фазу у больных основных подгрупп -1о, 2о, что составляет: r=+0,53 (р<0,05); r=+0,65 (р<0,05), а также между ОТ и плазменным уровнем ПРС основных подгрупп -1о, 2о, 3о, что составляет: r=-0,55 (р<0,05); r=+0,57 (р<0,05); r=+0,53 (р<0,05), соответственно.

Таким образом, после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры эти корреляции подтверждают улучшение (р<0,05) овуляции и устранение (р<0,05)  нарушений функции репродуктивной системы у женщин с функциональной гиперпролактинемией.






Рис. 24 Отдаленные результаты в процентах немедикаментозной коррекции менструально-овуляторных нарушений у больных с функциональной гиперпролактинемией

Как видно из рис. 24, после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры  в отдаленном периоде процент больных с  нормализацией ритма менструальной функции достоверно (р<0,05)  больше  в основных - 1о, 2о, 3о подгруппах в сравнении с аналогичным  показателем  в  контрольных- 1к,2к,3к подгруппах после проведения только лишь  радоновых ванн различной концентрации, что составляет: 74,3% (26 чел.) - в 1о, 87,5% (35чел.) - в 2о, 65,6% (21 чел.)- в 3о, против: 42,8% (15чел.)- в 1к (Ро-к<0,05), 57,5% (23 чел.) - в 2к (Ро-к<0,05), 31,2% (10 чел.) - в 3к (Ро-к<0,05), соответственно; с наступлением беременности: 31,4% (11 чел.) - в 1о, 32,5% (13 чел.) - в 2о, 15,6% (5 чел.)- в 3о, против: 17,1% (6 чел.) - в 1к (Ро-к<0,05) 17,5% (7 чел.) - в 2к (Ро-к<0,05) 2,5% (1 чел.) - в 3к (Ро-к<0,05), соответственно, однако в -1о и 2о достоверно больше (р<0,05), чем в -3о. 

Таким образом, после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры эти отдаленные результаты указывают на достоверное (р<0,05) устранение нарушений функции репродуктивной системы и подтверждают клиническую эффективность и преимущество перед использованием только лишь радоновых ванн различной концентрации у женщин с  СПЯ (1-я группа) и с хроническими воспалительными заболеваниями органов малого таза (2-я группа), а также недостаточную эффективность немедикаментозного комплекса у пациенток с синдромом первичного ПТС (3-я группа) с функциональной гиперпролактинемией.

Рис. 25 Результаты немедикаментозной коррекции нарушений репродуктивной функции через 12 месяцев у больных с функциональной гиперпролактинемией в процентах

Как видно из рис. 25, после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры в отдаленном периоде процент больных с устранением нарушений функции репродуктивной системы достоверно (р<0,05) больше в сравнении с аналогичным показателем после проведения только лишь радоновых ванн различной концентрации, что составляет:

*восстановление ритма менструальной функции - у 75,8% (р<0,05), против у - 24,7%, 

*восстановление овуляторных менструальных циклов - у 62,1% (р<0,05), против у - 12,3%, 

*нормализации сывороточного уровня ПРЛ - у 70% (р<0,05), против у- 11,2%, 

* нормализации сывороточного уровня ПРС - у 66,4% (р<0,05), против у- 36%,

* рост доминантного фолликула и формирование желтого тела у -47,9% (р<0,05), против у - 25,5%,

* наступление беременности у 26,5%(р<0,05), против у - 12,4%, соответственно.

Показатели биохимических маркеров костного ремоделирования  проанализированы в зависимости от используемых методов и сроков немедикаментозной коррекции у пациенток всех трех групп с функциональной гиперпролактинемией (табл.12, табл.13).

Таблица 12

Динамика  биохимических маркеров  костного ремоделирования после  разных  методов  и сроков  немедикаментозной коррекции в отдаленном периоде  у пациенток с СПЯ и хроническими воспалительными заболеваниями органов малого таза с функциональной гиперпролактинемией  (M±m)

Группы

1-я (n=70)

2-я(n=(80)

Контроль

(здоровые) n=40

Подгруппы

Сроки лечения

через

1 год

через

2 год

через

3 год

через

1 год

через

2 год

через

3 год

через

1 год

через

2 года

через

3 года

через

1 год

через

2 года

через

3 года

ЩФ, Ед/л

62,5±3,1

62,7±3,5

63,7±3,6

62,8±3,5

63,4±3,7

64,0±3,8*

63,5±3,1

63,6±3,5

63,9±3,7

63,5±4,1

63,8±4,2

64,0±4,4*

64,0±4,6

ОК, нг/мл

22,6±1,6

23,5±1,7

23,6±1,8

23,0±1,7

24,1±1,8

24,4±2,0*

22,7±1,6

23,5±1,7

23,6±1,9

23,1±1,8

24,2±2,0

24,4±2,3*

24,5±2,4

СТх, нг/мл

0,40±0,07

0,35±0,07

0,26±0,06

0,35±0,06

0,34±0,05

0,24±0,04*

0,44±0,08

0,36±0,08

0,34±0,07

0,37±0,08

0,35±0,06

0,24±0,03*

0,24±0,03

* p<0,05 различие в сравнении с контролем (здоровые)

Таблица 13

Динамика  биохимических маркеров  костного ремоделирования после  разных  методов  и сроков  немедикаментозной коррекции в отдаленном периоде  у пациенток с синдромом первичным  ПТС с  функциональной гиперпролактинемией  (M±m)

Группы

3-я(n=64)

Контроль

(здоровые) n=40

Подгруппы

Сроки лечения

через 1 год

через 2 года

через 3 года

через 1 год

через2 года

через3 года

ЩФ, Ед/л

62,5±2,4

62,6±2,5

62,8±2,7

63,0±2,9

63,1±3,2

63,8±3,4

64,0±4,6

ОК, нг/мл

22,5±1,5

22,6±1,5

22,8±1,6

22,4±1,6

22,5±1,7

22,9±1,7

24,5±2,4

СТх, нг/мл

0,44±0,08

0,36±0,08

0,34±0,07

0,37±0,08

0,35±0,06

0,34±0,05*

0,24±0,03

* p<0,05 различие в сравнении с контролем (здоровые)

Таблица 14

Динамика изменений  МПКТ по Т- критерию  (SD) в зависимости от используемых методов и сроков лечения у больных с функциональной гиперпролактинемией

Группы

1-я( n=70)

2-я (n=80)

3-я (n=76)

Подгруппы

Сроки лечения в годах

Через

1 год

Через

2 года

Через

3 года

Через

1 год

Через

2 года

Через

3 года

Через

1 год

Через

2 года

Через

3 года

Через

1 год

Через

2 года

Через

3 года

Через

1 год

Через

2 года

Через

3 года

Через

1 год

Через

2 года

Через

3 года

Область исследования скелета

L1-L4

+0,41

+0,69

+0,61

+1,04

+0,79

+1,53*

+0,50

+0,71

+0,94

+1,10

+0,84

+1,55*

+0,34

+0,37

+0,41

+0,50

+0,43

+0,52

Neck

+0,72

+0,81

+0,93

+1,21

+1,23

+2,50*/**

+0,65

+0,75

+0,88

+1,13

+0,89

+2,54*/**

+0,22

+0,27

+0,24

+0,34

+0,31

+0,44

*  р<0,05 – различие показателей между подгруппами;

* *  р<0,05- различие показателей между исследуемыми  участками скелета внутри  подгрупп.

Как видно из табл. 12, у больных основных 1о и 2о подгрупп после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры активность ЩФ и уровень  ОК- маркеров костеобразования в крови через 3 года нормализовались, а уровень СТх-маркера костной резорбции в крови имел тенденцию к постепенному снижению через 2 года,  и тоже нормализовался (р<0,05) через 3года, в то время как аналогичные показатели достоверно улучшились (р<0,05) в  сравнении  с исходными данными  у пациенток контрольных- 1к, 2к подгрупп после проведения только лишь  радоновых ванн различной концентрации. Однако, как видно, из табл.13, не выявлено положительной динамики биохимических маркеров костного ремоделирования после проведения разных методов немедикаментозной коррекции  в отдаленном периоде у больных  в подгруппах- 3к и 3о (с синдромом первичным ПТС).

Важным критерием эффективности лечения, на наш взгляд, является достижение в процессе восстановительного периода  прироста МПКТ у женщин с функциональной гиперпролактинемией.

Как видно из табл. 14, при проведении анализа МПКТ по Т – критерию (SD) в зависимости от используемых методов  и  сроков лечения отметили  достоверный прирост МПКТ через 3 года, составивший + 1,5 SD в поясничных позвонках (р<0,05) и + 2,5 SD в шейке бедра  (р<0,05) у больных  основных 1о и 2о подгрупп после комплексной  дифференцированной радонотерапии и акупунктуры в сравнении с аналогичными показателями у пациенток контрольных -1к, 2к подгрупп после проведения только лишь  радоновых ванн различной концентрации, однако у пациенток в подгруппах - 3к и 3о не отмечен прирост МПКТ (с синдромом первичным ПТС).

Эти отдаленные  результаты свидетельствуют о том, что  после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры и введения фармакологических  препаратов  кальция 1000мкг/ сутки и витамина Д400 МЕ/сутки в течение всего этапа восстановительного курортного лечения,  прирост минеральной  плотности костной ткани в трабекулярных костях  происходит достоверно лучше (р<0,05),  чем - в кортикальных в сравнении с аналогичным показателем  после проведения только лишь  радоновых ванн различной концентрации  у женщин с СПЯ и с хроническими воспалительными заболеваниями органов малого таза с функциональной гиперпролактинемией в репродуктивном периоде. Вероятно, для улучшения костного метаболизма  у пациенток с синдромом первичным ПТС  требуется более длительное лечение, чем в наших наблюдениях.

*р<0,05 – различие в сравнении между подгруппами;

**р<0,05 –различие внутри подгрупп.

Рис. 26 Терапевтическая эффективность немедикаментозной коррекции нарушений репродуктивной и костной систем в отдаленном периоде  у больных с функциональной гиперпролактинемией в процентах

Как видно из рис. 26, после комплексной дифференцированной радонотерапии  и акупунктуры в отдаленном периоде процент больных  с «значительным улучшением» и «улучшением»  достоверно  больше (р<0,05 )  в основных -1о, 2о,3о  подгруппах в сравнении с аналогичными показателями в  контрольных - 1к,2к,3к подгруппах после проведения только лишь радоновых ванн различной концентрации, однако, число случаев «без перемен» достоверно больше (р<0,05 ) в - 3о по сравнению в -1о и в-2о, что  составляет:  53,6% (Р3о- 1о <0,05) и 6,5% (Р3о- 2о <0,05), против 5,4%, соответственно.

Таким образом, после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры  полученные эти отдаленные результаты подтверждают  эффективность и преимущество перед использованием только лишь радоновых ванн различной концентрации у женщин с функциональной гиперпролактинемией - при СПЯ  (1-я группа) и хронических воспалительных  заболеваниях органов малого таза (2-я группа), а также недостаточную эффективность немедикаментозного комплекса - при синдроме первичного ПТС (3-я группа); повышение качества жизни на 20%, против 10,2% (Ро-к<0,05) и терапевтического эффекта санаторно-курортного лечения на 17%,  против 7,9% (Ро-к<0,05), соответственно.

На основании отдаленных результатов исследований у женщин с функциональной гиперпролактинемией комплексную немедикаментозную коррекцию ключевых патогенетических причин нарушений функции репродуктивной системы  и  костного метаболизма  можно отразить в виде схемы: 

Схема 1. Клиническая эффективность использования  новой медицинской технологии у женщин с функциональной гиперпролактинемией

Таким образом, на основании результатов нашего исследования научно доказаны клиническая эффективность новой медицинской технологии, отсутствие побочного эффекта, медико-социальная значимость, что способствует немедикаментозной коррекции нарушений функции репродуктивной системы и костного метаболизма, и указывает на финансово-экономическую значимость первичной профилактики сахарного диабета, кардио-васкулярных заболеваний и остеопоротических переломов у молодых женщин с функциональной гиперпролактинемией.

ВЫВОДЫ

1. У женщин с функциональной гиперпролактинемией выявлены различные нарушения в процентах: у 95,8%- хроническая внутричерепная гипертензия, у 64% - энцефалопатия смешанного генеза, у 31,2% - гидроцефалия, у 29,7% - угревой дерматоз, у 65,3% -  аменорея, у 78,5% - ановуляция, у 21,5% - гиполютеинизм, у 5% - галакторея, у 71,4% - зобная патология щитовидной железы, у 48,8% - субклинический гипотиреоз на пробе с тиролиберином, у 75,7% - абдоминальное ожирение, у 30% - гиперинсулинемия, у 60,3% - стимулированная гиперинсулинемия, у 20,1% - гиперлептинемия, у 85,9% - плазменное подавление тестостерон-эстроген-связывающего глобулина, у 29,7% - гиперандрогения, у 100% - гиперергическая реакция пролактина на стимулирующих пробах с метоклопрамидом и тиролиберином.

2. У пациенток с функциональной гиперпролактинемией не выявлено изменений сывороточных уровней лютеинизирующего гормона и эстрадиола, но концентрации тестостерона и дегидроэпиандростерона - сульфата в сыворотке крови достоверно увеличены, а фолликулостимулирующего гормона достоверно ниже в сравнении с аналогичными данными нормы здоровых женщин в фолликулиновую фазу, что подтверждает наличие изолированного гипогонадотропного гипогонадизма и гиперандрогении. 

3. Выявленные метаболические и гормональные отклонения делятся на две группы нарушений: центральные дофаминергические – хроническая внутричерепная гипертензия, увеличение секреции пролактина, изолированный гипогонадотропный  гипогонадизм и периферические  инсулинорезистентные - абдоминальное ожирение в рамках метаболического синдрома, гиперинсулинемия, гиперлептинемия, плазменное подавление тестостерон-эстроген-связывающего глобулина и гиперандрогения, которые перекрестно взаимовлияют на развитие хронической ановуляции на фоне функциональной гиперпролактинемии.

4. У пациенток с функциональной гиперпролактинемией в 74% случаев  отмечена связь возникновения интракраниальной гипертензии, юношеского  диспитуитариза с пубертатного периода с развитием гиперинсулинемии инсулинорезистентности, гипогонадотропной аменореи и хронической ановуляции в репродуктивном возрасте.

5. У женщин с функциональной гиперпролактинемией выявлено увеличение  (р<0,05) сывороточного уровня С- терминального телопептида коллагена -1типа- маркера костной резорбции, преобладание скорости костной резорбции над костеобразованием, тогда как не отмечено достоверных  отклонений  в уровне фосфатемии и кальциемии при тенденции  к снижению  активности  щелочной фосфатазы  и уровня остеокальцина - маркеров костеобразования в сыворотке крови, а также остеопения  в различных отделах скелета: в позвоночнике с преимущественно трабекулярным типом строения костной ткани- при синдроме поликистозных яичников и хронических  воспалительных  заболеваниях органов малого таза, а в проксимальной части бедренной кости представленной в основном кортикальным типом строения - при синдроме первичного «пустого» турецкого седла. Степень выраженности остеопении  достоверно отрицательно коррелирует с длительностью нарушения менструального цикла.

6. У больных с функциональной гиперпролактинемией после разных методов немедикаментозной коррекции в непосредственном периоде отмечено достоверное (р<0,05)  улучшение показателей индекса массы тела и базальной инсулинемии в сравнении с исходными данными, а при исследовании концентраций пролактина и лептина не обнаружено сдвигов в положительную сторону; после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры через 6 месяцев выявлена нормализация (р<0,05) систолического и диастолического артериального давления, индекса инсулинорезистентности - НОМА, уровней липопротеидов высокой и низкой плотности, триглицеридов, С-пептида, мочевой кислоты и фибриногена в сыворотке крови в сравнении с нормативными данными здоровых женщин, в то время как аналогичные показатели достоверно (р<0,05) улучшились по сравнению с исходными данными после проведения только лишь радоновых ванн различной концентрации.

7. У женщин с функциональной гиперпролактинемией после  комплексной дифференцированной радонотерапии и  акупунктуры в отдаленном периоде выявлена нормализация (р<0,05) показателей: центральных дофаминергических - внутричерепного давления, сывороточных уровней пролактина,  фолликулостимулирующего гормона, тестостерон - эстроген - связывающего глобулина и периферических инсулинорезистентных - индекса массы тела, окружности талии и уровней базальной инсулинемии, лептинемии, прогестерона в сравнении с данными нормы здоровых женщин, в то время как аналогичные показатели достоверно улучшились по сравнению с исходными данными после проведения только лишь радоновых ванн различной концентрации, что подтверждает устранение двух групп нарушений, которые перекрестно взаимовлияют на развитие гипогонадотропной аменореи, гиперандрогении и хронической ановуляции.

8. После комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры в отдаленном периоде сохраняются: хроническая  интракраниальная гипертензия, гиперпролактинемическое состояние и снижение минеральной плотности костной ткани, что указывает на недостаточную эффективность немедикаментозного комплекса в связи с наличием гидроцефалии у пациенток с синдромом первичного «пустого» турецкого седла с функциональной гипепролактинемией.

9. У женщин с функциональной гиперпролактинемией после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры в отдаленном периоде количество случаев в процентном отношении с положительной динамикой достоверно (р<0,05) больше в сравнении аналогичных показателей  после проведения только лишь радоновых ванн различной концентрации, что составляет: устранение  гиперпролактинемии - 70%, против 11, 2%; восстановление цикличности менструальной функции - 75,8%, против 24,7%; полноценных овуляторных менструальных циклов - 62,1%, против 12,3%; нормализация сывороточного уровня прогестерона - 66,4%, против 36%; рост доминантного фолликула и формирование желтого тела - 47,9%, против  25,5%; наступление беременности – 23,2%, против 12,4%; повышение терапевтического эффекта санаторно-курортного лечения на 19%, против 7,9%; качества жизни - на 20%, против 10,2%, а также подтверждает  клиническую эффективность  и преимущество новой медицинской технологии  при немедикаментозной коррекции нарушений функции репродуктивной системы  перед проведением только лишь радоновых ванн различной концентрации на санаторно-курортном этапе.

10. У пациенток с функциональной гиперпролактинемией после комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры  в отдаленном периоде выявлена нормализация (р<0,05) биохимических маркеров костного ремоделирования в сравнении с данными нормы здоровых женщин, в то время как аналогичные показатели достоверно (р<0,05) улучшились в сравнении  с исходными данными после проведения только лишь радоновых ванн различной концентрации. Выявлена тенденция к  обратимости  остеопении в позвоночнике и шейке бедренной кости, однако прирост минеральной плотности костной ткани в кортикальных костях происходит достоверно (р<0,05) лучше, чем в трабекулярных у женщин  с синдромом поликистозных яичников и  с хроническими воспалительными заболеваниями органов малого таза, что обусловлен, на наш взгляд, устранением гиперпролактинемии и гипогонадотропной аменореи. Необходимо введение фармакологических препаратов  кальция 1000мкг/ сутки и витамина Д400 МЕ/сутки в  течение  всего этапа санаторно- курортного восстановительного лечения,  с целью  остеопротективной  терапии. 

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1) Своевременная диагностика внутричерепного давления с пубертатного периода и нормализация пищевого режима у девочек - подростков необходимы в качестве ранней меры по первичной профилактике метаболического синдрома, функциональной гиперпролактинемии, нарушений функции репродуктивной системы и остеопении во взрослой жизни.

2) У женщин с синдромом поликистозных яичников и с хроническими  воспалительными заболеваниями органов малого таза с функциональной гиперпролактинемией необходимо нормализовать индекс массы тела до нормы [ВНОК., 2007г.], с целью устранения ассоциированных с инсулинорезистентностью причин развития хронической ановуляции;

исследовать минеральную плотность костной ткани с помощью метода двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии (DEXA), с целью  раннего выявления остеопении и прогнозирования риска развития остеопороза на будущее;

быстрота, безвредность и высокая информативность денситометрии позволяют рекомендовать как для амбулаторного, так и для стационарного обследования пациенток с эндокринной формой бесплодия.

3) У пациенток с синдромом поликистозных яичников и с хроническими воспалительными заболеваниями органов малого таза рекомендуется использование двух схем акупунктуры и дифференцированной радонотерапии, с целью комплексной патогенетически направленной немедикаментозной коррекции хронической внутричерепной гипертензии, функциональной гиперпролактинемии и нарушений функции репродуктивной системы, в том числе остеопении.

4) Женщины с синдромами поликистозных яичников и первичного «пустого» турецкого седла и с хроническими воспалительными заболеваниями органов малого таза репродуктивного периода относятся к группам повышенного риска по остеопорозу, что еще больше усугубляется на фоне функциональной гиперпролактинемии. Необходимо введение фармакологических препаратов кальция 1000мкг/ сутки и витамина Д400 МЕ/сутки в течение длительного периода времени, с целью остеопротективной терапии. 

5) При немедикаментозной коррекции  функциональной гипепролактинемии комплексная дифференцированная радонотерапия и акупунктура является недостаточно эффективным методом в связи с наличием гидроцефалии у пациенток с синдромом первичного «пустого» турецкого седла.

6) К противопоказаниям использования комплексной дифференцированной радонотерапии и акупунктуры относятся общие для проведения бальнеотерапии и акупунктуры. Разработанные нами практические рекомендации можно использовать как в стационарных, так и поликлинических и амбулаторных условиях, консультациях «Семья и брак». Метод не имеет побочных явлений, доступен, не требует применения дорогостоящей аппаратуры.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Ахкубекова Н.К. Ультразвуковая денситометрия и рентгенография в диагностике остеопороза при заболеваниях  щитовидной железы. / Н.К Ахкубекова, Е.И. Марова, А.И. Бухман // Тезисы III Всероссийского съезда эндокринологов. – М., 1996.-С.119-120.
  2. Ахкубекова Н.К. Нарушение костного метаболизма при эндокринных заболеваниях / Н.К Ахкубекова, Л.Я. Рожинская, Г.С. Колесникова // Тезисы III Всероссийского съезда эндокринологов. - М., 1996.- С.198.
  3. Ахкубекова Н.К. Изучение минеральной плотности костной ткани и показателей кальций-фосфорного обмена у больных с гипотиреозом/ Н.К Ахкубекова, Е.И. Марова, Л.Я. Рожинская, Ф.Ф. Бурумкулова // Тезисы научно- практической конференции «Настоящее и будущее костной патологии», (17-18апреля). – М., 1997. - С.92-94.
  4. Ахкубекова Н.К. Сравнительная оценка плотности костной ткани по данным рентгеновской и ультразвуковой денситометрии при первичном и вторичном остеопорозе / Н.К Ахкубекова, Е.И. Марова, Л.Я. Рожинская, А.И. Бухман // Тезисы лекций и докладов Второго российского симпозиума по остеопорозу. – Екатеринбург, 1997. – С. 88-89.
  5. Ахкубекова Н.К. Показатели костного метаболизма и минеральной плотности костной ткани у больных гипотиреозом / Н.К Ахкубекова, Е.И. Марова, Л.Я. Рожинская, Л.К. Дзеранова // Тезисы лекций и докладов Второго российского симпозиума по остеопорозу.- Екатеринбург, 1997.-С.107-108.
  6. Achkubekova N. Change in bone mineral density in patients with Hypothyroidism/ N.Achkubekova, E.Marova/ J. of Endocrinology. -1997.-Vol.157.-Suppl.- 53.- P.89.
  7. Achkubekova N. Change in bone mineral density in reproductive  women with  hyperthyroidism and hypothyroidism / N. Achkubekova, E. Marova, L. Dzeranova // Abstracts of the  1-s Congress of Radiologists  of Georgia (16-18 October).-Tbilisi.-1997.-134 P.
  8. Дзеранова Л.К. Дистопия щитовидной железы в корень языка у больной с гипотиреозом и аденомой гипофиза / Л.К. Дзеранова, Е.И. Марова, Н.К Ахкубекова, Т.М. Атаманова// Пробл.эндокринол. -1997.-№4.- С.35-37.
  9. Achkubekova N. Change in bone mineral density in reproductive  women with Hypothyroidism / N. Achkubekova, E. Marova // Abstracts IV European Congress of Endocrinology, Sevilla,Spain (9-13 May).-1998.-153 p.
  10. Ахкубекова Н.К. Кальций – фосфорный обмен и костный метаболизм у больных первичным гипотиреозом / Н.К Ахкубекова, Е.И. Марова, Л.Я. Рожинская, Л.К. Дзеранова. // Остеопороз и остеопатии.-1999.-№1.-С.13-16.
  11. Айвазов В.Н. Центр восстановительного лечения полисистемных нейровисцеральных заболеваний санатория «Ленинские скалы»/ В.Н. Айвазов, М.А. Селезнева, Н.К Ахкубекова, М.К. Завидная, Т.Д. Маркарян // Материалы «Экология окружающей среды, здоровое питание и биологически активные вещества естественного  происхождения (БАВЕП) в профилактике и лечении болезней XXI века» (17-18октября), Кисловодск.-2002.-С.6-9.
  12. Ахкубекова Н.К. Эффективность радонотерапии у больных с синдромом поликистозных яичников / Н.К Ахкубекова // Сборник статей IV конф.врачей общ.практ.(семейных врачей) южного федерального округа «Улучшение качества первичной мед.-сан.помщи- гарантия здоровья населения» - Ростов-на-Дону, 2008.-С.17-19.
  13. Истошин Н.Г. Клиническая физиология щитовидной железы / Н.Г. Истошин, А.Т. Терешин, Н.К. Ахкубекова / Учебное пособие. – М., 2008.
  14. Истошин Н.Г. Гипотиреоз / Н.Г. Истошин, А.Т. Терешин, Н.К Ахкубекова // Учебное пособие. – М., 2008.
  15. Ахкубекова Н.К. Патофизиологические механизмы тазовых болей у женщин репродуктивного возраста / Н.К Ахкубекова, А.Т. Терешин // Научные труды федерального мед.-биол.агенства по проблеме развития сан.-курот.и реабилт.помощи. Второй Международ. мед.форум «Индустрия здоровья-2009».Симпозиум «Состояние и перспективы развития сан.-курорт. и реабилитац.помощи в системе ФМБА России», 17 марта. - М.,2009.-С.58-61.
  16. Ахкубекова Н.К. Санаторно-курортное лечение больных с остеопеническим синдромом/ Н.К Ахкубекова. // Материалы V Всероссийского Форума « Задачи восстановительной медицины, реабилитации и курортологии в решении проблем оздоровления населения России» (16-19 сентября). - М., 2009.-С.87-89.
  17. Ахкубекова Н.К. Лечение больных с первичным «пустым» турецким седлом на курорте / Н.К Ахкубекова. // Матер. науч.-практ.конф. «Достижение и перспективы восст.мед.» (14-16 июля), Горячий ключ, 2009.-  С.52-55.
  18. Ахкубекова Н.К. Радонотерапия в санаторно-курортном лечении больных с функциональной гиперпролактинемией/ Н.К Ахкубекова, Н.Г. Истошин// Матер.Международ.конгресса «Здравница -2009».Современные тенденции перспективы развития курортного дела в РФ - 2009.-31 с.
  19. Ахкубекова Н.К. Немедикаментозные методы коррекции функциональной гиперпролактинемии на санаторно- курортном этапе/ Н.К Ахкубекова. // Материалы науч.-практ.конф. «Достижение и перспективы восст.мед». (14-16 июля), Горячий ключ, 2009.-  С.47-51.
  20. Ахкубекова Н.К. Реабилитация больных с функциональной гиперпролактинемией, обусловленной синдромом поликистозных яичников, на санатоно-курортном этапе/ Н.К Ахкубекова, Н.Г.Истошин // Сборник научных трудов Международн.форума «Интегративная медицина-2009» (5-7 июня). - М., 2009.-С.46-48.
  21. Ахкубекова Н.К. Лечение метаболических нарушений у больных с функциональной гиперпролактинемией на курорте/ Н.К Ахкубекова. // Матер.VIII съезда кардиологов Южного Федерального округа 27-29 мая «Совершенствование оказания мед.помощи больным с серд.-сосуд. заболеваниями - Новые подходы и перспективы». - Ростов-на-Дону, 2009.-С.20-21.
  22. Ахкубекова Н.К. Немедикаментозная коррекция нарушений метаболизма у больных с функциональной гиперпролактинемией/ Н.К Ахкубекова, Н.Г. Истошин, А.Т. Терешин // Материалы VIII съездаI кардиологов Южного Федерального округа 27-29 мая «Совершенствование оказания мед.помощи больным с серд.-сосуд.заболеваниями - новые подходы и перспективы».- Ростов-на-Дону, 2009.-С.95-96.
  23. Ефименко Н.В. Радоновые ванны в восстановительном лечении больных с функциональной гиперпролактинемией / Н.В. Ефименко, Н.К. Ахкубекова, А.С. Кайсинова, В.А. Васин.// Материалы VIII Всероссийского Конгресса «Профессия и Здоровье», 2009.-С.169-170.
  24. Ахкубекова Н.К. Восстановительное лечение остеопенического  синдрома у больных с функциональной гиперпролактинемией / Н.К. Ахкубекова, Н.В. Ефименко // Материалы Международ. конф. «Современнын медицинские технологии в восстановительной медицине, медицинской реабилитации и курортологии».- Сочи, 2009.-С.140- 141.
  25. Ахкубекова Н.К.  Лечение гиперпролактинемического остеопенического синдрома на курорте / Н.К. Ахкубекова// Проблемы современной ревмотологии.Сборник науч.трудов.30 лет ревмотологической службе РСО-Алания. 70 лет Северо-Осетинской гос. мед.академии.- Владикавказ.-2009.-С.10-12.
  26. Ахкубекова Н.К.  Радонотерапия в курортном лечении остеопении у женщин с функциональной гиперпролактинемией / Н.К. Ахкубекова// Проблемы современной ревмотологии.Сборник науч.трудов.30 лет ревмотологической службе РСО-Алания. 70 лет Северо-Осетинской гос. мед.академии.- Владикавказ, 2009.-С.10-12.
  27. Ахкубекова Н.К. Взаимодействие эстрогенов, прогестерона и дофамина в регуляции секреции пролактина (обзор экспериментальных и клинических исследований) / Н.К Ахкубекова. // Пробл. эндокринол. -2009.- №6.-С.46-48.
  28. Ахкубекова Н.К. Реабилитация больных с синдромом поликистозных яичников на санаторно-курортном этапе / Н.К. Ахкубекова // Вопросы курортологии физиотерапии и лечебной физической культуры.-2009.-№6.-47-48.
  29. Ахкубекова Н.К. Диагностика, лечение и профилактика остеопенического синдрома у больных с функциональной гиперпролактинемией на санаторно-курортном этапе / Н.К. Ахкубекова, Н.В. Ефименко //Физиология бальнеология реабилитация.-2009.-№6.-С.28-31.
  30. Ахкубекова Н.К. Санаторно-курортное лечение больных функциональной гиперпролактинемией с явлениями остеопении / Н.К. Ахкубекова // Южно-российский курортный форум «Кавказская здравница -2010» (25-27февраля). Медицинский конгресс «Здравоохранение Северного-Кавказа». - Кисловодск, 2010.- С.50-52.
  31. Ахкубекова Н.К. Санаторно-курортное лечение больных с функциональной гиперпролактинемией с применением радоно-и интерференцтерапии/ Н.К. Ахкубекова, А.С. Кайсинова, Н.В. Ефименко, Н.В. Бабякин.// Тезисы Всероссийского Форума / Развитие санаторно-курортной помощи, восстановительного лечения и медицинской реабилитации, 22-24 июня.-2010.-С.321-322.
  32. Ахкубекова Н.К. Дофаминергические отклонения в деятельности гипоталамо-гипофизарно-овариальной системы у женщин с эндокринным бесплодием / Н.К. Ахкубекова // Материалы юбилейной научно- практической конференции, посвященной 90-летию института 27-28 мая./ Актуальные вопросы курортологии, восстановительной медицины и профпатологии.- Пятигорск, 2010 -С.304-306.
  33. Терешин А.Т. Клинико-гормональная характеристика больных с синдромом поликистозных яичников / А.Т. Терешин, Э.Х. Итиева, О.Ю. Ермолаев, Н.К. Ахкубекова// Материалы юбилейной научно- практической конференции, посвященной 90-летию института 27-28 мая./ Актуальные вопросы курортологии, восстановительной медицины и профпатологии. - Пятигорск, 2010. -С.338-340.
  34. Бабякин А.Ф. Коррекция психоэмоциональных  нарушений при функциональной гиперпролактинемии на санаторно-курортном этапе/ А.Ф. Бабякин, Н.К. Ахкубекова, Н.В.Ефименко // Материалы Мед. Форума «Здравоохранение и развитие фарминдустрии: междисциплинарный диалог»/ Сб.научных материалов(13-14 октября).- Пятигорск, 2010.- С.19 -20.
  35. Ахкубекова Н.К. Радонотерапия в курортном лечении больных с функциональной гиперпролактинемией / Н.К. Ахкубекова, А.С. Кайсинова, А.Т. Терешин// Вопросы курортологии физиотерапии и лечебной физической культуры.-2010.-№2.- С.22-24.
  36. Ефименко Н.В. Диагностика и лечение больных с синдромом первичного «пустого» турецкого седла на санаторно-курортном этапе / Н.В. Ефименко, Н.К. Ахкубекова, А.Ф. Бабякин и др. // Вопросы курортологии физиотерапии и лечебной физической культуры.-2010.-№2.- С.7-10.
  37. Терешин А.Т. Диагностическая и оперативная лапароскопия при синдроме поликистозных яичников / А.Т. Терешин, Н.К. Ахкубекова, О.Ю. Ермолаев и др. // Паллиативная медицина и реабилитация.-2010.-№2.-С.38-45.
  38. Терешин А.Т. Роль эндоскопических методов в диагностике и терапии бесплодия при синдроме поликистозных яичников / А.Т. Терешин, Н.К. Ахкубекова, О.Ю. Ермолаев и др. // Паллиативная медицина и реабилитация.-2010.-№3.-С.33-36.
  39. Ахкубекова Н.К. Механизм дофаминергических отклонений в эстроген-прогестероновой системе яичников у пациенток с вторичной гиперпролактинемией / Н.К. Ахкубекова // Жаршысы. Вестник (медицинского центра Управ.делами Президента Респ.Казахстан). -2010-№2.-том №35.- Сф.123-125.
  40. Терешин А.Т. Функциональная активность коры надпочечников у больных с синдромом поликистозных яичников / А.Т. Терешин, О.Ю. Ермолаев, Н.К. Ахкубекова, Р.Г. Гатаулина // Российский вестник акушера-гинеколога.-2010.-№5
  41. Ахкубекова Н.К. Коррекция психоэмоциональных нарушений при функциональной гиперпролактинемии с применением курортных и преформированных факторов / Н.К. Ахкубекова // Вестник новых медицинских технологий, Тула.-2010.-Том.№ XVII.- №4.-С.94-95.
  42. Терешин А.Т. Клинико-функциональная активность коры надпочечников у больных  с синдромом поликистозных яичников / А.Т. Терешин, Н.К. Ахкубекова, М.В. Смирнова // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. -2011.-Том.№ X.- №2.-С.39-44.
  43. Курортное лечение больных с функциональной гиперпролактинемией, обусловленной спаечным процессом в малом тазу/ Мед.технология.- Пятигорск, 2009.
  44. Радонотерапия и иглорефлексотерапия в послеоперационной реабилитации репродуктивной функции при синдроме поликистозных яичников // Мед. технология.- Пятигорск, 2009.
  45. Бабякин А.Ф. Способ коррекции психоэмоциональных нарушений при функциональной гиперпролактинемии с применением радонотерапии и интерференцтерапии. Патент на изобретение №2415663./ А.Ф. Бабякин, А.С. Кайсинова, Н.В. Ефименко, Н.К. Ахкубекова // Бюллетень Изобретения Полезные модели. – М, 2011. - №10.-С.464.

СПИСОК  УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ

АТ ТГ                антитела к тиреоглобулину;

АТ ТПО                антитела к тиреоидной пероксидазе;

ВНОК                Всероссийское научное общество кардиологов;

ВЧГ                        внутричерепная гипертензия;

ГА                        гиперандрогения;

ГИ                        гиперинсулинемия;

ДГАЭ-С                дигидроэпиандростерона-сульфат;

ДЕХА                двухэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия;

ДЭЗ                        диффузный эутиреоидный зоб;

ИИР- (HOMA)        индекс инсулиновой резистентности;

ИМТ                        индекс массы тела;

ЛГ                        лютеинизирующий  гормон;

ЛПВП                липопротеиды высокой плотности;

ЛПНП                липопротеиды низкой плотности;

МПКТ                минеральная плотность костной ткани;

МС                        метаболический синдром;

ОК                        остеокальцин;

ОП                        остеопороз;

ОТ/ОБ                коэффициент талия/бедро;

ПГТТ                пероральный  глюкозотолерантный тест;

ПРЛ                        пролактин;

ПРС                        прогестерон;

ПТС                        «пустое» турецкое  седло;

Св. Т4                свободный тироксин;

СГ                        субклинический гипотиреоз;

СПЯ                        синдром поликистозных яичников;

С - пеп.                С- пептид;

Т                        тестостерон;

ТГ                        триглицериды;

ТРГ                        тиреотропин-рилизинг-гормон  (тиролиберин);

ТТГ                        тиреотропный гормон;

ТЭСГ                        тестостерон-эстроген – связывающий глобулин;

ФСГ                        фолликулостимулирующий гормон;

Э2                        эстрадиол;

ЭХО- ц                эхоэнцефалоскопия;

ЩФ                        щелочная фосфатаза;

Ca - ион.                кальций ионизированный;

СТх -                        С - терминальный телопептид коллагена I типа;

IDF                        Международная Федерация по изучению СД;

IOTF                        International Obesity Task Force – Международный комитет

по изучению ожирения;

HOMA                Homeostasis Model Assessment – Модель определения 

коэффициента инсулиночувствительности в крови;

L1-L4                        поясничный отдел позвоночника;

МCS                        суммарное измерение психологического здоровья;

Neck                        шейка бедра;

Р - неорг.                фосфор неорганический;

PCS                        суммарное измерение физического здоровья;

SD                        стандартное отклонение от пиковой костной массы по Т-критерию.

ЕОИА                Европейское  Общество  по изучению Атеросклероза




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.