WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

УМИРЗОКОВ

МИРЗОТИЛЛО  ИМОМНАЗАРОВИЧ

КЛИНИКА, ТЕРРИТОРИАЛЬНО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ,

ДИАГНОСТИКА И ЛЕЧЕНИЕ КОЖНОЙ ФОРМЫ СИБИРСКОЙ ЯЗВЫ В ТАДЖИКИСТАНЕ

14.02.02 эпидемиология 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Душанбе 2012

Работа выполнена на кафедре инфекционных болезней Таджикского государственного медицинского университета имени Абуали ибни Сино

Научный руководитель:        доктор  медицинских  наук,  профессор

Рахманов Эркин Рахимович

Научный консультант:                член-корр. АН РТ,  доктор

медицинских наук,  профессор

Зоиров Подабон Тошматович

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор

Лукьянов Николай Борисович 

кандидат медицинских наук

Мирзоев Азамджон Сафолович

 

Ведущая организация:                Иркутский государственный

медицинский университет

(г. Иркутск, РФ).

Защита диссертации состоится  «17» апреля 2012 г. в 12:00 час. на заседании диссертационного Совета К 737.005.01 при Таджикском государственном медицинском университете имени Абуали ибни Сино (734003, Республика Таджикистан, г. Душанбе,  пр. Рудаки, 139).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Таджикского государственного медицинского университета  имени Абуали ибни Сино.

Автореферат разослан «15» марта 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат медицинских наук, доцент        Абдиева Д. Х.                                                                        

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность проблемы: Сибирской язвой издавна болеют люди и животные, заболевание распространено практически на всех континентах земного шара. Несмотря на достигнутые успехи в изучении сибирской язвы, данная инфекция  остается актуальной проблемой здравоохранения и ветеринарии (Бургасов П.Н. с соавт., 1984; Юлдашев А., 1990; Черкасский с соавт., 2005; Жолдошев С.Т., Тойчуев С.Г., 2011; Kumar A. et al. 2000; Caksen H. et al., 2001; Levi K. et al., 2003).

По данным ВОЗ ежегодно в мире регистрируется от 2000 до 20000 случаев заболевания сибирской язвой. Кожная форма сибирской язвы представляет собой самоограничивающееся состояние, которое лишь в некоторых случаях прогрессирует в генерализованную инфекцию. Однако даже при генерализации болезнь хорошо поддается адекватной, своевременно назначенной терапии и заканчивается летальным исходом в 1-2% случаев.

Способность возбудителя сибирской язвы благодаря спорообразованию длительно сохраняться и тем самым укореняться в почве приводит к формированию стойких очагов инфекции.

В последние годы эпидемиологическая ситуация по сибирской язве в Республике Таджикистан (РТ) остается крайне неблагоприятной. Несмотря на проводимые противоэпидемические и профилактические мероприятия, ежегодно регистрируются случаи сибирской язвы среди населения, проживающего в эндемичных регионах. Резервуаром и источником инфекции в основном являются больные домашние животные.

Несмотря на значительные достижения в изучении этиологии, эпидемиологии, клиники и профилактики сибирской язвы, многие теоретические и практические стороны этого комплекса задач остаются недостаточно изученными, особенно на региональном уровне.

До 90-х годов ХХ в. в Советском Союзе сибирская язва была снижена до спорадического уровня. Относительный показатель заболеваемости  сибирской язвой составлял 0,21 на 100 000 населения. После распада СССР в связи с ухудшением социально экономических условий жизни людей, миграцией населения и ослаблением эпидемического надзора за инфекционными процессами, ослаблением надзора за состоянием здоровья крупного и мелкого рогатого скота со стороны ветеринарных служб, отсутствием должного внимания по оздоровлению очагов сибирской язвы,  начиная с 1995 г., отмечается подъем заболеваемости сибирской язвой в Республике Таджикистан, который имеет свои особенности, что и послужило поводом для изучения данной инфекции.

Если раньше в Республике Таджикистан выявленные природные и антропургические очаги сибирской язвы наблюдались в 10-12 районах, то в последние годы природные очаги установлены практически во всех регионах. Существенные изменения условий жизни людей, формы хозяйствования, рост числа крупного и мелкого рогатого скота, бесконтрольный забой животных, несовершенство диагностики, лечения и профилактики  этой болезни определяют актуальность изучения сибирской язвы у людей в современных условиях.

Цель работы:

Изучить клинико-эпидемиологические и эпизоотологические особенности кожной формы сибирской язвы, совершенствовать методы диагностики, лечения и его профилактики в условиях Республики Таджикистан.

Задачи исследования:

1. Выявить уровень, динамику заболеваемости и территориально-эпидемиологическую особенность сибирской язвы по регионам и зонам Республики Таджикистан

2. Изучить особенности распространения сибирской язвы среди животных по  регионам и зонам Республики Таджикистан.

3. Изучить климато-географические особенности (температура воздуха, почвы, осадков) и корреляцию с эпидемиологическими и эпизоотологическими факторами сибирской язвы по регионам и зонам Республики Таджикистан.

4. Изучить клинические особенности течения сибирской язвы за период 2000-2010 гг. в Республике  Таджикистан.

5. Дать оценку диагностики сибирской язвы по методу ПЦР; исследовать микробиологическую и генетическую характеристику Bacillus anthracis, выделенных от больных; совершенствовать методы  лечения. 

6. Совершенствовать меры профилактики сибирской язвы в сложившихся  современных условиях Республики Таджикистан.

Научная новизна исследования

Впервые проведен комплекс эпидемиологических и эпизоотологических исследований сибирской язвы по зонам РТ на сравнительно большом количестве материала (1124 случая у людей и 241 – у животных). Выявлены особенности эпидемиологии и эпизоотологии сибирской язвы в различных климато-географических зонах республики, установлены основные причины и особенности эпидемиологического и эпизоотологического процесса: повсеместная распространенность, ежегодная спорадическая заболеваемость, заражение людей непосредственно на пастбищах, при уходе и забое больного животного, сезонность в летне-осенний период  с пиком в сентябре.

Дана клиническая характеристика течения сибирской язвы у 139 больных с кожной формой сибирской язвы. Установлено, что в последние годы кожная форма сибирской язвы протекает как карбункулезная форма со среднетяжелым течением. Доказана эффективность метода полимеразно цепной реакции (ПЦР) в диагностике кожной формы сибирской язвы в современных условиях.

Впервые показана высокая эффективность препаратов фторхинолонового ряда (ципрофлоксацин) при лечении кожной формы сибирской язвы и дана оценка его клинической эффективности.

Рекомендованы меры борьбы и профилактики сибирской язвы в различных климато-географических зонах РТ.

Практическая  значимость работы

1.Для проведения профилактических и противоэпидемических мероприятий по сибирской язве нами проводилось ретроспективное прогнозирование, оперативный эпидемиологический и эпизоотологический анализ заболевания среди людей и животных, установлена их связь с климато-географическими (ландшафт, почва, климат, водные ресурсы) и социальными (хозяйственные и бытовые) условиями на различных территориях республики.

2. Введен строгий эпидемиологический и эпизоотологический надзор за сибирской язвой – выявление, учет, паспортизация и постоянное слежение за санитарно-ветеринарным состоянием и проявлениями за эпидемиологической и эпизоотологической активностью стационарно неблагополучных пунктах.

3. Создан кадастр по зонам адресов стационарно неблагополучных по сибирской язве пунктов, в которых занесены сведения о заболеваемости и спорадических вспышках сибирской язвы среди людей и животных.

4. Рекомендовано вести обязательную вакцинацию, так как с 1990 по 2011 гг. она не проводилась среди профессиональных групп людей, а также вести вакцинацию среди животных в стационарно неблагополучных пунктах.

5. Даны особенности клинического течения кожной формы сибирской язвы в условиях РТ.

6. Доказана эффективность ПЦР в диагностике сибирской язвы и усовершенствованы методы комплексной терапии.

7. Подготовлена программа по «Противоэпидемической защите населения от сибирской язвы и меры профилактики болезни на 2005-2010 гг.». Приказ 53 МЗ РТ от 13 февраля 2007 г.

Основные положения, выносимые на защиту

В условиях Республики Таджикистан сибирская язва имеет неравномерное повсеместное распространение среди людей и животных с преобладанием спорадических случаев в летне-осенний период и пиком заболевания в сентябре. Чаще болеют сибирской язвой лица молодого возраста от 16 до 50 лет, преимущественно мужского пола.

Хозяйствами не соблюдаются санитарно-ветеринарные правила по предупреждению возникновения заболевания сибирской язвой как среди людей, так и среди животных. В настоящее время в РТ общее количество  мелкого рогатого скота составляет 4 440 000  голов,  крупного рогатого скота 1 900 000  и свыше  150 000 приходится на других животных. Нет кадастра по зонам на стационарно неблагополучных  по сибирской язве пунктов, не проводится специфическая и неспецифическая профилактика болезни в полном объеме.

Сибирская язва у людей характеризуется высоким удельным весом среднетяжелых форм болезни с типичным симптомокомплексом. Заболевание в основном протекает в виде кожной карбункулезной разновидности (98%) с частой локализацией (91,3% случаев) на верхних конечностях.

В диагностике болезни ПЦР позволяет выявлять те штаммы В. аnthracis, которые не растут на питательных средах, в связи с чем его необходимо широко использовать с целью своевременной диагностики.

При лечении кожной формы сибирской язвы эффективность ципрофлоксацина оказалось выше, чем традиционные этиотропные средства, такие как пенициллин и амоксициллин.

Внедрение результатов исследования в практику

Материалы по изучению эпидемиологии, эпизоотологии сибирской язвы и их особенностей в различных климато-географических зонах, клиники, диагностики, лечения и профилактики внедрены в ЛПУ РТ. Полученные результаты исследования используются в лекциях и при проведении практических занятий на всех факультетах Таджикского государственного медицинского университета им. Абуали ибни Сино, а также в практической деятельности органов госсанэпидслужбы республики.

Апробация работы:

- на 52-й годичной научно-практической конференции Таджикского госмедуниверситета с международным участием. Душанбе, 2004;

- на 53-й годичной  научно-практической конференции ТГМУ (с международным участием), посвященной 1025–летию со дня рождения Абуали ибни Сино. Душанбе, 2005;

- на годичной научно-практической конференции молодых ученых Таджикского госмедуниверситета с международным участием. Душанбе, 2011;

- на заседании кафедры  эпидемиологии и инфекционных болезней Таджикского госмедуниверситета. Душанбе, 2011;

- на заседании объединенной проблемной комиссии по инфекционным болезням, эпидемиологии, гигиене, кожным болезням, детским инфекционным болезням ТГМУ (протокол 5).  Душанбе,  30 ноября 2011.





Публикации результатов исследования: По теме диссертации опубликовано 8 научных работ, из них 2 статьи  в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК РФ.

Структура и объем диссертации: Диссертация изложена на 114 страницах компьютерного текста и состоит из введения, обзора литературы, 4 глав собственных исследований, обсуждение результатов исседования, выводов, практических рекомендаций. Список литературы содержит перечень 142 работ: 53-отечественных, 89–зарубежных авторов. Диссертация иллюстрирована 11 таблицами, 18 рисунками и  фотографиями,  выписками из истории болезни.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материалы и методы исследования. В основу эпидемиологического и эпизоотологического анализа были положены ретроспективные официальные многолетние статистические данные, характеризующие заболеваемость  сибирской язвы среди людей и животных в Республике Таджикистан за период 2000-2010 гг. В процессе исследования использовались материалы (справки, служебные донесения, конъюнктурные обзоры) республиканского Госсанэпиднадзора. Использовались данные гидрометеорологических станций, Института почвоведения МСХ  РТ по температуре воздуха, почвы и выпадения осадков.

Настоящее исследование выполнено с 2000 по 2010 год на базе кафедры инфекционных болезней и эпидемиологии ТГМУ им. Абуали ибни Сино. Нами проанализированы карты эпидемиологического обследования 1124 очагов  сибирской язвы по всей республике в разных климато-географических зонах. Клиническим материалом  исследования служили 139 больных с кожной формой сибирской язвы, находившихся на стационарном лечение в инфекционных отделениях ЦРБ районов  Рудаки, Вахдат и г. Душанбе. Возраст больных составил от 16 до 76 лет, сельские жители составили 128, городские – 11, мужчин было 98, женщин – 41. Больным проводили эпидемиологическое, клиническое, бактериологическое обследование, а также ставили кожно-аллергическую пробу с антраксином. Впервые нами проведены исследования полимеразно-цепной реакции (ПЦР) в диагностике кожной формы сибирской язвы. Исследуемый материал был высеян на селективную питательную среду PLET. В работе была использована ПЦР с детекцией результатов в агарозном геле. Работа выполнена на базе лаборатории сибирской язвы  САЯИ.

Полученные результаты обрабатывали методом вариационной статистики (Каминский Л.С, 1974; Ашмарин И.П  и соавт, 1975). Для обработки данных и построение диаграмм были использованы программы MS, Excel  пакета  MS  Office 2007. Определялись средние величины (М), расчет стандартных ошибок средних величин (m), выявление достоверности различий между средними значениями показателей в сравниваемых группах с использованием t – критерия Стъюдента. Различия оценивались как достоверные при вероятности 95% (р 0,05) и выше.

Результаты исследования  и их обсуждение

Нашими исследованиями установлено, что наиболее часто сибирская язва в Таджикистане встречается на территориях  с развитым животноводством. Многолетние наблюдения показывают, что наибольшее количество очагов сибирской язвы выявлено в южной части Таджикистана, т.е. в Кулябской зоне Хатлонской области (табл. 1).

Таблица 1

Заболеваемость сибирской язвой по регионам Республики

Таджикистан за период 2000-2010 гг.

Годы

Реги-оны

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

Абс.ч.исло

На 100 тыс.нас.

Абс.ч.исло

На 100 тыс.нас.

Абс.ч.исло

На 100 тыс.нас.

Абс.ч.исло

На 100 тыс.нас.

Абс.ч.исло

На 100 тыс.нас.

Абс.ч.исло

На 100 тыс.нас.

Абс.ч.исло

На 100 тыс.нас.

Абс.ч.исло

На 100 тыс.нас.

Абс.ч.исло

На 100 тыс.нас.

Абс.ч.исло

На 100 тыс.нас.

Абс.ч.исло

На 100 тыс.нас.

г. Душанбе

8

1,21

1

0,17

3

0.53

7

1,0

1

0,1

-

-

1

0,1

16

1,6

1

0,1

-

-

-

-

РРП

129

9,2

16

1,15

23

1,6

21

1,5

43

3,0

40

2,8

17

1.1

34

2,1

29

2,0

10

0,71

9

0,7

Хатлонская

область

198

9,1

122

5,5

134

6,0

84

3,6

67

2,9

10

0,4

15

0,5

2

0,1

18

0,7

16

0,6

6

0,2

В т.ч.

Куляб.

зона

94

10,9

90

10,44

111

12,8

58

6,6

34

3,9

7

0,4

5

0,3

2

0,1

17

1,1

16

1,0

5

0,3

В т.ч.

К-тюб.

зона

104

7,6

31

3,2

32

3,3

26

1,8

33

3,4

3

0,4

10

1,1

-

-

1

0,1

-

-

1

0,1

ГБАО

2

0,96

2

0,96

-

-

3

1,5

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

Согдийская

область

1

0,05

16

0,85

-

-

11

0,6

2

0,1

-

-

-

-

2

0,1

-

-

1

0,05

-

-

По

республике

338

5,4

157

2,5

163

2,73

126

1,9

113

1,7

50

0,8

33

0,5

54

0,9

48

0,7

27

0,4

15

0,2

Эпизоотически неблагополучными по сибирской язве годами можно считать 1999, 2000 и 2001 гг., когда в республике было зарегистрировано 50, 74 и 47 соответственно случаев сибирской язвы среди животных и наибольшее количество из них 33, 53 и 40 соответственно также были отмечены на территории Кулябской зоны Хатлонской области.

Рис. 1. Заболеваемость сибирской язвы  у людей и животных в

республике за период 2000-2010 гг. (на 100 тысяч населения и

поголовий дом. животных)

Из рис. 1 видно, что выраженное  поражение сибирской язвой среди животных отмечено в 2000 г. – на 100 тыс. голов животных приходилось 1,5 случаев, в 2001 – 0,9; 2002 – 0,6; 2003 – 0,2; 2004 – 0,5; 2005 - 0,2; 2006 – 0,1; 2007 – 0,2; 2008 – 0,3; 2009 – 0,6 и 2010 – 0,1 случаев. Высокие цифры регистрации случаев сибирской язвы в 2001, 2002 и 2004 гг. были связаны с засухой в республике и малым выпадением осадков.

Высокая регистрация отмечается в южной группе районов РТ (Кулябский,  Дангаринский, Фархорский, Темурмаликский, Колхозабадский, Бохтарском, Пянджском районах); на территории РРП в районах Рудаки, Вахдат, а также по Согдийской области в районах Гончи и Мастчах. В других районах республики отмечены спорадические случая. Заболевание сибирской язвой носило спорадический характер, чаще в местах наибольшего скопления скота (базары), длительного откорма животных, по трассам перегона скота. По данным статистики, заболеваемость  сибирской язвой среди животных низкая. В отдаленных кишлаках зараженность почвы предусадебных участков и дворов была на столь высока, так что все находившиеся в их пределах животные погибли от сибирской язвы. Эпизоотия сибирской язвы среди животных сопровождалась распространением заболевания и среди людей.

Территориальное распределение заболеваемости сибирской язвой животных и людей отличалось выраженностью и контрастностью. При этом четко определялась роль одних и тех же территорий в формировании нозопроцесса сибирской язвы. В республике эти зоны  характеризовались  аридным климатом, традиционно широко развитым животноводством, в том числе отгонным, значительным поголовьем неучтенного и потому не привитого против сибирской язвы скота.

Так, в РТ  из всех заболевших животных крупный рогатый скот составлял 78%, овцы – 21%, на другие виды приходился 1%. Примерно более половины зарегистрированных случаев составили заболевания скота, находившего в личном владении граждан. Скот в основном заражался на контаминированных пастбищах. В РТ в связи с преобладанием сибирской язвы среди крупного рогатого скота данные животные являлись основным источником возбудителей инфекции для людей. За период  2000–2010 гг. от них заражались ежегодно от 10 до 270 человек.

Сохранилась типичная для сибирской язвы летнее–осенняя сезонность заболеваемости  как среди животных, так и среди людей. За период 2000-2010 гг. заболели всего 241 животное,  и 1124 случая были отмечены у людей, которые пришлись в основном на период  с июня по октябрь (92%).

В Республике Таджикистан уровень заболеваемости сибирской язвой к 2000 г. составлял  5,4 на 100 тыс. населения,  что  в 30 раз превышало средне–союзные показатели. За период 2000-2010гг. в Таджикистане эпидемиологическим наиболее неблагополучным годом являлся 2000 г., когда было регистрировано 338 случаев кожной формы сибирской язвы у людей, что соответствовало эпизоотической ситуации этого года. К эпидемиологический неблагополучным годам по сибирской язве также можно отнести 2001-2004гг., когда ежегодно регистрировали более 100 случаев сибирской язвы у людей. В целом последние 10 лет заболеваемость сибирской язвой в Таджикистане продолжает оставаться  на высоком уровне. На рис. 2 показано количество больных людей и животных сибирской язвой по данным статистики Госсанэпиднадзора и Госветнадзора республики за период с 2000 по 2010 год.

Рис. 2. Зарегистрированные случаи сибирской язвы, среди людей и животных  за период 2000-2010 гг. в Республике Таджикистан

(абс. число)

Случаи заболевания сибирской язвой среди людей намного превышают таковые среди животных. Такое несоответствие связано с тем, что статистическая регистрация больных животных сибирской язвой не соответствует реальной обстановке в республике.

Основными причинами высокого уровня заболеваемости среди людей послужили  следующие:

- уход за больными животными как в частном, так и в общественном секторе;

- подворный вынужденный убоя больных животных  без предварительного ветеринарного освидетельствования;

- несвоевременная диагностика сибирской язвы и в случаях, когда мясо не направлялось на ветеринарный контроль;

- реализация мяса и других продуктов животноводства среди населения без предварительного лабораторного исследования;

- недостаточность грамотности населения в области общественной и личной профилактики сибирской язвы, особенно на территории с повышенным эпидемиологическим риском;

- бесконтрольность  со стороны ветеринарной службы по своевременной сортировке  больных  животных, находившихся на откорме и на пастбищах.

Характер распространения сибирской язвы среди сельскохозяйственных животных  был  в основном обусловлен следующими факторами:

- активным развитием животноводства;

- переходом населения на фермерское хозяйство, на арендных и кооперативных началах;

- другими формами сельскохозяйственной деятельности, в связи с увеличением поголовья скота  на личных подворьях сельских жителей;

- бесконтрольная миграция животных по территории республики, торговля животными без каких-либо сопроводительных документов, свидетельствующих о полученных прививках;

- неудовлетворительный учет поголовья скота в частном секторе животноводства, активизирующего почвенные очаги инфекции, вследствие бесконтрольного проведения строительных и других работ;

- снижение реальных возможностей осуществления плановой вакцинопрофилактики поголовья скота в частном секторе, которая нередко скрывается от учета.

Нами отмечены в течение последних десяти лет некоторые новые черты эпизоотического процесса: тенденция к смещению территориальной приуроченности заболеваемости, особенно в южной части Хатлонской области (Кулябская зона), преобладанием  заболевших животных, находившихся в личном владении населения, учащение вспышек в населенных пунктах ранее неизвестных  как стационарно неблагополучные по сибирской язве территорий.

Проведенные нами исследования показывают, что рост заболеваемости сибирской язвой среди людей и животных связан с повышением температуры воздуха и уменьшением выпадения осадков, особенно в летний период года. (рис. 3).

Рис. 3. Среднемесячная температуры воздуха и почвы, осадки и

зарегистрированные случаи заболевания  сибирской язвы у людей и животных по месяцам за период 2000-2010 гг.

Сезонность заболевания сибирской язвой в летний период связана с повышением максимальной среднемесячной температуры воздуха и значительным уменьшением количества атмосферных осадков. Засуха является благоприятным фундаментом  для возникновения и распространения сибирской язвы. Проведенный корреляционный анализ выявил наличие  прямой связи между динамикой заболеваемости как среди животных, так и среди людей с повышением температуры воздуха и уменьшением осадков, особенно в южной группе районов РТ, чаще возникающей в июле, августе, сентябре при среднемесячных показателях температуры воздуха +20-27С. При этом, как правило, в указанные месяцы температура воздуха была выше, чем в предшествующий период. Связь между динамикой заболеваемости и суммой осадкой на большей территории южных групп районов была существенной  и статистически достоверной. Среднемесячная сумма осадков в период летних подъемов заболеваемости колебалась в весьма широких пределах от 0 до 25 мм.

Постоянное повышение температуры и скорость движения воздуха приводят к разрыхлению и выветривованию почвы, разнося споры возбудителя сибирской язвы по пастбищам и  тем самым увеличивая ареал площадь инфекции.

Полученные исследования по увеличению  заболеваемости сибирской язвой среди людей и животных связывают с изменением температуры воздуха, влиянием его на состояние почвы как места обитания возбудителя, на механизм передачи возбудителя и восприимчивость животных. Активизации почвенных очагов сибирской язвы способствовал также расширение площади пастбищ  за счет освоения  целинных и залежных земель, в ходе которого были вскрыты и вовлечены в хозяйственный оборот падежные места и захоронения павших в прошлом от сибирской язвы животных.

По данным клинического  обследования стационарных больных (139), летом отмечено 58 (41,7%) случаев, осенью – 74 (53,3%), зимой – 2 (1,4%), весной – 5 (3,6%) случаев. Если их распределить по месяцам,  пик соответствует сентябрю – 55 случаев (39,6%). 

По материалам нашего исследования из 139 больных кожной формой сибирской язвы в 94,3% случаев факторами передачи инфекции служили инфицированные продукты животноводства. Так, в прирезке больных домашних животных участвовали 53,9% больных, 20,1% находились в контакте с мясом вынужденно забитых животных при его кулинарной обработке, 8,7 % помогали при снятии шкуры, 6,5% больных участвовали в транспортировке забитого животного, 5,1% заразились при обработке  внутренностей животного, в 5,7% случаях источник заражения установить не удалось (рис. 4).

Рис. 4.  Распределение кожной формы сибирской язвы в

зависимости от факторов передачи инфекции (%)

Своеобразна была и возрастная структура обследованных  больных сибирской язвой: более 78% (109) составили люди молодого возраста от 16 до 50 лет, хотя нередко сибирская язва  встречалась также у лиц пожилого возраста – 5 (3,6%) случаев.

По структурному составу больных с кожной формой сибирской язвы следует отметить, что среди заболевших преобладали домохозяйки и неработающие (67,6%), пенсионеры (10,8%), рабочие совхозов и колхозники (12,3%), остальные служащие и школьники. Частое заражение сибирской язвой неработающих, домохозяек, по всей вероятности, связано с их участием  в прирезке больных животных, снятии шкуры и обработке зараженного мяса во время приготовления пищи.

Из общего количества больных (139) с легкой формой сибирской язвы было 29 (20,8 %), со средней степенью тяжести  заболевание протекало у 88 (63,3%)  и в тяжелой форме - у  22 (15,9 %) .

Из общего количества поступивших больных у 43 (30,9%) при поступлении в клинику отмечалось повышение температуры тела от 37,1 до 39,50С. Длительность лихорадочного периода у наблюдаемых нами больных с кожной формой сибирской язвы  колебалась в зависимости от тяжести болезни. Так, сроки при легком течении составили у 80%  до 3 дней, у 15% до 4-5 дней и у 5% - более 6 дней при средней продолжительности в 3,5±0,3 дня. На фоне проводимой антибактериальной терапии постепенное снижение температуры было отмечено в 72% случаях, критический спад – в 22%, в остальных случаях она нормализовалась в течение 3-5 дней при средней продолжительности лихорадочного периода, в случае средней степени тяжести 3,6±0,8 и при тяжелом течении  5,8±1,2 дней. При детальном изучении анамнеза заболевания у 15,9% больных нам удалось выявить продромальный период  болезни. Так, до начала острых проявлений болезни в течение 1-2 дней больные отмечали недомогание, познабливание, слабость, вялость. В период разгара болезни больные на месте входных ворот отмечали зуд кожи, где в последующем появлялись последовательно пятно, папула, везикула, пустула и язва.

Из общего количества больных с кожной формой сибирской язвы сибиреязвенные карбункулы локализовались преимущественно на верхних конечностях: на кисти и предплечьях  у  127  больных, голове и шее – у 9, нижних конечностях (стоп) – у 2, туловище – у 1.  Наиболее тяжело протекало  заболевание, если  карбункулы локализовались в области головы и шеи.

Для сравнительного анализа эффективности лечения кожной формы сибирской язвы больных разделили на 3 группы (табл. 2). 1 – ю группу составили 15 больных,  которые получали амоксициллин, во 2  группе  (29 больных ) получали препарат фторхинолонового ряда (ципрофлоксацин) и в 3 группе (31 больной)  (контроль) – пенициллин. Все группы больных были статистически сопоставимыми как по возрасту, так и по тяжести и продолжительности болезни.

                                                        Таблица 2

Динамика основных проявлений сибирской язвы

на фоне лечения (в днях)

Показатели

1 я  группа, (M±m)

n=15

2 я  группа

(M±m)

n=29

3 я группа

(M±m)

n=31

Нормализация температуры

3,8±0,4

1,9±0,3

4,1±0,6

Исчезновение  отека

  13,8±0,3

8,3±0,3*

14,8±1,4

  Сроки исчезновения 

  интоксикации

2,5±0,3*

2,2±0,3*

3,9±0,3

Отторжение струпа

23,1±0,3

19,1±0,3*

24,1±2,4

Нормализация общего 

состояния

5,6±0,4*

3,3±0,4*

6,2±0,5

Примечание:*  р<0,05 – достоверность разницы показателей по сравнению с 

  контрольной группой

Лечение химиопрепаратами проводилось по общепринятой непрерывной методике: пенициллин назначался по 500 тыс. ед. – 1 млн. 6-8 раз в зависимости от тяжести состояния внутримышечно  в течение 8-10 дней, ципрофлоксацин в таблетках по 0,5 г  2 раза утром и вечером после еды  5-7, но не более 10 дней, амоксициллин в таблетках по 0,5 г 3 раза в сутки в течение 10 дней. Контрольную группу составили больные, леченные пенициллином. Критерием клинической оценки эффективности терапии больных с кожной формой сибирской язвы служили: сроки нормализации температуры, исчезновения отека,  ликвидация симптомов интоксикации, отторжения струпа и нормализации общего состояния больного.

Результаты лечения показали,  что нормализация температуры у больных, получавших антибактериальную терапию в форме амоксициллин (1–я  группа), наблюдалась на 3,8±0,4 день от начала лечения, исчезновение отеков - на 13,8±0,3 день, исчезновение интоксикации - на 2,5±0,3 день, отторжение струпов - на 23,1±0,3 день  лечения и нормализация общего состояния – на 5,6±0,4 день лечения. В контрольной группе больных (3 – я группа), получавших пенициллин, перечисленные показатели составили: 4,1±0,6; 14,8±1,4; 3,9±0,3;  24,1±2,4; 6,2±0,5 день соответственно. Однако наибольшая эффективность антибактериальной терапии отмечалась у больных, получавших ципрофлоксацин (2 – я группа), в которых показатели составили соответственно: 1,9±0,3;  8,3±0,3; 2,2±0,3; 19,1±0,3; 3,3±0,4 день.

Таким образом, фторхинолоновый препарат ципрофлоксацин является наиболее эффективным и более экономичным средством при лечении кожной формы сибирской язвы по сравнению с амоксициллином и пенициллином, и его можно рекомендовать как препарат выбора в комплексной терапии больных с данной инфекцией. Это необходимо учитывать практическим врачам при выборе лечения больных с  кожной  формой сибирской язвой.

Для идентификации штаммов сибирской язвы нами был проведен генетический анализ  плазмидной ДНК Bacillus anthracis с помощью ПЦР. Материалом для исследования служил следующий патологический материал: содержимое карбункула у людей, образцы крови и кусочки органов погибших животных, а также образцы почвы скотомогильников, неблагополучных по сибирской язве территорий. Исследуемый материал был высеян на селективную питательную среду PLET. В работе была использована ПЦР с детекцией результатов в агарозном геле. Работа выполнена на базе лаборатории сибирской язвы  САЯИ.

На первом этапе исследования была проведена сравнительная оценка  методов индикации B. anthracis  и диагностики сибирской язвы.

При посеве содержимого карбункула 16 больных людей с клиническим диагнозом «сибирская язва» только в 9 случаях были выделены бактерии с характерным для B. anthracis ростом. Из патологического материала (20 образцов) животных, павших от сибирской язвы,  только в 16 случаях удалось установить видовую принадлежность возбудителя. В остальных случаях рост бактерий отсутствовал или выросшие колонии по некоторым свойствам не соответствовали характеристикам  B. anthracis. Примерно такие же результаты были получены при бактериологическом анализе  почвы 4 скотомогильников, т.е. только в 2  случаях был идентифицирован возбудитель сибирской язвы.

ПЦР был позитивным ко всем  образцам  патологического материала, даже к тем, которые не давали роста  колоний на селективной питательной среде (7 – от больных людей и  4 – от павших животных). Также ПЦР позволил установить принадлежность к B. anthracis 2  подозрительных колоний, выросших при культивировании образцов почвы, и обнаружить B. anthracis в одной из проб воды.        Таким образом, полученные результаты показывают, что ПЦР позволяет выявлять те штаммы B. anthracis, которые по каким-то причинам не растут на питательных средах или при росте дают подозрительные колонии. Следовательно, для индикации B. anthracis, эффективности  диагностики и лечения сибирской язвы у людей и животных, а также повышения качества противоэпизоотических и противоэпидемических мероприятий необходимо широко использовать генетический анализ полимеразной цепной реакции.

На следующем этапе настоящей работы нами были проанализированы результаты изучения чувствительности штаммов Bacillus anthracis к антибиотикам и дезинфектантам. Полученные предварительные результаты показывают, что штаммы, изолированные в Таджикистане, характеризуются примерно одинаковой антибиотикограммой.

Биотипирование изолированных штаммов проводили на основе гемолитической активности, по способности штаммов расти на среде с тиамином и в хлоралгидрат-агаре, чувствительности к пенициллину, наличию капсулы, подвижности и определению феномена «жемчужного ожерелья». Все выявленные изолированные штаммы принадлежали к одному биотипу, так как все они не гемолизировали баранью кровь,  не росли на хлоралгидрат-агаре и были неподвижными; обладали способностью расти на среде с тиамином, проявляли чувствительность к пенициллину, образовывали капсулу и дали феномен «жемчужного ожерелья».

Профилактические мероприятии при сибирской язве включают в себя ветеринарные и медико-санитарные мероприятии. Ветеринарная служба осуществляет выявление, учет, паспортизацию стационарно неблагополучных по сибирской язве пунктов, проведение  дезинфекцией скотомогильников и почвенных сибиреязвенных очагов, а также плановую иммунизацию животных, контроль за соблюдением надлежащих условий при заготовке, хранении и транспортировке животного сырья. Эффективной мерой профилактики сибирской язвы человека является недопущение заболеваемости сельскохозяйственных животных, что достигается правильной организацией ветеринарного надзора и проведением поголовно соответствующей вакцинации сельскохозяйственных животных.

ВЫВОДЫ

  1. Максимальный показатель пораженности населения Республики Таджикистан кожной формой сибирской язвы составлял в разные годы до 5,4  на 100 тыс. населения, в то время как минимальный показатель – 0,2  на 100 тыс. населения соответственно. Наблюдается существенное отличие данных показателей на разных административных территориях. Наиболее неблагополучная эпидемиологическая и эпизоотологическая  ситуация отмечена в Кулябской зоне Хатлонской области (территория с развитым животноводством), где с 2000 по 2004 год ежегодно показатель заболеваемости у людей составил соответственно 10,9; 10,4;  12,8;  6,6;  3,9 на 100 тысяч населения.  Заболевание регистрируется в летне-осенний период (в 95%  случаях), с пиком проявлений в сентябре и преимущественным поражением лиц мужского пола (70,5%), трудоспособного возраста–от 16 до 50 лет (78%).

  2. Сибирская язва в Республике Таджикистан в основном  протекает в форме средней степени тяжести – 88 (63,3%) с образованием классических карбункулов  (98%),  локализованных чаще на верхних конечностях – 127 (91,3%), реже в области головы и шеи 9 (6,5%).  Наблюдается закономерное тяжелое течение болезни при  локализации сибиреязвенного карбункула в области головы и шеи. Выраженность лихорадки, отека и размеров сибиреязвенного карбункула находится в прямой связи с тяжестью течения болезни.

3. Полученные результаты показывают, что ПЦР позволяет выявлять те штаммы B. anthracis, которые по каким-либо причинам не растут на обычных питательных средах или при росте дают подозрительные колонии. Следовательно, для индикации возбудителя, эффективности диагностики и лечения сибирской язвы, а также повышения качества противоэпидемических мероприятий необходимо широко использовать полимеразную цепную реакцию (ПЦР).

4. Эффективность лечения больных с кожной формой сибирской язвы ципрофлоксацином существенно выше, чем при лечении амоксициллином и пенициллином, что проявляется клиническим выздоровлением и значительным  улучшением общего состояния в более короткие сроки и делает схему лечения ципрофлоксацином предпочтительной. 

5. Комплекс мероприятий с использованием стандартных подходов к проведению профилактики и дифференцированного подхода к санитарно-просветительной работе с населением является существенным фактором оздоровления  и повышения качества жизни населения Республики.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

  1. Усилить контроль за соблюдением ветеринарно-санитарных правил при вынужденном убое скота, принимать все необходимые меры по категорическому запрещению употребления мяса животных без заключения ветеринарной экспертизы.
  2. Усилить контроль за санитарным состоянием пунктов заготовки животного сырья и убойных площадок, повысить качество проведения дезинфекционных мероприятий в очагах сибирской язвы, используя современные методы обеззараживания инфекции.
  3. Систематически изучить динамику эпидемиологического и  эпизоотологического процесса с целью  оптимизации мероприятий по профилактике сибирской язвы и борьбе с ней.
  4. Систематически корректировать кадастр по сибирской язве по территориям республики.
  5. Регулярно проводить плановую иммунизацию лиц определенных профессий, подвергающихся повышенному риску заражения сибирской язвой в неблагополучных по эпидемиологическим показателям районах, а также внеплановую вакцинопрофилактику населения при появлении первых случаев болезни.

Список  научных  работ, опубликованных

по теме диссертации:

  1. Умирзоков М.И. Клинико-эпидемиологическая характеристика кожной формы сибирской язвы за последние годы в Таджикистане / М.И. Умирзоков [и др.] // Актуал. вопросы стоматологии: мат. 52-й годич. науч.-практ.  конф. с междунар. участием. –ТГМУ – Душанбе, 2004 г. – С. 279-280.

2. Умирзоков М.И. Система мероприятий по борьбе с сибирской язвой в Республике Таджикистан / М.И. Умирзоков [и др.] // Лекарства и здоровье: мат. 53-й науч.-практ. конф. ТГМУ (с междунар. участием), посвящ. 1025-летию со дня рожд. Абуали ибни Сино – Душанбе, 2005. – С. 171.

  3. Умирзоков М.И. Клиника и лечение кожной формы сибирской язвы у людей / М.И. Умирзоков [и др.] // Лекарства и здоровье: мат. 53-й науч.- практ. конф. ТГМУ (с междунар. участием), посвящ. 1025 – летию со дня рожд. Абуали ибни Сино – Душанбе,  2005. – С. 172.

  4. Умирзоков М.И. Результаты лечения кожной формы  сибирской язвы ципрофлоксацином / М.И. Умирзоков [и др.] // Совр. аспекты общественного здравоохранения: мат. конф. молодых ученых и студентов с междунар. участием ТГМУ.– Душанбе,  2007. – С.  200-202.

5. Умирзоков М.И. Лечение кожной формы  сибирской язвы  амоксициллином / М.И. Умирзоков [и др.] // Вестн. Авиценны. – Душанбе, 2007. № 1. – С. 84-89.

  6. Умирзоков М.И. Течение сибирской язвы при локализации карбункула в области головы и шеи /М.И. Умирзоков [и др.] //Здравоохр. Таджикистана. –Душанбе,  2009. № 3. – С.  113-114.

7. Умирзоков М.И. Некоторые аспекты эпидемиологии  сибирской язвы в Республике Таджикистан / М.И. Умирзоков [и др.] // Проблемы и достижения совр. медицины: мат.  науч. – практ. конф. молодых ученых и студентов  ТГМУ, посвящ. 20-летию гос. независимости Республики Таджикистан. – Душанбе, 2011. – С. 477-479.

  8. Умирзоков М.И. Кожная форма сибирской язвы по материалам ГКИБ, г. Душанбе за период 2005-2010 годы /М.И. Умирзоков [и др.] // Роль мед. науки в оздоровлении общества: мат. науч – практ. конф. ТГМУ, посвящ.  20-летию гос. независимости Республики Таджикистан. – Душанбе,  2011. – С.  166-167.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.