WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

ЛИСОВЦОВ Александр Александрович

ГИГИЕНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРЕЖДЕВРЕМЕННОЙ СМЕРТНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

14.02.01 – гигиена АВТОРЕфЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Иркутск – 2012

Работа выполнена в Ангарском филиале ФГБУ «Восточно-Сибирский научный центр экологии человека» Сибирского отделения Российской академии медицинских наук – Научно исследовательский институт медицины труда и экологии человека

Научный консультант:

доктор медицинских наук, профессор Лещенко Ярослав Александрович

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Макаров Олег Александрович (ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения РФ, профессор кафедры общей гигиены) кандидат медицинских наук Зайкова Зоя Александровна (Управление Роспотребнадзора по Иркутской области, главный специалист-эксперт отдела социально-гигиенического мониторинга)

Ведущая организация:

ФГБУ «Научно-исследовательский институт комплексных проблем гигиены и профессиональных заболеваний» СО РАМН

Защита диссертации состоится «___» ___________ 2012 г. в _____ часов на заседании диссертационного совета Д.208.032.02 при Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Иркутский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации по адресу: 664003, г. Иркутск, ул. Красного Восстания, 2, зал заседаний диссертационного Совета

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГБОУ ВПО «Иркутский государственный медицинский университет»

Автореферат разослан «___» _______________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор медицинских наук, профессор Лемешевская Елизавета Петровна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования В процессе развития человеческой цивилизации, благодаря, прежде всего, улучшению гигиенических условий жизнедеятельности, а также развитию медицины и здравоохранения существенно снизилась смертность и увеличилась продолжительности жизни (Данилов-Данильян В.И., Лосев К.С., 2000). В то же время известно, что на определённых этапах исторического развития, характеризующихся резкой сменой уклада и условий жизни, происходят неблагоприятные изменения в состоянии здоровья населения, и изменяется структура и иерархия факторов, оказывающих выраженное влияние на здоровье населения (Рыбаковский Л.Л., 2003; Лещенко Я.А., 2006, 2012; Руденкин В.Н., 2007; Величковский Б.Т., 2008, 2012). В связи с этим, изучением закономерностей воздействия факторов окружающей среды на жизнедеятельность и здоровье населения продолжают заниматься многие исследователи в рамках различных научных дисциплин: гигиены, экологии человека, эпидемиологии, медицины труда, общественного здоровья и здравоохранения, социологии, экономики и др. (Медик В.А., 2002; Борисов В.А., 2003; Комаров Ю.М., 2007; Суханова Л.П., Скляр М.С., 2007; Максимова Т.М. с соавт., 2008; Шевяков А.Ю., 2008; Семенова В.Г.

с соавт., 2009; Харченко Л.П. 2009; Щепин О.П., с соавт., 2009; Лещенко Я.А., 2010;

Тихонова Г.И., Горчакова Т.Ю., 2010; Белобородов И.И., 2011; Будилова Е.В., Лагутин М.Б., 2011; Величковский Б.Т., 2012; Kominski Gerald F. et al., 2002; Saraceno B., 2007; Stuckler D. et al., 2009; Talala K.M. et al., 2011; Kim K.S. et al., 2012).

Во многих программных документах и решениях, принимаемых руководством РФ, проблеме сокращения смертности и увеличения продолжительности жизни уделяется пристальное внимание. В перечень показателей для оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ входят медико-демографические показатели, в т. ч. некоторые характеристики смертности, что свидетельствует об использовании их в качестве индикаторов эффективности государственного управления (указ Президента РФ № 825 от 28.06.07 г.).

Современная демографическая ситуация в РФ характеризуется кризисом воспроизводства населения, во многом вызванного резкими подъемами уровня смертности в течение последних двух десятилетий (Рыбаковский Л.Л., 2003; Казначеев В.П., Лещенко Я.А., 2006; Лещенко Я.А., 2006, 2007, 2012; Руткевич М.Н., 2006; Руденкин В.Н., 2007; Величковский Б.Т., 2008, 2012). Уровень смертности в РФ больше, чем в странах Западной и Восточной Европы, а отставание по продолжительности жизни от стран Восточной Европы составляет почти 10 лет у мужчин и 5 лет у женщин, а от стран Западной Европы – более 15 и 10 лет, соответственно (Концепция демографической политики…, 2007; Землянова Е.В., 2008;

Иванова А.Е., 2008, 2010, 2012; Семенова В.Г., 2012; Shkolnikov V.M, McKee M., Leon D.A., 2001; McKee M., Shkolnikov V.M., 2003). Кроме того, многими исследователями отмечается территориальная дифференциация смертности по субъектам РФ, которая, например, выражается в так называемом «северо-восточном векторе нарастания смертности» (Иванова А.Е. с соавт., 2009; Семенова В.Г. с соавт., 2009;

Щепин О.П. с соавт., 2009; Яковлева Т.В. с соавт., 2009).

В связи с этим, в Концепцию демографической политики РФ на период до 2025 г. заложен региональный подход при разработке программ для улучшения демографической ситуации. Этим подчеркивается, что для обоснования и обеспечения устойчивого развития конкретного региона большое значение имеет представление органов управления о влиянии совокупности факторов среды обитания на здоровье и благополучие населения.

Однако, мы не встретили в научной литературе работ, где были бы в полной мере освещены гигиенические аспекты преждевременной смертности населения в регионах Восточной Сибири, глубоко охарактеризованы ведущие причины смертности контингента трудоспособного возраста, всесторонне показана роль факторов разной природы в формировании безвозвратных демографических потерь.

Исследование выполнено в рамках темы НИР «Системное исследование проблем воспроизводства населения и медико-демографического развития в современных социально-экологических условиях Сибири» (№ гос. регистрации 01200963521), а также в рамках грантовых проектов Российского гуманитарного научного фонда:

№ 08-06-00111а «Закономерности формирования демографического потенциала Сибири (теоретический анализ, оценка, прогноз)», № 11-06-00540а «Качество жизни и здоровье общества».

Цель исследования Выявить закономерности формирования преждевременной смертности населения Иркутской области в связи с воздействием факторов окружающей среды в период 1990-х–2000-х гг.

Задачи исследования 1. Дать гигиеническую характеристику факторов окружающей среды и условий жизнедеятельности населения в Иркутской области за период 1991–2009 гг.

2. Провести оценку и анализ показателей перинатальной, младенческой смертности, смертности подростков, юношей и девушек.

3. Провести оценку и анализ показателей смертности населения трудоспособного возраста; оценить социальный и экономический ущерб, обусловленный смертностью данного контингента.

4. Дать оценку факторной обусловленности преждевременной смертности населения Иркутской области.

Научная новизна работы Впервые всесторонне установлены закономерности формирования характеристик преждевременной смертности населения в условиях Иркутской области в период 1990-х–2000-х гг.

Установлено, что безвозвратные демографические потери от преждевременной смертности обусловлены, главным образом, смертностью населения трудоспособного возраста, особенно мужчин. Основной закономерностью формирования потерь в трудоспособном возрасте является их связь преимущественно с внешними причинами, являющимися в значительной степени устранимыми (транспортные несчастные случаи, злоупотребление алкоголем, убийства, суициды и др.).

Представлен анализ и рассчитаны размеры социального и экономического ущерба, наносимого смертностью населения региона трудоспособного возраста, которые свидетельствуют, что каждый случай смерти в трудоспособном возрасте наносил экономический ущерб, в среднем, в размере 4,4 млн. руб. Наибольший ущерб обусловлен смертностью мужчин в 25–34-летнем возрасте от внешних причин.

С помощью комплекса методов эпидемиологического анализа выявлены особенности факторной обусловленности смертности населения региона. Наиболее полно формирование безвозвратных демографических потерь, анализируемых на уровне субъекта РФ, объясняет совокупность факторов, характеризующих социально-экономическую ситуацию и психоэмоциональный статус населения (уровень бедности, коэффициент Джини, ВРП на душу населения, стоимость жилья, уровень преступности, заболеваемость психическими расстройствами и расстройствами поведения, смертность в связи с суицидами и насильственными причинами и др.).

Практическая значимость работы Полученные в ходе работы результаты позволяют выделить приоритетные направления деятельности по повышению уровня здоровья и воспроизводства населения на территории Иркутской области при составлении средне- и долгосрочных планов демографического и социально-экономического развития, обосновать меры профилактической деятельности, направленной на снижение преждевременной смертности, оптимизацию демографической политики. Установленные закономерности, характеризующие роль различных факторов в формировании смертности, размеры социального и экономического ущерба, обусловленного безвозвратными демографическими потерями, представляют информационно-аналитическую основу, позволяющую администрациям, руководителям органов здравоохранения повысить качество управленческих решений по социально-экономическим, эколого-гигиеническим, медицинским проблемам, обеспечению санитарно-эпидемиологической безопасности, расширению спектра методов, используемых при анализе показателей здоровья населения в рамках региональной системы социально-гигиенического мониторинга.

Апробированную совокупность методов и приёмов комплексного анализа структурно-количественных изменений смертности под воздействием факторов окружающей среды, а также подходы к оценке социально-экономического ущерба, обусловленного смертностью, рекомендуется применять при аналогичных исследованиях в других регионах или муниципальных образованиях.

Полученные в процессе исследования результаты представлены в отчетах НИР (№ гос. регистрации 01200963521), отчетах по проектам, поддержанным Российским гуманитарным научным фондом: № 08-06-00111а и № 11-06-00540а.

Внедрение результатов работы в практику Результаты исследования представлены в виде аналитических материалов в региональных Государственных докладах о санитарно-эпидемиологической обстановке и здоровье населения (2009–2011 гг.).

По результатам диссертационного исследования разработаны и опубликованы методические рекомендации «Оценка ущерба, наносимого смертностью населения трудоспособного возраста» (Ангарск, 2011).

Результаты исследований используются: в учебном процессе в Ангарской государственной технической академии.

Основные положения, выносимые на защиту 1. Санитарно-эпидемиологическая обстановка в Иркутской области в период 1991–2009 гг. характеризовалась снижением антропогенной нагрузки на окружающую природную среду и выраженными негативными изменениями характеристик социальной среды. В результате этих процессов изменились структура и соотношение факторов окружающей среды, влияющих на формирование здоровья населения.

2. По степени выраженности, направленности и социальной значимости изменений компоненты преждевременной смертности располагаются в следующей последовательности: смертность населения трудоспособного возраста; смертность подростков, юношей и девушек; младенческая смертность.

3. Основной вклад в формирование уровней преждевременной смертности в социально-экологических условиях Иркутской области в исследуемый период внесли высокие безвозвратные демографические потери мужского населения в группах младшего (15–29 лет) и среднего (30–49 лет) трудоспособного возраста.

4. В комплексе условий жизнедеятельности основные безвозвратные демографические потери обусловливают факторы социальной среды, среди которых наиболее значимыми являются факторы психосоциального неблагополучия.

Апробация результатов исследования Основные положения диссертации доложены на: Всероссийской научнопрактической конференции «Российская цивилизация в альтернативах развития» (Иркутск, март 2010); Научно-практической конференции молодых ученых «Актуальные вопросы охраны здоровья населения регионов Сибири» (Красноярск, июнь 2010); Третьей межвузовской научно-практической конференции молодых ученых «Актуальные вопросы права и безопасности на современном этапе» (Иркутск, март 2011); Региональном семинаре «Задачи медико-демографического и социально-гигиенического мониторинга и пути их решения» (Иркутск, апрель 2011); II Межрегиональной научно-практической конференции молодых ученых «Человек: здоровье и экология» (Иркутск, сентябрь 2011); Всероссийской научной конференции «Социально-демографические перспективы Сибири. Актуальные проблемы и поиск путей их решения» (Иркутск, сентябрь 2011); Региональном семинаре «Актуальные вопросы развития социально-гигиенического мониторинга» (Иркутск, апрель 2012).

Публикации По результатам диссертации опубликовано 9 работ (в т.ч. 4 – в журналах, рекомендованных ВАК Минобразования и науки РФ).

Личный вклад автора Автор осуществлял сбор и обработку данных, проведение гигиенического, эпидемиологического, демографического и математико-статистического анализа, обобщение результатов, внедрение полученных материалов в практику. Самостоятельно автором выполнено 85 % исследований.

Структура и объем работы Диссертация изложена на 212 страницах машинописного текста, состоит из введения, 6 глав (обзора литературы, главы по описанию объектов, материалов и методов исследования, трёх глав собственных исследований, обсуждения результатов), выводов, рекомендаций, списка использованных библиографических источников, приложения. Работа содержит 13 таблиц и 96 рисунков. Библиографический указатель включает 220 источников, из которых 42 – иностранных авторов.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Объекты, материалы и методы исследований Исследования проведены в Иркутской области, являющейся типичным по природно-географическим характеристикам промышленно развитым регионом СФО.

Объект исследования: проживающие в Иркутской области контингенты населения – младенческого возраста (до 1 года; среднегодовая численность населения – 31388 человек), подросткового и юношеского возраста (10–14 лет, 15–19 лет;

444045 человек), трудоспособного возраста (151–54 года для женщин, 15–59 лет у мужчин; 1681009 человек) и всего населения в целом (2762916 человек). Предмет исследования – особенности влияния факторов окружающей среды и условий жизнедеятельности на формирование преждевременной смертности населения региона.

Комплексные медико- и социально-демографические исследования, проведенные в Иркутской области, осуществлялись путем сбора, обобщения, статистической обработки и эпидемиологического анализа материалов о естественном движении населения. Для исследования характеристик смертности населения Иркутской области использованы массивы агрегированных абсолютных данных, содержащиеся в учетных статистических формах Территориального органа федеральной службы государственной статистики по Иркутской области, которые подвергали в соответствии с поставленными задачами группировке, статистической обработке (расчёт интенсивных, экстенсивных, стандартизованных и др. показателей) и эпидемиологическому анализу. В качестве базы нормативно-справочной информации использованы материалы демографических ежегодников России, статистических сборников, баз данных мировой санитарной статистики и другие информационностатистические источники.

Статистическая обработка материалов выполнена на персональном компьютере с использованием стандартных программных средств Microsoft Excel 2007 (с пакетом Visual basic), пакета «Statistica 6.0» (лиц. № AXXR004E642326FA).

Оценка параметров, особенностей, тенденций формирования характеристик смертности отдельных групп населения проведена с учетом основных принципов современной методологии медико-демографических, эколого-гигиенических и эпидемиологических исследований (Медков В.М. 2004; Медик В.А., Токмачев М.С., 2006; Баранов А.А., Альбицкий В.Ю., 2007; Лисицын Ю.П., 2009; Вишневский А.Г.

2010 и др.). Осуществлялся сравнительный анализ наблюдаемых региональных 1 – в связи с принятой в мировой демографической статистике возрастной градацией за начало трудоспособного периода принята возрастная группа 15 лет.

показателей (Иркутская область) с показателями по РФ в целом, регионов СФО, а также с показателями стран Восточной и Западной Европы (Польша, Швеция).

При анализе смертности детей в возрасте до 1 года, контингентов населения подросткового, юношеского и трудоспособного возраста использованы стандартные эпидемиологические методы: оценка интенсивности, структуры смертности; динамики показателя, в т.ч. по отдельным классам причин смерти, а также по отдельным компонентам смертности, рассчитан и оценён показатель фетоинфантильных потерь, проведены ранжирование районов области по показателю младенческой смертности, анализ сезонных колебаний младенческой смертности за трехлетний период с использованием скорригированных средних; оценен вклад сезонного фактора в младенческую смертность.

Оценку социального и экономического ущерба, наносимого смертностью населения трудоспособного возраста, осуществляли по методике В.В. Двойрина и Е.М. Аксель (1993).

Для гигиенической характеристики факторов окружающей среды и условий жизнедеятельности проведен анализ материалов, представленных в государственных докладах о санитарно-эпидемиологической обстановке в Иркутской области, о состоянии окружающей природной среды Иркутской области, справочно-информационных материалах Росстата и др. источников. Для оценки общих социально-экономических характеристик и процессов Иркутской области использованы информационно-статистические материалы Территориального органа федеральной службы государственной статистики по Иркутской области, базы данных Росстата РФ.

Для оценки психосоциального статуса населения использовали подходы, разработанные в лаборатории системных исследований общественного здоровья Ангарский филиал ФГБУ «ВСНЦ ЭЧ» СО РАМН, основанные на применении критериев, эмпирически установленных в мировой санитарной статистике, а также критериев, рекомендованных рядом авторов (И.А. Гундаров, В.П. Казначеев с соавт., Т.Б. Дмитриева, Б.С. Положий) (показатели частоты убийств, самоубийств и их соотношение, общий уровень преступности, уровни заболеваемости алкоголизмом и алкогольными психозами, психическими расстройствами и расстройствами поведения).

Для оценки влияния факторов окружающей среды на смертность населения применены следующие методы эпидемиологического анализа:

1. Анализ развития явления (факторов и откликов) во времени.

2. Подход, заключающийся в установлении специфичности причинно-следственной связи (в отношении определенных форм патологии).

3. Корреляционный анализ с использованием коэффициента Спирмена.

4. Многомерный математический факторный анализ (метод главных компонент), с помощью которого исследовано 42 переменных. На основе регрессионно-корелляционного анализа (ро Спирмена (r ), простой регрессионный анализ) s оценена связь между собственными значениями выделенных компонент и половозрастных показателей смертности – в общем, и от основных причин с различным временным лагом (0–5 лет).

Краткая характеристика материалов, методов и объемов исследований представлена в таблице 1.

Таблица Материалы, методы и объем исследования Разделы Методы Материалы Объем и направления Государственные доклады «О санитарноэпидемиологическом состоянии Иркутской обла1 Оценка факторов окружасти» и «О состоянии окружающей природной ющей среды и условий Эпидемиологический;

среды Иркутской области»; базы данных Росста- 1991–2009 гг.

жизнедеятельности насе- гигиенический та РФ; Сборники «Регионы России. Основные ления Иркутской области характеристики субъектов РФ» и «Регионы России. Социально-экономические показатели».

Эпидемиологический (расчет и анализ интен1991–2009 гг.;

сивных, экстенсивных показателей и их комБаза ЛСИОЗ (на основе С51, 2-РН, 4-РН Ир- 1) 9693 случая смер понентов); фетоинфантильные потери; раскутскстата); Демографический ежегодник Рос- ти в пределение районов по уровню младенческой сии; Основные показатели здоровья населения года; возрасте д смертности (методика С.К. Филиппюк, и здравоохранения СФО; Европейская база 2) 10957 случаев 2 Оценка и анализ характе- И.С. Случанко и Э.Г. Федоровой); анализ данных «Здоровье для всех»; Данные ФГУ «Ди- возрасте 10–14, ристик смертности насе- сезонных колебаний младенческой смертно ления Иркутской области сти с использованием скорригированных рекция Программы ПБДД»; European Detailed 19 лет; случая Mortality Database; World health statistics; Mortality 3) 2816средних (методика Ю.Д. Лебедева и соавт.);

индекс сезонности (методика Л.Б. Хейфец и and burden of disease estimates for who member трудоспособном воз М.И. Хазанова); социально-экономический states in 2004; World Report on Road Traffic Injury расте;

Prevention. 4) 725173 случая ущерб от смертности по методике В.В. Двойобщем рина и Е.М. Аксель.

База ЛСИОЗ (на основе С51, 2-РН, 4-РН Иркутск3 Многомерный математистата); Государственные доклады «О санитарно ческий анализ взаимосвя- 1991–2009 гг.;

Математико-статистический анализ (фактор- эпидемиологическом состоянии Иркутской обла зи показателей прежде- 42 медико-демогра временной смертности с ный анализ методом главных компонент, сти», «О состоянии окружающей природной сре- фических и социаль факторами окружающей корреляционный анализ (rs Спирмена), про- ды Иркутской области»; Сборники «Регионы стой регрессионный анализ) России. Основные характеристики субъектов РФ» но-экономических среды и условиями жизи «Регионы России. Социально-экономические показателя недеятельности показатели»; базы данных Росстата РФ.

1.Структурно-количественный и хронометрический анализ медико-демографических, База ЛСИОЗ (на основе форм С51, 2-РН, 4-РН социально-экономических показателей. Иркутскстата); Сборники «Регионы России.

4 Оценка психосоциального 2. Анализ специфических индикаторов психо- Основные характеристики субъектов Российской 1991–2009 гг.

состояния общества социального неблагополучия с применением: Федерации» и «Регионы России. Социальноа) эмпирических критериев; экономические показатели»; базы данных Росб) международных сравнений с эталонными стата РФ стандартами.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ Краткая характеристика факторов окружающей среды и условий жизнедеятельности населения Иркутской области При оценке факторов окружающей среды и условий жизнедеятельности населения установлено, что с начала 90-х годов наблюдалось улучшение экологической ситуации в Иркутской области по параметрам антропотехногенной нагрузки на окружающую среду. Так, к 2009 г. произошло уменьшение объема промышленных выбросов в атмосферу на 42,1 % (рис. 1), а также снижение объемов сброса загрязненных сточных вод – на 47,8 %. В течение последних 6 лет (2004–2009 гг.) снизились объемы образования отходов производства и потребления на 22,3 %.

Соответственно, снижались уровни загрязнения объектов окружающей среды:

доля проб воздуха, не соответствующих гигиеническим нормативам, уменьшилась с 3,4 % до 1,8 %, проб воды по санитарно-химическим и микробиологическим показателям – с 7,8 % до 5,6 % и с 7,3 % до 2,0 %, соответственно, проб почвы по санитарно-химическим показателям – с 32,0 % до 4,4 %.

1210864y = -19,232x + 821,R = 0,532Рис. 1. Динамика выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух, отходящих от стационарных источников в 1990–2009 гг. (тыс. т).

Оценка социально-экономической ситуации в области показала, что в течение 1991–1998 гг. более чем в 2 раза снизился индекс промышленного производства, который несмотря на последующий рост производственной деятельности после 2001 г., в 2009 г. составлял только 66,2 % от уровня 1991 г. (рис. 2). Кроме того, кризисные явления 1990-х гг. характеризовались более чем трехкратным ростом безработицы, с которым удалось относительно справиться также только в начале 2000-х гг. Реальный уровень денежных доходов после периода длительного спада достиг уровня далеко не лучшего 1994-го года только в 2004 г., однако, одновременно с его ростом отмечается рост поляризации населения по уровню доходов. По мнению ряда авторов, для того, чтобы общество было устойчивым, не испытывало внутренних противоречий, напряжений, это соотношение не должно превышать 5–6 раз (Римашевская Н.М., 2004; Баранов А.А. с соавт., 2007). В Иркутской области, по официальным данным, это соотношение составляло от 11,2 (1995 г.) до 16,6 (2008 г.) раз. Иркутская область остается регионом с высоким уровнем бедности (20 место из 83).

Масса выбросов, тыс. т 1919191919191919191920202020202020202020100% 100% 80% 68,9% 66,2% 60% 40,4% 43,6% 40% 20% 0% Рис. 2. Динамика индекса промышленного производства (в % к 1991 г.).

Психосоциальный статус населения в период исследования охарактеризовали как «психосоциальное неблагополучие» на основании следующих индикаторных показателей:

• степени отклонения показателей самоубийств от критического уровня, установленного ВОЗ (превышение составляло 3,5–5,7 раза);

• соотношения уровней убийств и самоубийств (показатели были близки, а в отдельные годы уровень смертности от убийств был выше);

• изменения частоты правонарушений (уровень общей преступности возрос по отношению к показателю базового года в 1,9–2,2 раза (рис. 3); при этом значительно увеличился удельный вес особо тяжких преступлений и преступлений в сфере экономики;

• негативной динамики показателей распространенности социальных болезней: психических расстройств, алкоголизма, наркомании, туберкулеза, подъемы которых были синхронизированы с обострениями социально-экономической ситуации (рис. 4);

• регистрации случаев смерти, обусловленной алкогольными отравлениями, в возрастной группе 15–19 лет;

• увеличения в структуре смертности лиц трудоспособного возраста доли причин, явно или латентно связанных с алкоголем; а также доли неуточненных или неточно обозначенных причин смерти.

403530y = 86,347x + 1808,25R = 0,822015105Рис. 3. Динамика показателя общей преступности (на 100000 населения) в 1990–2009 гг.

Показатель наглядности, % 19191919191919191920202020202020202020Число зарегестрированных преступлений на 100000 человек 1919191919191919191920202020202020202020350,300,250,R = 0,65200,150,100,50,0,Рис. 4. Динамика численности больных с диагнозами алкоголизм, алкогольные психозы, установленными впервые в жизни, в 1992–2009 гг. (на 100000 населения) При оценке психосоциального статуса населения относительное психосоциальное благополучие выявлено только в 2009 г. Высокие, очень высокие и чрезвычайно высокие уровни психосоциального неблагополучия отмечались в периоды 1992–19и 2000–2006 гг. Остальные годы периода наблюдения (1991, 1997–1999, 2007–2008) характеризовались повышенными уровнями психосоциального неблагополучия.

Следовательно, наблюдаемые в последние десятилетия изменения структуры и иерархии факторов среды обитания свидетельствует о возрастании значимости такого направления профилактической медицины (общей гигиены) как психогигиена, развивающегося в нашей стране с 1980-х гг. (Сердюковская Г.Н., Гельниц Г., 1985). Причем, как это следует из вышеприведенных характеристик, предметом особого интереса отечественной психогигиены на современном этапе становится исследование популяционных аспектов формирования психоэмоционального статуса при изменении условий жизнедеятельности.

Таким образом, в Иркутской области в период 1991–2009 гг. происходило изменение структуры и иерархии факторов внешней среды, проявившееся в снижении антропогенной нагрузки на окружающую природную среду и выраженных негативных изменениях социальной среды.

Оценка основных компонентов преждевременной смертности Оценка и анализ основных компонентов преждевременной смертности населения показала, что в Иркутской области по сравнению с другими регионами Сибири отмечались более высокие уровни смертности по классам инфекционных и паразитарных заболеваний, болезней системы кровообращения и органов пищеварения.

Уровень младенческой смертности (МС) в Иркутской области за период 1990–2009 гг. снизился в 2 раза, при этом он превышал среднероссийский уровень в среднем на 13 % (рис. 5). Снижение уровня МС произошло, главным образом, за счет уменьшения показателей смертности от отдельных состояний перинатального периода, врожденных аномалий и болезней органов дыхания. Уровень МС от внешних причин практически не изменился.

В 2009 г. основную долю младенческой смертности обусловливали классы:

отдельных состояний, возникающих в перинатальном периоде (32,1 %); врожна 100000 человек Численность больных, 191919191919191920202020202020202020денных аномалий, деформаций и хромосомных нарушений (22,5 %); симптомов, признаков и отклонений от нормы, не классифицированных в других рубриках (13,6 %); внешних причин заболеваемости и смертности (10,2 %).

Иркутская область Российская Федеpация y = -0,6372x + 23,0R = 0,83y = -0,5968x + 20,8R = 0,89Рис. 5. Динамика показателя младенческой смертности в Российской Федерации и Иркутской области в период 1990–2009 гг. (0/00).

В период 2004–2009 гг. показатель фетоинфантильных потерь (ФИП) снизился за счет уменьшения показателей смертности в раннем неонатальном (на 41,7 %), позднем неонатальном (на 24,8 %) периодах и мертворождаемости (на 16,7 %).

Уровень смертности в постнеонатальный период снизился незначительно (на 5,7 %).

Таким образом, уменьшение ФИП и младенческой смертности произошло за счет снижения смертности, детерминируемой эндогенными факторами, в более ранние периоды развития. Удельный вес постнеонатальной смертности увеличился за счет замедленного темпа снижения ее уровней. Этот компонент МС более тесно связан с экзогенными факторами, и, следовательно, его сокращение может быть достигнуто средствами профилактической медицины.

Особенности смертности населения в возрасте 10–19 лет чрезвычайно важны, так как данный контингент представляет собой ближайший социальный, трудовой, репродуктивный и оборонный резерв общества.

Сравнительный анализ показателей смертности в возрастных группах 10–14 и 15–19 лет со среднероссийскими показателями свидетельствует о северо-восточном векторе нарастания смертности, который практически полностью определяется внешними причинами смерти, прежде всего, самоубийствами, убийствами и другими формами насилия (повреждения с неопределенными намерениями) (Иванова А.Е. с соавт., 2009; Семенова В.Г. с соавт., 2009; Яковлева Т.В. с соавт., 2009). В Иркутской области показатели смертности в возрастной группе 15–19 лет превышали среднероссийский уровень в среднем на 60,0 % среди юношей, на 37,8 % – среди девушек.

В возрасте 10–19 лет 50–80 % смертей обусловлено официально зарегистрированными внешними причинами. В структуре смертности населения в возрасте 15–19 лет суициды являются основной причиной смерти. Отмечаются также высокие уровни смертности юношей и девушек от насильственных причин.

Анализ смертности населения в трудоспособном возрасте показал, что половой диморфизм смертности в этом контингенте самый большой по сравнению с дру1000 родившихся Уровень смертности, на 1919191919191919191920202020202020202020гими возрастными группами (3,1–3,8 раз), а соотношение по уровню смертности от внешних причин еще больше – 4,1–5,5 раз. Половина умерших мужчин и почти пятая часть умерших женщин в Иркутской области в 2009 г. умерли в трудоспособном возрасте, что существенно больше, чем в странах Европы.

Внешние причины и инфекционные и паразитарные болезни в Иркутской области занимают более высокие ранговые места, чем по России. Наибольшая разница уровней отмечается по показателям смертности от экзогенных факторов: внешних причин (в РФ – 188,9 0/0000, в Иркутской области – 247,6 0/0000), инфекционных и паразитарных болезней (31,7 0/0000 и 72,9 0/0000, соответственно) и болезней органов дыхания (33,4 0/0000 и 48,0 0/0000, соответственно).

Установлено, что в периоды обострения социально-экономической ситуации в начале 1990-х гг. и первой половине 2000-х гг. отмечались выраженные подъёмы уровня смертности (рис. 6). Подъемы общего уровня смертности были обусловлены увеличением показателей почти от всех основных причин, за исключением новообразований, однако, темпы достижения максимальных значений смертности от внешних причин и болезней органов дыхания имели опережающий характер по сравнению с темпами роста смертности от болезней системы кровообращения, органов пищеварения.

мужчины женщины 18XX IX IX XX II X II X 17161514321Рис. 6. Динамика показателей смертности населения трудоспособного возраста по основным классам причин смерти в 1991–2009 гг. (число умерших на 100000 человек соответствующего возраста). Примечание: II – новообразования; IX – болезни системы кровообращения; Х – болезни органов дыхания; XX – внешние причины смерти.

В периоды подъемов уровня смертности от внешних причин наибольший прирост происходил за счет убийств, острых отравлений алкоголем и других неУровень смертности, на 100000 человек Уровень смертности, на 100000 человек 1919191919191919192020202020202020202019191919191919191920202020202020202020счастных случаев. Смертность от последних, а также от самоубийств увеличивалась медленнее. В динамике смертности от болезней системы кровообращения в периоды резкого подъема смертности сначала увеличивалась смертность от фатальных осложнений сформировавшейся сердечной патологии – ишемической болезни сердца и цереброваскулярных болезней, а затем, с небольшой задержкой, – смертности от «легочного сердца», нарушений легочного кровообращения и других болезней сердца, к которым в официальных отчетных формах относят кардиомиопатии.

Изменение показателей смертности в последнем случае, а также от ишемической болезни сердца, имеет значимую связь с острыми отравлениями алкоголем (соответственно, rs = 0,58–0,71, rs = 0,60–67, p < 0,05).

Наибольшие безвозвратные потери населения трудоспособного возраста в 2009 гг. обусловливали: внешние причины заболеваемости и смертности (31,5 %);

болезни системы кровообращения (26,7 %); новообразования (11,6 %); инфекционные и паразитарные болезни (9,3 %); болезни органов пищеварения (6,7 %); болезни органов дыхания (6,1 %); состояния, не классифицированные в других рубриках (5,2 %).

Результаты исследования свидетельствуют, что произошел выраженный рост смертности по классу инфекционных и паразитарных болезней, представленный, в основном туберкулезом органов дыхания (в среднем 90,9 % в мужской когорте и 79,0 % в женской).

Оценка социального и экономического ущерба от смертности трудоспособного населения показала, что он на 45,6 % обусловлен внешними причинами в мужской когорте и на 34,4 % – в женской (рис. 7). В три раза меньший ущерб наносит смертность от болезней системы кровообращения. В целом ущерб составил 57,2 млрд. руб. или потерянных 204 тысячи человеко-лет потенциальной жизни, по данным 2008 г. Каждый случай смерти в трудоспособном возрасте в среднем наносил экономический ущерб в размере 4,4 млн. руб. или 16 лет недожитых до пенсионного возраста мужчины и почти 14 лет женщины, причем наибольший вклад в размеры ущерба вносила смертность лиц обоего пола в возрасте 20–34 лет, а если учитывать пол и причину смерти, – смертность мужчин в возрасте 25–лет от внешних причин.

22,25,0 (78,3) Мужчины Женщины Столбец20,0 Общий ущерб 57,2 млрд. руб.

или 203,6 тыс. человеко-лет 15,0 1 случай смерти 4,4 млн. руб.

8,(30,4) 10,0 4,2,(14,5) 2,2 2,2,1,5,0 1,0,7 (8,5) (7,7) (7,7) (7,2) (5,0) (3,7) (2,4) 0,0 Внешние Б. системы Новообразования Б. органов Б. органов причины кровообращения пищевариения дыхания Рис. 7. Безвозвратные потери трудового потенциала вследствие смертности населения от наиболее распространенных классов причин: экономический ущерб (в млрд. руб.), социальный ущерб (по вспомогательной оси, в скобках в тыс. человеко-лет), 2008 г.

человеко-лет Социальный ущерб, тыс.

Экономический ущерб, млн. руб.

Анализ смертности в периоды максимального ее подъема в 1994 и 2005 гг.

показал, что максимальный прирост уровней смертности в эти периоды отмечен в контингентах мужского пола в возрасте 30–49 лет в 1994 г. и в возрасте 20–34 и 45–49 лет в 2005 г. В увеличение показателей смертности этих групп наибольший вклад внесли внешние причины.

Анализ факторной обусловленности смертности Чтобы понять, какого рода факторы играли главную роль в формировании преждевременной смертности населения и, по возможности, определить иерархию этих факторов, отметим установленные нами закономерности.

В период наблюдения снизилась общая антропотехногенная нагрузка на среду и население, то есть, направленность изменений антропогенных факторов и показателей смертности населения была противоположной.

Уровни смертности, связанной как с неспецифическим действием антропогенных факторов (смертность от хронических неспецифических заболеваний легких), так и специфическим действием (смертность от злокачественных новообразований трахеи, бронхов, легких), демонстрировали чёткую тенденцию к снижению.

В сравнении со странами Западной и Восточной Европы для нашей страны и региона, в частности, наибольшая разница отмечается по показателям смертности от инфекционных и паразитарных болезней и внешних причин. Смертность от болезней органов дыхания и новообразований, от хронических болезней нижних дыхательных путей и злокачественных новообразований трахеи, бронхов и легких относительно сопоставима со странами Восточной Европы и лишь в 2 раза выше, чем в странах Западной Европы.

Для оценки влияния факторов окружающей среды и условий жизнедеятельности на формирование преждевременной смертности был использован факторный анализ, позволяющий большое число переменных, относящихся к имеющимся наблюдениям, свести к меньшему количеству независимых влияющих величин, называемых факторами или главными компонентами.

Анализ влияния выделенных компонент на смертность в разных возрастнополовых группах установлено, что первая компонента, которая включает группу признаков, характеризующих в основном экономическую ситуацию, а также психоэмоциональный статус и техногенное химическое загрязнение окружающей среды и населения, коррелирует со смертностью всех групп населения (табл. 2). Этот фактор влияет с более коротким лагом и с меньшей силой на смертность молодых и старших (старше 55 лет) групп населения и с большей силой и временным лагом – мужчин 20–50 лет и женщин 35–65 лет. Регрессионные модели смертности по собственным значениям первой компоненты обладают самыми высокими значениями коэффициентов детерминации (73,9–93,9 %). Таким образом, ее изменение, связанное с социально-экономическими потрясениями, полнее остальных факторов объясняет динамику смертности за исследуемый период.

Вторая компонента, которая включает заболеваемость социально значимыми заболеваниями, обеспеченность врачами и др., с более коротким лагом ассоциирована с возрастанием смертности населения трудоспособного возраста и старше (сильнее влияя на рост смертности мужчин). Этим подтверждается предположение о том, что увеличение показателей смертности трудоспособного населения в посткризисные периоды объясняется «дополнительной» смертностью уже ослабленных грузом соматических заболеваний или психофизиологически менее устойчивых групп населения.

Таблица Значение коэффициентов корреляции между собственными значениями компонент и смертностью населения (r Спирмена, p < 0,05) s Лаг 0 лет 1 г. 2 г. 3 г. 4 г.

1 компонента 0,763 0,745 0,8Смертность лиц младше трудоспособного возраста 2 компонента 1 компонента 0,709 0,818 0,8Смертность лиц трудоспособного возраста 2 компонента 0,582 0,819 0,71 компонента 0,745 0,8Смертность лиц старше трудоспособного возраста 2 компонента 0,662 0,819 0,81 компонента 0,565 0,727 0,6Смертность лиц младше трудоспособного возраста 2 компонента 1 компонента 0,806 0,933 0,8Смертность лиц трудоспособного возраста 2 компонента 0,679 0,802 0,818 0,61 компонента 0,827 0,927 0,8Смертность лиц старше трудоспособного возраста 2 компонента 0,670 0,7Таким образом, комплексный анализ факторов окружающей среды, условий жизнедеятельности и показателей смертности установил, что динамика преждевременной смертности связана с социально-экономическими трансформациями в стране, но характер изменений невозможно объяснить только падением уровня материального благосостояния. Если бы это было так, то его влияние в большей степени коснулось бы таких уязвимых групп населения как дети и пожилые.

Однако, безвозвратные демографические потери за период исследования были сформированы, главным образом, за счет смертности трудоспособного населения.

Мы считаем, что в условиях резкой смены социально-экономической моделей общества или при стремительном вхождении общества в социально-экономический кризис множество людей, чаще наиболее трудоспособного возраста, подвергается воздействию психоэмоциональных нагрузок вследствие резко изменяющихся условий социальной и, следовательно, индивидуальной жизни.

По нашему мнению, учитывающему точку зрения ряда ученых (Б.Т. Величковский, В.П. Казначеев, И.А. Гундаров, Н.М. Римашевская, D. Stuckler и др.), действие социально-экономических трансформаций на формирование преждевременной смертности населения происходило опосредованно через вхождение общества в состояние психосоциального неблагополучия, складывающегося из двух компонентов – психосоциального стресса и нарушений психологического здоровья.

Механизм влияния психосоциального стресса на здоровье популяции, и, в конечном итоге, на смертность складывается из двух компонентов – психосоматического и психогенного. С одной стороны действует психосоматический компонент, патофизиологическая реакция, когда чрезмерный и затяжной стресс Женщины Мужчины снижает сопротивляемость организма и может вызвать развитие характерных патологических изменений (сосудистые заболевания сердца и мозга, эндокринопатии и др.). Например, по данным настоящего исследования, выявлен опережающий темп возрастания смертности от внешних причин и болезней органов дыхания по сравнению с подъёмом уровня смертности от болезней системы кровообращения, органов пищеварения; а также более быстрый рост смертности от острых отравлений алкоголем, насильственных причин в сравнении с частотой самоубийств (причинами которых чаще всего является длительная депрессия).

Психогенное воздействие на смертность выразилось в основном в изменении образа жизни с широким разбросом поведенческих реакций: от простого безразличного отношения к своему здоровью, игнорирования болезней и «необращения» за медицинской помощью до нарушений психического здоровья и крайних губительных форм девиантного поведения (наркомания, алкоголизм, самоубийства, убийства и т.д.).

Этот механизм ведёт к увеличению смертности от экзогенных причин, обусловленных, главным образом, поведенческими реакциями. Последний представляет наибольший интерес для профилактической медицины, так как причины смерти, связанные с экзогенными факторами, в гораздо большей степени поддаются управляющим воздействиям, а, следовательно, этот сегмент смертности может быть существенно сокращён.

Еще одним фактором, касающимся в большей степени контингентов молодого возраста, стало нарушение психологического здоровья. Этот фактор повлиял на общество, особенно контингенты молодого возраста, вследствие получивших распространение таких явлений как: потеря жизненных ориентиров в условиях ценностно-мотивационного хаоса, десоциализация, обусловившие увеличение распространенности аномалий личности и, соответственно, – случаев девиантного и здоровьеразрушительного поведения (Зубок В.И., 2003; Римашевская Н.М. с соавт., 2007; Корнешов А.А., 2009).

Всё вышесказанное наглядно подтверждается при анализе признанных специфических индикаторов психосоциального неблагополучия – показателей частоты завершенных суицидов (самоубийств) и показателей смертности от насильственных причин (убийств). Так, в Иркутской области показатели частоты самоубийств превышали критический уровень, установленный ВОЗ (20 %ооо), в 3,5–5,7 раза (рис. 8).

180 Самоубийства Убийства Критический уровень самоубийств (ВОЗ) Общая смертность 11110 -Рис. 8. Динамика стандартизованных показателей смертности мужчин от самоубийств и убийств (по основной оси) и общей смертности (по вспомогательной оси – справа) в 1991–2009 гг.

человек 100000 человек Уровень общей Уровень смертности, на смертности, на 1019191919191919191920202020202020202020По данным международных наблюдений в странах с благополучной социальноэкономической обстановкой уровень смертности от насильственных причин, как правило, в 5–10 раз ниже уровня самоубийств. Что касается Иркутской области, то в течение всего периода наблюдения значения показателя смертности от насильственных причин были близки к значениям самоубийств, а в отдельные периоды (1992–1994, 2000–2005 гг.), уровень убийств был выше (иногда значительно) уровня самоубийств, что является безусловным свидетельством крайнего психосоциального неблагополучия (рис. 8).

Столь же ярко указанные закономерности демонстрируют рассматриваемые индикаторы применительно к молодёжному контингенту 15–19 лет при сравнении Иркутской области со странами Восточной и Западной Европы. Установлено, что показатели смертности юношей в связи с суицидами в Иркутской области превышали соответствующие показатели Польши в 5,3 раза, Швеции – в 9,8 раза.

Показатели смертности юношей от насильственных причин (убийств) превышали соответствующие показатели Польши и Швеции – в 64,7 раза, что указывает на очень высокий уровень агрессивности в социальной среде нашего региона (рис. 9).

90 84,Мужчины Женщины 38,16,15,8,7,4 7,2,10 0,6 0,7 0,0,Иркутская Польша* Швеция* Иркутская Польша* Швеция* область область Самоубийства Убийства Рис. 9. Показатели смертности подростков и молодёжи 15-19 лет в связи с самоубийствами и насильственными причинами в Иркутской области, Польше и Швеции в 2006 г. (число умерших на 100000 населения соответствующего возраста и пола) (* – по данным (European Detailed Mortality Database…, 2010)) Таким образом, результаты исследования свидетельствуют о том, что в период исследования факторы среды обитания и условия жизнедеятельности негативным образом сказывались на состоянии здоровья населения Иркутской области, что проявлялось, в частности, в высоких уровнях смертности контингентов трудоспособного возраста и молодёжи.

Чтобы добиться реального сокращения масштабов безвозвратных потерь, требуется мобилизации всей социально-экономической системы (а не только здравоохранения) на решение данной проблемы.

ВЫВОДЫ 1. В Иркутской области в период 1991–2009 гг. санитарно-эпидемиологическая обстановка характеризовалась изменением структуры и иерархии факторов окружающей среды, воздействующих на здоровье населения. При некотором уменьшении антропотехногенной нагрузки на окружающую среду и население происходили выраженные негативные изменения в состоянии факторов социальной среды (падение индекса промышленного производства, увеличение безработицы, уровня бедности, рост преступности и т.д.) 2. В период с 1993–1994 гг. по 2008–2009 гг. в области произошло выраженное снижение показателя младенческой смертности (с 23,1 0/00 до 9,9–10,1 0/00), что соответствовало общероссийской тенденции. Снижение общего показателя младенческой смертности, а также показателя фетоинфантильных потерь связано с уменьшением интенсивности неонатальной смертности, особенно в раннем неонатальном периоде. В конце 2000-х гг. основную долю младенческой смертности обусловливали классы: отдельных состояний, возникающих в перинатальном периоде (32,1 %); врожденных аномалий, деформаций и хромосомных нарушений (22,5 %); симптомов, признаков и отклонений от нормы, не классифицированных в других рубриках (13,6 %); внешних причин заболеваемости и смертности (10,2 %).

3. В Иркутской области показатели смертности в возрастной группе 15–лет превышали среднероссийский уровень в среднем на 60,0 % среди юношей, на 37,8 % – среди девушек. Официально регистрируемые случаи смерти от внешних причин обусловливают около 60 % безвозвратных потерь мальчиков 10–14 лет, около 80 % потерь юношей 15–19 лет и, соответственно, 50 % случаев смерти девочек 10–14 лет, около 62 % смертности девушек 15–19 лет.

4. В исследуемый период динамика смертности населения трудоспособного возраста Иркутской области характеризовалась двумя периодами роста: в 1991–1994 гг. и 1999–2005 гг. Смертности от внешних причин и болезней органов дыхания характеризовалась опережающим ростом по сравнению с динамикой показателей смертности от болезней системы кровообращения, органов пищеварения, инфекционных и паразитарных заболеваний. Показатели смертности населения в трудоспособном возрасте от основных классов в Иркутской области выше, чем в среднем по России с наибольшими различиями по классам внешних причин, инфекционных и паразитарных заболеваний и болезней органов дыхания.

5. Наибольшие безвозвратные потери населения трудоспособного возраста в 2009 гг. обусловливают (в порядке убывания значимости): внешние причины заболеваемости и смертности (31,5 %); болезни системы кровообращения (26,7 %);

новообразования (11,6 %); инфекционные и паразитарные болезни (9,3 %); болезни органов пищеварения (6,7 %); болезни органов дыхания (6,1 %); состояния, не классифицированные в других рубриках (5,2 %). Уровень смертности среди мужчин трудоспособного возраста от внешних причин почти в 5 раз выше, чем женщин.

6. Во второй половине 2000-х гг. в Иркутской области каждый случай смерти в трудоспособном возрасте в среднем наносил экономический ущерб в размере 4,4 млн. руб., причем наибольший социальный ущерб нанесен преждевременной смертностью, обусловленной внешними причинами (около 46 % всех безвозвратных потерь), затем – болезнями системы кровообращения (около 19 % потерь). В возрастном разрезе максимальный ущерб наносит смертность мужчин 25–34-летнего возраста от внешних причин (около 22 %).

7. Комплекс факторов, включающих экономические показатели, индикаторы психосоциального состояния общества, а также техногенного загрязнения окружающей среды объясняют 73,9–93,9 % дисперсии показателей смертности населения в Иркутской области в 1996–2009 гг. Кроме того, с ростом смертности населения ассоциирован рост распространенности социально значимых заболеваний. В зависимости от пола, возраста и причины смерти перечень факторов, их приоритет, а также сила и временной лаг проявления может различаться. Воздействие в большинстве случаев оказывает отложенный эффект и приводит к изменению смертности через несколько лет.

8. В формировании высоких уровней преждевременной смертности в период 1991–2009 гг. основную роль сыграли факторы психосоциального и социальноэкономического неблагополучия.

РЕКОМЕНДАЦИИ Органам власти федерального, регионального и муниципального уровней, учреждениям здравоохранения, образования:

• наращивать усилия по совершенствованию и распространению медико-гигиенического образования и воспитания населения, особенно детей, подростков, молодежи, через средства массовой информации и образовательную систему;

• совершенствовать и повышать эффективность мер по борьбе с вредными привычками и социальными девиациями (злоупотребление алкоголем, табакокурение, наркомания и др.);

• формировать разветвленную систему мероприятий по мотивированию граждан к ведению здорового образа жизни и участию в профилактических мероприятиях;

• популяризировать образ жизни, способствующий сохранению и укреплению здоровья, создавать моду на здоровье, особенно среди подрастающего поколения;

• вести разъяснительную работу о важности и необходимости регулярной профилактики и диспансеризации граждан;

• осуществлять профилактику факторов риска неинфекционных заболеваний (артериальное давление, неправильное питание, гиподинамия и т.д.);

Органам здравоохранения – совершенствовать качество медицинского освидетельствования и установления причин смерти, добиваться устранения дефектов в оформлении медицинской документации, обеспечивать полноту и достоверность статистических данных о смертности.

При разработке региональных программ социально-экономического и демографического развития Иркутской области важнейшим приоритетом должно быть создание системы мер по снижению уровней смертности от внешних причин, снижению заболеваемости и смертности по классам инфекционных и паразитарных болезней, болезней органов дыхания с выбором в качестве целевых ориентиров среднероссийских показателей, а также лучших показателей среди регионов Сибирского федерального округа. Особое внимание следует уделять разработке мер по снижению потребления алкоголя (в частности, переходу на другой тип потребления) и принятию мер, направленных на ослабление последствий пьянства и алкоголизма, используя средства фискальной политики, административных ограничений, информационных воздействий.

Специалистам органов и организаций Роспотребнадзора при подготовке аналитических материалов по оценке санитарно-эпидемиологической обстановки рекомендуется расширить спектр анализируемых показателей смертности населения (повозрастные и стандартизованные показатели, дифференцированный анализ смертности по нозологическим формам болезней и отдельным причинам смерти). Кроме того, для оценки характера и степени воздействия окружающей среды на здоровье населения целесообразно осуществлять оценку социального и экономического ущерба, обусловленного смертностью различных групп населения.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ 1. Лисовцов А.А., Лещенко Я.А. Смертность вследствие дорожно-транспортного травматизма в странах Евросоюза, России и регионах Сибирского федерального округа // Бюлл. ВСНЦ СО РАМН. – 2010. - № 1. – С. 41–48.

2. Лещенко Я.А., Гущенко А.В., Лисовцов А.А. Девиантное поведение и здоровье подростков и молодежи в контексте социальной трансформации российского общества // Российская цивилизация в альтернативах развития: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. – Иркутск, 2010. – С. 309–315.

3. Лисовцов А.А. Оценка потерь трудового потенциала вследствие смертности населения трудоспособного возраста // Актуальные вопросы охраны здоровья населения регионов Сибири: сборник 8-й ежегодной конференции молодых ученых. – Красноярск, 2010. – С. 118–120.

4. Лещенко Я.А., Лисовцов А.А. Смертность населения Сибири в постсоветский период // Бюлл. ВСНЦ СО РАМН. – 2010. – № 4. – С. 194–198.

5. Лисовцов А.А. Характеристика смертности вследствие дорожно-транспортного травматизма в Иркутской области // Актуальные вопросы права и безопасности на современном этапе: мат. третьей межвузовской научно-практической конференции молодых ученых. – Иркутск, 2011. – С. 105–107.

6. Лисовцов А.А., Лещенко Я.А. Особенности смертности населения в регионах Сибирского федерального округа // Бюлл. ВСНЦ СО РАМН. – 2011. – № 3. – С. 117–122.

7. Лисовцов А.А., Лещенко Я.А. Особенности младенческой смертности и её факторная обусловленность на современном этапе // Общественное здоровье и здравоохранение. – 2011. – № 3. – С. 20–27.

8. Лисовцов А.А. Место Сибирского федерального округа в территориальной дифференциации смертности // Социально-демографические перспективы Сибири. Актуальные проблемы: Мат. Всерос. конф. – Иркутск: НЦ РВХ СО РАМН, 2011. – С. 63–67.

9. Лещенко Я.А., Лисовцов А.А. Оценка ущерба, наносимого смертностью населения трудоспособного возраста: Методические рекомендации. – Ангарск:

изд-во АГТА, 2011. – 28 с.

СПИСОК ОСНОВНЫХ СОКРАЩЕНИЙ ВОЗ Всемирная организация здравоохранения ВСНЦ ЭЧ Восточно-Сибирский научный центр экологии человека ЛСИОЗ Лаборатория системных исследований общественного здоровья Ангарский филиал ФГБУ «ВСНЦ ЭЧ» СО РАМН МС Младенческая смертность ПББД Повышение безопасности дорожного движения РАМН Российская академия медицинских наук РФ Российская Федерация Росстат Федеральная служба государственной статистики РФ СО РАМН Сибирское отделение РАМН СФО Сибирский федеральный округ ФГУ Федеральное государственное учреждение Подписано в печать 19.11.2012. Бумага офсетная. Формат 60х841/16.

Гарнитура Таймс. Усл. печ. л. 1,Тираж 100 экз. Заказ № 10212.

РИО НЦРВХ СО РАМН (Иркутск, ул. Борцов Революции, 1. Тел 29–03–37. Email: arleon58@gmail.com)




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.