WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи


ХАЙЛОВ НИКИТА АНАТОЛЬЕВИЧ

Цереброваскулярные эффекты

нимодипина, афобазола и конъюгата ГАМК с докозагексаеноилдофамином при экспериментальной сосудистой

патологии мозга и сердца

14.03.06 фармакология, клиническая фармакология

Автореферат


диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук



Москва 2012

Работа выполнена в Федеральном Государственном бюджетном учреждении «Научно-исследовательский институт фармакологии имени В.В.Закусова» Российской академии медицинских наук

Научный руководитель:  доктор биологических наук

                                        Ганьшина Тамара Сергеевна

Научный консультант:  Заслуженный деятель науки РФ,

доктор медицинских наук,

профессор Мирзоян Рубен Симонович

Официальные оппоненты:  Заслуженный деятель науки РФ,

доктор медицинских наук,

профессор Островская Рита Ушеровна

доктор медицинских наук,

профессор Яснецов Владимир Викторович

Ведущая организация: ГБОУ ВПО Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н. И. Пирогова,  Минздравсоцразвития России

Защита состоится «____» марта 2012 года в «___» часов на заседании диссертационного совета Д 001.024.01 при ФГБУ «НИИ фармакологии имени В.В.Закусова» РАМН по адресу: 125315, г. Москва, ул. Балтийская, д.8.

С диссертацией можно ознакомиться в Ученой части ФГБУ «НИИ фармакологии имени В.В.Закусова» РАМН по адресу: 125315, г. Москва, ул. Балтийская, д.8.

Автореферат разослан «____» февраля 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор медицинских наук,

профессор  Е.А.Вальдман

Общая характеристика работы

Актуальность темы. Сосудистые заболевания мозга и, в особенности, ишемические поражения мозга относятся к социально-медицинским проблемам, так как занимают ведущее место среди основных причин  смертности и инвалидности  населения. Показатели заболеваемости и летальности от инсульта среди лиц трудоспособного возраста в России увеличились за последние 10 лет более чем на 30%  [Суслина З.А. и соавт., 2006; Суслина З.А., Варакин Ю.Я., 2007]. Сочетанная сосудистая патология мозга и сердца, которая рассматривается как осложнение инсульта или инфаркта миокарда, отличается наиболее высокой степенью смертности по сравнению с раздельными видами сосудистой патологии указанных органов [Witt B.J. et al. 2005; Mehdiratta M. et al. 2007; Gillies M. et al. 2008; Liao J. et al. 2009; Feng W. et al. 2010]. Так, смертность больных с сочетанной сосудистой патологией в 2-4 раза превышает летальный исход при цереброваскулярных расстройствах [Tanne D. et al. 1998; Saczynski J.S. et al. 2008]. Ишемическое поражение мозга характеризуется сложным каскадом биохимических процессов, где ключевую роль играют глутаматная нейротоксичность и нарушение обмена ионов кальция в нервной ткани [Woodruff T. M. et al., 2011].  Поэтому фармакологическая коррекция этих состояний может быть направлена на устранение или ослабление глутаматергических воздействий или стимуляцию тормозных ГАМК-ергических механизмов с целью восстановления баланса между возбуждающими и тормозными процессами.

Следует отметить, что ГАМК-ергические механизмы, наряду с тормозным воздействием на центральную нервную систему, участвуют и в регуляции тонуса мозговых сосудов [Мирзоян С.А. и соавт., 1970; 1974; Krause D.N. et al., 1980]. Кроме того, в неврологической практике широко применяется ГАМК-ергический  препарат пикамилон, который, наряду с непосредственным воздействием на сосуды мозга, оказывает  тормозное влияние на центральные механизмы регуляции сосудистого тонуса  [Закусов В.В. и соавт. 1977; Мирзоян Р.С., Ганьшина Т.С., 1989; Мирзоян Р.С., 2003].

К основным патогенетическим факторам развития ишемической патологии мозга наряду с нарушениями гемодинамики, следует отнести и повышение агрегационной активности тромбоцитов. Поэтому поиск новых соединений с цереброваскулярной и антиагрегационной активностью является продолжением совместных исследований лаборатории фармакологии цереброваскулярных расстройств с сотрудниками лабораторий оксилипинов (зав. – проф. В. В. Безуглов) Института биоорганической химии им. М.М. Шемякина  и Ю.А. Овчинникова РАН и патологии и фармакологии гемостаза (зав. – проф. В.А. Макаров) Центра гематологии Минздравсоцразвития. 

Настоящее исследование посвящено изучению влияния ГАМК-миметиков на церебральную гемодинамику в условиях сосудистой патологии мозга и сердца. В качестве препарата сравнения выбран нимодипин, который является блокатором кальциевых каналов и широко применяется в неврологической практике.

Цель исследования.

Сравнительное изучение влияния нимодипина, афобазола и конъюгата ГАМК с докозагексаеноилдофамином, на мозговое кровообращение в условиях раздельной и сочетанной сосудистой патологии мозга и сердца.

Задачи исследования.

  1. Провести сравнительное изучение влияния нимодипина на локальный мозговой кровоток интактных крыс, животных, перенесших глобальную преходящую ишемию головного мозга, инфаркт миокарда и сочетанную сосудистую патологию мозга и сердца.
  2. Исследовать влияние афобазола на локальный мозговой кровоток у крыс интактных,  с глобальной преходящей ишемией головного мозга, с экспериментальным инфарктом миокарда и в условиях сочетанной сосудистой патологии мозга и сердца.
  3. Изучить роль  ГАМКА  - рецепторов сосудов мозга в реализации цереброваскулярного эффекта афобазола у крыс, перенесших сочетанную сосудистую патологию мозга и сердца.
  4. Изучить влияние конъюгата ГАМК с докозагексаеноилдофамином на кровоснабжение мозга крыс интактных,  с глобальной преходящей ишемией головного мозга, с экспериментальным инфарктом миокарда и в условиях сочетанной сосудистой патологии мозга и сердца.
  5. Исследовать влияние фрагментов конъюгата ГАМК с докозагексаеноилдофамином - дофамина и докозагексаеноилдофамина на мозговое кровообращение.
  6. Провести изучение влияния докозагексаеноилдофамина на агрегацию тромбоцитов.

Научная новизна работы.

Впервые установлено различие в эффектах нимодипина, афобазола и  конъюгата ГАМК с докозагексаеноилдофамином на кровоснабжение мозга интактных крыс, животных, перенесших глобальную преходящую ишемию мозга, инфаркт миокарда и сочетанную сосудистую патологию мозга и сердца. Нимодипин, который в одинаковой степени усиливает кровоток в теменной области коры головного мозга крыс интактных и перенесших глобальную преходящую ишемию головного мозга, в меньшей степени увеличивает мозговой кровоток после экспериментального инфаркта миокарда и не проявляет цереброваскулярной активности при сочетанной сосудистой патологии мозга и сердца.

Афобазол, напротив, в значительно большей степени усиливает кровоток в теменной области коры головного мозга у крыс, перенесших глобальную преходящую ишемию головного мозга на фоне  экспериментального инфаркта миокарда по сравнению с животными после раздельной сосудистой патологии мозга и сердца. Специфические блокаторы ГАМКА  - рецепторов бикукуллин и пикротоксин угнетают этот максимальный цереброваскулярный  эффект афобазола.

Конъюгат ГАМК с докозагексаеноилдофамином, который не увеличивает кровоснабжение мозга интактных животных, вызывает существенное увеличение локального мозгового кровотока как в условиях раздельной сосудистой патологии мозга и сердца, так и при сочетанной сосудистой патологии этих важнейших органов. Выявлена способность докозагексаеноилдофамина проявлять  антиагрегационное действие.

Научно-практическое значение работы.

Полученные в работе данные, свидетельствующие о различиях в цереброваскулярной активности нимодипина, афобазола и  конъюгата ГАМК с докозагексаеноилдофамином в условиях раздельной и сочетанной сосудистой патологии мозга и сердца, указывают на необходимость дальнейшей разработки этого направления исследований и изучения в этом аспекте известных препаратов и новых химических соединений.

Различие в изменениях мозгового кровообращения под влиянием нимодипина и афобазола в условиях сосудистой патологии мозга и сердца,  необходимо учитывать при назначении и применении препаратов в клинической практике.

Обнаруженная в работе характерная особенность конъюгата ГАМК с докозагексаеноилдофамином улучшать мозговое кровообращение в условиях экспериментального инфаркта миокарда и сочетанной сосудистой патологии мозга и сердца, создает экспериментальную базу для дальнейшего направленного поиска новых потенциальных цереброваскулярных препаратов.

Личный вклад автора: автором самостоятельно выполнены все эксперименты по изучению  влияния исследуемых веществ  на мозговое кровообращение с использованием допплеровского лазерного флоуметра как у интактных животных, так и в условиях патологических моделей, проведена обработка и описание результатов, сформулированы выводы. При непосредственном участии автора подготовлены публикации по результатам работы.

Апробация работы

Материалы диссертации доложены на: Всероссийской конф., посвящ. 110-летию акад АМН CССР С.В.Аничкова, Санкт-Петербург, 2002; 2-ом Съезде Росс. науч. общества фармакологов. Москва, 2003; 5-ой междунар.конф. «Биологические основы индивидуальной чувствительности к психотропным средствам», Москва,  2010г.; 16th World Congress on Basic and Clinical Pharmacology, 17-23 July, 2010, Copenhagen, Denmark; межлабораторной конференции ФГБУ "НИИ фармакологии имени В.В.Закусова" РАМН 26 декабря 2011.

Публикации

По теме диссертации опубликовано 12 научных работ, из них: 4 статьи опубликованы в ведущих рецензируемых научных журналах, определенных Высшей аттестационной комиссией, 3 статьи - в научных сборниках, 5 тезисов - в материалах Всероссийских и Международных конгрессов и конференций.

Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 146 страницах компьютерного текста и содержит следующие разделы: введение, обзор литературы, материалы и методы исследования, 4 глав результатов собственных исследований и их обсуждения, заключение, выводы, список литературы, включающий 24 отечественных и 229 зарубежных авторов. Работа иллюстрирована 33 таблицами  и 25 рисунками.




МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Работа выполнена на 240 белых нелинейных крысах-самцах массой 250-400г, наркотизированных уретаном (1200 мг/кг) или хлоралгидратом (400 мг/кг) внутрибрюшинно и на 10 кроликах обоего пола массой 3,0-4,0 кг. Регистрацию локального мозгового кровотока в теменной области коры головного мозга крыс проводили с помощью лазерного допплеровского флоуметра ALF-21 фирмы “Transonic System Inc.” (США). Для этой цели игольчатый датчик флоуметра диаметром 0,8мм устанавливали на теменной области коры головного мозга с помощью микроманипулятора и коромысла. Одновременно регистрировали изменения уровня артериального давления в бедренной артерии. Для регистрации артериального давления  в бедренную артерию вводили силиконовый катетер до уровня наружной подвздошной артерии. На основании данных датчиков кровотока и давления в реальном времени рассчитывал сопротивление сосудов. Запись показателей кровотока, артериального давления и сопротивления сосудов производили на полиграфе фирмы «BIOPAK» (США), соединенным с персональным компьютером. Исследуемые вещества вводили через  полиэтиленовый катетер в бедренную вену животных.

Глобальную преходящую ишемию  у крыс вызывали окклюзией с помощью зажимов обеих общих сонных артерий в течение 10 минут. Одновременно методом кровопускания снижали уровень артериального давления до 40-50 мм рт.ст. Спустя 10 минут удаляли зажимы и кровь реинфузировали.  Вещества вводили через 40-45 минут после глобальной преходящей ишемии мозга.

Экспериментальный инфаркт миокарда вызывали у крыс перевязкой нисходящей ветви левой коронарной артерии [Seropian I.M., Gonzales G.E., 2009]. Через 3-е суток после операции животных наркотизировали (уретан 1200 мг/кг внутрибрюшинно) и с помощью компьютерного электрокардиографа «Полиспектр-8/В»  регистрировали ЭКГ. В эксперименты по изучению влияния препарата на мозговое кровообращение брали только тех крыс, у которых во II стандартном отведении ЭКГ наблюдался глубокий зубец Q или комплекс QS.  После проведения экспериментов у животных проводили вскрытие и констатировали структурные изменения сердечной мышцы, характерные для инфаркта миокарда.

Опыты по изучению влияния докозагексаеноилдофамина на агрегационную активность тромбоцитов были выполнены совместно со с.н.с. лаборатории патологии и фармакологии гемостаза Т.М.Васильевой. Образцы плазмы для исследования получали из крови кроликов до введения вещества (контрольный опыт), сразу после инъекции и через 30 мин. Агрегацию тромбоцитов изучали методом светорассеяния, предложенным G.V.R. Born (1962),  на агрегометре фирмы “CHRONO-LOG CORPORATION” (США).

Статистическую обработку данных проводили с использованием пакета программ Stаstistika 8.0 (Statistika Inc., США). Нормальность распределения  определяли с помощью критерия Шапиро-Уилка.  В основном  нормальное распределение отсутствовало, поэтому для дальнейшей обработки данных использовали непараметрический метод двухвыборочный знаково-ранговый критерий Вилкоксона. Для статистической обработки данных по изучению влияния конъюгата ГАМК с арахидоновой кислотой на агрегационную активность использовали параметрический t-критерий парных сравнений Стьюдента. Результаты рассматривали как значимые при  р <0,05.







РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Влияние нимодипина на кровоснабжение мозга интактных крыс и у животных в условиях сосудистой патологии мозга и сердца

Проведенные опыты позволили установить, что нимодипин в дозе 0,03 мг/кг при внутривенном введении оказывает существенное влияние на локальный мозговой кровоток в коре головного мозга интактных крыс. Препарат в большинстве опытов вызывает усиление кровотока в коре в среднем на 36,6%. Цереброваскулярный эффект нимодипина развивается сразу же после введения, достигает максимальных значений на  первых минутах, затем с 10 минуты постепенно снижается и к концу эксперимента достигает контрольной величины. Во всех опытах нимодипин понижает уровень артериального давления в среднем на 39,9%. Гипотензивный эффект нимодипина развивается сразу же после введения препарата и остается пониженным на протяжении всего эксперимента (рис.1). Разнонаправленные изменения мозгового кровотока и артериального давления свидетельствуют о том, что нимодипин оказывает непосредственное влияние на тонус сосудов мозга. Полученные данные согласуются с многочисленными литературными сведениями [Kazda S. et al., 1982; Haws G.W. et al., 1983; Elstner M. et al., 2009]. В следующей серии опытов нимодипин в той же дозе вводили крысам после глобальной преходящей ишемии. Оказалось, что и в этих условиях препарат также усиливает мозговое кровообращение (44,3%), обусловленное понижением тонуса сосудов мозга, т.е. ишемия мозга не оказывает существенного влияния на чувствительность сосудов мозга к нимодипину (рис.1). Далее изучали влияние нимодипина на мозговое кровообращение крыс в условиях нарушений коронарного кровообращения, т.е. через трое суток после окклюзии коронарной артерии. В этих условиях нимодипин вызывает увеличение локального мозгового кровотока в среднем на 21,6%, т.е. его цереброваскулярный эффект ослабляется (рис.2.). В заключительной серии опытов нимодипин исследовали в условиях сочетанных нарушений коронарного и мозгового кровообращения. Для этой цели животных через трое суток после  перевязки левой коронарной артерии, подвергали глобальной преходящей ишемии и после этих процедур вводили нимодипин. Эксперименты показали, что нимодипин (0,03 мг/кг) в этих условиях не только не увеличивает локальный мозговой кровоток, но даже уменьшает его в среднем на 14,1%. Таким образом, при двойной сосудистой патологии мозга и сердца нимодипин не оказывает сосудорасширяющего эффекта на церебральные сосуды (рис.2). Следует отметить, что снижение уровня артериального давления во всех сериях опытов имело сходный характер.

Изучение цереброваскулярного эффекта афобазола и механизма его действия у крыс в условиях сосудистой патологии мозга и сердца

Иная картина наблюдалась при изучении афобазола в условиях раздельной и сочетанной сосудистой патологии мозга и сердца. Эксперименты показали, что афобазол в дозе 5 мг/кг при внутривенном введении вызывает небольшое (13,2%) увеличение мозгового кровотока у интактных животных. Более  выраженное  влияние  на церебральную гемодинамику афобазол оказывает у крыс, перенесших глобальную преходящую ишемию головного мозга, увеличивая мозговой кровоток в среднем на 31,5%. Эти данные согласуются с данными И.В. Силкиной  и соавт. (2005).

В серии опытов по изучению влияния афобазола на кровоснабжение мозга крыс  в  условиях  ишемического  поражения сердца было показано, что препарат увеличивает локальный мозговой кровоток в среднем  на 30,7% (интактные - 13,2%, р<0,05).

 

Рис. 1. Влияние нимодипина (0,03 мг/кг) на локальный мозговой кровоток (ЛМК) и артериальное давление (АД) у интактной крысы (верхняя часть) и у животного в условиях глобальной преходящей ишемии мозга (нижняя часть).

Сверху вниз: отметка времени - 5 мин., локальный мозговой кровоток (ЛМК) в усл.ед., артериальное давление (АД) в мм рт.ст., отметки  введения веществ.

Рис.2. Влияние нимодипина (0,03 мг/кг) на локальный мозговой кровоток у крыс интактных, в условиях глобальной преходящей ишемии головного мозга [ишемия мозга], окклюзии левой коронарной артерии [инфаркт миокарда] и сочетанных нарушений кровоснабжения сердца и мозга [сочетанная сосудистая патология]

По оси ординат изменения в % к исходному уровню.

* - р < 0,05 относительно ложнооперированных крыс.

**  - р < 0,05 относительно ложнооперированных животных с ишемией мозга.

Далее афобазол исследовали в условиях сочетанных нарушений коронарного и мозгового кровообращения. Для этой цели животных через трое суток после перевязки левой коронарной артерии, подвергали глобальной преходящей ишемии мозга и затем изучали цереброваскулярную активность афобазола. Проведенные эксперименты позволили установить, что афобазол в этих условиях  в большей степени увеличивает локальный мозговой кровоток (в среднем на 95,5%, р<0,05%), что превосходит его цереброваскулярный эффект,  как  у крыс в условиях ишемии мозга, так и у животных после инфаркта миокарда (рис.3 и 4).

Таким образом, проведенное исследование позволило установить, что наиболее выраженное воздействие препарата на мозговое кровообращение проявляется в условиях патологического состояния мозга на фоне инфаркта миокарда. Механизм этого действия афобазола предстояло выяснить. Можно было допустить, что этот эффект афобазола реализуется через систему ГАМК.  В соответствии с этим последующие серии опытов проводились с использованием специфических блокаторов ГАМКА- рецепторов – бикукуллина и пикротоксина. Эксперименты, которые проводились в условиях сочетанной сосудистой  патологии мозга и сердца показали, что на фоне действия блокаторов ГАМК-рецепторов - бикукуллина и пикротоксина - афобазол не вызывает увеличения мозгового кровотока (рис.5). Следовательно, и в этих условиях цереброваскулярный эффект афобазола реализуется через ГАМКА- рецепторы сосудов мозга.

Рис. 3. Влияние афобазола (5 мг/кг)  на локальный мозговой кровоток (ЛМК) и артериальное давление (АД) у крысы в условиях экспериментального инфаркта миокарда и последующей глобальной преходящей ишемии мозга.

Сверху вниз: отметка времени - 5 мин., локальный мозговой кровоток (ЛМК) в усл.ед., артериальное давление в бедренной артерии (АД) в мм рт.ст., отметки  введения веществ.

Рис.4. Влияние афобазола (5 мг/кг)  на локальный мозговой кровоток у крыс интактных, в условиях глобальной преходящей ишемии головного мозга [ишемия мозга], окклюзии левой коронарной артерии [инфаркт миокарда] и сочетанных нарушений кровоснабжения сердца и мозга [сочетанная сосудистая патология]

* - р < 0,05 относительно ложнооперированных крыс.

**  - р < 0,05 относительно ложнооперированных животных с ишемией мозга.

Полученные нами данные согласуются с результатами исследований И.В. Силкиной и И.Н. Курдюмова, согласно которым блокаторы ГАМК-рецепторов устраняют или ослабляют цереброваскулярный эффект афобазола как у интактных животных [Силкина И.В., 2005], так и  в условиях модели геморрагического инсульта [Курдюмов И.Н., 2009].

Исследование влияния конъюгата ГАМК с докозагексаеноилдофамином на кровоснабжение мозга крыс в норме и патологии

Проведенное исследование на крысах интактных и в условиях глобальной преходящей ишемии позволило установить, что конъюгат ГАМК с докозагексаеноилдофамином вызывает усиление локального мозгового кровотока в коре головного мозга крыс с ишемией мозга (32,7%), в отличие от интактных животных, у которых кровоток под влиянием соединения снижается (рис.7), что согласуется с данными И.Н. Курдюмова (2009).

В опытах на  крысах с экспериментальным инфарктом миокарда конъюгат ГАМК с докозагексаеноилдофамином вызывает выраженное увеличение локального мозгового кровотока (51,4%, рис. 6 и 7). При исследовании влияния соединения на локальный мозговой кровоток  крыс в условиях сочетанных нарушений коронарного и мозгового кровообращения оказалось, что конъюгат ГАМК с докозагексаеноилдофамином увеличивает кровоснабжение мозга на 30,7%. При сочетанных нарушениях коронарного и мозгового кровообращения соединение оказывало неодинаковое влияние на уровень артериального давления (рис.7).

Далее было изучено влияние фрагментов молекулы конъюгата ГАМК с докозагексаеноилдофамином, а именно, дофамина и докозагексаеноилдофамина, синтезированного в лаборатории оксилипинов Института биоорганической химии им. М.М. Шемякина  и Ю.А. Овчинникова РАН.

В опытах, проведенных на интактных крысах, оказалось, что дофамин (2 мг/кг при внутривенном введении)  вызывает кратковременное  увеличение кровотока в коре головного мозга крыс в среднем на 66,7%, которое сопровождается выраженным повышением уровня артериального давления в среднем на 63%.  Через 5 минут мозговой кровоток  и  артериальное давление снижаются до контрольного уровня,  а к концу эксперимента значения этих показателей даже понижаются. Цереброваскулярную активность докозагексаеноилдофамина (2мг/кг, внутривенно) изучали на крысах как интактных, так и после глобальной преходящей ишемии головного мозга.

Рис.6. Влияние конъюгата ГАМК с докозагексаеноилдофамином (1 мг/кг) на локальный мозговой кровоток (ЛМК) и артериальное давление (АД) крысы в условиях экспериментального инфаркта миокарда.

Сверху вниз: отметка времени - 5 мин., локальный мозговой кровоток (ЛМК) в усл.ед., артериальное давление в бедренной артерии (АД) в мм рт.ст., отметки  введения веществ.

Рис.7. Влияние конъюгата ГАМК с докозагексаеноилдофамином (1 мг/кг)  на локальный мозговой кровоток у крыс интактных, в условиях глобальной преходящей ишемии головного мозга [ишемия мозга], окклюзии левой коронарной артерии [инфаркт миокарда] и сочетанных нарушений кровоснабжения сердца и мозга [сочетанная сосудистая патология].

* - р < 0,05 относительно ложнооперированных крыс.

В указанных сериях опытов докозагексеноилдофамин вызывает также кратковременное увеличение локального кровотока в коре головного мозга крыс на 62,2%, и 42,9% соответственно, которое сопровождается повышением уровня артериального давления в среднем на 62% и 54,3%, соответственно. Статистически значимая разница в эффектах отсутствует. В этих опытах под влиянием докозагексаеноилдофамина также через 5 минут  показатели гемодинамики приходят к норме, а далее снижаются. Таким образом, влияние докозагексеноилдофамина на мозговой кровоток и уровень  артериального давления имеет сходный характер с эффектом дофамина.

Далее были исследованы антиагрегационные свойства докозагексеноилдофамина ex vivo. Внутривенное введение кроликам докозагексаеноилдофамина приводило к практически полному ингибированию агрегации тромбоцитов, индуцированной арахидоновой кислотой (АК), сразу же после введения вещества. В случае агрегации тромбоцитов, индуцированной  аденозиндифосфатом (АДФ), наблюдалось ослабление межтромбоцитарного взаимодействия (рис.8). Полученные данные указывают на выраженные антиагрегационные свойства докозагексеноилдофамина. Необходимо отметить, что согласно данным И.Н. Курдюмова (2009) конъюгат ГАМК с докозагексаеноилдофамином также обладает антиагрегационными свойствами, однако они выражены в меньшей степени, чем у докозагексеноилдофамина.

Рис. 8. Влияние докозагексаеноилдофамина (DHA-DA) на АК-индуцированную (а) и АДФ-индуцированную (в) агрегацию тромбоцитов кролика ex vivo.

По оси абсцисс используемый проагрегант: (а) арахидоновая кислота в конечной концентрации 1×10-3 М; (в) АДФ в конечной концентрации 1×10-5 М. По оси ординат степень агрегации тромбоцитов в богатой тромбоцитами плазме до введения DHA-DA (контроль), сразу после введения DHA-DA и через 30 мин после введения DHA-DA, %. * - достоверно по отношению к контролю (р < 0,05).

Заключение

Таким образом, проведенное исследование позволило выявить  неодинаковое влияние нимодипина, афобазола и конъюгата ГАМК с докозагексаеноилдофамином на кровоснабжение мозга крыс интактных, перенесших глобальную преходящую ишемию мозга, экспериментальный инфаркт миокарда и сочетанную сосудистую патологию мозга и сердца. (рис.9). Показано, что в наибольшей степени увеличение мозгового кровотока под влиянием афобазола наблюдается в условиях сочетанной сосудистой патологии мозга и сердца и этот эффект обусловлен его воздействием на ГАМКА- рецепторы сосудов мозга. Следует отметить, что нимодипин в этих условиях не проявляет свои сосудорасширяющие свойства. Конъюгат ГАМК с докозагексаеноилдофамином, напротив,  в улучшает кровоснабжение мозга в условиях ишемии мозга,  инфаркта миокарда и при сочетанной патологии мозга и сердцаж. Важно подчеркнуть, что  исследованные ГАМК-миметики – афобазол и конъюгат ГАМК с докозагексаеноилдофамином оказывают характерное для соединений этой группы действие на кровоснабжение ишемизированного мозга, т.е. их цереброваскулярная активность проявляется в условиях экспериментальной сосудистой патологии в отличие от интактного мозга. Полученные данные согласуются с ранее высказанной гипотезой об особой чувствительности сосудов ишемизированного мозга к ГАМК-миметикам [Мирзоян Р.С., 2003]. В результате проведенного исследования на примере конъюгата ГАМК с докозагексаеноилдофамином и его фрагментов - дофамина и докозагексаеноилдофамина выявлена зависимость структуры и цереброваскулярной активности изученных соединений. Если дофамин и докозагексаеноилдофамин увеличивают кровоснабжение интактного и ишемизированного мозга, которое сопровождается выраженной гипертензивной реакцией, то введение в структуру ГАМК существенно меняет реакцию как сосудов мозга, так  и артериального давления.

Рис. 9. Изменения локального мозгового кровотока (ЛМК в %) под влиянием нимодипина, афобазола и конъюгата ГАМК с докозагексаеноилдофамином при сосудистой патологии мозга и сердца.

Полученные в работе данные указывают на необходимость развития исследований, посвященных изучению особенностей действия фармакологических препаратов на кровоснабжение мозга при раздельной и сочетанной сосудистой патологии мозга и сердца. 







ВЫВОДЫ

1. Нимодипин в одинаковой степени усиливает кровоток в теменной области коры головного мозга крыс интактных и перенесших глобальную преходящую ишемию головного мозга, тогда как в меньшей степени увеличивает мозговой кровоток после экспериментального инфаркта миокарда и не проявляет цереброваскулярной активности при сочетанной сосудистой патологии мозга и сердца.

2. Афобазол, напротив, в значительно большей степени усиливает мозговой кровоток у крыс с сочетанной сосудистой патологией мозга и сердца по сравнению с животными после глобальной преходящей ишемии головного мозга или экспериментального инфаркта миокарда.

3. Цереброваскулярный  эффект афобазола у крыс с сочетанной сосудистой патологией мозга и сердца реализуется через ГАМКА - рецепторы сосудов мозга, так как бикукуллин и пикротоксин устраняют этот эффект.

4. Конъюгат ГАМК с докозагексаеноилдофамином вызывает существенное увеличение локального мозгового кровотока как в условиях раздельной сосудистой патологии мозга и сердца, так и при сочетанной сосудистой патологии этих важнейших органов и не увеличивает кровоснабжение мозга интактных животных.

5. Фрагменты конъюгата ГАМК с докозагексаеноилдофамином – дофамин и докозагексаеноилдофамин увеличивают мозговое кровообращение и повышают уровень артериального давления.

6. Установлено, что докозагексаеноилдофамин обладает выраженной  антиагрегационной активностью.





Список научных работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Хайлов, Н.А. Влияние дилцерена на кровоснабжение интактного и ишемизированного мозга [Текст] / Н.А. Хайлов., В.В.Александрин,  Т.С.Ганьшина, Р.С. Мирзоян // Методология флоуметрии. -  М., 2001.- С. 153-160.
  2. Александрин, В.В. Сравнительное изучение дилцерена (нимодипина) на мозговое кровообращение интактных животных и после глобального ишемического поражения мозга [Текст] / В.В.Александрин, Н.А.Хайлов, Т.С.Ганьшина, Р.С. Мирзоян. // Экспериментальная и клиническая фармакология. – 2002.-  Т.65, №2.-  С.17-19.
  3. Мирзоян, Р.С. Влияние противоишемической композиции и нимодипина на кровоснабжение интактного и ишемизированного мозга [Текст] / Р.С. Мирзоян., Т.С.Ганьшина, В.В.Александрин, Н.А.Хайлов, Е.В.Луньшина, Г.Р.Мирзоян // Нейрофармакология в ХХI веке. Материалы Всероссийской конференции, посвященной 110-летию академика АМН CССР С.В.Аничкова. С-Петербург, 18-20 сентября, 2002.- Психофармакология и биологическая наркология. – 2002.- Т.2, № 3-4. - С.424.
  4. Васильева, Т.М. Влияние дофаминамидов полиненасыщенных жирных кислот на свертывающую систему крови и мозговое кровообращение [Текст] / Т.М.Васильева, Г.Н.Петрухина, В.А.Макаров, Н.Т.Мифтахова, Н.А.Хайлов, Т.С.Ганьшина, Р.С.Мирзоян, Н.М.Грецкая, М.Ю.Бобров, В.В.Безуглов // Экспериментальная и клиническая фармакология.-  2002. – Т.65, № 6.- С.41-45.
  5. Хайлов, Н.А. Влияние докозагексаеноилдофамина и дофамина на кровоснабжение мозга [Текст] / Хайлов Н.А., Т.С.Ганьшина, Р.С.Мирзоян. // Методология флоуметрии. - М., 2002.- Выпуск 6.-  С.151-155.
  6. Хайлов, Н.А. Влияние докозагексаеноилдофамина на кровоснабжение мозга в условиях ишемического поражения мозга [Текст] / Н.А. Хайлов // Методология флоуметрии. - М., 2003.- Выпуск 7.-  С. 107-114.
  7. Хайлов, Н.А. Сравнительное изучение докозагексаеноилдофамина, дофамина и пентоксифиллина  на мозговое кровообращение [Текст] /  Н.А. Хайлов // Фундаментальные проблемы фармакологии. Сборник тезисов 2-ого Съезда Российского научного общества фармакологов. Москва, 2003.- часть II.- С.260.
  8. Khaylov, N.A. Effect of docosahexaenoildopamine on cerebral circulation in the rat after global reversible brain ischemia [Текст] / N.A. Khaylov, V.V.Bezuglov, N.M.Gretskaia // 8th European College of Neurupsychopharmacol.,  April 14-16, 2005, Moscow, Russia.- Journal of the European College of Neuropsychopharmacol. -2005. - V.15, suppl.2. - P. S244.
  9. Мирзоян Р.С. Нимодипин и сочетанные нарушения мозгового и коронарного кровотока [Текст] / Мирзоян Р.С., Ганьшина Т.С., Хайлов Н.А., Цорин И.Б. // Экспериментальная и клиническая фармакология.- 2009.-Т.72, № 2.- С.24-28.
  10. Мирзоян, Р.С. Цереброваскулярные эффекты афобазола при сочетанной сосудистой патологии мозга и сердца [Текст] /  Р.С.Мирзоян., Т.С.Ганьшина, Н.А.Хайлов // Экспериментальная и клиническая фармакология.- 2010.-  Т.73, № 5.- С.2-7.
  11. Хайлов, Н.А., Афобазол и сочетанная сосудистая патология мозга и сердца [Текст] /  Н.А. Хайлов, Р.С.Мирзоян,  Т.С.Ганьшина. // Экспериментальная и клиническая фармакология. Приложение. 5-ая Международная конференция «Биологические основы индивидуальной чувствительности к психотропным средствам», Москва, 1-4 июня  2010г. - М.: изд-во Фолиум,  2010.-  С.91.
  12. Ganshina,  T.S. The difference in cerebrovascular effects of Afobazol and Nimodipin under the conditions of combined cardiac and cerebral vascular  pathology [Текст] /  Ganshina  T.S., Mirzoyan R.S., Khaylov N.A., Seredenin S.B. //16th World Congress on Basic and Clinical Pharmacology, 17-23 July, Copenhagen, Denmark 2010. Basic & Clinical Pharmacology & Toxicology.- 2010.- V.107, suppl.1.- P.292.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.