WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ПОЛУЭКТОВА ЮЛИЯ ВИКТОРОВНА

БИОПСИЯ СТОРОЖЕВЫХ ЛИМФОУЗЛОВ У ПАЦИЕНТОВ

С ЛОКАЛЬНЫМИ ФОРМАМИ МЕЛАНОМЫ КОЖИ.

14.01.12.-онкология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Москва-2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении «Российский онкологический научный центр имени Н.Н. Блохина»

Российской академии медицинских наук

(ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» РАМН)

(директор – академик РАН и РАМН, профессор Давыдов Михаил Иванович)

Научные руководители:

Доктор медицинских наук, профессор  Теймураз Кобаевич Харатишвили

Кандидат медицинских наук Яна Владимировна Вишневская

Официальные оппоненты:

Демидов Лев Вадимович  доктор медицинских наук, профессор,

НИИ КО ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» РАМН, заведующий хирургическим отделением №10 (биотерапии опухолей)

Тепляков Валерий Вячеславович доктор медицинских наук, профессор,

ФГБУ «МНИОИ им. П.А. Герцена» Минздравсоцразвития России, заведующий хирургическим отделением онкологической ортопедии

Ведущая организация:

ФГБУ «Российский научный центр рентгенорадиологии» Минздравсоцразвития России.

Защита состоится «___» ___ 2012 г. в _часов на заседании диссертационного совета Д001.017.02 Федерального государственного бюджетного учреждения «Российский онкологический научный центр имени Н.Н.Блохина» Российской академии медицинских наук(115478, Москва, Каширское шоссе, 23).        

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» РАМН ( 115478, г.Москва Каширское шоссе, 24).

Автореферат разослан «__»______2012 г.

Ученый секретарь диссертационного

советадоктор медицинских наук,

профессор               Барсуков Юрий Андреевич

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ.

Актуальность темы исследования

Меланома кожи (МК) относится к числу высокозлокачественных опухолей. Хотя МК составляет лишь 10% от всех злокачественных заболеваний кожи, 65% всех случаев смерти, вызванных злокачественными заболеваниями кожи приходятся на долю меланомы [Давыдов М.И., и др., 2011].

На течение заболевания влияют различные клинико-морфологические факторы. Наиболее важными из них являются следующие характеристики первичной опухоли: толщина опухоли по A. Breslow, наличие или отсутствие изъязвления и митотический индекс. Эти показатели имеют наибольшее значение для меланомы кожи I и II стадий, поскольку позволяют предсказать наличие субклинических метастазов в регионарных лимфатических узлах, что в свою очередь является наиболее важным независимым прогностическим фактором выживаемости [Balch C.M., et al, 2009].

Выживаемость пациентов с меланомой кожи зависит как от количества лимфатических узлов, вовлеченных в опухолевый процесс, так и от степени их поражения. Так, 10-ти летняя выживаемость пациентов с меланомой кожи при наличии микрометастазов в 1 лимфатическом узле составляет 63% -47,7%, при макрометастазах в 1 лимфатическом узле – 24,4%, при макрометастазах более чем в 4х лимфатических узлах – 18,4% [Faries M.B., et al., 2006].

Современные неинвазивные диагностические методы исследования, такие как УЗИ регионарных лимфоузлов, прямая и непрямая лимфосцинтиграфия, КТ, МРТ, ПЭТ и др. характеризуются высокой частотой (до 30%) ложноотрицательных результатов в определении метастазов МК в регионарных лимфатических узлах. Поэтому удаление и гистологическое исследование регионарных лимфоузлов остается наиболее точным методом диагностики распространенности заболевания.

Выполнение профилактической лимфаденэктомии себя не оправдало, поскольку показало улучшение выживаемости лишь в группах пациентов, у которых при морфологическом исследовании обнаружены метастазы в лимфатических узлах [Balch C.M., et al, 1996]. Более чем у 80% пациентов при профилактической  лимфаденэктомии метастатическое поражение лимфатических узлов гистологически не определяется, следовательно этим пациентам объем хирургического лечения расширяется неоправданно. 

Таким образом, сохраняется необходимость в менее инвазивном и более точном  методе стадирования МК. Решению этой проблемы способствовали исследования Fee с соавт. (1978), которые при помощи сцинтиграфии показали, что при лимфогенном метастазировании опухолевые клетки сначала поражают один или несколько  лимфоузлов в регионарном лимфоколлекторе – сторожевые лимфатические узлы (СЛУ). В последующем Morton с соавт. (1991) установили, что по наличию либо отсутствию опухолевого поражения сторожевого лимфатического узла можно судить о наличии либо отсутствии метастазов во всем регионарном лимфатическом бассейне. Данные исследования послужили поводом для развития методики биопсии сторожевого лимфатического узла (БСЛУ) с целью адекватного стадирования меланомы кожи и своевременного лечения в необходимом объеме.

В настоящее время выполнение биопсии сторожевого лимфатического узла сопряжено со многими нерешенными вопросами. В частности, не определены четкие показания к ее выполнению, нет отработанной методики выполнения как непосредственно биопсии СЛУ, так и методики морфологического исследования биоптата, нет единого мнения относительно интерпретации данных, полученных в результате морфологического исследования и др. Решению этих проблем просвещена настоящая работа.

Цель исследования:

Повышение эффективности лечения пациентов с первичной меланомой кожи, за счет улучшения ранней диагностики субклинических метастазов в регионарных лимфатических узлах.

Задачи исследования:

  1. Определить показания к проведению биопсии сторожевого лимфоузла в зависимости от клинических характеристик первичной опухоли.
  2. Отработать методику обнаружения, биопсии и морфологического исследования сторожевого лимфоузла.
  3. Провести сравнительную оценку эффективности УЗИ и биопсии сторожевого лимфоузла в диагностике метастазов в лимфатических узлах у пациентов с меланомой кожи.
  4. Определить влияние данных морфологического исследования сторожевого лимфатического узла на выживаемость пациентов.

Научная новизна исследования:

В проведенном исследовании представлен современный взгляд на показания к выполнению биопсии сторожевого лимфоузла у пациентов с первичной меланомой кожи.

Определены возможности клинико-диагностических и морфологических методов исследования (УЗИ, радиоизотопной лимфосцинтиграфии, стандартного гистологического исследования, ИГХ-исследование) в выявлении субклинических метастазов в сторожевом лимфоузле.

Разработан алгоритм идентификации, биопсии и морфологического исследования сторожевого лимфатического узла.

Сформирована тактика лечения пациентов в соответствии с морфологическим статусом сторожевого лимфатического узла (т.е. наличием или отсутствием в нем метастазов меланомы кожи).

Практическая значимость исследования:

Данные, полученные в настоящем исследовании, позволят обнаружить субклинические метастазы первичной меланомы кожи в регионарных лимфатических узлах, тем самым адекватно установить стадию заболевания и индивидуально подобрать схему дальнейшего лечения в соответствии с прогнозом заболевания.

Апробация работы

Апробация диссертации состоялась 27 апреля 2012 года на совместной научной конференции с участием отделений: опухолей опорно-двигательного аппарата, вертебральной хирургии, реконструктивной и сосудистой хирургии, радиохирургии, диагностики опухолей, биотерапии опухолей, химиотерапии и комбинированного лечения, радиоизотопной диагностики, отдела патологической анатомии опухолей человека НИИ КО ФГБУ “РОНЦ им. Н.Н. Блохина” РАМН, отдела общей онкологии НИИ ДОиГ ФГБУ “РОНЦ им. Н.Н. Блохина” РАМН.

Публикации

По теме диссертации опубликовано 3 печатных работы в журналах рекомендованных ВАК РФ и 2 тезиса в журналах.

Объем и структура диссертации

Диссертационная работа изложена на 142 страницах машинописного текста, состоит из введения, четырех глав, выводов, практических рекомендаций и списка литературы, включающего 33 источника отечественной и 219 источников зарубежной литературы, иллюстрирована 25 таблицамии 31 рисунком.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В основу исследования легли результаты наблюдения за 79 больными меланомой кожи туловища и конечностей, которые получили лечение в НИИ Клинической онкологии ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» РАМН с 2006 по 2009 годы.

Показаниями для выполнения биопсии СЛУ являлись:

1.- наличие первичной меланомы кожи или состояние после нерадикального (экономного) иссечения первичной опухоли.

2.- отсутствие по результатам стандартного диагностического обследования данных о наличие метастазов в регионарных лимфоузлах

3.- отсутствие данных о генерализации опухолевого процесса

Противопоказанием к выполнению биопсии СЛУ являлось наличие одного из следующих критериев:

1.- предшествующее широкое иссечение опухоли (более 1,5см от края опухоли), трансплантация кожи или другие вмешательства в зоне предполагаемой операции, которые могли бы изменить направление лимфооттока от опухоли.

2.- наличие лимфогенных или гематогенных метастазов МК.

3.- тяжелое соматическое состояние пациента, при котором риск анестезиологического пособия превышает предполагаемую пользу хирургического лечения.

4.- острый гепатит, который является противопоказанием для введения радиоколлоида Наноцис.

Ультразвуковое исследование первичной опухоли и регионарных лимфатических бассейнов проводили по стандартной методике. При этом оценивали локализацию опухоли относительно слоев кожи и подкожно-жировой клетчатки, ее структуру, состояние кожи, мягких тканей, сосудов, проводили идентификацию лимфатических узлов и определяли их количество. Далее, применяя разработанную в РОНЦ методику исследования лимфоузлов («Способ ультразвуковой диагностики метастатического поражения регионарных лимфатических узлов», заявка №2005114829; приоритет 17.05.05), оценивали ультразвуковые характеристики каждого лимфоузла и анализировали выявленные в ЛУ изменения.

Во всех случаях, подозрительных на наличие метастазов в ЛУ, выполнена диагностическая пункция подозрительных участков под контролем УЗИ для цитологической верификации диагноза. В случае подтверждения метастатического поражения лимфатического узла, пациент из исследования исключался.

Всем больным с МК, включенным в исследование, проводилась непрямая радионуклидная лимфосцинтиграфия. Для этой цели использовался радиоактивный лимфотропный коллоид, меченный технецием-99нм (Наноцис), который вводился подкожно с четырех сторон от края опухоли.

Спустя 2 часа после введения РФП проводилась сцинтиграфия на гамма-камере ECAM фирмы Siemens. Использовался параллельный коллиматор высокого разрешения для низких энергий общего назначения c настройкой на фотопик технеция -99нм 140 кэВ и выбором окна дискриминации 20% (таб. 1).

Изображения записывались в режиме «все тело» для определения путей лимфооттока от МК, что крайне важно в зонах с перекрестным лимфооттоком. Далее выполнялась статическая и динамическая полипозиционная сцинтиграфия для определения топографии СЛУ. На сцинтиграммах отчетливо выявлялось депо накопления РФП вокруг опухоли, а также, в области зон, соответствующих анатомическому расположению лимфатических узлов, принимающих лимфу от исследуемых участков тела больного. Такие «активные» участки гиперфиксации РФП расценивались как СЛУ.

Таблица 1

Технические характеристики гамма-камеры, используемой в исследовании.

Параметр        

Двухдетекторная система

Окно дискриминатора

20%, пик на 140кэВ

Матрица (пик)

«всё тело»

128х128

статическое исследование

128

Размер пикселя (мм)

4,8 х 4,8

Пространственное разрешение детектора (FWHM) (мм)

8,3

Чувствительность детектора (имп/мин/мкКи)

250

Скорость движения стола в режиме сканирования «все тело» (см/мин)

15

Тип сканирования

«всё тело»

статическое полипозиционное сканирование

Набор импульсов на одну проекцию при полипозиционном сканировании (имп.тыс.)

800

Время исследования в режиме «всё тело» (мин)

5-10

Непосредственно перед операцией с помощью системы определения гамма излучения GammaFinderII повторно осуществлялся поиск СЛУ (таб. 2). Сторожевым считался лимфатический узел, интенсивность накопления РФП которым, как минимум на 10% превышала интенсивность излучения остальных очагов накопления РФП, при этом числовое значение излучения не имело существенного значения.

В сроки от 3 до 24 часов после введения РФП пациенту выполнялось оперативное лечение, которое включало широкое иссечение первичной опухоли (послеоперационного рубца) и БСЛУ. Место биопсии выбиралось исходя из данных лимфосцинтиграфии и показаний гамма-датчика. Идентификация и удаления СЛУ осуществлялась также под контролем GammaFinderII. После удаления «горячих» лимфатических узлов поводилась пальпаторная ревизия оставшихся тканей этой области для исключения наличия плотных лимфоузлов, не способных копить РФП, а затем контрольное обследование операционного поля гамма-детектором для исключения других источников излучения, оставленных в ране.

Таблица 2

Технические характеристики GammaFinderII

Размеры:  длина

  высота

  ширина

приблизительно 255мм

макс 46мм

52мм

Вес

Приблизительно 210г

Срок службы батареи: в режиме работы

в ждущем режиме

300часов

2 года

Потребление тока при обычной операции

Около 80 мА

1Абсолютная чувствительность для 99mTc (140 кэВ)

10000 имп/МБк*с

Порог дискриминатора 99mTc, 123I, 111In

110кэВ

2Боковая защита от гамма-излучения 140 кэВ

>99,95%

Пространственное разрешение (FWHM)

14 мм

3Угловое разрешение (FWHM)

420

1. При непосредственном контакте наконечника Gamma Finder II с источником излучения

2. При контакте боковой поверхности дистального конца Gamma Finder II с гамма-излучением.

3. Для удаленных источников излучения (расстояние более 30 см).

Морфологическое исследование СЛУ включало гистологическое и, при необходимости, иммуногистохимическое исследования. Для планового гистологического исследования каждый лимфоузел нарезали на пластины толщиной 3-5мм перпендикулярно его длинной оси, пластинызаливали в отдельные парафиновые блоки. Из каждого блока на роторном микротоме изготавливали по 3 среза толщиной 3-4 микрометра. Один срез использовали для гистологического исследования со стандартной окраской гематоксилином и эозином и два среза – для иммуногистохимического  исследования с антителами к Мелан А (А103) и НМВ45. Иммуногистохимическое исследованию подвергали лишь препараты, в которых при гистологическом исследовании не выявлены метастазы МК. Препараты исследовались с помощью светового микроскопа при 200-от и 400-от кратном увеличении.

Дальнейшее лечение пациентов осуществлялось исходя из результатов морфологического исследования удаленного препарата. Пациентам с локальными формами заболевания в зависимости от стадии опухолевого процесса рекомендовалось иммунотерапия либо динамическое наблюдение. Пациентам, у которых обнаруживалось метастатическое поражение лимфатических узлов, выполнялась лимфодиссекция  с последующим адъювантным лечением по показаниям.

Для проведения медико-статистической обработки клинические и морфологические данные распределялись по статистическим таблицам и рассчитывались показатели в процентах. Кроме того, использовались параметрические и непараметрические методы анализа данных. Рассчитывались чувствительность и специфичность методов, а также прогностические значения результатов исследований.Основные оцениваемые показатели касались результативности БСЛУ, к ним относились: частота успешного картирования (ЧУК), частота ложноотрицательных результатов (ЧЛОР), вероятность отсутствия рецидивов после отрицательного результата биопсии (ВОРОРБ).

Для выявления зависимости между вероятностью наличия микрометастазов в СЛУ, вероятностью прогрессирования заболевания и клинико-морфологическими факторами использовался корреляционный анализ. Риск ошибки (р) рассчитывался по статистическим таблицам.Статистическая обработка материала проводилась с использованием программы STATISTIKA7 (США).

Продолжительность жизни оценивали с первого дня начала лечения до последнего дня наблюдения или смерти. Для оценки отдаленных результатов лечения по критерию выживаемости использовался интервальный метод построения  таблиц дожития "Lifetable", рекомендованный для применения  Международным противораковымСоюзом (UICC). Для сравнения таблиц выживаемости использовались тесты   Wilcoxon (Breslouw) и Mantel-Cox. Достоверность  выявленных различий рассчитывалась по критерию Стьюдента.  Достверными считались  различия с вероятностью не менее95%, т.е. р<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

В наше исследование заведомо включались только пациенты, у которых по данным УЗИ зон регионарного метастазирования не обнаружены метастазы в лимфатических узлах, поэтому все показатели эффективности УЗ метода исследования мы оценить не можем. В нашем исследовании мы оценивали лишь частоту ложноотрицательных результатов УЗИ, которая определялась из частоты морфологически подтвержденных метастазов в СЛУ и числа ложноотрицательных результатов биопсии СЛУ. Таким образом, число ложноотрицательных результатов УЗИ зон регионарного метастазирования в нашем исследовании составила 31,6%.

По локализации первичной опухоли пациенты распределялись следующим образом: на коже туловища (спины, передней грудной и брюшной стенок) опухоль локализовалась у 33 (41,8%) пациентов, на коже нижних конечностей – у 30 (38,0%) пациентов, на коже верхних конечностей – у 16 (20,2%) пациентов.

При выполнении лимфосцинтиграфии СЛУ обнаружен и удален у всех больных, вошедших в исследование. Таким образом, частота успешного картирования составила 100%. При этом у пациентов в МК нижних конечностей лимфоотток осуществлялся в СЛУ, локализованные в ипсилатеральных паховых лимфатических бассейнах, у пациентов с МК верхних конечностей – в ипсилатеральных подмышечных лимфатических бассейнах.

Из 33 пациентов с МК туловища у 28 (84,8%) определялся однонаправленный ток лимфы от опухоли, у 5 (15,2%) - разнонаправленный лимфоотток. При этом из 7 пациентов, МК которых располагалась по линии Sappey (область средней линии тела и пересекающая ее воображаемая линия, проходящая между пупком и остистым отростком второго поясничного позвонка, и зона шириной до 5 см вокруг них) - у 2 (28,6%) пациентов отмечался разнонаправленный лимфоотток. Из 13 человек, МК которых располагалась на удалении от линии Sappey до 5см - у 3 (30,8%) пациентов лимфоотток осуществлялся в нескольких лимфатических бассейнов. При этом у всех пациентов с МК туловища, находившейся на расстоянии более 5см от линии Sappey, обнаруженные СЛУ локализовались в пределах одного лимфатического бассейна ипсилатерально. Полученные данные  подтверждают необходимость предоперационного выполнения непрямой лимфосцинтиграфиидля определения локализации СЛУ, особенно у пациентов, МК которых расположена в зонах перекрестного лимфооттока.

При контрольном интраоперационном поиске СЛУ с помощью портативного гамма-датчика Gamma Finder II не отмечено расхождения данных непрямой лимфосцинтиграфии и гамма-датчика в определении количества СЛУ, локализация СЛУ различалась в пределах 1,1 ± 0,8 сантиметров.

Объем оперативного лечения определялся исходя из количества и локализации сторожевых лимфатических узлов. Пациентам выполнено иссечение первичной опухоли либо послеоперационного рубца (после нерадикального иссечения МК) с одномоментной биопсией СЛУ: у 39 (49,4%) пациентов – в подмышечной области, у 35 (44,3%) – в паховой области. Лишь у 5 (6,3%) пациентов биопсия СЛУ произведена в нескольких анатомических областях: у 2 (2,5%) – в подмышечных областях с двух сторон, у 2 (2,5%) – в паховых областях с двух сторон, у 1 (1,3%)  - в  подмышечной и паховой областях справа.

Среднее время оперативного лечения составило 34,6 ± 1,3 минут, из которого биопсия сторожевого лимфатического узла заняла в среднем 19,2 ± 0,8минуты (в диапазоне от 10 до 45 минут). Средний размер сторожевого лимфатического узла составил 1,7 ± 0,2см.

Ни у одного пациента не отмечено интраоперационных осложнений при выполнении биопсии СЛУ. Ранние послеоперационные осложнения наблюдались у 15 (19,0%) пациентов, из которых у 13 (16,5%) пациентов они были связаны с послеоперационной раной, у 2 (2,5%) - с общим соматическим состоянием больного (у одного из них послеоперационный период осложнился ОНМК, у другого – тромбозом глубоких вен голени). Наиболее частыми послеоперационными осложнениями биопсии СЛУ являлись лимфорея, которая наблюдались у 6 (7,6%) пациентов  и развитие серомы или гематомы в области послеоперационной раны, наблюдавшиеся также у 6 (7,6%) пациентов. Наиболее редким осложнением явилось вторичное заживление послеоперационной раны, которое наблюдалось лишь у 1 (1,3%) пациента.Наличие осложнений, связанных с послеоперационной раной, ни у одного пациента не повлияло на длительность антибактериальной терапии и время пребывания в стационаре.

Морфологическое исследование удаленного СЛУ выполнялось в два этапа. При стандартном гистологическом исследовании тонких срезов СЛУ с окраской гематоксилином и эозином у 10 (12,7%) пациентов выявлены метастазы в сторожевом лимфатическом узле. Дополнительное выполнение иммуногистохимического исследования позволило выявить метастазы в виде изолированных опухолевых клеток или небольших кластеров еще у 10 (12,7%) пациентов (рис. 1).

Рисунок 1. Пациент К., 1939 г.р. Микрофотография тонкого гистологического среза сторожевого лимфатического узла. Увеличение Х40.

А. При стандартной окраске гематоксилином и эозином.

Б. При иммуногистохимической окраске антителами к Мелан А (клон 103).

В. При иммуногистохимической окраске антителами к НМВ 45.

На рисунке видно, что при гистологическом исследовании тонких срезов со стандартной окраской гематоксилином и эозином крайне затруднительно выявить единичные опухолевые клетки в структуре лимфатического узла, тогда как дополнительное окрашивание препарата с использованием специфических меланоцитарных маркеров (антител к Мелан А (клон 103) и НМВ45) позволяет их визуализировать.

Таким образом, чувствительность гистологического метода исследования в определении микрометастазов меланомы кожи в СЛУ по результатам нашего исследования составила 50%, специфичность - 100%, точность – 87,3%. Невысокая чувствительность данной методики подтверждает необходимость дополнительного выполнения иммуногистохимического исследования СЛУ с применением специфических меланоцитарных маркеров всем пациентам, у которых при рутинном гистологическом исследовании не выявлены метастазы в СЛУ.

Медиана длительности наблюдения за пациентами после выполнения биопсии СЛУ составила 38 месяцев. В течение этого периода из 59 пациентов с отрицательными результатами биопсии СЛУ у 3 (5,1%) пациентов в сроки от 7 до 24 месяцев наблюдалось развитие метастазов МК в тех же регионарных лимфатических бассейнах, в которых выполнялась биопсия. Следовательно, результат биопсии СЛУ у этих пациентов можно рассматривать как ложноотрицательный. Таким образом, основные показатели результативности БСЛУ составили: частота успешного картирования – 100%, частота ложноотрицательных результатов – 13%, вероятность отсутствия рецидивов после отрицательного результата БСЛУ - 5,1%. Диагностическая информативность БСЛУ в выявлении  метастазов МК в регионарных лимфатических узлах составила: чувствительность – 87%, специфичность – 100%, точность – 96,2%,

Нами проведен однофакторный статистический анализ, определяющий  прогностическое значение основных клинико-морфологических признаков для обнаружения метастазов в сторожевых лимфатических узлах.

В ходе анализа выявлено, что у мужчин достоверно чаще выявлялись метастазы в СЛУ, чем у женщин: в 37,5%  и 17,0%, соответственно (р<0,05).

У пациентов с меланомой кожи конечностей, метастазы в СЛУ были выявлены в 17,4% случаях, тогда как у пациентов с меланомой кожи туловища - в 36,4%. (р<0,05).

Влияние морфологического строения первичной опухоли на развитие метастазов в СЛУ представлено в таблице 3.

Не отмечено связи между клеточным строением опухоли, степенью выраженности лимфоидной инфильтрации, наличием спонтанной регрессии опухоли и частотой метастатического поражения СЛУ.

Таблица 3.

Вероятность развития метастазов в сторожевых лимфатических узлах в зависимости от морфологического строения меланомы кожи.

Морфологический признак

Нет метастазов в СЛУ

Есть метастазы в СЛУ

Всего

P

Форма роста

поверхностно-распространяющаяся

13 (100%)

0 (0,0%)

13 (100%)

<0,0001

Смешанная

14 (60,9%)

9 (39,1%)

23 (100%)

Узловая

32 (74,4%)

11 (25,6%)

43 (100%)

Изъязвление

нет

28 (80%)

7 (20%)

35 (100%)

есть

31 (70,5%)

13 (29,5%)

44 (100%)

Уровень инвазии по W. Clark

II

10 (83,3%)

2 (16,7%)

12 (100%)

III

32 (74,4%)

11 (25,6%)

43 (100%)

IV

15 (78,9%)

4 (21,1%)

19 (100%)

V

2 (40%)

3 (60%)

5 (100%)

Толщина опухоли по A. Breslow

<=1 мм

8 (100%)

0 (0,0%)

8 (100%)

<0,005

1,01-2,0 мм

19 (90,5%)

2 (9,5%)

21 (100%)

<0,02

2,01-4,0 мм

14 (73,7%)

5 (26,3%)

19 (100%)

>4,0 мм

18 (58,1%)

13 (41,9%)

31 (100%)

<0,01

Видимая сосудистая инвазия

нет

53 (82,8%)

11 (17,2%)

64 (100%)

<0,005

есть

6 (40%)

9 (60%)

15 (100%)

<0,005

Учитывая, что на сегодняшний день распространенность МК  устанавливается на основании неинвазивных методов исследования, не исключена вероятность ошибочного установления стадии заболевания. Нами была проведена сравнительная оценка правильности установления стадий  заболевания локальных форм МК без выполнения биопсии СЛУ и с учетом данных биопсии СЛУ (рис. 2).

Рисунок 2. Частота обнаружения метастазов в сторожевом лимфоузле у пациентов с локальными стадиями меланомы кожи, установленными без выполнения биопсии сторожевого лимфоузла.

На рис. 2 видно, что с увеличением стадии заболевания (имеется в виду стадия заболевания, установленная на основании данных неинвазивных методов исследования и морфологического исследования первичной опухоли) увеличивается частота выявления метастазов в СЛУ, достигая 40% у пациентов со IIB, IIC стадиями. Следовательно, у этих пациентов без выполнения БСЛУ стадия заболевания была бы установлена неверно, а следовательно проводилось бы неадекватное лечение, что подтверждает целесообразность выполнения БСЛУ пациентам с локальными формами МК. Необходимость выполнения биопсии СЛУ пациентам с МК I стадии спорна. 

За время наблюдения за пациентами после выполнения иссечения МК с БСЛУ и лимфодиссекцией (при наличии метастазов в СЛУ) у 33 (41,8%) пациентов выявлено дальнейшее прогрессирование заболевания (развитие регионарных или отдаленных метастазов опухоли).Не отмечено статистически значимого влияния на прогрессирование заболевания пола, возраста пациентов, локализации первичной опухоли, количества путей лимфооттока, клеточного строения и наличия спонтанной регрессии первичной опухоли.

Влияние на прогрессирование МК других морфологический прогностических факторов представлено в таблице 4.

Таблица 4

Вероятность прогрессирования заболевания у пациентов с меланомой кожи в зависимости от морфологического строения опухоли.

Морфологический признак

Нет прогрессирования

Есть прогрессирование

Всего

P

Форма роста

поверхностно-распространяющаяся

12 (100%)

1 (7,7%)

13 (100%)

<0,01

Узловая

12 (52,2%)

11 (47,8%)

23 (100%)

смешанная

14 (67,4%)

29 (32,6%)

43 (100%)

Изъязвление

нет

29 (82,9%)

6 (17,1%)

35 (100%)

<0,005

есть

24 (54,5%)

20 (45,5%)

44 (100%)

<0,005

Уровень инвазии по W. Clark

II

11 (91,7%)

1 (8,3%)

12 (100%)

<0,02

III

27 (62,8%)

16 (37,2%)

43 (100%)

IV

12 (63,2%)

7 (36,8%)

19 (100%)

V

3 (60%)

2 (40%)

5 (100%)

Толщина опухоли по A. Breslow

<=1 мм

7 (87,5%)

1 (12,5%)

8 (100%)

1,01-2,0 мм

20 (95,2%)

1 (4,8%)

21 (100%)

<0,0001

2,01-4,0 мм

13 (68,4%)

6 (31,6%)

19 (100%)

>4,0 мм

13 (41,9%)

18 (58,1%)

31 (100%)

<0,0001

Видимая сосудистая инвазия

нет

47 (73,4%)

17 (26,6%)

64 (100%)

<0,05

есть

6 (40%)

9 (60%)

15 (100%)

<0,05

Митотический индекс первичной опухоли в значительной степени влияет на вероятность прогрессирования заболевания. При высокой митотической активности опухоли, превышающей 2 митоза на мм2, вероятность прогрессирования заболевания составляет 47,5% (p<0,05), тогда как при низкой митотической активности 0-2 митоза на мм2- 17,9% (p<0,005).

Стадия МК напрямую влияет на частоту прогрессирования заболевания.Так, у пациентов с I стадией прогрессирование наблюдалось в 5% случаев (p<0,0001), со IIA стадией – в 13,3% (p<0,05), со IIB – в 37,5%, со  IIC – в 41,2%, тогда как при IIIA и IIIB стадиях – в 57,1% и 69,2% (p<0,001), соответственно.

Важным прогностическим признаком прогрессирования заболевания является наличие метастазов в СЛУ.У пациентов с наличием метастазов МК в сторожевом лимфоузле наблюдалось дальнейшее прогрессирование заболевания после поведения лимфаденэктомии в 65% случаев. Среди пациентов, у которых не выявлены метастазы в СЛУ, прогрессирование наблюдалось значительно реже,  в 22% случаев (p<0,002).

В своей работе мы оценили влияние наличия метастазов в СЛУ на общую выживаемость пациентов (рис. 3).

Рисунок 3. Графики выживаемости больных в зависимости от наличия метастазов в сторожевом лимфатическом узле.

Из рис. 3 видно, что в течение первых шести месяцев наблюдения за пациентами отмечалась 100% выживаемость больных не зависимо от распространенности заболевания, тогда как 3х – летняя выживаемость у пациентов с меланомой кожи при наличии метастазов в СЛУ и без метастазов в СЛУ отличалась существенно и составила 56,9% и 81,2%, соответственно (p<0,001).

Нами также была оценена выживаемость пациентов с учетом размеров метастазов в СЛУ. Согласно морфологической классификации, под «микрометастазами» мы подразумевали как собственно микрометастазы, размеры которых составляли 0,2-2,0 мм, так  и изолированные опухолевые клетки, размеры которых менее 0,2мм; под «макрометастазами» - метастазы, размер которых превышал 2,0мм.

При построении кривых выживаемости с учетом степени поражения СЛУ, выявлено, что в течение первых 3-х лет наблюдения выживаемость пациентов без метастазов и с микрометастазами в СЛУ отличалась незначительно и составила81,2% и 76,1%, соответственно. Тогда как при наличии макрометастазов в СЛУ 3х летняя выживаемость пациентов была значительно ниже - 29,0% (рис.4) (p=0,02).

Рисунок 4. Графики выживаемости больных в зависимости от наличия и размеров метастазов в сторожевых лимфатических узлах.

Исходя из вышесказанного, можно заключить, что биопсия СЛУ является высокоинформативной, малотравматичной методикой, позволяющей у большинства пациентов с локальными формами МК верно установить стадию заболевания, что предполагает раннее и адекватное лечение, позволяющее повысить выживаемость пациентов.

ВЫВОДЫ

  1. Выполнение биопсии сторожевого лимфатического узла может быть рекомендовано всем пациентам с локальными формами меланомы кожи.
  2. Предоперационная непрямая радиоизотопная лимфосцинтиграфия является высокоэффективным методом обнаружения сторожевых лимфатических узлов и путей лимфооттока от первичной меланомы кожи. Частота выявления сторожевых лимфатических узлов этим методом достигает 100%.
  3. Необходимым объёмом морфологического исследования сторожевого лимфатического узла является сочетание стандартного гистологического исследования тонких срезов с окраской гематоксилином и эозином и иммуногистохимического исследования со специфическими меланоцитарными антителами.
  4. Эффективность ультразвукового исследования зон регионарного метастазирования первичной меланомы кожи недостаточна: число ложноотрицательных результатов составило 31,6%. При выполнении биопсии сторожевого лимфатического узла уровень ложноотрицательных результатов снизился до 5,1%. Эффективность биопсии сторожевого лимфатического узла составила: чувствительность – 87%, специфичность – 100%, точность метода – 96,2%, частота успешного картирования – 100%, частота ложноотрицательных результатов – 13%, вероятность отсутствия рецидивов после отрицательного результата БСЛУ - 5,1%
  5. Биопсия сторожевого лимфатического узла является высокоэффективной и малотравматичной методикой обнаружения метастазов в лимфатических узлах у пациентов с локальными формами меланомы кожи. Выявляемость метастазов в сторожевом лимфатическом узле составила 25,4% при частоте послеоперационных осложнений - 16,5%.
  6. Наличие метастазов в сторожевом лимфатическом узле является значимым фактором прогноза выживаемости пациентов. Трехлетняя выживаемость пациентов  с  наличием метастазов меланомы кожи в сторожевом лимфатическом узле составила  56,9% , тогда как без метастазов в сторожевом лимфатическом узле  - 81,2% (p<0,001).
  7.   Общая выживаемость пациентов зависит от степени поражения сторожевого лимфатического узла. Трехлетняя выживаемость пациентов с метастазами в СЛУ размером до 2,0мм включительно составляет 76,1%, с метастазами размером более 2,0 мм - 29,0%(p=0,02).

Список опубликованных работ по теме диссертации.

  1. Полуэктова, Ю.В. Пути усовершенствования диагностики локорегионарных стадий меланомы кожи/ Полуэктова Ю.В., Харатишвили Т.К., Вишневская Я.В., Белышева Т.С., Алиев М.Д.// Современные проблемы дерматовенерологии, иммунологии и врачебной косметологии 2011. - №2. СС. 82-88.
  2. Полуэктова, Ю.В. Биопсия сторожевого лимфатического узла при первичной меланоме кожи./ Полуэктова Ю.В., Харатишвили Т.К., Вишневская Я.В.// Вестник РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН 2011. том 22. - №3. СС. 4-11.
  3. Вишневская, Я.В. Современная морфологическая, иммуногистохимическая и молекулярно-генетическая диагностика меланомы кожи./ Вишневская Я.В., Машенкина Я.А., Сендерович А.И., Строганова А.М., Полуэктова Ю.В.// Вестник Московского Онкологического Общества. Протоколы заседания Московского онкологического общества 2011- СС. 45-47
  4. Хатырев, С.А. К вопросу о прогностическом значении сторожевого лимфатического узла при меланоме кожи. /Хатырев С.А., Харатишвили Т.К., Рыжков А.Д., Ширяев С.В., Полуэктова Ю.В., Алиев М.Д.//VI съезд онкологов и радиологов СНГ. Материалы съезда. – Душанбе. – 2010. – С. 227.
  5. Полуэктова, Ю.В. Диагностическое значение биопсии сторожевого лимфатического узла при первичной меланоме кожи./ Полуэктова Ю. В., Ширяев С.В., Харатишвили Т.К., Вишневская Я.В.// Евразийский форум по меланоме и опухолям кожи. Программа. - Москва. - 2011. - С.29.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.