WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

КОФФИ ФАМИЕ

ОСОБЕННОСТИ БИОЛОГИЧЕСКОГО ВОЗРАСТА У ЖЕНЩИН ПРИ БЕСПЛОДИИ РАЗЛИЧНОГО ГЕНЕЗА

14.01.01 – акушерство и гинекология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Иваново – 2012

Работа выполнена в ГБОУ ВПО «Ивановская государственная медицинская академия» Минздравсоцразвития России и ФГБУ «Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства им. В.Н. Городкова» Минздравсоцразвития России.

Научный руководитель:

Доктор медицинских наук, профессор Герасимов Алексей Михайлович

Официальные оппоненты:

Доктор медицинских наук, профессор,  Гречканев Евгений Олегович

(ГБОУ ВПО «Нижегородская государст-

венная медицинская академия»

Минздравсоцразвития России)

Доктор медицинских наук, профессо­р  Тетелютина Фаина Константиновна

(ГБОУ ВПО «Ижевская государст-

венная медицинская академия»

Минздравсоцразвития России)

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский университет дружбы народов», Министерства образование и науки России.

Защита состоится “___”__________2012г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д208.028.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении “Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства им. В.Н. Городкова” Министерства здравоохранения и социального развития РФ по адресу: 153045, г. Иваново, ул. Победы, 20.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и ФГБУ “Ив НИИ МиД им. В.Н. Городкова” Минздравсоцразвития России.

Автореферат разослан “___”___________2012г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор медицинских наук  Панова И.А

Актуальность работы.        Несмотря на большие успехи, достигнутые в последние десятилетия в диагностике причин инфертильности и лечении бесплодия в супружеской паре, частота его высока (Радзинский В.Е.,2006, Назаренко Т.А.,2010; Мишиева Н.Г., 2010, Богуславская Д.В., 2011). Эта проблема имеет не только медицинское, но и социальное, значение (Назаренко Т.А., 2010).

В последнее время большое значение в решении проблем, связанных со здоровьем человека, уделяется состоянию биологического возраста (Войтенко В.П .1979, Абрамович С.Г., 2007). Биологический возраст или возраст развития — понятие, отражающее степень морфологического и физиологического развития организма (Кишкун А. А., 2008). Введение понятия «биологический возраст» объясняется тем, что календарный (паспортный, хронологический) возраст не отражает в достаточной мере состояние здоровья и трудоспособности человека. Биологический возраст представляет собой совокупность обменных, структурных, функциональных, регуляторных особенностей и приспособительных возможностей организма и, по своей сути, является показателем состояния здоровья организма (Войтенко В.П., 1979, Абрамович С.Г., 2007). Оценка состояния здоровья методом определения биологического возраста отражает влияние на организм внешних условий и наличие (отсутствие) патологических изменений. Календарный возраст не позволяет объективно оценить темпы старения организма (Ян Стюарт-Гамильтон ,2010, Донцов В. И.,2010). Считается, что при физиологическом старении организма его хронологический и биологический возраст должны совпадать. В случае опережения биологическим возрастом хронологического можно предположить преждевременное старение, т.е. речь идет не о физиологической, а о преждевременной (патологической) старости (Ахаладзе Н.Г., 2007; Кишкун А.А., 2008; Dean W., 1998).

В последнее время показана связь преждевременного старения с развитием многих патологических состояний. Однако связь преждевременного старения с фертильной функцией остается малоизученной (Кишкун А. А.,2008).

Известно, что в подавляющем большинстве случаев бесплодие развивается при органическом поражении не только органов репродуктивной системы, но и экстрагенитальных систем, в частности, нервной, эндокринной, пищеварительной, мочевыделительной и сердечно-сосудистой. Однако не всегда удается выявить прямую связь поражения данных систем с нарушениями фертильной функции (Корнеева И.Е., 2003; Мишиева Н.Г., 2008; Богуславская Д.В., 2011). В результате существенно ухудшается прогноз восстановления фертильной функции. Учитывая, что в основе нарушения функций экстрагенитальных органов и систем лежит несоответствие между календарным и биологическим возрастом (Белозерова Л.М., 2003), актуальным является изучение влияния состояния биологического возраста на фертильную функцию женщин. (Кулаков, В.И., 2002; Корнеева И.Е. 2003; Назаренко, Т.А., 2010)

Цель работы: научно обосновать применение оценки состояния биологического возраста у женщин с бесплодием различного генеза для оптимизации тактики их ведения.

Задачи исследования:

1.Дать сравнительную оценку отдельных биомаркёров биологического возраста у пациенток c бесплодием различного генеза в сравнении со здоровыми фертильными женщинами.

2.Выявить особенности биологического возраста у здоровых фертильных женщин и у женщин с бесплодием различного генеза.

3.Изучить связь биологического возраста с восстановлением фертильности у женщин с бесплодием при наружном генитальном эндометриозе и трубно-перитонеальном факторе, и связь биологического возраста с показателем антимюллерового гормона у женщин с эндокринными формами бесплодия.

4.Оценить особенности эндогенной интоксикации у женщин с бесплодием и установить её связь с состоянием биологического возраста.

5.На основании полученных данных дать рекомендации по оптимизации тактики ведения женщин с бесплодием различного генеза.

Научная новизна исследования:  Установлены особенности отдельных показателей физиологических ресурсов организма, характеризующих биологический возраст у практически здоровых небеременных женщин с ненарушенной репродуктивной функцией и у женщин с различными формами бесплодия. Представлено теоретическое обоснование использования методики определения биологического возраста в гинекологической практике. У женщин с эндокринным бесплодием впервые показана взаимосвязь уровня антимюллерового гормона и биологического возраста. Впервые предложено использование оценки биологического возраста у женщин моложе 30 лет с бесплодием, обусловленным наружным генитальным эндометриозом и трубно-перитонеальным фактором, для оптимизации их тактики ведения. Впервые показана связь эндогенной интоксикации с показателями биологического возраста женщин.

Практическая значимость работы: обосновано назначение исследования биологического возраста в алгоритм ведения женщин с бесплодием различного генеза для оптимизации эффективности лечения. Даны предложения по оптимизации тактики ведения женщин в возрасте до 30 лет с преждевременным старением, страдающих бесплодием, обусловленным наружным генитальным эндометриозом и трубно-перитонеальным фактором. Обосновано применение дополнительного критерия определения биологического возраста у женщин с эндокринными формами бесплодия (исследование антимюллерового гормона).

Основные положения, выносимые на защиту

При бесплодии, независимо от причины его вызывающей, имеет место нарушение процессов физиологического старения организма, что выражается в преждевременном старении в возрасте до 30 лет и усилением процессов омоложения в более старших возрастных группах

При нарушении процессов старения при бесплодии различного генеза у женщин имеет место изменение уровня эндогенной интоксикации, выражающейся в повышенном уровне молекул средней массы в сыворотке крови.

Внедрение результатов работы в практику. Полученные результаты внедрены в лечебно-диагностическую работу гинекологической клиники и консультативно-диагностической поликлиники ФГБУ “Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства им. В.Н. Городкова” Минздравсоцразвития России, где проводится обследование и лечение женщин страдающих бесплодием различного генеза. Основные положения диссертации используются в учебном процессе в цикле «гинекология» на кафедре акушерства и гинекологии, медицинской генетики ГБОУ ВПО «Ивановская государственная медицинская академия» Минздравсоцразвития России.

Апробация работы: результаты диссертации представлены на IV Региональном научном форуме Мать и дитя, (Екатеринбург 2010); международной научно-практической конференций «Региональное здоровье нового поколения», (Иваново, 2010); V международном конгрессе по репродуктивной медицины (Москва 2011); VI международной Пироговской научной медицинской конференций студентов и молодых ученых; XII Региональном научном форуме Мать и дитя, (Москва, 2011); 91-ой ежегодной итоговой научно-практический конференции студентов и молодых ученых, «НЕДЕЛЯ НАУКИ -2011», ( Иваново , 2010).

Публикации: по теме диссертации опубликовано 5 печатных работ из них 1 в журнале, включенном в перечень изданий, рекомендованных ВАК РФ.

Личное участие автора:

Диссертационная работа представляет собой самостоятельный труд автора. Автором лично проводился забор материала для диагностических исследований, совместно с врачом функциональной диагностики определялись показатели биологического возраста, заполнялись индивидуальные карты наблюдений, производились статистико-математическая обработка полученных данных и написание диссертации.

Структура и объём диссертации: диссертация изложена на 130 листах машинописного текста, содержит введение, обзор литературы, методическую часть, две главы собственных исследований, обсуждение полученных результатов, выводы, практические рекомендации. Библиографический указатель включает 116 отечественных и 26 зарубежных источников. Работа иллюстрирована 13 рисунками и 22 таблицами.

Содержание работы

Материалы и методы исследования.

       Под наблюдением находилось 190 женщин в возрасте от 20 до 44 лет, которые были объединены в 4 клинические группы. В 1-ю группу вошли женщины с бесплодием, обусловленным наружным генитальным эндометриозом (n=50), во 2-ю группу - женщины с бесплодием, обусловленным трубно-перитонеальным фактором (n=50), в 3-ю клиническую группу - женщины с бесплодием эндокринного генеза (n=50). Контрольную группу составили  40 практически здоровых женщин с ненарушенной репродуктивной функцией в супружеской паре, имеющие 2 живых детей, не имеющих в анамнезе репродуктивных потерь (невынашивание беременности, внематочная беременность, перинатальные потери).

          В каждой группе были выделены 3 возрастные подгруппы: подгруппа от 20 до 29 лет включительно, подгруппа от 30 до 35 лет и подгруппа женщин старше 35 лет. Данное разделение было принято с тех позиций, что до 30 лет ещё полностью не завершено формирование функционирования репродуктивной системы, именно в возрастной период 30-40 лет развивается пик физиологических возможностей в репродуктивной системе (Манухин И. Б., 2010; Мишиева Н.Г., 2008; Назаренко Т.А., 2010). В то же время, по данным литературы, у женщин старше 35 лет частота бесплодия возрастает в два раза по сравнению с более молодыми женщинами (Кишкун А.А, 2008), что обусловлено начинающимся уменьшением овариального резерва и снижением защитных механизмов возникновения мутаций (Кишкун А. А,2008).

Критерии включения пациенток в клинические группы: возраст 20-44 лет; наличие малых форм наружного генитального эндометриоза, подтвержденного при лапароскопии, в сочетании с бесплодием; наличие спаечного процесса придатков матки, подтвержденного при лапароскопии, в сочетании с бесплодием; наличие эндокринных нарушений (ановуляция, гиперандрогения, СПКЯ) в сочетании с бесплодием.

Критерии исключения пациенток из клинических групп: наличие бесплодия, обусловленного другими факторами – мужским, иммунологическим и анатомическим; тяжелая экстрагенитальная патология, в том числе и выраженные аллергические реакции.

Методы обследования:

Клинические, в том числе общепринятое лабораторное и биохимическое обследование.

Ультразвуковое исследование проводилось на аппарате «Aloka-1400» и «Aloka-1700», производства Японии, работающем в режиме серой шкалы и реального масштаба времени с помощью конвексного абдоминального и вагинального датчиков с частотой 3,5 и 5 МГц.

Иммунологические методы включали: определение концентрации антимюллерового гормона (АМГ) в плазме крови осуществлялось на 2—3-й день менструального цикла методом иммуно­ферментного анализа (ELISA) на микропланшетном ридере Multiscan EX Labsystems (Финляндия) с использованием коммерческих систем ЗАО “Beckman Coulter”. Предел чувствительности тест-системы для определения АМГ 0,16 ng/ml.

Функциональные методы: Для определения биологического возраста (БВ) использовалась так называемая "киевская" методика: (Войтенко В.П, 1984). Метод разработан в Институте геронтологии АМН СССР, представляет собой типичную линейную регрессионную модель биологического возраста и включает следующий набор показателей:

1.Систолическое, диастолическое и пульсовое артериальное давление (АДс, АДд и АДп) в мм рт. ст.

2.Скорость распространения пульсовой волны по сосудам эластического типа (СРПВэ) на участке сонная – бедренная артерии в м/сек.

3.Скорость распространения пульсовой волны по сосудам мышечного типа (СРПВм) на участке сонная – лучевая артерии в м/сек.

4.Жизненная емкость легких (ЖЕЛ) в мл.

5.Время задержки дыхания (ЗД) на вдохе в сек. – проба Штанге.

6.Время задержки дыхания (ЗДвыд) на выдохе в сек. – проба Генчи.

7.Аккомодация хрусталика по расстоянию ближней точки зрения (А) в диоптриях.

8.Слуховой порог (СП) при 4000 Гц в Дб.

9. Статическая балансировка (СБ) на левой ноге в сек.

10. Масса тела (МТ) в кг.

11. Самооценка здоровья (СОЗ) – количество неблагоприятных ответов на 29 вопросов стандартной анкеты.

12. Символьно-цифровой тест Векслера (ТВ) – число правильно заполненных ячеек за 90 сек.

Расчет биологического возраста проводился по формуле следующим образом: БВ = 16.271 + 0.280 АДс - 0.193 АДд - 0.105 АДп + 0.125 СРПВэ + 1.202 СРПВм - 0.003 ЖЕЛ- 0.065 ЗД- 0.621 А + 0.277 СП- 0.070 СБ + 0.207 МТ+ 0.039 СОЗ - 0.152 ТВ.

В норме биологический возраст должен строго соответствовать календарному либо быть меньше, т.е. на каждый календарный год у здоровых людей приходится более короткий биологический год. При преждевременном старении значимым отличием биологического возраста от календарного считается разница отличная от нуля в большую сторону (Кишкун А. А., 2008).

Биохимические методы: определение эндогенной интоксикации проводилось по методике колориметрического исследования уровня «молекул средней массы» (МСМ) в периферической венозной крови (Малахова М.Я.1995).

Статистическая обработка данных проводилась с расчетом среднего арифметического и ошибки среднего арифметического с использованием программы Statisticа 6.0. (StatSoft Inc., США,2001), Microsoft Office 2007 и расчетом факторов риска с использованием программы «Open Epi» (AG Dean, 2010). Достоверность различий показателей обследуемых женщин определялась по t-критерию Стьюдента и по парному критерию Уилкоксона.

Результаты  исследования и их обсуждение

Возраст женщин контрольной группы был в пределах от 20 до 44 лет (в среднем - 26,5±0,5 лет). Возраст женщин 1-ой группы был от 23 до 37 лет (в среднем - 29,7±0,5 лет), у женщин 2-ой группы он колебался от 23 до 37 лет (в среднем - 29,1±0,4 лет), у женщин 3-ей группы от 25 до 43 лет (в среднем - 32,9±0,05 года). Среднегрупповые показатели возраста обследованных женщин, не носили достоверных различий, что делает эти группы сопоставимыми между собой. Основная масса обследованных пациенток находились в возрастных пределах 20-35 лет: контрольная группа – 85%; 1-ая группа – 86%; 2-ая группа – 90%, 3-ая группа – 80% (р>0,05). Все группы были сопоставимы между собой по основным медико-социальным показателям, в которые входили жилищные условия, уровень образования, характер профессии, наличие вредных привычек (р>0,05).

Средний возраст наступления менархе составил 12,9±0,3 лет в контрольной группе; 13,2±0,3 лет в 1-ой группе; 13,3±0,1 года во 2-ой группе и 13,7±0,3 лет в 3-ей группе (р>0,05) . Позднее становление менструальной функции наблюдалось у 4% женщин 1-ой группы. Менструальная функция в виде регулярных менструальных циклов продолжительностью от 21 до 35 дней отмечалась у 90% женщин контрольной группы (средняя продолжительность 27,6±0,8 дня), у 90% женщин 1-ой группы со средней длительностью менструального цикла 27±0,6 дня, у 88% женщин 2-ой группы, со среднегрупповой длительностью менструального цикла 28,5±0,2 дня; и лишь у 38% женщин 3-ей группы; у остальных 62% пациенток группы с эндокринными формами бесплодия спонтанные менструальные циклы носили ациклический характер, длительность их колебалась от 36 до 48 дней, в среднем составив 42,4±0,7 дня. (р<0,02 к группе контроля).

Длительность менструального кровотечения не превышала 7 дней у всех женщин контрольной группы. Гиперменорея была у 12% женщин 1-ой группы, 6% женщин 2-ой группы и 12 % женщин 3-ей группы. У 60% женщин 3-ей группы менструации носили скудный характер с длительностью кровотечения меньше 3-х дней. Олигоменорея была лишь у 2,5% женщин 1 ой группы, 4% женщин 2-ой группы и 6% женщин 3 ей группы. Т.о. достоверных различий в показателях менструальной функции между группой контроля и 1-ой и 2-ой группами исследования не было (р>0,05). Основные отличия имели место у женщин 3-ей группы исследования в виде нарушения ритма менструаций по типу олигоменореи (60%; p<0,001 к контрольной группе), что обусловлено нарушениями овуляторной функции у женщин с бесплодием, эндокринного генеза.

Средний возраст начала половой жизни не различался в группах между собой и составил 19,9±0,5 лет в контрольной группе, 19±0,4 у женщин 1-ой группы (р>0,05), 18±0,4 лет у женщин 2-ой (р>0,05) и 18,1±0,1 лет женщин 3-ей группы (р>0,05).

Основными отличиями женщин группы контроля от женщин групп исследования были нарушения репродуктивной функции и форма гинекологической патологии.

       Так, в контрольной группе генеративная функция была реализована у всех женщин, в 1-ой группе женщин генеративная функция была реализована лишь у 44% женщин (p<0,01 к контролю). Своевременные роды имели 12% женщин этой клинической группы. У 4% женщин беременности закончились ранними выкидышами. Медицинские аборты имели место в 26% случаев, в среднем этот показатель составил 1,12±0,1 абортов на одну женщину, прервавшую беременность этим способом. Во 2-ой группе репродуктивная функция была реализована у 34% женщин (р<0,02 к группе контроля), которые имели в 26 % случаев своевременные роды и в 4% случаев преждевременные роды. У 76% были в анамнезе артифициальные аборты, в среднем – 1,26±0,45 на одну женщину. Самопроизвольные выкидыши в ранние сроки имели место у 10% женщин, в поздние сроки у 2%. Эктопические беременности были у 10% женщин (p<0,02 к группе контроля). Репродуктивная функция у женщин 3-ей группе была реализована только у 12% (р<0,01), своевременными родами беременность закончилась у 8% женщин этой группы (p<0,01), в среднем на одну пациентку приходилось 1,02±0,6 беременностей, что отличало её от группы контроля (p<0,02). В этой группе по сравнению с контрольной чаще встречались ранние самопроизвольные выкидыши (16%, p<0,05), эктопические беременности (6%, p<0,05), и реже - артифициальные аборты (18%, p<0,01).

У всех женщин групп исследования имело место бесплодие (p<0,001 к контрольной группе). В среднем период бесплодия составил 6,1±0,5 лет во 1-ой группе, с индивидуальными колебаниями данного показателя от 1 до 15 лет. Вторичным было бесплодие у 32% женщин. Период бесплодия не превышал 5 лет у 55% женщин. В 2-ой группе бесплодие имело место у 100% пациенток, причём у 60% оно было вторичным. Средняя продолжительность периода бесплодия составила 4,6±0,5 года. В 3-ой группе бесплодие также имело место у всех пациенток, причём у 50% оно было вторичным. Средняя продолжительность периода бесплодия составила 7,5±0,5 года.

В 1-ой клинической группе у всех женщин выявлен наружный генитальный эндометриоз при лапароскопической операции, что отличает её от группы контроля (p<0,001). Во 2-ой группе у всех женщин при проведении лапароскопии был выставлен диагноз хронического сальпингита. В 3-ей группе бесплодие было эндокринного генеза и было обусловлено хронической ановуляцией у 70 %  женщин и  СПКЯ  у 30 % из них.

С той же частотой у женщин основных групп, как и в группе контроля, встречалась эктопия шейки матки – у 14% женщин 1-ой группы, у 16% женщин 2-ой и 3-ей группы, параовариальные кисты – у 4% женщин 1-ой и 2-ой группы, и не встречались у женщин 3-ей группы, функциональные кисты яичников – у 6% женщин 1-ой группы, в 4% у 2-ой группы и в 8 % у женщин 3-ей группы, варикозное расширение вен малого таза – у 4% женщин 1-ой группы, у 4% женщин 2-ой группы и у 2% женщин 3-ей группы (p>0,05).

Хронические соматические заболевания в анамнезе отсутствовали у 46% женщин 1-ой группы, 48% пациенток 2-ой группы и 60% женщин 3-ей группы (р>0,05 во всех случаях). По структуре и частоте встречаемости данной патологии женщины 1-ой и 3-ей групп не отличались от соответствующих показателей группы контроля: наиболее часто в обоих группах встречались простудные заболевания и ангины (22% и 20%, р>0,05 в обоих случаях), заболевания желудочно-кишечного тракта (20% и 18%, р>0,05 в обоих случаях), аллергические реакции (16% и 14%, р>0,05 в обоих случаях). Женщины 2-ой группы отличались от группы контроля по частоте заболеваний мочевыделительной системы (40%, p<0,01), частыми простудными заболеваниями (30%, p<0,05), что объясняется наличием инфекционного агента в генитальной сфере и сопряженностью этих систем между собой.

Оперативному лечению в объеме аппендэктомии подвергались 20% женщин группы контроля,14% женщин 1-ой группы ,22% женщин 2-ой группы и 12% женщин 3-ей группы (р>0,05). По характеру аллергической настроенности организма все три группы не различались между собой.

       Таким образом, сравнительная характеристика здоровых фертильных женщин, больных с наружным генитальным эндометриозом и женщин с бесплодием, обусловленным трубно-перитонеальным фактором и с эндокринным бесплодием, показала, что средние возрастные показатели полностью репрезентативны во всех группах. По характеру менструальной функции и возрасту становления менархе все отличия имели место лишь в группе с эндокринным бесплодием.

Достоверные различия были отмечены при изучении генеративной функции и по структуре основной гинекологической патологии.

       По наличию и структуре соматической патологии, аллергизации организма существенных различий между группами не выявлено. Несколько выше во 1, 2 и 3 группах было количество оперативных вмешательств, что обусловлено проведением операций по поводу бесплодия и эктопических беременностей.

При определении биологического возраста у женщин  группы контроля с увеличением календарного возраста основные изменения затрагивали следующие показатели: имелась тенденция увеличения времени проведения пульсовой волны как по сосудам эластического типа (СРПВэ), так и по мышечным (СРПВм): в подгруппе женщин от 20 до 29 лет эти показатели в среднем составили - СРПВэ 5,57±0,15 м/с, СРПВм 5,98±0,16 м/с; в подгруппе женщин от 30 до 35 лет - СРПВэ 6,53±0,05 м/с и СРПВм - 6,49±0,03 м/с, что достоверно выше предыдущей подгруппы (p1<0,05), в подгруппе женщин старше 35 лет эти показатели составили – СРПВэ 6,74±0,07м/с и СРПВм 6,39±0,01 м/с, что достоверно выше, чем в подгруппе женщин от 30 до 35 лет (p2<0,02). Также существует тенденция к ухудшению показателей дыхательной функции. В подгруппе женщин от 20 до 29 лет средний показатель ЖЕЛ составил 3674,12±16,2 л, в подгруппе женщин от 30 до 35 лет - 3492,00±53,7 л (p1<0,05), в подгруппе 35 лет и старше - 3221,25±36,16 л, что существенно ниже, чем в подгруппе женщин от 30 до 35 лет (p2<0,05). При анализе показателей задержки дыхания на вдохе и на выдохе выявлено, что с возрастом имелась тенденция к их снижению: так средние показатели задержки дыхания на вдохе в подгруппе женщин от 20 до 29 лет составили: 49,24±2,20 с, в подгруппе женщин от 30 до 35 лет он составил 43,20±0,85 с (p1<0,05), в подгруппе женщин 35 лет и старше – 40,13±0,97с (p2<0,05).

Задержка дыхания на выдохе имела средний показатель 35,24±0,75 с у женщин от 20 до 29 лет; 32,40±0,49 с в подгруппе женщин от 30 до 35 лет (p1<0,05), и 30,75±0,5 с у женщин 35 лет и старше; что существенно ниже, чем в подгруппе женщин в возрасте от 30 до 35 лет (p2<0,05).

       Показатели аккомодации, слухового порога и массы тела повышались с увеличением календарного возраста. Средние показатели аккомодации в подгруппе женщин от 20 до 29 лет составили 109,41±2,77 мм, в подгруппе 30-35 лет - 122±4,6 мм (p1<0,05), и 140±2,5мм в подгруппе 35 лет и старше (p2<0,05).

Слуховой порог у женщин от 20 до 29 лет составил в среднем 19,41±1,28 Дб; у женщин от 30 до 35 лет: 27,0±0,70 дБ (p1<0,05) и 28,75±0,25 Дб у женщин 35 лет и старше (p2<0,05).

       Масса тела составила в среднем 56,38 ±2,12 кг у женщин в подгруппе женщин от 20 до 29 лет; 57,14±2,87 кг у женщин от 30 до 35 лет (p1>0,05), и 66,72±2,06 кг у женщин 35 лет и старше (p2<0,05) (где р1-достоверные различий между возрастными подгруппами 30-35 лет и 20-29 лет и p2- между возрастными подгруппами старше 35 лет и 30-35 лет)

Анализ показателя статической балансировки показал, что у женщин от 20 до 29 лет она составила в среднем 41,47±1,15с, у женщин от 30 до 35 лет 34,00±1,04 с (p1<0,02), и у женщин 35 лет и старше 29,0±1,06 с что достоверно ниже, чем в подгруппе женщин от 30 до 35 лет (р2<0,02).

В отличие от группы контроля в 1-ой клинической группе теряется тенденция изменений показателей СРПВэ и СРПВм с увеличением календарного возраста, хотя их средне групповые показатели, достоверно выше, чем в группе контроля: 6,18±0,03 м/с и 6,46±0,01 м/с соответственно (р<0,05).

Среднее значение ЖЕЛ в 1-ой группе сопоставимо с аналогичным показателем группы контроля: 3514,21±102,23 л (p>0,05). Однако с увеличением календарного возраста, в отличие от контрольной группы, где этот показатель планомерно снижается с увеличением календарного возраста, идет сначала увеличение показателей ЖЕЛ, с последующим их снижением: в подгруппе женщин от 20 до 29 лет средний показатель составил 3495,83±30,0 л, в подгруппе 30-35 лет – 3612,94±23,65 л (р1<0,05), в подгруппе 35 лет и старше – 3538,29±15,0 л (р2<0,05).

Средние значения задержки дыхания на вдохе (Зд.вдохе) и на выдохе(Зд.выдохе)  в 1-ой группе женщин составляли соответственно 37,56±0,01 с и 25,03±0,01 с, что существенно ниже контрольной группы (p<0,05).

       При анализе показателей задержки дыхания на вдохе и на выдохе по возрастным подгруппам видно, что имело отличная от группы контроля тенденция. Изначально с увеличением календарного возраста было увеличение средних показателей, с последующим их снижением: в подгруппе от 20 до 29 лет Зд.вдохе – 36,21±1,2 с, Зд.выдохе – 23,96±0,95 с, в подгруппе 30-35 лет – Зд.вдохе – 40,0±0,7 с (р1<0,05), Зд.выдохе – 27,89±0,65 с (р1<0,05), в подгруппе 35 лет и старше – Зд.вдохе – 37,87±0,5 с (р2<0,05), Зд.выдохе – 25,89±0,5 с (р2<0,05), оба показателя ниже группы контроля соответственных возрастных подгруппах (p<0,05).

       Среднее значение слухового порога у женщин 1-ой группы значительно превышало аналогичный показатель группы контроля, составляя 22,21±1,98 дБ (p<0,05) и не меняло своих показателей с увеличением календарного возраста в отличие от группы контроля: в подгруппе женщин от 20 до 29 лет оно составляло в среднем 23,96±1,20 дБ; у женщин от 30 до 35 лет 21,94±1,00 дб (p1>0,05) и 23,44±0,82 дб (p2>0,05) в подгруппе женщин 35 лет и старше.

       Среднее значение массы тела у женщин 1-ой группы составил 63,31±1,1 кг, что выше, чем в группе контроля (p<0,05). Так же изменяется вес по возрастным подгруппам. У женщин от 20 до 29 лет он составил 66,74 ±2,85 кг; у женщин от 30 до 35 лет 62,60±1,99 кг (p1>0,05) и 64,34 ±1,76 кг у женщин 35 лет и старше (p2>0,05).

       Аккомодация у женщин 1-ой группы была в целом хуже, чем у фертильных женщин, в среднем составляя 118,24±1,17 мм (p<0,05) не изменяет своих показателей с возрастом в отличие от группы контроля: в подгруппе женщин от 20 до 29 лет средние показатель аккомодации составил 117,92±2,76 мм; 118,33±4,06 мм у женщин от 30 до 35 лет и 118,89±2,27 мм у женщин 35 лет и старше (соответственно p1 и р2>0,05).

       Статическая балансировка женщин 1-ой группы в среднем ниже, чем в группе контроля - 27,76±0,02 с (p<0,02), и не меняет своих показателей с увеличением календарного возраста: в подгруппе женщин от 20 до 29 лет она составляла 29,67±1,88 с; 28,28±2,13 с (p1>0,05) у женщин от 30 до 35 лет и 28,87±1,34 с (p2>0,05) у женщин 35 лет и старше.

       Во 2-ой клинической группе возрастные изменения выявлены в показателях артериального давления, которые отсутствовали в группе контроля. Так средние показатели артериального давления в группе составляли: АДс: 113,33±1,1 мм.рт.ст (р<0,05 к группе контроля), АДд: 74,67±1,4 мм.рт.ст (р<0,05 к группе контроля, где показатель АДс составил 107,91±1,04 мм.рт.ст и АДд - 68,33±1,05 мм.рт.ст.). С увеличением календарного возраста показатели системного АД повышаются: подгруппа от 20 до 29 лет - АДс и АДд составляли соответственно 112,69±0,6 мм.рт.ст. и 72,69±0,5 мм.рт.ст, в подгруппе от 30 до 35 лет АДс - 117,00±0,7 мм.рт.ст (р1<0,05) и АДд - 74,5±0,5 мм.рт.ст. (р1<0,05), в подгруппе 35 лет и старше средний показатель АДс составил 120,0±0,01 мм.рт.ст (р2<0,05), АДд - 80,01±1,7 мм.рт.ст (р2<0,05).

Средний показатель СРПВэ во 2-ой группе был значительно выше, чем в группе контроля и составил 6,18±0,02 м /с (р<0,02). Средний показатель СРПВм так же превышал аналогичный показатель группы контроля, составив 6,36±0,01м /с (р<0,05). С увеличением календарного возраста имелась отличная от группы контроля тенденция: так у женщин в возрасте от 20 до 29 лет СРПВэ составил 5,99±0,11 м /с, затем этот показатель повышался и у женщин в подгруппе от 30 до 35 лет его средний показатель составил 6,4±0,11 м /с (р1<0,05), в подгруппе женщин 35 лет и старше он остался без изменений по сравнению с предыдущей подгруппой - 6,37±0,43 м /с (р2>0,05), тогда как в группе контроля тенденция повышения сохранялся во всех трёх возрастных подгруппах. В свою очередь у женщин во 2-ой группе в подгруппе от 20 до 29 лет СРПВм составил 6,19±0,16 м /с, у женщин от 30 до 35 лет - 6,48± 0,2 м /с (p1>0,05); у женщин 35 лет и старше он снижался и составил 5,64±0,15 м /с (p2<0,02).

       Изменены во 2-ой группе и показатели функции легких. Средний показатель ЖЕЛ составил 3528,67±113,02 (р<0,05 к контрольной группе). В отличие от группы фертильных женщин, где с возрастом ухудшались показатели ЖЕЛ, во 2-ой группе её показатели повышались с увеличением календарного возраста: у женщин от 20 до 29 лет -3553,85±27,0 л, у женщин от 30 до 35 лет - 3634±20,7 л (p1<0,05) и у женщин 35 лет и старше - 3816,67±48,9 л (p2<0,05). Средний показатель задержки дыхания на вдохе составил 39,27±0,2 с (р<0,02 к контрольной группе).С увеличением календарного возраста его показатели составили: у женщин от 20 до 29 лет - 33,38±2,4с; 42,2±2,22с у женщин от 30 до 35 лет (p1<0,02) и 40,67±1,20с, в подгруппе женщин 35 лет и старше (р2>0,05). Среднее значение задержки дыхания на выдохе у женщин во 2-ой группе составил 24,80±0,02 с (р<0,02 к контрольной группе). При анализе возрастных изменений показателей задержки дыхания на выдохе тенденция, характерная для фертильных женщин, отсутствовала. Так в подгруппе от 20 до 29 лет его средний показатель составил 26,54±2,48 с, у женщин от 30 до 35 лет - 24,5±0,98 с (p1>0,05) и у женщин 35 лет и старше - 28,0±0,85 с(p2<0,05).

       Среднее значение аккомодации у этих женщин составил 132,00±1,61мм, что выше, чем в группе контроля (р<0,05).

Средний показатель слухового порога во 2-ой группе составил 22,33±1,76 дБ (p<0,05 к группе контроля). При анализе возрастных изменений выявлено, что у женщин от 20 до 29 лет слуховой порог составил 20,38±0,68 дБ, с возрастом он повышался составляя в подгруппе 30 - 35 лет- 24,5±0,5 дб (p1<0,05) и в подгруппе женщин 35 лет и старше- 23,33±1,67 дб (р2>0,05).

Средний показатель статической балансировки у женщин 2-ой группы составил 23,87±0,01 с (р<0,02 к группе контроля). У женщин от 20 до 29 лет его средний показатель составил 22,38±1,02 с., у женщин от 30 до 35 лет - 25,80±0,98 с (p1<0,05), у женщин старше 35 лет - 23,00±0,65 с (p<0,05). То есть, в отличие от группы контроля, значение статической балансировки к 30-35 годам повышается, с последующим снижением у женщин старше 35 лет, тогда как у женщин группы контроля  оно снижается в течение всего процесса старения.

Среднее значение массы тела во 2-ой группе составило 64,60±1,23кг (р<0,02 к контрольной группе). В возрастных подгруппах средний показатель массы тела составил 67,65±0,95 кг у женщин от 20 до 29 лет; 64,5±0,72 кг у женщин от 30 до 35 лет (p1<0,05) и 77,17±2,24 кг у женщин 35 лет и старше (p2<0,01).

При анализе показателей, характеризующих биологический возраст у женщин 3-ей группы выявлялось, что показатели СРПВэ и СРПВм, хотя и выше, чем в группе контроля: СРПВэ - 6,22±0,15 м/с, СРПВм - 6,35±0,23 м/с (p<0,05), но существенно уменьшаются с возрастом в отличие контрольной группы, где эти показатели повышались. В подгруппе женщин от 20 до 29 лет показатель СРПВэ составил 6,64±0,09 м/с, у женщин от 30 до 35 лет - 6,22±0,15 м/с (p1<0,05), в подгруппе женщин 35 лет и старше - 5,85±0,05 м/с (p2<0,02). В подгруппе женщин от 20 до 29 лет средний показатель СРПВм составил 6,79±0,12 м/с, у женщин от 30 до 35 лет - 6,35±0,10 м/с (p1<0,05); у женщин 35 лет и старше - 5,68±0,21 м/с (p2<0,05), эти изменения свидетельствуют, что у женщин страдающих эндокринным бесплодием в процессе увеличения календарного возраста идут компенсаторные процессы, улучшающие состояние сердечной сосудистой системы в виде улучшения состояния степени эластичности и упругости напряжения сосудистой стенки.

Среднее значение ЖЕЛ у женщин 3-ей группы составило 3704,95±117,80 л, что сопоставимо с группой контроля (p>0,05). В отличие от группы контроля, в 3-ей группе теряется тенденция ухудшения показателей ЖЕЛ с увеличением календарного возраста. Так средний показатель ЖЕЛ у женщин в возрасте от 20 до 29 лет составил 3439,75±255,29 л, у женщин от 30 до 35 лет – 3704,95±117,8 л (p1>0,05), и у женщин 35 лет и старше - 3498,33±254,80 л (p2>0,05).

Среднее значение задержки дыхания на вдохе у женщин 3-ей группы составило 42,55±2,03 с (p>0,05), что сопоставимо с группой контроля. Так же в данной группе терялась, характерная для группы контроля, тенденция уменьшения данного показателя. Так показатель задержки дыхания на вдохе у женщин от 20 до 29 лет составил 43,50±2,18 с; у женщин от 30 до 35 - 42,55±2,03 с (p1>0,05) и у женщин 35 лет и старше - 43,00±3,13 с  (p2>0,05).

Средний показатель задержки дыхания на выдохе в 3-ей группе составил 29,91±1,27 с, что ниже, чем в группе контроля (p<0,05). В отличие от предыдущего показателя, задержки дыхания на выдохе, так же как и в группе контроля имел тенденцию к снижению с увеличением календарного возраста. Так в подгруппе женщин от 20 до 29 лет его средний показатель составил 33,75±0,89 с, в подгруппе 30-35 лет – 29,91±0,80 с (p<0,05), в подгруппе женщин 35 лет и старше – 27,50±0,52 с (p<0,05), что ниже женщин предыдущей подгруппы.

Среднее значение статической балансировки составило 35,64±0,10 с, что существенно ниже группы контроля (p<0,05). Возрастные изменения данного показателя были следующие: у женщин в подгруппе от 20 до 29 лет - 33,5±0,7 с; у женщин от 30 до 35 лет - 35,64±0,5 с (p1<0,05), у женщин 35 лет и старше - 41,33±0,65 с (p2<0,02).

Среднее значение слухового порога у женщин 3-ей группы составило 25,68±1,20 дБ, что сопоставимо с группой контроля (p>0,05). В отличие от группы контроля возрастные изменения со стороны показателей слухового порога в группе женщин 3-ей группы не отмечалось.

Тест Векслера в среднем в 3-ей группе составил 54,73±0,06 (p<0,05 к группе контроля). При анализе изменений его значений по возрастным группам выявлено ухудшение его показателей с возрастом: в подгруппе от 20 до 29 лет его средний показатель составил 58,00±0,85 у женщин от 30 до 35 лет - 54,73±0,8 (p1<0,05); у женщин 35 лет и старше – 54,50±1,25 (p2>0,05), тогда как в контрольной группе его показатели существенно не меняются с увеличением календарного возраста. В других группах тест Векслера не претерпевал достоверных изменений.

Средний показатель массы тела в группе женщин 3-ей группы составил 68,82±2,23 кг, что существенно выше аналогичного показателя группы контроля – 56,6±1,08 кг (p<0,02).

Анализ массы тела в зависимости от возрастных изменений выявил отличную от группы контроля тенденцию – в 3-ей группе с увеличением календарного возраста снижается масса тела: в подгруппе женщин от 20 до 29 лет средний показатель массы тела составил 73,75±1,74 кг, у женщин в возрасте от 30 до 35 лет- 68,82±1,23 кг (p1<0,05), в подгруппе женщин 35 лет и старше - 60,67±1,07 кг (p2<0,02).

Таким образом, у женщин с различными формами бесплодия имеют место нарушения в показателях биомаркёров биологического возраста: нарушение регуляции сосудистого тонуса, плотности сосудистой стенки, изменения в функциональных показателях дыхательной системы, нарушения в функционировании вегетативной нервной системы – нарушение статической балансировки, слухового порога, аккомодации, теста Векслера, что сказывается на неадекватном изменении биологического возраста с увеличением календарного возраста.

При сравнении соответствия календарного возраста биологическому у фертильных женщин получено, что, в среднем, биологический возраст запаздывает по отношению к календарному. Так, средний показатель календарного возраста фертильных женщин составил 26,5±0,5лет, аналогичный показатель биологического возраста составил 25,1±0,2 лет (p<0,05 по критерию Вилкоксона). Причём, если в подгруппе женщин моложе 30 лет биологический возраст соответствует календарному - 23,3±0,6 г. и 23,3±0,7 г. соответственно, то в возрастных подгруппах женщин от 30 до 35 лет и женщин 35 лет и старше с увеличением календарного возраста, увеличивается его разница с биологическим: так если в подгруппе женщин от 30 до 35 лет показатель календарного возраста в среднем составил 33,2±0,6 лет, то биологический возраст – 29,5±1,7 лет (p<0,05); у женщин старше 35 лет средний показатель календарного возраста составил 40,05±0,9 лет, тогда как средний показатель биологического возраста составил 34,1±1,0 лет (p<0,05). Причём эта тенденция имеет практически прямолинейную обратную зависимость.

При сравнении соответствия календарного возраста биологическому у женщин, страдающих бесплодием различного генеза, выявлена другая тенденция.

В 1-ой группе биологический возраст в среднем соответствовал календарному возрасту и составил: календарный - 29,7± 0,5 лет и биологический - 29,6±0,5 лет. При анализе соответствия этих двух показателей по возрастным подгруппам было получено, что в группе женщин от 20 до 29 лет биологический возраст опережает календарный в среднем на 4,6± 0,9 лет, (КВ - 27,2±0,4 лет, БВ – 31,8± 0,9 лет, p<0,05) что радикально отличает данную группу от контроля. В подгруппе 30-35 лет биологический возраст запаздывает по отношению к календарному: КВ – 32,1±0,4 лет, БВ – 29,3± 0,9 лет. При анализе индивидуальных значений в 80,95% наблюдений биологический возраст запаздывал по отношению к календарному. В возрастной подгруппе старше 35 лет также имело место запаздывание биологического возраста по отношению к календарному, средние показатели составили: КВ – 36,7±0,3 года, БВ - 30,6±0,7 лет (p<0,05). При анализе индивидуальных показателей у всех женщин (100%) этой подгруппы биологический возраст запаздывал по отношению к календарному.

Во 2-ой группе среднегрупповой показатель биологического возраста составил 31,5±0,8 лет, при среднем КВ - 29,1±0,4 лет (p<0,05 по критерию Вилкоксона). В подгруппе женщин в возрасте 20 до 29 лет биологический возраст опережал календарный в среднем на 5,9±0,5 лет, со среднегрупповыми показателями КВ - 26,0±0,5лет, БВ – 31,9±4,7 лет (p<0,05). В 73,3% индивидуальных наблюдений биологический возраст опережал календарный. В подгруппе 30-35 лет обе возрастных характеристики по средним показателям не различались между собой: календарный возраст составил в среднем 31,7±0,4 лет, биологический – 32,1±0,8 лет (p>0,05). При анализе индивидуальных показателей лишь у 43,8% женщин биологический возраст запаздывал к календарному, что достоверно отличает их от подгруппы фертильных женщин от 30 до 35 лет (p<0,05). В возрастной подгруппе старше 35 лет календарный возраст опережал биологический в среднем на 1,9±2,0 лет (p<0,05): КВ составил 36,3±0,3лет, БВ – 34,4±2,4 лет. Анализ индивидуальных данных показал, что в 56,25% наблюдений биологический возраст отставал по отношению к календарному.

У женщин 3-ей группы при среднем показателе КВ - 32,9±0,05 года, средний показатель БВ составил 31,2±0,6 года, в среднем запаздывая на -1,7±0,8 лет (p<0,05). У женщин в возрасте от 20 до 29 лет биологический возраст опережал календарный на 6,6±2,6 лет: КВ - 27±0,8 лет, БВ - 33,6±1,8 года. При анализе индивидуальных показателей у 100 % женщин биологический возраст опережал календарный. В подгруппе 30-35 лет биологический возраст практически не отличался от календарного и составил - 31,2±0,8 года, средний показатель КВ - 31,6±0,4 года. При анализе индивидуальных показателей, у 60% женщин биологический возраст запаздывал к календарному. В подгруппе женщин старше 35 лет он запаздывал по отношению к календарному в среднем на -9,9± 2,5 лет: в среднем КВ составил 39,2±1,2 года, БВ – 29,3±1,9 лет (p<0,05). Анализ индивидуальных данных показал, что в 100 % случаев биологический возраст запаздывал по отношению к календарному.

       В данной группе средний уровень антимюллерового гормона составил 3,82±0,5 нг/мл, с колебаниями индивидуальных значений от 0,42 до 12,8 нг/мл. В 54,5% наблюдений его показатели были в пределах нормы с колебаниями от 1,9 до 10,5 нг/мл, в 36,4% наблюдений показатели АМГ были ниже 1,0 с колебаниями от 0,42 до 0,9 нг/мл. В 9,1% наблюдений концентрация данного маркёра превышала нормативные показатели, с индивидуальными колебаниями от 10,6 нг/мл до 12,8 нг/мл. При оценке взаимосвязи биологического возраста с уровнем АМГ с применением корреляционного анализа, выявлено, что у всех женщин со сниженным АМГ биологический возраст опережал календарный, то есть имело место преждевременное старение. При этом АМГ составлял в среднем 0,61±0,22 нг/мл с индивидуальными колебаниями от 0,42 нг/мл до 0,9 нг/мл, причём с увеличением разницы биологического возраста с календарным цифры АМГ снижались, о чём свидетельствует коэффициент корреляции r= -0,48 (p<0,05). У женщин с нормальными показателями АМГ, которые были в пределах от 1,9 нг/мг до 9,5 нг/мг, при среднем значении 5,7±0,64 нг/мг, выявлено, что биологический возраст запаздывал к календарному возрасту в среднем на 3,42±0,52 лет с индивидуальными значениями от - 0,1 лет до -13 лет.

       У женщин с повышенными показателями АМГ, которые были в пределах от 10,6 нг/мг до 12,8 нг/мг, при среднем значении 11,7±0,64 нг/мг, выявлено, что биологический возраст запаздывал к календарному возрасту в среднем на 2,01±0,61 лет с индивидуальными значениями от - 0,1 лет до -13 лет.

       Корреляционный анализ между уровнем АМГ и показателями биологического возраста, показал, что с увеличением разницы биологического возраста с календарным, повышаются цифры АМГ: r= 0,49 (p<0,05). Таким образом, можно констатировать факт, что сниженные показатели антимюллерового гормона наблюдаются у женщин с преждевременным старением организма, тогда как нормальные и повышенные - у женщин с запаздыванием биологического возраста к календарному. В результате полученных данных уровень АМГ можно рассматривать как дополнительный показатель состояния биологического возраста у женщин с эндокринным бесплодием.

       Обобщая всё вышесказанное, можно констатировать факт, что при наличии бесплодия нарушаются процессы старения организма. Причём в более молодом возрасте (до 30-35 лет) происходит преждевременное старение, то есть именно в тот период, который является наиболее благоприятным для реализации репродуктивной функции. Процессы преждевременного старения организма развиваются в силу неадекватной реакции сосудистой, дыхательной и нервной систем.

При анализе влияния социально-гигиенических факторов (социальное положение, образование, жилищные условия) на соответствие биологического возраста календарному было выявлено, что они не оказывают существенного влияния на развитие процессов преждевременного старения у женщин: относительные риски RR составили меньше 1,0.

При анализе отдаленных результатов по восстановлению фертильности у женщин в возрастной подгруппе до 30 лет у женщин с бесплодием и наружным генитальным эндометриозом и с трубно-перитонеальным бесплодием было получено, что беременность в спонтанном цикле в течения первого года  наступила у 20% 1-ой группы и у 28% 2-ой группы. В первые полгода забеременело 12% женщин 1-ой группы и 28% женщин 2-ой группы, во второе полугодие беременность наступила у 8% женщин 1-ой группы, во 2-ой группе во второе полугодие беременностей не было. Анализ соответствия восстановления фертильной функции и состояния биологического возраста показал, что беременности наступили у женщин, биологический возраст которых на момент обследования либо отставал от календарного, соответствуя аналогичным показателям группы контроля, либо превышал календарный возраст не более чем на 3 года. В среднем разница между биологическим и календарным возрастом у женщин с восстановленной фертильной функцией составила 1,3±0,2 лет, с индивидуальными колебаниями от -1,7 до 3 лет. Учитывая полученные данные, целесообразно использовать определение биологического возраста у женщин моложе 30 лет с бесплодием, обусловленным наружным генитальным эндометриозом и трубно-перитонеальным фактором, для выбора дальнейшей тактики ведения в плане скорейшего подключения ВРТ.

Процесс старения нельзя объяснить действием какого-либо одного механизма  Белозерова Л.М., 2002, Алпатов С.А, 2010.]. Существует несколько теорий развития преждевременного старения организма [Войтенко В.П.,1986, Круьтко В.Н., 2008]. Основные из них это теории клеточного повреждения, генетические теории преждевременного старения и молекулярная теория [Белозерова Л.М., 2002].

Однако, несмотря на то, что детально изучены различные патогенетические механизмы, приводящие к старению, они не объясняют многие изменения, наблюдающиеся у лиц с преждевременным старением (Войтенко В.П.,1986). По-этому, нами были исследованы показатели эндогенной интоксикации – молекулы средней массы (МСМ), действующие как вторичные токсины (Медведев Б.И., 1992, Парфенкова Г.А, 1987), с накоплением которых связывают расстройство функций всех органов и систем 9Габриэлян Н.И., 1984, Герасимов А.М, 2003), многие из которых являются биомаркёрами состояния биологического возраста (Кишкун А.А., 2008).

Как показали наши исследования, в группе контроля, при нормальных показателях уровня МСМ на длине =254 нм – 0,197±0,003 е.о.п. и на длине =280 нм – 0,220±0,001 е.о.п.; эти метаболиты не оказывают существенного влияния на течение процессов физиологического старения. Анализ  возрастной динамики уровня МСМ сыворотки крови у здоровых фертильных женщин показал что, при увеличении календарного возраста концентрация МСМ не претерпевает существенных изменений: в подгруппе женщин от 20 до 29 лет контрольной группы показатели содержания МСМ в сыворотке крови составили на длине волны =254 нм - 0,234 ±0,01 е.о.п. и на длине волны =280 нм – 0,232±0 ,01 е.о.п. В подгруппе женщин от 30 до 35 лет показатели содержания МСМ в сыворотке крови составили на длине волны =254 нм - 0,232 ±0,01 е.о.п, на =280 нм – 0,258±0,01е.о.п. У женщин старше 35 лет показатели содержания МСМ в сыворотке крови составили на =254 нм - 0,235 ± 0,01 е.о.п. и на =280 нм – 0,259±0,002 е.о.п.

Об этом же свидетельствует и корреляционный анализ, проведённый между возрастными характеристиками и уровнем МСМ, который не выявил связи между этими показателями: в группе контроля корреляционный анализ показал, что уровень МСМ не зависит от календарного возраста, коэффициент корреляции составил r=0,02, также не получено достоверной корреляции между показателями МСМ и БВ - r=-0,17. Однако при оценке взаимосвязи уровня МСМ в сыворотке крови и основными показателями, характеризующими состояние БВ были получены следующие корреляционные связи. Так, уровень эндогенной интоксикации умеренно связан с функциональным состоянием сердечно-сосудистой системы: коэффициент корреляции между МСМ и АДс составил r=-0,53 при показателях МСМ на длине волны =280 нм и r=-0,5 при показателях МСМ на длине волны =254 нм; с АДд – r=-0,32 с показателями МСМ на длине волны =280 нм, с АДп – r=-0,37 с показателями МСМ на длине волны =280 нм и r=-0,33 с показателями МСМ на длине волны =254 нм, СРПВэ – r=-0,39 при показателях МСМ на длине волны =280 нм, СРПВм – r=0,31 с показателями МСМ на длине волны =254 нм. Так же имеет место корреляционная связь между показателями МСМ на длине волны =280 нм и Здвдох – r=0,31. Масса тела так же находится во взаимосвязи по показателями эндогенной интоксикации, коэффициент корреляции между уровнем МСМ на длине волны =280 нм составил r=-0,41.

Совсем иная ситуация отмечена нами при исследовании уровня МСМ в группах женщин с бесплодием. Так во всех группах имело место повышенное содержание МСМ в сыворотке крови по сравнению с группой контроля. Так в 1-ой группе средние показатели МСМ в сыворотке крови составили - на =254 нм – 0,169±0,013 е.о.п.(p<0,01), на =280 нм – 0,292±0,02 е.о.п. (p<0,01), во 2-ой группе - на длине волны =254 нм МСМ составил 0,239±0,003 е.о.п. (p<0,05), на длине волны =280 нм - 0,333±0,04 е.о.п. (p<0,05), в 3-ей группе - на =254 нм - 0,279±0,02 е.о.п. (p<0,05) и на =280 нм – 0,332 е.о.п. ±0,013 (p<0,05).При оценке возрастной динамики максимальные показатели МСМ в сыворотке крови имеют место в возрастной группе 30-35 лет, с последующим их снижением у женщин старше 35 лет. Данная тенденция отмечается во всех группах, независимо от причин бесплодия. При оценке возрастного изменения максимальные показатели МСМ в сыворотке крови имеют место в возрастной группе 30 лет, с последующим их снижением у женщин старше 35 лет. Данная тенденция отмечается во всех группах, не зависимо от причин бесплодия. При снижении уровня эндогенной интоксикации в более старшей возрастной группе развиваются процессы замедления старения.

Также, в отличие от группы контроля, у женщин с бесплодием имеют место более обширные корреляционные связи между МСМ и биомаркёрами биологического возраста. Самые сильные корреляционные связи (r= ±0,5 и более) были отмечены между МСМ и АДс, СРПВэ, слуховым порогом, массой тела, тестом Векслера, ЖЕЛ, Зд.вдохе, Зд.выдохе. Средней силы корреляционные связи отмечены между МСМ и СРПВм, аккомодацией, статической балансировки. Иными словами, у женщин с бесплодием усиливается влияние молекул средней массы на состояние сердечно-сосудистой системы, причём, чем выше уровень эндогенной интоксикации, тем хуже состояние сосудистой стенки.

Таким образом, можно сделать заключение, что у больных с бесплодием, независимо от причины, его вызывающей, происходит нарушение процессов физиологического старения организма, с преимущественным нарушением функционирования сердечно-сосудистой, дыхательной и центральной нервной систем. Одной из причин выявленных нарушений может являться развивающаяся при хроническом сальпингите, наружном эндометриозе и гормональном дисбалансе эндогенная интоксикация, которая проявляется повышением уровня молекул средней массы в сыворотке крови.

  Выводы

1.У здоровых фертильных женщин состояние биологического возраста в основном определяется функциональным состоянием сердечно-сосудистой, дыхательной и нервной систем: при старении ухудшаются показатели состояния сосудистой стенки, снижаются процессы газообмена в легких, ухудшаются состояние зрительного и слухового анализаторов и показатели статической балансировки.

2.У женщин с бесплодием состояние биологического возраста определяется большим количеством показателей: более существенные сдвиги имеют место не только в функционировании сердечно-сосудистой системы, что отражается на состоянии сосудистой стенки, но и системного артериального давления; более выраженные сдвиги происходят в процессах газообмена в легких, в функционировании нервной системы, как в периферическом её отделе, так и в центральном (ухудшение показателей теста Векслера).

3.У здоровых фертильных женщин в возрасте младше 30 лет, биологический возраст соответствует календарному возрасту. У женщин 30 лет и старше биологический возраст запаздывает к календарному возрасту; причём с увеличением календарного возраста увеличивается отставание от него биологического.

4.У женщин с бесплодием независимо от причин бесплодия имеет место преждевременное старение в возрасте до 30 лет, что выражается в опережении биологическим возрастом календарного, после 30 лет происходит замедленное старение, что выражается в запаздывании биологического возраста к календарному.

5.У женщин, страдающих эндокринным бесплодием, сниженные показатели антимюллерового гормона наблюдаются при преждевременном старении организма, тогда как нормальные и повышенные показатели антимюллерового гормона ассоциируются с замедленным старением

6.У больных с различными формами бесплодия, по сравнению со здоровыми фертильными женщинами, имеет место эндогенная интоксикация, что выражается в повышенном уровне молекул средней массы, причём наивысшие показатели отмечаются у женщин с эндокринными формами бесплодия, минимальные у женщин с бесплодием и обусловленным наружным генитальным эндометриозом.

7.У здоровых фертильных женщин уровень молекул средней массы в сыворотке крови не изменяется при старении и не связан с показателями биологического возраста. У больных с бесплодием уровень эндогенной интоксикации при всех формах бесплодия увеличивается до возраста 30 лет. После 35 лет, когда, начинаются процессы омоложения организма, уровень эндогенной интоксикации снижается.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ:

1. У больных с бесплодием, обусловленным трубно-перитонеальным фактором и наружным генитальным эндометриозом, в алгоритм обследования рекомендовано включить определение биологического возраста по "киевской" методике, разработанной в Институте геронтологии АМН СССР (Войтенко В.П., 1984). При наличии разницы между биологическим и календарным возрастом более чем на 3 года коррекцию бесплодия у данных больных целесообразно проводить с использованием методов вспомогательных репродуктивных технологий. Если биологический возраст превышает календарный менее чем на 3 года, то таким пациентам возможно планирование беременности в течение ближайшего года в спонтанных циклах.

2. С целью более точного определения состояния биологического возраста у женщин страдающих эндокринным бесплодием, целесообразно определять уровень антимюллерового гормона в сыворотке крови в силу того, что низкие показатели антимюллерового гормона наблюдаются у женщин с преждевременным старением, нормальные и повышенные – с замедленным старением организма.

Список опубликованных работ по теме диссертации:

Публикации в журналах, включенных в перечень изданий рекомендованных ВАК РФ:

1.Коффи Ф., Герасимов А.М., Посисеева Л.В. Влияние эндогенной интоксикации на биологический возраст женщин страдающих бесплодием различного генеза //Вестник РГМУ – Москва.- 2011.- №1(130)- С.38-39 .

Публикации в журналах, сборниках, материалах конференций и тезисы докладов:

2.Коффи Ф., Герасимов А.М., Посисеева Л.В., Добрынина М.Л. Состояние биологического возраста у женщин с бесплодием, обусловленным трубно-перитонеальным фактором и наружным генитальным эндометриозом //Материалы IV Регионального научного форума «Мать и дитя». – Екатеринбург- 2010.- С.155.

3.Коффи Ф., Герасимов А.М., Посисеева Л.В., Тихомирова О.В., Добрынина М.Л Состояние биологического возраста у женщин, страдающих бесплодием // Сборник научных трудов и материалов Международной научно-практической конференции «Региональное здоровье нового поколения» – Иваново – 2010. –С.185-189.

4.Коффи Ф., Герасимов А.М., Посисеева Л.В., Тихомирова О.В., Добрынина М.Л. Особенности гемодинамики у женщин как показатель биологического возраста при различных формах бесплодия// Проблемы репродукции (специальный выпуск по материалам V международного конгресса по репродуктивной медицине) – Москва.- 2011.- С.102-103.

5.Коффи Ф., Герасимов А.М., Посисеева Л.В. Влияние уровня молекул средней массы на массы на состояние биологического возраста у женщин с бесплодием // Материалы V Регионального научного форума «Мать и дитя». – Геленджик. – 2011. – С.331- 332.

Список условных сокращений:

АДд - артериальное давление диастолическое

АДп - артериальное давление пульсовое

АДс - артериальное давление систолическое

БВ - биологический возраст

ЖЕЛ - жизненная емкость легких

КВ - календарный возраст

МСМ – молекулы средней массы

ОРВИ- Острая респираторная вирусная инфекция

СОЗ - субъективная оценка здоровья

СПКЯ – синдром поликистоз яичников






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.