WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

АСТАПОВ Дмитрий Александрович

БИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОТЕЗЫ ПРИ ХИРУРГИЧЕСКОМ ЛЕЧЕНИИ КЛАПАННЫХ ПОРОКОВ СЕРДЦА У ВЗРОСЛЫХ БОЛЬНЫХ

14.01.26 – сердечно-сосудистая хирургия

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Новосибирск – 2012

Работа выполнена в кардиохирургическом отделении приобретенных пороков сердца Центра хирургии приобретенных пороков сердца и биотехнологий Федерального государственного бюджетного учреждения «Новосибирский научно-исследовательский институт патологии кровообращения имени академика Е.Н. Мешалкина» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

Научный консультант:

доктор мед. наук, профессор

академик РАМН                                        Караськов Александр Михайлович

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор        Стенин Владимир Геннадьевич

(Центр детской кардиохирургии и хирургии новорожденных ФГБУ «ННИИПК им. акад. Е.Н. Мешалкина» , г.Новосибирск)

доктор медицинских наук                        Приходько Владимир Петрович

(отделение кардиохирургии ГБУЗ ««Челябинская областная клиническая больница»  г. Челябинск)

доктор медицинских наук                        Евтушенко Алексей Валерьевич

(отделение сердечно-сосудистой хирургии ФГБУ «НИИ кардиологии» СО РАМН, г.Томск)

Ведущая организация:

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального

образования «Омская Государственная медицинская академия», г.Омск

Защита состоится 24 октября 2012 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 208.063.01 при ФГБУ «Новосибирский научно-исследовательский институт патологии кровообращения имени академика Е.Н. Мешалкина» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Адрес: 630055, Новосибирск, Речкуновская, 15; e-mail: ds-meshalkin@yandex.ru;

http://www.meshalkin.ru/dis_council.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке

ФГБУ «ННИИПК им. акад. Е.Н. Мешалкина» Минздравсоцразвития России

Автореферат разослан  20 августа 2012 года

Ученый секретарь совета по защите

докторских и кандидатских диссертаций

доктор мед. наук, профессор,                                                        Ленько Е.В.

Список терминологических сокращений

ДП – диаметр протеза

ИКДО – индекс конечного диастолического объема

ИММЛЖ – индекс массы миокарда левого желудочка

ИМТ – индекс массы тела

ЛЖ – левый желудочек

МКК – малый круг кровообращения

МНО – международное нормализованное отношение

МСКТ – мультиспиральная компьютерная томография

НК – недостаточность кровообращения

ОНМК – острое нарушение мозгового кровообращения

ППТ – площадь поверхности тела

ПЧГД (ПТГД) – пиковый чреспротезный (транспротезный) градиент давления

СТГД – средний транспротезный градиент давления

УЗИ – ультразвуковое исследование

УО – ударный объем

ФВ – фракция выброса

ФК – функциональный класс

ЭхоКГ – эхокардиография

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования

Приобретенные пороки сердца включают в себя ряд заболеваний, на которые приходится 10-20% всех кардиохирургических процедур в США и странах Западной Европы [Brasacchio D. 2008, Bridgewater B. 2010]. В Российской Федерации ежегодно выполняется около 11000 операций протезирования клапанов сердца и 3700 реконструктивных вмешательств, что составляет 66 случаев на 1 миллион населения [Бокерия Л.А. 2011].

Несмотря на существующие современные методики малоинвазивных вмешательств (баллонная вальвулотомия или имплантация стент-графта в условиях R-операционой), открытая операция на сердце остается единственным верным способом восстановить внутрисердечную гемодинамику и предотвратить дальнейшее усугубление сердечной недостаточности.

Разнообразие предлагаемых на современном этапе искусственных клапанов сердца и хирургических технологий порождает многочисленные споры о достоинствах и недостатках тех или иных протезов. В пользу механических конструкций, как правило, приводятся относительная простота имплантации и прогнозируемая структурная долговечность. Биологические протезы не требовательны к антикоагулянтной терапии и обеспечивают более физиологичные потоки крови, но имеют существенный недостаток – ограниченный срок службы, особенно у пациентов молодого и среднего возрастов [Honge J. 2011].

Несмотря на более чем полувековую историю биопротезирования клапанов сердца, до сих пор ведутся активные дискуссии по определению показаний к их имплантации. Одним из часто обсуждаемых является вопрос возраста, в котором целесообразно имплантировать ксеноклапаны. Большинство авторов считают возраст старше 60-65 лет наиболее оптимальным [Bonow R.O. 2008]. Существует мнение о целесообразности применения ксеноклапанов у больных молодого и среднего возраста с целью отказа от назначения перманентной терапии антикоагулянтами, при осознанном риске необходимости реоперации через 10-15 лет [Ruel M. 2005]. Совершенствование методов стерилизации и консервации биоткани, разработка новых моделей ксеноклапанов способствуют появлению данных о более высокой или абсолютной резистентности ксеногенного материала к кальцификации и, как следствие, рекомендаций к активному использованию биологических протезов у молодых больных [Шматов Д.В. 2004, Барбараш Л.С. 2011]. Таким образом, существует проблема определения возраста, в котором имплантация современных биологических протезов наиболее целесообразна.

Нерешенными являются вопросы целесообразности применения ксенопротезов в условиях активного инфекционного эндокардита, у женщин репродуктивного возраста, у больных страдающих наркотической зависимостью [Delahaye F. 2004, Pieper P.G. 2008, Koc F. 2010]. Практически отсутствуют исследования, посвященные проблеме биопротезирования у пациентов, проживающих в районах, где затруднено или невозможно получение квалифицированной медицинской помощи и ограничена доступность лекарственных средств.

В нашей стране в 2010 г. только 50 из 87 учреждений, занимающихся хирургией приобретенных пороков сердца, осуществили имплантацию биологических протезов. При этом 57% всех ксеноклапанов были имплантированы в шести клиниках – ФГБУ «ННИИПК им. акад. Е.Н. Мешалкина» (224 протеза), Астраханском ФЦССХ (140), НЦССХ им. А.Н. Бакулева (101), НИИСП им. Н.В. Склифосовского (94), ККБ №2 «Институт сердца» г. Перми (82) и ФЦСКЭ им. В.А. Алмазова (70). Соотношение биологических и механических клапанов, имплантируемых в клиниках России составляет примерно 1:10 [Бокерия Л.А. 2011].

Обладая многолетним опытом клинического применения ксенопротезов у больных приобретенными пороками сердца, ФГБУ «ННИИПК им. акад. Е.Н. Мешалкина» является ведущим кардиохирургическим центром России в этой области. Это позволяет нам на основании собственного опыта проанализировать результаты биопротезирования у взрослых пациентов и соответственно представить свое, научно обоснованное, толкование полученным фактам.

В соответствии с вышеизложенным была сформулирована цель исследования:

Цель исследования: Обосновать клиническую эффективность применения ксенобиологических протезов при хирургическом лечении клапанных пороков сердца у взрослых больных.

Для достижения поставленной цели были определены задачи исследования:

  1. Провести комплексный клинико-функциональный анализ результатов протезирования клапанов сердца биологическими протезами у больных приобретенными пороками сердца;
  2. Изучить структуру протезобусловленных осложнений и выявить факторы риска неудовлетворительных результатов биопротезирования клапанов сердца у взрослых больных;
  3. Исследовать эффективность конструктивных особенностей различных моделей биологических протезов (бескаркасных для аортальной позиции, каркасных для атриовентрикулярных);
  4. Обосновать целесообразность имплантации биологических протезов взрослым больным в различные клапанные позиции сердца в условиях активного инфекционного эндокардита.
  5. Провести анализ результатов применения биопротезов у женщин репродуктивного возраста; у пациентов, страдающих зависимостью от внутривенно вводимых наркотических средств; у больных, проживающих в населенных пунктах, где затруднены контроль МНО, своевременное получение медицинской помощи и лекарственных средств.
  6. Разработать и обосновать методологические подходы к имплантации биопротезов в различные клапанные позиции и хирургической реабилитации больных приобретенными пороками сердца после оперативного лечения.

Разработана концепция: повысить эффективность биологического протезирования клапанов сердца при приобретенных пороках сердца и научно обосновать методологические подходы к хирургической тактике и реабилитации больных.

Поставленные цель и задачи определяют научную новизну исследования. На основании анализа полученных результатов впервые:

– дана комплексная клинико-функциональная оценка результатов  имплантации различных типов ксенопротезов в клапанные позиции сердца;

– обоснована эффективность особенностей конструкции различных моделей биопротезов (бескаркасных для аортальной позиции, каркасных – для атриовентриклярных);

– дана оценка целесообразности имплантации отечественных ксеноклапанов женщинам репродуктивного возраста, пациентам, страдающим зависимостью от наркотических средств, больным, проживающим в удалении от квалифицированной медицинской помощи, разработаны показания и дано обоснованние применения биопротезов в условиях активного инфекционного эндокардита;

– сформированы и обоснованы подходы к выполнению повторных операций при развитии дисфункций биологических протезов, дана оценка различных  специфических осложнений, структура дисфункций ксеноклапанов;

– разработаны методологические основы хирургической тактики и реабилитации больных, перенесших имплантацию биологических протезов в различные клапанные позиции сердца.

Отличие полученных новых научных результатов от результатов, полученных другими авторами. О возможности применения различных моделей современных отечественных ксеноклапанов у взрослых больных приобретенными пороками сердца сообщалось и ранее [Аминов В.В. 2004, Гавриленков В.И. 2004,  Демин И.И. 2005, Камолов С.Р. 2009]. В отличие от указанных исследований, нами впервые проведена комплексная клинико-функциональная оценка эффективности биопротезирования различных клапанов сердца и доказана прогнозируемость результатов в сроки до 11,5 лет. Это позволяет отнести полученные данные к новым научным знаниям.

О возможности имплантации биопротезов в различные клапанные позиции сердца в условиях активного инфекционного эндокардита сообщалось и ранее [Шматов Д.В. 2004, Журавлева И.Ю. 2010]. В отличие от указанных данных, нами доказана эффективность применения «полностью биологических» протезов типа «ПериКор» в сравнении с клапанами, содержащими синтетические материалы, контактирующие с кровью. Установлены факторы риска возврата активности инфекционного эндокардита в раннем и отдаленном периодах после операции. Это позволяет отнести полученные данные к новым научным результатам.

Впервые обоснована целесообразность имплантации ксеноклапанов пациентам, проживающим в труднодоступных районах. Работ, посвященных этой проблеме не обнаружено, что позволяет отнести полученные данные к новым научным знаниям.

Впервые в сравнительном аспекте обоснована эффективность конструктивных особенностей различных моделей ксенопротезов (бескаркасных и каркасных в зависимости от позиции имплантации). Подобных исследований в доступной литературе найти не удалось, что позволяет отнести полученные данные к новым научным знаниям.

О возможности имплантации эпоксиобработанных биопротезов в различные клапанные позиции сердца сообщалось и ранее [Караськов А.М. 2004, Журавлева И.Ю. 2011]. В отличие от указанных данных, нами было впервые установлено, что имплантация биопротезов с эпоксидной обработкой ксеноткани, не является методом выбора у пациентов молодого и среднего возраста. Также, в отличие от указанных исследований, впервые прослежены результаты в сроки до 11,5 лет и выявлены факторы риска неудовлетворительных результатов. Сведений об этом в доступной литературе не найдено, что позволяет отнести полученные данные к новым научным знаниям.

Практическая значимость работы определяется формированием единых тактического и технического подходов к биологическому протезированию клапанов у взрослых пациентов; определением факторов риска неудовлетворительных результатов, как в раннем, так и в отдаленном периодах после операции; обосновании целесообразности имплантации ксеноклапанов в особых клинических ситуациях; успешным внедрением результатов исследования в клиническую практику. Все это в конечном итоге привело к улучшению качества оказания медицинской помощи данной категории пациентов, снижению риска неудовлетворительных результатов в различные сроки после операции и улучшению качества жизни больных.

Область применения и внедрение результатов работы. Основные положения и результаты работы могут быть применены в кардиохирургических и кардиологических отделениях для выбора оптимального варианта хирургической коррекции и улучшения качества лечения взрослых больных приобретенными пороками сердца. Основные положения и выводы диссертации используются в практике клинических отделений ФГБУ «ННИИПК им. акад. Е.Н. Мешалкина» Минздравсоцразвития России и могут быть применены в других кардиохирургических центрах страны.

Объем и структура диссертации. Работа состоит из введения, обзора литературы, 6 глав собственного материала, обсуждения результатов,  выводов, практических рекомендаций и указателя литературы. Диссертация изложена на 361 странице машинописного текста, содержит 59 таблиц, 86 фотографий и диаграмм. Указатель использованной литературы содержит перечень 422 работ отечественных и зарубежных авторов.

Публикации и патенты на изобретения. По материалам диссертации опубликована 91 печатная работа. Получен патент на изобретение №2355327 «Способ хирургической коррекции комбинированных пороков митрального и аортального клапанов на фоне активного инфекционного эндокардита» (зарегистрировано в Государственном реестре изобретений РФ 20 мая 2009 г.).

Апробация работы. Основные результаты доложены на XI, XIII, XIV, XV, XVI, XVII Всероссийском съезде сердечно-сосудистых хирургов (Москва 2005, 2007, 2008, 2009, 2010, 2011), V, VI научных чтениях, посвященных памяти академика Е.Н. Мешалкина (Новосибирск, 2006, 2008), конференции «Актуальные проблемы сердечно-сосудистой патологии» (Кемерово, 2006, 2010), XIII, XIV ежегодной сессии НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН (Москва 2009, 2010), Объединенном Съезде кардиологов и кардиохирургов Сибирского федерального округа с международным участием (Томск, 2009), 20th World Congress World Society of  Cardio-Thoracic  Surgeons (Chennai, 2010), 59th International Congress ESCVS (Izmir, 2010), Euro Caucasian Congress of Cardiology (Erevan, 2011), 21st World Congress World Society of Cardio-Thoracic Surgery (Berlin, 2011), 21st Annual Congress of the ATCS of Asia (2011, Phuket). В рамках образовательного цикла «Восходящие звезды», проходящего на базе ФГБУ «ННИИПК им. акад. Е.Н. Мешалкина», в декабре 2011 г. произведено ознакомление молодых специалистов кардиохирургического профиля регионов Сибири и Дальнего Востока с современным состоянием проблемы биопротезирования и собственными результатами, изложенными в работе. Продолжительность курса лекций – 6 академических часов. В рамках выполнения работы освоен «Грант Администрации Новосибирской области молодым ученым и специалистам научно-образовательного комплекса на поддержку проекта «Разработка и совершенствование методики биопротезирования при кальцинированных аортальных пороках сердца».

Положения, выносимые на защиту:

  1. Биологические ксенопротезы, каркасные и бескаркасные, ксеноперикардиальные и ксеноаортальные, позволяют адекватно корригировать внутрисердечную гемодинамику и получить положительный клинический эффект уже в раннем послеоперационном периоде при прогнозируемом отдаленном результате.
  2. Особенности конструкции современных ксенопротезов положительно отражаются на функциональных и клинических результатах операции у взрослых больных.
  3. Имплантация биологических протезов, обработанных эпоксисоединениями, в условиях активного инфекционного эндокардита, позволяет добиться стойкого регресса воспалительных явлений и может рассматриваться как относительное показание к их применению.
  4. Возраст – доминирующий фактор, формирующий риск неудовлетворительных результатов биологического протезирования в отдаленном периоде, независимо от модели ксеноклапана, типа биоткани, метода ее стерилизации и консервации.

Достоверность выводов и рекомендаций

Большое количество клинических наблюдений (976 больных), проведение научного анализа с использованием современных методов исследования и статистической обработки являются свидетельством высокой достоверности выводов и рекомендаций.

Личный вклад

Автор настоящего исследования принимал непосредственное участие в обследовании, хирургическом лечении (в качестве оперирующего хирурга и ассистента), послеоперационном ведении больных. Самостоятельно провел анализ 976 историй болезни, на основании которых создал компьютерную базу данных. Самостоятельно проводил анкетирование и дистанционный опрос больных, а также обработал данные отдаленного периода при повторном поступлении пациентов в клинику. Самостоятельно провел статистическую обработку материала и анализ полученных данных.

Особая благодарность

Автор выражает особую благодарность заслуженному врачу России, профессору, доктору медицинских наук Игорю Ивановичу Семенову за неоценимый вклад в формирование настоящей работы.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Клиническая характеристика пациентов

Работа выполнена на основании анализа данных обследования 976 больных приобретенными пороками сердца в возрасте от 18 до 82 лет, которым с апреля 1999 по март 2011 гг. в клинике ФГБУ «ННИИПК имени академика Е.Н. Мешалкина» Минздравсоцразвития РФ имплантировали биологические протезы в различные клапанные позиции.

Всем больным при поступлении проводили комплекс клинических, инструментальных и лабораторных исследований. Клиническое исследование включало данные осмотра, перкуссии, аускультации, измерения артериального давления методом Короткова, пульса и частоты сердечных сокращений. Больные проходили в клинике дооперационное инструментальное  обследование по стандартной схеме «ЭКГ + ЭхоКГ + Рентгенография органов грудной полости» с назначением дополнительных методов исследования по необходимости. Всем пациентам старше 40 лет до операции выполняли селективную коронарографию.

В атриовентрикулярные позиции имплантировали биопротезы «КемКор» и «ПериКор» (ЗАО «НеоКор», г. Кемерово), в аортальную – «Кемерово-АБ-Моно», «Кемерово-АБ-Композит», «Кемерово-АБ-Композит Нео» (ЗАО «НеоКор») и «БиоЛАБ КА/ПТ» (г. Москва). Общая структура операций представлена на рис. 1.

Все операции проводили в условиях искусственного кровообращения. Температурный режим определяли в зависимости от объема и длительности основного этапа.

Рис. 1. Структура оперативных вмешательств на клапанах сердца.

Все данные пациентов заносились в базу данных, сформированную на платформе программы Statistica 7.0 (Statsoft Inc., USA). Применяли методы параметрической или непараметрической статистики. Уровень достоверности, при котором отклонялась нулевая гипотеза об отсутствии различий или взаимосвязей, принимали равным 0,05. Изучение отдаленных результатов проводили с учетом «Guidelines for Reporting Mortality and Morbidity After Cardiac Valve Interventions» [Akins C.W. 2008]. При изучении отдаленных результатов основными методами оценки были – метод множительных оценок Kaplan-Meier и метод таблиц и распределения времен жизни, а также регрессионные модели.

Все пациенты перед хирургическим вмешательством заполняли информированное добровольное согласие на операцию. Все протезы, используемые в исследовании на момент проведения операции имели действующий  сертификат соответствия. Изучение отдаленных результатов проводилось путем сбора данных о пациентах при их повторном поступлении в клинику института или обращении в поликлиническое отделение, анкетирования путем почтовой рассылки (дважды), телефонного опроса.

Исследование является независимым.

Протезирование митрального клапана биологическими протезами «КемКор» и «ПериКор»

Всего за рассматриваемый промежуток времени 442 больным имплантировали каркасные биологические протезы «КемКор» и «ПериКор» в митральную позицию, в их числе 309 – одноклапанное протезирование, 133 – замещение двух или трех клапанов. Всего имплантировали 301 протез «КемКор» (68%) и 141 протез «ПериКор» (32%).

Среди больных, вошедших в наше исследование, 82 (19%) были моложе 45 лет, 173 (39%) – в возрасте 45-59 лет и 187 (42%) – старше 60 лет.

Умерли на госпитальном этапе 37 (8,4%) больных. В нашем исследовании опыт хирургической бригады и оснащенность операционной, а также опыт врачей–реаниматологов и кардиологов условно принимались одинаковыми во все годы (с 1999 по 2011). Тем не менее, уровень летальности после операций протезирования митрального клапана (изолированного или в комплексе с вмешательствами на других клапанах и структурах сердца), по мере накопления опыта снизился значительно. Если в 1999–2005 г. он составил 11%, то в период 2006–2011 г. – 3,3%.

Наиболее интересным, с точки зрения характеристики биопротезов, является такое осложнение, как активность инфекционного эндокардита в раннем периоде после операции. Нами были зафиксированы 17 (4,2%) случаев высокой активности инфекционного эндокардита в раннем послеоперационном периоде. В шести (1,5%) случаях этот процесс сопровождался формированием внутрисердечных абсцессов левых отделов, в том числе в трех – с развитием гемодинамически незначимых парапротезных фистул митрального клапана. Для выявления до и интраоперационных факторов, оказывающих влияние на риск высокой активности протезного эндокардита после операции, мы провели корреляционный анализ. По результатам анализа выявили, что пол и возраст больного оказывали достоверное умеренное влияние (р<0,05) на вероятность развития выраженных воспалительных изменений тканей сердца в раннем послеоперационном периоде. При этом мужчины имели больший риск развития протезного эндокардита, чем женщины (r -0,4). Больные молодого и среднего возраста также имели более высокую степень риска развития данного осложнения, чем пациенты пожилого и старческого возраста (r -0,39). Последний факт можно объяснить тем, что большинство пациентов молодого и среднего возраста поступали в клинику института с  уже имевшими место воспалительными изменениями внутренней оболочки сердца и ослабленной иммунной системой организма, что, вероятно, и привело к увеличению риска развития инфекционного эндокардита после операции.

Также получена достоверная умеренная зависимость между вероятностью протезного эндокардита и моделью митрального протеза: имплантация модели «ПериКор» значительно уменьшала риск развития протезного эндокардита в сравнении с результатами имплантации модели «КемКор» (r -0,61, p=0,01). В количественном выражении риск развития активности эндокардита после имплантации ксеноклапана «ПериКор» в 3,8 раза меньше, чем после протезирования митрального клапана моделью «КемКор».

По результатам данного анализа можно утверждать, что клинически сопротивляемость полностью биологической конструкции протеза «ПериКор» патогенной микрофлоре на ранних этапах после операции достоверно выше, чем модели «КемКор», оснащенной синтетической манжетой. При этом не играет роли дооперационная активность инфекционного эндокардита, сопутствующая пороку сердца и выраженность морфологических изменений митрального клапана и параклапанных структур. Стоит отметить, что все случаи развития парапротезных фистул были диагностированы у пациентов, которым имплантировали биологические протезы модели «КемКор».

Ультразвуковые параметры, характеризующие работу биопротезов в митральной позиции представлены в таблице 2. Как видно из таблицы, обе модели демонстрируют одинаковую динамику транспротезного потока крови, а также площадь протезного отверстия. Площадь митрального отверстия, вычисленная по скорости потока крови или планиметрически, возрастает с увеличением посадочного диаметра протеза и эта тенденция достигает значений слабой, но достоверной корреляции (р=0,04, r=0,21).

Таблица 2

Гемодинамические и параметрические ультразвуковые характеристики протезов «КемКор» и «ПериКор»  в раннем послеоперационном периоде

Посадочный диаметр протеза, мм

«КемКор»

«ПериКор»

ПТГД, мм рт.ст.

СТГД, мм рт.ст.

Площадь митрального отверстия

ПТГД, мм рт.ст.

СТГД, мм рт.ст.

Площадь митрального отверстия

26

11,4±3

3,9±0,9

3,1±0,2

11,5±2

4±0,8

3,2±0,3

28

11,4±3

4,2±1,1

3,1±0,3

11,4±3

4,1±1

3,2±0,2

30

10,5±3

4,3±1,2

3,2±0,3

11±3

4,2±1

3,3±0,3

32

10,4±3

4,2±0,5

3,3±0,3

10,6±2

4,2±1

3,3±0,3

Все

10,6±3

4,2±1

3,2±0,2

10,9±3

4,1±1

3,3±0,3

Из 405 пациентов, выписанных из клиники после протезирования митрального клапана биопротезами (изолированного или в структуре многоклапанных вмешательств), в отдаленном периоде информацию удалось получить о 352 (87%) больных. Средний срок наблюдения составил 51±34 (1-133) месяца, т.е. более 4 лет.

На отдаленном этапе после операции известно о 18 пациентах, умерших в сроки от 4 до 115 мес. после операции. Выживаемость, рассчитанная по методу Kaplan-Meier составила к концу первого года наблюдения 99±0,4%, к концу третьего – 95±1,5%, пятого – 92±1,9%, девятого – 89±3%, одиннадцатого – 84±6%. Основной причиной смерти в первые два года после операции явилась тяжелая сердечная недостаточность, в т.ч. в двух случаях обусловленная развитием дисфункции митрального ксеноклапана на фоне раннего протезного эндокардита. В сроки 24-48 месяцев после операции причиной смерти в большинстве наблюдений явилось прогрессирование сердечной недостаточности, но без признаков дисфункции биопротеза. Одна структурная дисфункция митрального биопротеза, ставшая причиной развития тяжелой сердечной недостаточности была выявлена через 94 мес. после операции у молодой девушки. В одном случае причиной смерти был острый инфаркт миокарда, обусловленный тромбозом стента в правой коронарной артерии на 10 году после операции. В данном наблюдении при патомоломорфологическом исследовании никаких признаков дегенеративного перерождения элементов протеза или неструктурной дисфункции обнаружено не было.

Все случаи смерти, достоверная причина которых неизвестна, мы относили к протезобусловленной. Таким образом, протезобусловленная смерть в отдаленные сроки после операции зафиксирована у 8 пациентов – 2% от выписанных. Мгновенный риск протезобусловленной смерти был невысок на всем периоде наблюдения, несколько увеличиваясь с течением времени – с 0,03–0,1% в первые несколько лет до 0,2–0,7% к концу периода наблюдения.

При анализе данных контрольной ЭхоКГ у выживших больных  отмечали полное открытие створок в систолу с достаточной их коаптацией в диастолу без признаков значительного уплотнения или неоднородности ксеноткани, отмечали у 245 больных (70% от обследованных). У 62 (18%) пациентов эхокардиографически определяли неоднородность створок протеза с участками уплотнения, но без нарушения их целостности или создания гемодинамически значимой дисфункции (в основном такие изменения были выявлены у пациентов моложе 60 лет – 56 больных). У 40 (11%) пациентов в отдаленном периоде выявили структурную дисфункцию митрального биопротеза, у 5 (1%) – неструктурную (фистула).

Актуарная свобода от структурной дисфункции к концу периода наблюдения (133 мес.) в общей группе составила 34±10%, в том числе к концу первого года наблюдения – 99,7±0,3%, третьего – 97,7±1%, пятого – 91,8±2%, седьмого – 80±4%, девятого – 55±7%, одиннадцатого – 34±10%. При дальнейшем изучении, значительные различия уровней свободы от структурной дисфункции были получены в зависимости от возраста пациентов (рис. 1). Проведенный сравнительный анализ показал достоверность этих различий (р=0,03).

В таблице 3 представлены макроскопические характеристики эксплантированных или данные УЗИ протезов, подвергшихся структурному разрушению.

Рисунок 1. Свобода от структурной дисфункции митрального биопротеза в различных возрастных группах.

Таблица 3.

Морфологические особенности протезов, характеризующихся как структурно неполноценные в зависимости от возраста больных (при визуальном или ультразвуковом исследовании)

Вид повреждения ксеноткани или дополнительных образований на ней

Возрастные группы пациентов (на момент первичной операции)

Моложе 45 лет

45-59 лет

Старше 60 лет

Кальцинирование

11 (15%)

7 (4,5%)

4 (2%)

Разрывы и перфорации створок

9 (12%)

13 (8%)

7 (4%)

Значительное уплотнение, сморщивание (уменьшение площади створок)

5 (7%)

9 (6%)

1 (0,6%)

Ригидность створок (обусловленная различными причинами), в том числе:

9 (12%)

9 (6%)

2 (1,1%)

сращение с ранее сохраненными подклапанными структурами

1 (1,3%)

1 (0,7%)

Вегетации

1 (1,3%)

1 (0,7%)

1 (0,6%)

Сочетание нескольких видов повреждения

13 (17%)

12 (7,5%)

4 (2%)

Всего пациентов

16 (21%)

15 (9%)

9 (5%)

При анализе данной таблицы можно отметить, что с увеличением возраста оперированных пациентов, помимо частоты выявления дисфункции, происходят некоторые изменения в особенностях нарушений структурной целостности имплантированных протезов. Так, если среди пациентов молодого возраста, обызвествление ксеноткани наблюдалось у 69% протезов с выявленной дисфункцией, то у больных 45-59 лет – уже в 47% случаев, а в старшей возрастной группе – в 44%. В то же время с возрастом происходило увеличение количества случаев разрывов и перфораций створок: 56% у молодых пациентов, 87% в средней возрастной группе и 78% среди больных старше 60 лет. Неподвижность створок, обусловленная различными причинами (полная или частичная), была выявлена у 56–60% больных молодого и среднего возрастов и только у 20% пациентов старшей возрастной категории. Комплекс из нескольких видов повреждения биологической ткани наблюдали в 80–81% случаев у больных младше 60 лет и у 45% у пациентов пожилого и старческого возраста.

Особый интерес представляет тип нарушения функции ксеноклапана, когда ограниченная неподвижность его створок обусловлена сращениями ранее сохраненных створок митрального клапана с корпусом (а точнее – стойками) протеза и частичным переходом соединительнотканных элементов на структуры ксеноклапана. В обоих наблюдениях, такое сращение приводило к дисфункции протеза в комплексе с другими типами повреждений (кальциноз, разрывы), а также затрудняло его эксплантацию. В последнее время мы воздерживаемся от полного сохранения подклапанных структур при имплантации биологических протезов у пациентов с небольшими размерами левого желудочка (чаще при митральном стенозе), предпочитая подшивать группы хорд на площадках к фиброзному кольцу, прибегать к протезированию подклапанных хорд или оставлять только хорды третьего порядка. Такой подход позволяет предупредить описанное осложнение в отдаленном периоде.

Выявленные особенности структурных дисфункций у больных разных возрастных групп, позволяют заключить, что с увеличением возраста пациента, проблема кальцинирования, перерождения и совокупности причин формирования дисфункции сменяется проблемой механической усталости биологической ткани, как доминирующей в структуре видов несостоятельности митрального протеза при динамическом наблюдении.

Нами была выявлена интересная закономерность: у мужчин молодого (младше 45 лет) возраста свобода от дисфункции протеза была достоверно ниже к концу исследования, чем у женщин той же возрастной группы (p<0,028). Кроме того, в первые пять лет доля «свободных от дисфункции» мужчин в целом несколько меньше. Далее происходит перекрест, и женщины демонстрируют постепенный, но неуклонный, рост доли дисфункций. Таким образом, мужчины молодого возраста имеют бльшие шансы развития структурной дисфункции биопротезов в первые пять лет, а после пятилетнего периода этот показатель выравнивается и постепенно склоняется в сторону преобладания женщин. Кроме того, для женщин характерно постепенное снижение доли пациентов без дисфункции, в то время как у мужчин достоверно предсказать время наступления неблагоприятного случая не представляется возможным. Таким образом, можно утверждать, что основной вклад в риск отказа ксеноклапана в течение первых четырех лет вносят мужчины (в это время мгновенный риск не превышает 0,3%), далее происходит быстрое накопление рисков и после пяти лет, когда мгновенный риск уже достигает 1% и более, основной вклад вносят женщины (рисунок 2).

Рисунок 2. Участие фактора пола в формировании мгновенного риска структурной дисфункции у больных, которым на момент операции было менее 45 лет.

Свобода от неструктурной дисфункции в общей группе больных составила к концу первого года наблюдения 99±0,5%, третьего – 97±1%, пятого – 96±1,3%, одиннадцатого – 93±3,4%. Этот вид дисфункции встречался одинаково часто у мужчин и женщин независимо от возраста (p>0,1). Большинство случаев неструктурной дисфункции было диагностировано в совокупности с лабораторными, клиническим или инструментальными признаками активности протезного эндокардита. Однако инфекционный эндокардит не всегда приводил к развитию той или иной формы нарушения функции протеза. Всего при динамическом наблюдении мы зарегистрировали 17 (4,2%) случаев протезного эндокардита в сроки от 3 мес. до 7 лет. Свобода от протезного эндокардита, составила 98,3±0,7%, третьего – 96±1,3%, пятого – 92±2%, седьмого, девятого и одиннадцатого – 90±2,6%. Наибольшее количество случаев протезного эндокардита было зарегистрировано в первые три года функционирования ксеноклапана – всего 11 (65%). Соответственно с этим, в первые три года наблюдается более высокий мгновенный риск воспалительных изменений эндокарда – 0,14-0,17%, далее он снижался в два-три раза (0,05-0,09%).

При изучении факторов, определяющих вероятность развития протезного эндокардита, мы получили взаимосвязь с дооперационным инфекционным статусом пациента – при наличии до операции подтвержденного инфекционного эндокардита, свобода от протезобусловленных воспалительных осложнений составила к концу 11 года 86%; у пациентов без дооперационных данных за наличие эндокардита – 97% (р=0,03). Различия в конструкции моделей «КемКор» и «ПериКор» при динамическом наблюдении, в отличие от раннего послеоперационного периода, достоверно не влияли на частоту (р=0,1) и время до развития (р=0,08) протезного эндокардита. Показатели свободы от реоперации в зависимости от возраста пациента представлены в таблице 4.

Таблица 4

Мгновенный риск и свобода от реоперации у пациентов различных возрастных групп

Временные периоды

1 год

3 года

5 лет

7 лет

9 лет

11 лет

Свобода от реоперации, %

До 45 лет

98±1,9

93±4

81±6

69±8

44±11

36±11*

45-59 лет

99±0,8

98±1

93±3

87±4

66±8

52±11

60 лет и старше

100

93±3

90±4

90±4

79±11

79±11**

Мгновенный риск, %

До 45 лет

0,2

0,5

0,4

0,7

2,5

2,5*

45-59 лет

0,06

0,05

0,1

0,6

0,8

1,8

60 лет и старше

0,03

0,2

0,2

0,5

1

1,5**

*– в срок 123 месяца

**– в срок 124 месяца

Достоверные различия в свободе от реоперации получены в зависимости от типа первичной операции – одно или многоклапанное протезирование (р=0,03). При выполнении изолированного протезирования митрального клапана, свобода от реоперации составила к концу 1 года 100%, третьего – 96%, пятого – 91%, седьмого – 88%, девятого – 70%, одиннадцатого – 45%. При многоклапанном протезировании эти показатели были 96%, 95%, 82%, 72%, 64% и 32 % соответственно.

Свобода от тромбоэмболических осложнений составила к концу 1 года 97±0,7%, третьего –  95±1,4%, пятого – 94±1,7%, седьмого – 92±2,4%, девятого и одиннадцатого –  90±3,4%. Более высокий мгновенный риск тромбоэмболических осложнений наблюдался в первый год после операции – 0,1-0,2%. Далее этот показатель снижался до 0,03-0,08, оставаясь стабильно низким до 6-летнего отрезка, после чего суммарно увеличивался до 0,3-0,9%. Эти наблюдения демонстрируют, что критический период, когда вероятность тромбоэмболических инцидентов высока – первый год после операции. В это время идет эндотелизация структур протеза и перестройка полостей сердца, а также подбор дозы непрямых антикоагулянтов. Влияние эндотелизации на риск тромбообразования частично подтверждается тем фактом, что вероятность тромбоэмболий при протезировании митрального клапана протезом «ПериКор», была значительно меньше, чем при имплантации модели «КемКор» (р=0,09). Так, свобода от тромбоэмболических осложнений к 7,5 годам составила 98,5% у пациентов с имплантированным протезом «ПериКор» и 91% – с протезом «КемКор».

Свобода от «больших» кровотечений к концу 1 года наблюдения составила 99,7±0,3%, одиннадцатого – 98,8±0,9%. Мгновенный риск кровотечения на всем протяжении наблюдения колебался в пределах 0,02–0,09%.

«Малые» антикоагулянтобусловленные осложнения, возникающие систематически и трудно поддающиеся остановке, зафиксированы у 9 (2,2% от выписанных, 3,3% от принимающих антикоагулянты) больных.

Протезирование аортального клапана бескаркасными протезами «Кемерово-АБ-Моно», «Кемерово-АБ-Композит» и «Кемерово-АБ-Нео»

На раннем этапе после операции умерли 18 пациентов из 142. Из них шести больным имплантировали протезы «Кемерово-АБ-Моно», одиннадцати – «Кемерово-АБ-Композит» и одному – «Кемерово-АБ-Нео». Госпитальная летальность в зависимости от имплантированного типа протеза составила: «АБ-Моно» – 19%, «АБ-Композит» – 18%. «АБ-Нео» – 2%. Следует отметить, что бльшая часть летальных исходов пришлась на период освоения метода бескаркасного протезирования, определения показания и противопоказаний, отработки техники имплантации (до 2004 г.). Кроме того, за прошедшее с 1999 г. время значительно поменялись принципы анестезиологического обеспечения операций и послеоперационного ведения больных, что также способствовало уменьшению госпитальной летальности после данного вида операций.

Из выживших 124, неосложненный послеоперационный период отмечен у 49 (40%) пациентов. Среднее время нахождения в палате реанимации составило 3,5±1,8 (2-17) дней, продолжительность нахождения в клинике после операции – 22,1±8,5 (9-48) суток.

Особый интерес для нас представляли гемодинамические характеристики имплантированных ксенопротезов в раннем послеоперационном периоде. Обладая достаточно большим опытом имплантации всех трех моделей, каждая из которых представляет определенный этап развития концепции бескаркасного биопротезирования аортального клапана, мы имеем возможность сравнить не только клиническую, но и гемодинамическую эффективность внесенных конструктивных изменений. В модели «Кемерово-АБ-Композит» были устранены основные недостатки протеза «АБ-Моно» – асимметричность створок, наличие мышечного валика в области правой коронарной створки, массивность конструкции, необходимость дополнительной подготовки протеза перед имплантацией. Основная цель конструкции «АБ-Композит-Нео» – создать более полное анатомическое соотношение структур протеза с элементами аортального корня, что должно улучшить физиологическое соответствие нативному клапану и положительно сказаться на клинических и гемодинамических результатах в отдаленном периоде.

Оценка чреспротезного потока крови проводилась методом ЭхоКГ по величине градиента давления столба жидкости между выходным отделом левого желудочка и восходящей аортой. Протезы «АБ-Моно» и «АБ-Композит» демонстрировали схожие гемодинамические характеристики в раннем послеоперационном периоде. Для выявления факторов, оказывающих влияние на формирование ПЧГД на этих моделях мы провели нелинейное многомерное моделирование взаимосвязей с построением регрессионной модели. Получили, что величина ударного объема оказывает прямое, а диаметр протеза – обратное влияние на значение ПЧГД:

ПЧГД, мм рт. ст. = 62 + 0,1*УО ЛЖ (мл) 1,9*ДП (мм)

Прочие функциональные и параметрические показатели левого желудочка, а также конституциональные особенности пациента не оказывали значительного влияния на формирование чреспротезного градиента давления крови.

Основное отличие модели «Кемерово-АБ-Нео» от предшественников  заключается в наличии пришивной манжеты, повторяющей контуры фиброзного кольца и направлено на создание бльшей подвижности проксимального ряда швов, что должно уменьшить нагрузку на основание протеза и структуры выходного отдела левого желудочка, снизить риск нежелательных деформаций конструкции ксеноклапана.

После проведения многомерного нелинейного регрессионного анализа взаимосвязей с пошаговой моделью и обязательным контролем межвариантных корреляций установили, что наиболее значимым фактором, определяющим ПЧГД в раннем послеоперационном периоде является методика имплантации бескаркасного биопротеза (р=0,02). В группе пациентов, которым бескаркасный протез имплантировали по субкоронарной технике на отдельных швах среднее значение ПЧГД составило 24,5±7 мм рт.ст., при имплантации по методике «free hand» – 17±5 мм рт.ст. (р=0,03). В настоящее время мы предпочитаем методику имплантации «free hand» как более технически удобную и не создающую лишних узлов из нитей в зоне фиксации протеза.

Данные МСКТ позволяют оценить систоло-диастолическую разницу диаметров аортального корня с имплантированными бескаркасными протезами на различных уровнях (табл. 5).

Таблица 5

Систоло-диастолическая разница диаметров аортального корня (продольный срез) по данным МСКТ (размер всех имплантированных протезов на 2-3 мм больше диаметра фиброзного кольца аортального клапана)

Уровень измерения

«Кемерово-АБ-Композит» (n=5)

«Кемерово-АБ-Нео» (n=5)

Выходной отдел левого желудочка

4

5

Фиброзное кольцо

1-2

4-5

Середина синусов Вальсальвы

1

2

Вершина комиссур

0,5-2

3

На всех уровнях видна бльшая подвижность элементов протеза «АБ-Нео» в сравнении с его предшественником, что позволяет говорить об эффективности внесенных в конструкцию изменений.

При динамическом наблюдении удалось собрать информацию о 106 больных, что составило 85,5% от выписанных. В группе пациентов с имплантированными протезами «АБ-Моно» известно о судьбе 21 (84%) больных, «АБ-Композит» – 41 (82%), «АБ-Нео» – 44 (90%). Средний срок наблюдения составил в общей группе 52±29 (3-126) месяцев, в зависимости от модели имплантированного протеза – 54±30 (11-126), 53±32 (3-126) и 36±16 (6-69) месяцев соответственно. Известно о 7 летальных исходах в отдаленном периоде. Только в одном (14%) непосредственной причиной была дисфункция аортального биопротеза, а следствием – острый инфаркт миокарда. Выживаемость пациентов с имплантированным протезом «АБ-Моно» составила к концу первого года наблюдения 95±5% наблюдения, третьего – 90±7%, десятого – 75±15%; с протезом «АБ-Композит» – 98±2%, 89±5% и 89±5% соответственно. Не выявлено достоверной разницы между этими двумя группами (р=0,97). Среди пациентов с имплантированными протезами «АБ-Нео» случаев смерти при динамическом наблюдении не зарегистрировано.

При рассмотрении данных контрольной ЭхоКГ особый интерес представляет динамика градиента давления крови на бескаркасном протезе. Результаты представлены в табл. 6. В анализ включены только больные с аортальным стенозом, как самая многочисленная группа.

Таблица 6

Гемодинамическая характеристика имплантированных ксеноклапанов в отдаленные сроки после операции

Параметр

«АБ-Моно»

«АБ-Композит»

«АБ-Нео»

Ранний п/о период

Динамическое наблюдение

Ранний п/о период

Динамическое наблюдение

Ранний п/о период

Динамическое наблюдение

Пиковый чреспротезный градиент давления, мм рт ст.

26±8

30±9*

25,5±8

31±8*

19,5±7

16±6*

*–р<0,05

Анализ проводился во временном промежутке 6 лет, с учетом максимальных сроков наблюдения за больными с имплантированными протезами «АБ-Нео». К концу этого периода отмечается достоверное увеличение пикового чреспротезного градиента давления на протезах «Кемерово-АБ-Моно» и «Кемерово-АБ-Композит». Для выявления факторов, определяющих величину ПЧГД на этих моделях в отдаленном периоде, мы провели многофакторный регрессионный анализ, в результате которого выявили, что наибольшее (р<0,001) влияние оказывает отношение диаметра протеза к диаметру фиброзного кольца аортального клапана. Зависимость эта имеет обратный характер – чем больше это отношение, тем меньше ПЧГД в отдаленном периоде. Учитывая полученные данные, протезы «Кемерово-АБ-Нео» имплантировали с подбором размера на 2-4 мм больше, чем диаметр фиброзного кольца аортального клапана. Кроме того, как было показано выше, наличие пришивной манжеты в области проксимального ряда фиксации, придает дополнительную подвижность фиброзному кольцу, что также уменьшает сопротивление потоку крови, а имплантация по методике «free hand» позволяет снизить ПЧГД уже на госпитальном этапе. Эти факторы послужили основой для получения хороших показателей транспротезных потоков крови как в раннем, так и в отдаленном периоде. В первую очередь – достоверное уменьшение ПЧГД в процессе динамического наблюдения с 19,5±7 до 16±6 мм рт.ст.

В таблице 7 представлены показатели свободы от структурной дисфункции рассматриваемых моделей протезов.

Таблица 7

Свобода от структурной дисфункции бескаркасных биопротезов

1 год

3 года

5 лет

7лет

10 лет

«АБ-Моно»

100%

95±5%

69±13%

55±16%

28±16%

«АБ-Композит»

100%

100%

85±7%

49±11%

30±12%

«АБ-Нео»

100%

100%

100%

В таблице 8 представлены значения свободы от структурной дисфункции бескаркасных протезов в зависимости от возраста пациента на момент имплантации.

Таблица 8

Свобода от структурной дисфункции в зависимости от возраста на момент имплантации протезов «АБ-Моно» и «АБ-Композит»

Лет после операции

1 год

3 года

5 лет

7 лет

10 лет

Свобода от СД, %

Моложе 45 лет

100%

96±4%

73±10%

33±13%

11±10%

45-59 лет

100%

100%

81±10%

61±14%

48±15%

60 лет и старше

100%

100%

100%

67±27%

67±27%

Заметна тенденция к увеличению продолжительности нормального функционирования биопротеза с увеличением возраста пациента на момент операции. Больные пожилого и старческого возраста в течение первых пяти лет имели минимальный риск развития дисфункции. Мгновенный риск развития дисфункции протеза у больных молодого возраста (менее 45 лет на момент операции) в первые два года составлял 0,1-0,4%, а дальше он начинал прогрессивно увеличиваться и достигал к 10 годам 7,5%. У пациентов среднего возраста мгновенный риск в первые два года не превышал 0,1-0,2% и также начинал увеличиваться, но до 3,5% к концу срока наблюдения. В старшей возрастной группе пациентов, мгновенный риск на протяжении 6,5 лет наблюдения сохранялся на уровне 0,1-0,7% и повышался до 3% к седьмому году, оставаясь далее неизменным. Таким образом, возраст оказывает прямое влияние на сроки развития и риск структурной дисфункции.

Если рассматривать такое протезобусловенное осложнение, как неструктурная дисфункция ксеноклапана, то в нашем исследовании мы не наблюдали ни одного случая формирования парапротезных фистул в отдаленном периоде. Во всех случаях эксплантации протеза (по поводу структурной дисфункции) мы наблюдали плотное прилежание структур протеза к стенке восходящего отдела аорты, иногда настолько, что их отделение представляло наиболее технически трудный этап операции.

Свобода от реоперации в общей группе пациентов составила к концу 1 года наблюдения 99±1%, третьего – 96±2%, пятого – 84±5%, седьмого – 58±9%, десятого – 25±10%. Большинство (19) реопераций произвели у больных, которым на момент первичной имплантации было менее 60 лет, что еще раз доказывает нецелесообразность имплантации эпоксиобработанных ксеноклапанов в левые отделы сердца больным молодого и среднего возрастов без абсолютных на то показаний.

К концу первого года наблюдения свобода от протезного эндокардита в группе больных, которым имплантировали протез «АБ-Моно» составила 100%, пятого – 87±9%, десятого – 87±9%; в группе больных с имплантированным протезом «АБ-Композит» – 90±4%, 87±5% и 73±10% соответственно; в группе пациентов с имплантированным протезом «АБ-Нео» – 100%, 94±6% и 94±6% соответственно. Эти данные не говорят о большей устойчивости модели «АБ-Нео» к активной инфекции в отдаленном периоде, если учесть этиологию формирования аортального порока – инфекционный эндокардит  диагностировался в 10-15 раз чаще у больных, которым имплантировали биопротезы «АБ-Моно» и «АБ-Композит». Группы достоверно не различались по свободе от протезного эндокардита в отдаленном периоде (р=0,47).

Свобода от тромбоэмболических осложнений к концу первого года наблюдения составила 97±1%, третьего – 94±3%, десятого – 87±7%. Мгновенный риск тромбоэмболических осложнений в отдаленном периоде не превышал 0,1-1%. Мы считаем назначение непрямых антикоагулянтов на срок до 3-6 месяцев после операции протезирования аортального клапана бескаркасными биопротезами вполне достаточным. Далее возможна их отмена при отсутствии показаний к дальнейшему применению без увеличения риска тромбоэмболических осложнений. свобода от «больших» антикоагулянтобусловленных осложнений составила к концу сроков наблюдения (126 мес) 97±3%. «Малые» кровотечения, происходящие регулярно и доставляющие значительное неудобство, наблюдали у 2 (1,6%) больных.

Протезирование трикуспидального клапана каркасными протезами «КемКор» и «ПериКор»

На госпитальном этапе умерли 34 пациента из 345 (9,8%). Из этих больных, 31 относился к группе с многоклапанным вмешательством (10,5% из 295), 3 – с одноклапанным (6% от 50). Следует отметить, что по мере накопления опыта проведения операций протезирования трикуспидального клапана и ведения больных в раннем послеоперационном периоде, летальность в нашей клинике снизилась в три раза и в настоящее время не превышает 6%, несмотря на увеличение среднего возраста пациентов и количества многоклапанных вмешательств (рис. 3).

Рисунок 3. Динамика возраста пациентов, доли многоклапанных вмешательств и ранней послеоперационной летальности в 1999–2011 г.г.

Из 311 выживших пациентов, ранний послеоперационный период протекал без осложнений у 124 (40%). У пациентов с изолированным трикуспидальным пороком в раннем периоде после операции в 2–3 раза чаще развивались протезный эндокардит и гнойно-воспалительные осложнения в области послеоперационного доступа, чем у пациентов, которые перенесли многоклапанное вмешательство. Этот феномен можно объяснить, если учесть причину формирования клапанного порока сердца – в группе с поражением только трехстворчатого клапана в 64% случаев причиной порока были инфекционные осложнения, тогда как в группе с многоклапанными пороками – только в 7% наблюдений. Для выявления факторов, отвечающих за риск развития протезного эндокардита в раннем периоде после операции, мы провели корреляционный анализ и выявили, что достоверное влияние  (p<0,05) оказывают наличие (r 0,32) и интраоперационно оцененная выраженность морфологических проявлений (r 0,37) инфекционного эндокардита, экстренность операции (r 0,26) и величина СЛК (r -0,23). Кроме того, нами обнаружена достоверная разница в результатах имплантации протезов «КемКор» и «ПериКор» – относительный риск развития эндокардита в группе больных, которым имплантировали модель «КемКор» был в 4,7 раза выше, чем у пациентов с имплантированным протезом «ПериКор» (p<0,001). Это явление, на наш взгляд, обусловлено принципиальной разницей в конструкции протезов – отсутствием синтетических материалов, контактирующих с кровью и внутрисердечными структурами в модели «ПериКор». Таким образом, наибольшее влияние на риск ранней активации внутрисердечных воспалительных процессов, имеют дооперационный инфекционный фон и скорость развития порока сердца, а имплантация протеза, лишенного синтетических материалов, увеличивает шансы на быстрый регресс воспалительных изменений после хирургического лечения. Следует отметить, что ни в одном случае наличие активности инфекционного процесса, не привело к структурной дисфункции трикуспидального биопротеза или формированию парапротезных абсцессов со значимым объемом сброса. Оценка гемодинамических свойств ксеноклапанов в трикуспидальной позиции основывалась на определении величин пикового и среднего транпротезных градиентов, диастолической скорости потока, эффективной площади. Результаты приведены в таблице 9.

Таблица 9

Показатели транспротезной гемодинамики и эффективная площадь имплантированных протезов.

Показатель

Диаметр имплантированных протезов

28

30

32

34

Все

Пиковый чреспротезный градиент давления, мм рт.ст.

7,6±2,5

6,7±1,9

6,7±1,8

6,6±2,3

6,8±2

Средний чреспротезный градиент давления, мм рт. ст.

2,9±1

3±1

3±0,9

2,9±1,1

3±1

Диастолическая скорость потока, м/с

1,5±0,2

1,4±0,2

1,4±0,1

1,4±0,3

1,4±0,2

Эффективная площадь, см2

3,2±0,4

3,4±0,5

3,6±0,4

3,5±0,5

3,5±0,5

Из таблицы следует, что наибольшее сопротивление току крови в диастолу создают протезы наименьшего диаметра, что вполне объясняется их наименьшей площадью отверстия. Ксеноклапаны большего диаметра (30–34) сопоставимы по своим гемодинамическим характеристикам. В настоящее время мы практически полностью отказались от использования протезов 28-го диаметра в трикуспидальной позиции, применяя их только в исключительных случаях.

При динамическом наблюдении удалось отследить результаты 258 пациентов, что составило 83% от выписанных. Средний срок наблюдения составил 53±27 (2-130) месяцев.

Известно о 9 случаях летальных исходов. Таким образом, актуальная выживаемость к 10,5 году наблюдения составила 97%. Актуарная выживаемость к концу первого года наблюдения составила 99±7%, третьего – 94±2%, пятого – 93±3%, одиннадцатого – 93±3%. Все случаи смерти были зарегистрированы у пациентов, перенесших протезирование двух или трех клапанов сердца, либо у больных, страдающих наркотической зависимостью. Мгновенный риск смерти составил к концу первого года наблюдения 0,17±0,09%, третьего – 0,14±0,1%, пятого – 0,2±0,2%, седьмого – 0,4±0,5%, десятого – 0,6±0,8%.

Результат оперативного вмешательства определен как хороший у 224 (87%) пациентов. У этих больных произошел значительный регресс явлений недостаточности кровообращения, клинически проявившийся в первую очередь улучшением ФК и переходом в более легкую стадию недостаточности кровообращения. У 34 (13%) больных не отмечали значимого изменения ФК и стадии НК. Большинство (29) этих пациентов перенесли многоклапанное вмешательство по поводу ревматического порока сердца, что частично объясняет тяжесть их состояния в отдаленном периоде.

При ультразвуковой оценке функции имплантированных протезов ни по одному из представленных в таблице 9 критериев не получено достоверных различий с данными раннего послеоперационного периода.

У 9 пациентов в отдаленном периоде выявили структурную дисфункцию трикуспидального протеза (3% от выписанных). Все случаи нарушения структурной целостности биопротезов в трикуспидальной позиции выявили у пациентов, которые на момент операции были моложе 60 лет, в том числе шесть больных – моложе 45 лет. Эти данные подтверждаются корреляционным анализом, который показал, что вероятность развития структурной дисфункции находится в обратной зависимости от возраста пациента на момент операции (р<0,05, r -0,17). Свобода от структурной дисфункции в общей группе составила к концу первого года наблюдения 99,5±0,5%, третьего – 98±1%, пятого – 95±3%, седьмого – 89±6%, девятого – 81±9%, одиннадцатого – 64±13%.  У пациентов старшей возрастной группе этот показатель составил к концу периода наблюдения 100%, у больных среднего возраста – 71%, молодых больных – 60 %. Пациенты молодого и среднего возрастов не имели различий в уровне свободы от структурной дисфункции (р=0,3), но демонстрировали достоверно худшие результаты в сравнении с больными пожилого возраста (р=0,01). Мгновенный риск развития структурной дисфункции в общей группе в первые три года не превышал 0,05%, далее увеличивался до 0,5% на четвертом году после операции, вновь снижаясь после этого до 0,1%, и начинал увеличиваться с седьмого года после операции, достигая 2,5% к концу срока наблюдения (11 лет).

Отдельно стоит отметить три случая развития дисфункции протеза, обусловленные не только изменениями створок протеза, но и сращением сохраненной при операции септальной створки со структурами ксеноклапана. Интимное спаяние собственных тканей клапана с корпусом протеза привело во всех случаях к грубому их склерозированию и формированию конломерата, распространяющегося на внутреннюю поверхность искусственного клапана с резким ограничением подвижности ксеностворок. Учитывая этот факт, мы в настоящее время отказались от сохранения септальной створки, предпочитая иссекать ее полностью или оставлять небольшой участок с подклапанными хордами третьего порядка только для укрепления линии фиксации протеза.

При динамическом наблюдении мы выявили три случая чистой неструктурной дисфункции (1 фистула и 2 тромбоза синусов протеза) и три случая сочетания структурных и неструктурных изменений. К концу первого года после операции свобода от неструктурной дисфункции составила 98,5±0,9%, пятого – 95±2,5%, одиннадцатого – 91±5,8%. Мгновенный риск развития неструктурной дисфункции на всем протяжении времени наблюдения низкий и не превышает 0,6%. В первые три года он составляет 0,1-0,3%, к седьмому увеличивается до 0,35%, к одиннадцатому – до 0,4-0,6%.

Эксплантации подвергли 8 протезов «КемКор» и 4 – «ПериКор». Свобода от эксплантации трикуспидального биопротеза составила к концу первого года 98±0,9%, третьего – 98±0,9%, пятого – 94±3%, седьмого – 84±7%, девятого – 77±9%, одиннадцатого – 52±17%. Эти данные не дают адекватной картины риска эксплантации трикуспидального ксеноклапана, т.к. не учитывают причины, приведшие к развитию дисфункции протеза. Из 12 оперированных больных каждый третий относился к группе высокого риска развития дисфункции протеза, обусловленного самостоятельным введением немедикаментозных наркотических средств в венозную систему в асептических условиях. Этих пациентов мы считаем целесообразным исключить из анализа рисков эксплантации протеза, так же как и пациента с инородным телом (внутрисердечный электрод), т.к. последний оказывал непосредственное влияние на структуры протеза. Свобода от эксплантации трикуспидального биопротеза у пациентов, протез которых не подвергался вышеуказанным воздействиям, составила к концу первого года наблюдения 99±0,7%, третьего – 99±0,7%, пятого – 94±2,7%, седьмого и девятого – 87±7%, одиннадцатого – 80±9%. Свобода от протезного эндокардита у этих больных составила к концу первого года наблюдения 99±0,7%, третьего – 96±1,6%, пятого – 95±2%, седьмого, девятого и одиннадцатого – 91±5%.

Даже с учетом пациента, имеющего инородное тело в правых отделах, свобода от протезного эндокардита у благополучных в плане наркомании пациентов к концу одиннадцатого года составила 89±3%, в то время как у инъекционных наркоманов – 23±18% (р=0,03). При дальнейшем анализе мы выявили, что отношение шансов у этих групп 9:1, т.е. риск развития протезного эндокардита при приеме в отдаленном периоде внутривенных наркотических средств увеличивается в девять раз (рис. 4).

Рис. 4. Свобода от протезного эндокардита у инъекционных наркоманов и пациентов, не страдающих наркоманией.

Свобода от тромбоэмболических осложнений в сосуды МКК к концу периода наблюдения составила 98±2%. Учитывая низкую вероятность тромбоэмболических осложнений в МКК, мы рекомендуем назначение пероральных антикоагулянтов на срок до 6 месяцев после операции с дальнейшей их отменой при отсутствии показаний к постоянному приему.

Протезирование аортального клапана каркасными протезами «БиоЛАБ КА/ПТ»

Из 169 пациентов, оперированных в 2008-2011 г.г., умерли пять больных. Таким образом, госпитальная летальность составила 3%. Основной причиной смерти во всех случаях была сердечная недостаточность. Ни у одного умершего больного ни во время нахождения в палате реанимации, ни при патологоанатомическом исследовании не было выявлено дисфункции имплантированного клапана. 30-дневная выживаемость, включающая 3 летальных исхода, составила 98±1%. Максимальный мгновенный риск смерти пациентов определялся в течение первых трех дней после операции и составил 0,5±0,3%, далее этот показатель снижался до 0,01±0,01%.

В таблице 10 представлены результаты до и послеоперационного УЗИ сердца в зависимости от внешнего диаметра имплантированного протеза у пациентов с аортальным стенозом (161 больной).

Таблица 10

Динамика эхокардиографических показателей в зависимости от типоразмера имплантированного протеза у пациентов с аортальным стенозом

Параметр

№ аортального протеза

20

22

24

26

ИМТ

28,1±5,5

28,2±5,2

27,7±5,0

29-35

Площадь поверхности тела, м2

1,6±0,1

1,7±0,1

1,8±0,1

1,7-2,1

Данные до операции

ФВ ЛЖ, %

64±10

62±12

59±12

59–60

ИММЛЖ, г/м2

194±48

221±75

233±46

147–221

ИКДО ЛЖ, мл/м2

57±19

60±23

74±36

51–100

Данные после операции

Чреспротезный градиент, мм рт.ст.

Пиковый

Средний

23±6

12±4

19±5,3

9,7±3

17±7,8

8,5±3,5

13-15

7-8

Эффективная площадь отверстия, см2

2,4±0,2

2,6±0,2

2,8±0,1

2,8-3,0

ФВ ЛЖ, %

62±7

63±9

59±11

45-59

ИММЛЖ г/м2

170±33

181±48

200±58

ИКДО ЛЖ, мл/м2

52±12

53±15

59±24

Отношение S протеза к ППТ, см2/м2

1,5±0,2

1,5±0,1

1,5±0,1

1,5±0,3

Для выявления факторов, оказывающих наибольшее влияние на формирование градиента давления на биопротезе «БиоЛАБ КА/ПТ», провели корреляционный анализ, предварительно отсеяв выпадающие значения (выбросы). При моделировании взаимосвязей получили, что функция зависимости ПЧГД от исследуемых величин выглядит следующим образом:

ПЧГД = 40,3 + 0,34*ИМТ + 0,1*УО ЛЖ 1,65*(№ протеза)

Таким образом, ПТГД на протезе «БиоЛАБ КА/ПТ» находится в прямой зависимости от ИМТ пациента и УО ЛЖ и в обратной зависимости от размера имплантируемого клапана.

В отдаленные сроки после операции обследовали 118 пациентов – 72% от выписанных. Средний срок наблюдения составил 13±5 (3–33) мес. Актуарная выживаемость к концу 1 и 3 годов наблюдения составила 98±2%.
Большинство больных уже к концу первого года наблюдения были отнесены к  I–II ФК сердечной недостаточности.

При анализе данных контрольной ЭхоКГ нас особо интересовал факт зависимости динамики регресса гипертрофии миокарда ЛЖ от характеристик протеза – его посадочного диаметра и чреспротезного градиента давления крови. При проведении корреляционного анализа, мы не получили достоверной зависимости между этими параметрами (р>0,05). Следовательно, каркасные протезы «БиоЛАБ КА/ПТ» обеспечивают достаточно выраженное уменьшение гипертрофии миокарда в течение динамического наблюдения, независимо от посадочного диаметра протеза. Этот факт позволил нам отказаться от стремления имплантировать биологический протез таким образом, чтобы его размер был соотнесен с площадью поверхности тела пациента. Этот факт важен, если учитывать, что основной контингент наших больных – люди пожилого и старческого возрастов и проведение дополнительных реконструктивных процедур на корне аорты с целью имплантации им протеза большего диаметра нежелательно.

При проведении данного анализа также выявили умеренную обратную зависимость между диаметром протеза и ПЧГД в отдаленном периоде (r -0,27, р<0,05) и прямую зависимость между ПЧГД в раннем послеоперационном периоде и при динамическом наблюдении (r 0,45, р<0,05). Таким образом, в отдаленном периоде сохраняется характерная для раннего периода зависимость ПЧГД от размера имплантированного ксеноклапана, при этом не стоит ожидать достоверных изменений ПЧГД при динамическом наблюдении.

В исследуемой нами группе пациентов четверым (2% от выписанных)  потребовалась реоперация на аортальном клапане в сроки от 4 до 14 месяцев после операции. В трех случаях причиной дисфункции стал протезный эндокардит, в одном – структурная дисфункция.

Таким образом, свобода от повторного оперативного вмешательства в отдаленном периоде составила 96±2% к концу первого года наблюдения и 94±3% к концу третьего года. Мгновенный риск реоперации составлял 0,1-1% на всем протяжении динамического наблюдения без формирования каких-либо выраженных подъемов.

Свобода от протезного эндокардита составила 87±4% к концу первого года наблюдения и 85±4% к концу третьего года. Максимальный мгновенный риск развития протезного эндокардита наблюдался в течение первых 6 месяцев после операции (2,4±0,9%), несколько снижаясь к концу первого года (0,8±0,3%). Следует отметить, что после этого критического периода, риск развития протезного эндокардита снижался до вполне приемлемых 0,1-0,2% в течение последующих двух лет наблюдения. Таким образом, критическим периодом после операции, когда риск развития протезного эндокардита максимален, можно считать первый год наблюдения – время, необходимое для эндотелизации оплетки и общей послеоперационной реабилитации больных.

Свобода от «больших» кровотечений, обусловленных приемом антикоагулянтов составила к концу периода наблюдения (3 года) 99±1%. «Малые» кровотечения (носовые, кровоточивость десен) наблюдали у 2 больных – 1,2% от выписанных. Свобода от тромбоэмболий и тромбозов (исключая тромбоз протеза) составила 99±1% к концу 3 года наблюдения.

Протезирование митрального клапана биологическими протезами у женщин репродуктивного возраста, планирующих беременность

За рассматриваемый промежуток времени 16 пациенткам нами имплантированы биологические протезы «КемКор» и «ПериКор» в митральную позицию. Основным и, часто, единственным показанием к имплантации ксеноклапанов было желание облегчить течение планируемых беременности и родов. Средний возраст больных составил 25,8±6 (18-36) лет. Все операции проводились в плановом порядке. При динамическом наблюдении удалось собрать информацию обо всех 16 пациентках в сроки от 9 до 108 мес. Средний срок наблюдения составил 69±30 мес. Умерла в отдаленном периоде одна больная. Таким образом, отдаленная летальность составила 6,3%. Восемь (50%) пациенток при динамическом наблюдении перенесли беременность и роды, причем одна больная – дважды. Как известно из опроса или личной беседы с больными, в 6 случаях беременность и роды проходили без значимых осложнений. Одна пациентка умерла на вторые сутки после родов (см. выше), при этом ребенок остался жив. У одной женщины роды закончились мертворождением. Из 8 (в одном случае – дважды) успешных родов, в двух они происходили через естественные родовые пути, в остальных – родоразрешение путем планового кесарева сечения. Все пациентки не принимали непрямых антикоагулянтов во время беременности и родов, а 15 – и вовсе были свободны от их приема. Из 16 выписанных женщин, у 6 (38%) развилась дисфункция протеза в сроки 29-102 месяца. Средний срок до выявления дисфункции митрального биопротеза составил 79±27 месяцев. При функционировании биологического протеза более шести лет в 71% случаев развилась структурная дисфункция ксеноклапана.

Наш опыт показывает, что имплантация биологических протезов в митральную позицию женщинам, планирующим беременность, позволяет провести беременность и роды в плановом порядке, если беременность наступила в первые шесть лет функционирования биопротеза. В дальнейшем риск равзития структурной дисфункции у молодых пациенток резко возрастает. В настоящее время мы воздерживаемся от имплантации биологических протезов молодым женщинам.

Протезирование клапанов сердца биологическими протезами у пациентов молодого и среднего возраста, проживающих в населенных пунктах, где затруднено получение качественной и своевременной медицинской помощи

Для изучения результатов имплантации биологических протезов пациентам молодого и среднего возрастов, проживающих в местности, где затруднено получение качественной медицинской помощи, мы сформировали базу данных из 108 пациентов. Для анализа выбрали пациентов, проживающих в населенных пунктах с численностью менее 30 тысяч человек. Из исследования были исключены жители г. Новосибирска и Новосибирской области, а также граждане иностранных государств.

Средний возраст пациентов составил 45±9 (19-59) лет. Структура оперативных вмешательств выглядела следующим образом: протезирование митрального клапана – 58, протезирование аортального клапана бескаркасными протезами – 14, протезирование трикуспидального клапана – 13, многоклапанное протезирование биологическими протезами – 23.

При динамическом наблюдении удалось собрать информацию о 80 (74%) пациентах в сроки 3-126 (47±18) месяцев. Умерли 5 (4,6% от выписанных) больных – двое из группы митрального биопротезирования и трое – перенесшие многоклапанное вмешательство.

Постоянно принимали антикоагулянты и при этом контролировали МНО только 24% респондентов, при этом показания к перманентному приему варфарина были как минимум у 62%. Несмотря на это, только у троих (3%) больных были зафиксированы эпизоды тромбоэмболий – ОНМК по ишемическому типу во всех случаях. У одного пациента (1%) было также зарегистрировано желудочно-кишечное кровотечение, протекающее на фоне передозировки варфарина вследствие бесконтрольного его употребления.

У 12 (11%) больных в отдаленном периоде после операции диагностировали структурную дисфункцию биопротезов – 9 митральных, 4 аортальных (в одном случае – у пациента, перенесшего двухклапанное протезирование). Случаев неструктурной дисфункции митрального протеза зарегистрировали три (3%). Двенадцати (11%) больным проведено повторное оперативное вмешательство, двоим (2%) отказано в связи с неоперабельным состоянием, один (1%) пациент отказался от предложенной операции.

Время, прошедшее от диагностики выраженной дисфункции митрального ксеноклапана до его эксплантации составило в среднем 7±3 (3-13) месяцев. Аортальное репротезирование выполняли через 2-14 месяцев после развития гемодинамически значимой дисфункции (6±2 мес.). Такие достаточно большие сроки были обусловлены в основном затруднениями, связанными с проживанием пациентов в населенных пунктах, удаленных от районного центра. Тем не менее, постепенное развитие дисфункции биопротезов, не сопровождающееся каким-либо жизнеугрожающими состояниями (как острая левожелудочковая недостаточность при остром тромбозе протеза в левых отделах), позволило выполнить реоперацию в плановом порядке и с летальностью 8% (1 из 12).

Таким образом, имплантация биологических протезов в клапанные позиции левых отделов сердца лицам молодого и среднего возрастов, проживающим в условиях, где затруднены получение своевременной медицинской помощи и контроль МНО, может расцениваться как относительное показание.

Выводы

  1. Имплантация биологических протезов в различные клапанные позиции сердца, каркасных и бескаркасных, ксеноаортальных и ксеноперикардиальных, является эффективным методом коррекции приобретенных пороков сердца у взрослых больных, обеспечивающим положительные изменения клинического статуса пациентов и  анатомо-функциональных показателей сердца в раннем послеоперационном периоде при прогнозируемом отдаленном результате.
  2. Пришивная манжета бескаркасного ксеноклапана «Кемерово-АБ-Нео» позволяет произвести фиксацию проксимального отдела без деформации элементов конструкции протеза и сохранить подвижность всех элементов конструкции аортального корня. Систоло-диастолическая разница диаметров на уровне фиброзного кольца составляет 4-5 мм, что на 2-4 мм больше, чем у модели предыдущего поколения – «Кемерово-АБ-Композит» при сопоставимых размерах ксеноклапанов.
  3. Имплантация «полностью биологических» протезов «ПериКор» в атриовентрикулярные позиции позволяет уменьшить риск развития раннего протезного эндокардита в 3,8-4,7 раза в сравнении с результатами имплантации модели «КемКор». В отдаленном периоде эта разница нивелируется.
  4. Основным фактором, формирующим риск развития структурной дисфункции биопротезов в отдаленном периоде, является возраст пациента, независимо от вида используемой ксеноткани, метода ее стерилизации и консервации, модели и позиции имплантации клапана. Наиболее целесообразна имплантация биологических протезов больным пожилого и старческого возраста.
  5. Имплантация бескаркасных ксеноклапанов в аортальную позицию позволяет избежать зависимости чреспротезных градиентов давления крови от конституциональных особенностей пациента и размера имплантированного протеза. Протезирование аортального клапана каркасными протезами сопровождается меньшими (в сравнении с бескаркасными) временными затратами, но существует взаимосвязь между создаваемым протезом сопротивления току крови, его внешним диаметром и конституцией больного, которая не влияет на скорость и выраженность обратного развития гипертрофии миокарда в раннем (до 1 года) послеоперационном периоде.
  6. Имплантация эпоксиобработанных биопротезов в клапанные позиции левых отделов сердца в условиях активного инфекционного эндокардита, позволяет добиться стойкого регресса воспалительного процесса в раннем послеоперационном периоде и в течение 5-6 лет после операции (мгновенный риск протезного эндокардита менее 0,3%). В трикуспидальной позиции основным фактором риска возврата явлений инфекционного эндокардита в отдаленном периоде является внутривенное введение наркотических средств – мгновенный риск протезного эндокардита среди наркоманов сохраняется на уровне 0,5-0,7% в течение первых трех лет после операции, прогрессивно увеличиваясь в дальнейшем до 5,5% к концу периода наблюдения.
  7. Имплантация биологических протезов в клапанные позиции левых отделов сердца женщинам репродуктивного возраста, преследующая цель облегчить течение планируемых беременности и родов, не является методом выбора. При проведении такой операции следует учитывать вероятность развития дисфункции биопротеза у 38% больных  через 79±27 месяцев.
  8. У больных моложе 60 лет, проживающих в населенных пунктах, где затруднены контроль МНО, своевременное получение медицинской помощи и лекарственных средств биологические протезы могут быть имплантированы по социальным показаниям с вероятностью развития ОНМК у 3% больных в отдаленном периоде (до 11 лет) и дисфункции ксеноклапана у 14%.

Практические рекомендации

  1. При имплантации бескаркасного протеза в аортальную позицию следует формировать проксимальный ряд фиксации, сопоставляя форму пришивной манжеты и нативного фиброзного кольца. Следует выбирать протез внешним диаметром на 2-4 мм больше диаметра фиброзного кольца. Предпочтительной является техника имплантации «free hand».
  2. Ксеноперикардиальные элементы конструкции биопротезов целесообразно использовать в качестве пластического материала для закрытия зон деструкции фиброзного кольца (в любой позиции) или стенки аорты (в аортальной позиции).
  3. Протезирование трикуспидального клапана каркасными биопротезами должно сопровождаться полным иссечением пораженного клапана и подклапанных структур. Это позволяет уменьшить риск развития структурной дисфункции в отдаленном периоде.
  4. При имплантации каркасных биопротезов в митральную позицию аннулопапиллярную непрерывность следует сохранять путем подшивания групп хорд к фиброзному кольцу на площадках или протезирования подклапанных хорд, но не путем полного или частичного сохранения створок клапана.
  5. При протезировании аортального клапана каркасными протезами у больных пожилого и старческого возраста целесообразно имплантировать протез максимального размера (20-24 мм), который позволяет диаметр фиброзного кольца.
  6. При имплантации биопротезов в левые отделы сердца молодым женщинам, следует рекомендовать им планирование беременности и проведение родов в первые 6 лет после операции.
  7. Терапию непрямыми антикоагулянтами целесообразно назначать на срок не менее 3 месяцев после протезирования аортального и 6 месяцев – после протезирования атриовентрикулярных клапанов биологическими протезами.

Публикации, содержащие основные научные результаты диссертации

Публикации в ведущих рецензируемых изданиях, рекомендованных в действующем перечне ВАК

  1. Караськов А.М. Шестилетний опыт применения диэпоксиобработанных биопротезов при хирургической коррекци многоклапанных пороков сердца / А.М. Караськов, И.И. Семенов, Д.А. Астапов, В.Е. Железчиков, Д.В. Шматов, И.И. Демин, А.Б. Опен // Патология кровообращения и кардиохирургия. Новосибирск, 2006. №4. С. 15-20.
  2. Семенов И.И. Пятилетний опыт использования биологических протезов «КемКор» в митральной позиции / И.И. Семенов, С.И. Железнев, Д.В. Шматов, В.М. Назаров, Д.А. Астапов, В.Е. Железчиков и др. // Патология кровообращения и кардиохирургия. Новосибирск, 2007. №3. С. 7-14.
  3. Караськов А.М. Тактические и технические аспекты имплантации ксеноаортального бескаркасного биопротеза «Кемерово-АБ-Композит Neo» / А.М. Караськов, Л.С. Барбараш, И.И. Семенов, Д.А. Астапов, В.Е. Железчиков, И.Ю.  Журавлева и др. // Патология кровообращения и кардиохирургия.  Новосибирск, 2007. №3. С. 15-19.
  4. Семенов И.И. Пятилетний опыт использования биологических протезов «КемКор» в митральной позиции / И.И. Семенов, С.И. Железнев, Д.В. Шматов, В.М. Назаров, Д.А. Астапов. В.Е. Железчиков и др. // Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. Москва, 2007. №2. С. 21-30.
  5. Караськов А.М. Биопротезы «КемКор» и «ПериКор» при хирургическом лечении пороков митрального клапана / А.М. Караськов, И.И. Семенов, Д.А. Астапов, В.Е. Железчиков, Е.И. Семенова // Патология кровообращения и кардиохирургия. Новосибирск, 2008. №1. С. 9-15.
  6. Караськов А.М. Биопротезы «КемКор» и «ПериКор» при хирургическом лечении пороков трикуспидального клапана / А.М. Караськов, И.И. Семенов, Д.А. Астапов, Е.И. Семенова, И.И. Демин, А.Б. Опен // Патология кровообращения и кардиохирургия. Новосибирск, 2009. №1. С. 11-16.
  7. Барбараш Л.С. Инфекционный эндокардит в структуре дисфункций биопротезов «КемКор» и «ПериКор» / Л.С. Барбараш, А.М. Караськов, И.И. Семенов, И.Ю. Журавлева, Ю.Н. Одаренко, Д.А. Астапов и др. // Патология кровообращения и кардиохирургия. Новосибирск, 2010. №1. С. 26-30.
  8. Караськов А.М. Протезирование аортального клапана бескаркасными протезами «Кемерово-АБ-Композит Neo»: первый опыт / А.М. Караськов, И.И. Семенов, Д.А. Астапов, Е.И. Семенова, В.Е. Железчиков, Д.В. Шматов // Кардиология и сердечно-сосудистая хирургия. Москва, 2010. №5. Т. 3. С. 62-66.
  9. Астапов Д.А. Протезирование митрального клапана биологическими протезами «КемКор» и «ПериКор»: отдаленные результаты / Д.А. Астапов, А.М. Караськов, И.И. Семенов, Е.И. Семенова, Д.В. Шматов // Патология кровообращения и кардиохирургия. Новосибирск, 2010. №. 4. С. 23-28.
  10. Железнев С.И. Непосредственные результаты протезирования аортального клапана каркасными биологическими протезами «БиоЛАб КА/ПТ»  / С.И. Железнев, М.В. Исаян, Д.А. Астапов, В.Е. Железчиков, В.М. Назаров, И.В. Иванов и др. // Патология кровообращения и кардиохирургия. Новосибирск, 2011. №. 1. С. 16-20.
  11. Барбараш Л.С. Биопротезы клапанов сердца в России: опыт трех клиник / Л.С. Барбараш, А.М. Караськов, М.Л. Семеновский, И.Ю. Журавлева, Ю.Н. Одаренко, Д.А. Астапов и др. // Патология кровообращения и кардиохирургия. Новосибирск, 2011. №. 2. С. 21-26.
  12. Караськов А.М. Отдаленные результаты протезирования аортального клапана бескаркасными биопротезами «Кемерово-АБ-Моно», «Кемерово-АБ-Композит» и «Кемерово-АБ-Нео» / А.М. Караськов, Д.А. Астапов, Е.И. Семенова, М.В. Исаян, А.Б. Опен, Д.П. Демидов // Патология кровообращения и кардиохирургия. Новосибирск, 2011. №. 4. С. 23-28.
  13. Астапов Д.А. Протезирование аортального клапана бескаркасным биопротезом «Кемерово-АБ-Нео»: непосредственные результаты / Д.А. Астапов, А.М. Караськов,  М.В. Исаян, Е.И. Семенова, Д.П. Демидов, А.Б. Опен // Патология кровообращения и кардиохирургия. Новосибирск, 2012. №. 1. С. 23-26.
  14. Караськов А.М. Каркасные биопротезы «БиоЛАБ КА/ПТ» в аортальной позиции: промежуточные результаты исследования / А.М. Караськов, Д.А. Астапов, С.И. Железнев, М.В. Исаян, Е.И. Семенова, Д.П. Демидов // Медицина и образование в Сибири. Новосибирск, 2012. №2. http://www.ngmu.ru/cozo/mos/article/text_full.php?id=694
  15. Караськов А.М. Биологические протезы «КемКор» и «ПериКор» в атриовентрикулярных позициях сердца / А.М. Караськов, Д.А. Астапов, С.И. Железнев, Е.И. Семенова // Медицина и образование в Сибири. Новосибирск, 2012. №2. http://www.ngmu.ru/cozo/mos/article/text_full.php?id=693

Прочие публикации, содержащие основные научные результаты диссертации

  1. RU 2355327 C2 A61B 17/00. Способ хирургической коррекции комбинированных пороков митрального и аортального клапанов на фоне активного инфекционного эндокардита / А.М. Караськов, И.И. Семенов, В.Е. Железчиков, Д.А. Астапов // Изобретения (Заявки и патенты).  – 2009. – №14.
  2. Zeleznov S.I. Results of aortic valve prosthesis skeletal biological "Biolab KA/ PT" in patients above 60 years / S.I. Zeleznov, M.V. Isayan, D.A. Astapov et. al. // The New Armenian Medical Journal. Erevan, 2011. V. 5. №2. P. 44-48.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.