WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

СЕРЕБРЯК ТАТЬЯНА ВИКТОРОВНА

АРТРОСКОПИЧЕСКАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ ПЕРЕДНЕЙ КРЕСТООБРАЗНОЙ СВЯЗКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ РАЗЛИЧНЫХ СУХОЖИЛЬНЫХ ТРАНСПЛАНТАТОВ

14.01.15 – Травматология и ортопедия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Санкт – Петербург - 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении «Российский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии имени Р.Р. Вредена» Минздравсоцразвития России Научный руководитель доктор медицинских наук профессор Тихилов Рашид Муртузалиевич, директор ФГБУ «Российский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии имени Р.Р. Вредена» Минздравсоцразвития России

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук Аверкиев Вячеслав Аркадьевич, заведующий травматологическим отделением клиники военной травматологии и ортопедии ФГБ ВОУ ВПО «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова» Министерства обороны Российской Федерации доктор медицинских наук Шильников Виктор Александрович, ведущий научный сотрудник научного отдела патологии тазобедренного сустава ФГБУ «Российский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии имени Р.Р. Вредена» Минздравсоцразвития России

Ведущая организация:

Федеральное государственное бюджетное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

Защита состоится 25 сентября 2012 г. в 14.30 часов на заседании диссертационного совета Д 208.075.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении «Российский научно–исследовательский институт травматологии и ортопедии имени Р.Р. Вредена» Минздравсоцразвития России (195427, Санкт-Петербург, ул. академика Байкова, д. 8)

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБУ «РНИИТО им. Р.Р. Вредена» Минздравсоцразвития России (195427, Санкт-Петербург, ул. академика Байкова, д. 8)

Автореферат разослан 2012 года

Ученый секретарь диссертационного совета доктор медицинских наук профессор Кузнецов И.А.

Список сокращений Алло – аллотрансплантат БЭА – биоэлектрическая активность ДОА — деформирующий остеоартроз КТ - компьютерная томография ПКС - передняя крестообразная связка УЗИ — ультразвуковое исследование ВТВ - аутотрансплантат «кость - связка надколенника - кость» IKDС – протокол оценки состояния коленного сустава (Международный комитет документации коленного сустава) p – уровень значимости STG – аутотрансплантат из сухожилий полусухожильной и нежной мышц бедра

Актуальность темы Лечение больных с повреждением передней крестообразной связки (ПКС) коленного сустава является актуальной проблемой травматологии. В связи с широким увлечением лиц молодого возраста спортом и активным отдыхом частота данного повреждения неуклонно возрастает и составляет до 61% oт всех травм коленного сустава (Миронов С.П. с соавт., 2001). Социальная значимость реабилитации больных этой категории обусловлена длительными сроками потери трудоспособности и трудностями выбора оптимального способа лечения.

В настоящее время в клинической практике широко используются артроскопические методы стабилизирующих операций ПКС. По данным большинства авторов, положительные результаты лечения наблюдаются у 80-90% пациентов, с возвращением к прежнему спортивному уровню 50-70% больных (Shelbourne K.D. et al., 2000; Beasley L.S., 2005; Buoncristiani A.M., 2006).

Однако число неудовлетворительных исходов остается на прежнем уровне и составляет от 10% до 30%, несмотря на постоянное усовершенствование методик (Fink C. et al., 2001; Chol C. et al., 2002; Fu F.H. et al., 2006).

Анализ данных литературы показывает, что в большинстве случаев причиной неудач является неадекватный выбор способа артроскопической реконструкции ПКС и восстановительного лечения у различных категорий больных (Shelbourne K.D. et al., 2000; Fink C. et al., 2001; Yu J.K. et al., 2005).

При этом как способ операции, так и последующее функциональное восстановление коленного сустава в первую очередь зависят от вида используемого пластического материала (Миронов С.П. с соавт., 1999; Кузнецов И.А., 2000;

Шаповалов В.М., Рикун О.В., 2000; Pinczewski L.A. et al., 2002; Siebold R. et al., 2008; Kamin A. et al., 2009).

На сегодняшний день для замещения ПКС используются сухожильные ауто- и аллотрансплантаты. Многие хирурги, благодаря хорошим клиническим исходам (82-86%), отдают предпочтение аутофрагментам, выделенным из средней трети связки надколенника с двумя костными блоками, а также из сухожилий полусухожильной и нежной мышц бедра (Дубров В.Э., 1993;

Трачук А.П. с соавт., 1996; Кузменко В.В. с соавт., 1996; Кузнецов И.А. с соавт., 1997; Орлецкий А.К., 1998; Лазишвили Г.Д., 2005; Shelton W.R., 2006;

Prodromos С.C. et al., 2007). По данным литературы, обе методики обеспечивают примерно одинаковые клинические исходы. Вместе с тем, проблемы донорских зон не позволяют говорить о преимуществе какого-либо трансплантата, что затрудняет составление реабилитационных программ и выбор целевой аудитории пациентов для аутопластики ПКС (Svensson M. et al., 2004; Carofino B. et Fulkerson J., 2005). Кроме того, их использование, при необходимости восстановления ПКС и других связок коленного сустава, не всегда бывает возможным. В связи с этим, для замещения ПКС хирурги стали применять различные сухожильные аллоткани, которые привлекают малой травматичностью, хорошим функциональным и косметическим эффектом (Кузнецов И.А., 2000; Barrett G. et al., 2005; Poehling G.G. et al., 2005).

Однако частота неудовлетворительных исходов после артроскопической аллопластики ПКС остается более высокой, чем после аутореконструкции, и колеблется от 24% до 38% и более (Conrad E.U. et al., 1995; Allum R.L. et al., 2001; Strickland S.M. et al., 2003).

Результат операции зависит от сбалансированности проводимого восстановительного лечения. В настоящее время среди специалистов нет единого мнения в отношении наиболее адекватных программ реабилитации в зависимости от вида используемого пластического материала и уровня функциональных притязаний пациентов к коленному суставу (Shelbourne K.D. et al., 1990; Beynnon B.D., et al. 2005). В связи с этим разработка дифференцированных протоколов реабилитации возможна только на основе детального анализа результатов ранее проведенного лечения и оценки его эффективности, что само по себе является актуальной проблемой травматологии и других смежных областей клинической медицины (лечебной физической культуры, физиотерапии).

Таким образом, обоснование показаний к выбору сухожильного трансплантата и восстановительных мероприятий у различных категорий больных при артроскопической реконструкции ПКС является важным вопросом травматологии и стало предметом настоящего исследования.

Цель исследования На основании сравнительного анализа особенностей восстановительного периода и среднесрочных анатомо-функциональных результатов артроскопической реконструкции ПКС с использованием различных сухожильных трансплантатов определить рациональные подходы к выбору трансплантата и восстановительных мероприятий у различных категорий больных.

Задачи исследования 1. Определить в динамике особенности восстановления функции коленного сустава, биоэлектрической активности мышц бедра и походки после артроскопической реконструкции ПКС с использованием аутотрансплантатов из связки надколенника и сухожилий полусухожильной и нежной мышц, а также аллотрансплантатов.

2. Провести сравнительный анализ среднесрочных анатомо-функциональных результатов артроскопической реконструкции ПКС с использованием различных сухожильных трансплантатов.

3. Изучить особенности заживления «донорского места», а также возможные последствия после формирования аутотрансплантатов ПКС.

4. Изучить в динамике состояние костных каналов после реконструкции ПКС с использованием различных трансплантатов, определить возможные причины их расширения.

5. Разработать устройство для измерения переднезадней смещаемости голени и с его помощью получить объективные данные стабильности коленного сустава после реконструкции ПКС различными трансплантатами.

6. На основании полученных данных определить рациональные показания к выбору трансплантата ПКС, а также разработать программу восстановительного лечения у различных категорий больных.

Научная новизна исследования 1. Разработано устройство для исследования переднезадней нестабильности коленного сустава, предусматривающее оригинальное строение измерительного узла и проксимальной опорной площадки, обеспечивающее принципиально новые технические характеристики за счет введения фиксированного начала отсчета и уменьшения цены деления до 1 мм на измерительном стержне, определяющие его преимущества перед прототипом “Roli meter” в меньшей погрешности измерений и упрощения процедуры установки и считывания показаний (патент РФ на изобретение № 2006141434/14; заявл. 23.11.2006; опубл. 27.10.2008, Бюл. № 30).

2. Представлены новые данные об особенностях сроков и характера восстановления мышц бедра и походки после артроскопической пластики ПКС в зависимости от вида используемого пластического материала.

3. Получены новые сведения по данным УЗ и КТ исследований о сроках и характере структурного восстановления донорской связки надколенника и материнского ложа в месте анатомического расположения сухожилия полусухожильной мышцы.

4. Теоретически обоснована зависимость степени расширения костного канала от его изначального диаметра, заключающаяся в большем пристеночном расширении тоннелей с меньшим операционным диаметром в связи с большим контактным давлением трансплантата на костную стенку и позволяющая заранее спрогнозировать при прочих равных условиях возможный процент расширения каналов после реконструкции ПКС.

5. На достаточном клиническом материале дана сравнительная оценка эффективности артроскопической реконструкции ПКС с использованием аутотрансплантатов из связки надколенника и сухожилий полусухожильной и нежной мышц, а также аллогенного материала, прошедшего жидкостную низкотемпературную консервацию по новой методике, разработанной в РНИИТО им. Р.Р. Вредена, оценены их преимущества и недостатки.

6. Уточнены показания к использованию различного пластического материала для артроскопического замещения ПКС в зависимости от возраста, социально-бытовых особенностей, уровня и характера предполагаемых физических нагрузок пациентов.

Практическая ценность работы 1. Разработанное оригинальное устройство для измерения переднезаднего смещения голени обеспечивает улучшение инструментальной диагностики нестабильности коленного сустава, что позволяет легче выбирать тактику лечения и объективно оценивать результаты реконструкции ПКС.

2. Данные о процессе восстановления мышц бедра и биомеханической функции нижней конечности после артроскопической пластики ПКС, полученные в ходе исследования, целесообразно использовать при разработке индивидуальных реабилитационных программ и определении сроков возвращения пациентов спортсменов к участию в соревнованиях.

3. Внедрение в клиническую практику способов ультразвукового и КТ исследований донорских зон после аутопластики ПКС позволяют оценить в динамике (УЗИ) характер и сроки заживления, а также степень структурного восстановления (КТ) материнского ложа, что способствует повышению эффективности восстановительного лечения.

4. Зависимость степени расширения костных каналов от толщины сухожильного трансплантата, установленная в процессе исследования, является важной информацией для лечения, позволяющей определить сроки иммобилизации конечности, продолжительность безопорного периода и, благодаря этому, уменьшить степень пристеночного расширения костных каналов у пациентов с тонкими трансплантатами и тем самым улучшить клинические исходы.

5. Полученные в ходе исследования результаты артроскопической реконструкции ПКС с использованием различных сухожильных трансплантатов могут использоваться при составлении протоколов восстановительного лечения.

6. Обоснование рационального выбора трансплантата у различных категорий больных с повреждением ПКС позволит улучшить результаты хирургического лечения и повысить процент возвращения пациентов к прежнему уровню жизни.

Основные положения, выносимые на защиту 1. Артроскопическая реконструкция ПКС является эффективным вмешательством, которое существенно не нарушает функцию оперированного сустава и окружающих его мышц и обеспечивает через 2 – 5 лет нормальные и почти нормальные результаты стабильности коленного сустава по системе IKDC – 2000 в 76% случаев, благоприятные функциональные исходы – в 63% наблюдений, а восстановление качества жизни на дооперационном уровне – у каждого второго пациента.

2. Применение для пластики ПКС сухожильных аутотрансплантатов позволяет получить по сравнению с аллотрансплантатами сравнительно лучшие показатели стабильности коленного сустава и восстановления его функций в сроки через 2 – 5 лет после выполненных операций, но требует увеличения длительности вмешательств и сопровождается повреждением тканей в донорских областях, что имеет клиническое значение преимущественно на протяжении первых 6 месяцев после реконструкции.

3. Расширение костных каналов при пластике ПКС зависит от ряда факторов среди которых, в первую очередь, следует выделить вид сухожиль ного трансплантата, способ его фиксации и особенности реабилитационной программы в послеоперационном периоде. Такие явления наблюдаются чаще при использовании аутотрансплантатов STG и аллотрансплантатов, а их выраженность выявляется больше в канале бедренной кости, чем в большеберцовом канале.

4. В комплексе реабилитационных мероприятий после артроскопической реконструкции ПКС целесообразно учитывать особенности восстановительного периода после использования различного пластического материала, а также индивидуальные требования больных к срокам и полноте восстановлений функции коленного сустава.

Апробация работы и публикации Основные материалы исследования доложены на научно-практической конференции, посвященной 100-летнему юбилею РНИИТО им. Р.Р.Вредена – (СПб, сентябрь 2006 г.); на VII Конгрессе Российского артроскопического общества (Москва, 17-19 декабря 2007 г.); на 1229-ом заседании научного общества травматологов-ортопедов г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области (28 марта 2012 г.). По теме диссертации опубликовано 11 печатных работ, в том числе статья в журнале, рецензируемом ВАК, методическое руководство и получен патент на изобретение.

Результаты диссертационного исследования внедрены в практику работы клинических отделений ФГБУ «РНИИТО им. Р.Р.Вредена» Минздравсоцразвития России. Они используются при обучении клинических ординаторов, аспирантов, а также врачей, проходящих усовершенствование по программам дополнительного образования в ФГБУ «РНИИТО им. Р.Р. Вредена» Минздравсоцразвития России.

Объем и структура работы Диссертация изложена на 265 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, описания материала и методов исследования, двух глав собственных исследований, главы обсуждения полученных результатов, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы и приложения. Работа содержит 93 рисунка, 1 формулу и 29 таблиц. Список литературы включает 470 источников, из них 71 отечественных и 399 иностранных авторов.

Материалы и методы исследования В диссертационном исследовании анализируются исходы лечения 1пациентов с повреждением ПКС, проходивших лечение в РНИИТО им. Р.Р.

Вредена в период с 2001 по 2009 год. Всем больным была выполнена артрос копическая реконструкция ПКС с применением трех видов сухожильных трансплантатов: аутотрансплантат из средней трети связки надколенника с двумя костными блоками (ВТВ) – 50 больных; 4-х пучковый аутотрансплантат из сухожилий подколенной ямки (STG) - 52 и аллосухожилия (Алло) – 50.

Весь аллогенный материал был заготовлен в РНИИТО им. P.P. Вредена методом низкотемпературной консервации биоматериала (патент РФ №22354от 10.09.2004). В соответствии с целью исследования работа включала два независимых типа наблюдений. В первом случае изучался процесс восстановления функции коленного сустава (проспективное, контролируемое исследование), во втором - исходы операций (ретроспективное исследование).

Таким образом, по типу наблюдений 60 больных исследовались в динамике до и через 1, 3 и 6 месяцев после оперативного лечения (ближайшие результаты) и 92 - в средние сроки после реконструкции ПКС (от 2 до 5 лет). В зависимости от вида используемого пластического материала в каждом типе наблюдений пациенты были разделены в равных долевых соотношениях на группы: ближайшие результаты ВТВ – 20, STG – 20, Алло -20; среднесрочные ВТВ – 30, STG – 32, Алло - 30. При формировании групп больных использовалась случайная систематическая выборка.

У всех больных в соответствии с видом трансплантата и методом его фиксации применялась стандартная артроскопическая однопучковая транстибиальная реконструкция ПКС, в процессе которой при необходимости осуществлялась резекция поврежденных менисков и экономная резекция межмыщелковой вырезки и латерального края наружного мыщелка бедра. После операции иммобилизация осуществлялась до 10 дней гипсовой повязкой, рекомендовался покой, хождение с помощью костылей, изометрическое сокращение четырехглавой мышцы бедра, проводилось купирование асептического воспаления и болевого синдрома. Со второй недели использовалась фиксация коленного сустава полужестким ортезом с шарнирами, разрешались движения и дозированная нагрузка на оперированную конечность.

Последующее восстановительное лечение больные проходили в условиях поликлиники по месту жительства.

Материалом исследования послужили сведения из историй болезни;

данные клинического обследования с выполнением провокационных тестов нестабильности и оценкой функциональных результатов лечения с применением формы IKDC-2000 и шкалы Lysholm-Gilquist (1982). Согласно форме IKDC-2000, различали следующие категории результатов: А – нормальные, В – почти нормальные, С – плохие, D – очень плохие. Анализ результатов про водили по данным исследований: инструментальных методов (сравнительное измерение окружности бедра, амплитуды движений в коленном суставе, переднего подвывиха голени); лучевых методов (рентгенологический, КТ и УЗИ); биомеханических методов (электромиография мышц бедра, исследование походки на диагностическом аппаратно–программном биомеханическом комплексе «ДиаСлед»).

В работе анализировалась выборка объемом 332 наблюдений, где 240 – в динамике (доля пропущенных значений составила менее 15%) и 92 – среднесрочные результаты (доля пропущенных значений составила менее 0,5%).

Каждое наблюдение содержало 132 переменных. Статистический анализ полученных результатов проводили с использованием программ: «Office Excel 2003», «Office Access 2003» (Microsoft, USA); «StatXact версия 9» (Cytel Studio, USA); «STATISTICA версия 8.0» (StatSoft, USA), компьютер на базе процессора Intel® Pentium® (OC Microsoft® Windows® XP Professional).

Результаты исследования Проведенное в соответствии с поставленной целью и задачами клиническое исследование показало, что разрыв ПКС является тяжелой травмой, сочетающейся в большинстве случаев с повреждениями других капсульносвязочных структур коленного сустава, приводящий при неадекватном лечение к развитию хронической передней нестабильности.

Повреждение ПКС чаще встречалось у мужчин -71%; у лиц молодого, трудоспособного возраста от 21 до 40 лет - 80%; при занятиях спортом – 72% (контактные виды – 47%). В профессиональном отношении в связи с активным проведением досуга преобладали служащие - 39% и учащиеся - 36%.

Чаще травмировались любители спорта – 41% (спортсмены - 32%, не спортсмены - 27%). В 82% случаев причиной повреждения была непрямая травма.

Изолированный разрыв ПКС был у 44 (28%), сочетанное повреждение ПКС и менисков - у 108 (72%) больных.

Проведенный первым этапом исследования сравнительный анализ восстановительного периода после операции с использованием ауто-ВТВ, аутоSTG и аллотрансплантатов позволил выявить как общие закономерности, так и особенности, зависящие от вида пластического материала.

Данные клинического наблюдения показали сходные тенденции во всех группах в отношении сроков купирования воспалительного и болевого синдромов, стабильности, дефицита амплитуды движений в коленном суставе и восстановления качества жизни больных (p>0,05). Было установлено, что воспалительные явления в коленном суставе купировались медленно и сохранялись до 6 месяцев после операции (параартикулярный отек у 17%, синовит – у 9% больных). Болевой синдром во все сроки наблюдений носил не интенсивный характер, до 3 месяцев локализовался в проекции резецированных менисков и местах оперативного доступа. В 6 месяцев боль отмечалась у 57% пациентов, провоцировалась повышенной нагрузкой и имела в 79% случаев легкий периодический характер. Полное восстановление физиологической подвижности коленного сустава у большинства больных (64%) наблюдалось только к 6 месяцу (3 месяца – 38%). Во всех группах отмечена отрицательная динамика в виде увеличения частоты встречаемости крепитации надколенника с легкой болью (до операции – 26%, через 3 месяца – 43%, через 6 – 62%), что было связано с функциональной недостаточностью четырехглавой мышцы бедра, а именно, гипотрофией ее медиальной головки. Согласно общей оценке IKDC-2000 в 6 месяцев нормальные и почти нормальные (категория А+В) результаты состоятельности трансплантатов были у 90% больных, функциональная стабильность коленного сустава по данным прыжковой пробы - у 75%. Однако, восстановление до уровня нормы (категория А) как первичной - 8%, так и вторичной - 32% стабильности коленного сустава, наблюдалось значительно реже. Качество жизни больных (IKDC – 2000) как до операции восстанавливалось только к 3 месяцу и составляло 67% от уровня жизни до травмы, через 6 месяцев - 81%, что указывало на неполную социальную их адаптацию из-за сохраняющихся проблем в коленном суставе. При сравнении данных итоговых объективной и субъективной оценок IKDC – 2000 через 6 месяцев был отмечен более высокий процент благоприятных результатов (категория А+В) при клиническом осмотре – 62%, чем при оценке качества жизни – 44%.

При исследовании БЭА мышц, стабилизирующих коленный сустав и восстановления параметров походки было показано сохранение в 6 месяцев после операции дискоординированной работы мышц и нарушений стереотипа локомоций нижних конечностей, что говорило об отсутствии восстановления посттравматических нарушений проприоцептивной чувствительности коленного сустава.

Особенностью восстановительного периода в ВТВ группе было более медленное восстановление: амплитуды разгибания в коленном суставе (дефицит в 3 месяца – у 59% (STG – 27%, Алло – 7%), в 6 месяцев (от 3° до 5°) – у 32% (STG - 13%, Алло - 6%)); объема бедра и БЭА разгибателей голени.

Вследствие этого отмечалось увеличение частоты крепитации надколенника - прирост показателя в сравнении с дооперационным периодом в 3 месяца – 30% (STG - 8%, Алло - 5%), в 6 месяцев - 53% (STG - 18%, Алло - 29%) и болей в переднем отделе коленного сустава (в 6 месяцев – у 78%). У 1-го больного причиной болей и ограничения амплитуды движений был «циклоп синдром». Вместе с тем, состоятельность трансплантата в 6 месяцев была выше (категория А+В) в ВТВ – 100%, чем в STG - 87% и Алло - 83% группах.

Особенностью STG группы было образование обширных подкожных гематом в месте забранных сухожилий (у 3 больных) и судорог (у 2 пациентов) при напряжении мышц задней поверхности бедра; более частая встречаемость неврологических нарушений (65%) и длительное восстановление БЭА сгибателей голени - дефицит в 3 месяца – 20% (ВТВ – 2%, Алло - 0%).

Аллотрансплантаты обеспечивали более быстрое восстановление амплитуды движений в коленном суставе - в 3 месяца полное восстановление у 57% (ВТВ – 29%, STG – 27%), 6 месяцев – у 77% (ВТВ – 43%, STG – 68%);

менее выраженный дисбаланс автоматизма ходьбы и БЭА мышц, стабилизирующих коленный сустав. Однако их применение приводило к более длительному сохранению асептического воспаления в коленном суставе - субклинические формы синовита (УЗИ) в 6 месяцев - у 78% (ВТВ - 23%, STG - 31%), что отрицательно сказывалось на результатах лечения.

Несмотря на повреждение околосуставных структур коленного сустава, аутотрансплантаты в 6 месяцев обеспечивали более лучшие результаты (категория А+В) как по данным объективной – 73% (ВТВ - 71%, STG - 75%), так и субъективной – 51% (ВТВ - 57%, STG - 44%) оценок итоговой формы IKDC–2000 (Алло – 41% и 30% соответственно) (рис. 1, 2).

p=0,ВТВ STG Алло АВСD Рис. 1. Итоговая оценка объективной формы IKDC – 2000 в исследуемых группах через 6 месяцев после артроскопической реконструкции ПКС частота наблюдений % p=0,ВТВ STG Алло АВСD Рис. 2. Итоговая оценка субъективной формы IKDC – 2000 в исследуемых группах через 6 месяцев после артроскопической реконструкции ПКС Проведенный анализ ближайших результатов позволил заключить, что независимо от вида используемого пластического материала полное восстановление функции коленного сустава после артроскопической пластики ПКС занимает длительный период - более 6 месяцев. Аутопластика ПКС обеспечивает лучшие функциональные результаты, что необходимо учитывать при планировании операции (выборе трансплантата) у спортсменов.

Выполненный вторым этапом сравнительный анализ среднесрочных результатов артроскопической реконструкции ПКС с использованием аутоВТВ, ауто-STG и аллотрансплантатов у 92 пациентов выявил следующее.

Независимо от вида используемого пластического материала нормальные и почти нормальные результаты первичной стабильности коленного сустава наблюдались у 76% больных, при этом только у 13% из них было полное восстановление. Несмотря на отсутствие статистически значимых различий между группами, при аллопластике отмечался более высокий процент неблагоприятных результатов как в отношении состоятельности трансплантата (Алло – 33%, ВТВ – 20%, STG – 19%), так и функциональной стабильности коленного сустава (Алло – 27%, ВТВ – 7%, STG –9%) (p>0,05).

Дефицит амплитуды движений в коленном суставе был выше в Алло группе - 46% (ВТВ - 33%, STG - 37%) (p>0,05). В среднем, недостаток разгибания составил 4,9°±1,9, сгибания - 12,6°±5. Основной причиной неудовлетворительных результатов в Алло группе был дефицит разгибания (> 10°) – 23% наблюдений (ВТВ - 13%, STG - 12%). Из неблагоприятных факторов, влияющих на ограничение физиологической подвижности коленного сустава, следует отметить в аллогруппе более высокий процент остеоартроза и артрочастота наблюдений % патий (субклинический синовит); в ВТВ - циклоп синдром, который наблюдался у 3 из 4 больных с дефицитом разгибания более 10°.

Крепитация надколенника отмечалась чаще в Алло – 83% и ВТВ – 77% группах (STG – 53%) (p<0,05). При этом прослеживалась статистически значимая связь между выраженностью крепитации надколенника и гипотрофией бедра (p=0,003). Более выраженные нарушения (крепитация с умеренной болью) наблюдались в ВТВ группе - 17% (STG – 0%, Алло - 3%), что, с одной стороны, связано с донорской зоной, с другой - повышенной нагрузкой на передний отдел коленного сустава (отмечалась только у спортсменов и любителей спорта). В Алло группе основной причиной крепитации с легкой болью (40%) был остеоартроз коленного сустава.

Дегенеративно-дистрофические изменения коленного сустава прослеживались у 67% пациентов (58% - I стадия, 9% - II стадия). В Алло группе ДОА встречался чаще как в бедренно-большеберцовом (Алло- 80%, ВТВ - 62%, STG – 60%), так и в бедренно-надколенниковом сочленениях (Алло- 76%, ВТВ - 55%, STG – 64%), что было связано с большим приростом показателя остеоартроза в сравнении с дооперационным периодом: в бедреннобольшеберцовом - Алло - 48% (ВТВ - 28%, STG - 30%) и в бедреннонадколенниковом - Алло - 41% (ВТВ - 34%, STG - 37%) сочленениях (p>0,05). В аутогруппах статистически значимые различия в приросте показателя ДОА наблюдались только в отношении бедренно-надколенникового сочленения, в аллогруппе процесс затрагивал все отделы коленного сустава (p<0,01). Следует отметить, что через 2-5 лет после операции остеоартроз развивался как при сочетанных, так и при изолированных повреждениях ПКС (p=0,1), однако вероятность его развития в первом случае c учетом прироста показателя (41% и 22%) была в два раза выше.

При исследовании воспалительных явлений в коленном суставе у всех пациентов отсутствовали клинические признаки синовита и параартикулярного отека. В тоже время при УЗИ у 46% в были выявлены субклинические формы вялотекущего хронического синовита, которые как по выраженности процесса, так и по частоте наблюдений были выше в Алло группе - 77% (ВТВ – 26%, STG - 33%) (р=0,0001, Cramer's V=0,4). У 35% больных хроническое воспаление сочеталось с остеоартрозом коленного сустава и так же чаще отмечалось в Алло (66%), чем в ауто- 18% (ВТВ - 15%, STG - 21%) группах (р=0,0001, Cramer's V=0,5). Данный факт, а также развитие в Алло группе на фоне постоянного хронического воспаления у одной больной молодого возраста с изолированным повреждением ПКС раннего (через 2 года) ДОА коленного сустава II стадии указывало на отрицательное влияние алломатериала на гиалиновый хрящ.

Болевой синдром наблюдался у 48% пациентов и чаще встречался в Алло группе – 70% (ВТВ – 40%, STG – 34%) (р=0,01, Cramer's V=0,3). Боль преимущественно локализовалась в переднемедиальном отделе (Алло – 53%, BTB - 27%, STG - 25%), носила не интенсивный, периодический характер и в большинстве случаев (68%) провоцировалась повышенной физической нагрузкой. Основной причиной болевого синдрома в Алло группе было субклиническое хроническое воспаление - у 86% больных с болью (ВТВ - 27%, STG - 27%), которое в половине случаев сочеталось с ДОА.

Более высокие показатели качества жизни пациентов по результатам субъективной формы наблюдались в ВТВ – 86% и STG – 84,5% группах (Алло – 75%). Данный факт был связан со снижением функциональных возможностей в Алло группе, что подтверждалось результатами опроса больных по шкале Lysholm-Gilquist (1982), где отличные и хорошие результаты чаще встречались в аутогруппах - ВТВ – 80%, STG – 84% (Алло - 50%) (р=0,0004, Cramer's V=0,4). У 3-х больных в Алло группе отмечались неудовлетворительные результаты.

По данным итоговой объективной оценки формы IKDC–2000 благоприятные исходы (категория А+В) наблюдались у 63% больных и были выше в STG группе – 75% (ВТВ – 67%, Алло – 47%). По данным итоговой субъективной оценки категория А+В - у 51% и были выше в ВТВ группе – 63% (STG – 53%, Алло – 37%). Полное восстановление функции коленного сустава чаще отмечалось при субъективной оценке - 37%, чем при объективной - 9% оценке (рис. 3, 4).

p=0,ВТВ STG Алло АВCD Рис. 3. Итоговая оценка объективной формы IKDC – 2000 в исследуемых группах через 2-5 лет после операции частота наблюдений % p=0,ВТВ STG Алло АВCD Рис. 4. Итоговая оценка субъективной формы IKDC – 2000 в исследуемых группах через 2-5 лет после операции Сравнительный анализ результатов артроскопической реконструкции ПКС через 2-5 лет после операции показал, что наилучшие клинические исходы как по данным объективной, так и субъективной оценке IKDC – 2000, отмечались при использовании аутотрансплантатов. Основной причиной более низких показателей по всем изучаемым параметрам при аллопластике было хроническое вялотекущее воспаление, которое способствовало развитию остеоартроза коленного сустава.

Следующий третий этап исследования был посвящен изучению заживления «донорского места» и выявлению возможных последствий после формирования аутотрансплантатов ПКС в ВТВ и STG группах.

Особенностью заживления донорской связки надколенника являлось длительное сохранение до 3 месяцев ее деформации за счет отека боковых фрагментов и истончения в месте забора трансплантата, который был заполнен незрелой соединительной тканью. В последующем (в 6 месяцев) деформация связки за счет уменьшения отека и воспаления была выражена незначительно, рубцовый регенерат имел четкую линейную структуру, однако полного восстановления не наблюдалось. Через 2-5 лет после операции дегенеративные изменения связки отмечались у 15% пациентов (кальцифицирующий тендиноз), при этом у 2 больных в области нижнего полюса надколенника прослеживались гетеротопические оссификаты до 8 мм, у 19% в верхней зоне самого регенерата наблюдались единичные дефекты. Однако выявленные изменения не беспокоили пациентов и были случайной находкой при обследовании. При УЗИ структурных изменений в области материнского ложа в STG группе у всех больных прослеживалась ретракция брюшка получастота наблюдений % сухожильной мышцы, что косвенно указывало на ее дегенеративное перерождение. Фасциальный футляр, в котором располагалось удаленное сухожилие, у 77-87% пациентов был заполнен регенератом, представляющим к 6 месяцу после операции соединительную ткань с четкой линейной структурой, доходящий у 63% больных до уровня суставной щели коленного сустава.

Функциональный дефицит донорской зоны прослеживался в обеих группах. В ВТВ он носил временный характер и проявлялся длительным (до 6 месяцев) сохранением гипотрофии четырехглавой мышцы бедра, что приводило к крепитации надколенника. В STG группе за счет выключения из работы полусухожильной мышцы бедра у всех пациентов через 2-5 лет после операции наблюдалась избыточная наружная ротация голени при пассивном отведении стопы при глубоком сгибании коленного сустава, что указывало на отсутствие восстановления дистальной точки фиксации утраченного сухожилия в области «гусиной лапки» (ниже суставной щели коленного сустава). Функциональный дефицит полусухожильной мышцы проявлялся в виде недостатка наружной ротации бедра при активном глубоком сгибании голени и был более заметен у больных с отсутствием регенерата. Вместе с тем, обнаруженные изменения были выражены незначительно и не влияли на стабильность коленного сустава и качество жизни пациентов. Боль и чувство дискомфорта при функциональной нагрузке (вставании на колени - Walking тест) через 2-5 лет после операции в два раза чаще наблюдались в ВТВ (60%), чем в STG группе (34%), что было обусловлено наличием костного дефекта на бугристости большеберцовой кости. Косметические дефекты в области донорского места в виде кожных втяжений были в ВТВ - 30% и в STG – 25% группах и в отношении косметики не беспокоили больных.

Четвертый этап исследования был посвящен выявлению изменений костных каналов после артроскопической реконструкции ПКС и определению значимых факторов, предрасполагающих к их расширению. Было установлено, что расширения каналов прослеживались до 6 месяцев после операции и преимущественно только в STG и Алло группах (p<0,05). В ВТВ группе, благодаря образованию костных блоков и интраартикулярного способа фиксации, дилатация на бедре полностью отсутствовала, а в области большеберцовой кости была минимальна и только в верхней трети тоннеля (0,2±0,3 мм).

Консолидация костных блоков трансплантата ВТВ с реципиентным ложем заканчивалась к третьему месяцу после операции. При использовании мягких сухожильных трансплантатов расширение отмечалось в обоих каналах, начиная с первого месяца после операции, и было более выражено в STG груп пе, где в 6 месяцев дилатация более 2 мм наблюдалась у 25% больных (Алло – 15%). Однако, по приросту показателя, который был максимальным в 1 месяц (1,2 мм), а в последующем (через 3 и 6 месяцев) в среднем составил 0,мм, различий между группами выявлено не было (p>0,05). В среднем дилатация тоннелей в STG и Алло группах через 1, 3 и 6 месяцев составила на бедре – 1,3±0,2 мм, 1,9±0,3 мм, 2,3±0,3 мм, на большеберцовой кости – 1,1±0,3 мм, 1,5±0,3 мм и 1,9±0,3 мм соответственно. Особенностью расширения каналов в Алло группе было сохранение в 6 месяцев после операции линейного характера прироста показателя, что указывало на продолжающийся еще активный процесс инкорпорации трансплантата и наличие у одного больного с выраженной дилатацией (>4,5 мм) кистозной дегенерации тоннелей. Через 2-лет после операции расширение каналов так же чаще встречалось при использовании мягких сухожильных трансплантатов (66%) и было выше в STG группе – 73% (Алло - 59%, ВТВ – 41%), в которой дилатация обоих тоннелей прослеживалась у 59% больных (Алло – 35%) (p>0,05).

При выявлении других возможных причин дилатации тоннелей результаты исследования показали следующее:

1) Экстракортикальная фиксация трансплантата (STG, Алло) приводила к более выраженной дилатации тоннелей, что косвенно указывало на повышенную осевую подвижность трансплантата. В STG группе из-за особенности подвешивающейся конструкции трансплантата на бедре «пружинящий» эффект был выше, что подтверждалось наличием у 24% больных с выраженным расширением (>4,5 мм) трапециевидно-бочкообразной деформации купола бедренного канала.

2) Процент расширения канала был выше при изначально (операционном) меньшем его диаметре, что доказывалось проведенным регрессионным линейным анализом между изучаемыми признаками как в отношении бедренного (r= –0,5; p=0,0001), так и в отношении тибиального (r= –0,4;

p=0,0001) тоннелей. Выявленный процент расширения канала с позиций биомеханики характеризовал величину давления трансплантата на костную стенку канала, которая выше у тоннелей с меньшим диаметром. Полученные данные подтвердились при анализе процентного расширения тоннелей в изучаемых группах, где минимальные значения были в ВТВ группе - 11% (STG – 32%, Алло – 22%), за счет изначально большего операционного диаметра каналов (тибиальный) – 11 мм (STG - 7,8 мм, Алло - 8 мм). При сравнении исследуемого показателя у пациентов с мягкими сухожильными трансплан татами (STG, Алло), где средний размер операционных тоннелей был одинаков (8 мм), менее выраженная дилатация обоих каналов была в Алло группе.

3) Активное восстановление амплитуды движений в коленном суставе в раннем послеоперационном периоде способствовало расширению каналов в направлении прилагаемой нагрузки, деформация которых имела форму трапеции и была более выражена в местах контакта мягкой части трансплантата с суставной поверхностью (эффект «дворника»). У одного больного (STG группа) раннее, активное восстановление амплитуды движений привело к выраженному расширению обоих каналов и рецидиву передней нестабильности коленного сустава (неудовлетворительный исход).

4) Кистозная дегенерация тоннелей может возникать при ауто- и аллопластике. В первом случае (1 больной ВТВ группа) изменения носили ячеистый характер перестройки костной ткани между стенкой тоннеля и губчатой костью и локализовались только в переднем отделе верхней трети тибиального канала, который имел умеренное (3,3 мм) расширение. Во втором (больной) – наблюдался выраженный деструктивный процесс с образованием к 6 месяцу после операции обширных полостей как на бедре (диаметр 18 мм), так и на большеберцовой кости (15 мм). При аутопластике данный факт был случайной рентгенологической находкой, при аллопластике оценивали как осложнение, так как процесс сопровождался постоянным, вялотекущим воспалением (параартикуялрный отек, умеренный выпот, боль).

5) Выраженное расширение бедренного канала приводило к рецидиву передней нестабильности коленного сустава (p<0,05). У 89% пациентов с передним смещением голени от 6 до 10 мм (категория С, IKDC - 2000) дилатация бедренного тоннеля составляла более 4,5 мм.

На пятом этапе исследования нами было проведено сравнение количественных данных состоятельности трансплантатов. Для проведения исследования в связи с отсутствием в нашем распоряжении артрометров зарубежного производства (KT - 1000™, КТ - 2000™, “Rolimeter”) нами был разработан новый механический измеритель переднезадней нестабильности коленного сустава (патент РФ на изобретение № 2006141434/14; заявл. 23.11.2006;

опубл. 27.10.2008, Бюл. № 30), который мы использовали при выполнении теста Лахмана. Принцип действия основывался на количественном измерении смещения голени относительно мыщелков бедра в сагиттальной плоскости, результатом являлась разница значений между больной и здоровой конечностью.

Анализ количественной оценки (мм) состоятельности трансплантата, как в 6 месяцев (ВТВ - 3,6±1,2; STG - 4,1±2,1; Алло - 3,8±2,2), так и через 2-лет после операции (ВТВ - 3,6±1,8; STG - 4,0±2,2; Алло - 4,6±2,3) не выявил значимых различий между группами (p>0,05). Однако отмечалась тенденция к большей стабильности при использовании аутотрансплантата ВТВ. Так в месяцев частота наблюдений смещения до 2 мм (норма) составляла в ВТВ группе - 36% (STG – 25%, Алло – 18%) и у всех пациентов ВТВ группы передняя трансляция голени не превышала 5 мм, в то время как в STG и Алло только у 88%. Через 2-5 лет после операции аутотрансплантаты как до 2 мм (ВТВ – 40%, STG - 37%), так и до 5 мм (ВТВ – 87%, STG - 84%) обеспечивали сходную стабильность, которая была выше, чем в Алло группе – 30% и 60% соответственно.

На основании полученных данных были определены рациональные показания к выбору трансплантата ПКС, а также разработана программа восстановительного лечения у различных категорий больных.

Согласно проведенному исследованию к прежнему уровню физической активности после артроскопической реконструкции ПКС смогли возвратиться 52% больных (среди спортсменов – 58%, любителей спорта – 41,5%, не спортсменов – 63%). При детальном рассмотрении причин снижения функциональных возможностей следует отметить сохранение неустойчивости в коленном суставе - 51% пациентов (34% - редко при занятиях спортом или тяжелой нагрузке, 17% - редко при повседневной деятельности). Более низкий показатель неустойчивости наблюдался в ВТВ группе – 33% (STG – 53%, Алло – 67%) и проявлялся только при занятиях спортом или тяжелой нагрузке (р=0,002, Cramer's V=0,3).Основной причиной снижения физической активности среди спортсменов и любителей спорта (49% наблюдений) было изменение социального и семейного статуса (аутогруппы). Снижение физической активности у не спортсменов (Алло группа) было связано с проблемами в коленном суставе. Учитывая длительную инкорпорацию аллотрансплантата, более выраженное расширение каналов в STG группе и влияние дилатации бедренного канала на стабильность коленного сустава, необходимо в первую очередь при выборе пластического материала у спортсменов, отдавать предпочтение аутотрансплантату из связки надколенника. В связи с возможным развитием выраженных деструктивных процессов в области каналов следует с осторожностью использовать аллотрансплантаты с первичной целью у молодых и физически активных пациентов (табл. 1).

Таблица Алгоритм выбора пластического материала для артроскопической реконструкции ПКС Вид Спортсмены Любители спорта Не спортсмены транс- Высоко Некон- Высоко НеконДо 40 После план- контакт- тактный контакт- тактный лет лет тата ный спорт спорт ный спорт спорт ПКС муж жен муж жен муж жен муж жен муж/жен муж/жен ВТВ ++ ++ +/- +/- ++ + + + + +/STG +/- +/- ++ ++ + ++ ++ ++ ++ ++ Алло - - - - - - - - +/- + Примечание: ++ рекомендуемый выбор; + возможный выбор; -/+ допустимый выбор; - нерекомендуемый выбор трансплантата На основании выше изложенного, нами была разработана восстановительная программа после артроскопической реконструкции ПКС, где лечение составлено с учетом особенностей восстановительного периода при использовании различного пластического материала и индивидуальных требований больных (спортсмены) к коленному суставу.

Согласно выявленным ключевым моментам восстановления функции коленного сустава программа была разделена на четыре временных периода:

послеоперационный (до 3 недель), реабилитационный (3-7 неделя), функциональный (8-12 неделя) и тренировочный (13-30 неделя), в которых указывался перечень лечебных, профилактических мероприятий, а также комплекс физкультурных упражнений.

До трех месяцев целью всех лечебных мероприятий явилось восстановление повседневной активности пациентов с возвращением к офисному и легкому физическому труду. Тренировочный период касался больных, ведущих активный образ жизни, и включал восстановление способности к тяжелому физическому труду и занятиям спортом (для спортсменов). У пациентов спортсменов на данном этапе необходимо планировать под руководством и контролем тренера и врача команды интенсивные тренировки по компенсации мышечного дисбаланса и восстановлению специальных навыков, присущих их виду спорта. Согласно полученным результатам исследования больным, профессиональная спортивная деятельность которых требует высоких нагрузок на коленный сустав нежелательно до 6 месяцев возвращаться к участиям в соревнованиях, так как сохраняющийся дисбаланс мышц, стабилизирующих коленный сустав, может привести при неадекватно избранном режиме нагрузки к перегрузке и разрыву трансплантата ПКС.

Выявленные изменения донорских зон послужили основанием для пересмотра общепринятой реабилитационной программы в пользу индивидуального подхода с учетом используемого аутотрансплантата. В частности в ВТВ группе основной акцент до 3 месяцев после операции должен уделяться местному купированию болевого и воспалительного синдромов в области материнского ложа (физиотерапевтическое лечение), что будет способствовать с одной стороны уменьшению рефлекторной гипотрофии четырехглавой мышцы бедра и, как следствие этого, снижению частоты крепитации надколенника, с другой – предотвращению развития дегенеративных изменений в оставшихся фрагментах связки. Кроме того, в реабилитационный протокол, начиная со 2 недели после реконструкции, обязательно должны включаться лечебные мероприятия, направленные на более быстрое восстановление функции четырехглавой мышцы бедра и подвижности надколенника (электростимуляция мышц, мобилизация надколенника). В STG группе у всех больных для профилактики грубого спаечного процесса в области материнского ложа, который может приводить к возникновению судорог, следует назначать с 3 недели после операции, пассивное растяжение задней поверхности бедра, а с 3 месяца - активные силовые упражнения на заднюю группу мышц бедра. Следует отметить положительную роль образующегося регенерата в месте анатомического расположения полусухожильной мышцы, поэтому нежелательно назначать местно в раннем послеоперационном периоде в случае возникновения подкожных гематом физиотерапевтическое лечение с препаратами рассасывающего действия. В Алло группе в связи с длительным асептическим воспалением в коленном суставе необходимо до 6 месяцев проводить противовоспалительную терапию (ФТЛ), а учитывая длительную перестройку алломатериала, приступать к силовым упражнениям на тренажерах не ранее 5-6 месяца.

Необходимым условием для уменьшения степени расширения костных каналов после операции является снижение микроподвижности трансплантата и его контактного давления на костную стену тоннеля в раннем послеоперационном периоде. В связи с этим, необходимо использовать у пациентов с тонкими сухожильными трансплантатами и особенно с экстракортикальной фиксацией (STG и Алло группы) более консервативную реабилитационную программу в отношении двигательного режима, отличительными моментами которой будут: более длительный безопорный период (хождение на костылях до 3-4 недель, с дозированной нагрузкой до 6-7 недель) и более позднее (с 5-6 недели) восстановление активных движений в коленном суставе. Разработанная восстановительная программа, возможно, позволит не только сбалансировать периоды лечения после артроскопической пластики ПКС, но и снизить риск развития различных осложнений.

Таким образом, проведенное исследование показало, что клиническая эффективность лечения больных с повреждением ПКС определяется видом сухожильного трансплантата, прочностью его первичной фиксации, особенностями заживления донорских зон, а также соответствующей стадиям перестройки ауто- и аллотрансплантатов функциональной активностью мышечно-сухожильного комплекса коленного сустава. При этом доказано, что вид трансплантата оказывает существенное влияние на результаты лечения.

Выводы 1. Восстановление функции коленного сустава после артроскопической реконструкции ПКС занимает не менее 6 месяцев и зависит от использованного пластического материала: для ВТВ характерны регрессирующая недостаточность четырехглавой мышцы бедра и крепитация надколенника в 64,3% случаев, для STG – более медленное восстановление активности мышц сгибателей голени и нарушения кожной чувствительности в 65% наблюдений, а для аллопластики – более быстрое восстановление амплитуды движений в коленном суставе и менее выраженный дисбаланс автоматизма ходьбы, но у 78% больных до 6 месяцев наблюдается асептическое воспаление сустава.

2. В сроки через 2 – 5 лет после рассматриваемых операций использование аутотрансплантатов обеспечивает получение нормальных и почти нормальных результатов лечения (категории А + В по оценочной шкале IKDC – 2000) чаще, чем аллосухожилий, как в отношении стабильности (ВТВ – 80%, STG – 81%, Алло – 67%), так и при комплексной оценке состояния оперированного сустава (ВТВ – 67%, STG – 75%, Алло – 47%).

3. Процессы заживления в местах формирования аутотрансплантатов (ВТВ и STG) протекают однотипно с замещением дефектов через 6 месяцев рубцовой тканью с четкой линейной структурой. В сроки через 2 – 5 лет после операций с использованием ВТВ крепитация надколенника с болью отмечаются у 47% больных, а после применения STG у всех пациентов имеют ся недостаток внутренней ротации голени и наружной ротации бедра, которые существенно не влияют на результаты лечения по системе IKDC–2000.

4. Расширение костных каналов зависит от вида сухожильного трансплантата, способа его фиксации и двигательного режима в раннем послеоперационном периоде; наиболее выражено при использовании STG и аллотрансплантатов; отмечается уже через месяц после операции (в пределах 1,2 мм) и прогрессирует до 6 месяцев. При этом расширение бедренного канала через 6 месяцев (свыше 2 мм) более значительно в группе STG - 25% (Алло-15%), а большеберцовый канал изменяется меньше. Через 2 – 5 лет после операции расширение каналов чаще встречалось в группе STG – 73% (Алло – 59%, ВТВ – 41%), а в случаях увеличения диаметра бедренного канала более 4,5 мм приводило к рецидиву передней нестабильности коленного сустава.

5. Применение разработанного механического измерителя переднезаднего смещения голени с фиксированным началом отсчета и ценой деления 1 мм позволяет объективно и количественно оценивать в динамике стабильность коленного сустава после артроскопической реконструкции ПКС.

6. При артроскопической реконструкции ПКС сухожильные аутотрансплантаты могут быть рекомендованы, прежде всего, лицам молодого возраста и пациентам с высоким уровнем физической активности, а у профессиональных спортсменов приоритет следует отдавать аутотрансплантату из связки надколенника. Сухожильные аллотрансплантаты показаны преимущественно больным старших возрастных групп, не занимающимся спортом.

7. Усовершенствованный протокол реабилитации пациентов после артроскопической реконструкции ПКС, учитывающий периоды восстановления функции коленного сустава, виды и стадии перестройки сухожильных трансплантатов, а также индивидуальные запросы больных успешно прошел апробацию и может быть рекомендован к внедрению в клиническую практику.

Практические рекомендации 1. При выборе пластического материала для артроскопической реконструкции ПКС следует учитывать целый ряд факторов, среди которых важнейшими являются индивидуальные запросы по восстановлению функции поврежденного коленного сустава, возраст пациентов, а также их предпочтения с учетом повреждений в области выделения сухожильных аутотрансплантатов.

2. При высоких функциональных требованиях к поврежденному коленному суставу, особенно у молодых пациентов, для артроскопической реконструкции ПКС целесообразно использование аутосухожильной пластики.

При этом с учетом особенностей функциональных нагрузок в различных видах спорта могут быть выбраны аутотрансплантаты ВТВ или STG, применение которых приводит к изученным в настоящей работе нарушениям в разных донорских областях.

3. Для объективной количественной оценки стабильности оперированного коленного сустава после артроскопической реконструкции ПКС может быть успешно применен предложенный нами механический измеритель передне-заднего смещения голени, обеспечивающий приемлемую погрешность измерений и возможность проведения исследования в динамике.

4. Программу послеоперационной реабилитации пациентов, перенесших артроскопическую пластику ПКС, следует индивидуализировать с учетом периодов восстановления функции коленного сустава, видов и стадий перестройки использованного пластического материала, а также функциональных запросов больных. Для этого может быть использовано подготовленное нами руководство для пациентов «Восстановительное лечение после реконструкции передней крестообразной связки коленного сустава».

Список работ, опубликованных по теме диссертации 1. Трачук, А.П. Ревизионные операции после реконструкции передней крестообразной связки (тезисы) /А.П. Трачук, Р.М. Тихилов, Т.В. Серебряк, О.Е. Богопольский // Травматология и ортопедия России.

– 2006, № 2. – С. 285.

2. Тихилов, Р.М. Электромиографическое исследование мышц бедра у больных с реконструкцией передней крестообразной связки (тезисы) / Р.М. Тихилов, К.П. Белый, А.П. Трачук, Т.В. Серебряк // Травматология и ортопедия России – 2006, № 2. – С. 281.

3. Тихилов, Р.М. Использование УЗИ в оценке структурного состояния донорского места после артроскопической реконструкции передней крестообразной связки средней третью связки надколенника / Р.М. Тихилов, Е.Н. Пугачева, А.П. Трачук, Т.В. Серебряк, Ю.Б. Силина // 11-ый Российский национальный конгресс «Человек и здоровье». – СПб- 2006. - С.- 51.

4. Серебряк, Т.В. Восстановление мышц бедра после артроскопической реконструкции передней крестообразной связки связкой надколенника / Т.В. Серебряк, Р.М. Тихилов, В.А. Жирнов, А.П. Трачук, К.П. Белый// Седь мая городская научно-практическая конференция, «Медицинская реабилитация пациентов с патологией опорно-двигательного аппарата и нервной системы» - Москва. - 2006 г.-С. 167-168.

5. Пугачева, Е.Н. УЗИ регенерации донорского места после артроскопической реконструкции передней крестообразной связки связкой надколенника / Е.Н. Пугачева, Т.В. Серебряк, Ю.Б. Силина // Невский радиологический форум, «Новые горизонты». - СПб –2007. - С.-153.

6. Тихилов, Р.М. Результаты реконструкции передней крестообразной связки с использованием различных сухожильных трансплантатов / Р.М. Тихилов, И.А. Кузнецов, А.П. Трачук, Т.В. Серебряк // Материалы VII Конгресса Российского Артроскопического Общества. - М-2007. - С. 26.

7. Тихилов, Р.М. Использование УЗИ в оценке структурного состояния донорского места после артроскопической реконструкции передней крестообразной связки / Р.М. Тихилов, А.П. Трачук, Т.В. Серебряк, Ю.Б. Силина, Е.Н. Пугачева, С.Я. Ледяева // Материалы VII Конгресса Российского Артроскопического Общества. - М-2007. - С. 27.

8. Трачук, А.П. Причины несостоятельности передней крестообразной связки / А.П. Трачук, P.M. Тихилов, Т.В. Серебряк, O.E. Богопольский // Материалы VII Конгресса Российского Артроскопического Общества. - М-2007.

- С.27-28.

9. Тихилов, Р.М. Устройство для исследования переднезадней нестабильности коленного сустава / Р.М. Тихилов, А.П. Трачук, В.Н. Береснев, Т.В. Серебряк //Травматология и ортопедия России. – 2008. - №4.

– С. 95-99.

10. Тихилов, Р.М. Восстановительное лечение после реконструкции передней крестообразной связки коленного сустава /Р.М. Тихилов, А.П. Трачук, О.Е. Богопольский, Т.В. Серебряк: руководство для пациентов. – СПб., 2009. – 32 с.

11. Патент РФ № 2336816, МПК8А 61В 5/103. Устройство для исследования переднезадней нестабильности коленного сустава / Тихилов Р.М., Трачук А.П., Береснев В.Н., Серебряк Т.В., Богопольский О.Е. - Бюл. № 30. - 27.10.2008.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.