WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ТАРАСОВ Михаил Алексеевич

АНАЛИЗ ЭПИЗООТОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ

ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ОЧАГОВ ОПАСНЫХ ЗООНОЗНЫХ

ИНФЕКЦИЙ ВИРУСНОЙ И БАКТЕРИАЛЬНОЙ ЭТИОЛОГИИ

14.02.02 - эпидемиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Саратов – 2012

Работа выполнена в Федеральном казенном учреждении здравоохранения «Российский научно-исследовательский противочумный институт «Микроб» Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека

Научный консультант:                

доктор биологических наук, профессор Попов Николай Владимирович

Официальные оппоненты:

Адамов Алексей Константинович, доктор медицинских наук, профессор, ФКУЗ «Российский научно-исследовательский противочумный институт «Микроб» Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, главный научный сотрудник лаборатории патогенных вибрионов

Вержуцкий Дмитрий Борисович, доктор биологических наук, ФКУЗ «Иркутский научно-исследовательский противочумный институт Сибири и Дальнего Востока» Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, главный научный сотрудник зоолого-паразитологического отдела

Котти Борис Константинович, доктор биологических наук, профессор, ФКУЗ «Ставропольский научно-исследовательский противочумный институт» Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, ведущий научный сотрудник лаборатории медицинской паразитологии

Ведущая организация: Федеральное казенное учреждение здравоохранения «Волгоградский научно-исследовательский противочумный институт» Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

Защита диссертации состоится «____»______________2012 г. в « » часов

на заседании диссертационного совета Д 208.078.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук при Федеральном казенном учреждении здравоохранения «Российский научно-исследовательский противочумный институт «Микроб» Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 410005, г. Саратов, ул. Университетская, д. 46.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Федерального казенного учреждения здравоохранения  «Российский научно-исследовательский противочумный институт «Микроб»

Автореферат разослан «____»______________2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор биологических наук,

старший научный сотрудник  Слудский Александр Аркадьевич

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Повышение эффективности эпизоотологического мониторинга природных и антропоургических очагов опасных зоонозных, социально значимых инфекций на территории Российской Федерации требует получения качественно новой информации о структурно-функциональной организации, сезонной и многолетней динамике их паразитарных систем. Согласно «Прогнозу развития медицинской науки на период до 2025 г.» [Москва, 2007] именно совершенствование мониторинга природных очагов возбудителей инфекционных болезней вирусной и бактериальной этиологии позволит в обозримом будущем снизить уровень заболеваемости и, соответственно, экономические затраты по их профилактике и лечению. Для достижения этой цели необходимо, в первую очередь, значительно повысить контроль за состоянием популяций основных носителей и переносчиков возбудителей опасных зоонозных инфекций, обеспечить разработку современных методов прогнозирования эпизоотической и эпидемической активности их природных очагов, усовершенствовать методы оценки эпизоотического потенциала и эпидемической опасности очаговых территорий [Кутырев В.В. и др., 2001; Онищенко Г.Г. и др., 2000, 2006а, 2006б, 2007, Топорков А.В. и др., 2009]. Все эти направления оптимизации системы эпидемиологического надзора за природными очагами опасных зоонозных инфекций, органически входят в Отраслевую научно-исследовательскую программу «Научные исследования и разработки с целью обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия и снижения инфекционной заболеваемости в Российской Федерации (на 2011-2015 гг.)». При этом успешное решение проблемных вопросов во многом определяется степенью изученности эпизоотологической значимости популяционных факторов, определяющих, в целом, сезонную и многолетнюю динамику потенциальной эпидемической опасности природных очагов опасных зоонозных инфекций. В этом плане особую актуальность представляет расшифровка механизмов комплексного действия популяционных, климатических, антропогенных, гелиофизических факторов на пространственно-биоценотическую структуру природных очагов опасных зоонозных инфекций, их эпизоотическую активность и потенциальную эпидемическую опасность. Установление эпизоотологической значимости популяционных характеристик доминирующих видов носителей и переносчиков возбудителей опасных зоонозных инфекций, открывает перспективу количественной оценки эпизоотического потенциала их природных и антропоургических очагов, как основы для эффективного управления состоянием их паразитарных систем, оперативного снижения потенциальной эпидемической опасности очаговых территорий. Выполненные ранее фундаментальные исследования природной очаговости зоонозов [Павловский Е.Н., 1939; Ралль Ю.М., 1965; Калабухов Н.И., 1972; Петров П.А., 1972; Жовтый И.Ф., 1977; Кучерук В.В., 1977; Литвин В.Ю., 1979; Корнеев Г.А., 1986; Адамович В.Л., 1989; Дятлов А.И., 1999; Классовский Н.Л. и др., 1999; Бернштейн А.Д. и др., 2004; Коренберг Э.И., 1981, 2000, 2010] обосновали основные принципы ландшафтной эпидемиологии и анализа эколого-эпизоотологических данных, создали научную основу их широкого внедрения в практику эпидемиологического надзора в природных очагах опасных зоонозных инфекций. Причем основные особенности сезонной и многолетней динамики паразитарной системы их природных очагов неизменно служили основой стратегии и тактики организации и проведения противоэпидемических работ [Фенюк Б.К., 1939; Иофф И.Г., 1941; Эйгелис Ю.К., 1980; Слудский А.А., 2003, Вержуцкий Д.Б., 2005 и др.]. С целью дальнейшего совершенствования системы эпидемиологического надзора и разработки современной системы мер неспецифической профилактики опасных зоонозных инфекций нами выполнена комплексная оценка эпизоотологической значимости широкого спектра популяционных факторов в функционировании их природных очагов (чумы, геморрагической лихорадки с почечным синдромом - ГЛПС) на территории России, стран ближнего и дальнего зарубежья.

Цель работы. Совершенствование системы эпидемиологического надзора в природных и антропоургических очагах опасных зоонозных инфекций вирусной и бактериальной этиологии и разработка современной стратегии и тактики их неспецифической профилактики.

Основные задачи исследования:

  1. Установить эпизоотологическую и эпидемиологическую значимость основных популяционных характеристик носителей и переносчиков опасных зоонозных инфекций в природных очагах чумы на территории России и Казахстана.
  2. Определить роль антропогенных, природных и популяционных факторов в формировании биоценотической структуры и сохранения постоянной эпизоотической активности антропоургических очагов чумы Вьетнама.
  3. Выявить основные эпизоотологические особенности функционирования природных очагов ГЛПС на территории Приволжского федерального округа и разработать методы количественной оценки их потенциальной эпидемической опасности.
  4. Усовершенствовать методы оценки состояния паразитарной системы природных очагов опасных зоонозных инфекций, обосновать эпизоотологическую значимость степени агрегированности популяций, внутривидовых и межвидовых контактов носителей опасных зоонозных инфекций вирусной и бактериальной этиологии.
  5. Разработать методы применения эпизоотологических показателей для целей краткосрочного и долгосрочного эпизоотологического прогнозирования, оценки состояния эпизоотического потенциала очагов опасных зоонозных инфекций.
  6. Усовершенствовать тактику и методику эпизоотологического мониторинга природных и антропоургических очагов опасных зоонозных инфекций бактериальной и вирусной этиологии.
  7. Усовершенствовать методы и тактику контроля численности носителей опасных зоонозных инфекций, повысить эффективность проводимых противоэпидемических мероприятий.

Научная новизна и теоретическая значимость. Усовершенствована система эпидемиологического надзора в природных и антропоургических очагах опасных зоонозных инфекций бактериальной и вирусной этиологии на территории Российской Федерации. Установлен механизм действия популяционных факторов на эпизоотический потенциал и эпизоотическую активность природных и антропоургических (синантропных) очагов вирусной и бактериальной этиологии. Создана методологическая основа использования эпизоотологических показателей для прогнозирования эпизоотической и эпидемической активности их природных очагов, оценки потенциальной эпидемической опасности очаговых территорий, разработки современной системы эпизоотологического мониторинга и противоэпидемических мероприятий.

Показано, что динамика показателей численности и инфицированности возбудителями опасных зоонозных инфекций носителей и переносчиков в сезонном и многолетнем аспектах играет определяющее значение в динамике активности полигостальных и поливекторных очагов зоонозов, особенно вирусной этиологии. Установлена прямая зависимость интенсивности эпизоотий от агрегированности популяций носителей, т.к. именно в демах и парцеллах контакты между носителями носят наиболее интенсивный характер. Показано, что на фазе пика и последующего падения численности популяций носителей зоонозных инфекций возрастает частота их половых и других внутри- и межпопуляционных контактов, что способствует росту интенсивности эпизоотического процесса и возникновению эпидемических осложнений. При этом наибольшее значение имеет половой и возрастной состав популяций носителей, динамика их суточной активности. В частности обосновано, что чем больше взрослых самцов в популяции, тем выше вероятность развития эпизоотии. Выяснено, что экспериментальное нарушение ольфакторных сигнальных полей вызывает стресс у животных с изменением поведенческих реакций и основных популяционных характеристик носителей, что приводит к снижению их численности. Впервые установлена роль некрофагии (в том числе каннибализма) в эпизоотических проявлениях ГЛПС. При этом показано, что показатель некрофагии достоверно отличается в различных местообитаниях мелких млекопитающих. Изучены связи динамики эпизоотической активности и эпизоотического потенциала очагов с динамикой заболеваемости опасными зоонозами.

Полученные результаты расширяют современные теоретические представления о роли популяционных факторов в формировании и функционировании природных и антропоургических очагов опасных зоонозных инфекций, позволяют рекомендовать в практику новые методы оценки количественных показателей состояния их эпизоотического потенциала и эпидемической опасности. Предложены новые показатели суточной, сезонной и миграционной активности носителей и переносчиков инфекций; показатель оседлости мелких грызунов; показатель внутри- и межвидовых контактов. Апробирован метод цветных маркеров, моделирующий распространение носителями различных инфекций из одних биотопов в другие; модифицирован метод изучения вертикального распределения мелких млекопитающих в лесных биотопах. Разработаны и апробированы методы краткосрочного и долгосрочного прогнозирования эпизоотической и эпидемической обстановки в природных очагах опасных зоонозных инфекций. Усовершенствованы методы и тактика эпизоотологического мониторинга сочетанных очагов опасных зоонозных инфекций бактериальной и вирусной этиологии. Обоснованы наиболее эффективные меры неспецифической профилактики зоонозных инфекций в природных и антропоургических очагах, в том числе разработан метод анализа функционирования точек долговременного отравления носителей.

Практическая значимость и формы внедрения. В результате выполненных исследований повышена эффективность эпидемиологического надзора в природных и антропоургических очагах опасных зоонозных инфекций на территории Российской Федерации, разработана современная тактика их неспецифической профилактики, усовершенствованы методы оценки состояния эпизоотического потенциала, эпидемической опасности, организации и проведения эпизоотологического мониторинга очаговых территорий. Материалы работы внедрены в практику в форме ряда учебных пособий для высших учебных заведений и программ курсов специализации биологов учреждений Роспотребнадзора, направленных на обеспечение эпидемиологического благополучия по опасным зоонозным инфекциям на территории Российской Федерации, совершенствование тактики эпизоотологического обследования очагов зоонозов, повышение эффективности управления численностью проблемных биологических видов, расширение спектра задач анализа эколого-эпизоотологических данных. Полученные результаты позволяют значительно оптимизировать весь комплекс профилактических противоэпидемических мероприятий, существенно уменьшить финансовые и материальные затраты на проведение этих работ.

Результаты исследований положены в основу нормативно-методических документов межгосударственного, федерального, регионального и учрежденческого уровней (всего 18), регламентирующих организацию и проведение эпидемиологического надзора в очагах опасных природно-очаговых инфекционных болезней вирусной и бактериальной природы на территории Российской Федерации, в том числе:

Документы межгосударственного уровня внедрения:

  1. Профилактика и борьба с заразными болезнями, общими для человека и животных. 16. Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом. Санитарные правила СП 3.1.099-96. - М., 1996.
  2. Методические рекомендации по проведению эпизоотологического обследования и профилактических мероприятий в очагах чумы Вьетнама. – Утверждены директором Приморского отделения Тропического центра РАН 05.06.1996 г. – Нячанг, 1996.
  3. Методические указания «Отлов, учет и прогноз численности мелких млекопитающих и птиц в природных очагах инфекций» (внедрены в практику санитарно-эпидемиологических служб стран СНГ, утверждены на XVII заседании Совета по сотрудничеству в области здравоохранения Содружества независимых государств 3-4 июня 2005 г. - Душанбе, Республика Таджикистан, 2005).

Документы федерального уровня внедрения:

  1. Методические рекомендации «Комплексные мероприятия по профилактике геморрагической лихорадки с почечным синдромом (ГЛПС) в лесной и лесостепной зонах Среднего Поволжья». МР 01-19/23-17. - М., 1994 г.
  2. Методические рекомендации по анализу эффективности работы точек долговременного отравления грызунов и проведению дератизационных мероприятий в очагах зооантропонозов (на примере геморрагической лихорадки с почечным синдромом). МР 01-19/134-17. – М., 1995.
  3. Методические указания «Отлов, учет и прогноз численности мелких млекопитающих и птиц в природных очагах инфекций». МУ 3.1.1029-01. - М, 2002.
  4. Коллективное учебное пособие «Экологический мониторинг». Часть V. – Нижний Новгород: Изд-во Нижегородского госуниверситета, 2003. – С. 269-279.
  5. Методические указания «Эпидемиологический надзор за туляремией». МУ 3.1.2007-05. – М., 2005.
  6. Методические рекомендации «Организация мониторинга заносов и распространения гриппа птиц в природных условиях на территории Российской Федерации». – М.: Издание официальное. – 2006. – 30 с.
  7. Методические указания «Проведение экстренных мероприятий по дезинсекции и дератизации в природных очагах чумы на территории Российской Федерации». МУ 3.1.2565-09. - М., 2009.
  8. Программа курсов специализации биологов учреждений Роспотребнадзора по особо опасным и природно-очаговым зоонозам. Утверждена Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 11.11. 2010 г.
  9. Коллективное монографическое учебное пособие «Управление численностью проблемных биологических видов» в 3-х томах. - М.: Изд-во Института пест-менеджмента. - 2011. - Т. 3. Дератизация. – 220 с.

  Документы регионального уровня внедрения:

  1. Методические рекомендации по проведению противоэпидемических мероприятий в природных очагах ГЛПС в зеленой зоне г. Саратова. - Утверждены заведующим горздравотделом г. Саратова 5 июля 1986 г. - Саратов, 1986.
  2. Методические рекомендации по проведению эпизоотологического обследования природных очагов геморрагической лихорадки с почечным синдромом (ГЛПС) в Саратовском Поволжье. – Утверждены Министром здравоохранения Саратовской области 28.07.1998 г. - Саратов, 1998.
  3. Методические рекомендации по проведению дератизационных мероприятий в очагах геморрагической лихорадки с почечным синдромом (ГЛПС) в зимний период. – Утверждены Министром здравоохранения Саратовской области 28.07.1998 г. - Саратов, 1998.
  4. Методические рекомендации «Неспецифическая профилактика геморрагической лихорадки с почечным синдромом в Республике Башкортостан». Утверждены Главным государственным санитарным врачом Республики Башкортостан 01.02.2010.

Документы учрежденческого уровня внедрения:

  1. Методические рекомендации «Определение количественных показателей состояния природных очагов геморрагической лихорадки с почечным синдромом и туляремии». Утверждены директором РосНИПЧИ «Микроб» 17.04.2008. - Саратов, 2008.
  2. Методические рекомендации «Эпидемиологический надзор в сочетанных природных очагах чумы и других опасных инфекционных болезней бактериальной, риккетсиозной и вирусной этиологии в Северо-Западном Прикаспии», Утверждены директором РосНИПЧИ «Микроб» 21.04.2010. - Саратов, 2010.

Основные положения, выносимые на защиту:

    1. Современная тактика эпизоотологического мониторинга природных и антропоургических очагов опасных зоонозных инфекций вирусной и бактериальной природы, определяется, в целом, результатами анализа эпизоотологических показателей, определяющих эпизоотический потенциал, эпизоотическую активность и потенциальную эпидемическую опасность очаговых территорий.
    2. Популяционные факторы характеризуются высокой эпизоотологической и эпидемиологической значимостью, служат основой для повышения эффективности методов контроля состояния паразитарных систем и эпизоотической активности природных и антропоугических очагов опасных зоонозных инфекций, разработки прогнозов их сезонной и многолетней эпизоотической активности.
  1. Природные очаги ГЛПС, расположенные в различных ландшафтно-географических зонах Приволжского федерального округа, характеризуются различным эпизоотическим потенциалом и эпидемической активностью. При этом наиболее высокие значения заболеваемости характерны для природных очагов ГЛПС в зонах хвойных и широколиственных лесов.
  2. Антропоургические очаги чумы Вьетнама являются полигостальными и моновекторными. Выраженная неустойчивость их паразитарной системы определяет принципиальную возможность их оздоровления методами неспецифической профилактики.
  3. Внедрение в практику метода точек долговременного отравления (ТДО) грызунов в природных очагах опасных зоонозных инфекций значительно повысило эффективность полевой дератизации, в первую очередь - при создании защитных зон, обусловило длительный эффект снижения потенциальной эпидемической опасности очаговых территорий.

Апробация работы.

Материалы диссертации представлены и доложены на международных, федеральных и региональных научных форумах, в том числе:

- на международных конференциях (II-VIII cъезды ВТО, Москва, 1978-2007; Всесоюзное совещание «Экологические основы рационального использования и охраны хищных млекопитающих СССР», Москва, 1978; Пятое Всесоюзное совещание по грызунам, Саратов, 1980; Четвертое Всесоюзное совещание «Вид и его продуктивность в ареале», Свердловск, 1984; Шестое Всесоюзное совещание по грызунам, Ленинград, 1984; Третья Всесоюзная школа по экологии горных видов млекопитающих, Нальчик, 1984; Всесоюзное совещание по проблеме кадастра и учета животного мира, Москва, 1986; Всесоюзное совещание «Влияние антропогенной трансформации ландшафта на население наземных позвоночных животных», Москва, 1987; III Всесоюзное совещание «Песчанки – важнейшие грызуны аридной зоны СССР», Ташкент, 1989; XII Всесоюзная конференция по природной очаговости болезней, Москва, 1989; Международное совещание «Диагностика, лечение и профилактика опасных инфекционных заболеваний. Биотехнология. Ветеринария», Киров, 1998; Международ. научно-практич. конф. «Проблемы санитарно-эпидемиологической охраны территории стран Содружества Независимых Государств», Саратов,1998; «Биоресурсы и биоразнообразие экосистем Поволжья: прошлое, настоящее, будущее»: Матер. международ. совещ., Саратов, 2005; VIII Межгосударственная научно-практическая конференция государств-участников СНГ, Саратов, 2007; XXI Международная научная конференция «Математические методы в технике и технологиях – ММТТ-21», Саратов, 2008);

- на конференциях федерального уровня (Республиканская научно-практич. конф. «Актуальные вопросы изучения клещевого энцефалита и геморрагической лихорадки в их природных очагах», Ижевск, 1990; Научно-практич. конф., посвященная 100-летию образования противочумной службы России, Саратов, 1997; Республиканская науч. конф. «Экологические и социально-гигиенические аспекты окружающей человека среды», Рязань, 2001; Первое Всероссийское совещ. по кровососущим насекомым, Санкт-Петербург, 2006);

- на конференциях регионального уровня (Научно-практич. конф. Саратовского государственного зоовет. ин-та, Саратов, 1985; Итоговая научно-практич. конф. РосНИПЧИ «Микроб», Саратов, 1986-2012; Регион. совещ. по эпизоотологии туляремии, Саратов, 1989; Регион. совещ. противочумных учреждений по эпидемиол., эпизоотол. и профилактике особо опасных инфекций, Куйбышев, 1990; Науч. конф. «Фундаментальные и прикладные исследования саратовских ученых для процветания России и Саратовской губернии», Саратов, 1999; Школа-совещ. эпидемиологов и инфекционистов Пермского края, Пермь, 2007).

  Работа выполнялась в рамках государственных плановых тем (всего 13):

НИР 009-1-83 «Изучение эпидемического потенциала природных очагов чумы и усовершенствование управления профилактическими мероприятиями на основе эксплуатации информационно-поисковой системы».

НИР 001-И «Комплексное изучение условий непостоянного пассирования возбудителя чумы в природных очагах».

НИР 047-1-87 «Изучение факторов природной очаговости и эпидемиологии ГЛПС в Саратовской области».

НИР Эколан-М.1.1. «Изучение очаговости и эпидемиологии чумы на плато Тай Нгуен (Южный Вьетнам)».

НИР 043-1-88 «Динамика эпизоотической активности природных очагов чумы на основе современных данных их паспортизации на территории СССР».

НИР 050 -1- 89 «Изучение механизма возникновения и развития эпизоотий в природных очагах чумы».

НИР 057-1-90 «Выявление природных очагов арбовирусных инфекций на территории Саратовской и Кзылординской (Туркменистан) областей».

НИР 058-1-90 «Комплексное изучение условий непостоянного пассирования возбудителя чумы в Среднеазиатском пустынном очаге».

НИР 034-1-94 «Эколого-эпизоотологический и эпидемиологический мониторинг природных очагов зоонозов Среднего Поволжья».

НИР хоздоговорная «Изучение основных категорий риска заражения людей ГЛПС в Саратовской области и оптимизация эпидемиологического надзора за этой инфекцией».

НИР хоздоговорная «Экологические и эпидемиологические аспекты циркуляции хантавирусов на территории Саратовской области».

НИР 54/НД-2005 «Эколого-эпизоотологическое обследование территорий Новоуренгойского ГХК».

НИР 27-1-06 «Совершенствование эпидемиологического надзора за чумой и другими опасными инфекционными болезнями бактериальной, риккетсиозной и вирусной этиологии в их сочетанных природных очагах в Северо-Западном Прикаспии».

Публикации.

По теме диссертации опубликовано 109 научных работ, в том числе 2 кол-

лективных и 1 авторская монографии, 106 научных статей, в числе которых 28 в изданиях, рекомендованных ВАК РФ, 9 опубликовано в международных изданиях.

Объем и структура диссертации.

Диссертация изложена на 257 страницах текста, состоит из 6 глав, заключения и выводов, содержит 57 таблиц и 41 рисунок. Список цитируемой литературы включает 358 источников, в том числе 43 иностранных.

  Место выполнения работы и личный вклад соискателя.

Основная часть работы выполнена в ФКУЗ «Российский научно-исследовательский противочумный институт «Микроб» Роспотребнадзора. Часть результатов получена при проведении исследований в Совместном Российско-Вьетнамском Тропическом научно-исследовательском и технологическом Центре (Хошимин, Нячанг, Буонматхуот), Тебердинском государственном биосферном заповеднике (Северо-Западный Кавказ) и Саратовском государственном аграрном университете имени Н.И.Вавилова. Личный вклад соискателя состоял в анализе библиографических материалов, планировании и проведении исследований, обработке, анализе и обобщении полученных результатов, их внедрении в практику и оформлении для публикаций.

       ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ        

Обзор литературы (глава 1) основан на анализе 358 источников. Рассмотрены исторические аспекты, современное состояние проблем очаговости зоонозных инфекций в связи с экологией популяций и сообществ и современные направления совершенствования эпидемиологического надзора в природных очагах опасных зоонозных инфекций, повышения эффективности их неспецифической профилактики.

Глава 2. Материал и методы исследований

В сочетанных очагах туляремии и геморрагической лихорадки с почечным синдромом (ГЛПС) Саратовской области исследования проводились как в правобережных (относительно р. Волги), так и в левобережных ландшафтно-эпизоотологических районах на стационарах («Зеленая зона г. Саратова», «Чардым» (правобережье), «Степное», «Иргиз» (левобережье) и экспедиционным порядком (в 36 районах области с 1970 по 2007 г.г.). Обследовались пойменные, байрачные и плакорные леса, лесополосы, берега водоемов, участки целинной степи и полупустыни, агроценозы и прилегающие биотопы.

В Урало-Эмбенском пустынном природном очаге чумы эколого-эпизоотологические исследования выполнялись на базе Карабаусского и Искинского эпидемиологических отрядов в песках Тайсойган и соровом ландшафтно-эпизоотологическом районе в 1985-1987 гг.

В Волго-Уральском степном природном очаге чумы исследования проводились в 1987 г. в Джангалинском районе Уральской области (Республика Казахстан) в окрестностях зимовки Дембей. Стационар – типичная степь с полынно-злаковыми растительными ассоциациями.

В антропоургических (синантропных) очагах чумы крысиного типа Южного Вьетнама исследования проводились в 1991 и 1995-1996 гг. К анализу привлекались также все доступные опубликованные данные. Работа выполнялась в провинциях Куангнам-Дананг, Залай, Контум, Даклак, Донгнай и Кхань Хоа. Большая часть исследований проведена на плато Тай Нгуен (провинция Даклак) в населенных пунктах Дак Мил, Дык Мань, До Ри, Дак Гень, Чи Зут, Крон Но, Нам Да, Там Зянг, Еа Хлео, Крон Бук. В ряде населенных пунктов были созданы эколого-эпизоотологические стационары, в остальных населенных пунктах исследования проводились экспедиционным порядком. В районах исследований выбирались населенные пункты, энзоотичные по чуме, в том числе с ее эпидемическими проявлениями, а также контрольные, где чума либо вообще никогда не регистрировалась, либо проявляла себя 8-10 лет назад.

В процессе работы использовались традиционные и оригинальные демографические, популяционно-экологические, биоценологические, зоопаразитологические, эпизоотологические, эпидемиологические, биохимические, генодиагностические (ПЦР-диагностика), микробиологические и вирусологические методы исследований. Детально отдельные методы и, прежде всего, оригинальные, описаны в соответствующих главах и разделах. В качестве модельных инфекций были выбраны чума и ГЛПС, в отдельных случаях и ряд других вирусных и бактериальных зоонозных инфекций.

Материалы обработаны общепринятыми и оригинальными математическими методами [Плохинский Н.А., 1970; Лакин Г.Ф., 1990].

За период исследований (1970-2007 гг.) отработано более 260 тыс. ловушко-суток, пройдено 2100 км маршрутов по учету численности животных и оценке влияния деятельности человека на очаги зоонозов, добыто разными методами свыше 35000 животных-носителей и переносчиков зоонозных инфекций. Объем материала по каждому разделу исследований представлен в соответствующих главах работы.

Глава 3. Эпизоотологическое и эпидемиологическое значение основных природных факторов и популяционных характеристик носителей в природных очагах геморрагической лихорадки с почечным синдромом (ГЛПС)

Охарактеризована современная эпидемиологическая обстановка по ГЛПС в Приволжском (ПФО) и Уральском (УФО) федеральных округах в 2000-2009 гг. Анализ представленных материалов показывает, что уровень заболеваемости ГЛПС на 100 тыс. населения в ПФО в этот период был в 4 раза выше по сравнению с аналогичным по России.

В Приволжском федеральном округе в 2000-2009 гг. ГЛПС занимала первое место в структуре заболеваемости природно-очаговыми инфекциями (рис. 1).

Нами показаны отличия в активности очагов ГЛПС в ПФО и УФО. Отмечено, что активизация очагов ГЛПС в ПФО наступает через 3-4 года, в Саратовском Поволжье – через 6-7 лет. Установлено, что в границах ПФО наибольшая активность природных очагов ГЛПС характерна для ландшафтно-географических зон широколиственных и хвойно-широколиственных лесов. Выявлены причины выраженной зональной приуроченности активных очагов ГЛПС.

До последнего времени регистрация заболеваемости ГЛПС в ПФО велась и ведется по административно-территориальному принципу в соответствии со структурой здравоохранения. Это обусловлено, прежде всего, удобством финансирования работ по мониторингу очагов этой инфекции. Однако, для познания закономерностей функционирования очагов ГЛПС, необходимо исследовать ландшафтно-геоботанические особенности той или иной территории с учетом основных эколого-эпизоотологических показателей. Различия в активности очагов ГЛПС в этих округах, исходя из наших и литературных данных прошлых лет, сохранятся, видимо, и в последующие годы (рис. 2).

Приведен видовой состав носителей хантавирусов по ландшафтно-географическим зонам. Нами предложена формула для вычисления показателя активности очагов ГЛПС (А), как сумма относительных индексов численности, инфицированности носителей и заболеваемости населения. Установлено, что показатели численности носителей хантавирусов закономерно увеличиваются от полупустыни до зон лесостепи и лесов как в зимне-весенний, так и в летне-осенний периоды – соответственно от 0,8% в пустыне до 17,1% в зоне тайги в первом и от 5,3% до 27,9% (в лесостепи) во втором полугодии. Также отмечено, что в зонах лесостепи, лиственных и смешанных лесов показатели численности мелких млекопитающих во все сезоны отличаются незначительно. При этом в разных ландшафтно-географических зонах выявлены четко выраженные отличия в показателях инфицированности носителей ГЛПС. В частности инфицированных ГЛПС зверьков в полупустынной и степной зонах в первом полугодии не зарегистрировано. Во втором полугодии инфицированные ГЛПС грызуны отмечены лишь в степной зоне (5,9%). Причем достоверных различий в инфицированности мелких млекопитающих в лесостепи, лиственных и смешанных лесах, с одной стороны, и таежной зоне, с другой, в первом полугодии не обнаружено (соответственно 8,3% и 9,9%). Однако во втором полугодии в вышеперечисленных ландшафтах эти различия достоверны по второму критерию Стьюдента (5,2% и 11,9% соответственно, td =2,7, tst=2,7, v =36).

Средние многолетние показатели заболеваемости в зонах тайги и южных лесов достоверно не отличаются. Напротив, их значения в зоне тайги многократно превышают таковые в зонах полупустыни и степи. При этом динамика активности очагов в зоне тайги имеет 3-х летнюю цикличность.

На основании результатов выполненных исследований нами отмечено, что важнейшими условиями формирования стойких природных очагов ГЛПС в Евразии являются: 1) наличие в экосистемах (паразитарных системах) хантавирусов разных видов и серотипов и природных резервуаров сохранения инфекции; 2) наличие больших массивов многоярусных высокобонитетных широколиственных и смешанных лесов с обилием экотонов, достаточно протяженных лесополос со зрелым древостоем; 3) широкий спектр носителей инфекции с доминированием серых и лесных полевок, домовых, полевых, лесных и желтогорлых мышей и др. 4) определенные климатические особенности (температура воздуха, количество дней с осадками, показатель увлажненности биотопов, характерные для широтной зоны ареала хантавирусов (от 40о до 69о с.ш.). В частности выяснено, что формирование высоко активных природных очагов ГЛПС с выраженной цикличностью и периодическими эпидемическими проявлениями вспышечного характера на территории ПФО, УФО и Саратовского Поволжья обусловлено, кроме вышеперечисленных факторов, разнообразием благоприятных местообитаний и видового состава носителей, прежде всего мелких млекопитающих, высокой и быстро восстанавливающейся их численностью после непродолжительных депрессий, благоприятными для возбудителя и носителей инфекции погодно-климатическими факторами, особенно увлажненностью биотопов в весенний и осенний периоды, сравнительно умеренно морозными и многоснежными зимами, быстрым переходом отрицательных температур к положительным в весенний период.

Рассмотрены принципы ландшафтно-эпизоотологического районирования энзоотичных по ГЛПС территорий (на примере Саратовской области). Выполненный анализ позволяет считать, что в Саратовской области высокоактивные природные очаги ГЛПС приурочены, в основном, к ландшафтам

лесолугостепи и северной степи (в целом 37 % территории области). Энзоотичные по ГЛПС ландшафты луговой и типичной степи, занимающие 42 % территории области, характеризуются  низкой  эпизоотической  активностью  очагов ГЛПС. В

Рисунок 1 - Структура заболеваемости особо опасными инфекциями в Приволжском федеральном округе, 2000-2009 гг. В цифрах абсолютное количество заболевших за этот период.

Рисунок 2 - Средние показатели активности очагов ГЛПС в ПФО и УФО в 2008 и 2009 гг.

аридных ландшафтах сухой степи и полупустыни (в целом около 20 % территории области) природные очаги ГЛПС малоактивны и практически не изучены. Нами выявлены типы биотопов, наиболее предпочитаемые здесь носителями вируса ГЛПС.

В очагах ГЛПС на территории Саратовской области за период с 1970 по 2006 год отмечен 81 вид млекопитающих – реальных и потенциальных носителей вируса этого зооноза. Из 81 вида млекопитающих области на антиген вируса ГЛПС был исследован 31 вид (38,3 %), в том числе с положительным результатом – 13 (41,9 %) от общего числа исследованных, включая 4 вида насекомоядных (30,8 %) и 9 видов грызунов (69,2 %). Из них основным носителем оказался 1 вид – рыжая полевка – 7,7 %, дополнительными – 7 видов (53,8 %), второстепенными – 2 вида (15,4 %) случайными – 3 вида (23,1 %). Этот анализ проведен нами впервые.

На примере природных очагов ГЛПС на территории Саратовской области нами впервые, по многолетним данным, показано, что наиболее инфицированы хантавирусом домовая мышь, рыжая и обыкновенная полевки - соответственно 26,4 ± 3,6, 17,1 ± 1,4 % и 10,0 ± 2,0 %. По нашим наблюдениям, самцы грызунов более инфицированы вирусом лихорадки, чем самки (соответственно 13,5 ± 1,0 % и 8,4 ± 0,8 %), что установлено нами впервые.

Предполагается весьма важная роль в эпизоотологии ГЛПС популяций воробьиных птиц, однако до сих пор не выяснено наличие вируса в экскретах пернатых. Решение этой проблемы в ближайшее время не вызывает сомнений.

Для интегрированной оценки воздействия осадков на популяции мелких млекопитающих и их кормовую базу нами предложен показатель увлажненности (Р), вычисляемый по формуле P = N/m, мм, где N – сумма осадков (мм) за все месяцы, предшествующие учету численности животных; m – число дней с осадками за тот же период. Этот показатель предложен нами впервые.

Анализ влияния фактора Р на численность носителей вируса ГЛПС (n) свидетельствует о положительной значительной корреляционной связи между этими величинами (рис. 3).

Увеличение показателя увлажненности биотопов ведет к росту численности мелких млекопитающих. При этом индекс Р может служить как вектором изменений численности носителей ГЛПС (качественная связь), так и характеристикой ее уровня (количественная связь). Это имеет важное значение при краткосрочном и среднесрочном прогнозировании динамики численности мелких млекопитающих. Высокие значения коэффициентов корреляции между явлениями и процессами с установлением периодичности последних позволяют с достаточной для проведения противоэпидемических мероприятий точностью прогнозировать развитие эпизоотологической и эпидемиологической обстановки.

Для оценки эпизоотического потенциала очагов ГЛПС (ЭПО, %) нами предложена формула:

ЭПО = (N1 I1 + N2 I2+ …Nn In) 100, где:

N1,2…n – показатель численности каждого вида носителя вируса ГЛПС за определенный период (вычисляется в долях делением числа отловленных особей каждого вида на количество отработанных в период учета ловушко-суток);

I1,2…n – показатель инфицированности вирусом ГЛПС каждого вида носителя за тот же период (вычисляется в долях делением количества инфицированных особей на число исследованных зверьков).

Установлено, что индекс ЭПО колеблется в разные годы, сезоны и на различных территориях Саратовской области от 1,7 до 17,4 %, а в среднем для области составляет 6,0 %. С 1982 по 2000 год он лишь однажды в 1996 г. был близок к нулю.  Соответственно  в этот год отмечалась наименьшая заболеваемость

Рисунок 3 - Динамика показателей численности мелких млекопитающих (n, %, 1) в наиболее предпочитаемых ими недератизированных биотопах Саратовского Поволжья и показателя увлажненности биотопов (Р, 2).Условные обозначения: линия 3 средняя для n и Р; в весна; о осень.

людей, составившая 0,2 на 100 тыс. населения. При этом показано, что сезонные отличия ЭПО в целом по области незначительны: (6,9±2,6) в первом полугодии и (7,3±2,4) % - во втором. Хотя в период первых эпидемических проявлений ГЛПС вспышечного характера в 1986 и 1992 гг. ЭПО был значительно выше в весенне-летний период по сравнению с другими сезонами, а в последующие годы – в осенне-зимний. Также установлена сильная положительная корреляционная связь между ЭПО и уровнем заболеваемости населения ГЛПС, определенная методом непараметрического корреляционного анализа Спирмена (r ± mr = 0,76 ± 0,16, при n = 19, tr = 4,75 и P < 0,001). Причем отмечено, что эпидемические проявления ГЛПС вспышечного характера наблюдаются при значениях ЭПО, превышающих средний многолетний уровень в 2 раза и более, то есть выше 12%. Этот факт отмечается нами впервые. Установлена также цикличность динамики показателя ЭПО и заболеваемости населения ГЛПС в Саратовском Поволжье. В частности показатель ЭПО превышает среднюю многолетнюю величину через 2-7 лет, а показатель заболеваемости – через 6-7 лет (рис. 4).

Нами также показана эпизоотологическая значимость хищников-миофагов в очагах ГЛПС и сочетанных с ними других зоонозных инфекционных болезней. Установлено эпизоотологическое значение хоминга носителей зоонозных инфекций, как одного из факторов поддержания энзоотии того или иного зооноза, в том числе ГЛПС. Нами впервые обоснована перспективность использования метода  цветных  маркеров в изучении  подвижности  носителей. Проведен анализ

влияния климатических и космических факторов на состояние численности мелких млекопитающих – носителей зоонозных инфекций в Саратовском Поволжье.

Рисунок 4 - Динамика интенсивного показателя (ИП) заболеваемости (1) населения ГЛПС (на 100 тыс. чел.) и эпизоотического потенциала очагов (2) этой инфекции (ЭПО) на территории Саратовской области. Средние многолетние значения этих показателей: 3 ИП, 4 ЭПО.

Глава 4. Роль антропогенных, природных экологических и популяционных факторов в формировании биоценотической структуры и поддержании эпизоотической активности антропоургических и природных очагов чумы

В период исследований во Вьетнаме установлено наличие активных влажнотропических антропоургических очагов чумы крысиного типа в 9 из 37 провинций страны. В настоящее время очаги активны лишь на северо-западе Южного Вьетнама в провинциях Залай и Контум. Из 27 видов мелких млекопитающих, отловленных в очагах чумы и на прилегающей территории, контакт с возбудителем этой болезни отмечен у 19 видов. Нами установлено, что два синантропных вида - малая (Rattus exulans) и гималайская (Rattus nitidus) крысы являются основными, а два других синантропных вида – серая крыса (R. norvegicus) и домовая землеройка-многозубка (Suncus murinus) – второстепенными носителями чумного микроба. Эвритопная черная крыса (R. rattus) отнесена нами к дополнительным носителям чумы, однако этот вид в населенных пунктах может при определенных условиях переходить в группу основных носителей. Причем зараженных (переболевших) животных наиболее часто регистрировали именно среди синантропных грызунов и их блох.

Контакт с чумой остальных видов (диких) мелких млекопитающих отмечался спорадически. При этом во всех случаях в населенных пунктах, расположенных в окружении природных биотопов, в этот период имели место острые разлитые эпизоотии среди синантропных видов грызунов.

Нами выяснено, что все синантропные виды грызунов могут вовлекаться в эпизоотии чумы, причем в разные годы и сезоны основными носителями этой инфекции могут выступать разные виды грызунов, а показатель зараженности чумой второстепенных носителей может быть выше такового основных носителей чумы. Последняя особенность отмечалась и другими исследователями в эндемичных очагах чумы Средней Азии [Бурделов Л.А., 1999]. В этой связи инфицированность разных видов грызунов не всегда отражает их роль в эпизоотологии чумы: инфицированность животных при низкой численности вида или малом числе особей в исследованных пробах может быть очень высокой. Только при использовании репрезентативных выборок можно обеспечить достоверность результатов анализа.

Нами установлено, что единственный вид, который встречается повсеместно, как в населенных пунктах и агроценозах, так и в природных биотопах – это полиморфная черная крыса (R. rattus). Экологически близки к черной крысе два вида бандикот – Bandicota savilei и B. indica, которые не отмечены только в тропическом лесу. Остальные дикоживущие виды, как правило, малочисленны и заселяют определенные биотопы (различные типы тропического леса и саванны).

Также показано, что доминирующим видом среди мелких млекопитающих в очагах чумы Южного и Среднего Вьетнама является облигатно синантропная малая крыса – 38,8 % от общего количества добытых зверьков всех видов и 68,7 % от количества зверьков 7 видов, добытых в населенных пунктах. Об этом же свидетельствуют и литературные данные [Сунцов В.В., 1993; Dang Tuan Dat et al., 1985, 1995; Ly Thi Vi Huong, 1995]. Субдоминантом первого порядка в населенных пунктах является гималайская крыса – 14,4 %, субдоминантом второго порядка в этих же биотопах - черная крыса – 8,0%. Индексы доминирования серой крысы и домовой землеройки на энзоотичной по чуме территории составляют соответственно 1,7% и 4,6%. Также отмечено, что чем ближе расположены агроценозы и природные биотопы к населенному пункту, тем богаче в нем видовой состав реальных и потенциальных носителей чумы и тем вероятнее вынос инфекции из населенного пункта.

В результате изучения видового спектра блох фоновых видов грызунов на территориях провинций Даклак, Залай, Контум (плато Тай Нгуен), Кхань Хоа (г.Нячанг) установлено, что основная масса блох на этих территориях сосредоточена в населенных пунктах. Причем в сборах абсолютно преобладает блоха вида Xenopsylla cheopis. Основными хозяевами X. сheopis являются малая и гималайская крысы, а в крупных населенных пунктах – серая и черная крысы, домовая землеройка. Блохи X. сheopis паразитируют также на бандикотах, крайне редко – на желто-коричневой мыши (Мus cervicolor).

Спорадически на мелких млекопитающих в поселках и агроценозах паразитирует блоха Lentistivalius klossi (неэффективный переносчик зоонозных инфекций), которую находили как на синантропных, так и эвритопных видах.

В саваннах, тропических лесах, кроме вышеперечисленных видов блох, зарегистрированы также X. vexabilis и Acropsylla sp., однако численность мелких млекопитающих в природных биотопах очень мала и блохи встречаются редко. Исключение составляет крупная лесная крыса Berylmys berdmorei, на которой сравнительно часто отмечали блоху X. vexabilis.

Полученные результаты подтверждают малочисленность фоновых видов блох. Всего в фауне блох отмечено не менее 40 видов [Сунцова Н.И., 1999] и большинство из них является, видимо, неэффективными переносчиками чумы и других зоонозных инфекций [Ващенок В.С., 1988] за исключением Pulex irritans.

Нами также установлено, что в новых поселках (основанных после 1985 г.) достоверно больше гималайской и черной крыс, чем в старых. Причем перенос животных осуществляет сам человек в процессе транспортировки различных грузов и, прежде всего, сельскохозяйственной продукции. Это подтверждают данные проведенного нами опроса местного населения. Причем показано, что в среднем 72 % перевозимых грузов могут быть родентифицированы. Нами обосновано, что чаще перевозят больных зверьков, так как они малоподвижны и обычно стараются уединиться. В процессе транспортировки или по прибытии в пункт назначения больные грызуны погибают, зараженные блохи X. cheopis уходят с трупов зверьков и нападают на грызунов местного зооценоза, а также на человека, заражают их и в результате может развиться эпизоотия чумы с последующими эпидемическими проявлениями вспышечного характера или спорадическими. Возможно также заражение человека чумой и непосредственно от инфицированных выделениями больных крыс и грызунов объектов. Нами обосновано, что чума постоянно кочует из антропоургических (синантропных) очагов в другие поселения человека, где также могут сформироваться активные очаги чумы крысиного типа. Большое количество случаев транспортировки синантропных носителей чумы и их блох из одного населенного пункта в другой описано в литературных источниках, вышедших в последние годы [Супотницкий М.В., Супотницкая Н.С., 2006; Сунцов В.В. и др, 2011; Pham Van Than, 1991 и др.].

Результаты выполненных исследований пространственной структуры популяций мелких млекопитающих показали, что агрегации носителей чумы в антропоургических очагах не постоянны не только во времени, но и в пространстве. Формирование демов и парцелл зависит здесь от условий обитания зверьков и интенсивности дератизационных работ. При этом установлено, что чем меньше степень агрегированности популяций и плотность населения демо-парцеллярных структур, тем менее «эпизоотична» по чуме территория и меньше вероятность эпидемических проявлений чумы.

На основании сезонных и годовых данных о динамике агрегированности популяций носителей чумы на участках стационарных наблюдений нами разработаны методы краткосрочного прогноза эпизоотической обстановки. В частности показано, что из 48 не агрегированных или слабо агрегированных популяций малой крысы, обследованных в 1996 году, чумной микроб или серопозитивные реакции на чуму в разное время были обнаружены в 4 домах – 8,3 %, а в 16 агрегированных популяциях – в 25,0 % случаев, также 4 дома. Также показано, что с агрегированностью популяций тесно связана частота внутри- и межвидовых контактов носителей чумы. Изучение межвидовых контактов носителей чумы в период до начала развития эпизоотий показали, что чаще всего вступают в контакт малая крыса и домовая землеройка – в среднем 26,7 % от общего количества контактирующих зверьков разных видов, а также домовая землеройка и черная крыса – 30,7 %.

Установлено, что численность блох в жилище человека и в подсобных помещениях значительно ниже, чем на животных-хозяевах, причем имеет место динамика численности этих паразитов по годам. Немного блох и в гнездах грызунов, как невелико и количество гнезд с блохами. Однако в поселках с легкими строениями, имеющими соломенную крышу и земляные полы численность блох, как в постройках, так и в гнездах грызунов значительно выше и, что особенно важно, сравнительно часто встречаются свободно передвигающиеся (субстратные) блохи X. cheopis. В таких домах чаще всего имеют место эпизоотические и эпидемические проявления чумы. При гибели носителей чумы во время эпизоотий численность субстратных блох увеличивается.

Схема формирования антропоургических очагов чумы крысиного типа в условиях Вьетнама приведена на рис. 5. Нами показано, что скорость развития и интенсивность эпизоотического процесса в популяциях грызунов в населенных пунктах зависит, прежде всего, от вирулентности возбудителя; доли восприимчивых и чувствительных к чуме особей в популяции основного носителя; наличия чувствительного к чуме второстепенного носителя или нескольких видов второстепенных носителей чумы; численности блохи X. cheopis; степени воздействия факторов среды, нарушающих специфические и неспецифические механизмы иммунитета у носителей инфекции. Опрос местного населения и материалы местных органов здравоохранения свидетельствуют о том, что наибольшая опасность возникновения эпизоотий чумы создается в населенных пунктах 2-4-летней давности основания, т.к. здесь особенно благоприятны условия для развития эпизоотий (показатели численности малой крысы составляют15% и более, гималайской крысы – 10% и более, обычны блохи крыс; жилища человека и места хранения продуктов грызунопроницаемы).

Нами доказано, что антропоургические очаги чумы во Вьетнаме являются полигостальными и моновекторными и состоят из участков очаговости, вынос инфекции из которых по типу эстафеты осуществляется многочисленными основными и второстепенными носителями и основным переносчиком – блохой X. cheopis, а также человеком при транспортировке различных грузов. Если на новом месте численность носителей и переносчиков невелика или они отсутствуют, то укоренения чумы не происходит.

Обосновано, что при острых разлитых эпизоотиях в населенных пунктах может иметь место вынос инфекции синантропными и эвритопными носителями (гималайской и черной крысами, очень редко малой крысой) в агроценозы и далее – через контакты с бандикотами, желто-коричневой мышью и живущими вне жилья человека черными крысами – в природные биотопы. Однако формирование стойких природных очагов чумы во Вьетнаме невозможно [Сунцов В.В., Сунцова Н.И., 2006] по следующим причинам: 1) постоянно низкая численность мелких млекопитающих и их блох вне населенных пунктов (0 – 7% попадания в орудия лова, в среднем 3%, особенно в сухой сезон в саваннах); 2) сильная антропогенная трансформация природных экосистем, прежде всего вторичных саванн и близких к ним по структуре сообществ. Этот аспект нами был впервые исследован с использованием простейших количественных показателей.

Показано также, что к наиболее значимым антропогенным факторам, определяющим трансформацию природной среды в Южном Вьетнаме, в первую очередь относятся: экоцид американской армии в 1962-1971 гг. [Соколов В.Е. и др., 1991; Румак В.С. и др., 2011], подсечно-огневое земледелие, которое в короткие сроки приводит к уничтожению первичных и вторичных тропических лесов, саванн и других природных сообществ, что, в конечном счете, ведет к разрушению среды обитания носителей зоонозных инфекций.

Исходя из особенностей биотопического распределения грызунов и их эктопаразитов, учитывая низкую численность реальных и потенциальных носителей и переносчиков чумы, заселяющих природные биотопы, небольшое количество подвижных эвритопных видов и особей и малое число блох на них, можно констатировать, что существование природных очагов чумы длительное время в условиях плато Тай Нгуен маловероятно. Даже, если природный очаг и возникнет, он долго существовать не сможет в связи с необратимым нарушением пространственно-биоценотических связей носителей и переносчиков под воздействием антропогенных факторов, которые, как отмечалось выше, сопоставимы здесь с природными катаклизмами. Таким образом, наряду с эколого-

эпизоотологическими, зоопаразитологическими факторами, антропогенные факторы также являются значительным, в принципе основным, препятствием в формировании природных очагов чумы на плато Тай Нгуен и прилегающих территориях и, напротив, в решающей степени определяют экспансию чумы в населенные пункты, где эта инфекция ранее не регистрировалась.

В Урало-Эмбенском пустынном природном очаге чумы в Атыраусской области Республики Казахстан наши исследования позволили установить обратную связь между численностью носителей и переносчиков в песках Тайсойган. На участках со сравнительно высокой численностью грызунов индексы обилия блох из шерсти зверьков у большинства видов оказались меньше, чем на участках с меньшей численностью носителей. В соровом районе такой зависимости не обнаружено. Индексы обилия блох из шерсти большой песчанки в соровом районе оказались выше таковых в песках Тайсойган.

Комплекс репродуктивных показателей популяций носителей для оценки эпизоотического состояния очага чумы и очаговых территорий (число эмбрионов, показатель их резорбции (ПР), показатель аномальности размножения (ПАР) популяций большой, полуденной и гребенщиковой песчанок на эпизоотических и неэпизоотических участках) имеет наибольшее эпизоотологическое значение. ПР определялся из процентного отношения количества резорбирующих эмбрионов к их общему количеству, ПАР – из процентного отношения числа беременных самок с резорбирующими эмбрионами к общему количеству беременных самок (последний показатель предложен нами впервые). Установлено, что репродуктивные показатели грызунов на эпизоотических участках, особенно в точках, из которых выделены культуры чумного микроба, отличаются от таковых на неэпизоотических и наиболее существенно – в период снижения численности популяции. Оказалось, что на эпизоотических участках среднее число эмбрионов на одну беременную самку у всех исследованных видов было меньшим, чем на неэпизоотических, а ПР и ПАР – выше.

Механизм возникновения чумных эпизоотий представляется нам многофакторным, однако важнейшим условием развития эпизоотий, особенно интенсивных, является наличие в популяциях носителей значительного количества группировок особей с ослабленной физиологией, причем не у отдельных зверьков, а у экологически связанной группы. Репродуктивные показатели грызунов, с точки

зрения практики эпизоотологического обследования территорий, позволяют с большей эффективностью выявлять участки очаговости чумы и их границы – по наличию группировок грызунов с нарушенными процессами репродукции; в качестве дополнительных критериев более точно прогнозировать сроки эпизоотических проявлений; оценивать фазы динамики численности носителей и степень благоприятности факторов среды их обитания; планировать дополнительное обследование участков со стойким отклонением процессов репродукции у грызунов от нормы.

Проведенные нами исследования в очагах чумы разных типов показали, что чем больше видов носителей и переносчиков обитает на энзоотичной по чуме территории, тем  вероятнее  возникновение  и развитие интенсивных разлитых эпи-

Рисунок 5 Схе

Рисунок 5 Схема формирования антропоургических очагов чумы крысиного типа в условиях Вьетнама.

зоотий чумы, а также формирование сочетанных очагов зоонозных инфекций. Это обусловлено, видимо, тем, что при обилии видов в паразитарной системе увеличивается интенсивность межвидовых контактов, частота пассажей возбудителей зоонозных инфекций с увеличением их вирулентности [Акиев А.К., 1970], а также выше вероятность появления чувствительных и восприимчивых группировок особей в популяциях разных видов носителей инфекционных болезней. Полигостальность и поливекторность природных и антропоургических очагов чумы обусловливает их высокую эпизоотическую и эпидемическую активность. Принципиальным отличием антропоургических (синантропных) очагов чумы от природных является неустойчивость паразитарных систем в первых, по сравнению со вторыми, и реальная возможность оздоровления антропоургических очагов чумы методами неспецифической профилактики.

Глава 5. Эпизоотологическая значимость внутривидовых и межвидовых контактов в популяциях носителей опасных природно-очаговых инфекционных болезней бактериальной и вирусной этиологии

Нами впервые показана эпизоотологическая значимость ольфакторных полей, формируемых популяциями носителей опасных зоонозных инфекций. Ольфакторные поля являются важнейшим элементом биологических сигнальных полей и представляют собой совокупность индивидуальных запаховых меток, оставляемых особями на используемой ими территории и обеспечивающих разнообразие как внутрипопуляционных, так и межпопуляционных коммуникативных связей. Эти поля обычно перекрываются, информируя население популяций одного или нескольких видов животных о численности, половом и возрастном составе, участии в размножении, активности, подвижности и т.д.

Установлена роль ольфакторных сигнальных полей в динамике популяций носителей зоонозных инфекций, причем нами впервые исследованы эколого-эпизоотологические последствия нарушения этих полей в природных очагах ГЛПС

(раскладка на опытной площадке в местах концентрации грызунов ватных шариков с урогенитальными и анальными выделениями грызунов, отловленных на контрольной площадке). В процессе  эксперимента  на  опытной  площадке  было

отмечено интенсивное использование грызунами верхних ярусов лесного биотопа. В живоловки стали попадаться и немеченые особи, ранее избегавшие орудий лова.

Значительно возросла также подвижность мелких млекопитающих. Как известно, с увеличением активности и подвижности носителей зоонозных инфекций возрастает и их смертность по разным причинам, в том числе и в связи с активизацией хищников в районе опытной площадки – врановых, куньих и др.. В процессе эксперимента на опытной площадке плотность популяции лесной мыши уменьшилась на 26,8% (с 224 до 164 особей/га), а на контрольной – увеличилась на 48,4% (с 256 до 380 особей/га, в период эксперимента размножение грызунов еще не закончилось). Установлено, что с повышением активности и подвижности мелких млекопитающих неизбежно возрастает частота их прямых и косвенных внутри- и межпопуляционных контактов. В связи с этим возрастает вероятность передачи возбудителей зоонозных болезней и развития интенсивных разлитых эпизоотий. Показано, что нарушение ольфакторных полей вызывает стресс у животных с изменением гормонального баланса, поведенческих реакций и неспецифических механизмов иммунитета, модифицирует большинство других популяционных характеристик мелких млекопитающих. Это в конечном итоге приводит к снижению их численности.

На основе использования наших данных о значении ольфакторных полей в экологии грызунов в перспективе возможна разработка принципиально новых методов и средств ограничения численности популяций мелких млекопитающих. В настоящее время достижения биохимии и одорологии позволяют создать композиционные препараты с запахами, идентичными тем, которые характерны для выделений животных – носителей зоонозных инфекций и вредителей сельскохозяйственных культур. Смешивание этих препаратов с доступными наполнителями (например, с сухим речным песком) с последующим распылением этой смеси в очагах зоонозов и в агроценозах позволит включить внутри- и межпопуляционные механизмы снижения численности носителей инфекций (создание в популяциях мелких млекопитающих иллюзии высокой плотности населения, привлечение хищников), проводить экологически чистым методом неспецифическую профилактику зоонозных болезней, а также ограничить численности грызунов в агроценозах, на различных сельскохозяйственных и рекреационных объектах.

Нами показано эпизоотологическое значение некрофагии в популяциях животных. Некрофагия – широко распространенное в природе явление, когда одни виды животных постоянно или периодически поедают трупы других видов животных. В эпизоотологическом аспекте некрофагия – один из алиментарных путей передачи возбудителей многих инфекционных и инвазионных болезней животных и человека, в том числе и ГЛПС. Роль некрофагии в эпизоотических проявлениях ГЛПС до сих пор не исследовали, хотя известно, что трупы мелких млекопитающих поедаются не только некрофагами различных систематических групп, но и самими грызунами и насекомоядными. Нами впервые показано, что динамика численности мелких млекопитающих по годам и динамика показателя некрофагии коррелируют с положительным знаком при непараметрическом коэффициенте корреляции r=0,78±0,09, v=16, tr=8,7>>tst, при р<0,001. Феномен некрофагии у разных видов мелких млекопитающих выражен по-разному, причем эти различия у доминирующих видов в высшей степени достоверны. Наибольшие показатели некрофагии зарегистрированы в популяциях лесных мышей (Apodemus sylvaticus et A. uralensis) – 43,0±1,2% и рыжей полевки (Myodes [Clethrionomys] glareolus) – 29,8±1,1%. У последнего вида, являющегося основным носителем вируса ГЛПС, отмечена и наибольшая инфицированность (13,9±0,4%), что имеет важное эпизоотологическое значение в плане распространения этой инфекции. Отмечена более высокая поедаемость фоновых видов. Очень низкие показатели некрофагии выявлены в популяциях насекомоядных. (бурозубок – Sorex sp. и белозубок – Crocidura sp.) – 0,9±0,2%. Поедаемость остальных видов распределилась следующим образом: обыкновенная полевка (Microtus arvalis) – 13,0±0,6%; домовая мышь (Mus musculus) – 5,7±0,3; полевая мышь (A. agrarius) – 3,4±0,4%; желтогорлая мышь (A. flavicollis) - 3,3±0,4%; прочие (лесная соня – Dyromys nitedula, водяная полевка – Arvicola terrestris, полевка-экономка – M. oeconomus, хомяк Эверсманна – Allocricetulus eversmanni, обыкновенный хомяк – Cricetus cricetus, серая крыса – Rattus norvegicus) – 0,9±0,2% (всего определено до вида 1736 особей мелких млекопитающих).

Отмечено, что динамика эпизоотического потенциала очагов (ЭПО) ГЛПС коррелирует с динамикой показателя некрофагии в высокой степени и с положительным знаком (r=0,78±0,09, v=16, tr=8,7>>tst, при р<0,001). Поэтому некрофагия как алиментарный путь передачи инфекции может иметь существенное значение в динамике эпизоотической активности очагов ГЛПС. Нами установлено, что в Саратовском Поволжье в годы с эпидемическими проявлениями этой инфекции вспышечного характера (1986, 1992, 1997-1998) показатель некрофагии (Nf=9,4±0,4%) был достоверно больше (v=12398, td=6,0>>tst, при р<0,001), чем в годы  без  эпидемических  осложнений  (Nf=6,4±0,3%).  Этот  факт  имеет большое

прогностическое значение, особенно для краткосрочного прогнозирования эпизоотической активности очагов ГЛПС.

Нами выяснено эпизоотологическое значение основных физиологических и морфофизиологических показателей носителей зоонозных инфекций. В природных популяциях под влиянием абиотических, биотических и антропогенных факторов постоянно происходит изменение физиологического статуса животных. При этом наибольшее эпизоотологическое значение имеет нарушение неспецифических механизмов иммунитета в результате стресса. В 1985-1987 гг. в Атыраусской области Республики Казахстан на территории Урало-Эмбенского пустынного природного очага чумы впервые в природных условиях были проведены эксперименты по стрессированию группировок большой песчанки с целью нарушения физиологических механизмов иммунитета и ослабления резистентности грызунов к зоонозным инфекциям. В результате эксперимента выяснилось, что стрессирование грызунов в природных условиях существенно влияет на их эколого-физиологические особенности. Заметно изменилось индивидуальное и групповое поведение – нарушилась активность, подвижность и система контактов между особями. Изменился физиологический статус – увеличился индекс надпочечника (от 197±7 мг/кг в контроле до 237±13 мг/кг в опыте у самцов и от 218±9 мг/кг до 264±14 мг/ кг у самок), уменьшился гепато-супраренальный коэффициент, г/с - коэффициент – от 22±1 до 18±1 у самцов и от 24±1 до 18±1 у самок, вес тела – от 205±4 г до 196±13 г у самцов и от 192±4 г до 176±6 г у самок (данные по взрослым особям). Нарушился естественный иммунитет (снизилась резистентность, увеличились восприимчивость и инфекционная чувствительность). Разные виды грызунов, а также разные половые и возрастные группы определенного вида, реагируют на факторы стресса не одинаково. При стрессировании примерно одной продолжительности и тем же способом у большой песчанки, кроме изменений индексов печени и надпочечника, уменьшается и вес тела. Последнее явление у малого суслика, например, не отмечено (эксперименты в Волго-Уральском степном  природном очаге чумы). Наши эксперименты по стрессированию грызунов в природе еще раз доказали, что стресс нарушает один из важнейших физиологических показателей животных – энергетический потенциал организма. Моделирование популяционного стресса у грызунов расширяет современные представления о механизме энзоотии чумы и других природно-очаговых инфекционных болезней.

Глава 6. Научно-методические основы контроля численности носителей зоонозных инфекций

  В настоящее время в основе неспецифической профилактики природно-очаговых инфекций заложен подход, определяющий проведение целевой обработки против одного или группы проблемных видов животных на эпизоотических участках с высоким риском заражения людей. Проблема решается таким образом, чтобы в полной мере реализовался интенсивный процесс дератизации, при котором минимальные затраты позволяли бы добиваться максимального противоэпидемического эффекта [Матросов А.Н. и др., 1999, 2004, 2005, 2007; Рыльников В.А., 2007; Рыльников В.А. и др. 2011].

Наилучшими сезонами для проведения дератизации в бореальной зоне является поздне-осенний и зимний периоды (рис. 6), а также ранняя весна (сразу после схода снежного покрова до появления свежей растительности), а точки долговременного отравления (ТДО) – наиболее эффективный, экономичный, экологически чистый и легко контролируемый метод ограничения численности грызунов с длительным дератизационным эффектом в любых природно-климатических зонах, особенно при барьерной обработке объектов дератизации. Предложены различные варианты ТДО (рис. 7, 8), а также наиболее привлекательные для грызунов приманки. Описан комплекс дератизационных мероприятий в период эпидемических проявлений ГЛПС.

 

Рисунок 6 - Эффективность полевой барьерной дератизации в зеленой зоне г. Аткарска (Саратовская область). Обозначения: 1 эффективность дератизации (в %); 2 динамика численности грызунов на необработанной территории (контроль); 3 то же на обработанной территории (опыт); 4- доля элиминированных грызунов.

  В условиях эпидемических проявлений ГЛПС вспышечного характера в 1986 г. в зеленой зоне Саратова и других населенных пунктах области в качестве ТДО, в соответствии с нашими рекомендациями, для экстренной профилактики использовали стандартные ловчие канавки длиной 10 м, глубиной 70 см и шириной 30 см, на дно которых закладывали пеналы (обрезки 30-сантиметровых картонных труб) с отравленной приманкой (ОП), упакованной в бумажные контейнеры, открытые к торцевым сторонам трубы (по 100-200 г ОП в каждый контейнер в зависимости от численности грызунов). Канавки соединялись с торцевых сторон последовательно друг с другом «тропинками» шириной и глубиной 20 см и длиной от 25 до 50 м. В этот период использовали и другие методы неспецифической профилактики  ГЛПС  и  сочетанных  с  ней  зоонозов, в том числе и разнообразные

       

Рисунок 7 - Схема защиты территории от носителей вируса ГЛПС и других зоонозных инфекций.

Рисунок 8 - Схема устройства ловчих канавок и «тропинок».

модификации ТДО. Одна ТДО устанавливалась на территории площадью не более 5000 м2. В очагах ГЛПС и других зоонозов в период  их  активизации  на  ТДО  необходимо раскладывать комбинированные отравленные приманки (например, смесь из различных семян с добавлением моркови и нерафинированного подсолнечного масла или современные брикетированные).

Показано, что при дератизации мыши элиминируются быстрее полевок, что обусловлено их разной активностью, подвижностью и рационом питания.

В нашем эксперименте до установки ТДО соотношение полов в популяциях лесной мыши и рыжей полевки было разным, причем у мышей преобладали самцы, а у полевок количество самцов и самок было примерно одинаковым. После трехдневной экспозиции ТДО доля самцов у мышей значительно уменьшилась. Нарушение половой и, особенно, возрастной структуры популяций грызунов в процессе элиминации их с использованием отравленных приманок можно считать твердо установленным фактом.

Отмечено, что ТДО хорошо работает, если нет притока грызунов (или он ограничен) на дератизируемую территорию, а также в бедных по видовому составу, малопродуктивных по кормовым ресурсам и пространственной структуре фитоценозов биотопах. Причем, если приток грызунов к ТДО на защищаемой от них территории не канализирован или не ограничен, а конструкция ТДО позволяет беспрепятственно перемещаться мигрантам, возможно кратковременное увеличение инфицированности обработанной территории за счет заноса инфекции грызунами из других, зараженных участков биотопа. Именно поэтому очень важно, чтобы ТДО работали непрерывно и постоянно.

Нами выяснено, что после воздействия ОП произошла элиминация ряда группировок грызунов, особенно малочисленных, уменьшилось количество многочисленных демов, увеличилось количество точек, на которых грызуны отсутствовали.

Показано также, что наиболее привлекательными приманками для лесных грызунов являются семена подсолнечника, особенно дробленые, а также пшеница, перловая крупа, хлебопродукты, комбикорм и мука, однако явное предпочтение отдается только семенам подсолнечника и хлебопродуктам (рис. 9). Привлекательность и поедаемость приманок грызунами зависит от используемого яда. По сравнению с контролем (чистые приманки) зверьки меньше всего подходят к приманкам с фосфидом цинка, однако существенных отличий в поедаемости приманок, отравленных разными ядами, не наблюдается (во всех случаях приманки, кроме жмыхов, были обработаны нерафинированным подсолнечным маслом – 4% ).

Нами установлено, что механизм работы ТДО можно охарактеризовать как «принцип пылесоса» - в первую очередь погибают особи, обитающие в непосредственной близости от ТДО. Их участки занимают другие зверьки, которые тоже отравляются, и так далее. При плотности популяций грызунов порядка 100 особей/га и доминировании мышей элиминация зверьков с положительной эффективностью в течение 3-5 суток после установки ТДО происходит в радиусе 25 м. На большем удалении процессы репродукции и иммиграции превалируют над смертностью, хотя элиминация зверьков происходит непрерывно на всей площадке. Более того, исходя из оценок подвижности и максимальных размеров индивидуальных участков (до 3338 м2  у лесных мышей) ТДО оказывает влияние на популяции грызунов в радиусе 300±50 м.

В процессе дератизации вместе с другими популяционными характеристиками существенно меняется и пространственная структура популяций мелких грызунов. В первую очередь исчезают зверьки из наименее кормных с неоптимальными защитными условиями участков биотопа, а также с территории, на которую нет интенсивного вселения других особей. На скеттер-диаграмме (рис. 10) это  хорошо  видно.  Лучше  всего  грызуны  сохранялись в зарослях кустарников  со 

Рисунок 9 - Скорость поедания (растаскивания) приманки (хлеба с подсолнечным маслом) грызунами. На диаграмме количество (в %) съеденной приманки за первые сутки экспозиции ТДО. 1 фосфид цинка; 2 ратиндан; 3 зоокумарин; 4 контроль (без ядов).

стороны основного лесного массива, напротив, со стороны реки, откуда приход  мигрантов ограничен, элиминация грызунов происходила быстрее, причем это хорошо прослеживается как по количеству отловленных зверьков, так и по индексу поимок. Последний показатель является более информативным, так как интегрирует численность (плотность популяции), использование грызунами территории, а также их подвижность.

  Кроме ТДО для ускорения дератизационного эффекта необходимо проведение комплексных дератизационных мероприятий. Комплексность в данном случае заключается в том, что одновременно используются санитарно-гигиенический, санитарно-технический, агротехнический, лесотехнический, механический, химический, биотехнический и микробиологический (бактериологический) методы борьбы с грызунами [Вишняков С.В. и др., 1966; Вашков В.И. и др., 1974].

С целью экстренной и заблаговременной профилактики зоонозов применение химических методов борьбы с грызунами в настоящее время наиболее эффективно. Наши многолетние исследования дают основание утверждать, что на эффективность дератизации и продолжительность дератизационного эффекта при использовании отравленных приманок влияет комплекс факторов, важнейшими из которых являются следующие: 1) свойства применяемых ядов; 2) состав, количество и качество  приманки; 3) профессиональная подготовка дератизаторов; 4) видовой

Рисунок 10 - Распределение особей всех видов по радиусам на площадке мечения (процент попадания) после (1) и до (2) установки ТДО. А…Д обозначения радиусов и диаметров, отходящих от (пересекающих) ТДО.

состав, состояние популяций и поведенческие реакции грызунов; 5) сезон и год проведения истребительных работ; 6) географические, ландшафтно-экологические и биотопические особенности обрабатываемой территории; 7) погодно-климатические условия в период и после проведения дератизации; 8) сочетание химических методов борьбы с другими профилактическими мероприятиями.

Рассмотрим роль этих факторов более подробно.

Свойства применяемых ядов. В соответствии с действующими инструктивно-методическими документами для поселковой дератизации используют преимущественно антикоагулянты. Все они давали близкую к 100 % родентицидную эффективность через 5-14 суток.

Использование в последние годы при поселковой дератизации новых антикоагулянтов (бромадиолон /ланират/ и др.) дало 100 % эффективность в течение 3-5 месяцев. Применение для полевой барьерной дератизации отравленной зерновой приманкой (пшеница) с 6 % содержанием фосфида цинка и 4 % нерафинированного подсолнечного масла в зимний период с использованием ТДО показало 100 % родентицидную эффективность в течение 4 месяцев (январь-апрель) и 90-92 % в период с мая по сентябрь.

Это еще раз доказывает целесообразность проведения зимних дератизационных мероприятий, а также использование при полевой дератизации фосфида цинка. При этом отравленную приманку насыпают только в наклонные отверстия, сделанные в снегу штоком, а также в естественные ниши (прикорневые пустоты деревьев, дупла и др.) и в ТДО.

Заблаговременную полевую дератизацию в окрестностях населенных пунктов целесообразно осуществлять осенью перед наступлением холодов (сентябрь-ноябрь) для предотвращения миграции грызунов в постройки из природных биотопов в период предзимья. Дератизация в строениях и на незастроенных территориях в населенных пунктах проводится одновременно, либо полевая обработка предшествует поселковой. В противном случае при освобождении строений от синантропных грызунов можно столкнуться с массовым вселением экзоантропных видов, включая представителей дикой фауны. Так, например, отмечались случаи вспышечной заболеваемости ГЛПС в поселках после проведения дератизации в домах: Живущие в окрестностях рыжие полевки занимали освободившуюся нишу – жилые дома и надворные постройки, заражая людей.

Состав и качество приманки. Этот фактор имеет очень большое значение не только для эффективности дератизации, но и влияет на продолжительность дератизационного эффекта. Наиболее привлекательными для грызунов при обработке строений являются сухие измельченные хлебопродукты, пшеница, а в открытых биотопах – те же приманки с добавлением дробленых неочищенных семян подсолнечника и смесь этих продуктов. Подсолнечное масло должно быть свежим и нерафинированным. Подавать отравленную приманку следует в места концентрации грызунов, их убежища, недоступные для семеноядных птиц и других животных.

Профессиональная подготовка дератизаторов. Как показал многолетний опыт проведения дератизационных мероприятий, эту работу должны  выполнять специально подготовленные дератизаторы, знающие все действующие инструктивно-методические документы, свойства ядов и приманок, экологию грызунов и других животных. Чем выше квалификация дератизаторов, тем эффективнее обработка, дольше сохраняется дератизационный эффект и меньше вероятность проявления негативных экологических последствий дератизации.

Видовой состав, состояние популяций и поведенческие реакции грызунов. Наши исследования показали, что если отравленная приманка приготовлена качественно и содержит эффективный яд, то подавляющее большинство видов диких и синантропных грызунов элиминируется в кратчайшие сроки, особенно при использовании ядов острого действия. Фаза динамики численности не имеет значения при проведении дератизационных работ, однако при низкой численности и бедной кормовой базе эффективность обработок повышается. Так, зимняя и ранневесенняя дератизация (до начала вегетации травянистой и древесно-кустарниковой растительности и при низкой продуктивности семян и плодов в предшествующий год) дает очень хороший дератизационный эффект при полевой дератизации. Раннеосенняя и зимняя поселковая дератизация позволяет избежать заноса грызунами и их эктопаразитами инфекций в жилые и подсобные помещения в результате миграций грызунов из природных биотопов в антропогенные в осенний период.

Сезоны и год проведения истребительных работ. Как уже отмечалось, в разные сезоны и годы эффективность борьбы с грызунами существенно отличается. Экстренная профилактика зоонозов при неблагоприятном краткосрочном прогнозе и по эпидемическим показаниям проводится незамедлительно независимо от сезона. Обработку с целью заблаговременной профилактики зоонозов в населенных пунктах желательно проводить ранней весной (конец февраля – начало марта) и осенью (сентябрь-октябрь), а полевую дератизацию – в зимний период.

Географические, ландшафтно-экологические и биотопические особенности обрабатываемой территории. Дератизационные мероприятия планируются в зависимости от эндемичности и энзоотичности по тому или иному зоонозу территории.

При проведении поселковой дератизации в первую очередь следует обрабатывать подсобные помещения, подвалы, места хранения продуктов и фуража и т.п. Отравленная приманка подается в бумажных контейнерах и раскладывается в местах обитания грызунов. При этом желательно использовать картонные коробки с прорезанными у основания отверстиями. В эту тару закладываются контейнеры с 50-100 г отравленной приманки (один из вариантов ТДО). При полевой дератизации обрабатываются в первую очередь места концентрации грызунов в биотопе (бурелом, участки с сорной растительностью, плотные заросли кустарников, каменистые осыпи, конусы выноса лавин и т.п.). Если обработка проводится в лесных биотопах, то следует иметь ввиду то обстоятельство, что чем более захламлен лес, тем больше отравленной приманки вносится на единицу площади биотопа (обычно 1-2 кг на 1 га).

При проведении истребительных работ важно учитывать состояние и разнообразие кормовой базы в том или ином биотопе и стремиться использовать для приготовления отравленной приманки наиболее привлекательные для грызунов данного местообитания кормовые ингредиенты, а также брикетированные препараты.

Погодно-климатические условия в период и после проведения дератизационных мероприятий. Этот фактор имеет важное значение в борьбе с грызунами, особенно при полевой дератизации. Как уже отмечалось ранее, с увеличением влажности увеличивается подвижность и активность мелких млекопитающих. Если отравленная приманка подается в хорошо защищенные от влаги места, а обработка проведена перед и (или) в период выпадения осадков, то эффективность дератизации (скорость элиминации зверьков) значительно возрастает. Поэтому при планировании и проведении дератизации важно учитывать период выпадения наибольшего количества осадков в районе истребительных работ. В зимний период при подаче отравленной приманки под снег в естественные и искусственные ниши дератизацию лучше проводить после снегопада или в период оттепели без осадков.

Сочетание химических методов дератизации с другими профилактическими мероприятиями. При планировании и проведении полевой дератизации в очагах зоонозов наиболее продолжительный противоэпидемический эффект можно получить лишь в комплексе с другими мерами профилактики: поселковой дератизацией, санитарно-профилактическими и лесотехническими мероприятиями, благоустройством населенных пунктов и информационно-разъяснительной работой среди населения. Санитарные мероприятия предусматривают упорядочение сбора, вывоза и депонирования бытового мусора на постоянных свалках-накопителях вне жилой зоны с последующей регулярной дератизацией этих территорий, в том числе с созданием ТДО грызунов.

В лесонасаждениях зеленых зон населенных пунктов и 300-метровой полосы, прилегающей к населенным пунктам или отдельным строениям, хороший дератизационный эффект дает проведение санитарных рубок, рубок ухода и уборки валежника с переводом этих лесов в лесопарковое состояние. Лесотехнические мероприятия в зеленых зонах населенных пунктов должны проводиться постоянно. В полосе барьерной дератизации эти работы можно начинать уже в феврале, выполняя максимальный объем работ в марте-мае. Из других лесотехнических работ можно рекомендовать постепенную замену первичных широколиственных насаждений вблизи временных или постоянных поселений человека на сосновые леса. Создание пояса шириной до 200-300 м из мертвопокровных сосновых насаждений паркового типа вокруг отдельных строений или населенных пунктов позволяет в значительной степени снизить плотность популяций мелких млекопитающих. В этих биотопах устойчивые микропопуляции мышевидных грызунов формируются редко. При озеленении населенных пунктов, мест рекреации, посадке полезащитных лесополос предпочтение следует отдавать также сосновым лесонасаждениям.

Разработанные на основе популяционной экологии мелких млекопитающих меры профилактики зоонозов в горных условиях оказались востребованными и своевременными при ликвидации последствий Спитакского землетрясения в Армении в 1988 г. [Кокушкин А.М. и др., 1990, 1991]. Удачно проведенная дератизация в совокупности с мерами специфической профилактики чумы и туляремии позволили избежать каких-либо эпидемических проявлений этих болезней в зоне землетрясения.

Таким образом, фундаментальные исследования экологии популяций мелких млекопитающих и кровососущих членистоногих имеют не только важное значение для познания закономерностей функционирования экосистем в целом и паразитарных систем в частности, но и для практики. Эта мысль неоднократно высказывалась и другими исследователями [Шилова С.А., Шилов И.А., 1977; Шилова С.А., 1993; Щипанов Н.А., 2001, 2003; Рыльников В.А., 2007; Рыльников В.А. и др., 2011; Матросов А.Н. и др., 2011] и полностью подтвердилась при проведении наших исследований.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты выполненных исследований позволили значительно повысить надежность эпидемиологического надзора в природных и антропоургических очагах бактериальных и вирусных опасных зоонозных инфекций. В практику учреждений Роспотребнадзора внедрены качественно новые методы оценки эпизоотического потенциала, потенциальной эпидемической опасности очаговых территорий, контроля состояния популяций носителей опасных зоонозных инфекций. Установленные закономерности функционирования природных и антропоургических очагов создали научную основу для составления краткосрочных и долгосрочных прогнозов их эпизоотической активности, планирования объемов и сроков проведения профилактических мероприятий. Все это в целом позволило значительно усовершенствовать методы и тактику эпизоотологического мониторинга очагов опасных зоонозных инфекций бактериальной и вирусной этиологии, обосновать наиболее эффективные меры неспецифической профилактики. При этом особо отмечено, что влияние хозяйственной деятельности человека на очаги зоонозов носит противоречивый характер и может приводить как к снижению (при разрушении среды обитания носителей и переносчиков инфекций), так и к увеличению (при создании благоприятных для них условий обитания) эпизоотической активности очагов, в том числе к формированию сочетанных очагов зоонозных инфекций различной этиологии.

ВЫВОДЫ

  1. Эпизоотологический анализ популяционных факторов служит основой дальнейшего совершенствования системы эпидемиологического надзора в природных и антропоургических очагах опасных зоонозных инфекций вирусной и бактериальной этиологии, разработки современной тактики организации и проведения эпизотологического мониторинга и противоэпидемических мероприятий, повышения надежности прогнозирования эпизоотической активности и оценки потенциальной эпидемической опасности очаговых территорий.
  2. Эпизоотический потенциал природных и антропоургических очагов опасных зоонозных инфекций определяется комплексом популяционных факторов, в том числе видовым составом, уровнем численности, показателями суточной и сезонной миграционной активности, хоминга, особенностями использования территории, степенью агрегированности популяций, интенсивностью внутри- и межвидовых контактов, половым и возрастным составом популяций, генеративным потенциалом и физиологическим статусом зверьков.
  3. Сезонная и многолетняя динамика активности полигостальных и поливекторных очагов чумы определяется уровнем численности и инфицированности носителей и переносчиков этой инфекции. При этом установлено, что на фазе пика и последующего падения численности популяций носителей возрастает частота их половых и других внутри- и межпопуляционных контактов, степень агрегированности их популяций, что способствует росту интенсивности эпизоотического процесса и потенциальной эпидемической опасности очаговых территорий.
  4. Средние многолетние показатели заболеваемости населения ГЛПС в зонах тайги и более южных лесов отличаются не достоверно, однако многократно превышают таковые в зонах полупустыни и степи. Динамика активности очагов в зоне тайги имеет 3-х летнюю цикличность, в зоне лесостепи - 6-ти летнюю. Эпидемические проявления ГЛПС вспышечного характера наблюдаются в лесостепной зоне при значениях эпизоотического потенциала очагов, превышающих средний многолетний уровень в 2 раза и более, то есть выше 12%.
  5. На территории Приволжского федерального округа наиболее высокие значения эпизоотического потенциала и потенциальной эпидемической опасности характерны для природных очагов ГЛПС, расположенных в ландшафтно-географических зонах хвойных и широколиственных лесов. Показатели заболеваемости ГЛПС коррелирует с положительным знаком и в сильной степени с индексом облесенности территории (r ± mr = 0,70 ± 0,16, при n = 39, tr = 5,83 и P < 0,001) и показателем доли лесных угодий на душу населения (r ± mr = 0,68 ± 0,12, при n = 39, tr = 5,67 и P < 0,001).
  6. Доказано, что увеличение показателя увлажненности биотопов ведет к росту численности популяций носителей зоонозных инфекций. При этом индекс увлажненности может служить как вектором изменений численности (качественная связь), так и характеристикой ее уровня (количественная связь). Это имеет важное значение при краткосрочном и среднесрочном прогнозировании динамики популяций мелких млекопитающих.
  7. Антропоургические очаги чумы во Вьетнаме являются полигостальными и моновекторными и состоят из участков очаговости, вынос инфекции из которых по типу эстафеты осуществляется многочисленными основными и второстепенными носителями и основным переносчиком – блохой X. cheopis, а также человеком при транспортировке различных грузов вместе с больными грызунами и зараженными блохами.
  8. Во Вьетнаме максимальной численности основные, дополнительные и второстепенные носители чумы достигают в населенных пунктах (в среднем 14,3 %), по сравнению с агроценозами и природными биотопами (4,1-7,1 %). Наибольшие показатели численности мелких млекопитающих, преимущественно малой крысы (Rattus exulans), отмечены в сухой сезон – с декабря по февраль.
  9. Установлено, что чем выше степень агрегированности популяций носителей чумы и других опасных зоонозных инфекций различной этиологии, тем лучше условия для развития эпизоотий, т.к. именно в демах и парцеллах контакты между носителями наиболее отчетливо выражены независимо от типов очагов. Принципиальным отличием антропоургических (синантропных) очагов чумы от природных является неустойчивость паразитарных систем в первых, по сравнению со вторыми, и реальная возможность оздоровления антропоургических очагов чумы методами неспецифической профилактики.
  10. Применение точек долговременного отравления (ТДО) грызунов позволяет значительно повысить эффективность неспецифической профилактики опасных зоонозных инфекций вирусной и бактериальной этиологии, в первую очередь - при проведении барьерной обработки объектов дератизации. При этом наиболее оптимальными сезонами для проведения дератизации в бореальной зоне является позднее-осенний и зимний периоды, а также ранняя весна (сразу после схода снежного покрова до появления свежей растительности).
  11. Современное хозяйственное освоение энзоотичных по зоонозным инфекциям регионов сопровождается формированием сочетанных природных очагов опасных инфекционных болезней вирусной и бактериальной природы, ростом потенциальной эпидемической опасности, возникновением многовидовых сообществ носителей и переносчиков с участием синантропных видов.

Список научных работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Тарасов М.А., Филянина Р.М., Соболева Л.М., Иванченко Г.А. Использование мелкими грызунами верхних ярусов лесных биотопов // Грызуны. – Л.: Наука, 1983. – С.452-454.
  2. Тарасов М.А., Филянина Р.М., Соболева Л.М., Иванченко Г.А. Модификация поведения мелких грызунов при разной плотности их популяций // Грызуны. – Л.: Наука, 1983. – С. 280-281.
  3. Тарасов М.А., Иванченко Г.А. Динамика популяций мелких грызунов в агробиоценозах с разным режимом использования // Вид и его продуктивность в ареале. Млекопитающие. – Свердловск, 1984. – Ч. 1. – С. 73.
  4. Лукашова Н.В., Татарникова Л.Г., Онищенко В.В., Онипченко В.Г., Храмцова Н.Ф., Бобырь Г.Я., Тарасов М.А., Поливанова Н.Н., Салпагаров  Д.С., Добролюбова Т.В., Малышев А.А., Полякова А.И., Воробьева Ф.М. Заповедная Теберда / Ставрополь, 1986. - 174 с.
  5. Тарасов М.А., Лубкова И.В., Донченко Г.Е. Об одном индексе распределения вида при составлении Государственного кадастра животного мира СССР // Труды 1-го Всесоюз. совещ. по кадастрам живот. мира. - Л.: Наука, 1986. – Ч. 1. – С. 199-200.
  6. Тарасов М.А.Использование некоторых маловариабельных эколого-физиологических показателей в систематике грызунов // Труды IV съезда ВТО. – М.: Наука, 1986. – Т. 1. – С. 97-98.
  7. Тарасов М.А., Стреха В.К., Самарин Е.Г., Шеваров В.А., Ширяев А.Ф., Хамзин С.Х., Скляренко Г.П. Состояние популяций фоновых видов грызунов в песках Тайсойган // Природные ресурсы пустынь и их освоение. – Ашхабад. - 1986. – С. 343-345.
  8. Тарасов М.А., Варшавский С.Н., Шилов М.Н., Самарин Г.Е. Видовой состав, размещение и численность хищных птиц в Урало-Эмбенском междуречье // Изучение птиц СССР, их охрана и рациональное использование. – Л.: 1986, Ч. 2. - С. 270-271.
  9. Тарасов М.А. Методика определения некоторых популяционно-экологических показателей мелких млекопитающих // Экология горных млекопитающих. – М.: Наука, 1987. – С. 169-170.
  10. Тарасов М.А., Гасанова Т.А., Варшавский С.Н., Шилов М.Н., Алексеев Е.В., Удовиков А.И., Хотько Н.И., Быстрицкая Г.М., Коротков В.Б., Агафонова Т.К., Федорова З.П., Матусевич Л.Я., Ядерский А.А. Сезонная динамика численности и инфицированности вирусом ГЛПС грызунов в правобережных лесах Саратовского Поволжья // Природная очаговость и профилактика зоонозов. – Саратов, 1987. – С. 97-103.
  11. Тарасов М.А., Варшавский С.Н., Алексеев Е.В., Шилов М.Н., Удовиков А.И., Ефимов С.В., Хотько Н.И., Быстрицкая Г.М., Чекашов В.Н., Гаранин О.А. Влияние Волгоградского водохранилища на популяции мелких грызунов пойменных биотопов // Влияние антропогенной трансформации ландшафта на население наземных позвоночных животных. – М.: Наука, 1987. – Ч. 2. – С. 34-35.
  12. Пантелеев П.А., Терехина А.Н., Варшавский А.А., Тарасов М.А. О закономерностях изменчивости грызунов в горных условиях // Зоол. журнал. 1983. Т.62. Вып. 2. 1983. С. 271-279 (из перечня ВАК).
  13. Тарасов М.А. Методика исследования вертикального распределения мелких млекопитающих в лесных биотопах // Всесюз. совещ. по проблеме кадастра и учета животного мира. – Уфа, 1989. – Ч. 2. – С. 96-98.
  14. Корнеев Г.А., Хинц И.В., Тарасов М.А., Варшавский Б.С., Александрова Н.М., Меняйкин А.К., Ковтун И.П., Пейсахис Л.Л., Чекашов В.Н. Опыт серологического исследования экскрементов большой песчанки в оценке развития эпизоотии чумы // Природная очаговость, микробиология и профилактика зоонозов. – Саратов, 1989. – С. 71-76.
  15. Тарасов М.А., Самарин Е.Г., Левченко М.Б., Хамзин С.Х., Скляренко Г.П., Стреха В.К., Ширяев А.Ф., Шеваров В.А. Использование некоторых репродуктивных показателей грызунов для оценки разнокачественности их популяций в очагах чумы // Природная очаговость, микробиология и профилактика зоонозов. – Саратов, 1989. – С. 42-48.
  16. Тарасов М.А. Метод экспериментального нарушения физиологического статуса природных группировок большой песчанки в очагах зоонозов // Песчанки - важнейшие грызуны аридной зоны СССР. Матер. Всесоюз. совещ. – Ташкент, 1989. – С. 152.
  17. Тарасов М.А., Алексеев В.Е., Пяткин С.В., Варшавский С.Н., Шилов М.Н., Ефимов С.В., Удовиков А.И., Чекашов В.Н. Комплекс дератизационных мероприятий в природных очагах геморрагической лихорадки с почечным синдромом // ХII Всесоюз. конф. по природн. очаговости болезней. – Новосибирск, 1989. – С. 145-146.
  18. Варшавский С.Н., Шилов М.Н., Тарасов М.А., Попов Н.В., Сурвилло А.В., Козакевич В.П., Денисов П.С., Варшавский Б.С., Сорокина З.С., Адамян А.О., Голубев П.Д., Коржов П.Н. Современное распространение серой крысы на Европейском Юго-Востоке СССР и задачи противочумной службы // Зоол. журн. 1989. - Т. 68. Вып. 10. С. 85-94 (из перечня ВАК).
  19. Тарасов М.А. Анкета для ретроспективного анализа социолого-эпидемиологических данных по ГЛПС // Саратов, 1989. – 2 с.
  20. Тарасов М.А. Особенности распределения мелких млекопитающих пойменных биотопов зимой в очаге геморрагической лихорадки с почечным синдромом // 5 - й съезд Всесоюз. териолог. об-ва. – М.: Наука, 1990. – Т. 3. – С. 224-225.
  21. Тарасов М.А., Прошин В.Г., Корнеев Г.А., Гаранин О.А., Шилов М.М., Ефимов С.В., Хотько Н.И. Метод моделирования распространения инфекции носителями в природных очагах зоонозов // Актуальные вопросы изучения клещевого энцефалита и ГЛПС в их природ. очагах. – Ижевск, 1990. – Ч. 2. – С. 151-152.
  22. Варшавский С.Н., Голубев П.Д., Шилов М.Н., Тарасов М.А., Козакевич В.П., Коржов П.П., Сорокина З.С. Современное распространение и биотопическая приуроченность серой крысы на Большом Кавказе // Бюлл. МОИП, отд. биол. - 1990. Т. 95. Вып. 1. С. 30-37 (из перечня ВАК).
  23. Тарасов М.А., Ефимов С.В., Попов Н.В.,  Хинц И.В., Гаранин О.А., Билько Е.А. Степень устойчивости популяций малого суслика к воздействию стрессора в Волго-Уральском степном очаге чумы // Матер. регион. совещ. противочум. учрежд. по эпидемиол. и эпизоотол. особо опасн. инфекций. – Куйбышев, 1990. – С. 210-212.
  24. Тарасов М.А., Донская Т.Н., Кокушкин А.М., Хинц И.В., Чекашов В.Н., Ефимов С.в., Попов Н.В., Донченко Г.Е., Удовиков А.И., Григорьева Г.В., Гаранин О.А., Матросов А.Н., Марысаев В.Б., Ермаков Н.В. К итогам эпизоотологического обследования зоны Спитакского землетрясения в Армянской ССР // Эпизоотол. и профилакт. особо опасн. инфек. в антропогенных ландшафтах. – Саратов, 1990. – С. 63-68.
  25. Кокушкин А.М., Донская Т.Н., Тарасов М.А., Хинц И.В., Солодовников Н.С., Пионтковский С.А., Тихомирова Л.А., Суриков Н.Н., Кутырев В.В., Видяева Н.А., Щербаков А.А., Плотникова Е.А., Василенко М.В., Шехикян М.Т., Матевосян Л.Ш., Чаклишан А.А., Хотько Н.И., Бережнов А.З., Топорков В.П., Касьян А.Ф., Кологоров А.И., Марысаев В.В. Характер эпизоотических проявлений туляремии в зоне Спитакского землетрясения в 1988-1989 гг. // Эпизоотол. и профилакт. особо опасн. инфек. в антропогенных ландшафтах. – Саратов, 1990. – С. 115-119.
  26. Тарасов М.А., Ефимов С.В., Удовиков А.И., Шилов М.М., Эйгелис Г.В., Григорьева Г.В. Вертикальное распределение мелких грызунов лесных биотопов в очагах геморрагической лихорадки с почечным синдромом // Эпизоотол. и профилакт. особо опасн. инфек. в антропогенных ландшафтах. – Саратов, 1990. – С.  85-92.
  27. Тарасов М.А., Хотько Н.И., Варшавский Б.С., Матусевич Л.Я., Ефимов С.В., Удовиков А.И. Опыт эпизоотологического обследования очагов ГЛПС // Актуал. вопр. изучения клещ. энцефалита и геморрагич. лихорадки в их природных очагах. – Ижевск, 1990. – Ч. 2. – С. 74-78.
  28. Матусевич Л.Я., Хотько Н.И., Тарасов М.А., Алексеев Е.В. Некоторые аспекты заболеваемости геморрагической лихорадкой с почечным синдромом (ГЛПС) в организованном коллективе // Современные аспекты профилактики зоонозных инфекций. – Ставрополь, 1991. – С. 216-218.
  29. Кокушкин А.М., Кологоров А.И., Бережнов А.З., Касьян А.Ф., Топорков В.П., Донская Т.Н., Тарасов М.А., Хотько Н.И. Профилактика инфекционных заболеваний в зоне стихийного бедствия // Природно-очаговые инфекции и их профилактика. – Саратов, 1991. – С. 148-154.
  30. Тарасов М.А. Эффективность методов дератизации и изучение механизма функционирования точки долговременного отравления (ТДО) грызунов в очагах зоонозов / Саратов, 1992. – Деп. ВИНИТИ 03.08.92 г. №2533-В.92. – 30 с.
  31. Ly Thi Vi Huong, Sunsov V.V., Tarasov M.A. Кhai quat ve vat chu va vecto truyen benh cua cac o dich hach o Tay Nguyen dieu tra nam 1990-1991 // Thong tin KHKTVSPD Vien VSDT Tay Nguyen. - 1992. – So 5.– Tr. 19-29 (вьет., реф. англ.).
  32. Sunsov V.V., Ly Thi Vi Huong, Sunsova N.I., Tarasov M.A. A list of fleas in Vietnam (Draft) // Scientific Studies Institute of Hyg. and Epidem. in Tay Nguyen. - 1992. – P. 64-66 (англ., рез. вьет.).
  33. Тарасов М.А., Варшавский Б.С., Алексеев Е.В., Ефимов С.В., Шилов М.М., Удовиков А.И., Гаранин О.А., Эйгелис Г.В., Билько Е.А., Григорьева Г.В.,Агафонова Т.К. Опыт проведения комплексных мероприятий по профилактике геморрагической лихорадки с почечным синдромом (ГЛПС) в лесной и лесостепной зонах Среднего Поволжья / Саратов, 1993. - Деп. ВИНИТИ 16.11.93 г. № 2846-В. 93. – 28 с.
  34. Тарасов М.А., Дао Суан Винь, Ли Тхи Ви Хыонг, Касьян А.Ф. Современная эпизоотическая ситуация и роль антропогенных факторов в очагах чумы и других зоонозов Южного Вьетнама // Пробл. особо опасных инф. 1993. - № 1-2 (71-72). С. 14-20 (из перечня ВАК).
  35. Тарасов М.А., Ли Тхи Ви Хыонг. Использование мечения грызунов в исследовании проблемы природной очаговости чумы в Южном Вьетнаме // Пробл. особо опасных инф . 1993.- № 3(73). С. 24-37 (из перечня ВАК).
  36. Li Thi Vi Huong, Nguyen Ai Phuong, Sunsov V.V., Sunsova N.I., Tarasov M.A. Some remarks on intermediate hosts and transmissive agent of Plaque in some foci in the high-plateaux and the south Vietnam // I. of Hygiene and Epidemiology of Vietnam. - 1994. – Vol. 4. - № 1(14). – P. 7-13 (англ., рез. вьет.).
  37. Li Thi Vi Huong, Nguyen Ai Phuong, Suntsov V.V., Suntsova N.I., Tarasov M.A. Observations sur les hostes et vecteurs de la peste dans quelques foyers epidemiques des hauts plateaux et du sud du Vietnam de la 1989 a 1991 // Hoi Nghi khoa hoc vien Pasteur tp. Hochiminh. - 1994. - №1. – Р. 61-63 (франц., рез. вьет.).
  38. Тарасов М.А., Ли Тхи Ви Хыонг, Сунцова Н.И., Сунцов В.В. Материалы по экологии популяций фоновых видов блох (Insecta, Siphonaptera) переносчиков чумы в Южном Вьетнаме // Пробл. особо опасных инф. 1994. - № 4(74). С. 84-89 (из перечня ВАК).
  39. Хинц И.В., Гражданов А.К., Корнеев Г.А., Попов Н.В., Тарасов М.А., Шевченко Г.В., Мезенцев В.М., Никитин П.Н. К совершенствованию тактики обследования природных очагов туляремии // Актуальные вопросы профилактики чумы и др. инфекционных заболеваний. – Ставрополь, 1994. – С. 212-213.
  40. Li Thi Vi Huong, Nguyen Ai Phuong, Sunsov V.V., Sunsova N.I., Tarasov M.A. Vai nhan dinh ve vat chu vat rung gian truyen benh dich hach tai mot so o dich hach o Tay Nguyen va mien Nam Viet Nam nam 1989-1991 // Ky yeu CT NCKH dich hach 1975-1995, Vien Thong tin – Thu vien y hoc trung uong. -  Ha Noi, 1994. – Tr. 111-113 (вьет., рез. англ.).
  41. Li Thi Vi Huong, Sunsov V.V., Tarasov M.A Khai quat ve vat chu va vecto truyen benh cua cac o dich hach o Tay Nguyen dieu tra nam 1990-1991 // Thong tin KHKTVSPD Vien VSDT Tay Nguyen, so 5, ku yeu CT NCKH dich hach 1975-1995, Vien Thong tin thu vien y hoc trung uong. -  Ha Noi, 1995. – Tr. 106-107 (вьет., рез. англ.).
  42. Сунцов В.В., Тарасов М.А., Сунцова Н.И., Ли Тхи Ви Хыонг. Некоторые зоопаразитологические аспекты очаговости чумы во Вьетнаме // Пробл. особо опасных инф. 1995. - № 1 (77). С. 25-42 (из перечня ВАК).
  43. Эйгелис Г.В., Дроздов И.Г., Хинц И.В., Гражданов А.К., Попов Н.В., Плотников О.П., Амплеева Э.А., Мезенцев О.Н., Тарасов М.А. Дифференциальный подход к обследованию энзоотичных по туляремии территорий // Эпидемиологические и клинико-иммунологические аспекты профилактики важнейших инфекционных заболеваний. - Астрахань, 1996. – С. 56-57.
  44. Li Thi Vi Huong, Tarasov M.A, Nguyen Ai Phuong. Buoc dau tin hieu kha nang di chyen cua chuot lat (Rattus exulans) o mot so vung dan cu Tay Nguyen // Tap san ve sinh phong dich Tay Nguyen. - Ho Chi Minh, 1996. – So 4. – Tr. 56-60 (вьет., рез. англ.).
  45. Чекашов В.Н., Корнеев Г.А., Александрова Н.М., Хинц И.В., Шилов М.М., Тарасов М.А., Варшавский Б.С., Григорьева Г.В. Длительное наблюдение за развитием интенсивной эпизоотии чумы среди больших песчанок на стационарных участках // Эколого-эпидемиол. надзор за природно-очаговыми инфекциями в Северном Прикаспии. - Астрахань, 1996. – С. 32-34.
  46. Tarasov M.A., Nguyen Ai Phuong, Sunsov V.V., Sunsova N.I., Nguyen Lien Chau, Li Thi Vi Huong, Dang Tuan Dat. Mot so ket qua nghien cuu ve vat chu vat rung gian truyen benh dich hach o Viet Nam 1989-1996 // Nghien cuu tong hop cac dac diem dich te, vi sinh vat, vat chu va trung gian truyen benh dich hach o Tay Nguyen. - Ho Chi Minh, 1996. – Tr. 33-50 (вьет., рез. англ).
  47. Тарасов М.А., Корнеев Г.А., Яковенко О.Е., Варшавский Б.С., Шилов М.М., Ефимов С.В., Гаранин О.А., Удовиков А.И., Александрова Н.М., Хинц И.В., Чекашов В.Н., Коротков В.Б.,Ерофеев А.В. Роль и прогностическое значение абиотических факторов в динамике численности носителей зоонозов в Саратовском Поволжье / Саратов, 1997. - Деп. ВИНИТИ 30.04.97 г., № 1466-1397. – 10 с.
  48. Ефимов С.В., Тарасов М.А., Шилов М.М. Элементы хоминга лесных мышей в очагах зооантропонозов лесостепной зоны Саратовского Заволжья // Матер. научно-практ. конф., посвящен. 100-летию образования противочумной службы России. – Саратов, 1997. – Т. 1. – С. 45.
  49. Тарасов М.А., Данг Туан Дат, Ли Тхи Ви Хыонг, Сунцова Н.И. Влияние дезинсекции на состояние популяций блох в антропогенных очагах чумы Вьетнама // Матер. научно-практ. конф., посвящен. 100-летию образования противочумной службы России. – Саратов, 1997. – Т. 1. – С. – 149-150.
  50. Тарасов М.А., Куклев Е.В., Куклева Л.М., Данг Туан Дат, Сунцов В.В., Ли Тхи Ви Хыонг. Современные представления об очаговости чумы во Вьетнаме // Матер. научно-практ. конф., посвящен. 100-летию образования противочумной службы России. – Саратов, 1997. – Т. 1. – С. 151-152.
  51. Тарасов М.А., Добло А.Д., Корнеев Г.А., Попов Н.В., Слудский А.А., Куклев Е.В., Чекашов В.Н., Шилов М.М., Караваева Т.Б., Удовиков А.И.  Ефимов С.В., Попова Э.З. Новый показатель приоритетности эпизоотологического обследования энзоотичных по ГЛПС территорий // Проблемы санитарно-эпидемиол. охраны территорий стран СНГ. - Саратов, 1998. – С. 103.
  52. Тарасов М.А., Корнеев Г.А., Куличенко А.Н., Кокушкин А.М., Попов Н.В., Слудский А.А., Куклев Е.В., Ефимов С.В., Удовиков А.И., Щербакова С.А., Шилов М.М., Чекашов В.Н., Григорьева Г.В., Караваева Т.Б. К вопросу об инфицированности вирусом ГЛПС мелких воробьиных птиц в Саратовском Поволжье // Проблемы санитарно-эпидемиол. охраны территорий стран СНГ. - Саратов, 1998. – С. 104.
  53. . Щербакова С.А., Куличенко А.Н., Добло А.Д., Кокушкин А.М., Попов Н.В., Плотникова Е.А., Билько Е.А., Слудский А.А., Чекашов В.Н., Ефимов С.В., Тарасов М.А. Экологические и эпидемиологические аспекты циркуляции вируса ГЛПС на территории Саратовской области в 1998 г. // Матер. юбилейной науч. конф., посвящ. 70-летию НИИ микробиол. МО РФ. – Киров, 1998. – С. 106-107.
  54. Тарасов М.А., Корнеев Г.А., Олейников П.Н., Яковенко О.Е., Варшавский Б.С., Шилов М.М., Ефимов С.В., Гаранин О.А., Удовиков А.И., Агафонова Т.К. Роль абиотических факторов в динамике численности мелких млекопитающих - носителей зоонозов в Саратовском Поволжье // Экология. 1998. - № 5. С. 400-403 (из перечня ВАК).
  55. Куклев Е.В., Кокушкин А.М., Кутырев В.В., Попов Н.В., Тарасов М.А., Добло А.Д., Федорова З.П., Смирнов В.Н., Васенин А.С., Кологоров А.И., Величко Л.Н., Овсянников В.И., Салабуда М.П., Храмов В.Н. Результаты анализа вспышки ГЛПС в Аткарском районе Саратовской области // Пробл. особо опасных инф. 1998. С. 57-69 (из перечня ВАК).
  56. Куклев Е.В., Кокушкин А.М., Кутырев В.В., Попов Н.В., Тарасов М.А., Добло А.Д., Федорова З.П., Смирнов В.Н., Васенин А.С., Кологоров А.И., Величко Л.Н., Овсянников В.И., Салабуда М.П., Храмов В.Н. О результатах анализа вспышки ГЛПС в Аткарском районе Саратовской области // Природно-очаговые инфек. в России: соврем. эпидемиол., диагност., тактика защиты населения. – Омск, 1998. – С. 104-105.
  57. Шилов М.М., Матросов А.Н., Попов Н.В., Тарасов М.А., Кузнецов А.А., Слудский А.А., Чекашов В.Н., Удовиков А.И., Ефимов С.В., Попова Э.З. Эффективность зимней дератизации в очаге ГЛПС // Труды 6-го съезда териологического общества. - М., 1999. – С.281.
  58. Тарасов М.А., Ли Тхи Ви Хыонг, Данг Туан Дат. Видовой состав мелких млекопитающих в антропургических очагах чумы Вьетнама // Труды 6-го съезда териологического общества. - М., 1999. – С.253.
  59. Тарасов М.А., Ли Тхи Ви Хыонг, Данг Туан Дат. Численность и биотопическое распределение мелких млекопитающих в антропургических очагах чумы Вьетнама // Труды 6-го съезда териологического общества. - М., 1999. – С.254.
  60. Тарасов М.А., Попов Н.В., Куличенко А.Н., Корнеев Г.А., Куклев Е.В., Слудский А.А., Шилов М.М., Матросов А.Н., Кузнецов А.А., Ефимов С.В., Удовиков А.И., Чекашов В.Н., Овсянников В.И., Шилова Л.Д., Ляпин М.Н., Щербакова С.А., Агафонова Т.К., Григорьева Г.В. Связь заболеваемости людей ГЛПС с динамикой численности и инфицированности хантавирусом мелких млекопитающих в Саратовском Поволжье // Труды 6-го съезда териологического общества. - М., 1999. – С.254.
  61. Ефимов С.В., Тарасов М.А., Шилов М.М. Хоминг лесных мышей как один из факторов поддержания энзоотии некоторых зооантропонозных инфекций Саратовского Заволжья / Саратов, 1999. -Деп. ВИНИТИ 10.08.99., № 2612, В-99. – 8 с.
  62. Тарасов М.А., Кокушкин А.М., Попов Н.В., Матросов А.Н., Куклев Е.В., Корнеев Г.А., Слудский А.А., Шилов М.М., Кузнецов А.А., Ефимов С.В., Удовиков А.И., Чекашов В.Н., Овсянников В.И., Шилова Л.Д., Толоконникова С.И., Григорьева Г.В. Эффективность дератизации в очагах геморрагической лихорадки с почечным синдромом // РЭТ-инфо. – 1999. - № 1. – С. 14-18.
  63. Матросов А.Н., Тарасов М.А., Шилов М.М., Кузнецов А.А., Чекашов В.Н., Слудский А.А., Куклев Е.В., Овсянников В.И. Опыт зимней полевой дератизации в очаге геморрагической лихорадки с почечным синдромом // Гигиена и санитария 1999. - № 2. С. 57-59 (из перечня ВАК).
  64. Попов Н.В., Корнеев Г.А., Тарасов М.А. Эколого-эпизоотологические последствия ирригации и орошения Нижнего Поволжья // Фундамент. и приклад. исследования саратовских ученых для процветания России и Саратовской губернии. - Саратов: Изд-во СГУ, 1999. – С. 249-251.
  65. Кокушкин А.М., Добло А.Д., Щербакова С.А., Куклев Е.В., Попов Н.В., Куличенко А.Н., Плотникова Е.А., Тарасов М.А., Билько Е.А., Удовиков А.И., Шилов М.М., Ефимов С.В., Слудский А.А., Чекашов В.Н. Циркуляция вируса геморрагической лихорадки с почечным синдромом на территории Саратовской области // Эпидемиол. и инфекц. болезни. 2000. - № 4. С. 20-23 (из перечня ВАК).
  66. Попов Н.В., Корнеев Г.А., Санджиев В.Б.-Х, Козлова Т.А., Яковлев С.А. Эколого-эпизоотологические последствия ирригации и орошения Нижнего Поволжья // РЭТ-инфо. – 2000, № 3. – С. 21-22.
  67. Тарасов М.А., Корнеев Г.А., Попов Н.В., Куличенко А.Н., Олейников П.Н., Караваева Т.Б., Удовиков А.И., Ефимов С.В., Шилов М.М., Толоконникова С.И., Чекашов В.Н., Колнобрицкая О.А., Ермаков Н.М., Щербакова С.А. Инфицированность вирусом ГЛПС различных половых и возрастных групп грызунов // РЭТ-инфо. – 2000, № 4. – С. 16-17.
  68. Тарасов М.А., Караваева Т.Б., Ли Тхи Ви Хыонг, Данг Туан Дат, Олейников П.Н. Экологические особенности местообитаний блох (Siphonaptera) в антропогенных очагах чумы Вьетнама // Карантинные и зоонозные инфекции в Казахстане. - Алматы, 2000. - №2. – С. 228-229.
  69. Тарасов М.А., Караваева Т.Б., Иванов Ю.В., Ли Тхи Ви Хыонг, Данг Туан Дат, Матросов А.Н., Григорьева Г.В. Экологические особенности местообитаний блох (Siphonaptera) в антропоургических очагах чумы Вьетнама и меры неспецифической профилактики этой инфекции // РЭТ-инфо. – 2001. - № 1. – С. 14-16.
  70. Тарасов М.А., Кутырев В.В., Попов Н.В., Куклев Е.В., Куличенко А.Н., Корнеев Г.А., Караваева Т.Б., Матросов А.Н., Шилов М.М., Ефимов С.В., Удовиков А.И., Князева Т.В., Головинская О.Н., Пионтковский С.А., Чекашов В.Н., Гаранина С.Б., Щербакова С. К вопросу об энзоотичности по чуме юго-восточной части территории Саратовской области // Карантинные и зоонозные инфекции в Казахстане. - Алматы, 2001. – Вып. 3. – С. 251-254.
  71. Тарасов М.А., Сонин К.А., Алчинова И.Б., Попов Н.В., Шляхтин Г.В., Караваева Т.Б., Вайнер Г.Б., Корнеев Г.А., Слудский А.А., Ефимов С.В., Шилов М.М., Удовиков А.И., Чекашов В.Н., Матросов А.Н., Колнобрицкая О.А., Яковлев С.А., Григорьева Г.В. Фауна, экология и эпизоотологическое значение землероек (Маmmalia, Soricidae) Саратовской области // Экол. и соц.-гигиен. аспекты окружающей человека среды: Матер. респ. науч. конф. – Рязань, 2001. – С. 123-126.
  72. Попов Н.В., Корнеев Г.А., Тарасов М.А., Щербакова С.А., Куклев Е.В., Матросов А.Н., Куличенко А.Н., Добло А.Д., Федорова З.П., Чекашов В.Н., Колнобрицкая О.А. Ландшафтно- эпизоотологическое районирование энзоотичных по ГЛПС территорий Саратовской области // Пробл. особо опасных инф. - ). - 2001. - Вып. 1(81). С. 55-63 (из перечня ВАК).
  73. Чекашов В.Н., КорнеевГ.А., Тарасов М.А., Кузнецов А.А. Особенности формирования мелкой структуры эпизоотии чумы в поселениях больших песчанок в связи с понятием парцеллярных группировок у этих грызунов // Пробл. особо опасных инф. 2001. - Вып. 2(82. - С. 54-61 (из перечня ВАК).
  74. Попов Н.В., Тарасов М.А., Удовиков А.И., Матросов А.Н., Баракин А.А. Долгосрочное прогнозирование изменений численности носителей вируса ГЛПС в Саратовской области // Пробл. особо опасных инф. 2002. - Вып. 1(83). С. 73-79 (из перечня ВАК).
  75. Головинская О.Н., Клюева Е.В., Щербакова С.А., Гаранина С.Б., Савицкая Л.В., Чекашов В.Н., Тарасов М.А., Удовиков А.И., Шилов М.М., Князева Т.В., Попов Н.В. Изучение природной очаговости ГЛПС на территории Саратовской области // Матер. 8-го съезда Всерос. об-ва эпидемиол., микробиол. и паразитол. - М., 2002. – Т. 1. – С. 307-308.
  76. Удовиков А.И., Попов Н.В., Тарасов М.А., Чекашов В.Н. Использование территории малыми сусликами (Citellus pygmaeus) в полупустыне Западного Кавказа // 7-й съезд Териол. об-ва РАН. Матер. международ. совещ. -  М., 2003. – С. 362.
  77. Слудский А.А., Данг Туан Дат, Тарасов М.А., Касьян А.Ф., Ли Тхи Фыонг Май. Профилактика чумы в антропогенных очагах Вьетнама // Экол. и эпизоотол. аспекты чумы во Вьетнаме. Москва-Хошимин - Буонматхуот, 2003. – С. 105-108.
  78. Тарасов М.А. Популяционная экология мелких млекопитающих Северо-Западного Кавказа. - Саратов: Изд-во СГУ, 2004. – 136 с. (издание осуществлено при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований по проекту РФФИ № 04-04-62014).
  79. Тарасов М.А., Куклев Е.В., Величко Л.Н., Вайнер Г.Б., Красовская Т.Ю., Удовиков А.И., Федорова З.П. Количественная оценка связи заболеваемости населения ГЛПС с динамикой эпизоотического потенциала очагов этой инфекции // Пробл. особо опасных инф. - 2004. - Вып. 1(87С. 37-39 (из перечня ВАК).
  80. Тарасов М.А., Вайнер Г.Б., Караваева Т.Б. Комплексная оценка эндемичности территории по ГЛПС // ЖМЭИ. - 2004. - №6 - С. 22-26 (из перечня ВАК).
  81. Удовиков А.И., Тарасов М.А. Некоторые эдафические особенности Волго-Уральского степного очага чумы // Млекопит. как компонент арид. экосист. Матер. междунар. совещ. – Саратов, 2004. – 152-153.
  82. Матросов А.Н., Тарасов М.А., Кузнецов А.А., Шилов М.М., Яковлев С.А., Толоконникова С.И., Попов Н.В., Кутырев В.В. Защитная дератизация окрестностей населенных пунктов в природных очагах зоонозов на территории России // Дезинф. дело. 2005. - №3. С. 48-51 (из перечня ВАК).
  83. Попов Н.В., Куклев Е.В., Слудский А.А., Тарасов М.А., Матросов А.Н., Князева Т.В., Караваева Т.Б., Кутырев В.В. Ландшафтная приуроченность и биоценотическая структура природных очагов чумы Дальнего Зарубежья. Северная и Южная Америка, Африка, Азия // Пробл. особо опасных инф. 2005. - Вып. 89. С. 9-15 (из перечня ВАК).
  84. Сонин К.А., Алчинова И.Б., Тарасов М.А. Землеройки (Insectivora, Soricidae) Саратовской области, особенности их экологии и эпидемиологическое значение // Биоресурсы и биоразнообразие экосистем Поволжья. Матер. междунар. совещ. – Саратов: Изд-во СГУ, 2005. – С. 186-187.
  85. Удовиков А.И., Шилов М.М., Чекашов В.Н., Тарасов М.А., Попов Н.В. Оценка состояния популяций малого суслика в пределах северной границы природных очагов чумы Российской Федерации // Бюлл. МОИП, отд. биол. 2005. Т.110. Вып. 4. С. 32-33 (из перечня ВАК).
  86. Щербакова С.А., Билько Е.А., Клюева Е.В., Данилов А.Н., Плотникова Е.А., Тарасов М.А., Чекашов В.Н., Удовиков А.И., Князева Т.В., Шилов М.М., Самойлова Л.В., Храмов В.Н., Казакова Л.В., Куклев Е.В., Куличенко А.Н. Особенности экологии и ландшафтного распространения арбовирусов на территории Саратовской области // ЖМЭИ. 2005. - №5. С. 27-30 (из перечня ВАК).
  87. Яковлев С.А., Удовиков А.И., Санджиев В. Б.- Х., Тарасов М.А.., Попов Н.В. Изменение эпизоотологической роли домовой мыши в результате антропогенного воздействия на природные комплексы // Биоресурсы и биоразнообразие экосистем Поволжья6 прошлое, настоящее, будущее: Матер. международ. Совещ., посвящ.10 – летию Сарат. фил. Ин-та проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН. (24-28 апреля 2005 г.). – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2005. – С. 211-212.
  88. Князева Т.В., Мокроусова Т.В., Толоконникова С.И., Тарасов М.А., Чекашов В.Н., Шилов М.М. Новые данные о видовом составе блох (Siphonaptera) мелких млекопитающих Саратовской области // Матер. Всероссийс. совещ. по кровососущ. насеком. -  С.-Петербург, 2006. – С. 96-99.
  89. Матросов А.Н., Слудский А.А., Чекашов В.Н., Кузнецов А.А., Тарасов М.А., Кологоров А.И., Красовская Т.Ю., Щербакова С.А., Попов Н.В., Топорков А.В., Кутырев В.В. Эпизоотологический мониторинг за гриппом птиц в природных условиях // Матер. 7-й Международ. науч.-практ. конф. гос-в - участ. стран СНГ. - Оболенск, 2006. - С. 50-51.
  90. Тарасов М.А., Сонин К.А., Толоконникова С.И., Яковлев С.А., Билько Е.А., Попов Н.В. Особенности проявления некрофагии в популяциях грызунов носителей вируса ГЛПС // Мед. паразитол. и паразит. болезни. - 2006. - №1. С. 49-51 (из перечня ВАК).
  91. Федоров Ю.М., Жилина Н.Я., Кутырев В.В., Топорков А.В., Попов Н.В., Топорков В.П., Слудский А.А., Ляпин М.Н., ЩербаковаС.А. Матросов А.Н., Кузнецов А.А., Тарасов М.А., Удовиков А.И., Кологоров А.И., Чекашов В.Н., Шилов М.М., Храмов В.Н., Толоконникова С.И., Билько Е.А., Красовская Т.Ю., Шарова И.Н. Организация мониторинга заносов и распространения гриппа птиц в природных условиях на территории Российской Федерации. Временные методические указания // Бюлл. Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. – М., 2006. – 30 с.
  92. Кутырев И.В., Тарасов М.А., Шилов М.М., Попов Н.В. Эпидемиологические последствия трансформации биоценотических комплексов Саратовского Заволжья под влиянием антропогенных и климатических факторов в начале ХХ1 столетия // Международные медико-санитар. правила и реализация глобальной стратегии борьбы с инфекц. болезнями в государствах-участниках СНГ. – Матер. 8 - й Межгосудар. научно-практ. конф. государств-участников СНГ. – Саратов, 2007. – С. 71-73.
  93. Матросов А.Н., Щербакова С.А., Слудский А.А., Чекашов В.Н., Фирстов Е.Н., Князева Т.В., Красовская Т.Ю., Тарасов М.А., Кузнецов А.А., Шилов М.М., Удовиков А.И., Яковлев С.А. Эпизоотологический мониторинг в природных очагах зоонозных инфекций в Саратовской области // Матер. 9-го съезда Всерос. научно-практ. об-ва эпидемиол., микробиол. и паразитол. - М., 2007. – Т.3. – С.201.
  94. Матросов А.Н., Чекашов В.Н., Красовская Т.Ю., Шарова И.Н., Кутырев И.В., Щербакова С.А., Билько Е.А., Кузнецов А.А., Князева Т.В., Яковлев С.А., Тарасов М.А.,., Шилов М.М., Удовиков А.И., Толоконникова С.И., Слудский А.А., Попов Н.В., Кутырев В.В. Результаты эколого-эпизоотологического обследования в природных очагах зоонозов в левобережье Саратовской области // Зоол. исслед. регионов России и сопредельных территорий. Матер. 2-й Международ. конф. - Н.Новгород, 2007. – С.172-176.
  95. Матросов А.Н., Чекашов В.Н., Красовская Т.Ю., Кутырев И.В., Щербакова С.А., Билько Е.А., Шарова И.Н., Найденова Е.В., Осина Н.А., Плотникова Е.А., Ивашенцева Л.Н., Шилов М.М., Яковлев С.А., Князева Т.В., Удовиков А.И.,Тарасов М.А., Кузнецов А.А., Мокроусова Т.В., Попов Н.В., Топорков А.В., Кутырев В.В. Результаты эпизоотологического мониторинга по зоонозам в южной части Саратовского Заволжья // Международные медико-санитар. правила и реализация глобальной стратегии борьбы с инфекц. болезнями в государствах-участниках СНГ. – Матер. 8 Межгосудар. научно-практ. конф. государств-участников СНГ. – Саратов, 2007. – С. 81-83.
  96. Тарасов М.А. Роль ольфакторных полей в динамике популяций мелких млекопитающих // Териофауна России и сопредельных. террит. Матер. международ. совещ. - М., 2007. – С. 486.
  97. Тарасов М.А., Попов Н.В., Величко Л.Н., Кузнецов А.А., Яковлев С.А., Матросов А.Н., Слудский А.А., Толоконникова С.И., Князева Т.В., Караваева Т.Б., Григорьева Г.В., Удовиков А.И., Грухина Г.Н., Дмитриев А.П., Меркулов А.В., Григорьев Г.А., Забродин Н.А., Верещагин Н.Н., Казакова Л.В., Спиридонов А.М., Дылдин В.В., Петров Е.Ю., МининГ.Д., Кочетов Е.Н., Гасилин В.В., Ямалтдинов Р.К. Ландшафтно-геоботанические и эколого-эпизоотологические особенности проявления активности очагов ГЛПС на территории Приволжского Федерального округа // Пробл. особо опасных инф. 2007. - Вып. 1(93). С. 43-46 (из перечня ВАК).
  98. Топорков А.В., Кабин В.В., Тарасов М.А., Щербакова С.А., Слудский А.А., Шарова И.Н., Попов Н.В., Кологоров А.И., Кутырев В.В. Организационно-методические аспекты обследования сочетанных очагов особо опасных арбовирусных и бактериальных инфекций (на примере Среднего и НижнегоПоволжья) // Матер. расширенного Пленума пробл. комиссии «Арбовирусы и науч.-практ. конф. «Арбовирусы и арбовирусные инфекции» (17-20- октября 2006 г., Астрахань). - Тула: Изд-во ЗАО «Гриф и К»,  2007. – С. 147-149.
  99. Удовиков А.И., Тарасов М.А. К вопросу о статусе носителей чумы Северо-Западного Прикаспия // Териофауна России и сопредельных. террит. Матер. международ. совещ. - М., 2007. – С. 511.
  100. Яковлев С.А., Тарасов М.А., Сангаджиева Г.А. Экологические последствия ирригации некоторых территорий Нижнего Поволжья // Проблемы экологии в современном мире. – Матер. 4-й Всероссийской Интернет-конференции (с международным участием) 14-16 мая 2007 года. - Тамбов, 2007. – С. 262-265.
  101. Яковлев С.А., Тарасов М.А., Сангаджиева Г.В., Шилов М.М. Влияние ирригации некоторых территорий Нижнего Поволжья на популяции грызунов // Зоологические исследования регионов России и сопредельных территорий. Матер. 2 международной конференции. - Нижний Новгород, 2007. – С. 238-242.
  102. Тарасов М.А., Попов Н.В., Кутырев И.В., Яковлев С.А., Меркулова Т.К., Слудский А.А., Кузнецов А.А., Удовиков А.И., Развых В.М., Толоконникова С.И. Новые эколого-эпизоотологические и эпидемиологические индексы количественной оценки состояния очагов некоторых зоонозов // Эпидемиология и инфекционные болезни. 2008. - № 1. С. 14-18 (из перечня ВАК).
  103. Топорков В.П., Величко Л.Н., Шиянова А.Е., Куклев Е.В., Попов Н.В., Тарасов М.А., Щербакова С.А., Караваева Т.Б. Динамика заболеваемости ГЛПС по федеральным округам, РФ с 2001 по 2007 год // Пробл. особо опасных. инф. 2008. Вып. 4(98). С. 25-28 (из перечня ВАК).
  104. Корсуков В.Н., Тарасов М.А., Волков Ю.П., Бойко А.В., Попов Ю.А. Учет абиотических факторов при оценке численности мелких млекопитающих в Саратовской области // Математические методы в технике и технологиях. Сб. трудов XXI Международ. науч. конф. (27-30 мая 2008 года). –2008. - Т. 3. – С. 313-316.
  105. Удовиков А.И., Григорьева Г.В., Толоконникова С.И., Яковлев С.А., Тарасов М.А., Слудский А.А. Роль норовых микробиоценозов в энзоотии чумы // Мед. паразитол. и паразитар. болезни. 2009. - №. 2. С.44-46 (из перечня ВАК).
  106. Кологоров А.И., Дмитриева Л.Н., Шиянова А.Е., Тарасов М.А., Поршаков А.М., Попов Н.В., Топорков В.П., Кутырев В.В. Эпидемиологическая ситуация по природно-очаговым и зоонозным инфекциям в Приволжском федеральном округе в 2000-2009 гг. т прогноз на 2010 г. // Пробл. особо опасных инф. 2010. Вып. 2(104). - С. 5-10 (из перечня ВАК).
  107. Мочалкин П.А., Рябов С.В. Мочалкин А.П., Шутова М.И. Матросов А.Н., Тарасов М.А. Неспецифическая профилактика геморрагической лихорадки с почечным синдромом в Республике Башкортостан // Пробл. особо опасных инф. 2010. Вып. 2(104). - С. 35-42 (из перечня ВАК).
  108. Тарасов М.А., Толоконникова С.И., Яковлев С.А., Григорьева Г.В., Сонин К.А., Шилов М.М., Иванов Ю.В., Пахомов Д.А., Развых В.М. Эколого-эпизоотологические последствия экспериментального нарушения ольфакторных полей в природных популяциях мелких млекопитающих // Вестник Саратовского госагроуниверситета им. Н.И. Вавилова. 2010. - № 7. С. 40-44 (из перечня ВАК).
  109. Рыльников В.А., Матросов А.Н., Яковлев А.А.Кузнецов А.А., Слудский А.А., Тарасов М.А., Тощигин Ю.В., Бабич Н.В., Кадиров А.Ф. Управление численностью проблемных биологических видов. В 3-х томах. Т. 3. Дератизация. М.: Изд-во Института пест-менеджмента. - 2011. – 220 с.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.