WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

КОЛЕНДО СВЕТЛАНА АНАТОЛЬЕВНА

АКУШЕРСКИЕ И ПЕРИНАТАЛЬНЫЕ ИСХОДЫ У БЕРЕМЕННЫХ

С ГИПОТИРЕОЗОМ РАЗЛИЧНОЙ ЭТИОЛОГИИ

14.01.01 Акушерство  и  гинекология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Москва 2012

Работа выполнена в Государственном бюджетном учреждении Московской области «Московский областной научно-исследовательский институт акушерства и гинекологии» Министерства здравоохранения Московской области

Научный руководитель:

доктор медицинских наук, профессор — Петрухин Василий Алексеевич

Официальные оппоненты:

Серова Ольга Федоровна – доктор медицинских наук, профессор, главный врач Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Москов-ской области «Московский областной перинатальный центр» Министерства здравоохранения Московской области;

Шалина Раиса Ивановна – доктор медицинских наук, профессор кафедры акушерства и гинекологии педиатрического факультета Государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» Министерства здравоохранения РФ.

Ведущая организация: Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Министерства здравоохранения РФ.

Защита диссертации состоится «____» __________2012 года в _____ ч. на заседании диссертационного совета Д 208.048.01 при ГБУЗ МО «Московский областной научно-исследовательский институт акушерства и гинекологии» Минздрава Московской области (101000, Москва, ул. Покровка, д. 22А)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГБУЗ МО «Московский областной научно-исследовательский институт акушерства и гинекологии» Минздрава Московской области (101000, Москва, ул. Покровка, д. 22А)

Автореферат разослан «____»___________2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор медицинских наук, профессор                         Зайдиева Я.З.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы

Из заболеваний щитовидной железы (ЩЖ) во время беременности гипотиреоз стоит на третьем месте по частоте после эутиреоидного зоба и носительства антител к тиреоидной пероксидазе (АТ-ТПО) (Мельниченко Г.А. и соавт., 2003), и, его частота при беременности оценивается современными исследователями от 0,3% до 2,5% (Brin M. Case, 2005; Harborne L.R. и соавт., 2005). В России до 5% женщин, вставших на учет в женских консультациях, имеют недиагностированный гипотиреоз (Мельниченко Г.А. и соавт., 2004; Петрухин В.А. и соавт., 2006). При этом наиболее частой причиной первичного гипотиреоза при беременности является аутоиммунный тиреоидит (АИТ) (Lazarus J.H., 2005; Hansen P.S. и соавт., 2006).

Беременность изменяет метаболизм тиреоидных гормонов за счет возрастания степени связывания их с белками крови, повышения уровня хорионического гонадотропина, недостаточного снабжения щитовидной железы матери йодом в связи с повышенной его экскрецией с мочой во время беременности и потреблением йода фетоплацентарным комплексом (ФПК), а также повышения плацентарного дейодирования тироксина. В свою очередь, даже кратковременное нарушение функции ЩЖ у матери оказывает отрицательное влияние на течение гестационного процесса, развитие плода и состояние новорожденного (Трошина Е.А., 2006 Фадеев В.В. и соавт., 2010).

Большое количество осложнений гестации, родов, перинатального периода при гипотиреозе связано с высокой частотой неудовлетворительной компенсации заболевания. По сообщениям разных авторов частота гестоза при этом достигает 30%, фетоплацентарной недостаточности (ФПН) – 86%, аномалий родовой деятельности – 30 %, угрозы прерывания – 60%, в т.ч. преждевременных родов – 50% (Потин В.В. и соавт., 2008).

Исследования других авторов по изучению развития осложнений при беременности на фоне компенсированного гипотиреоза показали, что при адекватной компенсации во время беременности риск развития осложнений является минимальным (Tina о. Tan, 2006, ).

Гипотиреоз у беременной оказывает неблагоприятное действие на состояние плода, в первую очередь на развитие его центральной нервной системы (Dosiou Ch. и соавт., 2011). Среди перинатальной заболеваемости преобладают энцефалопатия, асфиксия и гипотрофия плода (Дедов И.И. и соавт., 2002; Краснопольский В.И. и соавт., 2005). При манифестном гипотиреозе матери велика вероятность развития пороков у плода (Abalovich M. и соавт., 2002).

В настоящее время в связи с улучшением качества лечения и проведения скрининга нарушений функции ЩЖ у беременных значительно увеличилось количество пациенток с такими редкими и трудно курабельными формами, как врожденный гипотиреоз, гипотиреоз после оперативного лечения по поводу рака щитовидной железы. Тактика ведения и родоразрешение этой категории пациенток вызывают определенные затруднения.

Крайне скудны данные литературы, содержащие критерии состояния и степени нарушения фетоплацентарной системы при разных типах заболевания.

Цель исследования: улучшение исходов беременностей и родов для матери и плода у пациенток с гипотиреозом различного генеза.

Задачи исследования:

1. Уточнить структуру первичного гипотиреоза и выявить особенности его течения у беременных, проживающих в Московской области – регионе легкого и умеренного йодного дефицита.

2. Выявить особенности течения беременности и родов у пациенток с различными по этиологии типами гипотиреоза.

3. Выявить особенности функционирования ФПК у беременных в зависимости от формы, степени и длительности компенсации гипотиреоза.

4. Уточнить особенности течения раннего неонатального периода у детей от матерей с различными типами гипотиреоза.

Научная новизна

Впервые на основе сопоставления данных клинического течения гипотиреоза, содержания гормонов ЩЖ, гормонов ФПК в сыворотке крови, результатов допплерометрического, эхографического методов исследования получены данные о частоте, сроке возникновения и тяжести осложнений беременности и родов у пациенток с различными по этиологии типами гипотиреоза.

Выявлены новые возможности прогнозирования развития фетоплацентарной недостаточности на основании результатов динамического исследования концентрации гормонов ФПК в крови беременных с гипотиреозом в сочетании с изучением функциональных показателей гемодинамики фетоплацентарной системы, начиная со II триместра гестации.

Практическая значимость

Полученные дополнительные сведения об особенностях течения гестационного процесса, гормональной функции ФПК, состояния плода у пациенток с гипотиреозом позволили оптимизировать программу обследования и ведения беременности и родов при различных типах гипотиреоза, в основе которой лежит своевременное выявление патологии и адекватная коррекция функции щитовидной железы, профилактика и лечение осложнений беременности.

Положения, выносимые на защиту

1. Течение беременности и родов у пациенток с гипотиреозом характеризуется высокой частотой осложнений, таких как угроза прерывания беременности, гестоз, слабость родовой деятельности, что ассоциировано с недостаточной компенсацией заболевания на момент наступления беременности и в течение гестации. Наибольший процент осложнений выявлен в группе с врожденным гипотиреозом и аутоиммунным полигландулярным синдромом 2 типа (АПГС 2 типа).

2. ФПН выявлена у 47,7% пациенток с гипотиреозом. Наиболее выраженные ее проявления имеют место у беременных с врожденным гипотиреозом и АПГС 2 типа и зависят от длительности компенсации гипотиреоза. Для диагностики плацентарной недостаточности у пациенток с гипотиреозом особого внимания заслуживает контроль показателей плацентарного лактогена и эстриола.

3. Состояние новорожденных и ранняя адаптация определяются не столько типом гипотиреоза, сколько длительностью, качеством его компенсации, коррелируя с выраженностью изменений в гипофизарно-тиреоидной системе.

Личный вклад автора в проведенное исследование

Автором лично были проведены комплексное обследование, ведение беременности, родоразрешение 195 пациенток с гипотиреозом, а также  анализ анамнеза, результатов клинических наблюдений за течением гестации и родов у них и обобщение результатов исследования.

Апробация работы

Обсуждение диссертации состоялось на заседании Ученого совета ГБУЗ МО «Московский областной научно-исследовательский институт акушерства и гинекологии» Минздрава Московской области 10 апреля 2012 г. Материалы исследования были представлены на Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых и специалистов «Актуальные проблемы современной эндокринологии» (Москва, 2008).

Внедрение в практическое здравоохранение

Результаты исследования, тактика ведения беременных с гипотиреозом внедрены в работу поликлинического отделения, акушерских и неонатальных клиник ГБУЗ МО «Московский областной научно-исследовательский институт акушерства и гинекологии» Минздрава Московской области, используют при обучении врачей-интернов, клинических ординаторов и курсантов кафедры акушерства и гинекологии ФУВ ГБУЗ МО МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского.

Публикации

По теме диссертации опубликовано 11 печатных работ, 3 из них  – в изданиях и рецензируемых журналах, определенных ВАК РФ.

Структура и объем диссертации

Диссертация написана на русском языке, изложена на 145 страницах машинописного текста, состоит из введения, 7 глав, выводов, практических рекомендаций и списка использованной литературы. Текст работы иллюстрирован 47 таблицами и 15 рисунками. Библиография включает 212 литературных источников, в том числе 111 – на русском и 101 – на английском языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материал и методы исследования

В процессе выполнения работы обследовано 195 беременных с гипотиреозом и их новорожденные.

В зависимости от этиологических факторов заболевания было выделено 5 групп: I – 75 беременных с послеоперационным гипотиреозом, II – 87 беременных – с АИТ, III – 11 пациенток – с врожденным гипотиреозом, IV – 16 женщин – с АПГС 2 типа и V – 6 пациенток с гипотиреозом после радио-йодтерапии. Совместно с неонатологом для изучения влияния гипотиреоза на перинатальные исходы новорожденные в зависимости от вариантов течения раннего неонатального периода были разделены на 3 группы. Группа А – 151 ребенок, родившийся в удовлетворительном состоянии. Группа В – 28 детей с перинатальной патологией и неврологическими нарушениями средней степени тяжести. Группа С – 16 детей, состояние которых при рождении и в раннем неонатальном периоде расценивалось как тяжелое, потребовавшее интенсивной терапии, длительного выхаживания с переводом в 100% наблюдений в отделения патологии или реанимации новорожденных. В группу сравнения вошли 50 беременных без соматической и эндокринной патологии.

Лечение (гормонотерапию) основного заболевания до наступления данной беременности получали 146 (74,9%) пациенток. 71,8% женщин принимали L-тироксин; доза его при этом была 75 (25–250) мкг/сут. Длительность лечения составила 3 (2–6) года, варьируя от 1 месяца до 20 лет.

Лечение гипотиреоза во время беременности проводилось всем пациенткам, а доза L-тироксина составляла 100 (50–120) мкг/сут в I триместре, 100 (50–150) мкг/сут во II триместре и 125 (75–150) мкг/сут в III триместре. К моменту родоразрешения у всех женщин была достигнута компенсация заболевания.

Всем беременным также проводилась йодная профилактика физиологическими дозами йода (200 мкг/сут).

Для решения поставленных задач всем пациенткам выполнялось полное клиническое обследование с проведением общепринятых лабораторных и инструментальных методов исследования, включая дополнительные:

1) иммуноферментные методы исследования гормонов ФПК и гипофизарно-тиреоидной системы (тиреотропный гормон (ТТГ), АТ-ТПО, свободные фракции тироксина (св. Т4), плацентарный лактоген (ПЛ), эстриол, прогестерон, кортизол, белок α-фетопротеин (АФП)); исследования проводились с помощью стандартных иммуноферментных наборов отечественного и зарубежного производства;

2) ультразвуковые методы исследования: фетометрия, допплерометрическое исследование кровотока в сосудах ФПК (артерии пуповины, аорта и среднемозговая артерия плода); исследования проводились на аппаратах УЗИ «SSD-650» фирмы «Aloka Ko., Ltd» (Япония), «ACUSON – 128XP10», «ACUSON SEQUOIA-512» фирмы «Акусон корпорейшен» (США), работающих в реальном масштабе времени и оснащенных допплеровскими приставками.

Для объективной оценки роста и развития плода использовалась перцентильная оценка полученных показателей, что позволило четко определить степень их отклонения от характерных для популяции. Результаты гормональных исследований представлены в виде процента отклонения от верхнего и нижнего референсного диапазона, что связано с трудностями сравнения показателей гормонов, полученных в различных лабораториях.

Статистические методы обработки полученных результатов

Сравнение групп наблюдения друг с другом производили с помощью непараметрических критериев (Уилкоксона–Манна–Уитни, Смирнова, Фишера, хи-квадрат). Вычисления проводились с использованием IBM PC–совместимого компьютера и пакета стандартных программ.

Результаты исследования и их обсуждение

При исходном клинико-лабораторном обследовании выявлено, что по возрасту, соматическому анамнезу, гинекологическим заболеваниям группы не отличались.

Среди беременных с гипотиреозом отмечен большой процент отягощенного акушерского анамнеза: бесплодие – в 24 (12,3%), самопроизвольный выкидыш – в 31 (15,9%), неразвивающаяся беременность – в 9 (4,6%) и преждевременные роды в 10 (5,1%) наблюдениях. Перинатальная смертность в анамнезе зафиксирована у 6 (3%) женщин с гипотиреозом, и в 5 (2,6%) наблюдениях имела место младенческая смертность. Статистически достоверных различий между группами не выявлено.

У пациенток с гипотиреозом выявлена высокая частота нарушений менструального цикла – в 55 (28,2%) наблюдениях; позднего менархе – в 14 (7,2%) наблюдениях, которое отмечено преимущественно у женщин с врожденным гипотиреозом: в 18,2% наблюдений и с АПГС 2 типа: в 25% наблюдений, что можно объяснить более длительным стажем и недостаточным качеством компенсации основного заболевания в данных группах.

У 173 (88,7%) обследуемых гипофункция ЩЖ была выявлена до наступления беременности, у 22 (11,3%) – заболевание диагностировано во время беременности. В III и V группах заболевание в 100% наблюдений выявлено до беременности. Во время беременности гипотиреоз диагностирован среди пациенток II группы – в 15%, IV группы – в 12,5%, I группы – в 9,3% наблюдений. Наибольший стаж заболевания имели пациентки III группы – 180 месяцев (p<0,05).

В целом на момент наступления беременности гипотиреоз был декомпенсирован у 27 (13,8%) пациенток, что согласуется с данными других авторов (Ефимушкина О.А., 2007). При врожденном гипотиреозе декомпенсация регистрировалась в 57,1% наблюдений, в то время как при АИТ – в 21,1% и послеоперационном гипотиреозе – 10,4% наблюдений. У всех пациенток с гипотиреозом после радиойодтерапии и АПГС 2 типа заболевание было компенсировано.

В течение гестации у 125 (64%) женщин отмечалось компенсированное течение гипотиреоза в I, II, III триместрах, у 38 (19,5%) – во II, III триместрах, у 32 (16,4%) – только в III триместре. Как видно из таблицы 1, у беременных с врожденным гипотиреозом и АПГС 2 типа (III, IV группы) компенсированного течения заболевания удавалось достичь труднее.

Таблица 1.

Длительность компенсации гипотиреоза

у пациенток с разными его типами

Длительность компенсации

Группы

I
(n = 75)

Абс., %

II

(n = 87)

абс., %

III
(n = 11)

абс., %

IV

(n = 16)

абс. ,%

V
(n = 6)

абс., %

I, II, III

триместры

48 (64)

58 (66,7)

4 (36,4)

9 (56,2)

6 (100)

II, III триместры

15 (20)

17 (19,5)

2 (18,2)

3 (18,8)

III триместр

12 (16)

12 (13,8)

5 (45,4)

4 (25)

У всех пациенток с гипотиреозом после радиойодтерапии заболевание было компенсировано в течение трех триместров. При послеоперационном гипотиреозе и АИТ гипотиреоз удалось компенсировать в течение трех триместров у 66,7% и 64% женщин соответственно, у пациенток с АПГС 2 типа – в 56,3% наблюдений, при врожденном гипотиреозе – только у 36,4% беременных.

Наиболее значимые изменения гипофизарно-тиреоидной функции в течение гестации имели место у обследуемых с врожденным гипотиреозом и с АПГС 2 типа.

При этом более выраженными были изменения концентрации ТТГ. ВI триместре отмечено его повышение в 17 раз у беременных III группы, абсолютные значения при этом достигали 200 MЕ/л, и в 5 раз – в IV группе, составляя максимально 78,6 МЕ/л. В других группах повышение содержания данного гормона не превышало показатели нормативных значений более чем в 3 раза (табл. 2). Наиболее низкие концентрации св. Т4 имели место в этих же группах. Закономерно, что именно у пациенток III, IV групп отмечена более высокая частота осложнений беременности и родов.

Таблица 2.

Содержание ТТГ в крови пациенток с различными типами гипотиреоза

Группы

I триместр

II триместр

III триместр

ТТГ (повышенные значения)

%

повышенных значений

% от верхней границы нормы

%

повышенных значений

% от верхней границы нормы

%

повышенных значений

% от верхней границы нормы

I

53,7

201,6

(157,5–340,7)

31

153,1

(133,7–217,1)

22,6

213,2

(139–246)

II

52,3

310

(148–548)

47,8

203,3

(145,5–280,5)

16,7

175,3

(120–201,5)

III

100*

1755*

(1118,9–

2391,6)

66,7

780,3*

(243,1–2670,6)

54,5

185,4

(162,5–220,75)

IV

71,4

570

(150–1546,14)

40

152

(142,5–161,5)

20

179,3

(143,5–215,2)

V

64

107,5

(107,5–107,5)

Примечание: приведены доли (%) повышенных значений и выраженность повышения в % от верхней границы нормы: *р< 0,05 III к I, II, IV, V группам.

Следует подчеркнуть, что у всех беременных с гипотиреозом течение беременности было осложнено. Среди осложнений превалировали угроза прерывания, гестоз, ФПН, анемия. При этом частота осложнений превышала аналогичную в группе сравнения (табл. 3).

Таблица 3.

Осложнения беременности у пациенток с разными типами гипотиреоза

Осложнения
беременности

Группы беременных

I
(n = 75)

II

(n = 87)

III
(n = 11)

IV

(n = 16)

V
(n = 6)

Группа

сравнения

(n=50)

абс

%

абс

%

абс

%.

абс

%

абс

%

абс.

%

Ранний токсикоз

27

36

21

24,1

7

63,6

1

6,3

2

33,3

22

44

Гестоз всего:

33

44

44

50,6

7

63,6

11

68,8

3

50

5

10

легкой

степени

33

44

43

49,4

7

63,6

8

50

2

33,3

5

10

средней степени

1

1,2

2

12,5

тяжелой степени

1

6,3

1

16,7

Угроза прерывания беременности

45

60

57

65,5

4

36,4

9

56,3

3

50

8

16

ИЦН

3

3,4

ФПН

34

45,3

41

47,1

5

45,5

11

68,8

2

33,3

5

10

Хроническая внутриутроб-ная гипоксия плода

2

2,7

4

4,6

2

18,2

3

18,8

2

4

Маловодие

26

34,7

33

37,9

5

45,5

4

25

2

33,3

16

32

Многоводие

7

9,3

16

18,4

3

27,3

10

62,5

2

33,3

5

10

Анемия

49

65,3

55

63,2

7

63,6

10

62,5

4

66,7

15

30

Гестационный пиелонефрит

2

2,7

1

9,1

2

12,5

2

4

Урогениталь-ная инфекция

27

36

31

35,6

4

36,4

4

25

3

50

18

36

Самым частым осложнением беременности среди пациенток с гипотиреозом была анемия – в 125 (64,1%) наблюдениях, что можно объяснить снижением кислотности желудочного сока, всасывания железа в тонком кишечнике и отсутствием стимулирующего влияния тиреоидных гормонов на эритропоэз (Окороков А.Н., 2001). При исследовании уровня гемоглобина в I и II триместрах достоверных различий между группами не выявлено. Однако, в III триместре имело место снижение  его уровня в III группе (врожденный гипотиреоз) по сравнению с остальными (р<0,05). При этом уровень гемоглобина накануне родов у беременных III группы соответствовал – 96 (87,5–104) г/л, I группы – 104 (96,5–108) г/л, II группы – 106,5 (100–113) г/л, IV группы – 108 (102,5–115) г/л, V группы – 107 (104–118) г/л. Статистической разницы в выявлении анемии между пациентками с разной степенью компенсации гипотиреоза не выявлено.

Частота угрозы невынашивания в группах была одинаково высокой и в целом составила 118 (60,5%) наблюдений. При сопоставлении частоты формирования данного осложнения в зависимости от компенсации гипотиреоза статистически значимой закономерности не выявлено, встречаемость его при компенсированном течении заболевания была зафиксирована в 80 (64%), при компенсации в течение II, III триместров – в 22 (57,9%), при компенсации в течение III триместра – в 16 (50%) наблюдениях. Существует мнение, что у пациенток с носительством АТ-ТПО, являющихся маркером генерализованной аутоиммунной дисфункции, имеется более высокий риск невынашивания беременности (Stagnaro-Green А., 2009). Полученные нами данные подтверждают это, поскольку только у пациенток с АИТ сформировалась истмико-цервикальная недостаточность, потребовавшая хирургической коррекции – в 3 (3,4%) наблюдениях.

Представляют интерес результаты изучения течения гестоза, который развился у 98 (50,3%) пациенток. Эти данные согласуются с сообщениями других авторов (Зильбер Н.А., 2009; Levine R.J., 2009), указывающих на высокую частоту гестоза при гипотиреозе, превышающую аналогичный показатель в общей популяции беременных. Гестоз развивался чаще у пациенток с врожденным гипотиреозом – в 63,6% и с АПГС 2 типа – в 68,8 % наблюдений. Установлено, что в III, IV, V группах имело место более раннее начало гестоза (р<0,05) – в среднем в 31, 32, 34 недели беременности, тогда как в I, II группах – в 36–37 недель беременности, и более длительное его течение – 6, 3,5 и 6,5 недель, в то время как у остальных пациенток – 2 недели. Статистической разницы между группами в максимальных значениях систолического артериального давления не выявлено. Значения его соответствовали у беременных V группы – 140 (130–150) мм рт. ст., в других группах максимальные цифры колебались в диапазоне 120–130 мм рт. ст. Однако максимальные значения протеинурии отмечены у беременных с гипотиреозом после радиойодтерапии и с АПГС 2 типа (р<0,05), составив 1,0 (0,57–1,5) и 0,2 (0,075–0,85) ‰. У пациенток I, II, III групп протеинурия составила 0,1 (0,04–0,3), 0,08 (0,05–0,16), 0,1 (0,08–0,16) ‰. Гестоз средней степени диагностирован чаще у беременных IV группы – в 12,5% наблюдений. Тяжелый гестоз развился только в IV группе – в 6,3% и V в группе – в 16,7% наблюдений. При короткой компенсации гипотиреоза встречаемость средних и тяжелых форм гестоза была выше, составляя 6,2% при компенсации в III триместре, 2,6% – при компенсации со II триместра и 1,6% – при компенсированном течении заболевания. Более ранняя манифестация гестоза – в 34 недели, и наибольшая его продолжительность – 4 недели – зафиксированы при компенсации заболевания, начиная с III триместра, по сравнению с манифестацией гестоза в 37 недель и длительностью 2 недели при компенсации в течение всей гестации.

У беременных с гипотиреозом ФПН выявлена в 93 (47,7%) наблюдениях, при этом декомпенсированная ФПН чаще формировалась у пациенток с врожденной формой заболевания – 27,3% (рис. 1).

Рис. 1. Частота и тяжесть СЗРП у пациенток с разными типами гипотиреоза

В группе с врожденным гипотиреозом выявлен самый высокий процент СЗРП III степени (9,1%). Существенный процент СЗРП II степени в V группе (16,7%), возможно, обусловлен формированием тяжелого гестоза. СЗРП II–III степени диагностировался чаще среди пациенток с компенсацией в течение лишь III триместра (12,5%).

При анализе перцентильных значений фетометрических показателей (БПР головки, диаметр груди, диаметр живота) максимально низкие цифры отмечены у беременных III группы при сроках гестации 34–36 недель беременности. У плодов матерей с АПГС 2 типа в сроках 28–36 недель достоверно большим был диаметр живота.

Изучая показатели импульсной допплерометрии чаще выявлены нарушения кровотока в сосудах ФПК у пациенток III, IV групп. Достоверные отличия получены при изучении кровотока в сроки после 32 недель: частота нарушений гемодинамики в артериях пуповины в III, IV группах соответствовала 72,7% и 81,3% (в других группах – не более 41%), а в аорте – 36,4% и 87,5% (в других группах – не более 14%). Кроме того, только у них зафиксировано снижение резистентности в средней мозговой артерии. Нарушения гемодинамики в сосудах ФПК находились в зависимости от продолжительности компенсации гипотиреоза. У беременных с компенсацией в течение лишь III триместра достоверно чаще после 32 недель выявлено повышение резистентности в аорте плода (37,5%).

При гормональной оценке состояния ФПС у пациенток с гипотиреозом выявлена ее дисфункция. Достоверные отличия получены при анализе показателей ПЛ и эстриола в III, IV группах, а также при короткой продолжительности компенсации основного заболевания. Так, продукция ПЛ в III триместре у беременных с врожденным гипотиреозом и АПГС 2 типа была достоверно ниже по сравнению с другими группами, составляя 58,2% и 60,7% от нормы (в других группах не менее 81% от нормы). У пациенток с АПГС 2 типа отмечено достоверно значимое повышение эстриола в III триместре, составляя 204% от нормы, а у беременных с врожденной формой заболевания – повышение его в 1,5 раза в I и II триместрах. В других группах регистрировались более стабильные показатели гормона, колебавшиеся в пределах 90–120% от нормы. Наиболее критическое состояние ФПК выявлено у беременных с компенсацией заболевания только на протяжении III триместра, зафиксированы сниженные значения ПЛ в III триместре (71,7% от нормы) и стабильно пониженные значения эстриола на протяжении всего периода гестации (66% от нормы в I, II триместрах и 67,6% от нормы в III триместре).

Частота самопроизвольных родов, абдоминального родоразрешения у пациенток с гипотиреозом и в группе сравнения была практически одинаковой, составляя 76% и 22%, 78% и 22%. Однако течение родов у рожениц с изучаемой эндокринной патологией чаще сопровождалось осложнениями. При этом развитие у них аномалий родовой деятельности отмечено почти в 3 раза чаще, чем у рожениц из группы сравнения – 22 (11,3%) и 2 (4%) наблюдения, несвоевременное излитие вод почти в 1,5 раза чаще – 64 (32,8%) и 10 (20%) наблюдений. Наименьшая частота родов через естественные родовые пути – в 18,8% наблюдений и наибольшее количество преждевременных родов – в 18,8% наблюдений – зафиксированы среди рожениц с АПГС 2 типа (p<0,05). Среди рожениц III, IV групп достоверно больше были длительность безводного промежутка, составившая в III группе 10 (6,4–11,3) часов, в IV группе 10 (8,9–10,4) часов, а также продолжительность I периода родов, составившая 8,3 (7,3–9,8) часа и 7,3 (6,8–8,3) часа соответственно (р<0,05). В других группах длительность безводного промежутка не превышала 7,7 часа, а I период родов длился не более 6,7 часа. Слабость родовой деятельности превалировала у пациенток с врожденным гипотиреозом (18,2%). Несвоевременное излитие околоплодных вод преимущественно осложняло родовой процесс в группе с послеоперационным гипотиреозом и АИТ (42,7%, 36,8%), этот факт может объясняться тщательным планированием, выбором метода родоразрешения у пациенток III–V групп и предпочтением планового родоразрешения, сопровождающегося индукцией родов. При компенсации заболевания в течение лишь III триместра выявлялось максимальное количество слабости родовой деятельности (25%), несвоевременного излития околоплодных вод (43,8%).

При анализе осложнений послеродового периода оказалось, что в группе с гипотиреозом имело место более частое возникновение субинволюции матки – в 17 (8,7%) наблюдениях в отличие от группы сравнения – в 2 (4%) наблюдениях (р<0,05). При этом течение послеродового периода чаще осложнялось субинволюцией матки среди пациенток с врожденным гипотиреозом – в 3 (27,3%) наблюдениях (р<0,05).

Из 195 детей от матерей с гипотиреозом 187 (95,9%) родились в срок. В группе сравнения роды завершились рождением 48 (96%) доношенных детей. В группе с гипотиреозом масса новорожденных была от 1140 до 4740 г, рост от 37 до 56 см. В группе сравнения масса детей была от 3100 до 3780 г, рост от 49 до 52 см. Для выявления более тонких различий между группами детей была использована перцентильная оценка массы тела новорожденных. Медианы (квартили) массы были, соответственно, 46 (27,5–77,8) и 53,2 (29,5–76,1) перцентильных уровня. Однако в группе с гипотиреозом 12 (6,2 %) новорожденных имели массу тела, соответствующую 10 перцентильному уровню, а в контрольной – детей с такими низкими показателями не было (р<0,05). Перцентиль массы тела большинства новорожденных с АПГС 2 типа находился выше 75-го перцентильного уровня, что отличало их от новорожденных других групп. Следует подчеркнуть, что перцентильная оценка массы тела у новорожденных от матерей с компенсацией заболевания лишь в III триместре была наименьшей, соответствуя 35 (16,2–67) перцентильному уровню.

В состоянии асфиксии средней степени тяжести родились 16 (8,2%), в тяжелой асфиксии – 3 (1,5%) новорожденных от матерей с гипотиреозом. При этом детей, родившихся с оценкой по критериям шкалы Апгар 7 баллов и ниже на 1-й минуте жизни, было больше в III, IV группах (3 — 27,3%, 11 — 68,8% наблюдений). В других – частота рождения детей с оценкой ниже 7 баллов составляла не более 19%. Аналогичные данные получены на 5-й минуте: оценку 7 баллов и ниже в III, IV группах имели 1 (9,1%) и 2 (12,5%) ребенка, в других группах не более 2,8% детей.

Отдельного анализа заслуживает изучение состояния новорожденных в зависимости от продолжительности компенсации гипотиреоза. Оценку 7 баллов и ниже на 1-й минуте получили новорожденные от матерей с компенсацией в течение всей гестации – в 12%, с компенсацией в течение II, III триместров – в 29 %, в течение III триместра – в 37,5% наблюдений. На 5-й минуте ниже 7 баллов оценены 0,8%, 5,3% и 12,5% детей соответственно. Из этих наблюдений можно сделать заключение, что наилучшие результаты отмечались при компенсированном течении гипотиреоза.

Установлена зависимость течения неонатального периода от качества компенсации гипотиреоза. У пациенток детей, родившихся в тяжелом состоянии (группа С), зафиксированы достоверно более высокие концентрации ТТГ, превышающие нормативные значения в 7 раз в I триместре и в 3 раза во II триместре (рис. 2). У этих же пациенток отмечались более низкие значения св. Т4 в I триместре (статистически не достоверно). Эти результаты являются наглядной иллюстрацией высокой вероятности влияния качества компенсации гипотиреоза в I триместре на формирование перинатальных осложнений.

       Рис. 2. Содержание ТТГ в крови матерей детей с разными вариантами раннего неонатального периода.

При сопоставлении течения раннего неонатального периода между группами установлено, что для детей от матерей с врожденным гипотиреозом характерен самый высокий процент аномалий развития (27,3%) и ЗВУР (27,3%), а для новорожденных в группе с АПГС 2 типа – значительное количество асфиксии (37,5%), СДР (18,8 %), поражений ЦНС (18,8%), аномалий развития (18,8%).

Анализ зависимости осложнений неонатального периода от продолжительности компенсации гипотиреоза показал, что с компенсацией наибольшую связь имеют клинические последствия ФПН: ЗВУР, гипотрофия, а также аномалии развития. Так, почти у каждого третьего новорожденного (38%) от матерей с компенсацией гипотиреоза только в III триместре имела место гипотрофия, у каждого четвертого из них (25%) – задержка внутриутробного роста, у каждого пятого (21,9%) – аномалии развития.

Врожденные аномалии выявлены достоверно чаще у детей пациенток с гипотиреозом – в 22 (11,3%) наблюдениях и только у 1 (2%) ребенка из группы сравнения (р<0,05). О высокой частоте ВПР и аномалий развития при гипотиреозе сообщают в своих исследованиях В.И. Рябых  (2005), Su P.Y. (2011). У новорожденных от матерей с гипотиреозом диагностированы: болезнь Гиршпрунга – в 1 (4,5%), гипоспадия – в 1 (4,5%), ВПС – в 2 (9,1%), крипторхизм – в 2 (9,1%), пиелэктазия – в 2 (9,1%), полидактилия – в 3 (13,6%), кожный вырост (периауриукулярная папиллома) – в 3 (13,6%), дисплазия тазобедренных суставов – в 4 (18,2%), варусная установка стоп – в 4 (18,2%) наблюдениях.

Учитывая, что аномалии развития, ЗВУР, гипотрофия чаще формировались у детей от матерей с недостаточно длительной компенсацией основного заболевания, а также при врожденном гипотиреозе, течение которого характеризуется длительностью и неадекватной компенсацией в большом количестве наблюдений, было проведено исследование гормональной функции гипофизарно-тиреоидной системы у женщин, чьи дети родились с этими осложнениями. Согласно результатам проведенного анализа установлено: повышение содержания ТТГ у женщин, дети которых родились со ЗВУР и гипотрофией, превосходило верхнюю границу нормы в 3 раза в I триместре, что достоверно выше, чем у пациенток детей без этой патологии (рис. 3).

       Рис. 3. Содержание ТТГ в крови матерей детей с наличием или отсутствием ЗВУР и гипотрофии.

Зарегистрировано достоверно значимое повышение содержания ТТГ во II и III триместрах в плазме пациенток, дети которых родились с аномалиями развития, превышающие нормативные значения в 2,5 раза (рис. 4).

       Рис. 4. Содержание ТТГ в крови матерей детей с наличием или отсутствием аномалий развития.

Таким образом, очевидно, что среди пациенток с гипотиреозом различной этиологии относительно благополучное течение беременности и родов имеет место в I, II, V группах, с послеоперационным гипотиреозом, АИТ, гипотиреозом после радиойодтерапии, соответственно. Наиболее критичными являются пациентки с АПГС 2 типа (IV группа) и с врожденным гипотиреозом (III группа). Декомпенсированное течение гипотиреоза значительно ухудшает гестационные и перинатальные исходы. Проведенные исследования позволяют утверждать, что основным в ведении пациенток с изучаемой патологией является учет особенностей течения периода гестации, родов, послеродового периода и раннего неонатального периода в зависимости от типа гипотиреоза, а также своевременная диагностика и строгая компенсация гипотиреоза.

ВЫВОДЫ

1. Самым распространенным среди беременных является гипотиреоз вследствие АИТ (44,6%). У 64,1% пациенток компенсация гипотиреоза достигнута начиная с I, у 19,5% – со II, у 16,4% – с III триместра.  Наиболее трудно медикаментозная коррекция гипотиреоза достигается среди беременных с врожденным гипотиреозом и АПГС 2 типа.

2. Беременность при гипотиреозе осложняется анемией в 64,1% (выражена при врожденной форме), угрозой прерывания – в 60,5% (чаще осложняется ИЦН при АИТ), гестозом – в 50,3% (риск выше при АПГС 2 типа, при врожденном гипотиреозе и гипотиреозе после радиойодтерапии), ФПН – в 47,7% (риск выше при врожденной форме и АПГС 2 типа). Гестоз и ФПН ассоциированы с декомпенсацией гипотиреоза.

3. Для пациенток с гипотиреозом характерна дисфункция ФПК, начиная со II триместра. Существенные изменения выявлены в показателях ПЛ и эстриола в группах с АПГС 2 типа, врожденным гипотиреозом и при поздней компенсации гипотиреоза.

4. Течение родов при гипотиреозе характеризуется высокой частотой слабости родовой деятельности – 11,3% (при врожденном гипотиреозе –18,2%), несвоевременного излития околоплодных вод – 32,8%. При длительной декомпенсации гипотиреоза данные осложнения развиваются достоверно чаще.

5. Родильниц с гипотиреозом характеризует высокая частота субинволюции матки в послеродовом периоде – 8,7%, чаще при врожденном гипотиреозе – в 27,2% (р<0,05).

6. Неонатальный период детей от матерей с гипотиреозом осложняется гипотрофией в 29,5% (риск выше при врожденной форме), асфиксией – в 9,7% (характерна для АПГС 2 типа), аномалиями развития – в 11,3% (риск выше при врожденной форме, АПГС 2 типа).

7. Наибольшая зависимость с компенсацией основного заболевания выявлена для ЗВУР, гипотрофии, аномалий развития. У матерей детей со ЗВУР и гипотрофией отмечается достоверно значимое повышение значений ТТГ в I триместре, а с аномалиями развития  – во II–III триместрах.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. На этапе планирования беременности у женщин с гипотиреозом необходимо:

– информировать пациенток о риске беременности для матери и плода в случае недостаточной компенсации заболевания;

– достичь компенсации гипотиреоза и сопутствующей эндокринной патологии до наступления беременности, включая прегравидарную йодную профилактику.

2. Пациенткам с гипотиреозом рекомендована ранняя постановка на учет для проведения адекватной гормонотерапии, а в случае декомпенсированного течения заболевания для достижения эутиреоза в течение I триместра беременности.

3. В группу риска по развитию осложнений беременности и родов входят все пациентки с гипотиреозом, а особенно при врожденной его форме, при АПГС 2 типа, при длительном декомпенсированном течении заболевания. При ведении беременности и родоразрешении этой категории пациенток уделять внимание профилактике наиболее часто встречающихся осложнений: угрозы прерывания беременности, гестоза, ФПН.

4. Диагностику функции ФПК при гипотиреозе необходимо проводить начиная со II триместра. Считать группой риска по формированию ФПН пациенток со сниженным уровнем ПЛ и нестабильными значениями эстриола.

5. У пациенток с гипотиреозом в течение всего периода гестации требуется углубленное генетическое обследование.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Петрухин В.А., Шидловская Н.В., Бурумкулова Ф.Ф., Колендо С.А. Врожденный гипотиреоз: акушерские и перинатальные аспекты // Материалы XV Всероссийского конгресса: «Человек и лекарство». – М., 2008. – С. 467.
  2. Петрухин В.А., Шидловская Н.В., Бурумкулова Ф.Ф., Колендо С.А. Влияние гипотиреоза на беременность и роды // Материалы 2-го регионального научного форума «Мать и дитя». – Сочи, 2008. – С. 70
  3. Колендо С.А., Павлова Т.В., Петрухин В.А. Особенности течения беременности и родов у пациенток с гипотиреозом // Всероссийская научно-практическая конференция молодых ученых и специалистов «Актуальные проблемы современной эндокринологии». – М., 2008. – C. 43.
  4. Колендо С.А, Петрухин В.А., Бурумкулова Ф.Ф., Пырсикова Ж.Ю. Секинаева А.В. Оценка эффективности йодной профилактики у беременных // Материалы XVI Российский национальный конгресс «Человек и лекарство». – М., 2009. – С. 390.
  5. Колендо С.А., Петрухин В.А., Бурумкулова Ф.Ф., Шидловская Н.В., Башакин Н.Ф. Синдром гипотиреоза и беременность // Материалы III регионального форума «Мать и дитя». – Саратов, 2009. – С. 128.
  6. Петрухин В.А., Колендо С.А., Бурумкулова Ф.Ф. Особенности течения беременности и родов у пациенток с различными формами гипотиреоза // Российский вестник акушера-гинеколога. – М., 2009.  – Т.9.– №6. – С. 29–31 (перечень ВАК РФ).
  7. Колендо С.А., Петрухин В.А., Бурумкулова Ф.Ф., Лукашенко С.Ю. Рак щитовидной железы и беременность // Материалы Всероссийского конгресса «Амбулаторно-поликлинническая практика – новые горизонты». – М., 2010. – С. 152–153.
  8. Шидловская Н.В., Логутова Л.С., Петрухин В.А., Бурумкулова Ф.Ф., Колендо С.А., Башакин Н.Ф. Течение беременности и исходы родов при раке щитовидной железы // Журнал акушерства и женских болезней. – Ст-Петербург, 2011. – Т. LX.  –СПЕЦВЫПУСК  – С.119–120 (перечень ВАК РФ).
  9. Логутова Л.С., Петрухин В.А., Новикова С.В., Шидловская Н.В., Бурумкулова Ф.Ф., Колендо С.А., Башакин Н.Ф. Рак щитовидной железы: течение беременности и исходы родов // Материалы XII Всероссийского научного форума «Мать и дитя». – М., 2011. – С. 115–116.
  10. Петрухин В.А., Колендо С.А., Бурумкулова Ф.Ф., Шидловская Н.В., Башакин Н.Ф., Витушко С.А. Акушерские и перинатальные осложнения у пациенток с врожденным гипотиреозом // Российский вестник акушера-гинеколога. – М., 2012. – Т.12. – №3 – С.42–45 (перечень ВАК РФ).
  11. Амелина Е.Л., Ахвледиани К.Н., Башакин Н.Ф., Бирюкова Н.В., Бурумкулова Ф.Ф., Ветчинникова О.Н., Власов П.Н., Гаспарян Н.Д., Головин А.А., Гурьева В.М., Ефанов А.А., Коваленко Т.С., Колендо С.А., Котов Ю.Б., Логутова Л.С., Мравян С.Р., Никольская И.Г., Новикова С.В., Петрова Т.Х., Петрухин В.А., Пронина В.П., Сарыгина О.И., Травкин А.Г., Шидловская Н.В., Шугинин И.О. Экстрагенитальная патология и беременность. Под редакцией Л.С. Логутовой. – М.: Литтерра , 2012. – 544 с.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.