WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Максимова Ирина Васильевна

УЕЗДНЫЕ ГОРОДА САРАТОВСКОЙ ГУБЕРНИИ В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ КОНЦА ХIХ НАЧАЛА ХХ ВЕКА (КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)

24.00.01 теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Волгоград – 2012

Работа выполнена в государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный медицинский университет Министерства здравоохранения и социального развития РФ»

Научный руководитель:

Петрова Ирина Александровна,

доктор философских наук, профессор, заведующая кафедрой истории и культурологии Волгоградского государственного медицинского университета

Официальные оппоненты:

Болотов Николай Александрович,

доктор исторических наук, профессор, ректор Волгоградской государственной академии повышения квалификации работников образования

Шарапов Дмитрий Юрьевич,

кандидат исторических наук, доцент кафедры туризма и гостеприимства Волгоградского филиала Российского государственного университета туризма и сервиса

Ведущая организация:

Астраханский государственный университет

Защита состоится «31» мая 2012 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 208.008.07 при Волгоградском государственном медицинском университете по адресу: 400131, г. Волгоград, пл. Павших борцов, 1, ауд. 4-07. 

С диссертацией можно ознакомиться в научно-фундаментальной библиотеке Волгоградского государственного медицинского университета.

Автореферат разослан « »  апреля  2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  И.К. Черёмушникова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. На современном этапе развития наблюдается всплеск интереса как общественного, так и научного к различным аспектам самобытной провинциальной культуры. Предпринимаются попытки по-новому взглянуть и оценить этот многогранный феномен российской действительности.

Либеральные реформы 1860–1870-х гг., несмотря на всю их непоследовательность и незавершённость, открыли эпоху раннеиндустриальной модернизации в России, закономерно сопровождавшейся так называемым «урбанизационным переходом». Этим обстоятельством во многом объясняется повышенное внимание исследователей к периоду второй половины ХIХ – начала ХХ в., в изучении которого – ключ к пониманию специфики развития современной России, вступившей в постиндустриальную стадию модернизации.

Особое значение в эпоху реформ приобретает взаимодействие, а подчас, и противостояние общенациональных и региональных тенденций развития культуры, затрагивающих судьбы миллионов людей. В ходе модернизации на первый план выходит проблема трансформации ценностей и включённости человека в новую социокультурную реальность, изменения его статуса и менталитета. 

Актуальность темы диссертации определяется, прежде всего, региональным подходом, предполагающим нетрадиционное, отвечающее последним веяниям, прочтение локальной истории. Обращение к культурному наследию уездных городов Саратовской губернии позволяет наиболее полно проследить характер и динамику изменений, охвативших страну при переходе от традиционного к современному обществу; даёт возможность представить социокультурный облик русского города в целом.

Степень разработанности проблемы. Особенность историографии состоит в том, что тема исследования находится на стыке ряда гуманитарных и общественных наук, чёткое разграничение сферы интересов каждой дисциплины затруднительно. Поэтому автор счёл необходимым провести историографический анализ в специальном параграфе. 

По замечанию исследователя А.Н. Минха, до 1860-х гг. Саратовский край был «Грибоедовской Глушью», в печати практически отсутствовали точные сведения об этой степной полуокраине Европейской России1. Данное утверждение справедливо для большей части Российской империи того времени. Либеральные реформы второй половины ХIХ в. кардинальным образом изменили ситуацию.

В дореволюционный период реализовывались широкомасштабные археологические и этнографические проекты, связанные с изучением местной истории, в том числе на территории Нижневолжского края. Огромное значение для саратовского регионоведения имела деятельность Саратовской учёной архивной комиссии, важнейшим достижением которой стало издание «Историко-географического словаря Саратовской губернии» А.Н. Минха. Очерки, посвящённые уездным городам Камышину2 и Царицыну3, написаны с привлечением данных губернского статистического комитета и содержат богатый статистический материал.

Работы местных краеведов, составленные в формате популярных очерков, историко-географических описаний, носили скорее обзорный, чем аналитический характер. Но именно в дореволюционной историографии была заложена прочная фактологическая база для последующих исследований.

В советское время начинается новый период в изучении региональной истории, связанный со становлением и развитием марксистской историографии. Существенно поменялся круг проблем, цели и задачи работ местных историков. В ходе острых дискуссий о природе и характере «капиталистического» и «социалистического» города (начиная с 1930-х – 1950-е гг.), оформилось особое, крайне предвзятое отношение к истории пореформенной, «капиталистической» России.

Интерес к местной истории активизировался после Великой Отечественной войны, когда партийно-государственный курс на выравнивание уровня социально-экономического развития регионов привёл к усилению внимания к регионоведению. В результате в 1960–1980-е гг. количество работ по краеведческой тематике заметно возросло. Как правило, это были путеводители, историко-краеведческие очерки, научно-популярные издания справочного характера, в которых дореволюционный период развития рассматривался в контексте общей истории города4.

Третий период изучения – современный, начавшийся в 90-е гг. XX в. и продолжающийся в настоящее время, связан с глубокими изменениями, охватившими страну после распада СССР. Значительно расширилось проблемное поле исследований, разрабатываются новые подходы и направления изучения. Одним из таких подходов выступает теория модернизации, которая получает всё большее признание в научном мире.

В фундаментальных работах Б.Н. Миронова получили освещение проблемы социальной структуры, мобильности населения русского города, ментальности общества, взаимодействия города и деревни в условиях модернизации5. Для А.С. Сенявского характерно рассмотрение особенностей урбанизационного процесса сквозь призму теории модернизации и цивилизационной специфики России6.

Монография «Опыт российских модернизаций ХVIII–ХХ века» носит комплексный характер и является результатом плодотворного сотрудничества коллектива авторов. Исследователи изучают модели и стратегии модернизации, анализируют процессы развития, как на общероссийском, так и на региональном уровнях (Уральский регион)7.

В докторской диссертации А.А. Терещенко на материалах четырёх губерний Центрального Чернозёмья с позиции теории модернизации раскрываются демографические и социальные проблемы становления города как индустриального социума8. В центре научных интересов Д.А. Алисова – комплексное исследование городской среды и социально-культурного развития главных административных центров Западной Сибири в условиях начального этапа модернизации России9. А.В. Бушмаков на материалах Перми и Пермской губернии исследует процессы трансформации ценностного мира провинциалов в эпоху модернизации10.

Кандидатская диссертация О.В. Гончаровой посвящена изучению проблем повседневной жизни городов Нижнего Поволжья на рубеже XIX–XX вв. (1880-е – 1905 г.). В работе охарактеризованы факторы, ускорившие процессы модернизации в нижневолжских городах, таких как Саратов, Астрахань, Царицын; определены масштабы единичного и типичного в повседневной жизни горожан региона11. Вместе с тем ряд вопросов нуждаются в дальнейшей разработке: роль железнодорожного строительства, торгово-промышленного статуса поселения, крестьянской миграции в урбанизации края; диалектика традиций и новаций в социокультурном облике провинциального города и т. д.

На современном этапе в условиях укрепления тенденций к регионализации исследований и роста интереса к проблемам социокультурной направленности местное краеведение переживает период подъема. По-прежнему широко представлены научно-популярные издания справочного характера12, историко-краеведческие очерки, учебные пособия13. Продолжается работа по созданию доступной источниковой базы в виде публикации сборников документов, отобранных специалистами14.

История бывших уездных городов Аткарска, Балашова, Вольска, Петровска, Хвалынска изучается в рамках саратовского регионоведения15. Значительным достижением саратовских краеведов стало издание многотомной коллективной монографии «Очерки истории Саратовского Поволжья», отдельный том которой полностью посвящён периоду второй половины ХIХ – начала ХХ в.16. История Царицына исследуется в рамках волгоградского краеведения, рассмотрению подвергаются различные стороны жизни пореформенного города17.

Работа Ю.А. Бухаровой представляет собой исследование социокультурного облика уездных городов Саратовской губернии через характеристику социальной структуры общества, анализ участия городских слоёв в формировании культурной среды18. Однако свидетельства современников, отложившиеся в справочных изданиях, источниках личного происхождения и материалах публицистики, на наш взгляд, требуют более внимательного изучения.

Подводя итог, следует отметить, что комплексного изучения социокультурного пространства уездных городов Саратовской губернии под воздействием процессов модернизации не предпринималось. В то же время накопленный научный потенциал, достижения местных краеведов послужили необходимой базой для проведения настоящего исследования.

Объектом исследования является культура российской провинции периода модернизации.

Предметом исследования выступает диалектика развития социокультурного пространства уездных городов Саратовской губернии второй половины ХIХ – начала ХХ в.

Цель диссертационной работы заключается в раскрытии особенностей развития провинциального города в эпоху модернизации и связанной с ней урбанизации на примере уездных городов Саратовской губернии.

Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

  •   обосновать необходимость изучения региональной истории с позиции теории модернизации;
  •   раскрыть специфику содержания процессов модернизации и урбанизации как её составляющей применительно к истории пореформенной России;
  •   исследовать российскую провинцию (провинциальный город) как сложный социокультурный феномен;
  •   выявить основные факторы и особенности развития социокультурного пространства уездных городов Саратовской губернии;
  •   оценить степень и характер изменений в социокультурной жизни уездных городов губернии под воздействием модернизационных процессов;
  •   углубить представление о феномене провинциального города на основе детального изучения социокультурного облика уездного Царицына.

Хронологические рамки исследования охватывают период конца ХIХ – начала ХХ в., соответствующий раннеиндустриальной стадии модернизации России. Подвижность нижней хронологической границы обусловлена необходимостью обращения к преобразованиям 1860–1870-х гг. для понимания специфики развития Российской империи на рубеже веков. Верхняя хронологическая грань работы определена событиями 1917 г., в результате которых был прерван естественный ход модернизационных процессов в стране.

Территориальные рамки исследования определяются границами Саратовской губернии во второй половине XIX – начале XX в. Основное внимание в работе уделено уездным городам региона: Царицын, Вольск, Кузнецк, Балашов, Камышин, Петровск, Хвалынск, Аткарск, Сердобск.

Теоретико-методологическая база исследования. Исходной исследовательской парадигмой диссертации является теория модернизации, которая включает в себя совокупность концепций развития, рассматривающих модернизацию как всеобъемлющий процесс инновационных мероприятий при переходе от традиционного, аграрного к современному, индустриальному обществу. Выбранный подход позволил наиболее полно проследить характер и динамику изменений, охвативших Российскую империю в пореформенное время.

Исследование базируется на общих методологических принципах историзма и объективности, а также исходит из культурологического подхода, применение которого позволило изучить уездный город как сложное социокультурное образование. В ходе работы применялись как общенаучные, так и специальные методы исследования. Историко-системный и историко-сравнительные методы использовались при анализе причинно-следственных связей экономических, демографических, политических, социокультурных процессов развития городов Саратовской губернии не изолированно, а в неразрывной связи друг с другом и в контексте общероссийских тенденций развития. Историко-генетический метод позволил уяснить природу исследуемых проблем в их историческом развитии.

При изучении социокультурного пространства уездных городов автор опирался на общетеоретические разработки отечественных и зарубежных исследователей: теорию «областных культурных гнезд» (Н.К. Пиксанов), учение о диалоге культур (М.М. Бахтин, В.С. Библер); теорию фронтира  (Ф. Тёрнер), концепцию лиминальности (В. Тёрнер), теорию маргинализации (Р. Парк, Э. Стоунквист), теорию урбанизации. Использование модели «города мигрантов» (Д.Р. Броуэр) углубило представление о крупном русском городе, в рамках которого происходило столкновение традиционного стиля жизни и менталитета («традиции»), носителями которых были мигранты, с новым, городским образом жизни и менталитетом («модернизмом»).

Источниковая база исследования. Для решения поставленных задач использовался обширный комплекс опубликованных и архивных источников, включающий в себя следующие виды:

1. Архивные документы. В ходе исследования были выявлены и проанализированы документы 11 фондов трех архивов: центрального – Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) и двух местных – Государственного архива Саратовской области (ГАСО), Государственного архива Волгоградской области (ГАВО).

Наибольший интерес по информативности и значимости для данной работы представляют материалы Третьего отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии (ГАРФ, ф. 109), Департамента полиции Министерства внутренних дел (ГАРФ, ф. 102); Канцелярии Саратовского губернатора (ГАСО, ф. 1), Саратовского губернского правления (ГАСО, ф. 2), Саратовского губернского по земским и городским делам присутствия (ГАСО, ф. 25); помощника начальника Саратовского губернского жандармского управления в Царицынском уезде (ГАВО, ф. 6) и др. Отложившаяся в архивных фондах делопроизводственная переписка местных органов с губернской и центральной властью содержит ценную информацию о «настроении умов» народонаселения, о происшествиях и событиях городской жизни во всех её сферах, а также статистические данные.

2. Законодательные и нормативные акты. В качестве важных источников выступают Городовые положения 1870 и 1892 гг., а также ряд нормативных документов (постановления, приказы), позволяющие воссоздать правовые условия функционирования городского пространства. К этой группе источников тесно примыкают программные уставы, лежащие в основе деятельности различных общественных объединений.

3. Статистические материалы. Обращение к статистическим материалам общероссийского и регионального характера позволяет провести сравнительно-исторический анализ количественного и качественного состава населения, оценить состояние социально-бытовой инфраструктуры городов Саратовской губернии в динамике. Активно используются данные Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. (Т. XXXVIII. Саратовская губерния).

4. Материалы справочного характера. В многочисленных историко-географических описаниях, путеводителях, спутниках, адрес-календарях, памятных книжках приводятся общие сведения из жизни города: историческая справка, состав населения, современное торгово-промышленное и культурное состояние. Помимо высокой информативности, часть источников включают яркие зарисовки городской жизни, основанные на личных впечатлениях составителей, таких как С.А. Щеглов, А.Н. Минх,  А. Смирнов, Г.Г. Москвич, Г.П. Демьянов, В.А. Гиляровский, С.Е. Лавров,  С. Монастырский и др.

5. Источники личного происхождения. Наибольшую ценность представляют путевые очерки К.А. Скальковского, И.Е. Шевченко-Красногорского, П.С. Усова, В.М. Сидорова, П.А. Крушевана, Е.Л. Маркова, в которых содержатся интересные наблюдения-размышления о специфики развития, быте и нравах провинциальных городов. Обращение к мемуарам С.Ю. Витте, В.И. Гурко, П.Н. Милюкова, Ф.Г. Тернера, С.М. Труфанова (Илиодора), С.А. Щеглова, Ф.Т. Чекасинова, Д.И. Гольмана, соединявшим видение общероссийских событий с мелочами повседневной жизни, передаёт колорит эпохи.

6. Периодические издания. Привлекается широкий пласт материалов региональной прессы, представленной газетами «Саратовские губернские ведомости» (неофициальная часть), «Саратовский вестник», «Саратовский листок», «Царицынский вестник», «Царицынская жизнь», «Царицынская мысль», журналом «Поволжская дума». Особый интерес вызывают содержание корреспонденций с мест, статистические обзоры, историко-географические очерки, собственно публицистика (фельетоны, размышления на злобу дня). Материалы центральной печати представлены журналами «Новое слово», «Современник», «Живая старина» и т. д., на страницах которых значительное внимания уделялось событиям местной истории, сообщениям из провинции.

7. Художественно-публицистические произведения. В данную группу входят речи, заметки протоиерея А. Флегматова, иеромонаха Илиодора; рассказы, очерки, повести Г.И. Успенского, М. Горького, Е.Н. Чирикова, А.Н. Толстого, А.С. Яковлева и др. Оперирование художественными образами важно для понимания своеобразия облика поволжского города.

Объем, разнообразие, информационная насыщенность привлекаемого комплекса источников позволяет воссоздать живую, развивающуюся в пространстве и во времени, картину русской провинциальной жизни и решить поставленные в работе задачи.

Научная новизна исследования заключается в том, что на основе междисциплинарного культурологического подхода выявлена зависимость и взаимовлияние модернизационных процессов и социокультурного развития уездных городов Саратовской губернии во второй половине ХIХ – начале ХХ в., раскрыта динамика социокультурных изменений, переплетение традиционных и новаторских элементов культуры. 

Опираясь на свидетельства современников, диссертант рассматривает русский город как сложное социокультурное образование, главный проводник политики модернизации. Региональный подход к теме позволил выделить целый ряд факторов, которые в одном случае ускоряли, в другом, наоборот, тормозили модернизационные процессы. Особое внимание в исследовании уделяется одной из центральных проблем переходной эпохи – проблеме взаимодействия традиций и новаций, ярко проявившейся в социокультурной жизни уездного города.

Научная новизна раскрывается в положениях, выносимых на защиту:

  •   Одним из наиболее перспективных направлений в изучении культуры российской провинции выступает теория модернизации. Представленная авторская характеристика модернизации как комплексного феномена, охватывающего все стороны социокультурных преобразований, позволяет описывать и объяснять явления провинциальной жизни во всей их сложности и многообразии, создавая целостную картину развития российской провинции в эпоху модернизации.
  •   Специфика развития Российской империи на рубеже ХIХ–ХХ вв. определялась как в рамках общих черт, свойственных догоняющей, имперской модели модернизации, так и особенностями, продиктованными временем. Начавшийся урбанизационный переход, будучи составным компонентом процесса модернизации, отличался противоречивым, ограниченным характером. На протяжении изучаемого периода в социокультурной среде провинциальных городов доминировали патриархальные устои, связанные с аграрным обществом.
  •   В период великих реформ 1860–1870-х гг. диалог столицы и провинции вышел на новый уровень. Разрыв между культурой столиц и провинциальных городов, прежде всего губернских и уездных центров, стал заметно сокращаться. Уездный город в силу своего особого промежуточного состояния между деревней и губернским городом, являлся олицетворением двух миров – традиционно-деревенской и новой индустриальной России. 
  •   Социокультурная среда городов Саратовской губернии формировалась под влиянием разновеликих взаимодействующих факторов. В условиях модернизации новым веяниям в наибольшей степени оказались подвержены крупные торгово-промышленные центры с развитой транспортной инфраструктурой, такие как губернский город Саратов, уездные города Царицын, Вольск.
  •   Специфика социокультурной жизни уездных городов губернии определялось как местными особенностями, так и общероссийскими тенденциями развития. Всё это обусловило противоречивость и контрастность городской жизни, сочетавшей как прогрессивные, так и сугубо консервативные черты, традиции и новации.
  •   Пореформенный Царицын в восприятии современников предстаёт в двойственном виде: с одной стороны, многое по-прежнему роднило его с типичными провинциальными городами; с другой – невиданный для уездного города экономический и демографический подъем, успехи в развитии городского хозяйства указывали на его непохожесть, позволяя называться «Русским Чикаго». В современном видении Царицын может рассматриваться как яркий пример «города мигрантов».

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что оно является первой комплексной работой, посвящённой изучению социокультурного пространства уездных городов Саратовской губернии в контексте теории модернизации с учётом общероссийских тенденций развития. Раскрываются условия и специфика функционирования городской социокультурной среды под воздействием процессов модернизации.

Материалы и выводы диссертации могут быть использованы при подготовке научных исследований и обобщающих работ по заявленной проблематике как на общероссийском, так и на региональном уровнях, в преподавании ряда исторических и культурологических дисциплин, а также в краеведении и музейной практике.

Апробация работы. Основные положения диссертации были изложены на XIII региональной конференции молодых исследователей Волгоградской области (Волгоград, 2008 г.); Всероссийской научно-практической конференции «Нижнее Поволжье в экономическом, политическом, социокультурном пространстве России: история и современность» (Волгоград, 2009 г.); Межрегиональной научно-практической конференции «Историко-культурное наследие Волго-Донского региона: изучение и сохранение» (Волгоград, 2010 г.); Международной научно-практической конференции «Традиционные общества: неизвестное прошлое» (Челябинск, 2010–2011 гг.); Всероссийской научно-практической конференции «Перспективы модернизации традиционного общества» (Уфа, 2011). Содержание диссертации отражено в 12 статьях, из них 3 – в журналах, включенных в перечень ведущих научных изданий, утвержденных ВАК РФ.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения, списка источников и литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность темы, показана степень научной разработанности проблемы, обозначаются объект и предмет, цели и задачи, а также хронологические и территориальные рамки исследования, охарактеризованы его источниковая база, методологическая основа, раскрываются научная новизна, практическая значимость.

В первой главе – «Культура российской провинция в эпоху модернизации» – проведён историографический анализ проблемного поля исследования; выявлены специфика и этапы российской модернизации, раскрыты механизмы и характер урбанизационного перехода; исследованы особенности восприятия российской провинции как социокультурного феномена, дана характеристика культурной среды провинциального города.

Первый параграф – «Историография проблемы» – включает анализ степени изученности темы по двум аспектам: историография проблемы изучения провинциальной культуры сквозь призму теории модернизации и история изучения культурного наследия уездных городов Саратовской губернии второй половины ХIХ – начала ХХ в. 

Автор исходит из того, что изучение культуры российской провинции сквозь призму теории модернизации – сравнительно новое, перспективное направление в отечественной науке, формирующееся с 90-х гг. ХХ в. Логика структуры построения работы обусловила необходимость первоначального обращения к опыту изучения проблемы модернизации в целом.

Модернизационное направление, зародившееся в 1950–1960-е гг. в США и на Западе, является междисциплинарной попыткой освещения проблем развития. Общетеоретические аспекты модернизации наиболее полно представлены в зарубежной историографии (Ш. Эйзенштадт, С. Хантингтон, С. Блэк, У. Ростоу, Д. Аптер, С. Липсет и др.).

За два десятилетия в России появился значительный пласт исследований, посвящённых этой проблеме. Социокультурные аспекты отечественной модернизации подвергаются рассмотрению в работах  А.С. Ахиезера, С.Я. Матвеевой, С.Н. Гаврова, В.Г. Хороса, Н.И. Лапина, Б.С. Ерасова, В.М. Межуева, Б.Н. Миронова, Ш.Р. Зайнетдинова. В центре внимания авторов – проблема «конфликта ценностей» в условиях социокультурного раскола общества.

Комплексные исследования на стыке проблем модернизации и провинциальной культуры дореволюционной России относительно немногочисленны. Основные положения концепции при изучении региональной истории нашли применение в работах И.В. Побережникова, А.А. Терещенко, Д.А. Алисова, А.В. Бушмакова, О.В. Гончаровой и др.

Историографический обзор изучения культурного наследия уездных городов Саратовской губернии диссертант счёл нужным разбить на три периода: 1) дореволюционный – с 1861 г. до 1917 г.; 2) советский – с 1917 г. до конца 1980-х гг.; 3) современный – с начала 1990-х гг. по настоящее время. Каждый из обозначенных периодов отличается внутренней спецификой, задающей общий тон в постижении феномена провинциального города России.

В свою очередь в историографии советского периода, исходя из особенностей развития советской исторической науки, рассматриваются следующие этапы: 1) 1917 г. – 1920-е гг.; 2) 1930-е – начало 1950-х гг.;  3) середина 1950-х – 1980-е гг.

Большое внимание уделяется современному периоду – с начала 1990-х гг. до настоящего времени. Анализ комплекса краеведческой литературы позволил выделить и охарактеризовать три направления изучения: вопросы социокультурной, политической и экономической истории. Остановимся подробнее на исследованиях социокультурной направленности.

Социальная история по-прежнему занимает видное место в работах краеведов, однако акцент всё более смещается на раскрытие особенностей жизни, быта различных социальных групп (С.М. Ромазанова, И.Н. Литвинова, В.А. Чолахян, Л.А. Одинцова, В.Г. Титов), а также анализ этноконфессиональных характеристик состава населения (М.Ю. Давыдова). 

Возрос интерес к историко-культурному наследию городов, различным составляющим досугового быта (Г.Н. Андрианова, С.Л. Мухина,  В.В. Апаликов, Е.В. Комисарова, М.Н. Рубцов). Изучаются вопросы просвещения и благотворительной деятельности (Н.А. Арчебасова, В.В. Мельникова, О.В. Гусева, Л.Н. Любомирова, С.М. Ромазанова, О.С. Киценко, О.Л. Горбунова, И.А. Рябец, O.H. Дмитриева). После долгих лет советского периода забвения значительное место стали занимать исследования по религиозной проблематике (С.М. Иванов, В.И. Супрун,  А.В. Материкин, О.Н. Савицкая, О.Ю. Редькина, С.К. Назарова и др.).

Подводя итоги, автор подчёркивает огромный потенциал теории модернизации для изучения региональной истории. Назрела потребность в комплексном исследовании социокультурного пространства уездных городов Саратовской губернии в русле модернизационных преобразований.

Второй параграф – «Модернизация России и эволюция традиционного уклада городской жизни» – посвящён раскрытию феномена российской модернизации применительно к истории России пореформенного периода; охарактеризовано количественное и качественное состояние городской среды в условиях начавшегося урбанизационного перехода.

Проблема модернизации России – одна из наиболее дискуссионных и сложных в гуманитарных науках. Её необходимо исследовать не изолированно, а с учетом предшествующего и последующего опыта развития. С этой целью раскрывается общая специфика модернизационного процесса, предлагаются возможные варианты периодизации (И.М. Клямкин, В.А. Красильщиков, Л.И. Семеникова).

На основе изученного комплекса литературы диссертант в форме таблицы выводит усредненную модель-схему, применимую к различным вариантам российской модернизации (Приложение № 1); осуществляет сравнительно-исторический анализ реформ С.Ю. Витте, П.А. Столыпина в контексте заданной проблемы (Приложение № 2).

Специфика развития Российской империи в эпоху раннеиндустриальной модернизации определялась как в рамках общих черт, свойственных имперской (неорганической, вторичной, догоняющей, этакратической) модели модернизации, так и особенностями, продиктованными временем. К данным особенностям следует отнести субъективную роль Александра III, Николая II и их окружения; фактическую сторону реализации курса либерально-консервативной модернизации страны, воплотившегося в деятельности С.Ю. Витте, П.А. Столыпина. Наряду с традиционным внешним фактором в начале ХХ в. огромное значение приобрёл фактор революционной угрозы как дополнительный стимул для осуществления политики модернизации.

Модернизация рассматривается как комплексное явление, составными компонентами которого являются процессы индустриализации и урбанизации. На рубеже ХIХ–ХХ вв. новые веяния в развитии русского города протекали в рамках начавшегося перехода от традиционной городской культуры доиндустриального общества к городской культуре индустриального типа. Данный процесс, часто обозначаемый термином «урбанизационный переход» (А.С. Сенявский), отличался ограниченным характером. Российская империя в начале ХХ в. продолжала оставаться аграрно-крестьянской страной с замедленными темпами урбанизации; среди городских поселений преобладали малые города (50%) и города-сёла (29%).

Автор с опорой на статистические данные даёт общую характеристику русского города, включая типологию городских поселений, состав и динамику роста населения, степень технизации быта. Анализируется содержание Городовых положений 1870 и 1892 гг. как основополагающих документов в регулировании деятельности местных органов самоуправления. Для раскрытия особенностей функционирования городской среды используется ряд положений, развиваемых в работах Д.Р. Броуэра,  Л.В. Кошман, Д.А. Алисова, Б.Н. Миронова, Ю.М. Полянской и др.

Практика жизни пореформенной России постепенно выработала специфический тип «города мигрантов», в котором особое положение занимали маргинальные слои населения, находящиеся в состоянии лиминального перехода. Выступая в авангарде модернизации, «город мигрантов» в своём развитии наиболее полно отразил противоречия и контрасты переходной эпохи. Основу данного типа составляли большие и часть средних городов, где более половины жителей, как правило, являлись неместными уроженцами. 

Целостное видение проблемы позволило указать на зависимость между административным статусом города, уровнем его торгово-промышленного и социокультурного развития, включая степень сформированности признаков городской культуры индустриального типа. Бесспорными лидерами являлись столичные города (Санкт-Петербург и Москва); затем шли губернские центры. Уездные города и города-сёла в значительной мере сохраняли традиционный уклад жизни.

В третьем параграфе – «Российская провинция как социокультурный феномен» – исследованы теоретико-методологические основы изучения феномена российской провинции; выявлены особенности культурной среды провинциального города; дана характеристика диалога культур столичной и провинциальной России на рубеже XIХ–XХ вв. 

Среди современных исследователей господствует точка зрения, что собственно научное изучение провинциальной культуры как целостного явления началось относительно недавно, с 1990-х гг. Комплексное восприятие российской провинции как сложного социокультурного феномена характеризует работы И.В. Чванова, Е.А. Сайко, Н.М. Инюшкина, С.С. Ляховой, И.В. Отставновой, В.В. Дементьевой и др.

Наряду с изучением вопросов функционирования провинциальной культуры в целом, наблюдается невиданный всплеск интереса к истории отдельных регионов. Значительная часть диссертационных исследований последних лет посвящена провинциальным городам дореволюционной России (Л.Н. Гончаренко, Л.В. Кошман, А.А. Терещенко, Д.А. Алисов,  Е.В. Касевич, Е.И. Сазонова, Ю.А. Рогач, Е.В. Полутина, Н.Н. Поздняков, Ю.А. Бухарова, О.В. Гончарова, А.С. Ступина, П.А. Кузнецов и др.).

Рассматриваются различные подходы к определению понятия «провинция», сложившиеся в историографии. В качестве рабочего определения используется трактовка провинции в суженном смысле, раскрывающаяся в антитезе «провинциальный город – столица». Под «провинцией» понимается социокультурное пространство жизни в нестоличных и малых городах (тип «большая провинция»).

Проанализировав обширный комплекс литературы, автор выделяет в виде логических цепочек следующие устойчивые черты, присущие провинциальной культуре: а) особый темп культурного движения при ориентации на столичные каноны => самобытность и диалогичность;  б) традиционность => ограниченность перемен, ориентация на сохранение народных, почвенных традиций; в) универсализм культурных деятелей => склонность к персонификации культуры, непосредственность общения творцов культуры и её потребителей.

В диссертации отмечается, что диалог столицы и провинции вышел на новый уровень в период великих реформ 1860–1870-х гг. Провинциальная проблематика стала непременной составляющей общественной мысли; наблюдался отход от обличительных характеристик провинции и провинциалов, отношения приобретали более конструктивный характер; галерея «культурных героев» существенно пополнилась. Одним из базовых образов-типов являлось «сердитое нищенство» (Г.И. Успенский), наличие которого определяло своеобразие облика «города мигрантов».

Разрыв между культурой столиц и провинциальных городов, прежде всего губернских и уездных центров, стал заметно сокращаться. Данное обстоятельство было обусловлено совокупностью факторов. Во-первых, спецификой проведения и результатами либеральных реформ Александра II, а в дальнейшем С.Ю. Витте, П.А. Столыпина. Во-вторых, расширением технических возможностей коммуникаций и культурного обмена между центром и периферией, столицей и провинцией. В-третьих, повышением образовательного уровня и ростом культурных запросов городского населения. В результате российские города превращались в активно развивающиеся социокультурные центры, открытые к освоению и интерпретации новаций при сохранении общей приверженности к традиционной культуре.

Во второй главе «Социокультурное развитие уездных городов Саратовской губернии на рубеже ХIХХХ веков в условиях модернизации» – выявлены основные факторы формирования и специфика развития социокультурной среды городов губернии; охарактеризована социокультурная жизнь горожан в контексте проблемы взаимодействия культурных традиций и новаций; углублено представление о феномене провинциального города путём обращения к пореформенному наследию уездного Царицына.

В первом параграфе – «Условия и специфика формирования уездных городов Саратовской губернии» – дана общая характеристика развитию городов Саратовской губернии; выявлены факторы, в одном случае ускорявшие, а в другом наоборот тормозившие течение местной жизни.

Формирование городской социокультурной среды как определенной сферы существования и взаимодействия культурных традиций и новаций – длительный и комплексный процесс, определяемый влиянием разновеликих взаимодействующих факторов. К их числу диссертант относит: а) природно-географические факторы; б) своеобразие местных историко-культурных традиций; в) административный статус поселения; г) хозяйственно-экономическое положение региона, в том числе состояние транспортной сети, уровень торгово-промышленного развития города; д) демографический фактор. Привлекая разноплановые источники, на материалах развития городов Саратовской губернии автор последовательно раскрывает значение каждого выделенного комплекса факторов.

Особенности природно-климатических условий, близость к крупным рекам, столичным центрам определяют характер и ритм городской жизни. Главная транспортная артерия региона – «Волга-матушка» – изначально регулировала периодичность притока мигрантов и экономическую активность уездных городов Царицына, Камышина, Вольска, Хвалынска.

Территория Нижнего Поволжья формировалась в специфических условиях фронтира, что привело к этноконфессиональной полифонии и особой роли «понизовой вольницы». Влияние казаков наиболее ярко проявилось в судьбе Царицына, Камышина. Своеобразие облика Хвалынска, Вольска определялось наличием раскольничьего элемента; Хвалынск считался гнездом раскола – «старообрядческой Палестиной». Определённый колорит в социокультурную жизнь Камышина вносили потомки немцев-колонистов.

Большинство городов губернии возникли как военные укрепления, форпосты колонизации Дикого поля, поэтому вплоть до конца ХVIII в. для них ведущими были военно-административные функции. Став в 1780 г. уездными городами по статусу, бывшие крепости, сторожевые слободы, селения сохранили тесную связь с сельским миром, аграрные черты в социокультурном облике. 

Реформы второй половины ХIХ в. обозначили новый этап в развитии русского города, главного проводника и оплота политики модернизации. Важным фактором урбанизационного процесса в регионе явилась железная дорога, которая подняла на более высокий уровень экономические и транспортные функции городов, а также корректировала направления миграционных потоков. Одни населённые пункты теряли своё значение как торговые и транспортные центры (Хвалынск, пос. Дубовка), другие в разное время получали стимул для роста и развития (Царицын и пр.).

Оценивая уровень экономического развития, автор заключает, что города губернии, даже такие крупные как Саратов, Царицын, Вольск, продолжали в первую очередь оставаться административными и торговыми центрами, нежели промышленными. Правомерность этого утверждения подтверждают данные статистики и свидетельства современников.

Пристальное внимание в исследовании уделяется изучению социально-демографических процессов, включая проблемы воспроизводства и социальной мобильности населения. Анализ материалов Всероссийской переписи 1897 г. позволяет утверждать, что в крупных торгово-промышленных центрах с развитой транспортной инфраструктурой, таких как Саратов, Царицын, Вольск, доля неместных уроженцев была значительно выше по сравнению с экономически менее привлекательными «малыми городами» типа Аткарска, Сердобска. Обозначенные города с высокой долей пришлого населения диссертант относит к особому типу «города мигрантов», в наибольшей степени подверженного противоречиям эпохи модернизации.

Во втором параграфе – «Традиции и новации в социокультурном облике уездного города» – охарактеризованы особенности повседневной жизни горожан Саратовской губернии под воздействием модернизационных процессов; исследуются как традиционные, так и новые формы досугового времяпрепровождения различных слоёв населения.

Социокультурная среда дореволюционного города, как правило, была сложнее и многообразнее сельской. В ней сочетались глубоко традиционные черты и новации различного происхождения. При этом абсолютного размежевания между уездным городом (особенно малым) и деревней не произошло, так как по своему хозяйственному укладу, социальному составу населения, внешнему облику изучаемые города по-прежнему были близки к крупному селу. Такое сложное явление, как городской образ жизни, находился в начальной стадии формирования. 

Подчёркивается влияние торгово-промышленного статуса города на складывание социальной инфраструктуры. Бесспорным культурным лидером являлся губернский город Саратов, признанный «столицей Поволжья». На фоне уездных городов губернии выделялись Царицын, Вольск, за ними шли Балашов, Кузнецк. Также необходимо учитывать особую роль в провинции субъективных факторов, связанных с деятельностью представителей власти, деловых кругов и т. п.

На основании анализа текстов источников, поволжский город предстаёт в виде «молодого, ещё формирующегося организма» (П.А. Крушеван), причудливым образом сочетавшего слабо развитую инфраструктуру, антисанитарию с медленно и неравномерно внедрявшимися в быт техническими новшествами. Как итог, в пределах капиталистического города резко выделялись две части – фешенебельный центр и неблагоустроенные рабочие окраины. Последние выступали в качестве главного дестабилизирующего фактора городской жизни, служа рассадниками преступности и инфекционных заболеваний. По уровню антисанитарии и криминогенной обстановки первые позиции стабильно занимал Царицын, что может расцениваться как оборотная сторона ускоренного демографического и экономического роста.

Особый интерес представляет изучение ценностного мира горожан, их образа жизни. Анализ отношения обывателей к таким базовым ценностям, как религия, власть, семья, свидетельствует о сохранении значительного влияния традиционной ментальности, связанной с господством религиозного мировоззрения и коллективистских установок. Переход к современному, рациональному типу ментальности следует рассматривать лишь в качестве тенденции развития, нашедшей выражение в росте секулярных настроений среди различных категорий населения, начавшейся эрозии традиций.

Значительным трансформациям подвергалось сознание маргинальных слоёв, основу которых составляли выходцы из сельской местности. В условиях разрушения традиционных ценностей, утраты привычных социальных ориентиров, они представляли благодатную почву для крайне правых и оппозиционных идей (илиодоровщина, сектантство и др.).

Неизбежным следствием повышения образовательного, культурного уровня городского населения, а также ускоренной технизации быта стало расширение круга потребителей различных форм досуга и появление новых форм досугового времяпрепровождение. Численность новых досуговых центров, таких как театры, кинематограф, публичные библиотеки, чайные-читальни, народные дома, всесословные клубы, музеи по мере развития городов увеличивалась. Досуг жителей дифференцировался: у простонародья продолжали доминировать традиционные формы, у остальных – новые.

Подводя итоги, исследователь заключает, что в ходе модернизации образ жизни горожан Саратовской губернии трансформировался достаточно медленно и неравномерно, что во многом было связано с консервативной ментальностью преобладающей части населения, а также с проблемным наследием дореформенного периода.

В третьем параграфе – «Уездный Царицын: общее и особенное в социокультурной динамике периода модернизации» – углублено представление о феномене провинциального города путём комплексного исследования социокультурного пространства пореформенного Царицына, включая анализ торгово-промышленного и культурного состояния. Оценивая характер и степень изменений в социокультурном развитии города, автор, прежде всего, отталкиваться от дихотомии «Царицын дореформенный – Царицын пореформенный».

Пореформенное развитие Царицына протекало под знаком индустриальной модернизации, кардинальным образом изменившей положение города. К концу ХIХ в. из захолустного провинциального городка Саратовской губернии Царицын превратился в крупный торгово-промышленный центр Нижнего Поволжья, а по некоторым показателям и России. Подобное превращение было обусловлено действием двух групп факторов, связанных с выгодным географическим расположением города на Волго-Донской переволоке и с активно развернувшимся железнодорожным строительством.

Исследуется проблема демографического бума и роли крестьянской миграции в этом процессе. Систематизация и анализ данных губернского статистического комитета за 1880, 1890, 1898 гг., сведенных в табличную форму (Приложение № 3, 4), позволяет диссертанту заключить, что развитие Царицына определялось устойчивой динамикой роста численности населения преимущественно за счет крестьянской миграции; усложнением социального и этноконфессионального состава жителей.

Социальный состав городского населения, отражённый в материалах переписей, фиксирует сохранение традиционной сословной структуры общества. Привлечение иных источников, в том числе и архивных, свидетельствует о росте социальной мобильности и имущественного расслоения, что приводило к качественным изменениям в социальной стратификации: постепенному ослаблению сословных связей и замещению их классовой структурой общества.

На основании свидетельств современников, детальному анализу подвергается социокультурный облик пореформенного Царицына, который, с одной стороны, предстаёт как типичный волжский город, смесь Европы и Азии, оплот провинциальности, с другой, как «Русский Чикаго», «город мигрантов», близкий по духу молодым американским городам того времени.

Автор констатирует, что становление Царицына в качестве крупного транспортного, торгового и промышленного центра юго-востока России способствовало укреплению материальной базы и значительно расширило возможности местной администрации в решении проблем городского благоустройства, организации досуга населения и пр. Ощутимые успехи, достигнутые в экономической сфере, подогревали стремление местной власти и общественности повысить престиж и значимость Царицына как центра культурной жизни. Данные устремления, не будучи никогда до конца реализованными, тем не менее, привели в начале ХХ в. к общему улучшению благосостояния города и повышению культурного потенциала.

В Заключении воспроизводится общая логика исследования, обобщаются основные результаты проделанной работы и формируются выводы. Анализ изученного материала в целом подтверждает существование зависимости между административным статусом города, уровнем его торгово-промышленного и социокультурного развития. Одновременно в пореформенной России всё большее значение приобретает торгово-промышленный статус поселения, на рост которого решающее влияние оказали природно-географические факторы и развернувшееся железнодорожное строительство.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах, определенных ВАК РФ:

1. Максимова И.В. Культура российской провинции в конце ХIХ начале ХХ века (по материалам уездных городов Саратовской губернии) // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия социально-экономические науки и искусство. Волгоград, 2011. № 9 (63). С. 7377. (0,35 п.л.)

2. Максимова И.В. Организация досуга населения в российской провинции рубежа ХIХХХ веков (на примере уездных городов Саратовской губернии) // Научные проблемы гуманитарных исследований. Пятигорск: Изд-во Ин-та региональных проблем российской государственности на Северном Кавказе, 2011. Вып. 11. С. 2429. (0,4 п.л.)

3. Максимова И. «Про город душный, грязный, пыльный...». Штрихи повседневности Саратовской губернии на рубеже XIXXX веков // Родина: российский исторический журнал. 2012. № 1. С. 151152. (0,25 п.л.)

Статьи, опубликованные в других научных изданиях:

4. Максимова И.В. Индустриальная модернизация как фактор развития социокультурной среды пореформенного Царицына // Актуальные проблемы экспериментальной и клинической медицины: Материалы 68-й открытой научно-практической конференции молодых ученых и студентов с международным участием, посвященной 75-летию ВолГМУ. – Волгоград: Изд-во ВолГМУ, 2010. – С. 339. (0,1 п.л.)

5. Максимова И.В. История изучения культурного наследия пореформенного Царицына // Грани познания: электронное период. издание. – 2010. – № 4 (9). URL: http://grani.vspu.ru/files/publics/210_st.pdf. (0,3 п.л.)

6. Максимова И.В. Культура России сквозь призму теории модернизации // Человек в мире людей: культурно-философский аспект: Мат-лы III Междунар. науч.-практ. конф. «Человек и общество: проблемы взаимодействия». – Саратов: ИЦ «Наука», 2010. – С. 218–221. (0,2 п.л.)

7. Максимова И.В. Культура российской провинции: теоретико-методологический аспект // Гуманитарное образование и медицина: сборник научных трудов. – Волгоград: Изд-во ВолгГМУ, 2011. – Т. 65. – С. 110–114. (0,2 п.л.)

8. Максимова И.В. Особенности развития российской провинции в эпоху раннеиндустриальной модернизации // Традиционные общества: неизвестное прошлое: материалы VI Междунар. науч.-практ. конф. – Челябинск: Изд-во Челяб. гос. пед. ун-та, 2010. – Кн. 2. –С. 126–132. (0,4 п.л.)

9. Максимова И.В. Провинциальная культура дореволюционной России в свете теории модернизации // Перспективы модернизации традиционного общества: материалы всероссийской научно-практической конференции. – Уфа: АН РБ, Гилем, 2011. – С. 272–276. (0,25 п.л.)

10. Максимова И.В. Провинциальная православная культура в эпоху раннеиндустриальной модернизации (по материалам Саратовской губернии) // Традиционные общества: неизвестное прошлое: материалы VII Междунар. науч.-практ. конф. – Челябинск: Изд-во ЗАО «Цицеро», 2011. – С. 227–229. (0,25 п.л.)

11. Максимова И.В. Социальный и этноконфессиональный состав населения г. Царицына в условиях модернизации (вторая половина ХIХ – начало ХХ века) // Нижнее Поволжье в экономическом, политическом, социокультурном пространстве России: история и современность: сборник научных трудов. – Волгоград: Изд-во ВГАПК РО, 2010. – С. 45–49. (0,2 п.л.)

12. Максимова И.В. Социокультурное развитие уездного города Царицына на рубеже ХIХ–ХХ веков в условиях модернизации // ХIII Региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2009. – Вып. 3. – С. 187–192. (0,2 п.л.)

Максимова Ирина Васильевна

УЕЗДНЫЕ ГОРОДА САРАТОВСКОЙ ГУБЕРНИИ В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ КОНЦА ХIХ НАЧАЛА ХХ ВЕКА (КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Подписано в печать 26.04.2012.

Формат 60х84/16. Печать офсет. бум. тип. № 1.

Усл. печ. л. 1,0. Тираж 100 экз. Заказ № _____.

Издательство ВолгГМУ

400131, г. Волгоград, пл. Павших борцов, 1.


1 Минх А.Н. Город Аткарск. Материалы для историко-географического описания Саратовской губернии. – Аткарск, 1908. – С. I.

2 Минх А.Н. Историко-географический словарь Саратовской губернии. Южные уезды: Камышинский и Царицынский. – Саратов, 1900. – Т. 1. – Вып. 2. – С. 427–459.

3 Минх А.Н. Указ. соч. – Аткарск, 1902. –  Т. 1. – Вып. 4. – С. 1260–1343.

4 См., например: Водолагин М.А. Очерки истории Волгограда. 1589–1967. – М., 1968; Липявкин А.Ф. Волгоград. Исторический очерк. – Волгоград, 1971; Очерки по истории Волгоградского края / отв. ред. И.С. Шепелев. – Волгоград, 1974; Мурашов А. Камышин. – Волгоград, 1975; Город Вольск / П. Кутырев,  А. Чулков, А. Кузнецов, А. Алексеев. – Саратов, 1975; Печурин Е.А., Танонин В.В. Город Балашов. – Саратов, 1979; Игнатьев В.Н., Лебединский М.И. Город Аткарск. – Саратов, 1981; Волгоград. Четыре века истории / В.И. Томарев, Б.С. Абалихин, Л.С. Орлова, А.А. Левин, Г.В. Орлов. – Волгоград, 1989.

5 Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало ХХ в.): генезис личности, семьи, гражданского общества, демократии и правового государства: в 2 т. – СПб., 1999 – Т. 1–2.

6 Сенявский А.С. Урбанизация России в ХХ веке: Роль в историческом процессе. – М., 2003.

7 Опыт российских модернизаций ХVIII–ХХ века / отв. ред. В.В. Алексеев. – М., 2000.

8 Терещенко А.А. Социально-экономическое развитие городов Центрального Черноземья во второй половине XIX – начале XX века: 1861–1904 гг.: дисс. … докт. ист. наук. – Курск, 2003.

9 Алисов Д.А. Административные центры Западной Сибири: городская среда и социально–культурное развитие (1870–1914 гг.): автореф. дисс. … докт. ист. наук. – Омск, 2007.

10 Бушмаков А.В. Изменения ментальности городского населения российской провинции в конце XIX – начале XX века: дисс. … канд. ист. наук. – Пермь, 2006.

11 Гончарова О.В. Повседневная жизнь провинциального российского города на рубеже ХIХ–ХХ веков (на материалах Нижнего Поволжья): дисс. … канд. ист. наук. – Астрахань, 2007.

12 См., например: Саратовской губернии черты: к 200-летию Саратовской губернии / сост. В.Х. Валеев. – Саратов, 1997; Листая времени страницы: фотоальбом. – Волгоград, 2007; Смелов Л. Путеводитель по старому Камышину. Справочное издание. – Камышин, 2010.

13 Камышин. Страницы истории / сост. В.Н. Мамонтов. – Волгоград, 1994; Вольск вчера, сегодня, завтра. Очерки краеведов. – Саратов, 1995; Балашов – уездный город. 1780–1928. – Балашов, 1997; Хвалынск. Портрет города. Краеведческие очерки. – М., 2001; Орлов Г.В. История родного края: Волгоградский регион (1589–2007): учеб. книга. – Волгоград, 2007; Луночкин А.В. Пореформенный Царицын // Волгоград в начале ХХI века: учеб. пособие. – Волгоград, 2011. – С. 183–205 и др.

14 Царицын в путевых записках, дневниках и мемуарах современников (конец XVI в. – 1917 г.) / под общ. ред. М.М. Загорулько; сост. Л.В. Завьялова, Н.И. Приймак. – Волгоград, 2005; Земли родной минувшая судьба (Саратовская ученая архивная комиссия и документальное наследие края). – Саратов, 2007.

15 История Саратовского края с древнейших времен до наших дней: учеб. пособие / М.В. Булычев и др.; под рук. В.Н. Данилова. – Саратов, 2008; Мякшева Л.В. История Саратовского края. – Саратов, 2009.

16 Очерки истории Саратовского Поволжья (1855–1894) / под ред. И.В. Пороха. – Саратов, 1995. – Т. 2. – Ч. 1; Очерки истории Саратовского Поволжья (1894–1917). – Саратов, 1999. – Т. 2. – Ч. 2.

17 См.: Максимова И.В. История изучения культурного наследия пореформенного Царицына // Грани познания: электронное период. издание. – 2010. – № 4 (9).

18 Бухарова Ю.А. Социокультурный облик уездных городов Саратовской губернии в конце ХIХ – начале ХХ веков: дисс. … канд. ист. наук. – Волгоград, 2006.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.