WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ЖИЛИН АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ

СИНТЕЗ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ

В ОРНАМЕНТАЦИИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ВООРУЖЕНИЯ

XIV-XVII вв.

Специальность 24.00.01 – теория и история культуры

Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата искусствоведения

Москва - 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Яценко Сергей Александрович

Официальные оппоненты:                 доктор искусствоведения, член-

                                                корреспондент РАН, профессор

                                               Седов Владимир Валентинович,        

Федеральное государственное бюджетное

учреждение науки Институт археологии

                                               Российской академии наук,

                                               ведущий научный сотрудник

доктор исторических наук, доцент

Волков Владимир Алексеевич

Федеральное государственное

образовательное учреждение высшего

профессионального образования

«Российская академии живописи,

ваяния и зодчества Ильи Глазунова»,

профессор

Ведущая организация:

Федеральное государственное бюджетное 

учреждение культуры

«Государственный Русский музей»

Защита состоится «28» мая 2012 г. в 16-00 часов на заседании Диссертационного совета Д.212.198.06 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Российском государственном гуманитарном университете по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская пл., д. 6, ауд. 228.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Российского государственного гуманитарного университета по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская пл., д. 6.

Автореферат разослан 26 апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Еремеева С.А.

I. Общая характеристика работы



Актуальность исследования. В музейных и частных собраниях мира хранится немалое количество декорированных предметов вооружения, созданных в разное время на территории российского государства. Разнообразные орнаменты органично входят в общую картину декора этих артефактов. Наряду с выразительными формами самих вещей, присутствующими на них надписями, изображениями, драгоценными вставками и т.д. орнамент создаёт неповторимый художественный образ каждой из них. В глазах исследователей-искусствоведов и специалистов по оружию артефакты, отличающиеся художественной выразительностью, имеют первостепенную значимость. Изучение орнаментов, применённых в декоре того или иного предмета вооружения, может помочь определить или уточнить место его изготовления; мастерскую, мастера, время создания. Сведения об орнаментации вооружения, соотнесённые с тенденциями современного ему искусства, могут подтвердить или дополнить известную картину художественных явлений эпохи, уточнить характер межкультурных связей в сфере художественного ремесла. Тема является актуальной, потому что древнерусское вооружение и его орнаментация ещё не становились объектом исследования искусствоведов, не изучались искусствоведческими методами. Исследователей привлекали проблемы хронологии, авторства, конструкции и истории хранения конкретных артефактов и их серий с позиций археологии, музейного дела, изучения военной истории.

Предмет исследования – синтез историко-культурных традиций в орнаментации древнерусского вооружения XIV–XVII вв.

Объект исследования – орнаментация древнерусского вооружения XIV–XVII вв.

Цель работы – комплексная стилистическая характеристика орнаментации отечественного вооружения XIV–XVII вв.

В соответствии с поставленной целью работы определены её задачи: стилистический анализ орнаментации предметов вооружения, выделение орнаментальных типов и подтипов; выявление причин популярности конкретных орнаментов (преемственность, внешние влияния, синтез обеих тенденций); сравнительный анализ орнаментации отечественного вооружения рассматриваемого периода и более раннего времени; сравнительный анализ отечественного материала с разнообразными зарубежными образцами (иранскими, турецкими, западноевропейскими); изучение ряда показательных произведений отечественного и зарубежного искусства, демонстрирующих орнаменты, находящие параллели в декоре отечественного вооружения XIV–XVII вв.; помещение общей картины орнаментации вооружения в контекст развития отечественной и иностранной орнаментики. Важной самостоятельной задачей являлось создание каталогов вооружения по четырем хронологическим группам и иллюстративного материала к ним (Приложения 1-4 и том II).

Хронологические рамки исследования. Верхняя граница исследования определяется концом древнерусской эпохи в связи с преобразованиями Петра I. Нижняя граница связана с формированием новых художественных традиций оформления оружия вскоре после ордынского завоевания, в условиях новых направлений этнокультурных контактов и иной организации ремесла. Вместе с тем, для продуктивного анализа изделий данного периода необходим учёт специфики предшествующей орнаментальной культуры Киевской Руси.

Источниковая база исследования. В диссертации изучены орнаментированные предметы вооружения отечественного и зарубежного производства XIV–XVII вв. и более раннего времени из собраний Государственной Оружейной палаты Московского Кремля, Государственного исторического музея, Государственного Эрмитажа, Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, Королевской Оружейной палаты в Стокгольме, Оружейной палаты в Дрездене, музея Топкапы в Стамбуле и некоторых других музеев. Относительно всего комплекса вооружения XIV–XVII вв. выбранный для исследования материал представляет собой определённую тематическую выборку. Она является представительной, поскольку почти все изделия относятся к главному, столичному центру производства и хранения парадного вооружения в России этого времени – Московской Оружейной палате (Оружейному приказу) и достаточно полно отражают традиции и тенденции орнаментации отечественных предметов вооружения XIV–XVII вв. Для сравнительного анализа привлекаются предметы вооружения отечественного производства периода Киевской Руси и зарубежного производства различного времени, а также разнообразные отечественные и зарубежные произведения декоративно-прикладного искусства.

Письменные источники подразделяются на две группы: общие, позволяющие судить о вооружении российского государства, и связанные с музейными собраниями. К первым относятся: «Записки о Московии» Сигизмунда Герберштейна, «Сказания светлейшему герцогу тосканскому Козимо Третьему о Московии» Якова Рейтенфельса, «Путешествие по России» барона Мейерберга, «О России, в царствование Алексея Михайловича» Григория Котошихина, «Выходы государей царей и великих князей, Михаила Фёдоровича, Алексея Михайловича, Фёдора Алексеевича, всея Руси самодержцев (с 1632 по 1682 год)». Ко вторым – связанные с характеристиками музейных собраний: «Опись Московской Оружейной палаты» (часть III, книга вторая «Броня», часть IV, книга третья «Холодное оружие», автор указанных разделов – Л.П. Яковлев); переписные книги Оружейной палаты XVII–XVIII вв.

Для сравнения с выделенными видами орнаментации вооружения использованы изображения оружия на миниатюрах Лицевого летописного свода XVI в. Для характеристики роли парадного и церемониального вооружения и его орнаментации в русской культуре использованы рисунки к сочинениям иностранных путешественников XVI–XVII вв.

Степень разработанности темы исследования. При написании диссертации использовались общие исследования по истории оружия (работы П. фон Винклера, А.В. Висковатова, А.Ф. Вельтмана по отечественному материалу; К. Блэра, Р. Робинсона, Э.Г. Аствацатурян, С.В. Ефимова и С.С. Рымши – по зарубежному). Большое значение имеют труды А.Н. Кирпичникова, опубликовавшего и разносторонне изучившего сотни предметов древнерусского вооружения IX–XV вв. Некоторые значительные памятники исследованы также Б.А. Рыбаковым. А.Ф. Медведев ввёл в научный оборот новгородское вооружение. Важны и публикации, посвящённые конкретным аспектам изучения предметов вооружения и истории их создания (В.В. Арендт, Ю.В. Арсеньев, Ф.Я. Мишуков, М.Н. Ларченко, Т.В. Мартынова, В.С. Курмановский, Н.В. Малиновская, М.В. Горелик, Н.В. Пятышева, Л.А. Бобров и Ю.С. Худяков). Для темы диссертации существенны также выводы исследования А.К. Левыкина о государственных воинских церемониях и роли в них вооружения. В методологическом и терминологическом отношении важны работы А.Н. Кулинского и Л.К. Маковской.

В начале XIX в. К.Ф. Малиновским было издано первое описание коллекций Оружейной палаты, в конце XIX в. предметы вооружения опубликованы в третьем и четвёртом томах «Описи Московской Оружейной палаты». Коллектив сотрудников Оружейной палаты Московского Кремля подготовил два иллюстрированных каталога, в которых опубликованы двести артефактов из её собрания: предметы защитного вооружения, холодного и огнестрельного оружия как отечественного, так и зарубежного производства. Существует также несколько альбомов и буклетов, где опубликованы другие предметы вооружения и снаряжения из собрания Оружейной палаты.

Предметы вооружения из собрания Государственного Эрмитажа публикуются с XIX в. Первыми авторами, писавшими об этом материале, были Н.Е. Бранденбург и Э.Э. Ленц. Ряд артефактов опубликован в изданной в Дании книге об охотничьем оружии, автором которой является сотрудник Эрмитажа Ю.А. Миллер.

Во второй половине XX в. издан каталог материальной части артиллерии из собрания Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи. Каталог ручного огнестрельного оружия русской армии XIV–XVIII вв. подготовлен сотрудницей музея Л.К. Маковской.

Существует несколько фундаментальных трудов по истории орнамента (Оуэн Джонс, Огюст Расинэ (ред.), Н.Ф. Лоренц, Александр Спельтц). Научно аннотированные цветные таблицы составляют большую часть объёма этих книг и позволяют проследить развитие орнамента с древнейших времён до XIX в. на материале искусства разных стран. Собственное видение исторического развития мировой орнаментики представили в своих работах отечественные исследователи (Т.М. Соколова, Л.М. Буткевич, Ю.Я. Герчук, Е.В. Смирницкая).

Исторические исследования древнерусского орнамента осуществлены в работах В.И. Бутовского, Н.П. Кондакова, В.В. Стасова, А.И. Некрасова, Ф.И. Буслаева, В.Н. Щепкина, Б.А. Рыбакова, Э.С. Смирновой, М.А. Орловой, А.В. Чернецова, Г.С. Масловой. Изучению прикладного искусства Византии и Древней Руси, и в том числе орнаментики, посвящены труды А.В. Банк, В.М. Василенко, Г.К. Вагнера, В.П. Даркевича. Искусство Золотой Орды и его связи с русским искусством стали предметом изучения М.Г. Крамаровского.

Методике изучения древнерусского орнамента посвящена одна из статей Т.И. Макаровой (1999). Монография Г.Г. Король и Л.Р. Кызласова о декоративном искусстве средневековых хакасов важна для темы диссертации методологическими разработками по изучению орнамента. С.В. Иванов, занимавшийся орнаментикой народов Сибири, первым в отечественной науке применил законы симметрии в исследовании орнаментики. Весьма ценной представляется книга А.В. Шубникова и В.А. Копцика о видах и вариантах симметрии в орнаменте.

Методология исследования. При исследовании орнаментации предметов вооружения применены общепринятые искусствоведческие методы – описание, анализ и сравнительный анализ. Орнамент рассматривается во взаимосвязи с формой артефактов, техниками их изготовления и украшения, с их назначением.

Согласно общепринятым представлениям, орнамент состоит из ритмически упорядоченных элементов; применяется для украшения разнообразных изделий; связан с украшаемой поверхностью, организует её зрительно; оперирует либо отвлечёнными, абстрактными формами, либо реалистичными мотивами, часто стилизованными или схематизированными. При описании и анализе орнамента используются такие понятия, как элемент, мотив, композиция. Элементом называется любая отдельная составная часть орнамента, мотивом – несколько элементов, иногда составляющие раппорт (повторяющуюся часть орнамента). Композиция понимается как система расположения мотивов и элементов на предмете или его поверхности: бордюр, розетка, сетка, сплошное заполнение и геральдическая композиция (Макарова Т.И. Орнамент Древней Руси. Методика изучения орнамента // Археология. Древняя Русь. Быт и культура. М., 1997. С. 203–207).

Для стилистического анализа нами определен набор типов орнаментов, который наиболее соответствует материалу по вооружению рассматриваемого и предшествующего периодов, а также – материалу иностранных аналогий.

В декоре отечественного вооружения основными типами орнамента, по нашему мнению, являются геометрический, растительный, зооморфный и абстрактный. Геометрическим является орнамент, элементы которого представляют собой прямые или простые кривые линии, либо сводятся к элементарным фигурам, таким как круг, треугольник, ромб и т. п. Растительный орнамент оперирует мотивами флоры, зооморфный – фауны. Если в орнаменте элементы не имеют в основе какие-либо реальные мотивы, то он является абстрактным. Другие орнаментальные типы, такие как антропоморфный и каллиграфический, имеют меньшее распространение. Орнамент может состоять из элементов разных типов, занимая место на их стыке: например, растительно-абстрактный. Внутри типов орнамента существуют разнообразные подтипы – для геометрического это линейный, ромбический, циркульный и т.д.; для растительного – кринообразный, арабесковый, натуралистический и т.д.; для абстрактного – завитковый, чешуйчатый и пр.

Под типом орнамента понимается единство орнаментальной формы, выражающееся в сходстве орнаментальных элементов и типичных мотивов. Такое понимание аналогично представлению о типе в археологии, характеризуемом как сходство формы предметов (Щапова Ю.Л., Лихтер Ю.А., Сарачева Т.Г., Столярова Е.К. Морфология украшений // Морфология древностей. Вып. 4. М., 2007. С. 7.).

Для более продуктивного выявления и изучения синтеза историко-культурных традиций в орнаментации вооружения применена методика подсчёта сочетаний различных типов орнаментов на произведениях. Результаты отражены на таблицах в Приложении 5. Наиболее значимые сочетания типов орнамента отражены также в таблицах.

Научная новизна работы состоит в следующем:

- дан комплексный анализ орнаментации отечественного вооружения XIV-XVII вв.;





- выяснены факторы, обусловившие выбор конкретных орнаментов;

- выявлена степень распространения различных видов декора в отечественном декоративно-прикладном искусстве;

- обобщены данные о воздействии иностранных декоративных традиций на русское искусство применительно к орнаментике;

- проанализирован художественный синтез, происходивший в русском прикладном искусстве рассматриваемого времени при взаимодействии орнаментальных традиций России, Западной Европы, Ближнего и Дальнего Востока.

Практическая значимость работы. Диссертация предлагает стилистическую характеристику орнаментации отечественного вооружения XIV–XVII вв. и раскрывает причины её сложения. Эти результаты могут быть использованы для атрибуции артефактов из музейных собраний, построения экспозиций, составления учебных курсов по искусствознанию и истории русской культуры, а также для дальнейших исследований орнамента. Выделенные типы и сочетания орнаментов, характерные для России, помогут в дальнейшем устанавливать русское происхождение тех или иных артефактов.

Положения, выносимые на защиту:

1. Древнейшие традиции в орнаментации отечественного вооружения связаны с использованием геометрических, растительных, растительно-абстрактных (растительно-завитковых), зооморфных и абстрактных орнаментов. После христианизации Руси и ознакомления с византийской культурой в оружейном декоре доминирует растительный орнамент (элементы которого иногда сильно абстрагируются), ставший основой отечественных орнаментальных традиций, непрерывно развивающихся в XIV–XVII вв.

2. В XIV–XV вв. геометрические, растительные и абстрактные орнаменты по-прежнему применялись в украшении предметов вооружения. Во времена Московской Руси уже не использовались мотивы, связанные с язычеством и происходящие из Западной и Северной Европы. Растительные орнаменты византийского происхождения, появившиеся на Руси в домонгольское время, в XIV–XV вв. становятся более популярными.

3. Выделившиеся в XVI в. стилистические группы орнаментации: «древнерусская», «русско-западная», «русско-восточная», геометрических и зооморфных орнаментов – свидетельствуют о синтезе на русской почве традиционно-русских и иностранных художественных традиций.

4. В XVII в. все пять стилистических групп предыдущего столетия сохраняются и получают дальнейшее развитие в сторону усиления натурализма и пышной, роскошной декоративности, что являлось общими характерными чертами развития европейского искусства этого времени.

5. В XVII в. на базе синтеза отечественных и иностранных традиций в орнаментации отечественных предметов вооружения распространяется натуралистический растительный орнамент, развитие которого в русском прикладном искусстве этого времени уже прослежено рядом исследователей.

6. Геральдические изображения становятся органичными частями общего декоративного решения предметов вооружения, они взаимодействуют с орнаментальными мотивами, иногда доходя до стадии орнаментализации (т.е. фактически включаясь в орнамент, становясь его частью). В свою очередь, орнамент усложняется и обогащается за счёт геральдических изображений.

7. Русские мастера творчески переосмысливали известные им орнаменты разных стран, внося в них изменения и свободно объединяя орнаментальные традиции России, стран Западной Европы, Ближнего и Дальнего Востока в рамках одного произведения.

Апробация результатов исследования.

Основные результаты данной работы изложены в 11 публикациях автора, нашли отражение в выступлениях на 7 межвузовских научных конференциях: «Проблемы истории искусства…» в РГГУ, 2007, 2008, 2009 гг. XV Конференция аспирантов и докторантов Московского гуманитарного университета, 2010 г.; ХII Международная Крымская конференция по религиоведению «Память в веках: от семейной реликвии к национальной святыне» в Севастополе, 2010 г.; Забелинские научные чтения в ГИМ, 2010 г.;. «Война и оружие. Новые исследования и материалы». Вторая международная научно-практическая конференция. С.-Петербург, 2011 г.

Диссертация обсуждалась и была рекомендована к защите на заседании кафедры истории и теории культуры факультета истории искусства РГГУ.

Структура диссертационного исследования.

Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка использованных источников и научной литературы и пяти приложений (каталоги и таблицы сочетаний орнаментов), а также отдельного тома иллюстраций (к основному тексту и к каталогам).

II. Основное содержание работы

Во введении говорится об актуальности темы диссертации, объекте и предмете исследования, его цели и задачах, границах, источниковой базе, историографии, методологии, научной новизне исследования, положениях, выносимых на защиту, практической значимости. Кроме того, даются сведения о комплексе вооружения русского воина XIV-XVII вв., центрах производства предметов вооружения, а также материалах и техниках, применявшихся в нём.

Глава 1 «Историко-методологическая основа исследования» обосновывает правомерность рассмотрения выбранного комплекса материала для решения поставленной в диссертации цели.

В первом параграфе «Роль орнаментированного парадного вооружения в русском придворном и воинском церемониале» раскрыто значение в церемониале именно художественного оружия, проявлена историческая и смысловая роль тех оружейных шедевров, стилистический анализ орнаментации которых проведён в последующих главах.

Важная роль, которую оружие играло в церемониях, сообщала ему высокий статус и диктовала необходимость высокого уровня художественного оформления. Парадное и церемониальное вооружение формировало образ царя и аристократа. Детальный анализ орнаментации вооружения позволяет охарактеризовать требуемый эстетический эталон. Оружие, игравшее столь важную роль – подходящий объект для изучения взаимодействия художественных традиций.

Уделено внимание анализу явлений, привносимых орнаментом во внешний облик и значение предмета. Рассмотрение военного церемониала показывает, что участвовавшие в нём предметы вооружения являлись важнейшими государственными регалиями и воспринимались как священные реликвии. Их орнамент имеет смысловую нагрузку: геральдические и мифологические сюжеты; мотивы и элементы, традиционно указывающие на высокий статус владельца. Ярким примером проявления общей и конкретной символики в орнаментации является комплекс царского вооружения. Особая красота и роскошь вооружения демонстрирует боевой настрой и веру в победу над врагом. Красота церемониального вооружения не является чем-то второстепенным, это его необходимое качество.

Второй параграф «Орнаментация предметов вооружения как источник для изучения культурного своеобразия и культурных взаимодействий» ставит целью выявить значение орнаментации вооружения для характеристики синтеза историко-культурных воздействий.

Последовательное хронологическое исследование орнамента культурных общностей прошлого, региона или страны способно выявить местные традиции. Для этого следует изучать орнамент детально и разносторонне, рассматривая традиционные орнаментальные композиции, отдельные элементы и типичные мотивы. Для суждения о степени самостоятельности и своеобразия орнаментации должен привлекаться весь арсенал орнаментальных средств разного времени. Такое изучение служит базой для выявления своеобразия художественной культуры государства или народа в целом.

В эпохи хозяйственного упадка, военных катастроф художественные традиции прерываются для тонких и сложных техник (перегородчатая эмаль, чернь, филигрань). Но основные орнаментальные традиции продолжаются в народном искусстве (вышивка, резьба по дереву, орнаментация керамики), поскольку эти виды творчества, связанные с обработкой обиходных материалов, могут осуществляться почти в любых условиях. Это обеспечивает продолжение традиций в возрождаемом прикладном искусстве, связанном с тонкими и сложными техниками.

Изучение орнаментации традиционно рассматривается и анализируется для выявления различных культурных взаимодействий между культурами, народами, государствами. Такая проблематика разработана в исследованиях М.Г. Крамаровского, Н.В. Малиновской, М.В. Мартыновой, И.А. Стерлиговой, М.А. Орловой и др.

Анализ внешних аналогий должен сочетаться с изучением местных орнаментальных традиций. Для этого в диссертации сделано обращение к домонгольскому материалу, а также в основных чертах рассмотрено проявление орнаментальных закономерностей в различных видах русского прикладного искусства последующего времени.

Важным условием анализа культурных взаимодействий является детальная характеристика неповторимого синтеза, который осуществляется в местной воспринимающей основе, где перерабатываются внешние воздействия. В сфере орнаментации различные орнаментальные элементы и мотивы облекаются в национальную форму, включаются в местный орнаментальный строй, согласовываются с формой типичных местных предметов. Это исключает буквальное повторение, поскольку какое-то изменение внешних элементов, их осмысление на местной почве неизбежно.

Третий параграф «Русские орнаментальные традиции IXXVII вв.» содержит общую характеристику древнерусской орнаментики, предваряющую решение более конкретной задачи – анализа орнаментации отечественного вооружения. Здесь выделены основные тенденции развития русской орнаментации и отобраны ключевые примеры орнаментов из декора произведений русского декоративно-прикладного искусства рассматриваемого периода для сравнения с орнаментацией предметов вооружения. На основе изученных данных составлено представление о традиционности существования и развитии тех или иных орнаментов в отечественном искусстве. С опорой на исследования по русской орнаментике делается новая попытка воссоздания общей линии стилистического развития русского орнамента по материалу различных техник и категорий прикладного искусства. Параграф сопровождается иллюстративными таблицами с сериями образцов орнаментов.

Глава 2 диссертации «Истоки традиций орнаментации древнерусского оружия» посвящена ранним артефактам, изучение которых необходимо для понимания развития отечественных традиций орнаментации предметов вооружения. В первом параграфе «Орнаментированное холодное оружие IXXIII вв., найденное на древнерусских и сопредельных территориях» рассматриваются разнообразные домонгольские предметы вооружения. Среди них преобладают мечи, многие из которых являются импортными из Европы, о чём говорят латинские надписи на клинках. Другие могли быть созданы на Руси. В некоторых случаях русское происхождение артефактов известно доподлинно. Орнаменты мечей разнообразны: геометрические, растительные, зооморфные, антропоморфные и абстрактные. Декорированы обычно рукояти, орнамент расположен в бордюрах. Плетёные орнаменты отражают европейские традиции. Также рассматриваются домонгольские наконечники ножен мечей, сабли, копья, топоры, булавы, кистени, шлемы, части налучей и колчанов.

Во втором параграфе «Орнаментированное защитное вооружение, части налучей и колчанов IXXIII вв., найденные на древнерусских и сопредельных территориях говорится о художественном оформлении шлемов, в котором использовались геометрические, растительные и абстрактные орнаменты, а о немногочисленных частях снаряжения лучника, украшенных различными видами геометрического орнамента.

Уже в домонгольский период русская земля была своего рода палитрой, на которой смешивались, подобно оттенкам красок, разнообразные внешние влияния. Наиболее интересным представляется вопрос о степени смешения европейских, византийских, кочевнических и т.д. традиций на отечественном материале.

В главе 3 «Орнаментация отечественного вооружения в XIVXVI вв.» объединены для рассмотрения предметы вооружения двух периодов: XIV–XV и XVI вв.

В первом параграфе «Русское орнаментированное вооружение XIVXV вв.» рассмотрены немногочисленные артефакты, сохранившиеся от этого времени. Анализируются ножи, украшенные геометрическим и плетёным абстрактным орнаментом, рогатины с геометрическим и растительно-абстрактным орнаментом, боевые топоры с геометрическим и абстрактным орнаментом, булавы с геометрическим и растительно-абстрактным орнаментом и т.д. Знаменитая рогатина тверского князя Бориса Александровича демонстрирует синтез старых и новых тенденций: основным орнаментом является растительно-абстрактный, продолжающий древнерусско-византийские традиции, но он сочетается с геометрической разработкой фона и относительно реалистическими изображениями человеческих фигур.

В XIV–XV вв. в орнаментации отечественного оружия сохраняются традиции геометрического, плетёного абстрактного и растительно-абстрактного орнамента. Последний, очевидно, развивается под влиянием искусства Византии.

Кринообразный орнамент на предметах вооружения распространён и у кочевых народов Евразии, входивших в территорию Золотой Орды. Однако при сходстве типа орнамента и используемых композиций, его стилистика на русских и кочевнических вещах в целом различна: на русских он более абстрактен, геометричен и сух, на кочевнических – более криволинеен и сопровождается многократным повторением общего контура.

Отдельные предметы вооружения западноевропейского происхождения проникали на Русь в XIII–XIV вв. Наличие их в нашей стране в это время могло послужить знакомству отечественных мастеров с западноевропейскими орнаментальными традициями.

Второй параграф «Русское орнаментированное вооружение XVI в.: вступительный очерк» даёт общую характеристику изменения военной структуры и международных контактов русского государства этого времени. XVI в. – это время установления активных политических и культурных связей России с державами Востока и Запада.

В параграфах 3 «Русское орнаментированное холодное оружие XVI в.», 4 «Русское орнаментированное защитное вооружение XVI в.» и 5 «Русское орнаментированное огнестрельное оружие XVI в.» даётся системное стилистическое описание и анализ орнаментов соответствующих серий артефактов. В параграфе 6 подводятся выводы этого рассмотрения.

Орнаментация предметов отечественного вооружения XVI в. обнаруживает несколько традиций разного происхождения. Даже небольшое количество памятников позволяет сделать вывод о том, что уже в это время новые международные контакты нашего государства сказались на украшении вооружения, привнеся в него много нового. Как восточные, так и западные традиции декора постепенно становились известны отечественным мастерам.

Орнаменты, применённые в декоре русского вооружения XVI в., разделяются на несколько стилистических групп. К первой относятся те, которые исполнены в древнерусских традициях. Это как растительные, так и растительно-абстрактные орнаменты. Во вторую стилистическую группу входят предметы, декорированные растительным натуралистическим орнаментом, развившимся, вероятно, на базе предшествующих отечественных традиций под западноевропейским воздействием. Такой орнамент есть на приборе ножен ножа боярина Д.И. Годунова, а также некоторых артиллерийских орудиях, среди которых выделяются 68-гривенковая пищаль «Инрог», «Царь-пушка» и 40-гривенковая осадная пищаль «Медведь».

К растительному орнаменту относится и так называемая «репейка» - небольшая выпуклая розетка-цветок, встречающаяся в декоре отечественных шлемов и доспехов XVI-XVII вв. Самый ранний пример – шлем из собрания Военно-исторического музея артиллерии. По-видимому, этот декоративный элемент также связан с западноевропейским влиянием.

Растительные орнаменты, составляющие третью стилистическую группу, обнаруживают связь с восточными традициями, происходящими из Ирана и Турции. На это указывает наличие таких мотивов, как арабеска, листья «саз», цветы тюльпана. Растительные орнаменты этой группы имеются на ножах князя А.И. Старицкого и боярина Д.И. Годунова, сабле в ножнах с поясом князя Ф.М. Мстиславского и т.д. Восточные традиции представляют и каллиграфические орнаменты, использующие знаки арабской письменности.

К четвёртой стилистической группе относятся геометрические орнаменты, а пятая объединяет зооморфные. Последняя оперирует традиционными отечественными мотивами зверей, птиц и фантастических существ, хотя в некоторых случаях можно предполагать влияние декоративного стиля Ренессанса.

Орнаментация предметов вооружения XVI в. позволяет наметить главные варианты сочетаний типов орнаментов, свидетельствующие об основных направлениях синтеза традиций. Сочетание местных орнаментов – геометрического, растительного кринообразного и растительного натуралистического – демонстрирует внутренний русский синтез старых византийско-древнерусских традиций и новых тенденций к натуралистичности. Растительный натуралистический орнамент совпадает и с зооморфным, в чём можно видеть сочетание русских традиции со свободной манерой изображения животных ренессансного стиля. Геометрический орнамент совпадает с растительно-абстрактным.

Наиболее интересен случай совпадения растительного натуралистического орнамента, выдержанного в русских традициях, с растительным орнаментом восточного типа. Восточный растительный арабесковый орнамент может сопровождаться каллиграфическим, а растительный восточный без арабесок совпадает с выпуклым. Есть случай тройного совпадения, демонстрирующий синтез западных «репеек» и восточных арабесок и каллиграфии. Эти примеры демонстрируют знание русскими мастерами восточных и западных орнаментов и их готовность творчески применять эти знания.

Глава 4 «Орнаментация отечественного вооружения XVII в.» - самая обширная в диссертации, что определяется преобладанием артефактов данного периода в составе рассматриваемых коллекций. Сложность периода в изучаемом аспекте требует его общей характеристики, которая и даётся в первом параграфе. Украшение оружия в XVII в. имеет во многом те же черты, что и в предыдущем столетии: наряду с продолжением и развитием отечественных традиций прослеживаются иностранные влияния. Гораздо более значительную роль приобретает влияние стран Запада – Голландии, Англии и т.д. Смутное время, когда многие произведения искусства были безвозвратно утрачены, затронуло лишь первые годы XVII в. Далее мало что препятствовало сохранению ценностей в государственных сокровищницах, и в том числе в царском арсенале – Московской Оружейной палате, крупнейшем центре производства и хранения предметов вооружения, испытавшем в XVII в. подлинный расцвет.

Второй параграф «Русское орнаментированное холодное оружие XVII в.». посвящён рассмотрению ножей, сабель, топоров, булав и прочих категорий материальных источников, в том числе известнейших произведений из собрания Оружейной палаты Московского Кремля, принадлежавших русским царям (три сабли из комплекса царского «Большого наряда», царская булава-брусь).

В третьем параграфе «Русское орнаментированное защитное вооружение XVII в.» анализируются шлемы, доспехи и щиты, включая уникальные зерцальные доспехи из собрания Оружейной палаты Московского Кремля работы Никиты Давыдова, Григория Вяткина и других мастеров.

Четвёртый параграф «Русские орнаментированные саадаки XVII в.» посвящён орнаментации предметов снаряжения лучников – саадаков (комплектов из налуча и колчана, в одном уникальном случае – также тахтуя). В числе прочих рассмотрены царские саадаки, включая самые знаменитые, входившие в комплекс «Большого наряда».

В пятом параграфе «Русское орнаментированное огнестрельное оружие XVII в.». даётся системное описание и анализ предметов ручного огнестрельного вооружения, а также артиллерии, и в том числе – ряда уникальных пушек, отлитых знаменитым мастером Андреем Чоховым.

Орнаменты, представленные на отечественном вооружении XVII в., разделяются на несколько стилистических групп, как и в случае с материалом XVI в. Первая из них характеризуется использованием традиционных растительных и растительно-абстрактных элементов. Мотивы, лёгшие в основу развития данного стиля, известны со времён Древней Руси: это лилия-крин, передаваемая трилистником (трёхлепестником), и длинный тонкий вьющийся стебель с отходящими от него завитками, изначально передававший виноградную лозу – важный христианский символ. Орнаменты первой стилистической группы входят в декор булавы оружничего Хитрово и других произведений.

Во вторую стилистическую группу объединяются натуралистические растительные орнаменты. Предполагается, что эта линия развития отечественного орнамента возникла под некоторым воздействием западноевропейских традиций. В то же время растительный натуралистический орнамент со своей оригинальной стилистикой известен в Иране и особенно Турции. Однако большинство отечественных произведений не имеет явных иностранных аналогов. Применительно к XVII в. мы говорим о синтезе декоративных традиций России, Востока и Запада.

Орнаменты второй группы украшают большую часть изученного материала XVII в. Отметим сабли и саадаки из комплекса «Большого наряда» царя Михаила Фёдоровича, а также известные посольские топоры из Оружейной палаты Московского Кремля. Основным элементом натуралистического растительного орнамента является длинный, тонкий стебель, активно вьющийся и образующий завитки – тот же самый, что характерен и для первой группы, но более тщательно проработанный. С ним сочетаются разнообразные листья: вытянутые продолговатые, небольшие округлые, острые подтреугольные, в форме галочки, иногда усложнённые надрезами. Цветы, как правило, передаются по-прежнему довольно условно – с помощью розеток с четырьмя, пятью и более лепестками, но нередко они гораздо более реалистичны. Также очень распространён крин с тремя лепестками. В декоре огнестрельного оружия к основным элементам натуралистического орнамента добавляются также абстрактные элементы, которые мы называем «звёздочками» и «ягодками».

По отношению к натуралистическому растительному орнаменту применительно к русскому шитью, черни и эмали XVII в. некоторые исследователи применяют определения «травный» или «мелкотравчатый».

Об использовании западноевропейских традиций говорит наличие характерных для стилей Возрождения и барокко картушей, маскаронов, аллегорических и мифологических изображений, а также надписей латинскими буквами в декоре ряда предметов. Некоторые предметы вооружения делались и украшались по западноевропейским образцам (кираса работы Никиты Давыдова из Оружейной палаты Московского Кремля).

Третья стилистическая группа характеризуется использованием в орнаменте растительных и абстрактных элементов и мотивов, популярных в искусстве Ирана и Турции: арабесок, листьев «саз», облаков «чи», а также знаков арабской письменности. Мотив листьев «саз» восходит к Турции, а мотив облаков «чи» – через Турцию к Китаю.

В четвёртую стилистическую группу объединяются геометрические орнаменты, продолжающие применяться в XVII в. главным образом в декоре бердышей. В украшении предметов из других категорий вооружения они чаще встречаются во второстепенных зонах декора.

Зооморфный орнамент, который в XVII в. редко бывает полностью самостоятельным, формирует пятую стилистическую группу, которую представляют нож Л.С. Стрешнёва, зерцальный доспех работы Никиты Давыдова и т.д. Изображения реальных или фантастических животных, в особенности геральдические, часто дополняют другой декор. Они могут сохранять относительную самостоятельность, но обнаруживают явную тенденцию к связи с орнаментами фона.

Для орнаментации русского вооружения XVII в. характерно и наличие абстрактных элементов. Они обладают большим разнообразием очертаний и могут представлять собой сильно видоизменённые, абстрагированные растительные или зооморфные мотивы, знаки восточной письменности и т.д. Тенденция абстрагирования конкретных орнаментальных элементов характерна для рассматриваемого материала с домонгольского периода. Особым видом абстрактного орнамента является чешуйчатый орнамент, который может также быть и зооморфным (при передаче чешуи змеи).

Некоторые растительные и абстрактные элементы являются выпуклыми и образуют объёмный, рельефный орнамент. Это, например, розетки-«репейки» и характерные продолговатые элементы сложной формы. Традиция создания таких выпуклых декоративных элементов известна в России с XVI в. В XVII в. наряду с ними применяются также выпуклые изображения двуглавого орла, органично вписывающиеся в орнамент.

Художественное оформление некоторых произведений стилистически сложно, так как в нём присутствуют элементы разных традиций. Так, в декоре известной сабли царя Михаила Фёдоровича пересеклись традиции отечественной, западной и восточной орнаментики.

В XVII в. геометрические орнаменты часто сочетаются с растительными натуралистическими (10 случаев), абстрактными (7) и растительно-абстрактными (5), реже – с арабесковыми (2) и зооморфными (4). Это показывает внутренний синтез раннего, базового орнамента с более современными.

Совпадение традиционного для Руси растительного кринообразного орнамента с натуралистическим показывает развитие русской традиции растительного орнамента. Совпадение кринообразного орнамента с арабесковым и абстрактным, а также с восточным без арабесок демонстрирует синтез местных традиций с иностранными.

Одним из наиболее показательных произведений является сабля царя Михаила Фёдоровича, в оформлении которой пересеклись традиции отечественной, западной и восточной орнаментики. Другой заметный пример сочетаний разных традиций – шапка ерихонская большая царя Михаила Фёдоровича, в декоре которой применены отечественные и восточные традиции.

Растительный натуралистический, являющийся наиболее распространённым типом орнамента в XVII в., совпадает с растительным арабесковым (1 случай) и зооморфным (15). Эти сочетания демонстрируют один из наиболее актуальных для столетия примеров синтеза: растительного орнамента, традиционно сформировавшегося на Руси, с изображениями животных в ренессансных традициях. Среди последних иногда более определенно выделяются западные воздействия, когда растительные и зооморфные элементы дополняются изображением всадника в западной одежде. В трёх случаях внутри этой группы орнаментация дополняется абстрактными элементами. Есть и совпадения растительного натуралистического орнамента с абстрактным и растительно-абстрактным (по 4 случая).

Выделяется группа изделий, на который различные орнаменты совпадают с абстрактными или абстрактные комбинируются между собой. Трактовка конкретных деталей этого синтеза требует привлечения более обширного материала. Есть случаи совпадения арабескового с абстрактным (3), зооморфного с растительно-абстрактным (4), зооморфного с абстрактным (1). В этих случаях можно предполагать орнаментальный синтез именно между этими видами или их связь между собой во времени и месте возникновения. Случаи сочетаний абстрактного и растительно-абстрактного (4) демонстрируют, что направление абстрагирования на базе растительных элементов бывшего кринообразного орнамента было немаловажным.

Таким образом, основные варианты сочетаний орнаментов XVII в. соответствуют наблюдавшимся в XVI в., но демонстрируют их на более многочисленном материале.

Названные линии развития в орнаментике кажутся резко различающимися на первый взгляд, однако они имеют главную общую черту: стремление к пышности, нарядности, густоте заполнения пространства, усиливающееся в XVII в. в рамках как отечественных, так и иностранных традиций. Именно поэтому художественная картина, складывающаяся на их основе, выглядит не разбитой на отдельные фрагменты, а единой, хотя и сложной. И не случайно, что в художественном оформлении некоторых предметов вооружения применены и русские, и восточные, и западные черты – все они становятся равноправными элементами нового художественного стиля, развивающегося в русском искусстве XVII в.

Глава 5 «Орнаментация и геральдика в декоре отечественного вооружения XIV-XVII вв.» посвящена связям между этими двумя важными составляющими художественного решения многих артефактов. В декоре отечественного вооружения орнаменты часто соседствуют с геральдическими изображениями. В одних случаях они существуют изолированно друг от друга, а в других орнамент служит фоном для геральдики. Иногда геральдические изображения органично включены в орнамент, вплоть до их орнаментализации. Наиболее интересными представляются случаи, когда геральдические и орнаментальные элементы декора проникают друг в друга.

Геральдика и орнаментика на рассматриваемых произведениях, служа разным целям, тем не менее, активно взаимодействуют, зачастую пересекаясь. Геральдические изображения становятся органичными частями орнамента. В свою очередь, орнамент усложняется и обогащается за счёт изначально посторонних для него изображений.

Заключение представляет собой основные выводы диссертации.

Исследование орнаментации русских предметов вооружения является важным как для решения конкретных вопросов, связанных с музейными атрибуциями, так и для достижения более широких целей, таких как реконструкция художественной жизни эпохи, уточнение истории отечественного декоративно-прикладного искусства, изучение вопроса о культурных влияниях и взаимодействии местных и зарубежных традиций.

Художественная культура Руси была серьёзно ослаблена татаро-монгольским завоеванием, но уже в XIV–XV вв. она начала постепенно возрождаться. А в XVI–XVII вв. русское декоративно-прикладное искусство не отставало от европейского, развиваясь в постоянной взаимосвязи с ним. Оно, как и в Европе, стремилось к более натуралистическому декору, к его пышности, роскошности. Своеобразие отечественной орнаментики сложилось из трёх основных составляющих: предшествующих русских традиций, западного и восточного воздействия.

Чтобы получить представление о корнях древнерусских традиций, мы рассмотрели значительное число археологических памятников, связанных с вооружением, которые были найдены на древнерусских и сопредельных территориях. Данные по изученному материалу позволяют говорить об использовании на Руси в IX–XIII вв. геометрических, растительных, зооморфных, антропоморфных и разнообразных абстрактных орнаментов.

Некоторые орнаментальные традиции проникли на Русь из стран Западной и Северной Европы: например, каролингское узловатое плетение, скандинавское несимметричное плетение и зооморфные орнаменты с использованием мотивов зверей и чудовищ, известных по руническим камням и другим скандинавским памятникам.

Растительные и растительно-абстрактные орнаменты в декоре древнерусских предметов вооружения в большинстве случаев восходят к византийским традициям. Это логически обусловлено исторической ситуацией: вместе с православной верой Русь переняла у Византии также и многие достижения её художественной культуры. Отметим, что и некоторые кочевнические традиции украшения оружия также были известны древнерусским мастерам.

Проведён стилистический анализ орнаментации 321 предмета вооружения XIV–XVII вв. с определением типов орнаментов. Также проведён сравнительный анализ этой орнаментации с отечественной и иностранной орнаментацией из разных сфер декоративно-прикладного искусства. На основании этого сделаны следующие выводы.

В XIV–XV вв. в орнаментации отечественного вооружения сохранялись многие из прежних традиций. В декоре оружия в это время продолжали использоваться геометрические, растительные и растительно-абстрактные, а также плетёные абстрактные орнаменты. Самые древние традиции, связанные с западноевропейскими и скандинавскими контактами времён русского язычества в период Московской Руси уже были забыты.

Византийско-древнерусские традиции, наоборот, сохраняются и даже усиливаются в условиях борьбы с захватчиками-иноверцами. В это же время появляется первый интерес к восточной орнаментике, выразившийся в редких обращениях к каллиграфическим орнаментам с использованием знаков арабской письменности как в украшении предметов вооружения, так и предметов культа и т.д. Подобный процесс синхронно происходил и в Византии.

В XIV–XV вв. преобладают артефакты, украшенные с использованием какого-либо одного орнаментального типа. Геометрические орнаменты встречаются чаще всего. Наиболее показательна с точки зрения синтеза художественных традиций знаменитая рогатина тверского князя Бориса Александровича. На ней основным орнаментом является растительно-абстрактный, продолжающий древнерусско-византийские традиции, однако он сочетается с геометрической разработкой фона и реалистическими изображениями человеческих фигур, иллюстрирующих некий сюжет.

В XVI в. новые международные контакты Российского государства привнесли новые черты в орнаментацию вооружения. Разнообразные декоративные традиции, как восточного, так и западного происхождения, постепенно становились известны отечественным оружейникам. Появление и распространение огнестрельного оружия, артиллерии тоже добавило разнообразия, поскольку форма предметов этих категорий была весьма своеобразна и требовала особых приёмов и средств организации декора, отличных от таковых для холодного и защитного вооружения.

Начиная с XVI в., количество доступных для изучения артефактов позволяет нам разделять украшающие их орнаменты на определённые стилистические группы в соответствии с художественными традициями, которым следуют отечественные мастера. Для XVI в. нами выделено пять стилистических групп: «древнерусская», оперирующая растительными и растительно-абстрактными орнаментами; «русско-западная», отличающаяся натуралистическим растительным орнаментом; «русско-восточная», связанная с традициями Ирана и Турции (использование арабесок, листьев «саз», цветов тюльпана, знаков арабской письменности и т.д.), а также группы геометрических и зооморфных орнаментов. Последняя интересна соединением традиционных русских звериных мотивов с чертами стиля эпохи Возрождения.

На материале XVI в. намечается несколько главных вариантов соединения орнаментальных традиций. Во-первых, ряд сочетаний свидетельствует о русском внутреннем синтезе прежних древнерусско-византийских традиций и новых ренессансных тенденций, или – об эволюции русского орнамента. Растительный натуралистический орнамент совпадает с растительным кринообразным и геометрическим, геометрический – с растительно-абстрактным. Растительный натуралистический орнамент используется вместе с зооморфным, также приближающимся к натуралистической трактовке зверей. Во-вторых, ряд совпадений позволяют говорить о синтезе русских и иноземных традиций: русского растительного натуралистического орнамента с растительным орнаментом восточного типа, свободное сочетание различных восточных орнаментов, а также сочетание их с западными элементами орнаментации в одном изделии.

В XVII в., который представлен гораздо большим количеством сохранившихся предметов вооружения, все пять стилистических групп предыдущего столетия сохраняются и получают дальнейшее развитие в сторону усиления натурализма и пышной, роскошной декоративности, что являлось общими характерными чертами развития европейского искусства этого времени.

Первая, традиционно русская линия развития растительного орнамента по-прежнему характеризуется использованием привычных растительных и растительно-абстрактных элементов (трилистников-кринов, виноградной лозы, завитков и т.д.). Иногда они сильно абстрагированы, что известно и в предшествующие периоды.

Вторая, натуралистическая линия развития растительного орнамента в XVII в. становится самой популярной и востребованной. Её богатый художественный арсенал сложился благодаря активному синтезу декоративных традиций России и стран Востока и Запада.

Большая часть изученных артефактов XVII в. декорирована натуралистическими растительными орнаментами с разнообразными элементами, основным среди которых становится длинный, тонкий стебель, активно вьющийся и образующий завитки. Этот же стебель характерен и для первой группы, но во второй он более тщательно проработан. С ним сочетаются разнообразные листья, которые могут быть вытянутыми продолговатыми, небольшими округлыми, острыми подтреугольными, надрезанными, в форме галочки и т.д., а также цветы, передаваемые обычно в виде розеток с четырьмя, пятью и более лепестками. Степень реалистичности цветов далеко не всегда высока.

И в первой, и во второй стилистических группах очень распространён крин с тремя лепестками. В орнаментации огнестрельного оружия к основным применяются также абстрактные элементы в виде «звёздочек» и «ягодок».

Хотя тенденции к натуралистичности в орнаменте наблюдаются и собственно по русским материалам, наличие картушей, маскаронов, аллегорических и мифологических изображений, надписей латинскими буквами говорит об использовании западноевропейских традиций. При этом известно, что некоторые предметы вооружения делались и украшались непосредственно по западноевропейским образцам.

В третьей – «восточной» – стилистической группе в XVII в. распространяется китайский мотив облаков «чи», попавший в Россию через Турцию. По-прежнему широко распространены арабески, используются листья «саз» и знаки арабской письменности.

Геометрические орнаменты в этот период украшают в основном бердыши, тогда как в декоре других артефактов они обычно второстепенны.

Зооморфные орнаменты в XVII в. редко имеют самостоятельный характер, чаще дополняют другой декор или несут геральдическую нагрузку. Зооморфные изображения, хотя и сохраняют самостоятельность, демонстрируют стремление к связи с фоном.

Разнообразные абстрактные орнаменты, часто состоящие из абстрагированных растительных, зооморфных и прочих элементов и мотивов, очень распространены в XVII в., что позволяет выделить их в шестую стилистическую группу.

Седьмую группу составляют выпуклые орнаменты растительного и абстрактного типа с розетками-«репейками» и продолговатыми элементами сложной формы. Они известны и по материалу XVI в., но там редки.

Важной характерной чертой русской оружейной орнаментики XVI–XVII вв. является стилистическая сложность многих произведений. Зачастую один и тот же артефакт относится сразу к двум или нескольким стилистическим группам, то есть – в декоре такого предмета вооружения сочетаются различные традиции. Ситуация, когда одна и та же вещь украшена одновременно и в русском, и в западном, и в восточном стиле, в XVII в. достаточно распространена.

Несмотря на явные стилистические различия, все линии развития орнаментации русского вооружения в XVII в. объединены тенденцией к натурализму и пышности, а также «боязнью пустоты» – стремлением занять как можно больше свободного пространства. А потому общая картина русской орнаментики выглядит хотя и довольно сложной и разнообразной, но всё же единой.

Говоря о художественном своеобразии орнаментированного отечественного оружия, нельзя забывать тех людей, таланту и умениям которых мы всем этим обязаны. Единственное имя русского мастера-оружейника, дошедшее до нас из глубины самых ранних времён – Людота или Людоша, имя человека, создавшего замечательный своей художественной оригинальностью меч из Фощеватой. XVI в. прославили мастера-литейщики, посвятившие свои творческие силы созданию предметов артиллерии: знаменитый автор «Царь-Пушки» и других уникальных орудий Андрей Чохов, а также Игнатий и Семён Дубинин. XVII в. – период расцвета русского художественно оформленного оружия, «золотой век» – знаменит целой плеядой прекрасных оружейников, среди которых выделяется удивительная фигура Никиты Давыдова – фантастически одарённого мастера, великолепно овладевшего техническими приёмами разных техник, знавшего многие средства выразительности, многие орнаменты Запада и Востока. Выдающимся мастером следует признать и Илью Просвита, создавшего саблю царя Михаила Фёдоровича – одно из самых ярких произведений отечественного декоративно-прикладного искусства. Не уступал ему в творческой самостоятельности и тот оставшийся неизвестным мастер, которому принадлежит художественное решение четырёх посольских топоров. Большого внимания заслуживают произведения Конона Михайлова, Дмитрия Коновалова, Андрея Тирмана, Григория Вяткина и многих других мастеров.

К концу XVII в. орнаментация отечественного вооружения – как и вообще отечественное искусство – обогатилась разнообразными традициями и мотивами, неизвестными в предыдущие времена. Лучшие из мастеров, создававших холодное и огнестрельное оружие, защитное вооружение и воинское снаряжение для царей и аристократов, не занимались простым копированием образцов, а творчески переосмысливали знания, полученные ими в результате знакомства с разнообразными иностранными традициями. Им не всегда удавалось исполнить иноземные орнаменты на таком же высоком уровне, как на образцах – но ведь местное своеобразие проявляется особенно ярко именно в совершении ошибок. А наибольшей самостоятельности отечественные мастера достигали тогда, когда позволяли себе творчески соединять различные традиции, применяя в декоре своих уникальных произведений и русский растительный орнамент, и восточную арабеску, и западные картуши и маскароны.

Исходя из всего перечисленного, орнаментация отечественного вооружения характеризуется нами как сложное, живое, постоянно развивающееся явление. В его многовековом развитии важнейшими факторами являются, во-первых, политическая и экономическая ситуация, в соответствии с которой те или иные иностранные державы получали право исключительно сильного художественного влияния (Западная и Северная Европа, затем – Византия и т.д.); во-вторых, торговые, дипломатические и военные связи, в результате которых отдельные артефакты иностранного изготовления становились достоянием нашей страны и, соответственно, образцами для подражания; в-третьих, вкусы царственных и аристократических заказчиков; и, в-четвёртых, творческие способности мастеров, знавших орнаментальные традиции разных стран, переосмыслявших их и применявших свои знания на практике.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

В изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Жилин А.М. Развитие традиций орнаментации русского вооружения в XVII веке / А.М. Жилин // Знание. Понимание. Умение. – 2010. № 3. – С. 135–139.

2. Жилин А.М. Орнаментация отечественного холодного оружия и защитного вооружения XIV–XVI веков / А.М. Жилин // Вестник Тверского государственного университета. – 2011. № 31. Серия «История». Вып. 4. – С. 39–55.

В других изданиях:

3. Жилин А.М. Художественный металл Руси XIV-XV веков / Жилин Александр // Проблемы истории искусства глазами студентов: материалы научной конференции / Рос. гос. гуманитарный ун-т; отв. ред. О.А. Захарова. – М.: РГГУ, 2008. – С. 36–45.

4. Жилин А.М. Художественное оформление парадного вооружения в России в XVI веке (по материалам Оружейной палаты Московского Кремля) / Жилин Александр // Проблемы истории искусства и реставрации художественных ценностей глазами студентов и аспирантов: материалы научной конференции / Рос. гос. гуманитарный ун-т; отв. ред. О.А. Захарова. – М.: РГГУ, 2009. С. 41–51.

5. Жилин А.М. Орнаментация отечественного огнестрельного оружия XVII в. / Жилин Александр // Проблемы истории искусства глазами студентов и аспирантов: материалы научной конференции / Рос. гос. гуманитарный ун-т; редкол. К.Л. Лукичёва и др. – М.: РГГУ, 2010. С. 46–52.

6. Жилин А.М. Методы, применяемые при изучении орнаментированных предметов вооружения / А.М. Жилин // Научные труды Московского гуманитарного университета / сост., науч. и лит. ред. В.К. Криворученко. – М.: Изд-во Московского гуманитарного университета «Социум», 2010. – Вып. 119. – С. 133–137.

7. Жилин А.М. Сравнительная характеристика орнаментации отечественного вооружения домонгольского и послемонгольского времени (по материалам Государственного исторического музея, Государственной Оружейной палаты Московского Кремля и других музеев) / А.М. Жилин // Война и оружие. Новые исследования и материалы: материалы Второй Международной научно-практической конференции / Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи; науч. ред. С.В. Ефимов. – СПб.: ВИМАИВиВС, 2011. – Ч. 1. – С. 270–286.

8. Жилин А.М. Орнамент и геральдика в декоре отечественного вооружения XVII в. // Тезисы докладов и сообщений ХII Международной Крымской конференции по религиоведению «Память в веках: от семейной реликвии к национальной святыне» / Национальный заповедник «Херсонес Таврический»; редкол. Н.А. Алексеенко и др. – Севастополь: НПЦ «Экоси Гидрофизика», 2010. – С. 16–17.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.