WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Кашкина Мария Геннадьевна

Медиакультура

информационного общества

в аспекте философского дискурса

Специальность 24.00.01- теория культуры

(философские науки и культурология)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Краснодар

2012

Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Краснодарский государственный университет культуры и искусств»

Научный руководитель:        Наталия Ивановна Лубашова,

                       доктор философских наук, профессор

Официальные оппоненты:        Ирина Георгиевна Хангельдиева,

                       доктор философских наук, профессор

                       Виктор Алексеевич Волобуев,

                       доктор философских наук, профессор

Ведущая организация:        Федеральное государственное бюджетное

                       образовательное учреждение высшего

                       профессионального образования

                       «Тамбовский государственный                                                университет им. Г. Р. Державина»

Защита состоится «___»____________2012 г. в _______ час. на заседании диссертационного совета Д. 210.007.02 по специальности 24.00.01 – теория и история культуры (философские науки и культурология) при ФГБОУ ВПО «Краснодарский государственный университет культуры и искусств» по адресу:

350072, г. Краснодар, ул. 40- лет Победы, 33, корпус 1, Конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Краснодарский государственный университет культуры и искусств».

Текст автореферата размещен на сайте ВАК МО РФ:

http: // www.vak.gov.ru « _____» _____________ 2012 г.

Автореферат разослан «_____»_______________2012 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета                        В. И. Лях

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования обусловлена тем, что медиакультура есть процесс повседневной деятельности информационного общества и представляет собой жизненный совокупный опыт мировой и отечественной культуры.

Демократические перемены в России на рубеже ХХ – ХХI вв. продемонстрировали удивительные результаты фундаментальных социальных переходов: от тоталитарного государства – к демократическому, от плановой экономики – к рыночной, от постиндустриального общества – к информационному. При этом очевидно возрастание роли медийной культуры как катализатора многих социальных процессов, несомненно, повлиявших не только на развитие страны, но и на формирование новой российской медиасреды.

Процесс вхождения Российской Федерации в информационное пространство мира позволяет осуществлять организованное освоение широчайшего фонда медиакультуры. Все это находится в постоянном взаимодействии, образуя целостное мировосприятие человека в культуре, формируя его ценностные ориентиры.

Проблема восприятия медиакультуры в современном информационном обществе занимает одно из центральных мест. Это само по себе оправдывает существование различных точек зрения на ее решение. Сделать достоянием высокохудожественные продукты современной медиакультуры необходимо для того, чтобы они стали неотъемлемой частью общей культуры социума и индивида.

Активность влияния на информационное общество медиакультуры обусловливается творческим опытом эпохи, поколения, социокультурной среды, личности. Этот опыт осваивается каждым, и упускать возможность целенаправленного становления медиакультуры, значит сознательно отказываться от культуры личности, а в целом и социума. Сложившаяся социально-культурная ситуация характеризуется сегодня возрастающим вниманием к глубинным истокам медиакультуры. Интерес к ее художественным традициям прошлого не обошел современную научную сферу.

Философский дискурс формирования и развития медиакультуры на Юге России, в частности на Кубани, позволяет констатировать наличие богатых и уникальных культурно-эстетических традиций. Вместе с тем, в современной теории и практике медиакультуры художественные традиции регионов почти не учитываются. Современное поколение недостаточно ориентировано на восприятие регионального аспекта медиакультуры.

Преемственное использование сложившихся в регионе культурных медиатрадиций может способствовать ликвидации многочисленных негативных тенденций современного информационного общества. Кроме того, процесс оптимизации медиокультуры Кубани должен базироваться на изучении ее особенностей, построения на этой основе культурфилософской модели внедрения в учебно-творческий процесс образовательных учреждений соответствующего программно-методического обеспечения. Этот алгоритм также дополняет актуальность данного исследования.

Степень научной разработанности темы. Современная медийная среда сформировала определенный уровень медиакультуры, куда традиционно принято включать прессу, телевидение, кинематограф, радио, звукозапись, компьютеры и сеть Интернет. Изучение медиакультуры на протяжении всего ХХ в., с нашей точки зрения, разворачивалось в нескольких проблемных полях.

Прежде всего, необходимо назвать теорию «диалога культур» В. С. Библера. Согласно данной философской концепции культуры индивидуумов, личностей, социальных групп, народов, исторических эпох, стран вступают между собой в диалогическое общение, непрерывно взаимодействуют и при этом взаимно обогащаются, взаимодополняют друг друга.

Изучение медиакультуры в ХХ в. было обозначено работами зарубежных ученых. В частности, Н. Луман рассматривал масс-медиа как самореферентную социальную систему, М. де Флюэр видел в медиа средство поддержания системной стабильности в обществе, П. Лазарсфельд исследовал социальные функции медиа, Ю. Хабермас изучал медиа в сфере публичного.

Культурфилософский подход требует не столько оценок медиакультуры, но понимания, предполагает наличие не только неких культурных закономерностей, но и философских. Подобная исследовательская позиция отличает капитальный труд Н. Б. Кирилловой, работы Я. И. Засурского, А. И. Черных и др.

Самостоятельным направлением в изучении медиакультуры стала образовательная проблематика, поднятая такими отечественными учеными как О. А. Баранов, А. В. Спичкин, А. В. Федоров, В. Н. Романенко, Е. И. Худолеева и др. Важным моментом в решении этих вопросов является и то, что медиаобразование определено ЮНЕСКО как приоритетная область культурно-педагогического развития XXI в.

Сложившаяся проблематика изучения медиакультуры продолжена и исследователями Южного федерального округа Российской Федерации, работы которых обладают заметным культурфилософским потенциалом, поскольку в них реализуется междисциплинарный подход. Это, в частности, труды В. П. Гриценко, В. В. Ру-нова и др.

Изучение масс-медиа, культуры информационного общества ХХI в. представлено в современных сборниках научных статей, опубликованных по итогам научно-практических конференций. В частности, на Юге России первыми кто обратился к этой важнейшей теме, были ученые Краснодарского государственного университета культуры и искусств. На протяжении более пятнадцати лет проведения международных конференций проблематика менялась и сегодня профессиональные пути участников разошлись, однако единство исследовательской идеи сохраняется: культура, образование, личность в информационном обществе.

Стоит отметить значительное количество работ, посвященных разным аспектам функционирования глобальной электронной сети: работы Н. Дарсавелидзе о «метафорах Интернета», А. Сакбаева о социальных репрезентациях человека в «киберсреде», Э. Дусаевой о сетевых модификациях образа святого Франциска, С. Еремеевой об интернетных репрезентациях православных монастырей, общин, религиозных организаций, Л. Дукачевой о формах представления в сети современного российского неоязычества и др.

Обширная группа научных работ посвящена современной медиакультуре, а также зрелищным и визуальным искусствам. В частности, М. Квашенко исследует постсоветский праздник как медиапродукт, В. Нуркова рассуждает о фотографии как «артефакте жизни», Ю. Черникова – о репрезентации прошлого, однако на материале театра и кино, Ю. Лидерман исследует фильмы А. Рогожкина и т.д.

Совершенно закономерным является присутствие сегодня в отечественной философской среде работ о моделировании социума, об исследовании феномена медиакультуры в современном российском обществе, о ее различных контекстах в современной медийной критике.

Отличительным признаком информационного общества является свобода доступа к информации и свобода ее распространения. Например, в МГУ создан интернет-проект портал научных исследований о СМИ «Медиаскоп»; сайт преподавателя Казанского государственного университета Романа Баканова посвящен медийной критике в системе современной журналистики России; портал «МедиаКубань» отличает особое внимание к социальному измерению современной региональной политики и др.

Вместе с тем, проблема функционирования и потребления продуктов медиакультуры информационного общества на современном культурном поле пока еще не нашла широкого отражения в научной литературе.

Таким образом, при общей исторической, культурологической, социологической направленности исследований последних лет, на региональном уровне до сих пор не предпринималось попыток осмыслить медиакультуру информационного общества и ее целостности в контексте науки философии.

Объект исследования – медиакультура информационного общества в аспекте философского дискурса.

Предметом исследования является динамика развития и социальное функционирование медиакультуры в ее культурно-художественных репрезентациях.

Цель исследования – показать основные тенденции развития медиакультуры как особого типа культуры информационного общества, ее теории, истории, современной практики.

Для достижения указанной цели намечены следующие задачи:

1. Проанализировать современное состояние мировой и отечественной медиакультуры в контексте научных теорий.

2. Определить методы и методику исследования, адекватных природе и содержанию медиакультуры современного социокультурного поля.

3. Выявить особенности репрезентаций и конструирования повседневности в современной российской медиакультуре.

4. Проанализировать в контексте российских культурных и политических реформ рефлексивность отечественной медийной среды.

5. Доказать, что интенсивное развитие медиакультуры, в особенности электронной, аудиовизуальной, все более активно влияет на общественное сознание как мощное средство информационных, культурных и образовательных контактов.

6. Рассмотреть региональную медиакультуру в контексте развития западноевропейской и российской.

7. Выявить медийный характер трансляции и перцепции медиакультуры Кубани через авторское социологическое исследование.

6. Апробировать авторские социологические исследовательские наработки в педагогическом процессе.

Методология диссертационной работы обусловлена проблематикой, целью и задачами исследования. Методологическую основу составляет историко-типологический подход, предполагающий принципиальную возможность обнаружения общего и особенного в продуктах медиакультуры Европы и России.

В своем исследовании мы опирались на философскую концепцию М. Маклюэна об определяющей роли медийной технологии в процессе развития человечества.

Определенное значение для настоящего исследования имели труды Р. Арнхейма, Р. Барта, Д. Белла, В. Беньямина, Ж. Бодрийяра, Ж. Делеза, Г. Маркузе, Х. Ортега-и-Гассета, которые рассматривали художественные, философские, культурологические и эстетические аспекты информационного общества, различные виды общественной деятельности в процессе производства, распространения и потребления культурных ценностей в системе медиакультуры.

Важные методологические ориентиры связаны с опытом исследования критических теорий М. Хоркхаймера и Т. Адорно о медиа.

В России, где сам термин «медиакультура» появился относительно недавно, на протяжении многих лет проблема медиа была в центре внимания представителей семиотики, языкознания, психологии, таких как В. С. Библера, Л. С. Выготского, Ю. М. Лотмана, Ю. Н. Тынянова, Ю. Г. Цивьяна, М. Б. Ямпольского и др.

При исследовании медиакультуры в аспекте философского дискурса нами использовались следующие методологические подходы:

– культурфилософский, понимающий медиакультуру как часть целостной духовной культуры и исследующий ее взаимодействия с широким полем мировой и отечественной культуры;

– компаративный, направленный на сопоставление содержания и стиля текста медиакультуры с содержанием и стилем других текстов авторов в различные периоды их становления;





– лингвистический, направленный преимущественно на постижение правил, норм языка современной медиакультуры и раскрытие ее специфики;

– гносеологический, направленный на постижение степени достоверности сообщаемой медиакультурной информации;

– психологический, в рамках которого исследовались механизмы смысловых самовыражений героев медиакультуры, где важной стороной аналитической деятельности является постановка себя на место персонажей, а также мысленное внедрение в ситуацию других персонажей, что изменяет суть социокультурной ситуации и позволяет «проиграть» варианты развития информационных событий;

– социологический, предполагающий анализ социально-философских контекстов медиакультуры;

– аксиологический, акцентирующий внимание на богатстве и оригинальности художественной концепции продукта медиакультуры, его соответствии конкретно-историческим и общечеловеческим культурным ценностям, общей значимости в формировании социализированной и самоценной творческой личности.

Научная новизна исследования.

1.        Осуществлен анализ состояния зарубежной и российской медиакультуры в контексте научных теорий информационного общества.

2.        Данная диссертационная работа – первое комплексное региональное исследование медиакультуры в аспекте философского дискурса. Медиакультура рассмотрена как особая информационная система, в которой процесс генерирования смыслов и значений зависит не только от интенций автора, но и от активности зрителя/участника.

3.        Предложен анализ региональной медиакультуры в контексте развития западноевропейской и российской.

4.        Показана значимость авторского социологического позиционирования объекта исследования, позволившего утверждать, что развлекательный нарратив медиакультуры принимает значительное участие в создании семиотической сферы современного социокультурного пространства Кубани.

5.        На основе анализа произведений и текстов региональной медиакультуры сделаны выводы о принципах использования экранных и видео технологий в качестве художественных стратегий и обозначены новые горизонты, которые намечаются этим направлением современной художественной практики медиаискусства.

6.        В диссертационном исследовании была продолжена разработка проблематики медиакультуры как развлекательной повествовательности, являющейся немаловажной составляющей художественной коммуникации данного этапа развития отечественной культуры.

7.        В процессе авторских социологических исследовательских и педагогических наработок установлено, что на основе достижений современных технологий социум и индивид получают возможность контролировать пространство медиакультуры.

Основные положения, выносимые на защиту:

– современная медиакультура по-новому осваивает концепцию диалога художественного произведения и зрителя, понимание которой варьируется: от интерпретатора до пользователя, от восприятия к непосредственному участию, от концентрации к рассеиванию внимания, от полной правдивости экранного/вербального изображения до обнажения авторской позиции/идеи;

– при восприятии продуктов современной медиакультуры расширенные возможности интерпретаций ее значений предполагают необходимость учёта так называемых концептуальных интерфейсов (или интерфейсов понимания);

– для языка современной отечественной медиакультуры существенным является то, что на протяжении всей истории формирования и развития, ее авторы обращались к различным эстетическим установкам, обнаруживая то модернистские черты 60-х гг. ХХ в., то сближая ее с контркультурными практиками 70-х гг. ХХ в., то вбирая постмодернистские признаки 80-х гг. ХХ в.;

– в русле поисков и экспериментов создателей медиакультуры в области технологий сложились принципы и черты характерные для постмодернистской медийной среды: интерактивных мультимедиа инсталляций, художественных виртуальных реальностей, сетевых художественных и культурных проектов и др.;

– одной из примет периода социальной модернизации России на рубеже XX – XXI вв. стало интенсивное развитие медиакультуры как особого типа культуры информационного общества, являющейся посредником между государством и обществом, социумом и властью, человеком и масс – медиа;

– новые информационно-коммуникационные технологии, в особенности электронные (спутниковое и цифровое ТV, видео, компьютерная и сотовая связь, Интернет и др.), трансформируют медиасреду, существенно влияя на массовое сознание, на традиционные виды культуры, на функционирование библиотек, кинотеатров, музеев, драматических театров. Мы исходим из положения, что в отличие от других форм культуры XX в., медиакультура в ХХI в. вместе с изобразительными, визуальными, вербальными возможностями стала использовать и кинестетические возможности коммуникации;

– медиакультура, являясь феноменом эпохи глобализации, воздействует на ценности общества, на мировоззрение разных социокультурных групп, особенно молодежи. Вот почему важнейшими направлениями современных исследований являются вопросы медиаполитики и медиаменеджмента, теории и практики медиаобразования, пути формирования гражданина информационной России.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что данная работа предназначена как для теоретиков, изучающих проблематику современной медиакультуры, так и для специалистов, желающих использовать продукты медиакультуры в своих художественных и социокультурных практиках. Диссертация является одним из первых для отечественного гуманитарного знания опытом философского анализа современной медиакультуры, и отчасти восполняет определённый пробел. Теоретическая значимость работы определяется еще и тем, что изложенные в ней результаты углубляют имеющиеся представления о функциях и значении современной медиакультуры, показывая всю ее сложность и неоднородность.

Показанные в исследовании взаимоотношения между художественной и политической сферами культуры через масс – медиа на основе общего смыслового поля, может служить моделью исследования взаимоотношений между медиакультурой и другими сферами культуры.

Исследование является определенной моделью поиска адекватного культурного контекста, позволяющего рассматривать произведения медиакультуры как феномены региональной культуры.

Практическая значимость работы заключается в том, что материалы и выводы диссертации могут быть использованы:

– в дальнейшей исследовательской работе, а также в учебно-педагогической практике при составлении учебников и пособий, для чтения лекций и проведения семинарских занятий по курсам философии культуры, культурологии, медиаобразования, медиатеории, медиаменеджмента, пиар-технологий, экспертизы в медиакультуре, социокультурной практике;

– результаты исследования могут быть внедрены в практику образовательных учебных структур как региональный компонент;

– при разработке программ и содержания для подготовки бакалавров, магистров в качестве спецкурсов по специальности «Культурология»; а также других специальностей и специализаций – «Социально-культурная деятельность», «Связи с общественностью», «Межкультурные коммуникации», «Продюсерство кино и телевидения», «Режиссура мультимедиа программ»;

– материалы и выводы исследования могут быть использованы в системе переподготовки и повышения квалификации преподавателей теоретических дисциплин по специальной учебной программе «Медиакультура России»;

– при разработке образовательных и научных медиа – программ изучения культуры Кубани, программ сохранения и популяризации казачьего культурного наследия;

– при постановке задач культурной политики региона и их практической реализации.

Соответствие диссертации паспорту научной специальности. Полученные автором научные результаты соответствуют паспорту специальности 24.00.01 – теория и история культуры (философские науки), а именно: пункту 2.1  «Философия или теория культуры как специфический вид знания о культуре», пункту 2.9 – «Становление теории культуры», пункту 2.10 – «Естественное и искусственное в обществе», пункту 2.11 – «Культурно-исторический процесс», пункту 2.26 – «Постмодернистская философия культуры», 2.36 – «Культурологическая философия культуры».

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации были представлены на конференциях: Всероссийская научно – практической конференция «Проблемы и перспективы социально-экономического развития Юга России» (г. Краснодар, 2010 г.); региональная научно-практическая конференция молодых ученых Южного федерального округа (г. Краснодар, 2010 г.); Всероссийская научно-практической конференция молодых ученых, аспирантов и соискателей «Непрерывное социокультурное образование в современной российском обществе: проблемы и перспективы развития» (г. Орел, 2011 г.); Межвузовская молодежная конференция в рамках «Дней молодежной науки» (г. Оренбург, 2011 г.); Всероссийская научно-практическая Интернет конференция студентов и аспирантов «Актуальные проблемы информационного и документационного обеспечения управления» (г. Тамбов, 2011 г.); Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция «Теоретические и прикладные аспекты истории культуры» (г. Новосибирск, 2011 г.) и др.

Диссертация прошла обсуждение и была рекомендована к защите на заседании кафедры теории и истории культуры Краснодарского государственного университета культуры и искусств 27 декабря 2011 г.

Структура диссертационной работы состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Введение содержит обоснование темы исследования и его актуальности, степени изученности проблемы. Формулируется объект и предмет исследования, определяются цель и задачи исследования, обозначается методологическая основа, раскрывается научная новизна и практическая значимость результатов диссертационной работы, формулируются положения, выносимые на защиту, показывается апробация результатов исследования.

В главе первой «Теории и практики медиакультуры информационного общества» рассматривается медиакультура как явление современного объективного мира информации, которое может быть исследовано в контексте самых различных областей гуманитарного знания.

В параграфе 1.1. «Модели медиакультуры в контексте научных теорий» анализируются наиболее известные труды, так или иначе касающиеся медиакультуры информационного общества.

Интерес для нашего исследования представляла теория Дэниела Белла об информационном обществе, которая для ученого стала своеобразным этапом развития теории постиндустриального общества. Размышления о перспективах постиндустриальной цивилизации, ее внутренних противоречиях и взаимодействиях развитых стран Западной Европы и Северной Америки с остальным миром, о судьбах рыночной экономики и демократической формы правления, о роли культуры и религии в формирующимся новом мире, о контурах нового глобального порядка и проблемах прав человека легли в основу глубокого научного труда – «Эпоха разобщенности: Размышления о мире ХХI в.».

На основополагающих позициях теории Герберта Маркузе в его знаменитой книге «Эрос и цивилизация. Одномерный человек. Исследование идеологии развитого индустриального общества», по мнению ученого, общество потребления развратило всех, человек одномерен, поскольку им манипулируют. Мировой социум получил одномерное общество, неототалитарную систему, существующую за счет гипноза средств массовой информации, которые внедряют в каждое индивидуальное сознание ложные потребности и культ потребления.

Как отмечал Хосе Ортега-и-Гассет в своих работах «Дегуманизация искусства» и «Восстание масс», основным принципом концепции «массового общества» является духовная атмосфера, сложившаяся на Западе в результате кризиса буржуазной демократии, бюрократизации общественных институтов, распространения денежно-меновых отношений на все формы межличностных контактов.

В контексте нашего исследования, мы обратились к трудам немецкого ученого Никласа Лумана. Его концепция общества состоит в том, что ограничив себя от окружающего мира, общество способно оперировать замкнутым образом, и единственной подлинно-социальной операцией, по его мнению, выступает коммуникация, которая может подсоединяться к другой коммуникации.

Теоретическое обоснование идеи информационного общества («глобальной деревни») мы находим в работах Маршалла Маклюэна. Ученый, несомненно, оказал большое и разностороннее влияние на философию, науку, культуру. С точки зрения задач нашего исследования, была важна его концепция этапов развития цивилизации. По М. Маклюэну, она следующая: первобытная дописьменная культура с устными формами связи и передачи информации, основанная на принципах коллективного образа жизни, восприятия и понимания окружающего мира; письменно-печатная культура («галактика Гутенберга»), эпоха дидактизма и национализма, заменившая естественность и коллективизм индивидуализмом; современный этап («глобальная деревня»), возрождающий естественное аудиовизуальное, многомерное восприятие мира и коллективность, но на новой электронной основе через замещение письменно-печатных языков общения радиотелевизионными и сетевыми средствами массовых коммуникаций.

В ходе исследовательской работы мы также опирались на результаты изысканий видных представителей западной философской мысли Макса Хоркхаймера и Теодора Адорно («Диалектика просвещения. Философские фрагменты» и др.). Немецкие ученые одними из первых в ХХ в. предприняли попытку теоретического анализа роли и места массовых коммуникаций в обществе, показали, что массовые коммуникации играют центральную роль в жизни человека и выполняют функции социализации, а также выступают как средства досуговой деятельности, посредниками в политических вопросах, участвуют в производстве и распространении информационных материалов.

Как отмечает Фрэнк Уэбстер в «Теории информационного общества» все учения Д. Белла, М. Кастельса, Г. Шиллера, Ю. Хабермаса, Э. Гидденса, Ж. Бодрийяра и других были для него отправной точкой нового подхода к пониманию современных обществ. Позиция ученого о том, что современные менеджеры, программисты, креативные работники масс-медиа и все те, кто работают в креативных областях, рассматриваются как проводники в мир информационного общества, нам близка и разделяема. Эта перемена, прочувствованная Ф. Уэбстером, в направлении анализа от технологии к человеку становится важнейшей отличительной особенностью информационного общества ХХI в.

По нашему мнению, с постиндустриальной трансформацией общественной жизни существенно изменилась стратификационная картина российского общества; институциализировались культурные ценности, связанные с самореализацией личности в современной медиакультуре.

Функционирование социальной системы ХХ в. позволило человеку пользоваться всеми благами цивилизации, часто забывая о необходимости создания этих самих благ. Постиндустриальная эпоха, модернизируя общество, дала возможность через масс-медиа пользоваться новыми современными достижениями науки и техники не выходя из дома, сидя за монитором компьютера, не отрываясь от дисплея сотового телефона. Тем не менее, еще в начале ХХ в. Х. Ортега-и-Гассет предупреждал, что европейские народы стоят на пороге тяжких внутренних испытаний и самых жгучих общественных проблем – экономических, правовых и социальных. С нашей точки зрения, в информационный ХХI в. уже весь мир, по большому счету, пытается решить все те же проблемы – экономические, правовые, социальные.

Таким образом, анализ накопленных теоретических знания в области медиакультуры информационного общества приводит к выводу о том, что на современном этапе необходимы глубокие знания законов масс-медиа, управляющих миром информации, а также понимания современных целей, потребностей и мотивов развития моделей информационной медиакультуры, и, что особенно важно, механизма их реализации.

В параграфе 1.2. «Репрезентация и конструирование повседневности в российской медиакультуре» отмечается, что в настоящее время, с типичной для него всеобщей информативностью, становится интересно проследить, каковы традиции и перспективы развития российской медиакультуры.

В контексте нашего исследования конструирование повседневности в медиакультуре – это своеобразный виртуальный феномен художественно-эстетического восприятии. Современное понимание повседневности основано на идеях феноменологической социологии А. Щюца, социологии знания П. Л. Бергера и Т. Лукмана, структурного функционализма Р. К. Мертона. В центре внимания их исследований повседневности оказывается анализ сознания, типизации культурных и социальных объектов, различных форм социально-культурной практики.

С нашей точки зрения, повседневность является продуктом социального конструирования связей с историей: человек предстает как носитель социальных реалий, определенных историей и временем. Исследуя труды Альфреда Шюца, мы выявили, что ученый определил следующие аспекты повседневности: 1. Трудовая деятельность. 2. Специфическая уверенность в существовании мира. 3. Напряженное отношение к жизни. 4. Особое переживание времени. 5. Специфика личностной определенности действующего индивида (особая форма социальности).

Представление повседневного опыта в медиасфере наиболее востребованная, но менее изученная проблема. Появление человека всегда рождало вопросы о способах его существования в мире, и в каждую социокультурную эпоху оно несло в себе ответ в форме миропонимания и мироощущения. Современная ситуация пребывания человека в социуме характеризуется множеством кризисных проявлений человеческого бытия: экологическими, психологическими, национальными, политическими, экономическими, технологическими, нравственно-этическими, культурными, религиозными и др.

Пристальное внимание масс-медиа к теме культуры повседневности усилилось в последние время из-за стремления мировой и отечественной научной мысли выявить структуры жизнедеятельности человека, которые создают дискомфортные состояния его бытия, дисбалансируют не только отношения человека с миром, но и с самим собой. Современные средства массовой информации выделяют ряд ключевых вопросов, которые в общем виде охватывают проблемное пространство повседневного: а) каковы условия, которые конституируют способы бытия человека? б) каково место классической модели повседневности в современной трактовке повседневности? в) чем обусловлено многообразие форм современной повседневности? Мы считаем, что поставленные вопросы конструируют определенную риторику о событиях повседневности, наделяют приватным статусом не столько личное пространство человека и его бытие, сколько общезначимые, публичные события или любые моменты социальной повседневности. Другая проблема повседневности российской медиакультуры состоит в том, что через житейское и тривиальное на экране, осуществляется, с нашей точки зрения, незаметная технология «промывания» мозгов.

Анализ репрезентаций и конструирования повседневности в современной российской медиакультуре позволяет утверждать, что манипуляции личностным и общественным сознанием посредством продуктов медиакультуры есть определенный способ не только коммуникации, но и способ контроля этого сознания. В частности, российские телевизионные сериалы («Менты», «Бандитский Петербург», «Паутина», «Знахарь», «Апостол», «Дальнобойщики», «Каменская», «Бригада», «Тени прошлого», «Моя прекрасная няня», «Институт благородных девиц», «Зверобой», «Улицы разбитых фонарей» и др.) показывают, что они носят черты гибридности и усвоения образцов из европейских и американских телесериалов, а также с востребованными в прошлом формулами советских телесериалов («Вечный зов», «Тени исчезают в полдень», «Вызываем огонь на себя», «Щит и меч», «Дни Турбиных», «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» и др.).

Социокультурные аспекты российской действительности подталкивают отечественные масс-медиа для выведения формул повседневности легко читающихся и принимающихся зрителем, который и подтверждал бы – «все как в жизни». Но жизнь, как она есть, уже требует от медиакультуры такие языки и способы презентации обыденной и приватной действительности россиян, и мира в целом, которые соответствовали бы языку современных культурный реалий. Изучение языка медиакультуры информационного общества определяется нами основной необходимостью для теоретического и методического обоснованного представления о медиа как естественной среде социума ХХI в.

По нашему мнению, неясность типа отечественной культуры, воспроизводить которую предстоит современному информационному обществу, неочевидность идеалов и целей, адекватных формирующемуся информационному социуму, вызывают различные, порой, прямо противоположные философские концепции об интенсивном воздействии средств массовой коммуникации на становление современного типа российской культуры в целом. С нашей точки зрения, именно этот новый тип культуры вводит медиакультуру в область своих приоритетных научно-исследовательских интересов.

Во второй главе «Медиакультура как качественная характеристика жизнедеятельности человека и социума» исследовательское внимание сосредоточено на позиционировании и функционировании медиакультуры в социокультурном контексте современности.

Параграф 2.1. «Медиакультура как социальная система информационного общества» отражает то социальное и информационное пространство, которое в настоящее время благодаря Интернету расширяется и совершенствуется. Это подтверждают такие появившиеся и уже устоявшие понятия, как «социальные сети», «информационное общество», «язык и культура социальной информации», «медиакультура» и др. С позицией российского ученого Н. Б. Кирилловойо том, что термин «медиакультура» – это детище современной культурологической теории, и введено для обозначения особого типа культуры информационного общества, мы согласны, поскольку она наиболее точно выражает суть категории. Однако, составляющие ее элементы сегодня не четки и структура еще размыта. В частности, С. Н. Ильченко в контексте процессов глобализации информационного общества определяя особенности современной медиакультуры в электронных масс-медиа, отдает предпочтения вербальным и визуальным аспектам. Если воспользоваться определением все той же Н. Б. Кирилловой, то медиакультура объединяет в себе все виды печатных, аудийных, визуальных и аудиовизуальных средств массовой коммуникации. По мнению А. Фролова, важнейшей структурной частью медиакультуры является медиаобразование как условие эффективного средства развития творческой, самостоятельно и критически мыслящей личности в культурной среде интенсивного увеличения информационного потока.

Таким образом, одной из важнейших задач современных исследований медиакультуры является вопрос четкого структурирования ее элементов. При этом следует иметь в виду, что развитие медиакультуры – процесс, исторически обусловленный формированием и распространением определенного языка взаимопонимания. И таким универсальным языком медиакультуры может стать язык социальной информации, выступающий системой разных уровней развития личности, способной считывать, анализировать и оценивать медиатекст, заниматься медиатворчеством, усваивать новые знания посредством медиа.

Мы считаем, что в информационном ХХI в. стремительно развиваются, как традиционные средства массовой информации – газеты и журналы, радио, телевидение, так и новейшие, связанные с появлением и распространением Интернета, привели к созданию единого информационного пространства, образовали ту современную виртуальную среду, которая и формирует совокупность множества медиапотоков. Новая и быстро развивающаяся система информационного общества «медиакультура» требует осмысления не только накопившегося уже практического опыта, но и анализа ее теоретических аспектов в гуманитарной науке. Медиакультура – это важнейшая сила современного общества, которая активно воздействует на традиционную культуру, политику, экономику, социальные процессы.

В параграфе 2.2. «Рефлексивность отечественной медиакультуры в контексте культурных и политических перемен» исследовательской целью ставилось рассмотрение российского опыта последовательного соединения актуальных проблем медиакультуры с политическим и культурным контекстом. Рефлексия современного российского информационного общества связана в первую очередь с изменениями в традиционном культурном менталитете, является своеобразной реакцией на технический прогресс и технологические инновации, появлением различных моделей информационных и коммуникативных каналов. Современная медиакультура перестала быть изолированной сферой, и сегодня является одной из самых чутких индикаторов, живо реагирующих на разного рода социальные, политические, экономические и культурные преобразования.

Совершенно очевидно, что новые информационные технологии несут на себе позитивный прогрессивный аспект. В это понятие входят, в том числе и политические, экономические, социальные и культурные факторы. Многие концепции современных политических партий строятся на столкновении оппозиционных точек зрения на различные теоретические и практические аспекты, на проблемах апробации медиатехнологий в политике, сопровождаются в Сети открытыми дискуссиями, широкими презентациями политических проектов, на показах политических видеопрограмм, на выставках, на клубных вечеринках и других структурных элементах медиакультуры.

Современная политика и медиакультура представляет собой весьма сложное и противоречивое явление: с одной стороны существуют масс-медиа, среди которых доминирующее положение занимают коммерческие и корпоративные СМИ, с другой стороны, по мере того как новые медиатехнологии становятся все более доступными, начинается развитие альтернативных методов и форм использования медиа в политической деятельности.

В настоящий момент новые информационные и коммуникационные технологии Интернета являются все более эффективным средством, как реализации творческого потенциала того или иного политика, так и продуктивного коллективного политического сотрудничества в целях решения внутри политических проблем. Свобода доступа к информации (политические и арт-серверы, мэйлинг-листы, видеоконференции, медианимация) в целом динамизирует развитие политической культуры и культуры в российской политике. Мы считаем, что открытая общероссийская дискуссия в Интернете с привлечением правительства РФ, ведущих политологов, специалистов других областей общественного знания, представителей отечественных электронных СМИ, западных специалистов, представляющих опыт презентации политики и политической культуры принципиально важна, и будет способствовать выработке адекватного критического подхода к проблеме новых масс-медиа и современной политики.

Современные формы между технологическим и гуманитарным сообществом позволяют наблюдать культурные перемены в российском обществе. В частности, на сегодняшний день очень востребованы так называемые мультирациональные творческие коллективы (художники-программисты-дизайнеры), фестивали в Интернете («Да-Да-Net» – онлайновый фестиваль российских информационных ресурсов по современной культуре и искусству, а также художественных проектов в Интернете, «Trash Art» – единственный в России международный фестиваль сетевого искусства, художественный эксперимент, основанный на идеологической и эстетической провокации), проекты суперсовременных технологий слежения (iSpy), многочисленные и различные по направлениям презентации арт-представительства (медиализированная среда городского пространства, сетевое искусство, видео - арт, CD-ROM и DVD и др.).

Мы считаем, что наиболее проблемными аспектами использования информационно-коммуникационных технологий в современной российской культуре являются: творческая или индивидуальная рефлексия создателей и потребителей медийной продукции; попытки трансформации значений мейнстрима в производимых культурных медиатекстах; включение форм андеграунда и сопротивления в коммерческую зрелищную медиакультуру; симуляция, реальность и фантастика культуры и осмысление ее средствами информационного общества.

Также необходимо отметить, что создатели и потребители отечественной медиакультуры, трансформируя значения мейнстрима в производимых и потребляемых культурных текстах, достаточно успешно добиваются изменений в традиционном российском культурном менталитете, навязывая довольно распространенные мировые стандарты и клише, тем самым рефлексируя не на самого себя, а на человека другой культуры.

В третьей главе «Медиа в социокультурной практике Кубани» обозначены основные принципы понимания проблем современных медиа на Кубани.

В параграфе 3.1. «Производство и потребление продуктов медиакультуры в регионе» мы заострили внимание на том, что насколько медиакультура и масс-медиа способствует пространственному развитию социума Юга России, в частности Кубани. С нашей точки зрения, одним из главных социокультурных основ пространственного развития Кубани – формирование диалогового взаимодействия между личностью и властью, общественными и политическими силами. В условиях политической, социокультурной, экономической модернизации региона потребность в диалоге становится особенно значимой. Люди хотят иметь полную и объективную информацию о действиях и намерениях власти, бизнеса. В свою очередь власти тоже жизненно необходимо поддерживать постоянный контакт с обществом, разъяснять суть проводимых преобразований в политике, экономике, культуре и т. д.

Посредником между социумом и властью сегодня являются масс-медиа, поскольку именно они генерируют и направляют основные потоки информации, способны наиболее эффективно удовлетворять информационные потребности граждан, согласовывать интересы личности и общества, бизнеса и государства. Мы считаем, что медиакультура Юга России представляет собой социальную систему, формирующую не только технологии, но и социальные институты, образовательные модели, новые стратегии развития культурной политики, современные формы взаимодействия между технологическим и гуманитарным сообществом. Закон Краснодарского края «О государственной поддержке средств массовой информации Краснодарского края», принятый Законодательным Собранием 25 февраля 1997 г. (редакции в 2005 и 2008 гг.) определил порядок государственной поддержки средств массовой информации и предприятий, обеспечивающих их функционирование, направлен на реализацию права граждан Кубанского региона на получение полной и объективной информации через краевые и местные средства массовой информации.

В современном информационном социуме медиакультура рассматривается как процесс развития личности с помощью и на материале масс-медиа с целью формирования культуры общения с медиа, творческих, коммуникативных способностей, критического мышления, умений полноценного восприятия, интерпретации, анализа и оценки медиатекстов (Федоров А. В. Организация и проведение научных исследований в области медиакультуры и медиаобразования. – М., 2008 и др.).

С нашей точки зрения, на Кубани все же не в полную меру осознается необходимость комплексного подхода к масс-медиа и медиакультуре. Перед нами видятся следующие задачи: создание методологии изучения, широкое знакомство с современными критическими теориями медиа, проблематизация повседневного обращения с его «электронными посредниками» – СМИ и средствами персональной коммуникации.

Повседневное производство и потребление культурных образов на Кубани сопряжено с общероссийской тенденцией. В частности, на краевом телевидении соблюдаются практически все принципы медийного зрения: культура фрагмента, воздействие скорости подачи материала на телевизионное сообщение (непременно используется клип, компьютерные игры, фрагмент документального или художественного кинофильма). Риторика, язык, структура новостей и иллюстративный ряд печатных средств массовой информации кубанского региона подчас не уступают конструированию и репрезентации образов социокультурных групп столичных газет и журналов. Эта позиция, возможно, подтверждает высокий профессиональный уровень региона, но, в то же время, может говорить об отсутствии некоей провинциальной специфики в хорошем смысле слова.

В современной медиакультуре среди разнообразной информационной продукции телевидения, радио, Интернета все большее место отводится новым жанрам, которые строятся на основе развлечения. Эта тенденция неизменно сопровождает средства массовой коммуникации в их стремлении привлечь и удержать внимание как можно больше молодежной аудитории. Несмотря на такие тенденции, с точки зрения отечественных ученых, информационные и аналитические программы среди молодого поколения России занимают одно из первых мест рейтингов по востребованности и популярности.

По нашему мнению, исследования информационно-коммуникационной среды, свободы доступа к информации, её распространения, проблем контроля и управления медиа-проектами на уровне региона могут быть представлены рядом наиболее востребованных и признанных институтов массовой информации. В частности, к ним мы относим Федеральный медиа-проект «Информационный поток (Краснодарский край)», Кубанский молодежный портал, «ЮГА.ру», «Живая Кубань», портал Екатеринадрской и Кубанской Епархии «Православная Кубань». Деятельность названных и других медиа-проектов ведет к поиску и определению новых категорий, таких как «электронные средства массовой информации», которые отражают современный процесс конвергенции информации и коммуникации. Многие кубанские медиа-проекты добросовестно и активно решают проблемы социальной ответственности перед потребителями медиакультуры.

Для южного региона Российской Федерации принципиально важна выработка не просто адекватного критического подхода к проблеме современных возможностей медиа в контексте многонациональной культуры Северного Кавказа, но и поиск их эффективного решения в интересах всего российского социума, а также выработке ценностных ориентиров в отношении современных медиа дискурсов о культуре, формированию более эффективной междисциплинарной постановки задач и их успешного решения, развитию межрегиональных культурных связей.

Таким образом, рассмотрение и анализ культурных особенностей и возможностей средств коммуникации при создании продуктов медиакультуры на Кубани подтверждает следующие положения: практика исследований производства, тиражирования, потребления продуктов медиакультуры на Кубани ставит перед учеными актуальные задачи: изучение современного языка медиакультуры, выявления специфики и особенностей общения с аудиторией, изучение виртуальных конструкций и их взаимосвязей с культурным контекстом региона, анализ принципов построения реальности медиа и др.

Современный региональный социум только отчасти представляет собой сетевое сообщество, характер его медиа отличается клиповой культурой, и, к сожалению, экспансией развлекательности всех и вся. Важнейшим вопросом медиакультуры на Кубани в самое ближайшее время может стать (если уже не стал) это – вопрос экспертизы медиакультуры. Мы считаем, что расширение технических возможностей представления того или иного события политической, финансовой, правовой, культурной и других аспектов жизни региона влечет за собой современную экспертизу качества продукта медиакультуры. Мы подчеркиваем – экспертизу, а не цензуру. Создание гиперреальности и ее сверхпрезентация может оказать влияние на появление множественности версий реальности и диверсификации ее потребления.

Параграф 3.2. «Общее и особенное региональной медиасреды: тенденции современной креативности» акцентирован на том, что полная реализация возможностей информационного общества – вопрос не простой и пока открытый на территории Кубани. Мы полагаем, что в его своевременном и адекватном решении необходима современная государственная политика, соответствующее требованиям времени информационное законодательство как на федеральном уровне, так и на региональном, своевременные управленческие решения. Современные модификации социальных отношений в российском обществе, институциональные преобразования средств массовой информации в сочетании с опережающим развитием коммуникационных технологий призваны предполагать наличие мощной творческой направленности. Современная развлекательность есть один из актуальнейших атрибутов креативности медиакультуры. С течением времени средства массовой информации все больше осознают ее в качестве своей глубинной характеристики, которая привносит собственные творческие смыслы в сообщение, независимо от его содержания. Развлекательность постепенно становится не только важной компонентой медиакультуры, но и ее формой, несущей с собой новые креативные значения. Осмысление ключевой проблематики медиа в социокультурной практике Кубани предполагает следующие выводы: производство и потребление современных медиапродуктов в кубанском регионе подразумевает выработку поведенческих предпочтений у значительной массы молодежи, что подтверждается, в том числе и результатами авторского социологического исследования; региональная медиасреда все больше оказывает влияние на самореализацию человека в процессе собственного становления. Таков феномен современной медиакультуры, в горизонтах которой постигаются смыслы поступков, разрешаются ситуации выбора, выстраиваются те или иные траектории деятельности личности в социуме. Отсюда можно говорить о том, что на Кубани личностное развитие сегодня уже предстает неким процессом вхождения в социокультурную среду мировой медиакультуры.

В Заключении диссертации подводятся итоги, обобщаются результаты, формулируются основные выводы работы, проблемы и направления дальнейшего научного поиска, раскрывается значение философского дискурса о современной медиакультуре, формирующей культуру рационального освоения медийного содержания российского социума.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

Научные статьи в изданиях, рекомендуемые ВАК МО РФ

1.        Кашкина, М. Г. Современная медиакультура в информационном социуме [Текст] // Тамбов, СЭНИ Аналитика культурологии. – 2010, № 3 (18) 0,5 п. л., номер гос. Рег. 0420800022, ISSN 1990-4045.

2.        Кашкина, М. Г. Медиакультура и ее место в контексте философского знания [Текст] // Культурная жизнь Юга России. – 2011. – № 1. – 0, 3 п. л.

3.        Кашкина, М. Г. Медиакультура как социальная система Юга России [Текст] // Вестник Оренбургского гос. университета. – Оренбург, 2011 г.,0,4 п. л.

4.        Кашкина, М. Г. Концепции медиакультуры в контексте научных теорий информационного общества [Текст] // Тамбов, СЭНИ Аналитика культурологии. – 2011, № 1 (19) 0,5 п. л., номер гос. Рег. 0420800022, ISSN 1990-4045.

5.        Кашкина, М. Г. Особенности региональной медиасреды: тенденции современной креативности [Текст] // Тамбов, СЭНИ Аналитика культурологии. – 2011, № 2 (20) 0, 4 п. л., номер гос. Рег. 0420800022, ISSN 1990-4045.

Другие научные публикации

6.        Кашкина, М. Г. Медиа в контексте социокультурных основ пространственного развития Юга России [Текст] // Научно-практическая конференция «Проблемы и перспективы социально-экономического развития Юга России». – Краснодар, 2010. – 0, 4 п. л.

7.        Кашкина, М. Г. Производство и потребление продуктов медиакультуры на Кубани [Текст] // Региональная научная конференция молодых ученых Южного федерального округа. – Краснодар, 2011 г. – 0,25 п. л.

8.        Кашкина, М. Г. Современная практика информационного обеспечения в социуме [Текст] // Всероссийская научно-практическая Интернет конференция аспирантов «Актуальные проблемы информационного и документационного обеспечения управления». – Тамбов, 2011 г. – 0,3 п. л.

9.        Кашкина, М. Г. Медиа в социокультурной практике Южного Федерального округа [Текст] // Всероссийская научно-практическая конференция аспирантов «Непрерывное социокультурное образование в современном российском обществе: проблемы и перспективы развития». – Орел, 2011, 0,3 п. л.

10. Кашкина, М. Г. Медиакультура как знаковая система // Семиотика культуры и искусства. – Краснодар, 2011, 0, 25 п. л.

11. Кашкина, М. Г. Социальный медиа-вызов информационному обществу // Теоретические и прикладные аспекты истории культуры. – Новосибирск, 2011, 0, 25 п. л.

Общий объем научных публикаций составил – 3,8 п. л.

Формат бумаги 60х84 1/16.

Гарнитура шрифта «Times New Roman Cyr».

Тираж 110 экз. Заказ 02-91

Отпечатано с готового оригинал макета

ООО “Славянка”

Краснодар, ул. Орджоникидзе, 52

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.