WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

РЫЖАКОВА Елена Владимировна

ФЕНОМЕН ОДИНОЧЕСТВА: ОПЫТ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата культурологии

Шуя 2012

Работа выполнена в государственном профессиональном учреждении высшего профессионального образования ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный педагогический университет»

Научный руководитель:

доктор философских наук, доктор филологических наук, профессор Михайлов Михаил Иванович ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный педагогический университет» 

Официальные оппоненты:

доктор философских наук,  профессор

Фатенков Алексей Николаевич,

Национальный исследовательский университет «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского», заведующий кафедрой философской антропологии

кандидат культурологии

Красильникова Мария Юрьевна,

ФГБОУ ВПО «Шуйский государственный педагогический университет» старший преподаватель кафедры культурологии и литературы

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный архитектурно-строительный

университет»

Защита диссертации состоится «17» мая 2012 года в ___ часов на заседании Диссертационного совета  Д 212.302.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата культурологии по специальности 24.00.01 – теория и история культуры при ФГБОУ ВПО «Шуйский государственный педагогический университет» по адресу: 155908, г. Шуя Ивановской области, ул. Кооперативная, 24, ауд. Текст автореферата размещен на официальном сайте ВАК МОиН РФ - vak2.ed.gov.ru.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО  «Шуйский государственный педагогический университет».

Автореферат разослан «16» апреля 2012 года.

Ученый секретарь 

диссертационного совета,

доктор философских наук Д.Л. Шукуров

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Проблема одиночества как культурологического феномена – одна из важнейших теоретических проблем современного гуманитарного знания (познания).

Несмотря на то, что в последние десятилетия появились отдельные культурологические исследования как у нас, так и за рубежом, посвященные анализу одиночества, тем не менее понятие одиночества в сущности своей до сих пор не имеет сколько-нибудь ясных очертаний.

Неисследованность, непроясненность обозначенной проблемы проявляется, в частности, в том, что одни исследователи-культурологи считают одиночество положительным явлением в человеческой жизни, другие – сугубо отрицательным. Данная оценка одиночества как сложного и противоречивого явления, на наш взгляд, во многом объясняется тем, что тема одиночества исследуется, как правило, либо в плане социологии, либо с точки зрения психологии, а значит, она не берется и не анализируется целостно – с позиции культурологии (как интегративной социо-гуманитарной науки).

Нельзя не признать и того, что теоретико-методологические подходы к изучению одиночества (как в прошлом, так и в настоящем) различны, а порою весьма эклектичны, и некоторые из них не только не приближают к истине, а, напротив, отдаляют от нее.

Негативно тут сказывается и тот факт, что авторы, исследуя феномен одиночества, нередко не отдают должного изучения истории вопроса, степени разработанности его мировой культурологической мыслью.

Исследование одиночества как культурологического феномена имеет существенное значение. Оно открывает возможности для более обоснованной и глубокой критики разного рода поверхностных, упрощенных, спекулятивных воззрений не только на сущность, природу культуры, но и на смысл, содержание и назначение человеческой жизни.

Вместе с тем изучение одиночества в культурологическом ракурсе важно, помимо культурологии, и для эстетики, этики, искусствознания, психологии, педагогики и других наук.

Культурологическое осмысление проблемы одиночества важно для решения практических задач, прежде всего в области духовного формирования и развития человека, его мировоззрения, культуры чувств и интеллекта, т.е. той духовной основы бытия людей, без которой невозможно полноценное существование человечества.

Степень научной разработанности проблемы. Осмысление феномена одиночества начинается с эпохи античности, и в первую очередь связано с такими именами, как Платон («Государство»), Аристотель («Этика. Политика. Риторика. Поэтика. Категории»),  Сенека («О блаженной жизни»), Эпикур («О предпочтении и избегании»), Аврелий («Размышления»). В последующие периоды проблеме одиночества уделяют внимание Б. Паскаль («Мысли»), Ф. Фихте («Назначение человека»), Г. Гегель («Философия религии»), С. Кьеркегор («Страх и трепет»), Г. Торо («Уолден, или Жизнь в лесу»), Ф. Ницше («Так говорил Заратустра»), Э. Гуссерль («Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии»), К. Ясперс («Истоки истории и ее цели»), М. Хайдеггер («Бытие и время»), Ж.-П. Сартр («Бытие и ничто»).

Важный интерес представляют воззрения на одиночество (как культурологический феномен) русских философов и художников слова XIX-XX вв. Среди русских мыслителей, занимающихся разработкой данной проблемы, стоит особо выделить П.Я. Чаадаева («Отрывки и разные мысли»),  В.С. Соловьева («Об упадке средневекового миросозерцания»), Н.А. Бердяева («Философия свободного духа»), Л.И. Шестова («Апофеоз беспочвенности: опыт адогматического мышления»), И.А. Ильина («Аксиомы религиозного опыт»), С.Л. Франка («Непостижимое. Онтологическое введение в философию религии»),  М. Мамардашвили («Одиночество – моя профессия…»).

Образ одинокого, «лишнего» человека в достаточной степени представлен в русской литературе XIX века, в частности, в произведениях М.Ю. Лермонтова, А.С. Пушкина, И.С. Тургенева, Ф.М. Достоевского. В трудах русских мыслителей одинокий человек – это чаще всего личность, которая в силу своей духовности, возвышенности переросла людей «обыкновенных», составляющих большую часть социума. 

Немаловажный вклад в разработку проблемы одиночества внесла марксистская концепция. Согласно представлениям марксистов, появление феномена одиночества связано с процессом социального отчуждения человека от рода, от природы, а вместе с тем с утверждением его «я».

В рамках социально-культурологических исследований Э. Дюркгейма («Культурология, социология и философия»), Р. Мертона («Культурология и социология сегодня: проблемы и перспективы») одиночество – явление, которое сравнивается с такими понятиями, как аномия, самоизоляция и т.п.

Представители западной культурологии часто рассматривают одиночество с позиции теории общих систем. Так, Дж. Фландерс рассматривает данный феномен как возможный способ культурного развития как отдельного индивида, так и общества в целом.

В настоящее время проблема одиночества очень интенсивно разрабатывается в западной культурологии в рамках когнитивного подхода. Согласно Д. Расселу («История западной философии»), Л. Пепло и Д. Перлману («Теоретические подходы к одиночеству»), одиночество наступает в ситуации, когда индивид осознает несоответствие между двумя факторами – желаемым и достигнутым уровнем собственных культурных, социальных контактов.

В 80-90 гг. ХХ века в связи с существенными изменениями в социо-культурной ситуации в России исследователи стали по-новому осознавать феномен одиночества. Среди исследований, в которых наиболее полно раскрывают сущность одиночества и возможные пути его преодоления, можно выделить работы А.С. Гагарина («Homo Solus: Одиночество как феномен человеческого бытия // Рациональность иррационального»),  Л.И. Старовойтовой («Одиночество: социально-философский анализ»), Ж.В. Пузановой («Антропология одиночества // Социальная антропология на пороге XXI века»), М.И. Михайлова («Одиночество» // Высокие технологии в педагогическом процессе. Труды VII Международной научно-методической конференции преподавателей вузов, ученых и специалистов), Р.К. Нуреевой («Одиночество и уединение как негативное и позитивное выражение инстинкта жизни»), Н.Е. Покровского («Универсум одиночества: социологические и психологические очерки»). 

Все вышесказанное при достаточно серьезном осмыслении приводит к выводу, что существующие характеристики и определения одиночества (при всей их содержательности) не отменяют и не исключают дальнейших возможностей и новых путей, направлений в исследовании темы.

Недостатком исследования одиночества в современных культурологических работах является то, что в них в основном описывается  «социология», «психология» одиночества. Но что такое «одиночество», каков культурологический статус этой категории, в чем кроется его истинный смысл и каковы его глубинные основания  – эти вопросы остаются во многом еще нераскрытыми.

Необходимо отметить, что как фундаментальная проблема –  проблема одиночества заслуживает постоянного изучения, независимо от того, как давно она рассматривается и насколько глубоко она изучена на сегодняшний день.

Актуальность проблемы исследования и ее неполное изучение определили основную цель и выявили задачи диссертационной работы.

Целью диссертационного исследования является культурологическое исследование феномена одиночества, раскрывающее его сложную природу и содержание как важного, противоречивого духовного выражения человека.

Объектом исследования данной диссертационной работы является одиночество как культурологический феномен.

Предметом исследования выступает феномен одиночества как сложное и противоречивое явление культуры, его природа, сущность и альтернативные виды.

Для реализации этой цели в диссертации решаются следующие задачи:

  • выявить и представить в систематизированной форме состояние проблемы одиночества в истории мировой культурологической мысли;
  • раскрыть основания и сущность одиночества как феномена культуры;
  • в ходе анализа проблемы одиночества провести разграничение одиночества и уединения;
  • представить двойственную природу (альтернативные виды) культурологического феномена одиночества.

Теоретической базой и источниками исследования стали работы отечественных и зарубежных культурологов. В этих работах обращалось внимание на особенности феномена одиночества как явления культуры, на сравнение одиночества с другими близкими понятиями, исследовались различные культурологические подходы к изучению одиночества. Таким образом, анализ проблемы ведется с учетом достижений мировой культурологической мысли.

Методологической основой исследования является диалектический метод и его принципы: развития, взаимосвязи, поляризации, системности и др. Немаловажны для автора такие принципы, как восхождение от абстрактного к конкретному, историзм и др. Исследование автора ведется с опорой на деятельностный подход. В процессе исследования темы автор особое значение придает идеализации как методу научного познания.

Научная новизна исследованиязаключается в следующем:

  • раскрываются соответствующие (культурологические, социальные, гносеологические) истоки (предпосылки) возникновения одиночества как феномена культуры;
  • дается интерпретация сущностной природы одиночества как культурологического феномена;
  • выявляются сходство и различие понятий «одиночество» и «уединение» как определенных форм проявления человеческого бытия в культурологическом измерении;
  • выделяются и анализируются альтернативные виды одиночества, а именно: возвышенное (положительное) как явление культуры и низменное (отрицательное) как явление антикультуры.

Теоретическая значимость исследования состоит в:

  • научно-теоретических результатах исследования, которые имеют существенное значение для решения проблем, связанных с жизнедеятельностью современного человека и общества;
  • культурологическом анализе феномена одиночества, как сложного, противоречивого явления современной действительности;
  • изучении одиночества в российской и зарубежной социо-культурной реальности.

Практическая значимость исследования состоит в следующем:

  • результаты исследования могут быть использованы для дальнейшего анализа феномена одиночества в культурологии и философии.
  • материалы диссертации могут быть использованы при изучении курсов «Культурология», «Философская антропология», при написании по данным дисциплинам учебных пособий и научно-популярных работ;
  • авторский материал может быть использован для преподавания специальных курсов по различным гуманитарным дисциплинам.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Диссертация обсуждалась на кафедре философии и истории мировоззрения ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный педагогический университет». Содержание диссертации представлено в публикациях автора, в том числе в научных журналах,  в сборниках статей, в сборниках тезисов, докладов конференций. Многие результаты апробированы автором на лекционных и семинарских занятиях со студентами при чтении курса «Культурология». Основные положения диссертации отражены в публикациях, а также выступлениях на конференциях и семинарах: на научно-практической конференции Х Всероссийской межвузовской конференции студентов и аспирантов «Наука и молодежь» (Н. Новгород, 2009); Международных научно-методических конференциях «Инновации в системе непрерывного профессионального образования» (Н. Новгород, 2009, 2010); Межвузовских научно-практических конференциях преподавателей вузов, ученых, специалистов, аспирантов, студентов «Социально-экономические проблемы и перспективы развития высшего профессионального образования» (Н. Новгород, 2009-2011); VI, VII, VIII Всероссийских межвузовских научных конференциях «Мировоззренческая парадигма в философии» (Н. Новгород, 2008-2010), II заочная научная объединенная сессия «Трибуна ученого: актуальные проблемы современного образования (Шуя, 2012).

Положения, выносимые на защиту:

  1. В чистом виде одиночество проявляется в эпоху Нового времени. До Нового времени человек не существовал как «я-для-себя», поскольку он был в единстве с природой. Человек античности (античной культуры) не утратил тесной связи с природой (космосом), а также с обществом (коллективом). Утверждение человека тут осуществляется в аспекте общественного бытия (мира вещей, тел, предметов), а соответственно оно носит внеличностный, точнее, доличностный характер. Не знает человека как «себя самого» не только античная (древнегреческая) культура, но и более поздняя – средневековая, поскольку она ограничивала проявление человека жесткими социальными и религиозными рамками (нормами). В период же Нового времени происходит зарождение индивидуального «я». Человек теряет жизненные опоры в рамках природы, общественной жизни и становится одиноким существом.
  2. Феномен одиночества представляет собой неукорененность человека в мире, удаленность его от обыкновенного, обычного в жизни, от того, что принято считать нормой в жизнедеятельности людей.
  3. Уединение – совершаемый человеком акт, одиночество – универсальное, сущностное переживание. Одиночество является состоянием души, осознанием своей отдельности, особенности, неповторимости.
  4. Автор выделяет два альтернативных вида феномена одиночества: возвышенное и низменное.

А) Возвышенное одиночество раскрывает, являет себя как индивидуально-универсальное «Я» человека. Оно позволяет человеку установить внутреннее, душевно-духовное родство между собой и другими людьми (человеческим родом), выразить и утвердить себя на уровне чувств (переживания) общей, всеобщей жизни, а значит, внутреннего единства с человечеством и Вселенной (Универсумом). Следовательно, возвышенное одиночество представляет собой позитивную устремленность «общечеловеческого Я».

Б) Низменное одиночество есть внутренняя пустота человека, его ничтожность, прикрывающаяся внешностью. Как антипод возвышенной устремленности низменное одиночество представляет собой негативное нисхождение, проявление субъекта в соответствии не с духовными, а с биологическими потребностями, инстинктами. Низменное одиночество – это своеобразный феномен самоотчуждения и самоуничтожения человека.

Структура работы. Цели, задачи и основные идеи диссертации определяют логику работы и ее структуру. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы, включающего 204 наименования, в том числе 35 на иностранном языке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

       Во Введении обосновывается актуальность темы, характеризуется степень ее научной разработанности, определяются цель и задачи исследования, выдвигаются положения, выносимые на защиту, указываются теоретико-методологические основы работы, определяются ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость.

Первая глава«Феномен одиночества: историко-культурологический анализ» – посвящена изучению культурологической проблемы одиночества в историческом аспекте. Характеристика данной проблемы начинается с воззрений античных философов и, прежде всего, связано с такими именами, как Платон («Государство»), Аристотель («Этика. Политика. Риторика. Поэтика. Категории»),  Сенека («О блаженной жизни»), Эпикур («О предпочтении и избегании»), Аврелий («Размышления»). Из анализа представлений античных мыслителей (Платона, Аристотеля, Сенеки, Эпикура и др.) становится ясно: для того, чтобы стать Homo Solus, необходимо иметь особые, экстраординарные причины, способные выдвинуть/выбросить человека за границы обыденного, социума – мудрость и преступление. Большинство античных мыслителей сходятся во мнении, что одиночество человеку просто необходимо, чтобы понять себя, окружающий мир.  Однако в целом в античности прослеживается двойственное отношение к одиночеству, что является одной из особенностей данного феномена на указанном историческом этапе: стремление к одиночеству и, напротив, стремление избежать его.

Если античному человеку была свойственна гармония души и тела, то в средневековой системе человек испытывает дисгармонию между духовным и телесным. Человек теряет прочное положение во Вселенной. Для  эпохи Средневековья характерен христианский взгляд на одиночество. Таким образом, переосмысливается опыт античного понимания проблемы одиночества и ветхозаветное отношение к одиночеству.  Основные посылки ее таковы: все люди, несмотря на постоянное, повседневное, – осознаваемое или нет – общение, от рождения до смерти в своей душевной жизни пребывают в глубоком и неизбывном одиночестве, о котором предпочитают забывать.  Суть одиночества в период Средневековья сводится к затворничеству во имя Бога, отказу от общества других людей.

В эпоху Возрождения одиночество воспринимается, прежде всего, как благоприятное для человека одиночество-уединение. Известна концепция Монтеня, согласно которой можно сознательно жить в одиночестве и при этом жить с удовольствием. Для Монтеня значим «Человек Обыкновенный», Homo Ordinalis, способный на одиночество-уединение, и более того, одиночество является для него не просто способом самопознания, но и целью и смыслом бытия.

В эпоху Ренессанса предназначение человека усматривалось, главным образом, в стремлении к достижению высшего предела земного совершенства, а не в отшельничестве во имя ухода от мирских забот. В рамках эпохи Возрождения человек понимает свою уникальность, независимость, значимость. Все это ведет к зарождению личности. Наряду с этим человек переживает свою отдаленность, собственное одиночество, чувствует недостаток связей с похожими на него людьми.

Новая эпоха – «эпоха бездомности» наступила в Новое время. Здесь проблема одиночества тесно связана с темой заброшенности человека во Вселенной.

Важное место тема одиночества занимает в теории Блеза Паскаля. Эту тему мыслитель раскрывает с позиции потерянности человека в бесконечности Вселенной. Он утверждает безусловную «прелесть уединения» (в отличие от одиночества), которое позволяет задуматься о смысле жизни, оценить свои поступки. Уединение открывает глаза человеку на суету мира, позволяет ему увидеть собственную суетность, внутреннюю опустошенность, подмену себя (собственного Я) неким воображаемым образом, созданным человеком для других людей.

Вполне очевидно, что Паскаль предвосхитил ряд идей экзистенциалистов XX века и высказал «несвоевременные» мысли, удивительно созвучные нашей эпохе.

С точки зрения Паскаля, люди опасаются бывать наедине со своими мыслями и потому ищут спасения от одиночества в развлечении. Вместе с тем, мыслитель полагает, что одиночество отражает душевное беспокойство, спор человека с самим собой. Такой внутренний разлад воспринимается самим человеком как потеря веры и надежды, как несостоятельность своих контактов с окружающим миром.

Нетрудно видеть, что в суждениях Б. Паскаля феномен одиночества предстает как неприкаянность человека в бесконечности Вселенной и как неуютность человека наедине с мыслями о себе самом. Преимущество одиночества Блез Паскаль видел только в том, что это состояние души заставляло людей задуматься о возможных путях достижения счастья и о смысле бытия.

Пристальное внимание исследованию феномена одиночества было уделено мыслителями XIX столетия. Одним из новых методологических ориентиров в исследовании одиночества стали  концепции американских трансценденталистов, среди которых видную роль играл философ, писатель, натуралист Генри Дэвид Торо. 

Представители трансцендентализма придерживаются позиции, что каждый человек должен по максимуму быть независимым от социума. Каждый индивид должен быть приверженцем собственных идей и принципов и их претворение в жизнь не должно зависеть от внешних обстоятельств. Ни Бог, ни политические власти, ни общество не должны главенствовать над человеком, подавлять его стремления.

По мнению трансценденталистов, человеческая личность содержит в себе беспредельное духовное богатство, которое сковано мещанско-обывательской средой; для его раскрепощения необходимо уединение и близость с природой. Торо показывает, что человек может установить связь с природой и универсумом (космосом), учитывая собственные силы и возможности.

Уединение от людей на лоне природы Торо расценивал не как замкнутость, а, напротив, как вступление в общение и единство с величественным космосом, восприятие в себя его гармонии, чистоты.

Существенно то, что трансценденталисты первыми в истории западной мысли стали проводить различие между одиночеством и уединением. Проводя различие между этими понятиями, трансценденталисты приписывают первому отрицательный характер, а второму – положительный. Человеку порой сложно находиться в обществе, где превалируют одиночество, отчужденность и разочарование, то есть где имеют место все отрицательные силы бытия. Поэтому порой люди стремятся обрести состояние уединения для «перерождения» души. Несмотря на то, что человек не только биологическое, но и социальное существо, он может жить автономно от общества, так как личность сама по себе самоценна. Главное, чтобы человек понял смысл уединения и стремился к самопознанию.  Таким образом, основная позиция трансценденталистов выражается в преобразовании отчужденного одиночества в состояние уединения, где возможна реализация индивидуальных творческих способностей.

Нелишне отметить, что у трансценденталистов есть определенное сходство с представителями экзистенциализма в оценке уединения: и те, и другие считают его благотворным для человеческой личности. Расхождение между ними в трактовке одиночества основано на разном видении мира и места человека в нем: трансценденталисты, в отличие от экзистенциалистов, воспринимают мир как гармоничное целое, чувствуют себя в нем «как дома». Поэтому трансценденталисты далеки от мысли об «изначальном одиночестве» человека. По мнению Г. Торо, «мы никогда не бываем одиноки».

В экзистенциализме феномен одиночества напротив пронизан настроением человеческой «бездомности». Одиночество личности становится принципом замкнутого антропологического универсума. Внутренняя изолированность человека – это основа любого индивидуального бытия как такового. Там, где личность начинает вступать во взаимоотношения с миром и другими людьми, человек неизбежно сталкивается с холодной, безжизненно-мертвой объективностью, превращающей все внешнее во врага субъективности, что в свою очередь ведет к ее (личности) омертвению, отчуждению, одиночеству. Согласно Сартру, человек становится таким, каким он был сформирован задачами, стоящими на его пути.

Экзистенциалист, принимая одиночество за вечное и неизменное состояние человека в обществе, пытается преодолеть его при помощи духовного уединения, ухода от общества. А поскольку истинно действенной силой, способной бороться с отчужде­нием, являются плодотворные человеческие связи и «гуманизация» общественных отношений, то экзистенциалиста можно охарактеризовать как человека, отвер­гающего единственный путь, следуя которым он может обрести утраченные, но столь желанные для него чело­веческие ценности.

Предлагаемые экзистенциализмом решения пробле­мы человеческого существования столь же разнообраз­ны, сколь различны сами мыслители. Кьеркегор призывал отрешиться от разума и земных надежд, противопоставляя им веру в сверхъестественное. Перед богом, говорил он, все неправы. Ка­мю проповедовал презрение к абсурдному миру и видел свободу в незаинтересованной и не сулящей успеха пре­данности идее. Сартр понимал свободу как нечто сугу­бо личное, внутреннее, основанное на независимости от  любого внешнего принуждения, даже когда оно диктовалось прямой необходимостью сотрудничества с дру­гими людьми.

Поскольку значительное внимание к проблеме одиночества проявила русская культурологическая и литературоведческая мысль XIX-XX вв., то диссертант уделяет ей соответствующее внимание. Среди русских культурологов, занимающихся разработкой данной проблемы стоит особо выделить П.Я. Чаадаева, В.С. Соловьева, Н.А. Бердяева, Л.И. Шестова, И.А. Ильина, С.Л. Франка, М. Мамардашвили.

П.Я. Чаадаев считал, что одиночество ведет к объединению умов и душ. Он связывает индивидуальное сознание с общественным, считая, что они должны находиться в единстве. Осмысление проблемы одиночества в работах Чаадаева происходит на основе решения проблемы взаимодействия отдельного человека и социума (как некой общности). В своем принципе «единство в многообразии» Чаадаев очень близок ко многим не только западно-европейским, но и отечественным культурологам. Так, например, И.С. Аксаков, подобно Чаадаеву, полагал, что любое выделение личности непременно приведет к выпадению ее из общины. В некоторой степени с позицией Аксакова и Чаадаева схожа концепция одиночества А.Н. Бердяева.

В своих трудах он проводит мысль, что в прежние эпохи люди пребывали в пространстве, которое было сравнительно небольшим, можно даже сказать ограниченным. Однако они чувствовали себя более сплоченно, у них не возникало ощущения оторванности, потерянности, можно даже сказать, изолированности. Именно это во многом спасало людей от одиночества. В современной же жизни люди живут в целом мире, в бесконечной Вселенной; таким образом, они начинают ощущать пустоту вокруг себя, каждый живет сам по себе, ощущает собственную покинутость, возникает щемящее чувство одиночества. По мнению Н.А. Бердяева, оторванность «Я» от «Ты» –  есть процесс самоистребления. «Я» перестает существовать, когда внутри существования ему не дано существование «другого».

Следовательно, Бердяев в своей концепции стремится показать, что чувство одиночества – это не только результат жизненных обстоятельств, оно коренится в самом бытии человека, в способе существования «Я».

Проблема одиночества нашла отражение и в трудах Вл. Соловьева. Согласно Соловьеву, человек не должен изолировать себя от других, становиться одиночкой лишь во имя эгоистических целей спасения собственной души. В его трудах индивидуальное одиночество противопоставляется общественному бытию.

Позиция осмысления одиночества у И.А. Ильина несколько отличается от вышеобозначенных концепций. В рамках одиночества Ильин избегает крайностей, совершенно не абсолютизируя ни человеческую индивидульность, ни систему отношений в обществе. Он обращает особое внимание на противоречие, которое существует между замкнутостью одинокой личности и духовным всеединством людей.

В свою очередь М.К. Мамардашвили полагал, что человек через одиночество должен обрести некую глубокую истину о себе, о человеке вообще, о природе любви и о природе отношений между людьми.

Понимание одиночества в русской культурологической мысли основывается на обсуждении проблемы взаимоотношения личности с «другим», с обществом, с Богом. Можно утверждать, что значительное влияние на представления об одиночестве в русской культурологии оказала православная духовная традиция.

Появление феномена одиночества связано с процессом отчуждения человека от рода, от природы, а вместе с тем с утверждением его «я». Существенно и то, что в процессе развития материального производства человеческое, во многом индивидуальное «я» вступает в противоречие с коллективом, обществом.

Говоря о взаимозависимости «частной собственно­сти» и отчуждения, К. Маркс показал, что отчуждение не является всеобъемлющей правдой современной жизни. Подобно тому как борьба с эксплуатацией является реакцией на нее, отчуждение вызывает сопротивление — иногда инстинктивное, в виде рефлекса самосохранения, а подчас и сознательное. В «Экономических и философ­ских рукописях, 1844 г.» Маркс указывает на силы, противостоя­щие отчуждению. Это то, что можно назвать гуманиза­цией человеческих отношений, то есть такое развитие образа жизни, которое строится на братстве людей, когда каждый видит почву для своего роста как чело­века в связях с другими людьми. Вместо того чтобы быть враждебной силой, «другие» становятся неотъем­лемой частью его жизни, его достоянием.

Таким образом, на этапе классового общества индивид начинает воспринимать существующий уровень человеческого бытия – цивилизацию как нечто чуждое, в значительной степени античеловеческое. Человек становится одиночкой, такое одиночество порой приводит к негативным последствиям, к утверждению в человеке эгоистического начала.

Существенное внимание «одиночеству со знаком минус» уделяет Дэйвида Ризмен в своей работе «Толпа одиноких» (США, 1950 г.).  «Толпа» складывается из лю­дей, связь которых друг с другом делает ее самостоя­тельным организмом. В толпе «одиноких» люди разобщены. Отдельная личность «отчуждается». Это значит, что человек порывает не толь­ко с «другими», он отказывается также и от себя, от той стороны необходимой ему жизнедеятельности, ко­торая создает и укрепляет подавляющие его связи.

В рамках социально-культурологических исследований Э. Дюркгейма, Р. Мертона одиночество представлено посредством социальных процессов и проблем, таких как аномия, самоизоляция и т.п.

Представители западной культурологии часто рассматривают одиночество с позиции теории общих систем. Так Дж. Фландерс рассматривает данный феномен не только как необходимый механизм обратной связи, который в значительной степени может способствовать как культурному развитию отдельного индивида, так и общества в целом.

В настоящее время проблема одиночества очень интенсивно разрабатывается в рамках западной культурологии,  философии, социологии и социальной психологии (неофрейдизм, когнитивное направление). Представители когнитивного подхода (Л. Пепло, Д. Перлман, Д. Рассел), разработали концепцию феномена одиночества, согласно которой одиночество наступает в ситуации, когда индивид осознает несоответствие между двумя факторами – желаемым и достигнутым уровнем собственных культурных, социальных контактов.

Необходимо отметить, что проблема одиночества занимает особое место в культурологических исследованиях зарубежных научных центров: Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, Отделение культурологии техасского университета в Арлингтоне, Международный университет культурологических и социологических исследований, а также национальный институт культуры и образования в Мичигане (University of California at Los-Angeles, Department of Сulturology, University of Texas at Arlington, Inter-University Consortium for Culturological and Social Research, National Institute of Culture and Education Health in Michigan).

В российских культурологических работах одиночество определяется по-разному.

Н.Е. Покровский, прежде всего, отмечает неоднозначность понятия одиночества. Он связывает «одиночество» с понятием «аномия», утверждая, что одиночество не исчезает из жизни современного человека, а приобретает все более широкий общественный резонанс, социальный контекст, в котором оно стало восприниматься как прогрессирующая аномия.

Ж.В. Пузанова подчеркивает, что одиночество тесно связано с кризисом межличностного общения. Она полагает, что большинство связей в современном социуме не обеспечивают взаимопонимания, духовно объединяющего людей.

В свою очередь, Л.И. Старовойтова отмечает, что одиночество – это изолированная жизнедеятельность личности, которая сопровождается нарушением гармонии между желаемым и достигнутым качеством социального общения.

А.С. Гагарин определяет одиночество как экзистенциал (необходимая черта человеческого существования), концентрирующий смысложизненную проблематику в едином топосе – в «точке» Я, окруженной личностными границами.

Р.К. Нуреева считает, что одиночество эгоистично, лишено творческого начала.

М.И. Михайлов, напротив, утверждает, что одиночество – явление духовного порядка, которое служит возвышению человека.

Ю.Н. Давыдов, Ю.А. Левада, Г.В. Осипов  придерживаются позиции, согласно которой современный человек зачастую ощущает одиночество и в условиях постоянного общения, прежде всего потому, что общение не всегда является полноценным, чаще всего, это поверхностные связи, которые не находят отклика в душе отдельного индивида.

Все вышесказанное при достаточно серьезном осмыслении приводит к предположению, что существующие характеристики и определения одиночества (при всей их содержательности) не отменяют и не исключают дальнейших возможностей и новых путей, направлений в исследовании темы.

Более того, в современной литературе в основном описывается «социология», «психология» одиночества. Но что такое «одиночество», каков философско-культурологический статус этой категории, в чем кроется его истинный смысл и каковы его глубинные основания (?) – эти вопросы остаются во многом еще нераскрытыми.

Вместе с тем нужно признать, что как фундаментальная проблема –  проблема одиночества заслуживает постоянного изучения, независимо от того, как давно она рассматривается и насколько глубоко она изучена на сегодняшний день.

       Поскольку для нас актуально выявление истоков и содержательная трактовка природы одиночества, то в соответствии с этим немаловажно обратиться к вопросу: что следует понимать под сущностью одиночества? Ответом на этот вопрос служит вторая глава «Сущность и альтернативные виды феномена одиночества».

       Чтобы определить сущность феномена одиночества, важно понять, как оно историко-генетически складывалось. В этой связи целесообразно обратиться к характеристике человека первобытнообщинного строя и рассмотреть его с разных позиций.

На данном уровне развития человек – часть природы, он еще не отчужден от окружающего мира, ощущает себя частью мироздания. Одновременно с этим нужно признать, что первобытный человек, находясь на стадии мифологического сознания, не является пассивным существом. Ему присуща в известном смысле некая активность проявления. Однако его активность проявляется скорее в его воображении, чем в реальной, подлинной действительности. На данном этапе человек пытается противостоять явлениям природы, однако не стремится занять господствующее положение, как это имеет место в современной цивилизации. Таким образом, первобытный человек на уровне мифологического сознания ощущает себя в гармонии со Вселенной, с миром в целом. А сам мир при этом предстает как нечто целостное, совершенное.

Вместе с тем важной характеристикой человека первобытнообщинного строя была его равновеликость, равноценность с другими людьми. Человек не видел различий между собою и другими людьми. В такой ситуации нет места чувству одиночества и отчуждения. На этом этапе нет отдаленности и отстраненности не только между человеком и природой, но и между людьми, между человеком и общностью людей. Соответственно, первобытный человек ощущал гармонию с природой, с обществом (родом) и с самим собой. В данном случае человек не испытывал давления ни со стороны природы, ни со стороны общества.

       Далее целесообразно сравнить положение человека в феодальном и буржуазном обществе.

В период распада феодального строя рождаются новые общественные связи между человеком и обществом. У человека появляются особые, несходные, чаще даже противоположные обществу интересы. С появлением личности, выделением, обособлением ее, возникает целый ряд понятий и представлений, которых не знал мир древних: индивидуальная любовь, честь, верность и т.д.

На этапе становления классового общества происходит разделение людей на определенные социальные слои, классы. Такое разделение людей на классы способствовало отчуждению человека от других, появилось чувство собственной отстраненности, потерянности. Утрачивается гармония в отношениях человека с другими индивидами, которые начинают восприниматься им (человеком) как «чуждые существа», порой представляющие угрозу для него самого. Человек становится самостоятельным социальным субъектом. Иными словами именно в период зарождения классового общества происходит становление «я» человека.

Все это говорит о том, что появление феномена одиночества связано с процессом отчуждения человека от рода (от себе подобных), от природы, а вместе с тем с утверждением его одинокого «я».

Таким образом, если в доисторическое время (в пределах мифологического мироощущения) человек не знал, не испытывал состояния одиночества, то в условиях исторического (цивилизационного) развития общества одиночество постепенно становится и более того, является уделом человеческого бытия. Человек теряет жизненные опоры в рамках природы, общественной жизни и становится одиноким существом.

Анализ истоков одиночества позволяет определить его сущность следующим образом: одиночество – это такое состояние человека, основное содержание и смысл которого определяется не только существующей реальностью (природой и/или обществом), но и им самим (его «я»).

Иначе говоря, феномен одиночества представляет собой неукорененность человека в мире, удаленность его от обыкновенного, обычного в жизни, от того, что принято считать нормой в жизнедеятельности людей.

Важной характеристикой одиночества является и то, что оно сопровождается распадом целостности человека, пребыванием его «я» между телом (землей) и духом (небом).

В соответствии с данным определением одиночества целесообразно сравнить его с таким явлением как уединение. Одиночество и уединение – это понятия, которые различаются, но не разделяются. Они имманентно присущи друг другу. Уединение – совершаемый человеком акт, одиночество – универсальное, сущностное переживание.

Одиночество – состояние человеческого духа, заключающееся в осознании своей отдельности, особенности, неповторимости.

Одиночество – это субъективное достояние индивида (человека). Но понятие «субъективное» весьма широкое и неопределенное (весьма абстрактное) по своему содержанию и смыслу. А потому важны характер и направленность субъективного начала. Субъективность субъективности рознь. Субъективность может быть как возвышенного, так и низменного характера. А раз так, то и одиночество может проявлять себя как в аспекте положительном (возвышенном), так и отрицательном (низменном). В соответствии с этим мы имеем право выделить два альтернативных вида одиночества: 1) позитивное одиночество (возвышенное); 2) негативное одиночество (низменное).

Теоретическое  осмысление феномена одиночества приводит к мысли, что положительное одиночество есть путь возвышения над эмпирической (земной) реальностью, а тем самым обретения нового духовного мира, мира красоты, обретения человеком «себя-в-себе» как индивидуального, возвышенно-духовного «Я».

Возвышенное одиночество является неким способом сохранения и становления человеком самого себя, формирования личности, обретения свободы. Иначе говоря, в рамках духовно-творческого одиночества происходит свободное, гармоничное развертывание физической и духовной энергии индивида, а тем самым утверждение человека как целостной личности.

Позитивный характер одиночества раскрывается и в том, что через посредство его человек способен открыть в себе мир вечного и бесконечного. В этом смысле одиночество представляет собой некий способ преодоления суетности.

Определяя одиночество в качестве возвышенно-творческого самоутверждения, мы вместе с тем должны сказать, что данное самоутверждение вовсе не представляет собой некую самоизоляцию от всего и вся. Напротив, здесь человеческое «я» («я-для-себя») находится не в скорлупе, а открыто, разомкнуто, и оно в конечном счете обращено, устремлено к человечеству («я-для-других»), Универсуму.

       Такое одиночество позволяет человеку установить внутреннее, душевно-духовное родство между собой и другими людьми (человеческим родом), выразить и утвердить себя на уровне чувств (переживания) общей, всеобщей жизни, а значит внутреннего единства с человечеством и Вселенной (Универсумом).

С этой точки зрения одиночество раскрывает, являет себя как индивидуально-универсальное «Я» человека. Возвышенное одиночество представляет собой «общечеловеческое Я».

На наш взгляд, главное в одиночестве – это духовно-творческое возвышение души, т.е. приобщение ее к высшей красоте (прекрасному) – порождение души в красоте. Данного рода возвышение души возможно лишь на основе, через посредство работы души.

Следовательно, характеризуя одиночество на уровне возвышенного бытия, следует признать, что в нем кроется сила, способствующая самостоянию человека.

       Как антипод возвышенного низменное одиночество представляет субъекта, который живет в соответствии со своими биологическими потребностями, инстинктами. Он не задумывается ни о прошлом, ни о будущем, ни о настоящем. Как правило это гордый, эгоистичный, тщеславный человек, замыкающийся в себе. Такой индивид лишен благородных возвышенных качеств, для него не существует идеалов добра и общественного самосознания.

Важной стороной низменного одиночества следует признать и то, что жизнедеятельность человека в данном случае иллюзорна, оторвана от реальности, реальной жизни людей. Такая жизнедеятельность носит социально извращенный характер, служит утверждению в человеке его псевдо-я (псевдоличности).

       Одиночка на уровне низменного – это эгоист, стремящийся лишь к собственным телесным наслаждениям, удовольствиям; духовные наслаждения ему чужды. В таком случае человек пребывает вне самооценки, самоанализа, вне чувства собственного достоинства. Таким образом, он фактически приближается к самоуничтожению, самоистреблению.

       Автор характеризует низменное одиночество как своеобразный феномен самоотчуждения человека. Низменное одиночество стало в последнее время весьма распространенным явлением. Вот почему важной задачей человечества на современном этапе является преодоление этой болезни XXI века.

       С целью подкрепления теоретических положений применительно к анализу возвышенного и низменного одиночества автор обращается к соответствующим образам литературных героев.

       В Заключении подводятся итоги проведенного исследования, формулируются результаты и намечаются перспективы дальнейшего осмысления природы, сущности одиночества в культурологическом аспекте.

       Автор провел культурологический анализ феномена одиночества, в результате которого было выявлено, что:

  • в рамках античной культуры человек не утрачивает связь ни с природой, ни с обществом. В свою очередь, средневековая культура сдерживает проявление человека жесткими социальными и религиозными нормами. В период Нового времени происходит зарождение индивидуального «я». Человек теряет жизненные опоры в рамках природы, общественной жизни и становится одиноким существом.

Таким образом, было выявлено, что одиночество (в чистом виде) возникло в период Нового времени, то есть когда общественно-экономическая ситуация в истории нарушила замкнутость мира и человек лишился связи с природой как некой опоры в своей жизни. Он оказался «за бортом» как природы, так и общества (эгоизма общества). И все, в том числе «быть или не быть», перешло в руки, распоряжение самого человека. Это значит, что человек оказался предоставленным самому себе, фактически оказался наедине с собой, со своим «я».

  • Анализ истоков одиночества позволил определить его сущность следующим образом: одиночество – это такое состояние человека, основное содержание и смысл которого определяется не только существующей реальностью (природой и/или обществом), но и им самим (его «я»).

Важной характеристикой одиночества является и то, что оно сопровождается распадом целостности человека, пребыванием его «я» между телом (землей) и духом (небом).

  • Выявив сущность феномена одиночества, автор выделил сходство и различие понятий «одиночество» и «уединение» как форм проявления человеческого бытия в культурологическом измерении. В результате было установлено, что одиночество и уединение – это понятия, которые различаются, но не разделяются. Они имманентно присущи друг другу. Уединение – поступок по отношению к другим людям, одиночество – внутреннее субъективное переживание, сопровождающее этот поступок.
  • В ходе анализа одиночества автор выделяет два его альтернативных вида: возвышенное и низменное. Возвышенное одиночество является неким способом сохранения и становления человеком самого себя, формирования личности, обретения свободы. На наш взгляд, главное в одиночестве – это духовно-творческое возвышение души, т.е. приобщение ее к высшей красоте (прекрасному) – порождение души в красоте. Данного рода возвышение души возможно лишь на основе и через посредство работы души.

       Как антипод возвышенного, низменное одиночество представляет собой своеобразный феномен нисходящего самоотчуждения человека. Человек на уровне низменного пребывает вне самооценки, самоанализа, вне чувства собственного достоинства. Он постепенно приближается к самоуничтожению, самоистреблению.

       Итак, в диссертационной работе автор приходит к утверждению, что нельзя интерпретировать одиночество только как негативное или только позитивное явление. Это означает, что с какой бы стороны (положительной или отрицательной) мы не рассматривали одиночество, важно получить общую теоретическую концепцию, которая отражала бы многомерность и сложность данного феномена и которая позволила бы шире и глубже понять и объяснить его.

       Авторское понимание проблемы может стать важным основанием для культурологического анализа возникающих в современном обществе вопросов. Можно полагать, что авторская позиция (концепция) позволит расширить научные представления о человеке как индивидуальности и личности. Вместе с тем, она может в значительной степени  способствовать практическому решению вопросов, связанных с формированием и развитием духовно-творческого потенциала человека и общества.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Публикации в реферируемых журналах и изданиях

списка ВАК МОиН РФ:

  1. Рыжакова, Е.В. Феномен «одиночество». Многообразие понятий // Журнал «В мире научных открытий» [текст]. – Красноярск, 2011. – С. 137-141.
  2. Рыжакова, Е.В. Одиночество как философская проблема // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия социальные науки [текст]. – №1 (21). – Н.Новгород, 2011.  – С. 541-546.
  3. Рыжакова, Е.В. Философская проблема одиночества // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. [текст]. – №2 – Кострома, 2011.  – С. 72-76.

Статьи в сборниках научных трудов и тезисы докладов на научно-практических конференциях:

  1. Рыжакова, Е.В. [Текст] / Е.В. Рыжакова // Проблема одиночества в учебном курсе философии // Материалы V Всероссийской научно-практической конференции преподавателей вузов, ученых, специалистов, аспирантов, студентов «Социально-экономические проблемы и перспективы развития высшего профессионального образования». – Н. Новгород: ВГИПУ, 2008. – С. 244-246.
  2. Рыжакова, Е.В. [Текст] / Е.В. Рыжакова // Современная интерпретация феномена одиночества (философско-методологический аспект) // Материалы Х Международной научно-методической конференции преподавателей вузов, ученых и специалистов «Инновации в системе непрерывного профессионального образования». – Н. Новгород: ВГИПУ, 2009. – С. 166-168.
  3. Рыжакова, Е.В. [Текст] / Е.В. Рыжакова // Феномен одиночества в аспекте образования молодежи // Материалы Х Всероссийской научно-практической конференции студентов и аспирантов «Наука и молодежь».- Н. Новгород: ВГИПУ, 2009. – С. 182-184.
  4. Рыжакова, Е.В. [Текст] / Е.В. Рыжакова // Одиночество как феномен социокультурной и экзистенциальной репрезентации бытия// Материалы VII Всероссийской межвузовской научной конференции  «Мировоззренческая парадигма в философии: бытие и мышление (реальное, мнимое, симулятивное)». – Н. Новгород: ВГИПУ, 2009. – С. 65-69.
  5. Рыжакова, Е.В. [Текст] / Е.В. Рыжакова // Индивидуальные особенности переживания одиночества // Материалы Всероссийской научно-практической конференции  «Проблемы развития непрерывного профессионального образования». – Н. Новгород: ВГИПУ, 2009. – С. 54-57.
  6. Рыжакова, Е.В. [Текст] / Е.В. Рыжакова // Социальные функции одиночества в современном мире // Материалы VI Межвузовской научно-практической конференции  «Социально-экономические проблемы и перспективы развития высшего профессионального образования». – Н. Новгород: ВГИПУ, 2009. – С. 37-39.
  7. Рыжакова, Е.В. [Текст] / Е.В. Рыжакова // Феномен одиночества в контексте проблемы взаимоотношения человека и мира // Материалы ХI Международной научно-практической  конференция преподавателей вузов, ученых и специалистов «Инновации в системе непрерывного профессионального образования». – Н. Новгород: ВГИПУ, 2010. – С. 345-348.
  8. Рыжакова, Е.В. [Текст] / Е.В. Рыжакова // Социальные и личностные функции одиночества в современном мире  // XV Нижегородская сессия молодых ученых. Гуманитарные науки. – Н. Новгород: Изд-во О.В. Гдадкова, 2010. – С. 21-22.
  9. Рыжакова, Е.В. [Текст] / Е.В. Рыжакова // Феномен одиночества. Многообразие понятий // Сборник статей по материалам VIII Всероссийской межвузовской научной конференции «Мировоззренческая парадигма в философии: современное взаимодействие философии и науки». – Н. Новгород: ВГИПУ. 2010. – С. 70-73.
  10. Рыжакова, Е.В. Проблема одиночества в учебном курсе философии // Сборник «Актуальные вопросы современной науки и образования» [текст]. – Красноярск, 2010. – С. 22-24.
  11. Рыжакова, Е.В. [Текст] / Е.В. Рыжакова // Сущность одиночества // Сборник статей «Инновации в системе непрерывного профессионального образования». – Н. Новгород: НГПУ, 2011. – С. 45-48.
  12. Рыжакова, Е.В. [Текст] / Е.В. Рыжакова // Интерпретация сущностной природы одиночества как культурологического феномена // Журнал «Научный поиск». – №4. – Шуя, 2012. – С. 134-139.
  13. Рыжакова, Е.В. [Текст] / Е.В. Рыжакова // Историко-культурологический анализ феномена одиночества // Материалы II заочной научной объединенной сессии «Трибуна ученого: актуальные проблемы современного образования». – Шадринск - Шуя, 2012. – С. 40-45.
  14. Рыжакова, Е.В. [Текст] / Е.В. Рыжакова // Одиночество как явление Новоевропейской культуры // Материалы V Международной научно-методической конференции «Шуйская сессия студентов, аспирантов,  молодых ученых». – Шуя - Москва, 2012. – С. 134-139.
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.