WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ЛАУХИНА ГАЛИНА ВЛАДИМИРОВНА

ЖЕНСКИЙ ТРУД В КРЕСТЬЯНСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ

ЦЕНТРАЛЬНОГО ЧЕРНОЗЕМЬЯ (60-е г. XIX НАЧАЛО XX вв.)

Специальность 07.00.02 – отечественная история

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Тамбов - 2012

Работа выполнена в Липецком государственном

педагогическом университете

Научный руководитель: 

доктор исторических наук, доцент, профессор кафедры отечественной истории Липецкого государственного педагогического университета

Земцов Леонид Иосифович

Официальные оппоненты:

Щербинин Павел Петрович

доктор исторических наук, профессор, профессор кафедры российской истории Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина

Беляев Евгений Владимирович

кандидат исторических наук, доцент,

доцент кафедры философии и социально-гуманитарных наук негосударственного образовательного учреждения Липецкий Институт Управления

Ведущая организация:

Московский государственный педагогический университет

Защита состоится «25» мая 2012 г. в 10.00 часов на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 212.261.08 при Тамбовском государственном университете имени Г.Р. Державина по адресу: 392008, г. Тамбов, ул. Советская, 181и, зал заседаний диссертационных советов - аудитория 221.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина. Автореферат размещен на сайте Министерства образования и науки РФ: http://vak.ed.gov.ru.

Автореферат разослан «  » апреля 2012 г.

Ученый секретарь

объединенного

диссертационного совета

ДМ 212.261.08

кандидат исторических наук, доцент                       Е.Ю. Иванова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы. В последние десятилетия в исследовании истории российского крестьянства наряду с традиционными проблемами стали рассматриваться и новые сюжеты, в том числе женское повседневное поведение и труд.

Интерес к женской проблематике в исторической науке неуклонно возрастает, что обусловлено ее большим исследовательским потенциалом. Жизнь и деятельность женщин, особенно в переломные исторические периоды, наиболее ярко обнажает многие существенные изменения и тенденции в социально-экономической и повседневной жизни общества.

Изучение всего спектра жизнедеятельности сельских тружениц позволяет увидеть развитие русской деревни через анализ изменений женского труда, что ведет к выявлению новых черт жизни крестьянства в 60-е годы XIX–начале XX вв.

Необходимо помнить, что на протяжении многих веков крестьянский труд, как мужской, так и женский, создавал материальную основу для существования Российского государства. Без рассмотрения женского труда невозможно воссоздание объективной и полноценной картины деятельности крестьянских хозяйств России.

Объектом изучения является женская часть крестьянства Центрального Черноземья. В первую очередь речь идет о крестьянках рабочего возраста, который  определялся в границах от 16 до 55 лет. Именно они осуществляли основные женские трудовые функции в крестьянском хозяйстве.

В исследование включены вопросы о положении и труде сельских жительниц и других возрастов. Гендерная идентификация в русской деревне начинала формироваться уже с момента появления ребенка на свет, что делает целесообразным рассмотрение жизни и деятельности девочек и девушек-подростков, с ранних лет участвовавших в трудовой деятельности.

Предметом исследования является женский труд в крестьянском хозяйстве Черноземья в период модернизации, то есть в 60-е годы XIX–начале XX вв. Характеристике подвергнуты наиболее типичные виды труда, которым занималось подавляющее большинство крестьянок.        Для достижения большей эффективности и удобства анализа женский крестьянский труд был разделен на две большие группы в зависимости от сферы его приложения – домашний и сельскохозяйственный.

Хронологические рамки диссертационного исследования определяются периодом с 1861 до начала 1905 года.

Реформа 1861 года повлекла за собой кардинальные изменения в жизни русского крестьянства. К началу XX века ее последствия проявились уже в достаточной степени, что дает возможность проследить изменения в деятельности и социальном статусе крестьянок в динамике, увидеть их глубину и интенсивность.

Это время глубоких социально-экономических, психологических изменений в русской деревне. Происходило разрушение традиционного общества, что отразилось на положении сельских тружениц, приводя к их раскрепощению и росту самостоятельности.

Верхняя граница исследования обусловлена тем, что революция 1905–1907 гг. и Столыпинская аграрная реформа оказали значительное влияние на русскую деревню, прервали естественный ход ее развития, привели к изменению условий существования крестьянства, в том числе и его женской части.

Географические рамки исследования охватывают территорию Центрального Черноземья. В работе использованы материалы по Воронежской, Курской, Орловской, Рязанской, Тамбовской губерниям. Этот регион, по преимуществу, сельскохозяйственный и представленный несколькими миллионами крестьян, позволяет проследить изменения в положении крестьянок в российской глубинке.

Большинство новых процессов и тенденций 60-х г. XIX–начала XX вв. проявлялись в Черноземье медленнее, чем в целом по России. Приверженность местного населения к традиционным ценностям была наиболее прочной. Если в жизни крестьянства этого региона в исследуемый период наблюдались изменения, то в других они шли с еще большей интенсивностью.

В историографии темы выделяются три этапа: дореволюционный, советский и современный.

В дореволюционной историографии по женской тематике были представлены консервативное, либеральное, социалистическое направления.

Сторонники консервативного направления традиционно определяли дом и семью в качестве основной сферы интересов и деятельности женщин всех сословий, включая крестьянок. Предназначение женщины они видели в выполнении роли жены и матери. Вопросы женского крестьянского труда ими не поднимались, так как работа крестьянок воспринималась как нечто естественное, само собой разумеющееся. Изменения, происходившие в положении крестьянок после 1861 года, консерваторы оценивали как негативные, ведущие к разрушению традиционных устоев жизни1.

Эпоха реформ Александра II привела к усилению позиций либерального направления в общественно-политической жизни России. Либеральная концепция предусматривала предоставление личности, в том числе и женской, больших прав и свобод. Женская тематика была представлена в работах А.И. Васильчикова, Л.П. Весина, А.Я. Ефименко, И. Харламова2.  Борьба крестьянок за малую семью, а также свободу в распоряжении трудом приветствовалась представителями либерального течения. В 60-90-е годы XIX века интерес к жизни крестьянок был настолько велик, что вылился в общероссийскую дискуссию. Уже в означенный период сформировались две позиции по данному вопросу.

Сторонники первой точки зрения считали, что в условиях господства патриархального уклада крестьянка испытывала значительное давление со стороны мужа и родных. Такие авторы, как Я.А. Лудмер, Е.А. Соловцова-Камская, Н. Лазовский отмечали ее крайне притесненное положение и бесправие3.

Большинство исследователей придерживалось иной позиции. Они отмечали особый статус женщины в крестьянской среде и в семье. Эта позиция представлена в публикациях Л.П. Весина, А.Я. Ефименко, И. Харламова и др.4

Большой вклад в изучение положения женщины в крестьянской среде внесла А.Я. Ефименко,  отстаивавшая ту точку зрения, что жизнь крестьянок в пореформенный период стала меняться в лучшую сторону и с 60-х годов XIX века они получили большую хозяйственную свободу и возможность в распоряжении своим трудом.

А.Я. Ефименко разрабатывала трудовую теорию происхождения собственности в крестьянской среде. В связи с ней автор указывала, что крестьянка приобретала свои имущественные права благодаря трудовому вкладу в семейное хозяйство5.

Взаимосвязь женского труда и имущественных прав русских крестьянок активно обсуждалась в публикациях дореволюционного периода. Достаточно обширная литература XIX века была посвящена изучению правового положения сельских тружениц. Все авторы, независимо от той оценки, которую они давали статусу крестьянки вообще, подчеркивали наличие и неприкосновенность женской собственности в деревне6.

И. Харламов справедливо указывал на взаимосвязь женского крестьянского труда и ее прав внутри  семьи7.

К.К. Федяевский обратил внимание на то обстоятельство, что в крестьянских дворах поддерживалось, иногда даже искусственно, равновесие между мужчинами и женщинами как в наличном, так и в рабочем составе8.

Изучая механизм функционирования крестьянского хозяйства, многие исследователи констатировали необходимость коллективной деятельности  всех членов семьи, сочетания мужского и женского труда9.

Полное как экономическое, так и политическое равноправие женщин и мужчин отстаивали сторонники социалистического направления. Они отмечали, наряду с наличием в крестьянской среде права женщины на труд, ущемление ее права на свободу распоряжения им, отсутствие политических прав и права на землю. Производственная сфера, по мнению представителей этого направления, являлась такой же естественной сферой деятельности крестьянки, как домашняя. Требовалось раскрепостить женский труд. Вопросы женского равноправия, освобождения их от быта поднимали в своих статьях А.М. Коллонтай, Н.К. Крупская10

Таким образом, в дореволюционной историографии было положено начало научной дискуссии о статусе русской крестьянки, которая возобновилась уже в наше время. Был разработан ряд сюжетов, связанных с жизнью и деятельностью русских крестьянок, в том числе с  изменениями, касавшимися труда и положения женщин. Однако в связи с революционными событиями 1917 года дискуссия не была завершена.

Начало советского этапа в историографии характеризовалось довольно быстрым закреплением тезиса о том, что до революции крестьянки и работницы жили в тяжелых материально-бытовых условиях и находились в бесправном положении. На первый план вышли  проблемы классовой борьбы и социально-экономического развития деревни второй половины XIX века.

Изучение труда и положения русских крестьянок отодвинулось далеко на задний план, стало неактуальным. Вопросы труда и положения женщины в деревне до революции можно извлечь лишь из общих работ, посвященных крестьянству. В первую очередь следует упомянуть работы выдающихся исследователей-аграрников Л.Н. Литошенко, А.Н. Челинцева и А.В. Чаянова11.

А.В. Чаянов выделял трудовой потенциал семьи, включавший как мужской, так и женский труд, как основной фактор, который определял пределы хозяйственной деятельности крестьянского хозяйства12.

Специфической областью исторической науки, куда в советский период «перекочевала» крестьянка, стала этнография. Именно этнографы продолжили эстафету изучения жизни, быта, культуры женского населения деревни. Изучению крестьянской повседневности посвящены работы В.А. Александрова, Т.А. Бернштам, М.М. Громыко, Т.А. Листовой и др.13

На рубеже XX–XXI вв. появились новые направления в исторической науке, дающие импульс изучению женской проблематики и позволяющие подробно рассмотреть малоизученные ранее аспекты жизни русских крестьянок. В первую очередь речь идет о гендерной истории и истории повседневности. На пересечении этих направлений сельская жительница XIX века как субъект научного изучения «видна» наилучшим образом. В рамках гендерной истории есть работы библиографического характера. Среди наиболее значительных следует назвать книги Н.Л. Пушкаревой и И.И. Юкиной14.

Исследования П.П. Щербинина позволяют проанализировать статус таких категорий женщин, как вдовы и солдатки. По мнению автора, положение этих категорий женщин было крайне незащищенным с точки зрения закона и морали, а помощь, оказываемая  государством и общиной, была явно недостаточной15.

Дискуссия, развернувшаяся еще в 60-е годы XIX века, возобновилась в современной исторической науке. И вновь сформировались два диаметрально противоположных мнения. Специфичность женского статуса в крестьянской среде, прочность имущественных прав крестьянки отстаивают Л.И. Земцов, М.П. Осипова, С.П. Шаповалова и др.16

Сторонниками той точки зрения, что личность крестьянки была поглощена семьей и общиной, в той или иной степени, являются В.Б. Безгин,

Б.Н. Миронов, Барбара Энгел17.

Вопросы, касающиеся положения женщины-крестьянки второй половины XIX века, изучаются и зарубежными исследователями, в сферу научных интересов которых попадают такие сюжеты, как уровень грамотности сельского населения, отхожие промыслы, женский труд и т.д.18

Таким образом, вопросы, связанные с жизнью и деятельностью женщины в русской деревне, привлекали внимание исследователей еще с 60-70-х годов XIX века, когда были поставлены проблемы женского труда и его правового обеспечения. Угасший в советский период интерес к теме вновь проявился на рубеже XX–XXI вв.

Полтора века изучения показали, что отдельные сюжеты разрабатывались, как правило, разрозненно. Неисследованными остаются многие аспекты изучаемой проблемы, в том числе связанные с женским трудом и изменениями в нем, происходившими под воздействием модернизации. Необходимо осуществить комплексный анализ деятельности крестьянок, выявить вклад женщин в развитие русской деревни.

Целью диссертационного исследования является комплексный анализ женского труда и его роли в крестьянском хозяйстве Черноземья, выявление изменений, которые происходили в нем в 60-е годы XIX–начале XX вв., их влияния на самосознание и положение крестьянки в семье и общине.

Реализация поставленной цели осуществляется путем решения следующих задач:

- определить влияние модернизационных процессов в русской деревне на повседневный труд крестьянок;

- охарактеризовать правовое положение крестьянок Черноземного Центра на основе анализа повседневных практик, с которыми сталкивались сельские жительницы;

- выявить основные характеристики положения женщины в крестьянской среде и их взаимосвязь с трудовой деятельностью крестьянок;

- проанализировать изменение нравственно-психологического отношения русских крестьянок к своему труду и восприятие женского труда в крестьянской среде под воздействием модернизационных процессов;

- рассмотреть проблему втягивания женщин-крестьянок в рынок рабочих рук в 60-е гг. XIX – начале  XX вв. на примере их участия в поденных сельскохозяйственных работах и кустарной промысловой деятельности;

- проанализировать компоненты женского труда в крестьянских хозяйствах по сферам его приложения – домашней и сельскохозяйственной.





Источниковая база представлена архивными материалами, мемуарами и статистическими сведениями. Их использование позволяет выявить наиболее важные закономерности и тенденции в жизнедеятельности крестьянок Центрального Черноземья в 60-е годы XIX – начале XX вв.

В фондах Государственного архива Воронежской области (ГАВО) сосредоточен разнообразный материал по истории крестьянства. В первую очередь речь идет о деятельности Воронежской губернской земской управы и уездных земских управ, Воронежского губернского по крестьянским делам присутствия и уездных земских присутствий19.

Среди архивных материалов, представленных в Государственном архиве Липецкой области (ГАЛО), наибольшую ценность при рассмотрении женской тематики представляют записи решений волостных судов 24 волостей Данковского и 26 волостей Раненбургского уезда Рязанской губернии20.

Данный источник позволил определить имущественный статус крестьянок согласно нормам обычного права, увидеть множество деталей повседневной крестьянской жизни и увидеть отношение селянок к важным для них вопросам, что особенно ценно в связи с тем, что крестьянки остались безмолвными в русской истории, практически нет их записок и воспоминаний.

Разнообразный материал, отражающий различные стороны жизни крестьянского населения, представлен в Государственном архиве Тамбовской области (ГАТО). Нами были использованы документы по деятельности Тамбовской губернской земской управы, Тамбовского губернского по крестьянским делам присутствия и уездных земских управ21. В основной массе эти документы касаются конкретных повседневных ситуаций, крестьянских судеб, в том числе и женских.

Наряду с фондами архивов мы использовали опубликованные сборники статистических сведений. Их можно разделить на материалы земской статистики и данные  официального происхождения. Необходимо отметить, что статистические сведения о женском труде зачастую представлены фрагментарно и бессистемно. Необходимые данные извлекались из общих сведений по крестьянским хозяйствам. 

Земские статистические сведения, собранные в черноземных губерниях в 70-е годы XIX–начале XX вв., дают подробную картину функционирования крестьянских хозяйств.

В первую очередь стоит упомянуть статистические исследования Ф.А.

Щербины, проведенные в Воронежской губернии. Итогом этой работы стала публикация «Сводного сборника по 12 уездам Воронежской губернии» и «Статистических данных о составе и бюджетах типических хозяйств по Воронежской губернии»22.

Выявить динамику социально-экономических изменений в регионе позволяют материалы повторной переписи крестьянских хозяйств Воронежской губернии, проведенной в 1900 году23.

Наряду с воронежскими земскими материалами мы привлекли земскую статистику по Орловской, Тамбовской, Рязанской губерниям, издававшуюся в виде сборников местными земствами в 80-90-е годы XIX века. В них содержатся разнообразные сведения о составе женского населения, промыслах, женских заработках.

Были также привлечены «Труды комиссии по исследованию кустарной промышленности в  России» (1886 г.), «Труды совещаний при Воронежской губернской управе гг. земских врачей» за период с 1897 по 1901 гг.24. Эти материалы позволяют проанализировать такие вопросы, как втянутость женского населения в кустарные промыслы, состояние медицинской помощи, в том числе родовспоможения, и др.

Использовалась и официальная статистика, которая представлена материалами Центрального статистического комитета (ЦСК) при МВД, функцией которого было обобщение и публикация статистических сборников, а также сведений отдельных министерств и ведомств25.

Важным источником, помогающим воссоздать картины крестьянской жизни, является мемуарная литература.

Среди воспоминаний и записок, относящихся к истории крестьянства, можно выделить два вида – мемуары, созданные самими крестьянами, и те, авторы которых были свидетелями крестьянской жизни.

Исследователям известно немного имен крестьян-мемуаристов. Воспоминания, как правило, оставляли грамотные крестьяне, порвавшие связь с деревней, сменившие род деятельности. Они осознавали подлинное значение тех лет, которые прошли в деревне.

Что же касается женщин-крестьянок, то их голос и вовсе «затерялся» в истории. Однако мемуары мужчин помогают восполнить пробелы в изучении жизни и труда женской половины деревни. Среди авторов-крестьян можно назвать И.Я. Столярова, М.Е. Николаева, С.Т. Семенова, Ф.Б. Бобкова26.

Вторая группа мемуаров создана теми, кто по роду своей деятельности сталкивался с крестьянской жизнью. Как правило, это были соседи крестьян – помещики, земские деятели – врачи, учителя. Этот «взгляд со стороны» позволяет расширить представление о процессе развития русской деревни 60-х годов XIX – начала XX вв.

Изменения в жизни крестьянства отражены в воспоминаниях А.Н. Энгельгардта, А.А. Фета, И.М. Аничковой, С.А. Толстой, Н.М. Астырева, этнографа О.П. Семеновой-Тян-Шанской, К.К. Арсеньева и др.27

Особой ценностью обладают мемуары женщин – земских врачей и учительниц, таких как С.А. Давыдова, В.И. Дмитриева, О.В. Кайданова28. Их воспоминания демонстрируют неравнодушное отношение к судьбе крестьянства, желание помочь делом, а также множество четко подмеченных деталей сельской жизни и быта. Отличительной особенностью этой группы мемуаров является внимание к подробностям именно женской жизни.

В распоряжении современных исследователей истории русских крестьянок имеется достаточно обширный и разнообразный материал. Однако он требует систематизации и дальнейшего анализа. Возможно привлечение и новых источников. Эти обстоятельства демонстрируют необходимость продолжения научных исследований в данном направлении.

Методологической основой диссертационной работы являются принципы историзма и научного объективизма. Исследуемые факты и явления представлены во взаимосвязи и развитии. При их анализе применяются комплексный, диалектический и системный подходы.

В работе с источниками по теме использовался метод статистического анализа, который позволил выявить основные тенденции процессов, связанных с женским трудом в Центральном Черноземье, а также историко-сравнительный метод, дающий возможность раскрыть сущность изучаемых процессов и определить их специфику в рассматриваемом регионе.

Изучаемая проблематика создает возможность применения и этноисторического подхода, выработанного школой Анналов. Он позволяет увидеть жизнь обычных, малозаметных в истории людей, к которым можно с уверенностью отнести скромную фигуру русской крестьянки.

Положения диссертационного исследования, выносимые на защиту:

1. В период модернизации женский труд продолжал играть важную роль в развитии крестьянских хозяйств Центрального Черноземья. В 60-е годы XIX–начале XX вв. происходили изменения в условиях, структуре женского труда в деревне. Проявилась тенденция к сокращению времени, затрачиваемого крестьянками на ведение хозяйства, и увеличивалась ее занятость в сельском хозяйстве и промысловой деятельности.

2. Наиболее оптимальным условием функционирования крестьянского хозяйства являлось соблюдение трудового равновесия, при котором каждой паре мужских рабочих рук соответствовала пара женских.

3. В период развития рыночных отношений в России женский труд получил оценку в денежном эквиваленте и был востребован на рынке труда. Крестьянки нанимались для выполнения сельскохозяйственных работ, участвовали в кустарных промыслах, реже – уходили в города.

4. Изменения в сознании сельских тружениц выразились в росте их самооценки, приобретении прав в выборе супруга и распоряжении своим трудом. Женщины выступали за семейные разделы, которые вели к более демократичной форме семьи – малой. Но и в больших патриархальных семьях роль женщины постепенно возрастала.

5. Крестьянки обладали достаточно широкими имущественными правами, что обеспечивалось их трудом в семье. В русской деревне существовала женская собственность, неприкосновенность которой закреплялась нормами обычного права. Женщины могли выступать в качестве  владелиц и наследниц четвертных земель.  Вдовы имели право распоряжаться семейной собственностью, земельным наделом и денежными средствами до взросления сыновей.

6. Повышение роли женщины наблюдалось не только в семейных отношениях, но и в крестьянской среде в целом, что отражало признание важности женского труда. В конце XIX–начале XX вв. стали фиксироваться отдельные случаи наделения крестьянок землей в условиях общинного землевладения, участия женщин в мирских сходах.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые дается оценка вклада нескольких миллионов сельских тружениц в крестьянское хозяйство Центрального Черноземья, комплексно рассматривается весь спектр проблем, связанных с изменениями в жизни и труде крестьянок в период развития товарно-денежных отношений в России. Проблема модернизации общества и роста женского самосознания и независимости изучается на примере анализа деятельности не представительниц высших сословий, как это делалось традиционно, а женщин-крестьянок.

Данные, использованные в работе, позволили опровергнуть общепринятое мнение о том, что крестьянство Черноземья мало ощущало на себе влияние модернизационных процессов, происходивших в указанный период. Положение женщины в российской глубинке, как свидетельствуют представленные источники, нельзя характеризовать как бесправное и униженное.

В работе представлен анализ как уже опубликованных, так и ранее не введенных в научный оборот данных, дополняющих имеющееся представление по заявленной проблеме и раскрывающих ее новые аспекты.

В диссертации сформулировано новое понятие «трудовое равновесие», отражающее существовавшее в крестьянской среде отношение к сочетанию мужского и женского труда в хозяйстве.

Практическая значимость результатов исследования состоит в том, что собранный и проанализированный в нем материал может быть использован при дальнейшей разработке проблем, связанных с историей крестьянства Черноземья.

Представляется возможным на основе данной работы составить программы спецкурсов по гендерной истории и истории повседневности для студентов ВУЗов, а также использовать для расширения имеющихся программ по краеведению и отечественной истории.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования были представлены в ходе работы международных научно-практических конференций «Актуальные проблемы социально-гуманитарной модернизации России: научно-теоретический и практический аспекты» (Воронеж, 2008 г.) и «XXI век: вызовы времени. Региональный, российский, международный аспекты» (Воронеж, 2009 г.), IV Бартеневских чтений (Липецк, 2010 г) и др. Было опубликовано десять статей, содержащих представленные в диссертации материалы, в том числе три – в изданиях, рецензируемых ВАК.

Структура и основное содержание диссертации определяется темой, целью и поставленными задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав, девяти параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы, а также приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, дается характеристика объекта и предмета исследования; определяются географические и хронологические рамки исследования, раскрывается степень изученности темы; анализируются источники и определяется методология; формулируются цели и задачи.

В первой главе «Социально-правовой статус крестьянки» дается количественная оценка женского сельского  населения в губерниях Центрального Черноземья и характеризуется положение женщины в системе семейных отношений и в крестьянском миру, определяемые не только законом, но и нормами обычного права.

В первом параграфе «Количественная и возрастная характеристика женского населения» подсчитано, что в пяти губерниях Центрального Черноземья в 1874 году проживало 4146520 женщин-крестьянок. Согласно результатам Первой всеобщей переписи 1897 года, общая численность сельских жительниц пяти губерний Центрального Черноземья выросла до 5279823, что составляло 12,6% от крестьянок, проживавших на территории 50-ти губерний Европейской России.

Погубернский состав женского населения свидетельствует о том, что крестьянки Центрального Черноземья представляли собой многочисленную, постоянно увеличивающуюся социальную группу. Сравнение данных официальной статистики за 1874 и 1897 годы показывает, что численность женского сельского населения региона увеличивалась. За данный период она выросла на 1133303 человека.

47,7% женщин-крестьянок по возрасту (с 16 до 55 лет) относились к работницам и могли выполнять полноценно все возложенные на них работы по дому и в поле. Именно они выносили на своих плечах все тяготы разнообразного женского труда в деревне, в том числе и помощь мужчинам в выполнении земледельческой работы, традиционно составлявшей основу всей хозяйственной жизни Центрального Черноземья.

Доля полуработниц (с 14 до 15 лет и старше 55 лет), труд которых играл вспомогательную роль, в составе всего женского населения региона составляла более 11,3%. Посильный вклад в общее дело вносили сельские жительницы и других возрастных групп, начиная от девочек и до пожилых крестьянок (41%).

Материалы, представленные во втором параграфе «Женщина в патриархальной крестьянской семье», свидетельствуют о том, что, несмотря на то что женщина всегда играла важную роль в крестьянской семье и хозяйстве, в рамках большой семьи женская личность и женский труд были скованы, имели подчиненный характер.

Важную роль в определении положения женщины в семье играл ее трудовой вклад в хозяйство: чем значительнее он был, тем больше ее уважали. Если в силу обстоятельств женщина частично или полностью теряла способность к труду, то это вело к изменению ее места в системе внутрисемейных отношений, вплоть до полной потери влияния.

Степень свободы в распоряжении своей деятельностью была различной в зависимости от выполняемой женщиной социальной роли и в большей степени была характерна для старших женщин – большух. Они, хотя и должны были подчиняться мужу, все же сами имели большую власть над другими членами семьи. Как правило, большуха являлась старшей среди работниц двора и ведала распределением всех работ по дому между другими женщинами, следила за их исполнением.

В случае смерти мужа и при отсутствии в доме взрослых мужчин большуха получала право распоряжаться всем семейным имуществом и даже земельным наделом, однако его женщина сохраняла до момента взросления сыновей и создания ими семей.

В третьем параграфе «Изменение положения крестьянок в системе внутрисемейных отношений» показаны процессы, происходившие в 60-90-е годы XIX века, и обусловившие трансформацию патриархальной крестьянской семьи. Это отразилось и на положении женщин-крестьянок. Семейные разделы, приводившие к изменению формы организации семейного очага, отражали стремление крестьянок жить и трудиться в своем независимом хозяйстве, способствовали увеличению их самостоятельности. Именно женщины чаще всего инициировали разделы, обеспечивая, таким образом, себе более свободные условия для жизни и труда.

Росла инициативность самих крестьянок, менялось отношение к ним, что проявлялось в росте самостоятельности в выборе будущего супруга, уходе крестьянок из села в город на заработки.

Отхожие промыслы оказывали мощное воздействие на психологию женщин, приводили к росту их независимости. Однако следует учесть, что в 60-е годы XIX–начале XX вв. в регионе широкого распространения женское отходничество не получило. Наличие семьи являлось мощнейшим сдерживающим фактором. Домашняя работа, разнообразная и трудоемкая, требовала постоянного присутствия крестьянки в доме.

Уход женщины на заработки вел к глубокому изменению ее психологии, она приобретала независимость, росла уверенность в своих силах, обусловленная, в первую очередь, достижением экономической самостоятельности. Если в деревне социальный статус крестьянки зависел от положения семьи и мужа, то теперь он достигался с помощью собственных усилий и труда женщины.

Но не всегда городская жизнь приводила к позитивным изменениям в судьбе крестьянок. Часть их, приходя в город в поисках заработка, втягивалась в проституцию и преступность.

Изменение отношения к крестьянке и ее труду в 60-е годы XIX–начале XX вв. сопровождалось изменениями в правовой сфере, которым посвящен четвертый параграф «Имущественные права крестьянок». В первую очередь речь идет о нормах обычного права, которые вырабатывались в крестьянской среде и отражали мнение самого крестьянства.

Правовой статус крестьянок рассмотрен  на материалах Колыбельского и Крючковского волостных судов Раненбургского уезда Рязанской губер- нии. Были проанализированы все сохранившиеся записи за период с 1866 по 1876 год. Их 1496, что позволяет выявить общие закономерности.

Женщины часто являлись инициаторами судебных разбирательств. Однако нужно учесть, что далеко не каждая крестьянка решалась вынести на рассмотрение суда своё дело. К такому поступку её толкали крайние обстоятельства: вопиющее нарушение прав, безвыходность ситуации, в которой приходилось рассчитывать лишь на помощь суда. В деятельности волостных судов ярко проявилось начало осознания сельскими жительницами своих прав и борьбы за их реализацию.

Большая часть жалоб крестьянок, составлявшая 68,5% и 70,4% всех «женских» дел в Колыбельском и Крючковском судах соответственно, затрагивала имущественные вопросы. Анализ записей решений волостных судов позволил сделать вывод о том, что в 60-е годы XIX – начале XX вв. сельские жительницы имели достаточно широкие имущественные права. За ними признавалось право на владение и распоряжение личной собственностью и четвертными землями. Как показывают источники, владелицы четвертных земель имели в своем полном владении существенные по своему размеру земельные участки, что оказывало значительное влияние на ее положение в семье. Право на землю давало женщинам ощущение стабильности своего имущественного состояния и личной независимости.

Одинокая женщина (вдова, солдатка) могла самостоятельно вести семейное хозяйство, распоряжаться денежными суммами и другим имуществом, заключая сделки по своему усмотрению. Она имела право требовать для себя и своих детей долю при выделении из семьи мужа или при разделе хозяйства после смерти свёкра.

Права крестьянок постепенно расширялись. Среди крестьянок выделялась категория тех, которые самостоятельно арендовали землю, нанимали работников, вели хозяйство и получали прибыль.

В пятом параграфе «Женщина и крестьянский мир» рассмотрен такой важный аспект в изучении женского труда, как выявление новых тенденций в отношении к женщине-крестьянке со стороны крестьянской поземельной общины в 60-е годы XIX–начале XX вв.

Важнейшие вопросы решались на мирских сходах, где и принимались обязательные для членов данной общины решения. Традиционно в сходах женщины участия не принимали. Правом пользования общинной землей обладали только общинники-мужчины. Это было обусловлено тем, что большинство сельскохозяйственных работ требовало большой физической силы и не могло быть осуществлено без участия мужчины. Справедливым считался такой порядок, когда землей наделялся тот, кто может ее обработать.

Однако довольно часто случалось, что община закрепляла за вдовами земельный надел до взросления их детей.

На рубеже XIX–XX веков стали фиксироваться случаи, правда, единичные, когда женщины принимали участие в сходах. Это были вдовы или жены при длительной отлучке мужей. Однако мир воспринимал ее как представительницу отсутствующего мужа или подрастающих сыновей. Мнение женщины могло транслироваться опосредованно через мужчину, участника схода.

Община пыталась, хотя и не в достаточной мере, оказывать помощь вдовам, солдаткам, сиротам и несла ответственность за них.

Впервые за многовековую русскую историю женщины начинают играть более значительную роль не только в системе семейных отношений, но и в крестьянском миру. Конечно, процесс избавления от стереотипов по отношению к крестьянке, которая воспринималась как существо несамостоятельное и подчиненное, шел медленно. Однако общество все более признавало за сельской жительницей не только право на труд, которым она обладала всегда, но и право на участие в решении вопросов, от которых зависела ее жизнь и деятельность.

Вторая глава «Женский сельскохозяйственный и домашний труд в крестьянском хозяйстве» посвящена выявлению новых черт в условиях женского труда в деревне, изменений в самом процессе труда, их влияния на мировоззрение крестьянок и отношение к ним семьи и общества.

Все население крестьянских дворов, в том числе и женская его половина, было вовлечено в земледельческий процесс. Традиционно основной рабочей единицей у русских крестьян являлась брачная пара, составлявшей так называемое тягло – единицу обложения крестьян повинностями в пользу помещика, включала в себя не только мужчину-земледельца, но и его жену. В таком только союзе и возможно было эффективное разделение труда и взаимодействие в земледелии, а также несение налогового бремени.

В первом параграфе «Женский труд в земледелии и скотоводстве» показана важная роль, которую традиционно играл женский труд в крестьянском хозяйстве региона. Труд женщин применялся при выполнении различных сельскохозяйственных работ. Основная женская работа в поле осуществлялась крестьянками-работницами, а в качестве вспомогательной силы использовались полуработницы.

Применяемый как вспомогательная сила в период пахоты и посевной, женский труд выходил на передний план в период жатвы. Именно женскими руками осуществлялись основные операции по сбору хлебов.

В период страды без женского труда крестьянские хозяйства не смогли бы осуществить в краткие сроки большой объем работы по сбору урожая. Крестьянки жали серпами, изготавливали свясла, вязали снопы, складывали снопы в крестцы для просушки.

Если по каким-то причинам в период жатвы женские руки были не востребованы в своем дворе, они использовались в качестве наемных в других хозяйствах.

Активно привлекался женский труд при обработке зерна. Крестьянки участвовали в молотьбе и веянии хлеба как ручным способом, так и с применением машин. Использование техники облегчало женский труд, но обеспеченность ею в рассматриваемый период была еще низкой.

Среднестатистический показатель занятости крестьянок Центрального Черноземья в земледелии составлял 14% от их годового рабочего времени. Однако в зависимости от количества женских рабочих рук в хозяйстве и размера земельного надела колебания этого показателя были значительными. 

Во втором параграфе «Роль женского сельскохозяйственного труда в крестьянском хозяйстве, его рыночная стоимость»  анализируется взаимосвязь структуры трудовых сил крестьянских хозяйств в зависимости от пола (количество работников и работниц) и степени успешности функционирования этих хозяйств.

На материалах Воронежской губернии было выявлено, что 57% крестьянских хозяйств имели в своем составе количественное равенство полноценных мужских и женских рук. Для обозначения равенства мы ввели новое понятие – «трудовое равновесие». Оно характеризует наличие в семьях соответствия каждому работнику работницы.

Дворы, где наблюдалось отклонение от трудового равновесия в сторону преобладания мужского или женского труда, составляли 37,3%. Оно редко превышало одни рабочие  руки. Зачастую такая диспропорция была временным явлением, и в будущем многие находили «свою половину», при этом восстанавливалось равновесие в трудовом составе хозяйства. Лишь в 5,7% дворов было зафиксировано значительное превышение количества работников одного пола.

Нормальное функционирование крестьянского хозяйства было невозможно не только без работника, но и без работницы. Исследование показателей благосостояния дворов с отсутствием полноценных женских рабочих рук помогло выявить наличие в них долгов и недоимок. В некоторых хозяйствах наблюдались признаки разорения и упадка (дефицит бюджета, отсутствие достаточного материально-технического оснащения, высокие показатели по долгам и др.).

В параграфе анализируется рыночная цена женского сельскохозяйственного труда, который становился все более востребованным.

Рыночная цена женских рабочих рук в рассматриваемый период возрастала. Происходило и сезонное колебание расценок на них. Соотношение рыночных цен на женский труд на разных этапах сельскохозяйственного цикла соответствовало роли крестьянок в выполнении различных работ. Если в посевной период женщина помогала мужчине, то во время сенокоса, а особенно жатвы, без ее участия было просто невозможно обойтись. Соответственно и плата поденщиц  в период жатвы была максимально высока по сравнению с заработками на других этапах.

Расценки на рабочие руки в губерниях Черноземного Центра в целом соответствовали среднестатистическим показателям по России. В 1891 году плата поденщиц в уездах Тамбовской губернии во время посевной колебалась от 7 до 25 коп., в сенокос – от 10 до 45 коп., а в период уборки хлебов – от 10 до 30 коп.

Женские рабочие руки оценивались ниже, чем мужские, составляя в среднем по Черноземью 58,4% - 63% от цены мужского труда.

Важной составной частью женского труда в крестьянском хозяйстве являлся домашний труд. В третьем параграфе «Домашний повседневный труд крестьянок» показана структура домашнего труда, а также выявлены изменения, происходившие в его условиях в период с 60-х годов XIX века до начала XX века, определено влияние этих изменений на деятельность крестьянок.

Женский труд в домашней сфере был разнообразен. Основной домашней обязанностью крестьянок являлось приготовление пищи. В исследуемый период этот процесс был крайне трудоемким. С одной стороны, большинство употребляемых в пищу продуктов требовало дополнительной обработки (варки, жарки, квашения и т. д.). Крестьянки выпекали хлеб, рубили и солили овощи, готовили домашний творог, масло и т.д. С другой стороны, умение распорядиться подчас скудными семейными запасами, чтобы накормить семью, являлось жизненной необходимостью для большинства крестьянских хозяйств. Много времени отнимала растопка печи и ношение воды.

Качество выполнения домашней работы напрямую зависело не только от трудолюбия хозяйки, но и от наличия разного рода подсобных средств, кухонной утвари. Она отличалась большим разнообразием, в крестьянских домах, как правило, ее было много.

Статистика показывает, что происходивший процесс расслоения крестьянства проявлялся и в быту. Наиболее зажиточные хозяйства покупали дорогую и качественную посуду и утварь. Использование всех этих принадлежностей, хотя и требовало дополнительного времени и сил хозяйки,  делало жизнь всей крестьянской семьи более комфортной и удобной.

Большая часть женского времени расходовалась на поддержание порядка в жилище, изготовление и ремонт одежды для всех членов семьи, стирка, а также уход за домашними животными и птицей. Эти виды деятельности имели второстепенное значение по сравнению с приготовлением пищи.

Однако и в домашней сфере происходили постепенные изменения. Появление в крестьянском быту самоваров, керосиновых ламп позитивно сказывалось на деятельности сельских женщин. Распространение новых видов кухонного инвентаря помогало осуществлять приготовление пищи в более короткие сроки и с меньшими трудовыми затратами.

Осуществлялся переход крестьян к использованию одежды и обуви, производимых фабричным способом, что способствовало высвобождению крестьянок от работы по изготовлению домашней одежды. Указанные изменения вели к увеличению свободного времени у женского населения деревни, приводили к изменению женского сознания.

Более 44% крестьянского населения Центрального Черноземья составляли дети и подростки. Высокий уровень рождаемости в русской деревне давал возможность элементарного выживания в условиях высокой смертности и низкого уровня жизни. В связи с этим, на крестьянку ложилась колоссальная нагрузка. Материнство было связано с множеством рисков для ее жизни и здоровья, коренившихся в неудовлетворительных условиях существования, отсутствии квалифицированной медицинской помощи в период родов и после них, напряженном труде, выполняемый крестьянкой.

Беременность и материнство не освобождали крестьянок от их домашних и сельскохозяйственных дел. Потребность в женских рабочих руках в крестьянских хозяйствах была настолько велика, что через короткое время после родов крестьянка была вынуждена возвращаться к напряженному сельскохозяйственному труду.

Воспитание детей в крестьянских семьях являлось в первую очередь женской обязанностью. Помощниками матери в этом вопросе выступали старшие дети, пожилые и неспособные к полноценному труду члены семьи.

В крестьянской среде мать играла важнейшую роль. Она являлась не только носителем новой жизни, но и тем человеком, который, помогая и поддерживая, выводил своих детей во взрослую жизнь. И это было особенно ценно, если учитывать сложности и трудности, с которыми приходилось сталкиваться тем, кто занимался нелегким крестьянским трудом.

Следует отметить, что репродуктивный возраст женщины приходился на период ее активной трудовой деятельности, что ставило крестьянку перед проблемой сочетания обязанностей, которые она должна была выполнять как мать и как хозяйка.

Не имея возможности уделить достаточно внимания детям, матери воспитывали их своим примером. В этих условиях роль матери, ее личностных качеств приобретала первостепенное значение. Толковая, трудолюбивая мать всей своей деятельностью учила детей премудростям крестьянской жизни.

На рубеже XIX–XX веков земские деятели, озабоченные загруженностью крестьянок, не дававшей им возможности более тщательно ухаживать за детьми, выступили с инициативой устройства яслей. Такие заведения появились и в черноземных губерниях. К началу 1901 года в губернии действовало 36 яслей, которые посещало 3019 крестьянских детей. Ясли функционировали только в теплое время года, совпадавшее с активными полевыми работами, отрывавшими крестьянку от дома и детей.

Рыночные расценки на выполнение домашней женской работы были несколько ниже, чем на сельскохозяйственный труд, составляя в Воронежской губернии в 80-90-е годы XIX века в среднем для прислуги около 20 руб. в год (19 руб. 85 коп). Приблизительно столько же зарабатывали прачки (21 рубль 60 копеек). Самой высокой была оплата труда нянек, среднегодовой заработок которых составлял 42 руб. 80 коп. Такое соотношение в оплате труда показывает, что существовало отношение к домашнему труду как к менее тяжелому и значительному по сравнению с полевым.

В четвертом параграфе «Женские кустарные промыслы (на примере кружевного промысла Елецкого уезда Орловской губернии)» дана характеристика этого вида деятельности крестьянок, как одной из разновидностей  женского труда. Кустарные промыслы, в отличие от отхожих, не требовали длительных отлучек женщин из дома. Ими крестьянки занимались в свободное от основных домашних дел время. Эта деятельность помогала удовлетворить возрастающее стремление женщин к большей самостоятельности. Наряду с наемными сельскохозяйственными работами, промыслы являлись способом заработка женщин, обеспечивая их наличными средствами.

Крупнейшим в Черноземье и в России по количеству участвовавших в нем крестьянок и объему выпускаемой продукции являлся кружевной промысел в Елецком уезде. Его можно рассматривать как проявление вовлечения женского населения Центрального Черноземья в товарно-денежные отношения.

Сформировавшийся в 70-е годы XIX века, к началу XX века он продолжал расширяться. Основная масса крестьянок, втянутых в кружевной промысел, участвовала в нем в качестве мастериц. Воспринимая с детства представление о труде как о единственном справедливом источнике собственности, они зарабатывали с помощью своих рабочих рук.

В 1890-е годы средний доход женщин-кружевниц колебался от 19 руб. 87 коп. до 30 руб. 40 коп. в год, что значительно ниже заработков кружевниц в центральных промышленных губерниях с большей втянутостью крестьянства в товарно-денежные отношения и близостью к главным рынкам сбыта кружева.

Низкие заработки кружевниц объяснялись большой занятостью крестьянок другими видами женской работы, рутинной техникой, организацией сбыта продукции через скупщиков. На поденной работе крестьянки могли заработать больше, но при этом она отрывала женщину от дома. Следует учесть сезонность найма сельскохозяйственных работников. Кустарными промыслами крестьянки могли заниматься в период, свободный от земледелия.

Другим способом заработать на елецком кружеве была деятельность перекупщиц, часть которых являлась крестьянками. Они использовали другие, ранее нетипичные и получившие развитие в русской деревне в этот период, способы получения доходов. Перекупщицы занимались посреднической деятельностью, организуя доставку кружева в лавки и магазины. Доходы, получаемые от этого вида деятельности, были несравненно выше тех, которые можно было получить, работая своими руками. Такая деятельность оказывала мощное воздействие на крестьянок, формируя совершенно другую личность, далекую от традиционного представления крестьянства.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, формулируются выводы по поставленным проблемам.

Комплексный анализ женского труда показал, что в 60-е годы XIX–начале XX вв. женский труд продолжал играть важную роль в развитии крестьянского хозяйства. Он являлся необходимым звеном в трудовой деятельности многомиллионного русского крестьянства. Женщины-крестьянки представляли собой значительную и постоянно увеличивавшуюся, экономически активную социальную группу, к концу XIX века превысившую в регионе пять миллионов человек.

Модернизационные процессы оказывали в целом позитивное влияние на жизнь и труд крестьянок. В то время как представительницы дворянской и разночинской среды развернули борьбу за право на труд, крестьянки, обладавшие этим правом с давних времен, выступали за свободу распоряжения им.

Развитие товарно-денежных отношений в России открывало широкие возможности для применения труда женщин. Постепенно сельские жительницы вовлекались в рынок рабочих рук. Они нанимались на поденные работы, участвовали в промысловой деятельности, уходили в города.

Решающим фактором в выборе сферы приложения труда для крестьянок являлась территориальная близость к дому. Домашний очаг и семья, традиционно признаваемые в качестве главной ценности для женщины, требовали ее постоянного присутствия в доме.

Увеличивалась занятость крестьянок в полевых работах. Применение сельскохозяйственной техники расширяло возможности использования женских рабочих рук. Росло участие крестьянок в кустарных промыслах. Это вело к сокращению времени, которое женщины могли посвятить домашним делам.

Осознание ценности своего труда вело к росту женской самооценки, стремлению к самостоятельности. Появлялись различные варианты выстраивания женской трудовой деятельности. Несмотря на то, что домашний очаг и семья традиционно признавались главной ценностью для женщины, происходило размывание традиционного представления о круге женских забот, очерченного как «от печки до порога».

Постепенно среди крестьян шел процесс осознания ценности женского труда и личности. К концу XIX века проявилось изменение отношения к женщине в крестьянской поземельной общине. В менталитете русского крестьянства было заложено представление о женщине как хранительнице домашнего очага, помощнице мужа, многодетной матери. К ней, великой труженице, терпеливо сносящей все тяготы жизни, жертвующей своими интересами во имя семейных, крестьянский мир относился с пониманием и сочувствием.

Русская крестьянка является примером неустанной труженицы, которая выполняла огромное количество разнообразной работы в хозяйстве. В условиях развития рыночных отношений и модернизации российского общества, сельские жительницы представляли собой экономически активную социальную группу. Их деятельность приносила пользу не только семье, но и была вкладом в создание благосостояния и величия Российского государства.

ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

В изданиях из перечня, утвержденного ВАК РФ:

1. Лаухина Г.В.Поземельная община и женщина-крестьянка в 60-90-е годы XIX века (по материалам Центрального Черноземья) / Г.В. Лаухина // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена – СПб., 2009. № 115. С. 81-84. (0,4 п.л.).

2. Лаухина Г.В. Трудовой состав крестьянских хозяйств Центрального Черноземья в 80-90-е гг. XIX в. (гендерный аспект) / Г.В. Лаухина // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. – Тамбов, 2010. Вып. 12(92). С. 255-258. (0,4 пл.).

3. Лаухина Г.В.Женский земледельческий труд и его правовое обеспечение в 60-е годы XIX–начале XX веков (по материалам Центрального Черноземья) / Г.В. Лаухина // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики – Тамбов, 2011. № 4(10). Часть 2. С. 103-105. (0,4 пл.).

В других научных изданиях:

4. Лаухина Г.В. Имущественные права русских крестьянок второй половины XIX в. (по материалам Крючковского волостного суда Рязанской губернии) / Г.В. Лаухина // Сборник научных трудов аспирантов и соискателей – Липецк, 2006. Вып. 3. С. 176-183. (0,6 пл.).

5. Лаухина Г.В. Мужской и женский труд в крестьянском хозяйстве Черноземья во второй половине XIX в. / Г.В. Лаухина // Вехи минувшего. Ученые записки исторического факультета – Липецк, 2007. Вып. 4. С. 88-92. (0,6 пл.).

6. Лаухина Г.В. Домашний повседневный труд крестьянок во второй половине XIX в. / Г.В. Лаухина // Сборник научных трудов аспирантов и соискателей – Липецк, 2007. Вып. 4. С. 213-220. (0,6 пл.).

7. Лаухина Г.В.Дети и материнство в жизни русских крестьянок Черноземья второй половины XIX в. / Г.В. Лаухина // Сборник научных трудов аспирантов и соискателей – Липецк, 2008. Вып. 5. Часть I. С. 185-192. (0,6 пл.).

8. Лаухина Г.В.Влияние модернизационных процессов на положение женщин-крестьянок Черноземья в 70-90-е годы XIX в. / Г.В. Лаухина // Актуальные вопросы социально-гуманитарных наук. Межвузовский научный сборник – Воронеж, 2008. Вып. 6. С. 58-64. (0,5 пл.).

9. Лаухина Г.В. Русская крестьянка второй половины XIX в дореволюционной историографии / Г.В. Лаухина // Актуальные вопросы социально-гуманитарных наук. Межвузовский научный сборник – Воронеж, 2009. Вып. 7. С. 46-51. (0,5 пл.).

10. Лаухина Г.В. Гендерные стереотипы во взглядах на роль женщины в великорусской крестьянской семье (вторая половина XIX в.) / Г.В. Лаухина // Власть и народ: проблемы взаимодействия (XVII–начало XX вв.): Материалы IV Бартеневских чтений – Липецк, 2010. С. 173-177. (0,5 пл.).


1 Победоносцев К.П. Народное просвещение // Победоносцев К.П. Великая ложь нашего времени. М., 1993; Он же. Новая вера и новые браки // Победоносцев К.П. Там же и др.

2 Васильчиков А.И. Сельский быт и сельское хозяйство в России. СПб., 1881; Весин Л.П. Современный великорус в его свадебных обычаях и семейной жизни // Русская мысль. 1891. № 9,10; Ефименко А.Я. Крестьянская женщина // Дело. 1873. № 2, 3; Ефименко А.Я. Народные юридические воззрения на брак // Знание. 1874. № 1; Харламов И. Женщина в русской семье // Русское богатство. 1880. № 3,4.

3 Лазовский Н. Личные отношения супругов по русскому обычному праву // Юридический вестник. 1883. № 6,7; Лудмер Я.А. Бабьи стоны // Юридический вестник. 1884. № 11, 12; Бабьи дела на мировом суде // Юридический вестник. 1885. № 11; Соловцова-Камская Е.А. Посмертная статья // Исторический вестник. 1881. № 8.

4 Весин Л.П. Указ. соч.; Ефименко А.Я. Указ. соч.; Харламов И. Указ. соч. и др.

5 Ефименко А.Я. Указ. соч.; Она же: Трудовое начало в народном обычном праве // Ефименко А.Я. Исследования народной жизни. Выпуск 1. М., 1884.

6 Лазовский Н. Указ. соч.; Он же: Юридические отношения между супругами по законам и обычаям великорусского народа. СПб., 1881; Савельев А.А. Личные и имущественные отношения между супругами // Юридический вестник. 1878. № 12;  и др.

7 Харламов И. Указ. соч.

8 Федяевский К.К. Крестьянские семьи Воронежского уезда по переписи 1897 г. СПб.

9 Васильчиков А.И. Указ. соч.; Тютрюмов И. Крестьянская семья // Русская речь. 1879. № 4; Федяевский К.К. Указ. соч. и др.

10 Коллонтай А.М. Социальные основы женского вопроса. СПб., 1909; Она же: Новая женщина // Современный мир. 1913. № 9 и др.; Крупская Н.К. Женщина Страны Советов – равноправный гражданин. М., 1938. С. 10.

11 Литошенко Л.Н. О земле. Выпуск 1. М., 1921; Челинцев А.Н. Опыт изучения организации крестьянского хозяйства в целях обоснования общественной и кооперативной-агрономической помощи на примере Тамбовской губернии. Харьков, 1919; Чаянов А.В. Организация крестьянского хозяйства // Крестьянское хозяйство: избранные труды. М., 1989.

12 Чаянов А.В. Указ. соч.

13 Александров В.А. Семейно-имущественные отношения до начала XX в. // Русские: семейный и общественный быт. М., 1989; Бернштам Т.А. Хитро-мудро рукодельице // Женщина и вещественный мир культуры у народов Европы и России. СПб., 1999; Громыко М.М. Традиционные нормы поведения и формы общения русских крестьян XIX в. М., 1986; Она же: Мир русской деревни. М., 1991; Листова Т.А. Русские обряды, обычаи и поверья, связанные с повивальной бабкой // Русские: семейный…; Она же: Религиозно-нравственное отношение к деторождению в русской семье // Православная жизнь русских крестьян XIX-XX веков. М., 2001 и др.

14 Пушкарева Н.Л. Русская женщина: история и современность. М., 2002;  Она же: Женщина в русской семье // Русские: семейный и общественный быт. М., 1989; Щербинин П.П. Военный фактор в повседневной жизни русской женщины в XVIII-начале XX в. Тамбов., 2004 и др.; Юкина И.И. История женщин в России: женское движение и феминизм (1850-е – 1920-е годы). Материалы к библиографии. СПб., 2003.

15 Щербинин П.П. Указ. соч.

16 Земцов Л.И. Крестьянки в волостном суде (по материалам Рязанской губернии 60-70-х гг. XIX в.) // Социальная история Российской провинции в контексте модернизации аграрного общества в XVIII – XX вв. Мат-лы междунар. конф. Тамбов, 2002; Он же: Крестьянский самосуд: правовые основы и деятельность волостных судов в пореформенной России (60-80-е гг. XIX в.). Воронеж, 2007; Осипова М.П. Опекунские права великорусской крестьянки в конце XIX – начале XX вв. (по материалам Тамбовской губернии) // Женская история и современные гендерные роли: переосмысливая прошлое, задумываясь о будущем. Череповец, 2010. Т. 1; Шаповалова С.П. К вопросу о возрастании роли женщины в крестьянской среде пореформенного периода (по материалам Центрального Черноземья) // Юг России и Украина в прошлом и настоящем: история, экономика, культура. Сборник научных трудов VI Международной научной конференции. Белгород, 2011.

17 Безгин В.Б. Крестьянская повседневность (традиции конца XIX – начала XX века). М., Тамбов, 2004; Он же: Крестьянский самосуд и семейная расправа (конец XIX – начало XX вв.) // Вопросы истории. 2005, № 3; Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX в.). Т. 1. СПб., 2000; Энгел Б. Бабья сторона // Менталитет и аграрное развитие России XIX-XX вв. М., 1996 и др.

18 Гумп Э. Образование и грамотность в глубине России. Воронежская губерния 1885-1897 гг. // Менталитет и аграрное развитие России XIX-XX вв. М., 1996; Ленард С. К вопросу о модели социального выбора в отношении участия русских крестьянок в рынке труда: изменение менталитета крестьян в девятнадцатом веке // Менталитет и аграрное развитие России XIX-XX вв. М., 1996; Рэнсел Д. «Старые младенцы» в русской деревне // Менталитет и аграрное развитие России XIX-XX вв. М., 1996; Энгел Б. Указ. соч. и др.

19 ГАВО. Ф. И-20, И-26, И-27, И-28, И-45, И-51, И-100, И-272.

20 ГАЛО. Ф. 206, 245.

21 ГАТО. Ф. 26, 143, 145, 149-150, 152 и др.

22 Сборники статистических сведений по Воронежской губернии. Т. 1-12. Воронеж, 1884-1893; Сводный сборник по 12 уездам Воронежской губернии. Воронеж, 1897; Щербина Ф.А. Крестьянские бюджеты. Воронеж, 1900.

23 Материалы повторной переписи крестьянских хозяйств Воронежской губернии 1900 года. Воронеж, 1903.

24 Труды комиссии по исследованию кустарной промышленности в России. Выпуск XV. Кустарная промышленность Орловской губернии. СПб., 1886;  Труды совещания при Воронежской губернской управе гг. земских врачей по вопросу об организации летних деревенских яслей-приютов. 19-21 апреля 1901. Воронеж, 1901; Труды совещания (VI губернского съезда) земских врачей и председателей земских управ Воронежской губернии. 23 – 30 августа 1897 года. Т. 1. Воронеж, 1897; Труды VII совещания земских врачей и председателей земских управ Воронежской губернии. 25 – 31 августа 1900 года. Т. 1. Воронеж, 1900; Труды VII совещания земских врачей и председателей земских управ Воронежской губернии. 25 – 31 августа 1900 года. Т. 2. Воронеж, 1904.

25 Статистический временник Российской империи. Серия II. Выпуск 10. СПб., 1875; Серия III. Выпуск 4. СПб., 1884; Статистика поземельной собственности и населенных мест Европейской России. Выпуск I. Губернии Центральной земледельческой области. СПб., 1880; Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Население империи по переписи 28 января 1897 года по уездам. СПб., 1897; Население городов по переписи 28 января 1897 года. СПб, 1897.

26 Столяров И.Я. Записки русского крестьянина // Записки очевидца: воспоминания, дневники, письма. М., 1889; Николаев М.Е. Мои воспоминания // Воспоминания русских крестьян XVIII – первой половины XIX века. М., 2006; Семенов С.Т. Двадцать пять лет в деревне. Пг., 1915; Бобков Ф.Б. Из записок бывшего крепостного человека // Исторический вестник. 1907. № 5-7.

27 Энгельгардт А.Н. Из деревни: 12 писем. М., 1987; Фет А.А. Жизнь Степановки или лирическое хозяйство. М., 2001; Аничкова И.М. Заметки из деревни. СПб., 1900; Толстая С.А. Моя жизнь // Новый мир. 1978. № 8; Астырев Н.М. В волостных писарях. Очерки крестьянского самоуправления.  М., б/г.; Семенова-Тян- Шанская О.П. Жизнь «Ивана». Очерки из быта крестьян одной из черноземных губерний. Рязань, 1995; Арсеньев К.К. Из недавней поездки в Тамбовскую губернию // Вестник Европы. 1892. № 2.

28 Давыдова С.А. Записка о женских работах в Воронежской и Нижегородской губерниях. СПб., 1894; Дмитриева В.И. По деревням: из заметок эпидемического врача // Вестник Европы. 1896. № 10; Кайданова С.А. Лето в деревне // Мир Божий. 1893. № 4.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.