WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Гусынин Владимир Александрович

Военное дело волжской булгарии

(по материалам ПАМЯТНИКоВ верхнего посурья и примокшанья)

Специальность 07.00.06 – «Археология»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Пенза – 2012

Работа выполнена в Пензенском государственном педагогическом университете им. В. Г. Белинского

Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор,

ректор ГАОУ ДПО ПИРО

Белорыбкин Геннадий Николаевич

(г. Пенза)

Научный консультант:

кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории им. Ш. Мард­жани АН РТ

Измайлов Искандер Лерунович

(г. Казань)

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор кафедры Истории Отечества БГПУ им. М. Акмуллы

Иванов Владимир Александрович

(г. Уфа)

кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории им. Ш. Мард­жани АН РТ

Губайдуллин Айрат Маратович

(г. Казань)

Ведущая организация:

Научно-исследовательский институт гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия

(г. Саранск)

Защита состоится «18» мая 2012 г. в 10 часов на заседании Диссертационного совета Д 022.002.01 при Институте истории им. Ш. Мард­жани Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420014, г. Казань, Кремль, подъезд 5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории АН РТ (г. Казань, Кремль, подъезд 5).

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте Института истории им. Ш. Марджани АН РТ: http://www.tataroved.ru

Автореферат разослан «___ » апреля 2012 г.

Учёный секретарь

Диссертационного совета

кандидат исторических наук                                 Р. Р. Хайрутдинов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Военное искусство является важнейшей составной частью социальной, политической и экономической сфер жизни древних обществ. С помощью военного давления решались многие проблемы средневекового населения. История человечества с древнейших времен – история войн. Вследствие чего в этот период принадлежность к военному сословию была крайне почетна. Неспроста многие символы власти ведут свое происхождение от самых древних видов вооружения.

С самого начала своего существования Волжская Булгария стала важнейшим игроком на политической и экономической арене Восточной Европы. Выйдя на один уровень экономического, социального и политического развития с Древней Русью, на следующие несколько столетий она стала ее соперником за влияние в Среднем Поволжье. Уже в X веке древнерусские князья обратили внимание на возвышающего соседа и предпринимали всяческие попытки к его ослаблению, и весь домонгольский период конфронтация только нарастала. Древняя Русь активно расширяла свои земли на востоке за счет соседних финно-угорских племен, в то время как булгары продвигались на запад. В конечном итоге точкой обоюдных интересов обеих держав средневековой Восточной Европы стали земли мордовских племен и буртасов. Непосредственно перед монгольским нашествием в 20-е годы XIII века между соперниками установился относительный паритет: Древняя Русь закладывает на севере мордовских племен город-крепость Нижний Новгород, а Волжская Булгария, используя поселения в Верхнем Посурье и Примокшанье,  расширяет сове влияние на мордовские племена Окско-Сурского междуречья.

Несмотря на военно-политическую конфронтацию, между государствами шла активная торговля, которая была необходимостью для славян и булгар, т.к. обеспечивала встречный приток товаров, технологий и знаний с Востока и Запада.

Оказавшись, таким образом, на пересечении информационно-товарных потоков, идущих по пути из Булгара в Киев, юго-западные земли Волжской Булгарии начали активно развиваться, наращивая свое богатство, которое необходимо было оберегать. Географическое положение региона в отрыве от основной территории булгарского государства и на пересечении интересов мордовских племен, согнанных в начале XI века со своих земель, Древней Руси в лице Рязанского княжества, а также южных кочевников половцев, требовало от Волжской Булгарии наращивания здесь повышенной военной силы, свидетельством чему являются множество укрепленных городищ и самого современного для того времени вооружения. Что, в свою очередь, является признаком присутствия в регионе сильной военной знати.

Интересным для истории военного дела Евразии является и роль памятников Верхнего Посурья и Примокшанья в военных походах монгольской армии Чингиз-хана, уничтожение которых завершило разгром Волжской Булгарии и открыло путь завоевателям дальше на запад в Древнюю Русь и другие европейские государства.

О социальной, экономической истории, межэтнических связях Волжской Булгарии X – XIII веков известно довольно много. Неплохо изучено и военное дело волжских булгар в плане фортификации, вооружения, состава войска, а также тактики и стратегии. Что нельзя сказать о юго-западных окраинах булгарского государства.

Отечественная и мировая наука все больше внимания уделяет средневековым материалам Верхнего Посурья и Примокшанья, которые предоставляют исследователям все новые, подчас уникальные, данные, позволяющие по-новому взглянуть на древнюю историю не только Поволжья, но и Восточной Европы.

К настоящему времени пензенские археологи накопили обширный материал по всем сферам жизни средневекового изучаемого региона. В ряде исследовательских работ последних десятилетий рассматривалась социальная и экономическая сферы жизни местного населения, но практически не затронутой осталась одна из наиболее ярких сфер общественной жизни – военное искусство и военно-политическая история.

Территориальные и хронологические рамки. Исследование охватывает территорию Верхнего Посурья и Примокшанья.

Хронологически большинство памятников булгарского типа начинают появляться в регионе в XI веке и заканчивают свое существование в XIII веке, когда по исследуемой территории прошли монгольские войска.

Цель работы - выявление характерных черт военного дела Волжской Булгарии в Верхнем Посурье и Примокшанье и его места в военно-политической истории Восточной Европы. Для достижения этой цели поставлены следующие задачи:

  1. собрать и изучить  материалы, связанные с вооружением и военным делом;
  2. проанализировать и обобщить полученные данные и результаты предыдущих исследований;
  3. выделить комплексы вооружения, как характерные для Среднего Поволжья, так и связанные с центральноазиатским регионом;
  4. выявить отличия комплекса вооружения булгарского войска этого региона, а также его синхронные и диахронные связи;
  5. на основе сопоставления археологического материала и письменных источников реконструировать военно-исторические события, произошедшие в исследуемом регионе в первой трети XIII веках.

Предметом исследования является военное искусство на территории Верхнего Посурья и Примокшанья в период XI-XIII веков, включающее в себя комплекс вооружения, оборонительные сооружения, а также тактику и стратегию проведения военно-политических мероприятий.

Объектом исследования при этом будут являться предметы материальной культуры, связанные с военным делом. Это, прежде всего, предметы наступательного и защитного вооружения, фортификация, вещественные свидетельства применения осадной техники и организации дополнительных оборонительных линий, а также вещественные и графические реконструкции предметов материальной культуры, тактики и стратегии.

Источниковая база исследования включает в себя археологические материалы раскопок, которые в основной массе сосредоточены в музеях Пензы и Пензенской области: Пензенского областного краеведческого музея, Музейно-выставочного центра г. Заречного, археологического музея ПГПУ им. В. Г. Белинского, музея-заповедника «Золотаревское городище» в д. Золотаревка, школьных музеев, а также частных коллекций. Кроме того, к работе привлечены отчеты и дневники археологических исследований памятников Верхнего Посурья и Примокшанья.

Археологические материалы дополняют изобразительные и письменные источники, содержащие сведения о военном искусстве.

Научная новизна работы. В научный оборот введено большое количество новых источников, иногда уникальных и ранее не известных. В ходе систематизации вещественного материала предложены авторские типологии отдельных групп предметов. На основе анализа использованного материала показан особый статус региона в составе Волжской Булгарии. Впервые выделены и реконструированы комплексы вооружения, в том числе  уникальный для Восточной Европы комплекс вооружения центральноазиатского происхождения. Наряду с этим, анализ сохранившихся до наших дней свидетельств военных столкновений булгарских войск с монгольской армией на основе сопоставления данных письменных источников с археологическими материалами позволил реконструировать военно-исторические события связанные с монгольским нашествием на Волжскую Булгарию и Древнюю Русь.

Практическое же значение исследования заключается в возможности использования его результатов для создания обобщающих работ по истории военного дела Волжской Булгарии и ее соседей, а также военного искусства Восточной Европы. Кроме того, результаты работы могут быть интересны для изучения военного дела монголов в период западного похода.

Возможно использование материалов диссертации педагогами для преподавания археологии, отечественной истории и краеведения в школах, на исторических факультетах высших учебных заведений.

Кроме того, диссертационное исследование будет небезынтересно людям, занимающимся практическим изучением вооружения и доспехов методами археологического эксперимента.

Методологическая основа диссертации.

Диссертационное исследование основывается на совокупности общеисторических методов: историко-сравнительного, который используется автором для сопоставления состояния военного дела в разных регионах, а также в разные периоды одного региона; историко-генетического, применяемого для выявления причин и закономерностей развития аспектов военного искусства в исследуемом регионе; историко-системного, используемого для описания развития военного дела как совокупности  отдельных элементов, историко-типологического, который позволил выявить существенные признаки предмета исследования. Кроме того, исследование в полной мере задействует специфичные археологические методы: статистический, картографический, морфологический, классификационный, типологический, сравнительно-описательный, метод датированных аналогий.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации были представлены на ежегодных научных конференциях «Лебедевские чтения» (2007-2012 годы), на Всероссийской конференции, посвященной 100-летию М. Р. Полесских в г. Пенза (2009 год),  на заседании Проблемного совета при ГИМ «Военная археология» в октябре 2010 года, а также на заседании отдела НЦАИ им. А. Халикова Института истории АНТ в апреле 2011 года.

Положения, выносимые на защиту:

  1. В XI веке начинается заселение Верхнего Посурья и Примокшанья волжскими булгарами, которые создают зону  компактных памятников булгарского типа, имеющие свой комплекс вооружения, близкий общебулгарскому, некоторое своеобразие которого определялись особенностями военно-политической обстановки данной территории.
  2. Вместе с булгарами в XI-XIII веках в регионе распространяется передовая военная культура, выраженная в появлении развитых технологий фортификации и предметов вооружения, которые в целом характерны для всей территории Булгарии.
  3. На исследуемой территории в первой трети XIII века выделяются два основных комплекса вооружения: восточноевропейский, связанный традициями военного дела булгарского феодального войска и частично мордовских племен,  а также центральноазиатский, связанный с монгольскими войсками.
  4. Характерной особенностью изученных  материалов является возможность сопоставления информации письменных источников с археологическими данными, позволяющая реконструировать события военно-политической ситуации первой трети XIII века – монгольские походы на Волжскую Булгарию в 1223 и 1236 годах.

Структура работы отражает цели и задачи исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списков используемых источников и литературы, списка сокращений, списка рисунков, приложений со сводными и статистическими таблицами, картами и иллюстрациями.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования, определены цели и задачи, конкретизируются методы изыскания, указанны научная новизна и практическая значимость диссертационного исследования.

Глава 1. Историография и источники военного дела Волжской Булгарии в Верхенм Посурье и Примокшанье. Глава состоит из двух параграфов.

§1. История изучения военного дела Верхнего Посурья и Примокшанья. В настоящее время можно выделить четыре этапа в изучении истории военного искусства на территории западных земель Волжской Булгарии.

На 1-м этапе (XVIII – первая треть XX веков) происходило накопление сведений по военной истории изучаемой территории, были открыты ряд памятников и собран незначительный археологический материал, связанный с военным искусством средневековья. Однако атрибутация и датировка открытых в этот период памятников зачастую были предварительны или ошибочны. До революции над проблемой работали П. С. Паллас, Ф. Ф. Чекалин, Г. П. Петерсон, А. А. Кротков, в советское время исследования продолжили Н. И. Спрыгина, А. А. Спицин, П.С. Рыков.

2-й этап связан с работами М.Р. Полесских 50-е – 70-е годы ХХ века, когда были заложены основы знаний об исследуемой территории: осуществлены датировки, определена этнокультурная принадлежность материалов, выдвинуты гипотезы по военно-политической истории края.

3-й этап связан с работами экспедиций под руководством Г.Н. Белорыбкина в 80-х – 90-х годах прошлого века. В это время продолжилось исследование уже известных памятников и открытие новых. К тому же был обобщен уже довольно обширный материал, который послужил основой для последующих исследований.

4-й этап. Наибольших успехов изучение военного дела Волжской Булгарии в начале нового XXI века. Это, на наш взгляд, связано с увеличением количества полевых исследований и общей тенденцией увеличения интереса к истории военного искусства в целом и булгар в частности. Появились крупные систематизирующие работы по разным аспектам военной истории. В ходе исследований было наглядно показано, что военная организация булгарского войска соответствовала феодальному обществу Волжской Булгарии, комплекс вооружения и доспеха булгар, а также состояние военного зодчества отвечали требованиям времени и входили в систему военного искусства Европы. Хотя различные аспекты военного дела Волжской Булгарии имели много общих черт с Древней Русью, самобытность военного дела Булгарии, основанная на использовании наследия предшествующих эпох и развития собственного неповторимого стиля, неоспорима. В это же время на материалы пензенского края обратили внимание и исследователи из других регионов, дополняя свои исследования, тем самым включили историю Верхнего Посурья и Примокшанья в общую историю Восточной Европы. Здесь следует отметить вклад И. Л. Измайлова, А. М. Губайдуллина, С. В. Святкина, И. Л. Кызласова, которые использовали эти материалы в своих трудах. Особо необходимо отметить труды И. Л. Измайлова, создавшего типологии предметов вооружения Волжской Булгарии, используя материалы из булгарских памятников Посурья и Примокшанья, а также реконструировавшего комплекс вооружения и сделавшего некоторые выводы о событиях военной истории этого региона.

В результате исследований наиболее изученными аспектами истории военного дела в регионе оказались фортификация (аспект нашел свое отражение в работах Г. Н. Белорыбкина, А. М. Губайдуллина) и дистанционное оружие (работы В. В. Янькова, В. А. Винничека, А. В. Павлихина, Д. О. Ефремова, П. И. Сафронова), в то время как остальные составляющие проблемы практически не исследовались. Однако исследования продолжаются, т.к. остается еще много дискуссионных вопросов, которые требуют ответа.

§2. Источники по истории военного дела в Верхнем Посурье и Примокшанье. Вещевой материал для исследования происходит из поселений булгарского типа на территории Верхнего Посурья и Примокшанья, а также наиболее близкого к ним мордовского могильника Татарская Лака II, содержащего вооружение, характерное для булгарского комплекса.

Самым массовым источником по истории военного дела в изучаемом регионе являются находки предметов вооружения, представленные дистанционным оружием (наконечники стрел, детали луков и колчанов – более 1000 экз.), клинковым оружием (сабли, кинжал и их детали – 129 экз.), деталями копий (наконечники и втоки – 37 экз.), ножами с втульчатой рукояткой (6 экз.), боевыми топорами (3. экз.), оружием удрано-дробящего действия (булавы и кистени – 9 экз.), деталями защитного вооружения (фрагменты кольчужных и пластинчатых доспехов, детали шлемов – 205 экз.). Характерные черты формы, конструкции, элементов декорирования, следов повреждений этих предметов предоставляют много информации для темы исследования.

Информацию о состоянии военного зодчества содержат остатки фортификационных сооружений многочисленных городищ региона. Среди них следует отметить наиболее изученные Садовское II, Неклюдовское I, Юловское, Золотаревское городища. Последнее характерно тем, что предоставляет сведения по дополнительным оборонительным сооружениям (ловчьи ямы и чесноки) и применению осадной техники (каменные снаряды и наконечники стрел метательных машин).

Несомненно, важными источниками по истории региона и военного искусства являются письменные свидетельства современников и летописцев эпохи. Прежде всего, нам интересны записи современников-очевидцев событий 1223-1237 годов. Среди них следует отметить сведения венгерского монаха-доминиканца Юлиана, арабского историка Ибн-ал-Асира, сочинение китайского посла к монгольскому наместнику в Северном Китае. А также труды, написанные после монгольского завоевания: сочинения персидского высокопоставленного чиновника Ала ад-Дина ата-Мелика Джувейни, итальянского монаха-францисканца Джованни де Плано Карпини, персидского государственного деятеля Рашид ад-Дина. Косвенные данные о событиях 1236-1237 годов содержатся в работе Фомы Сплитского. Также немаловажные сведения мы узнаем от древнерусских летописцев.

Большим подспорьем в понимании конструкции и способов применения некоторых видов вооружения дает этнография народов, до сих пор использующих в быту предметы, аналогичные средневековым.

Глава 2. Предметы вооружения. Глава состоит из двух параграфов.

§1. Наступательное вооружение. Материалы памятников Верхнего Посурья и Примокшанья содержат все виды наступательного вооружения ближнего боя, характерные для Восточной Европы и Азии в эпоху средневековья.

К клинковому вооружению,  появившемуся в исследуемом регионе вместе с булгарами, следует отнести сабли. Подобные сабли широко представлены на домонгольских памятниках Волжской Булгарии и у средневековых кочевников Евразии, а также в мордовских могильниках, куда сабли попали, по всей видимости, в результате контактов с восточными соседями.

В еще большем объеме представлены детали сабельной фурнитуры и элементы ножен сабель. Среди них большое значение для нас имеют многочисленные находки перекрестий сабель, которые позволяют произвести типологию самих клинков. Все перекрестия с территории Верхнего Посурья и Примокшанья можно разделить на 5 типов. Следует отметить, что один из типов, найденный на основной территории Волжской Булгарии (правда в единичном экземпляре), не представлен на памятниках изучаемой территории. Самым массовым типом в регионе являются перекрестия с ромбическим расширением на середине тела (тип IV), которые также широко представлены в древностях кочевников Евразии, в Древней Руси и мордовских племен XI –XIII веков. Ввиду наличия в нашем распоряжении  большого количества материала для изучения удалось выявить технологические приемы и методы изготовления перекрестий. Так, выделяются экземпляры, состоящие из трех частей (двух половинок, составляющих тело перекрестия и плечики, а также перегородки, фиксирующей перекрестие на клинке) и перекрестия, состоящие из пяти деталей (двух половинок и перегородки, как у предыдущего варианта с дополнением двух клиньев, увеличивающих ширину плечиков).

Большинство перекрестий выглядят довольно просто, но иногда они снабжены дополнительными декоративными элементами в виде различных фигурных выступов, насечек и т.п.

Еще одним элементом сабельной фурнитуры, характерным для большинства верхнесурских и примокшанских экземпляров сабель, является обоймица, охватывающая клинок у рукоятки. Они отсутствуют лишь на двух целых саблях, при этом одна из них вообще лишена фурнитуры. Все обоймицы свернуты из железного листа, повторяя форму клинка, со швом с тыльной стороны сабли и состоят из тела и удлиненного вдоль рубящей кромки язычка.

Особую группу фурнитуры представляют наконечники ножен и навершия рукоятей, которые в некоторых случаях изготавливались в качестве единого в декоративном плане комплекта. К сожалению, ни одного экземпляра не встречено в составе сабли. Все они также свернуты из железного листа в форме цилиндра или усеченного конуса, одну из сторон закрывает крышка. Выделяются несколько вариантов крепления крышки к телу изделия, но все они основаны на механическом удержании деталей (с помощью вальцевания края изделия, а также дополнительных элементов в виде усиков или гвоздей), сложные технологические приемы, такие как сварка или пайка, не зафиксированы.

Важной деталью навершия является петля-клепка с кольцом для крепления темляка, который удерживал саблю на руке. К сожалению, такой элемент зафиксирован только в единичном экземпляре, однако следы его использования в виде специальных отверстий отмечены повсеместно.

Неотъемлемой частью фурнитуры ножен сабли являются элементы, обеспечивающие крепление сабли к портупее или поясу. Однако на данный момент можно говорить лишь о характерных формах изделий и приемах декорирования отдельных деталей, т.к. ввиду широкой вариативности форм и сочетаний конструктивных деталей предметов  затруднительно выделить устойчивые типы. Такое разнообразие комбинаций составных частей, вероятнее всего, указывает на смешение различных традиций оформления ножен на исследуемой территории.

Проанализировав размеры хомутов, которые плотно охватывали ножны, повторяя их форму, удалось установить примерную толщину стенок ножен, которая составила в среднем 5-7 мм. Из всех обойм ножен выделяется одна с хомутом незначительных размеров, однако оформленная аналогично остальным.  Она, скорее всего, являлась креплением ножен кинжала, который составлял единый декоративный комплект с саблей.

Общим, как для сабель, так и для деталей их фурнитуры является разделение на лицевую и тыльную стороны. Зачастую наиболее украшенная лицевая часть располагалась справа при взгляде на клинок сверху со стороны рукояти. А тыльная часть, на которой располагались различные технологические элементы, крепления и стыки, была противоположной ей. Это объясняется тем, что традиционно сабля носилась у левого бедра, и при таком расположении для стороннего наблюдателя всегда была видна наиболее украшенная часть оружия.

Помимо этого, интересным представляется факт наличия большого количества фурнитуры отдельно от клинков, что следует связывать с тем, что в этих землях было налажено ее производство. Отчасти это доказывает и наличие составных деталей фурнитуры, а также незаконченные изделия.

На Юловском городище обнаружен кинжал с обоюдоострой заточкой (также относящийся к клинковому вооружению), в то время как в средневековых мордовских могильниках иногда встречаются кинжалы с односторонней заточкой салтовского типа.

Одним из самых древних и излюбленных видов вооружения всех народов были копья, которые также обширно представлены в западных землях Волжской Булгарии. Для периода, предшествующего булгарской экспансии, характерно использование местным населением универсальных типов наконечников, хотя встречаются и специализированные экземпляры (пики). С XI же века резко увеличивается число прогрессивных для Восточной Европы наконечников.

Находки копий в Верхнем Посурье и Примокшанье представлены как собственно наконечниками, так и их фрагментами, а также копейными втоками. Вещи равномерно распределены по всему региону, что говорит о повсеместном их использовании в силу наибольшей универсальности и простоты владения, по сравнению с престижными видами вооружения.

На основе типологических разработок предшественников выделено 4 типа наконечников копий, наибольшую массу которых составляют наконечники прогрессивных форм XII – XIII веков. Часть наконечников не имеет элементов декора и изготовлена с некоторой небрежностью (несимметричное сечение пера, разомкнутая втулка, необработанный стыковой шов на ней). Эти экземпляры, по всей вероятности, использовались рядовыми воинами. И лишь небольшая часть копий изготовлена с особым искусством и снабжена дополнительными элементами декора (фигурное или переменное сечение пера, ободки на шейке или основании втулки, граненые втулки).

Незначительную часть находок составляют наконечники черешковых метательных копий и охотничьих двушипных гарпунов (один из них втульчатый). Данный тип копий не имел большого распространения в регионе, уступая более эффективному метательному оружию – луку и стрелам.

Уникальным предметом не только для исследуемого региона, но и для Восточной Европы являются ножи с втульчатой рукояткой, которые в ряде работ интерпретируются в качестве наконечников характерного для Сибири и Центральной Азии древкового оружия – пальм.

Топоры-чеканы, найденные на Золотаревском городище (3 экз.), аналогичны топорам салтовского типа, получившим широкое распространение в Восточной Европе в  IX-XI веках.

Оружие ударно-дробящего действия впервые появилось на территории Верхнего Посурья и Примокшанья с приходом волжских булгар, типология которых на материале Булгарии была предложена И. Л. Измайловым.

Помимо нескольких рядовых экземпляров кистеней и булав XII-XIII веков, заслуживают внимание железная булава, изготовленная редким методом тонкостенного литья, и бронзовая составная гирька кистеня, покрытая золотом.

В целом, как уже отмечалось, основная масса находок вооружения в регионе является прогрессивным оружием XI-XIII веков и входит в комплекс вооружения населения Волжской Булгарии.

§2. Защитное вооружение. В XI – XIII веках в регионе резко возрастает роль защитного вооружения, до этого представленного лишь отдельными фрагментами кольчужных полотен.

В материалах памятников мы находим как отдельные пластины и кольца от ламеллярных, чешуйчатых и кольчатых доспехов, так и комплекты, состоящие из однотипных пластин, и комплексы, составленные из пластин разного типа, входившие в один доспех, а также образцы кольчужного плетения и фрагменты кольчужных полотен, состоящие из колец разных типов.

Кольчатые доспехи представлены различными типами колец (цельные, клепанные) с плетением 4 в 1 и являются лишь обрывками целого доспеха, которые попали в землю в ходе сражения, тем самым предоставив информацию о мощи средневекового вооружения. Так,  часть сохранившихся колец деформирована или разомкнута.

Доспешные пластины разделены на 10 типов по характеру расположения технологических отверстий. Основная масса экземпляров имеют аналогии, распространенные на больших территориях и датирующиеся в широком диапазоне. Исключение сосставляет уникальный комплекс доспешных пластин и подмышечная пластина, надежно связываемые с доспехом воинов, входивших в состав монгольской армии.

Благодаря недавним открытиям отечественных исследователей удалось интерпретировать два ранее не атрибутированных предмета, которые оказались деталями шлемов, использовавшихся в армии монголов.

Глава 3. Характерные черты военного дела Волжской Булгарии в Верхнем Посурье и Примокшанье. Глава состоит из трех параграфов.

§1. Состояние военного дела на территории Верхнего Посурья и Примокшанья в XI-XIII веках. Начиная с XI века в Верхнем Посурье и Примокшанье начинают формироваться две компактные группы памятников булгарского типа (Сурская и Вадинская).

Для городищ региона характерна небольшая площадь. Размеры большинства поселений несравнимы с размером поселений основной территории Волжской Булгарии. Однако система укреплений, которая относится к типу деревянно-земляных конструкции, аналогична оборонительной системе подавляющего числа булгарских городищ. При этом преобладают простые мысовые городища с простой системой обороны в один пояс, реже в два пояса. Среди общей массы выделяются ряд сильно укрепленных городищ в 3 и 4 пояса обороны (Сундоровское, Золотаревское, Юловское городища).

С точки зрения развития фортификации в регионе интересны дошедшие до наших дней свидетельства применения дополнительных оборонительных средств, которые использовались непосредственно перед началом обороны и в ходе штурма или осады крепости (находки чесноков и линия ловчих ям на Золотаревском городище).

Значительные укрепления Золотаревского городища при штурме подверглись обстрелу камнеметной и стрелометной артиллерии, свидетельством чему стали каменные снаряды и наконечники стрел осадных машин.

Судя по изученным нами материалам, а также используя разработки предшественников на материалах всей территории Булгарии, можно сделать вывод, что в XI веке в регионе распространяются прогрессивные виды оружия: сложные луки, сабли, развитые типы наконечников копий, оружие удрано-дробящего типа, защитное вооружение. При этом продолжают использоваться традиционные для коренного населения типы вооружения: простые луки, архаичные копья, топоры-чеканы.

Появление и использование в регионе специализированных и прогрессивных видов вооружения, а также строительство большого количества крепостей с использованием передовых технологий средневековой Восточной Европы, на наш взгляд, связано с приходом в XI веке на территорию Верхнего Посурья и Примокшанья волжских булгар, профессиональное феодальное войско которых на тот момент было носителем развитых военных традиций.

Следует отметить, что нет оснований говорить о повсеместном присутствии феодальной дружины в регионе. Скорее всего, отдельные его отряды были сосредоточены в центральном поселении (Юловское городище) и наиболее укрепленных феодальных замках (например, Золотаревское и Сундоровское городища). Военный контроль на остальной территории осуществлялся за счет сети небольших укрепленных поселений, вероятно, силами местных феодалов, в подчинении которых находились дружины из числа низшего слоя булгарского войска или местного ополчения, которое тем не менее имело на вооружении передовые типы оружия (развитые типы копий, кистени, возможно, сабли) распространившееся под влиянием военной культуры Волжской Булгарии.

Возможно, что профессиональные воины стали выделяться и в среде местного мордовского населения, которых могли нанимать для постоянной службы булгарские феодалы, особенно в менее освоенных северных территориях на границе с Рязанским княжеством. В результате этого процесса в могильниках мордвы XI-XIII веков появилось вооружение, характерное для профессиональной феодальной дружины. Наиболее ярко это явление выражено в самом близком к Вадинской группе булгарских памятников могильнике Татарская Лака II

§2. Комплексы вооружения. В результате изучения найденных в ходе археологических изысканий предметов доспеха и вооружения можно довольно четко выделить комплексы вооружения, которые имели место в Верхнем Посурье и Примокшанье и хронологически сменяли друг друга. Можно констатировать наличие двух основных комплексов, которые делятся на две составляющие (табл.):

1. Восточноевропейский комплекс, состоящий из двух компонентов:

- Местного архаичного комплекса, использовавшийся, по всей видимости, коренным населением региона в IX-XI веках, до булгарской экспансии. Хотя элементы этого комплекса продолжали использоваться и в период булгарского владычества. К этому комплексу относятся простые луки со стрелами, архаичные типы наконечников копий, топоры-чеканы.

- Комплекса, типичного для средневековой Европы XI-XIII веков в целом и Волжской Булгарии в частности, который появился в регионе в XI веке и затем развивался параллельно комплексам вышеозначенных государств. Его появление, вероятно, связано с экспансией волжских булгар в Верхнее Посурье и Примокшанье в XI-XIII веках. Для этого комплекса характерно использование сложных луков со стрелами, клинкового вооружения в виде сабель и кинжалов, развитых типов копий, в т.ч. кавалерийских пик, оружия ударно-дробящего действия, сочетание применения кольчатых и пластинчатых доспехов.

2. Центральноазиатский комплекс, принесенный в регион монгольским войском в ходе западного похода на Волжскую Булгарию и Древнюю Русь. В нем также можно выделить две составляющие:

- Центральноазиатский комплекс, носителем которого являются непосредственно монгольские войска. Отчетливо выделяются на фоне универсальных и восточноевропейских предметов вооружения характерные монгольские срезни, комплекс пластин «чжурчжэньского» типа, детали шлемов дальневосточного происхождения. Дополняют комплекс ножи с втульчатой рукояткой.

- Комплекс вооружения Южной Сибири, появившийся в результате участия в походах монголов народов Южной Сибири. Представлен характерными для Сибири наконечниками стрел и  клинками аналогичными кыргизским. Комплекс дополняют металлические элементы конского снаряжения и ременной гарнитуры аскизского типа.

Выделенный нами булгарский комплекс появляется в Верхнем Посурье и Примокшанье в XI веке в связи с активным освоением региона волжскими булгарами. При этом он оказывает влияние на комплекс вооружения коренного населения, в составе которого наряду с архаичными местными предметами вооружения появляются ранее не использовавшиеся специализированные.

Наиболее ярко комплекс профессиональной булгарской дружины представлен в материалах Золотаревского поселения, где в ходе сражения с монгольскими войсками в земле оказались и предметы вооружения Центральной Азии и Южной Сибири, которые использовали войска монгольской армии.

§3. Основные события военной истории Верхенего Посурья и Примокшанья в XI-XIII веках. Резкий всплеск в развитии комплекса вооружения и доспеха в регионе был связан с начавшейся в XI веке экспансией Волжской Булгарии, которой необходимо было обезопасить крайне важный для нее торговый путь из Киева в Булгар, а также выставить передовые посты на границе с Древней Русью, наращивающей свою экспансию на восток, при этом затрагивая интересы булгарского государства.

Для этого булгарами были основаны две небольшие группы поселений на западе: в Верхнем Посурье (Сурская группа памятников) и Примокшанье (Вадинская группа памятников).  Сурская группа расположилась вдоль торгового пути, защищая и контролируя его. Вадинская группа выстроена на границе с мордовскими племенами и Рязанским княжеством Древней Руси.

Взаимоотношения с Русью отошли на второй план, когда на арене Восточной Европы появились монгольские орды Чингиз-хана. В 1223 году они, разгромив объединенные силы древнерусских князей и кипчаков, направились в земли Волжской Булгарии, где были завлечены в засаду и разбиты. Есть много версий расположения места, где была проведена данная операция булгарских войск. По одной из них, это произошло в западных землях Волжской Булгарии, а именно на Золотаревском поселении. Однако, этот вопрос требует еще более тщательного сопоставления всех данных.

Как бы то ни было, а жителям изучаемого региона все же пришлось встретиться с монголо-татарами в 1237 году, когда в короткие сроки  те  разгромили основные города волжских булгар и пришли на их юго-западные окраины.

И именно на изучаемой территории мы имеем массу вещественных свидетельств, которые могут подтвердить письменные описания тактики и стратегии монгольской армии. Сочетая их, мы довольно детально можем восстановить, каким образом развивались события в 1237 году.

В Верхнем Посурье и Примокшанье, несомненно, шла подготовка к сражению. Так,  на многих памятниках региона мы наблюдаем строительство дополнительных оборонительных сооружений, а также вспомогательных линий обороны в виде ловчих ям и разбросанных по округе чесноков (Золотаревское поселение). Руководителями обороны, скорее всего, было принято решение не рассредоточивать силы по всей подконтрольной территории, а собрать все силы в одном месте и дать один решающий бой противнику. Местом сражения было выбрано наиболее укрепленное Золотаревское городище.

Монголы же, следуя своей обычной тактике, начали опустошать окружающие земли (чему свидетельством являются многочисленные следы погромов на памятниках региона) и сжимать кольцо вокруг центрального поселения. Покончив с разорением округи, войска захватчиков начали штурм городища. Перед этим они, вероятно, применили прием выманивания гарнизона крепости путем ложных отступлений на открытую местность перед поселением, где и состоялось сражение, следы которого в большом количестве обнаруживаются в районе вокруг крепости. Когда лишенный защиты стен обороняющийся отряд был разбит, начался штурм. Для этого монголы применили всю мощь своей осадной техники, сосредоточив ее с напольной стороны, стараясь пробить бреши в оборонительных сооружениях.

Когда основные силы монголов ворвались в город, для еще остававшихся обитателей и защитников крепости было все решено, т.к. завоеватели не оставляли в живых никого из тех городов, которые не сдались на милость победителю. Золотаревское поселение сохранило до наших дней останки людей,  убитых насильственной смертью.

Уничтожив главный очаг сопротивления в регионе, монголо-татарам оставалось лишь погасить оставшиеся огоньки. Затем, по сообщению древнерусских летописей, монгольские военачальники собрались на совет, где и решили продолжить поход на запад через рязанские земли, которые непосредственно граничили с колониями волжских булгар на западе. На этом история западных земель Волжской Булгарии завершается, и хотя часть жителей смогла вернуться на обжитые места, былого влияния это регион достиг только после образования здесь золотоордынского улуса Джучи с центром в городе Мохши.

В результате исследования можно констатировать, что изученный археологический материал, связанный с военным делом, подтверждает ранее высказанные предположения по поводу истории Верхнего Посурья и Примокшанья в XI-XIII веках.

Ключевыми событиями в этот период стали начатое в XI веке заселение региона выходцами их Волжской Булгарии, которые принесли с собой передовые традиции военного искусства, ранее не известные здесь, а также завершившее этот процесс монгольское завоевание Волжской Булгарии и Древней Руси.

С первым событием связано появление в исследуемом регионе двух укрепленных групп поселений, демонстрирующих развитую восточноевропейскую традицию фортификации. А также появление комплекса вооружения, характерного для булгарского феодального войска, отдельные элементы которого перенимались коренным населением.

В результате второго события в большей степени на территории Верхнего Посурья и в частности Золотаревского поселения до нашего времени дошли уникальные материальные свидетельства военных походов монгольской армии, выраженные находками центарльноазиатского и сибирского комплексов вооружения, а также вещественные свидетельства тактики и стратегии монголов.

В Заключении подводятся итоги работы.

В XI веке в Верхнем Посурье и Примокшанье появляются передовые технологии фортификации и комплексы вооружения, характерные для Волжской Булгарии. При этом комплекс вооружения феодального войска булгар сочетался с архаичным комплексом коренного населения.

Характерной чертой военного дела в Верхнем Посурье и Примокшанье в XI-XIII веках является особый статус региона в составе Волжской Булгарии, что отразилось на характере расположения и фортификации поселений булгарского типа региона, выступавших в качестве опорных пунктов для установления контроля над стратегически важной территорией.

Военно-истоические события исследуемого региона дополняют историю Волжской Булгарии в целом. А уникальные следы монгольского завоевания, находимые в Верхнем Посурье и Примокшанье помогают дополнить и уточнить историю одного из самых знаковых военно-исторических событий средневековья.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, утверждённых ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

  1. Гусынин В. А. Обоймицы сабельных клинков из района Золотаревского поселения XI – XIII вв. / В. А. Гусынин // Вестник МГОУ. Серия «Исторические науки» № 4-5. – М.: Изд.-во МГОУ, 2010. – С. 36-38.
  2. Гусынин В. А. Наконечники копий и втоки из раскопок памятников Верхнего Посурья и Примокшанья XI – XIII веков / В. А. Гусынин // Известия Пензенского государственного педагогического университета имени В. Г. Белинского. Гуманитарные науки. – Пенза: Типография ПГПУ им. В. Г. Белинского, 2011. – С. 376-380.

Статьи, опубликованные в научных сборниках:

  1. Гусынин В. А. Защитник Золотаревского поселения. Опыт реконструкции / В. А. Гусынин // Пензенский археологический сборник: Межрегиональный сборник научных трудов. – Пенза, 2008. Вып. 2. – С. 208-307.
  2. Гусынин В. А. Пензенские средневековые сабли / В. А. Гусынин // Археология восточноевропейской лесостепи: Сб. материалов. – Пенза, 2008. Т. 2. Вып. 2. – С. 189-192.
  3. Гусынин В. А. Оружие ударно-дробящего действия X-XIII веков с территории Пензенской области / В. А. Гусынин // Вестник военно-исторических исследований: Межвузовский сборник научных трудов. – Пенза: ГУМНИЦ, 2009. Вып. 1. – С. 153-158.
  4. Гусынин В. А. История изучения военного дела западных земель Волжской Булгарии / В. А. Гусынин // Пензенский археологический сборник. – Пенза: Родной дом, 2010. Вып. 3. – С. 217-222.
  5. Гусынин В. А. Сабельная фурнитура XI – XIII вв. из района Золотаревского поселения / В. А. Гусынин // Вестник военно-исторических исследований: Межвузовский сборник научных трудов. – Пенза: ГУМНИЦ, 2010. Вып. 2. – С. 136-143.
  6. Гусынин В. А. Дальневосточный комплекс доспешных пластин из Золотаревского поселения / В. А. Гусынин // Вестник военно-исторических исследований: Международный сборник научных трудов. – Пенза: ГУМНИЦ, 2011. Вып. 3. – С. 206-210.

Подписано в печать 10.04.2012 г. Формат 6084 1/16

Тираж 120 экз. Усл. печ. л. 1,3







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.