WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Ефимов Алексей Львович

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЖЕНСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ЧУВАШИИ

во второй половине XIX начале XX века

Специальность 07.00.02 Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Саранск 2012

Работа выполнена на кафедре отечественной и региональной истории
федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева»

Научный руководитель:        доктор исторических наук профессор

       Сергеев Тихон Сергеевич

Официальные оппоненты:        доктор исторических наук профессор

Чуканов Иван Альбертович

(Ульяновский государственный университет, зав. кафедрой регионоведения и международных отношений)

кандидат исторических наук доцент

Кошина Ольга Владимировна

(Мордовский государственный университет
им. Н. П. Огарева, доцент кафедры истории Отечества)

Ведущая организация:        Чувашский государственный институт 

гуманитарных наук

Защита состоится 25 мая 2012 года в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.117.04 при федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева» по адресу: 430005, Республика Мордовия, г. Саранск, ул. Пролетарская, 63 (учебный корпус № 20), конференц-зал (ауд. 408).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Мордовского государственного университета им. Н. П. Огарева по адресу: Республика Мордовия, г. Саранск, ул. Большевистская, 68.

Автореферат разослан «___» __________ 2012 года

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук доцент Э. Д. Богатырев



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы исследования. Характерной особенностью на современном модернизационном этапе российского общества является активная деятельность женщин в социальной, экономической, политической, культурной и других областях – происходит феминизация современного общества и сферы образования. Процесс этот необратим, поэтому для современной системы образования значим поиск качественно новых подходов к обучению и воспитанию молодежи. В этой связи возрастает значение имеющегося исторического опыта.

Реформирование социально-экономических отношений во второй половине ХIХ – начале ХХ в. вызвало к жизни такое новое для России явление как женское образование, которое медленно и неуклонно завоевывало свое социальное, культурно-образовательное пространство, в том числе и в национальных регионах России.

Развитие женского просвещения в российской провинции является неотъемлемой частью российской истории, ибо оно дополняет картину формирования женского образования в стране целом, углубляет понимание сложности данного процесса. Исторический опыт, накопленный женской школой в дореволюционной Чувашии, как и в других регионах России, позволяет оценить путь, пройденный отечественным образованием, может служить источником для понимания сущности ее генезиса и представляется весьма необходимым как с теоретической, так и практической точки зрения для создания концептуальной основы и практической базы профильной подготовки, переподготовки и повышения квалификации женских педагогических кадров.

Объектом диссертационного исследования является женское образование в начальных смешанных и средних женских учебных заведениях Чувашии во второй половине XIX – начале XX в.

Предметом исследования являются ход становления и развития, региональные особенности формирования начальных смешанных и средних женских учебных заведений в Чувашии, включающие их историю, материально-техническую базу, педагогические кадры, контингент обучающихся и учебно-воспитательный процесс.

Степень разработанности проблемы. На сегодняшний день история отечественного женского образования представлена значительным количеством работ. Историографию проблемы исследования с некоторой долей условности можно разделить на три этапа: дореволюционный (середина XIX в. – 1917 г.), советский период (1918 – 1991 гг.) и современная российская историография (с 1992 г. по настоящее время). Что касается этапов региональной историографии, то они в целом совпадают с хронологическими рамками российской.

Работы, затрагивающие проблемы российского женского образования, начали появляться в середине XIX в. В. В. Игнатович дал краткую характеристику существующим типам женских учебных заведений1. В. Овцын в небольшом историческом очерке сравнил систему отечественного женского образования с западной системой, утверждая, что в российском обществе созданы благоприятные условия для повышения образовательного уровня женской половины населения. Изучая современное ему состояние женского образования, он довольно в резкой форме отметил, что «в умы женщин проникло, наконец, сознание необходимости взяться за самостоятельный труд»2.

В работе О. Пиллера3, насыщенной богатым фактическим материалом, впервые были подведены итоги развития женского образования в России, показан позитивный опыт, накопленный в этой сфере. Автор использовал сравнительно-исторический подход к анализу целей и задач образования, сопоставляя традиции русского и западноевропейского женского воспитания. Особую ценность представляют рекомендации автора в адрес светских и духовных властей по расширению сети женских образовательных учреждений.

Одним из лучших исследований по истории отечественного женского образования является серия работ Е. О. Лихачевой4. В отличие от предыдущих исследователей, автор подробно рассмотрела историю не отдельно взятых женских учебных заведений, а всех женских школ и училищ, существовавших в тот или иной период. Эти издания одновременно являются и весьма ценным источником, показывающим позицию одной из первых исследователей-женщин в этом вопросе.

Среди исследований начала XX в. можно выделить труды А. Деревицкого и Н. Зинченко5, в которых в сравнительно-описательной форме представлен анализ отечественного и западного образования, большое внимание уделено рассмотрению общественно-политического движения за распространения женского образования.

В трудах Б. Веселовского и С. В. Рождественского анализировались соответственно роль земств и государственных учреждений в организации женского образования6. С. В. Рождественский довольно в критическом духе отстаивал позицию недостаточного, порой ошибочного руководства делом женского образования в России, в том числе и начального со стороны Министерства народного просвещения. Н. В. Чехов считал, что женскому образованию со стороны правительства должно уделяться больше внимания, а количество девочек в школах не должно отставать от количества учеников-мальчиков7.

Используя обширные статистические и демографические данные о типах женских учебных заведений, М. М. Суперанский критически оценил работу Симбирского земства, справедливо считая ее во многом неэффективной по сравнению с другими, передовыми земствами в России по проблемам, связанным с образованием женщин8. Педагог-новатор Н. И. Ильминский, критикуя ошибки правительства в области просвещения, отстаивал идею обучения нерусских народов на родных языках9. Важное место в исследовании проблем женского образования занимает коллективное исследование, посвященное 40-летнему юбилею чувашской национальной народной школы10. В нем раскрывались основные педагогические и методические подходы, практиковавшиеся в конце XIX – начале XX в. выдающимся просветителем чувашского народа И. Я. Яковлевым в чувашских женских начальных училищах, а также новации, используемые его соратниками, показаны все те трудности, с которыми они столкнулись в просветительской деятельности чувашских женщин.

Таким образом, для работ первого периода характерно накопление фактического материала и частичное его осмысление. В это время намечается несколько подходов к анализу общей темы женского образования, формируется мнение, что земские школы в организации женского образования по своим показателям не уступали министерским.

Начало второго этапа историографии связано с установлением советской власти, с коренными преобразованиями в политике, культуре и государственной идеологии. При пролеткультовских позициях пренебрежения преемственности традиции женского образования дореволюционного периода не считались актуальным. Вместе с тем, для данного периода свойственно создание большого числа обобщающих произведений по истории школы и педагогической мысли таких ученых как Е. Н. Медынский, Ш. И. Ганелин, В. А. Смирнов, Н. А. Константинов, Э. Д. Днепров, А. И. Пискунов и A. M. Арсеньев11, которые поднимали вопросы обучения в целом, не выделяя женское образование как отдельную проблему. Н. И. Молодых, И. Е. Львов, В. П. Лапчинская освещали различные аспекты, связанные с организацией женского образования12. К. И. Львов затронул проблему раздельного обучения девочек в советской школе, В. П. Лапчинская – историю развития женского гимназического образования в России, указывая при этом положительную роль буржуазных реформ в развитии данного типа учебных заведений.

Изучение женского образования в Чувашии на втором этапе было связано с опубликованием трудов чувашского историка и этнографа Н. В. Никольского в Казани, Ф. Т. Тимофеева, М. П. Петрова, А. Т. Трофимова, Н. С. Степанова в Чебоксарах и монографии А. Ф. Эфирова13 в Москве. В них раскрывались лишь общие аспекты образования, а история чувашских женских школ излагалась в самой краткой, фрагментарной форме. Интерес к региональной историографии женского образования вырос во второй половине XX в. М. П. Макаров исследовал открытие и развитие женского отделения в Симбирской чувашской школе14. Чувашский исследователь И. Я. Яковлев (Саламбек) подчеркивал важную роль Симбирской чувашской школы в просвещении чувашского населения и подготовке кадров национальной интеллигенции15.

Целенаправленное изучение истории женского образования в Чувашии началось с 1960-х гг. К. С. Сидорова и Д. С. Филиппова проанализировали состояние женского образования в чуваши соответственно в первой и второй половинах XIX в.16, А. С. Марковым и Н. Г. Красновым была предпринята попытка историографического анализа проблемы на основе имеющихся к тому периоду работ и архивных материалов17.

Таким образом, в советский период как в отечественной, так и региональной историографии проблема дореволюционного женского образования рассматривалась исключительно в контексте истории педагогики, приуменьшались его успехи и накопленный им положительный опыт, показывалось неравноправное положение женщины в обществе. Тема женского образования стала выделяться как самостоятельная историографическая проблема.

Современный этап историографии связан с ростом популярности гендерных исследований. С увеличением числа проводимых научных конференций, публикации тематических сборников, финансирования исследовательских проектов отечественная история женского образования переживает новое рождение. Для современных исследований характерен повышенный интерес к истории образования вообще и женского в частности. Была предпринята попытка целостного рассмотрения сложной, многоплановой, достаточно противоречивой деятельности государства и общества по реформированию отечественного женского образования, подробно исследуются регионального особенности18.

В статьях А. В. Арсентьевой, И. И. Демидовой, В. Ф. Питерновой, посвященных соответственно истории Алатырской, Ядринской и Чебоксарской гимназий, раскрывается деятельность женских учебных заведений в Чувашии19. Авторы приходят к выводу, что эволюция женского гимназического образования в уезде осуществлялась с заметным отставанием вследствие социокультурной отсталости края. В коллективной статье А. В. Арсентьевой, И. И. Демидовой, Н. Я. Поповой в тезисной форме анализируется вклад чувашского просветителя в развитие женского образования20. В статье Г. Н. Плечова справедливо указывается, что «теория и практика чувашского женского образования И. Я. Яковлева является составной и органичной частью его общей концепции народного просвещения»21.

Для исследований современного периода характерно большее разнообразие в подходе к рассмотрению истории женского образования, они представляют новый взгляд на историю женского образования. На повестку дня выходят работы, посвященные «женской истории», которая рассматривается как комплексная проблема.

Анализ имеющейся литературы показывает противоречивые подходы авторов к рассмотрению данного вопроса в разные историографические этапы, прослеживается нехватка обобщающих трудов, что ставит на повестку дня создание отвечающее современным требованиям цельное исследование по истории становления и развития женского образования в Чувашии во второй половине XIX – начале XX в.

Целью исследования является комплексное рассмотрение проблем генезиса женского образования в Чувашии во второй половине XIX – начале XX века.

Такая постановка цели предопределяет задачи исследования:

  • проанализировать основные направления правительственной политики и общественного движения по отношению к образованию и просвещению женщин, выявить предпосылки возникновения женского образования в Чувашии;
  • раскрыть деятельность государственных, местных органов власти (земств) и духовного ведомства по организации системы женского образования в чувашских уездах Казанской и Симбирской губерний;
  • изучив образовательную ситуацию в чувашском крае и влиявшие на нее факторы в исследуемый период, проанализировать процесс становления и развития начальной (смешанной) школьной сети в чувашском крае во второй половине ХIХ – начале ХХ в.;
  • исследуя деятельность чувашского просветителя И. Я. Яковлева и Симбирской чувашской учительской школы в 1878–1918 гг., оценить их роль и вклад в повышение грамотности, образовательного уровня, общей культуры и улучшение быта чувашских женщин;
  • выявив предпосылки возникновения женского гимназического образования в чувашском крае, показать деятельность Алатырской, Цивильской, Чебоксарской, Ядринской женских гимназий, состояние их материально-технической базы, контингента учащихся, преподавателей и организации учебно-воспитательного процесса, деятельность попечительских Советов, выделить специфику, определить общие и региональные особенности в их развитии.

Хронологические рамки исследования (вторая половина ХIХ – начало XX в.) связаны с основными событиями в становлении и развитии женского образования в Чувашии. Они ограничиваются реформами в школьном образовании России 1864 и 1918 гг. Это время является периодом активизации государственной политики в области отечественного женского образования, расширения его масштабов, становления и развития системы женского образования в национальном регионе.

Территориальные рамки исследования охватывают территории бывших уездов Казанской и Симбирской губерний с компактным проживанием чувашского населения, в настоящее время входящие в состав современной Чувашии.

Источниковую базу диссертационного исследования условно можно разделить на следующие группы:

1. Архивные источники. Серьезное внимание в работе уделено расширению источниковой базы за счет привлечения материалов архивов, в основном – региональных.

История женского образования емко отражена в документах Государственного исторического архива Чувашской Республики (ГИА ЧР), извлеченных из фондов Инспектора чувашских школ (ф. 501), уездных училищных советов (ф. 503, 504, 510, 511, 499), уездных отделений Казанского епархиального училищного совета (ф. 228), Министерства просвещения ЧР (ф. 221), Симбирской чувашской учительской школы (ф. 207), женских гимназий (ф. 209, 214, 217, 221). Содержащиеся в них сведения позволяют, подробно раскрыть деятельность женских гимназий, позицию местных чиновников и лиц духовного ведомства в отношении женских учебных заведений.

Ценные материалы содержат также фонды Национального архива Республики Татарстан (НА РТ). Это, прежде всего, документы фондов Попечителя Казанского учебного округа (ф. 92), Директора народных училищ (ф. 160), Инспекторов народных училищ (ф. 322), Казанской учительской семинарии (ф. 93) и др., в которых содержатся циркуляры и распоряжения попечителя, протоколы заседаний попечительского совета, педагогических советов гимназий, училищных комитетов; годовые отчеты учебного округа, гимназий и директоров народных училищ; описания постановки учебно-воспитательной работы в сельских и начальных школах. В фонде содержится значительное количество дел, касающихся истории женского отделения Симбирской чувашской школы и женских гимназий дореволюционной Чувашии.

В работе использованы также документальные материалы Государственного архива Ульяновской области (ГАУО). В фондах Инспектора народных училищ (ф. 99) и Директора училищ Симбирской губернии (ф. 932) содержатся материалы инспекторских проверок школ, позволяющие выявить основные этапы в развитии женского школьного образования и отразить учебно-воспитательный процесс в образовательных учреждениях.

В научном архиве Чувашского государственного института гуманитарных наук (НА ЧГИГН) были изучены документы фондов Н. В. Никольского (отд. 2), Г. И. Комиссарова (отд. 2), П. Г. Григорьева (отд. 2), В. К. Магницкого (отд. 10) и др., которые содержат воспоминания, письма, раскрывающие деятельность женских образовательных учреждений.

Всего диссертантом проработаны документы около 30 фондов государственных архивов, значительная часть выявленных документов вводится в научный оборот впервые.

2. Опубликованные законодательные и другие нормативные акты дают представление о законодательной базе, на основании которой функционировала система женского образования. Из опубликованных сборников документов, регламентировавших деятельность всех типов учебных заведений в стране, можно выделить «Полное собрание законов Российской империи». Законодательные акты, регламентирующие деятельность женских учебных заведений, содержатся в различных сборниках и официальных документах Министерства народного просвещения22. Учебные программы, инструкции и уставы смешанных и женских начальных и средних учебных заведений позволяют судить о характере учебно-воспитательного процесса23. Анализ источников этой группы позволяет проследить, как и в каком направлении менялась государственная образовательная политика, выделить специфику женской образовательной политики.

3. Ценную информацию представляет опубликованная делопроизводственная и отчетная документация, которая была обнаружена в циркулярах
попечителя Казанского учебного округа, материалах учительских съездов, проводимых в губерниях и уездах, отчетах о деятельности губернского и уездных училищных советов, инструкциях о правилах преподавания различных дисциплин, учебных программах, материалах, связанных с испытаниями соискателей на присвоение звания «учителя народной начальной школы»24. Краткие отчеты о деятельности женских образовательных учреждений и аналитические записки помогают составить цельную картину по проблеме женского образования в
чувашском крае25.

4. Статистические материалы. Особое место среди источников
занимают различные дореволюционные статистические сборники с комментариями к ним. Научный интерес представляют школьные обследования и однодневные переписи начальных школ, позволяющие снять срез школьной жизни на определенный момент26. Первая Всеобщая перепись населения 1897 г. позволяет выявить социально-экономические, демографические особенности развития региона, проследить динамику численности, грамотности и образовательного уровня женского населения чувашского края во второй половине XIX – начале XX в.27

5. Периодическая печать. Важной источниковой базой для нашего исследования явились материалы изданий «Казанские губернские ведомости», «Симбирские губернские ведомости», педагогических журналов «Журнал Министерства народного просвещения», «Женское образование», «Воспитание», «Вестник воспитания», «Русская школа» и др. В периодической печати второй половины XIX – начала ХХ в. достаточно широко освещались проблемы развития женского образования в рамках женского вопроса, материалы отличались достаточной критичностью и актуальностью рассматриваемых проблем, что делает периодическую печать эффективной, имеющей преимущество перед другими источниками в плане оперативности получения необходимой информации. Вместе с тем, они в значительной мере субъективны, подвержены господствующим идеологическим доктринами своего времени.

6. Воспоминания и мемуары, несомненно, помогают выявлять факты, которые не отражены в других видах источниках28. Интересны и богаты материалами воспоминания как И. Я. Яковлева, так и его современников, куда вошли мемуары современников чувашского просветителя, воспитанниц женского училища при Симбирской чувашской школе, которые воссоздают правдивую картину генезиса женского образования в Чувашии29. Но при их изучении не стоит упускать из виду такие моменты как расплывчатость в деталях, субъективность, склонность к приукрашиванию и т. д.

Многообразие видов использованных источников позволяет составить цельное представление об объекте исследования и решить поставленные задачи, создать законченное исследование, раскрывающее историю становления и развития женского образования в чувашском крае во второй половине XIX – начале ХХ в.

Методологической основой диссертационного исследования являются принципы историзма и научной объективности. Исторические события и явления рассмотрены в причинно-следственной связи и во взаимодействии с основными образовательными процессами исследуемого времени. Комплексный подход к изучению темы обусловил применение общих методов исторического исследования. В процессе исследования в числе специально-исторических методов нами использовались историко-типологический, историко-генетический, историко-сравнительный, статистический, математический, биографический и др. методы. Разнообразие общенаучных и специально-исторических методов помогло автору существенно расширить инструментарий исследования, показать закономерности, общие моменты и региональные особенности, более адекватно отразить суть явлений и событий, полнее раскрыть процессы, происходившие в развитии женского образования в Чувашии в исследуемый период.

Научная новизна исследования состоит в том, что в отечественной историографии впервые выявлены предпосылки возникновения, специфика, общие и региональные особенности развития женского образования российской провинции на примере чувашского края второй половины XIX – начала XX в. В научный оборот вводится обширный пласт ранее неизвестных специалистам материалов государственных и текущих архивов. Раскрыты материально-техническая база, контингент учащихся и преподавателей, а так же показаны роль чувашского просветителя И. Я. Яковлева, Симбирской чувашской учительской школы, попечительских советов и меценатов в улучшение учебно-воспитательного процесса в женских образовательных учреждениях и их вклад в повышение грамотности, образовательного уровня, общей культуры и улучшение быта чувашских женщин.

Научно-практическая значимость исследования состоит в том, что результаты диссертационной работы и выводы дают возможность объективно представить процесс становления женского образования на территории Чувашии и могут быть использованы в процессе преподавания курсов «История педагогики», «История культуры России», «История и культура родного края» в учебных заведениях, при написании и подготовке обобщающих работ.

На защиту выносятся следующие основные положения диссертации:

1. В чувашском крае во второй половине XX – начале ХХ в. сложилась достаточно эффективная система образования, включавшая в себя на первом этапе министерские, земские, государственные, конфессиональные, церковно-приходские, профессиональные, частные, начальные и средние школы, позволявшие женщинам наряду с мужчинами получать образование, а позднее появились смешанные училища, женские гимназии и прогимназии.

2. Факторами, положительно повлиявшими на становление и развитие женского образования в чувашском крае, являлись: государственная политика в области женского образования; прогрессивная педагогическая мысль, деятельность государственных, местных органов власти (земств), духовного ведомства, активная благотворительная деятельность общественности и таких видных просветителей нерусских народов России как Н. И. Ильминский, И. Н. Ульянов, И. Я. Яковлев, Е. А. Бобровникова (Яковлева) и др.

3. Становление и развитие женского начального, среднего (гимназического) образования в Чувашии происходило в три периода: а) Начало 60-х – первая половина 70-х гг. XIX в. В этот период происходило становление женских учебных заведений различных типов; б) Середина 70-х гг. XIX в. – 1905 г. Министром народного просвещения был проведен ряд преобразований в области школьного образования, в результате чего женская школа оказалась «жертвой» правительственной реакции. Тем не менее, в условиях реализации систем просвещения нерусских народов зародилось женское отделение Симбирской чувашской учительской школы; в) Третий период (1905–1917 гг.) оказался наиболее прогрессивным, ибо революционные события оказали сильное влияние на развитие женского образования в национальном регионе.

4. Разработанная И. Я. Яковлевым система просвещения чувашского народа, реализованная им в ходе полувековой практической деятельности, и Симбирская чувашская учительская школа, подготовившая около тысячи учительниц, оказали продуктивное и результативное влияние на женское образование в крае и поднятие духовно-нравственного, культурного уровня и материального благосостояния и статуса чувашских женщин.

5. Рост числа женских педагогических кадров имел своим следствием значительное увеличение числа женских школ и контингента учащихся за счет воспитанниц Алатырской, Ядринской, Чебоксарской, Цивильской женских гимназий. Гимназическое образование чувашского края в основном соответствовало общероссийским требованиям, но, в отличие от других российских гимназий, в контингенте обучающихся чувашского края преобладали дети мещан, купцов и крестьян.

Апробация исследования. Основные положения и результаты исследования прошли апробацию в выступлениях соискателя на международных, всероссийских, региональных, республиканских научно-практических конференциях в Москве, Пензе, Тамбове, Чебоксарах в 2009–2011 гг., а также отражены в девяти научных статьях и публикациях автора, в т. ч. в четырех статьях, опубликованных в ведущих рецензируемых научных журналах, определенных ВАК Минобрнауки РФ.

Структура диссертации определяется логикой в процессе решения поставленных задач. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень изученности проблемы, указываются цель и задачи, определяются объект и предмет, территориальные и хронологические рамки диссертации, характеризуются ее источниковая база и методология, обосновываются научная новизна и практическая значимость работы, формулируются выносимые на защиту положения, приводятся сведения об апробации результатов исследования и его структуре.

Первая глава «Государственная политика в области просвещения женщин в Чувашии» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Основные направления правительственной политики и общественного движения по отношению к образованию и просвещению женщин, предпосылки возникновения женского образования в Чувашии» рассматриваются факторы становления и развития женского образования в Чувашии: государственная политика, общественно-педагогическое движение и прогрессивная педагогическая мысль. Государственная политика в области женского образования нашла отражение в законодательной деятельности различных ведомств, комитетов по организации и регламентации женских учебных заведений. Основными при организации отечественного женского образования во второй половине XIX в. являлись принципы государственности, сословности и утилитарности. По отношению к женскому образованию государство выполняло регулирующую и контролирующую функции, а также функцию частичного финансирования женских учебных заведений. Со сменой представления о женском образовании появилась потребность в повышении образовательного уровня женской части населения, вовлекаемой в культурное развитие страны; начинается бурное развитие общественно-педагогического движения, ратовавшего за равноправие мужчин и женщин в вопросах образования, что явилось во многом решающим фактором становления системы женских учебных заведений в чувашском крае.

В первой половине XIX в. попытки организовать христианское просвещение среди женщин чувашского края и школьное обучение девочек Поволжья и Приуралья не привели к ожидаемым результатам. Ко времени реформ 1860-х гг. назрела объективная потребность в выработке принципиально новых подходов к просвещению «инородцев» России. Образование женщин Поволжья и Приуралья, особенно татарской, чувашской, башкирской, мордовской и марийской национальностей, было важным объектом миссионерской политики русского государства, осуществляемой миссионерами-просветителями Н. И. Ильминским и И. Я. Яковлевым.

Женское образование на рассматриваемой территории во второй половине XIX в. находилось в стадии формирования и было представлено в основном учебными заведениями Святейшего Синода, Министерства народного просвещения, земскими школами. Повышение образовательного уровня чувашских женщин явилось результатом деятельности правительственной политики и общественного движения в отношении женского образования, которая явилась основой духовного роста и самореализации личности женщин, раскрытия их творческих способностей, обеспечивало возрастающее участие женщин в профессиональной деятельности, поднимало их социальный статус.

Во втором параграфе «Деятельность государственных, местных органов власти (земств) и духовного ведомства по организации женского образования в чувашских уездах Казанской и Симбирской губерний» исследуется позиция органов власти и духовенства по развитию женского образования в Чувашии. Все руководители земских учреждений входили в состав губернского и уездного учительского советов, где они могли высказывать свое мнение и добиваться его претворения на практике. Работа государственных и местных органов власти (земств) и духовного ведомства в становлении и развитии женского образования в исследуемый период осуществлялась в следующих основных направлениях: открытие женских учебных заведений; их финансирование, хозяйственное, кадровое и методическое обеспечение; организация внешкольной образовательной работы. Эти направления деятельности были характерны для всех российских земств.

В системе начальной женской школы Чувашского края, исходя из критериев ведомственной принадлежности, можно выделить следующие основные типы женских начальных образовательных учреждений: начальные женские (смешанные) школы, непосредственно подведомственные Министерству народного просвещения; начальные педагогические школы; религиозная начальная женская школа (женская двухклассная, одноклассная церковно-приходская школа, простейшие смешанные приходские школы (воскресные и школы грамоты), где давались исключительно самые элементарные знания), а также частные школы, составлявшие систему домашнего обучения, в которой участвовали дочери крупных сановников, дворян и купцов. Во всех чувашских уездах функционировали вышеуказанные типы женских школьных образовательных учреждений, но в их работе наблюдались некоторые особенности. Так, на территории Чебоксарского, Цивильского уездов, на границах уездов с татарскими поселениями функционировали миссионерские школы братства Св. Гурия. Что касается частных школ для обучения девочек, то их было открыто крайне мало вследствие преобладания в чувашских уездах крестьянского населения.

В начале XX в. число учащихся девочек как в Казанской, так и в Симбирской губернии возрастало значительно быстрее, чем число учащихся мальчиков: первое увеличилось почти в семь раз, второе – в три раза. Это явление имело место как в городах, так и в селениях, но с тем различием, что в городах число обучающихся девочек в 1904 г. почти уже сравнялось с числом мальчиков: первых 49,1 %, а вторых 50,9 % от общего числа учащихся, а в сельских же школах мальчики составляли 77,6 %, а девочки 22,4 % всех учащихся. Из 38 926 всех учащихся мальчики составляли 74 %, а девочки – 26 %.

Таким образом, становление и развитие женского образования в Чувашии происходило в тесной взаимосвязи с общим ходом исторического развития России, усилиями государственных, местных органов власти, духовного ведомства, а также энтузиазма при активной деятельности общественности и частной инициативы просветителей нерусских народов.

Вторая глава «Женское образование в Чувашских уездах Казанской и Симбирской губерний во второй половине ХIХ начале ХХ века» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Обучение женщин в начальных смешанных школах чувашского края во второй половине ХIХ начале ХХ века» рассматривается обучение девочек в смешанных школах. Наиболее распространенными в чувашском крае были церковноприходские школы – начальные училища, открываемые православным духовенством дореволюционной России и находившиеся в ведении церковных приходов.

В результате правительственного покровительства церковноприходская школа к 1905 г. охватила до 46,5 % всей сети начального образования (42 696 училищ) и поглотила более 50 % правительственных ассигнований на эту сеть. В местностях, где существовали церковноприходские школы, соответственно задерживалось открытие земских школ. Этими мерами правительство добивалось большей степени христианизации населения.

В 1910–1911 гг. в Поволжье и Приуралье имелось 926 чувашских школ, из них земских было 307, церковноприходских с миссионерскими – 576, министерских – 46. В сельской местности с чувашским населением в это время насчитывалось 670 начальных школ, из них 272 находились в ведении Министерства народного просвещения (земские и министерские) и 398 – в церковном ведомстве (церковноприходские, миссионерские и школы грамоты). В сельских школах обучалось 32,4 тыс. детей.

В общем числе учащихся начальных школ девочки составляли всего лишь 20 %, но их число и удельный вес в структуре обучающихся быстро увеличивались. В 1913 г. на территории современной Чувашии было всего 462 общеобразовательные школы, в том числе 425 начальных, 27 двухклассных и высших начальных училищ, 10 средних учебных заведений. Во всех этих школах обучалось 29 636 учащихся, из них в начальных – 27 148, в повышенных – 11 329. К этому времени до 30 % обучающихся в этих школах составляли девочки-чувашки.

Региональный анализ деятельности начальной школьной сети в чувашском крае показывает, что руководство системой народного образования не смогло, в конечном счете, обеспечить учебными местами в народных училищах всех желающих, особенно в уездах с сельским населением. В этой ситуации больше страдали девочки, которые оставались вне школ. Характеризуя систему начального женского образования Чувашии со второй половины XIX в. до 1917 г., мы можем утверждать, что этот период был временем медленного, противоречивого, но поступательного развития, имевшего в своей истории много положительных моментов в генезисе женского начального образования Чувашии.

Во втором параграфе «Вклад И. Я. Яковлева и Симбирской чувашской учительской школы в развитие женского образования» исследуется разработанная И. Я. Яковлевым система просвещения чувашского народа, которая была реализована им в ходе полувековой практической деятельности. Она оказала продуктивное и результативное влияние на женское образование в крае, на поднятие духовно-нравственного и культурного уровней, материального благосостояния чувашского народа и статуса чувашских женщин.

Чувашский просветитель и педагог И. Я. Яковлев разработал прогрессивную педагогическую систему для просвещения крестьян, составлявших три четверти населения дореволюционной России. К важнейшим сторонам педагогической системы И. Я. Яковлева относятся четырехлетнее обучение в начальных инородческих училищах, осуществление процесса воспитания и обучения в первых двух классах на родном языке, обязательное изучение русского языка во всех классах, причем родной язык являлся предметом изучения в течение всего курса обучения, соединение обучения с трудом в различных кружках самодеятельности, в мастерских, на сельскохозяйственной ферме или пришкольном участке, привитие любви к русской культуре, к трудовому народу.

Основная часть учителей чувашской национальности получала подготовку в учебных заведениях Казани и Симбирска. Анализ подготовки национальных кадров учителей для чувашских начальных женских школ показывает, что в рассматриваемый период благодаря деятельности Казанской учительской (женской) семинарии, Казанской земской женской школы и других педагогических учебных заведений произошло значительное увеличение числа сельской педагогической интеллигенции среди чувашского населения. Значителен вклад Симбирской чувашской учительской школы в подготовку женских педагогических кадров. Со времени основания (1878 г.) к концу 1917 г. в Симбирской чувашской учительской школе и на женских педагогических курсах при ней прошли обучение 1 233 человека. Создание в 1881 г. женского отделения при школе, преобразованного в 1890 г. в женское училище, а в последующем – в двухгодичные и трехгодичные (1901 г., 1912 г.) педагогические курсы, позволило значительно улучшить подготовку женских педагогических кадров. Почти во всех чувашских школах учительницами состояли бывшие ученицы Симбирской чувашской учительской школы. За годы существования названных структур при ней было выпущено 505 профессионально подготовленных учительниц, а с педагогических курсов – 272 человека.

Многогранная настойчивая общественно-просветительская деятельность И. Я. Яковлева и его сподвижников, выпускниц Симбирской чувашской учительской школы имела большое значение в национальном подъеме чувашского народа и в просвещении чувашских женщин. За полувековой период педагогической деятельности И. Я. Яковлева значительно поднялся уровень грамотности чувашского населения. За предреволюционные 20 лет (1897–1917 гг.) грамотность среди мужчин-чувашей выросла с 8,2 % до 18 %, среди женщин соответственно с 1,02 до 4,2 %.

В третьей главе «Развитие женского гимназического образования в чувашском крае в последней трети ХIХ начале ХХ века», состоящей из трех параграфов, исследуется процесс становления и развития Алатырской, Чебоксарской, Ядринской и Цивильской женских гимназий.

В первом параграфе «Материально-техническая база женских гимназий» проводится анализ материально-технического оснащения женских гимназий, их финансирования как со стороны государства, так и общественности, меценатов, попечительских советов. В чувашском крае в начале ХХ в. были созданы Алатырская женская гимназия (в 1908 г.), Чебоксарская женская гимназия (в 1910 г.), Ядринская женская гимназия (в 1911 г.), Цивильская женская гимназия (в 1915 г.), выпускницы которых успешно работали учителями в уездах с чувашским населением.

Важным аспектом совершенствования учебного процесса гимназий было улучшение их материально-технической базы, которая укреплялась за счет выделения денежных средств губернского и уездного земств, государственного казначейства, городской думы, а так же сбора денег за обучение. В фондах библиотек гимназий находилась необходимая литература, но пополнение ее шло очень медленно. Вследствие недостаточного финансирования женских гимназий чувашского края большое значение имела помощь меценатов, благотворителей и Попечительских советов. В Попечительский совет Ядринской женской гимназии входили братья Николай и Зиновий Таланцевы, бравшие на себя значительную часть финансовых расходов гимназии, ими была учреждена стипендия им. Торгового дома «Братья Таланцевы». Подобная поддержка особенно необходима была на начальном этапе функционирования женских гимназий, когда вставали вопросы о средствах для аренды помещений для размещения учебных заведений, строительстве новых зданий и т. д.

Во втором параграфе «Контингент учащихся и преподавателей женских гимназий» рассматриваются вопросы комплектования женских гимназий педагогическими кадрами и состава учащихся. Уровень квалификации педагогов гимназий был достаточно высоким. Выпускники Казанской и Симбирской духовных семинарий, Нижегородского Мариинского института, Санкт-Петербургского Александровского училища, Симбирской и Казанской Мариинской женских гимназии, Петроградских и Казанских высших женских курсов работали в женских гимназиях чувашского края. Изучение деятельности четырех женских гимназий и анализ работы педагогических коллективов этих учреждений показывает, что лучше обеспечена была педагогическими кадрами Чебоксарская женская гимназия.

На начало 1911/12 учебного года число учениц в ней составляло 305 человек. Выпускницы гимназии отличались хорошими знаниями, многие имели похвальные грамоты, золотые и серебряные медали. По окончании учебы получали звание учительниц или домашних наставниц. В гимназию приходило немало заявок из соседних уездных управ с просьбой направить к ним выпускниц на работу учительницами.

Ежегодный контингент учащихся Ядринской прогимназии находился примерно на одинаковом уровне. Так, в ней в 1907 г. обучалось 152 ученицы. По социальному составу учащиеся относились к разным сословиям, но преобладали дети крестьян и мещан. В 1910 г. из 137 учениц детей дворян числилось 10 человек, духовенства – 4, купцов – 4, мещан – 58, крестьян – 81. В Цивильской гимназии за 1913–1916 гг. обучались 424 гимназистки, из них по сословиям: потомственные дворяне – 6 чел., личные дворяне и чиновники – 17 чел., духовного звания – 59 чел., почетных граждан и купцов – 8 чел., мещан и цеховых – 68 чел., крестьян – 264 чел. Основную часть гимназисток Алатырской гимназии составляли дочери городских жителей. Так, в 1874 г. из 78 учениц 62 воспитанницы жили в городе и только 18 поступили со всего уезда. Разделение по сословиям выглядело следующим образом: дети дворян и чиновников – 11, духовного звания – 3, городских сословий – 34, сельских сословий – 30.

Анализ контингента учащихся Чебоксарской, Цивильской и Ядринской гимназий показывает, что по социальному составу учащиеся относились к разным сословиям, но преобладали дети чувашских крестьян и мещан. Основную часть гимназисток Алатырской женской гимназии составляли дочери городских жителей и дворян. Цивильская гимназия отличалась от других аналогичных учебных заведений на территории чувашского края большей демократичностью, всесословностью. Во многом это объясняется тем, что Цивильск, будучи небольшим городком с незначительным числом административных и социокультурных учреждений, располагался среди многочисленных поселений сельского типа с явным преобладанием чувашского населения. Наличие достаточно квалифицированных педагогических кадров обеспечивало успешную организацию учебно-воспитательного процесса в женских гимназиях.

В третьем параграфе «Организация учебно-воспитательного процесса» анализируется ход учебно-воспитательного процесса в женских гимназиях, который всецело зависел от структуры и содержания учебно-воспитательной работы. Учебно-воспитательный процесс в гимназиях был направлен на успешное воспитание и подготовку педагогических кадров для чувашского края и соседних регионов. На начальном этапе Алатырская, Чебоксарская, Цивильская и Ядринская женские учебные заведения функционировали в статусе «прогимназия», а в последующие годы преобразованы в «гимназию». Объем преподавания учебных предметов и распределение его по классам определялись учебным планом, издававшемся Министерством народного просвещения. Предметы преподавания в женских гимназиях и прогимназиях делились на обязательные и необязательные. Например, к числу обязательных предметов в Цивильской женской гимназии относились Закон Божий, русский язык, математика, физика, естествознание, география, история, чистописание, рукоделие. К необязательным – французский язык и пение. В гимназии также проводились различные внеклассные мероприятия: как литературные, так и музыкальные вечера, постановка сцен и исполнение пьес и др. Ученицам, окончившим семь классов, выдавался аттестат на звание учительницы начальной школы, а окончившим восьмой педагогический класс – звание домашней учительницы. Получившие золотую или серебряную медаль присваивалось звание домашней наставницы. Окончание восьмого класса также давало возможность поступления без экзаменов на высшие женские курсы.

Учебно-воспитательный процесс в гимназиях чувашского края в XIX – начале XX в. строился в соответствии с общими целями, сформулированными в правительственных документах, с учетом регионального менталитета, особенностями местной культуры и потребностями конкретной гимназии.

Эволюция женского гимназического образования в чувашском крае осуществлялось с заметным отставанием от темпов развертывания данного типа средних учебных заведений в развитых регионах. Недолгий период развития женского гимназического образования в дореволюционной Чувашии составляет заметную страницу в истории женского образования Чувашии, и его можно оценить как фактор, оказавший позднее положительное воздействие на социокультурное развитие края уже в годы советской власти.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования и формулируются выводы. Во второй половине ХIХ в. коренным народам Поволжья, в том числе и женщинам, были предоставлены равные права в доступе к образованию наряду с представителями русского населения. Систему женского образования в чувашском крае представляли начальные министерские и земские школы в селах и гимназии в уездных центрах, но высшая женская школа здесь так и не была создана.

Женская школа в чувашском крае, отражая общие тенденции развития образования России, имела и региональные особенности: приоритет отдавался созданию начальных смешанных и средних женских учебных заведений; широкое распространение получила деятельность попечительских советов; наблюдалось заметное отставание от темпов развертывания женских гимназий от центральной России вследствие социокультурной отсталости края и недостаточной развитости инфраструктуры; в контингенте обучавшихся преобладали дети нерусскоязычного населения.

Характеризуя начальное, среднее и гимназическое женское образование Чувашии можно утвердить, что этот период был временем медленного, противоречивого, но поступательного культурного развития, имевшего в своей истории много положительных моментов в генезисе женского образования.

Основные положения диссертации отражены

в следующих публикациях автора:

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах,

определенных ВАК Минобрнауки РФ

1. Ефимов, А. Л. Развитие женского образования в дореволюционной Чувашии: литература и источники / А. Л. Ефимов // Вестник Чувашского университета. – 2010. – № 1. – С. 24–31 (0,5 п. л.).

2. Ефимов, А. Л. Деятельность женских педагогических курсов при Симбирской чувашской учительской школе на рубеже ХIХ – ХХ веков / А. Л. Ефимов // Вестник Чувашского государственного педагогического университета имени И. Я. Яковлева. – 2011. – № 2. – Ч. 2. – С. 105–109 (0,3 п. л.).

3. Ефимов, А. Л. Роль школ и учителей в повышении культурно-образовательного уровня женщин дореволюционной Чувашии / А. Л. Ефимов // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурологи и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2011. – № 5 (11). – Ч. III. – С. 61–63 (0, 3 п. л.).

4. Ефимов, А. Л. И. Я. Яковлев и И. Н. Ульянов – организаторы женского образования в Симбирской чувашской школе / А. Л. Ефимов, Т. С. Сергеев // Наука и школа. – 2011. – № 3. – С. 147–149 (0,2 п. л. / 0,1 п. л.).

Публикации в прочих научных изданиях

5. Ефимов, А. Л. Становление и развитие Цивильской женской гимназии в 1910–1918 гг. / А. Л. Ефимов, А. Е. Михайлова // Проблемы региональной культуры: материалы Всероссийской науч.-прак. конф. студентов и молодых ученых / Чуваш. гос. пед. ун-т; под ред. Г. Л. Никоновой. – Чебоксары, 2009. – С. 15–18 (0,3 п. л. / 0,2 п. л.).

6. Ефимов, А. Л. Вклад женского отделения Симбирской Чувашской школы в просвещение чувашских женщин в 1878–1918 гг. / А. Л. Ефимов // Актуальные проблемы преподавания социогуманитарных наук в школе: материалы Республиканской научно-практической конференции / отв. за вып. Л. А. Ефимов. Ч. I. – Чебоксары, 2009. – С. 21–28 (0,5 п. л.).

7. Ефимов, А. Л. Женские гимназии в образовательном пространстве дореволюционной Чувашии / А. Л. Ефимов // Школа, государство и общество : сб. статей II Междунар. науч.-практ. конф. – Пенза, 2009. – С. 27–29 (0,3 п. л.).

8. Ефимов, А. Л. Сельскохозяйственный труд в системе подготовки учителей на женском отделении Симбирской чувашской школы в конце XIX – начале XX в. / А. Л. Ефимов // Эволюция крестьянских отношений в России : материалы Всерос. науч.-практ конф. – Чебоксары, 2011. – С. 116–121 (0,5 п. л.).

9. Ефимов, А. Л. Женские гимназии в культурно-образовательном пространстве чувашского края в последней трети XIX – начале XX века / А. Л. Ефимов, Л. А. Ефимов, Е. Л. Ефимов. – Чебоксары, 2011. – 154 с. (9,4 / 3,4 п. л.).

Всего по теме диссертации опубликовано 1 монография и 8 статей

общим объемом 6 п. л.


1 См.: Игнатович В. В. Женское образование и женские школы в теории и на практике. – СПб., 1865.

2 См.: Овцын В. Развитие женского образования (Исторический очерк). – СПб., 1887.

3 См.: Пиллер О. Итоги женского образования в России и его задачи. – СПб., 1888.

4 См.: Лихачева Е. О. Материалы для истории женского образования в России (1796–1828). – СПб., 1893; Ее же: Материалы для истории женского образования в России (1828–1856). – Ч. 1, 2. – СПб., 1899; Ее же: Материалы для истории женского образования в России (1856–1880). – СПб., 1901.

5 См.: Деревицкий А. Женское образование в России и за границей. Исторические справки и практические указания. – Одесса, 1902; Зинченко Н. Женское образование в России. – СПб., 1901.

6 См.: Веселовский Б. История земства за 40 лет : в 4 т. – СПб., 1909; Рождественский С. В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802–1902. – СПб., 1902.

7 См.: Чехов Н. В. Народное образование в России с 60-х годов XIX века. – М., 1912.

8 См.: Суперанский М. М. Начальная народная школа в Симбирской губернии. Историко-статистический очерк. – Симбирск, 1906.

9 См.: Ильминский Н. И. Избранные места из педагогических сочинений. – Казань, 1892.

10 См.: Симбирское губернское земство. Юбилейный выпуск. – Симбирск, 1914.

11 См.: Медынский Е. Н. История педагогики в связи с экономическим развитием общества : в 3-х т. – М., 1924–1930; Ганелин Ш. И. Очерки истории средней школы в России (второй половины XIX века). – М., 1950; Смирнов В. А. Реформа начальной и средней школы в 60-е годы XIX века. – М., 1954; Константинов Н. А. Очерки по истории средней школы. – М., 1947; Днепров Э. Д. Церковь и приходская школа во второй половине XIX века // Вопросы истории и педагогики дореволюционной России / под ред. Ф. И. Юрченко. – М., 1972; Пискунов Л. И., Арсеньев A. M. Очерки истории и педагогической мысли народов СССР. – Т. 2 (2 пол. XIX в.) // Очерки по истории начального образования в России. – М., 1976. – С. 61–93.

12 См.: Молодых Н. И. История Московских высших женских курсов (1900 гг.) : дис. … канд. пед. наук. – М., 1940; Львов К. И. Женское образование в СССР в прошлом и настоящем (в связи с проблемой раздельного обучения девочек народов СССР) : дис. … д-ра пед. наук. – М., 1946; Лапчинская В. П. Возникновение женских гимназий в России и история первых лет их деятельности (Петербург, 1858–1866 гг.) : дис. … канд. пед. наук. – М., 1951.

13 См.: Никольский Н. В. Основы инородческого просвещения. – Казань, 1919; Тимофеев Ф. Т. Несколько слов о чувашской школе. – Чебоксары, 1921; Петров М. П. О Симбирской Чувашской школе и Иване Яковлевиче Яковлеве. Краткий очерк. – Чебоксары, 1928; Трофимов А. Т. Народное образование в Чувашии за 15 лет. 1920–1935. – Чебоксары, 1935; Степанов Н. С. Очерки истории чувашской советской школы. – Чебоксары, 1959; Эфиров А. Ф. Нерусские школы Поволжья, Приуралья и Сибири. Исторические очерки. – М., 1948.

14 См.: Макаров М. П. Илья Николаевич Ульянов и просвещение чуваш. – Чебоксары, 1958.

15 См.: Яковлев И. Я. Симбирская чувашская школа и ее роль в просвещении чуваш. – Чебоксары, 1959.

16 См.: Сидорова К. С. Зачатки женского образования в Чувашии в 1 половине XIX в. // Ученые записки ЧГИИ. – Вып. 93. – Чебоксары, 1979. – С. 158–161; Филиппова Д. С. Роль И. Я. Яковлева и Симбирской учительской школы в просвещении чувашских женщин // ЧНИИ. – Вып. 42. – Чебоксары, 1969. – С. 63–69.

17 См.: Марков А. С., Краснов Н. Г. О состоянии чувашского женского образования в дореволюционный период // Вопросы истории Чувашии периода феодализма и капитализма. – Чебоксары. – Вып. 93. – 1979. – С. 163–175.

18 См. например: Дзампаева Ж. Г. Развитие женского образования и воспитания у народов Сев. Кавказа в XIX – нач. XX в. : дис. ... канд. пед. наук. – Владикавказ, 2004; Синкевич Ю. Н. Становление системы педагогического образования в Симбирской губернии во второй половине XIX – начале XX в. : автореф. дис. … канд. пед. наук. – Йошкар-Ола, 2006; Шилина Т. А. Эволюция женского образования в России : государственная политика и общественная инициатива (конец XVII – начало XX века) : автореф. дис. ... канд. ист. наук. – Саратов, 2011; Зотова Л. М. Особенности регионального женского образования во второй половине XIX века – по октябрь 1917 г. (На материалах Вятской губернии) : дис. ... канд. пед. наук. – Киров, 2002; Титаренко Ю. И. Система начального женского образования в Симбирской губернии во второй половине XIX – начале XX в. : дис. ... канд. пед. наук. – Ульяновск, 2006 и др.

19 См.: Арсентьева А. В. История Алатырской женской гимназии (1858–1917) // Вопросы истории народов Поволжья и Приуралья. – Чебоксары, 1997. – С. 194–202; Демидова И. И. Ядринская женская гимназия // Вопросы истории культуры народов Среднего Поволжья. – Чебоксары, 1993. – С. 72–83; Ее же. Вклад предпринимателей Чувашии в развитие женского гимназического образования (конец XIX – начало XX в.) // Предпринимательство Поволжья. – Чебоксары, 1998. – С. 212–219; Питернова В. Ф. Поведение всех учениц найдено отличным : (О Чебоксарской женской гимназии). Страницы истории // Чебоксарские новости. – 1992. – 25 апреля; Ее же. Принимались дети всех сословий // Советская Чувашия. – 1994. – 24 декабря.

20 См.: Арсентьева А. В., Петрянкина А. П. Учебные заведения в образовательном пространстве Чувашии конца XVII–XX века. – Чебоксары, 2007.

21 См.: Плечов Г. Н. Концепция чувашского женского образования в социально–педагогической системе И. Я. Яковлева // Вестник Чувашского педагогического института. – 1998. – № 2. – С. 28–46.

22 См., например: Полное собрание законов Российской империи : в 13 т. 1881–1913 гг. – СПб. 1913; Сборник постановлений и распоряжений по женским гимназиям и прогимназиям Министерства народного просвещения за 1870–1903 гг. – Смоленск. 1904; Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ РИ) : в 33 т. – СПб., 1906; Полный свод законов Российской империи : в 15 т. – СПб., 1863; Положение о домашних наставниках, учителях и учительницах: сборник постановлений  Министерства народного просвещения. – СПб., 1877; Пругавин А. С. Законы и справочные сведения по начальному народному образованию. – СПб., 1904 и др.

23 См.: Елисеев В. Программы и правила женских гимназий и прогимназий Министерства народного просвещения. – М.,1911; Устав женских учебных заведений ведомства учреждений императрицы Марии, утвержденный 30 августа 1855 г. – СПб., 1884.

24 См.: Школы нового типа: сб. документов и материалов. – Вып. 1. – Чебоксары, 1992.

25 См.: На память о сорокалетии Симбирской чувашской школы (28 октября 1868 – 1908 гг.). – Симбирск, 1910.

26 См.: Вестник Европы. – 1913. – № 4. – С. 350; Журнал Министерства народного просвещения. – 1917. – № 5. – С. 24; Начальное народное образование. – Т. 1. Перепись населения 1897 г. – СПБ., 1897; Население Чувашской АССР. По материалам переписи 1926 г. – Чебоксары, 1927; Статистический временник Российской империи // Сельские училища в Европейской России и Привисленских губерниях. – СПб., 1884.

27 См.: Первая всеобщая перепись населения российской империи. 1897 г. ХХIХ. Казанская губерния. Издание Центрального статистического комитета министерства внутренних дел под ред. Н. А. Тройнецкого. ХIV. – М., 1904; Статистические таблицы Российской империи за 1868 г. – СПб., 1869; Список инородческих селений Казанского учебного округа. Прибавление к карте инородческого населения. – СПб., 1870.

28 См.: Яковлев И. Я. Очерки возникновения женского при Симбирской чувашской школе училища // Церковные ведомости. – 1893. – № 11. – С. 893–902; Его же. Женское училище при Симбирской чувашской учительской школе // Симбирские губернские ведомости. – 1893. – № 77, 78, 79; Его же. Школы нового типа : сб. документов и материалов. – Вып. 1. – Чебоксары, 1992.

29 См.: Яковлев И. Я. Моя жизнь. Воспоминания. – М., 1997; Его же. Письма. – Чебоксары, 1985; И. Я. Яковлев. Из переписки. – Чебоксары, 1989; И. Я. Яковлев в воспоминаниях современников. – Чебоксары, 1968; Чичерина С. В. У приволжских инородцев : Путевые заметки. – СПб, 1905.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.