WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Корнеева

Юлия Васильевна

Становление и развитие малых городов

Среднего Поволжья (XVII - начало XX в.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических  наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре истории ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет»

Научный руководитель: доктор исторический наук, доцент

  Путрик Юрий Степанович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

  Хутин Анатолий Федорович, 

профессор кафедры теории и

истории государства и права

  ФГБОУ ВПО «Московский государственный

университет технологий и управления

им. К.Г. Разумовского»

кандидат исторических наук

Елисеева Ольга Игоревна,

старший ответственный редактор

издательства «Мир энциклопедий.

Аванта+. Астрель»

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Российский государственный

  университет туризма и сервиса»

Защита состоится 24 апреля 2012 г. в 15.00 час. на заседании диссертационного совета Д 521.004.01 при ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет» по адресу: 111395, Москва, ул. Юности, д. 5/1, корп. 3, ауд. 511.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет».

Автореферат разослан « »  марта 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Мацуев А.Н.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется потребностью исторической науки расширять и углублять наши знания отечественной истории, делать историю России более полной и основательной, научно обоснованной, достоверной. Это непосредственно касается избранной для диссертации научной темы – разработка истории отдельных территорий страны в виде малых городов. Создать научную историю всех поселений страны затруднительно, но стремиться к созданию исторического облика различных городов и территорий необходимо.

Актуальность исследования истории малых городов объясняется их ролью как основных центров социально-экономической, общественно-политической и культурной жизни территорий, которая может изучаться на примере определенных исторических периодов. Вместе с тем изучение исторического прошлого малых городов, в том числе Среднего Поволжья, не может быть проведено в отрыве от истории государства в целом, вне контекста социокультурных традиций общества.

При определении актуальности темы автор исходил из того, что отечественная история в совокупности жизнеописания городов является источником российского патриотизма, формирования и кристаллизации идентичности россиян, их специфичного и неповторимого менталитета. При формулировании актуальности темы исследования соискатель учитывал возможность на конкретном историческом материале выявить общероссийские закономерности, региональные и городские особенности процессов социально-экономической, политической и культурной жизни горожан в определенных временных рамках.

Территория Среднего Поволжья активно осваивалась в историческом прошлом. Постепенно, по мере хозяйственного освоения региона, собирались  исторические, географические, культурные сведения о регионе. XVII век для Среднего Поволжья являлся периодом активного расселения народов и развития торговых связей, великая русская река Волга играла исключительную роль в развитии поволжских территорий. Сегодня города Среднего Поволжья являют собой социокультурные центры, с ярко проявляющимися традициями и одновременно открытые к освоению и внедрению новаций. Современные города повторяют и развивают жизненно важные традиции, что требует познания процессов возникновения и развития отдельных городов, причинно-следственных связей и всех условий формирования внутригородского пространства. Горожане всегда являлись носителями нового, городского образа жизни, определяли особенности своего поселения, хозяйства, культуры.

Представленные нами аргументы предопределили выбор темы диссертации, комплексного исследования политических, экономических, социальных, культурных процессов в становлении поволжских городов значительного по времени периода – XVII – начало XX в.

Объектом диссертационного исследования являются малые города Среднего Поволжья XVII – начала XX в.

Предмет исследования – политические, экономические, социокультурные процессы в становлении и развитии малых городов региона указанного исторического периода.

Хронологическими рамками исследования определены XVII – началом XX в. Начальный период исследования определен правлением Петра Великого, проведением им реформ во всех сферах жизни. По оценкам исследователей, современный этнокультурный облик Среднего Поволжья начал складываться именно в XVII в.: тогда происходило интенсивное освоение региона, росла доля городского населения, развивалась промышленность, возрастала экономическая, социальная, культурная роль российских малых городов. Верхней границей исследуемого периода определён 1905 год – начало первой российской революции, изменившей развитие городов и жизнь населения.

Территориальные рамки. В зоне исследования города Среднего Поволжья, в особенности Самара, Сызрань, Ставрополь-на-Волге, Бугуруслан, Бузулук, Бугульма, Новоузенск, Николаевск. Регион занимал серединное положение между коренными великорусскими губерниями и национальными окраинами государства. Это одна из наиболее этнически пестрых частей России, но с абсолютным преобладанием русского населения.

Историография. Литература по теме исследования носит комплексный характер, многопланова по жанрам и включает работы по отечественной и всемирной истории, экономике, социальной философии, культурологии, этносоциологии. Это связано с тем, что история становления и развития малых городов Среднего Поволжья имеет специфику и своеобразие и, в основном, не подвергалась изучению в полной мере даже краеведами.

В работе широко использованы все доступные источники и литература по заявленной проблеме, начиная с XVII в. Среднее Поволжье изначально развивалось как полиэтническое и поликонфессиональное общество1. Автор стремился более широко привлекать современные научные разработки и новейшую отечественную и зарубежную литературу и, вместе с тем, учитывал, что любое научное знание зиждется на результатах предшествующего развития, а история становления и развития не может быть понята без анализа прошлого.

Вопросы колонизации в Российской империи, Поволжья в частности, привлекали внимание научной общественности сразу после массового развертывания этих процессов2. Первыми дали характеристику этим процессам ученые-путешественники, посещавшие Поволжье в различное время – их публикации являлись путевыми заметками. В последующие десятилетия о развитии городов региона свидетельствуют путевые заметки участников академических экспедиций, в которых освещаются в различной степени вопросы городского хозяйства Поволжья3. Самое значительное описание поволжских городов XVIII в. принадлежит П.С. Палласу. Приводимые им данные 1773 и 1793 гг. позволяют в сопоставлении оценить демографические изменения. Посетив два раза регион с интервалом в 20 лет, он описал динамику социально-экономического и политического изменения. По его мнению, города стали более зажиточными благодаря «приросту новой и лучшей молодежи».4 Особенно важными являются зарисовки отдельных направлений городской хозяйственной деятельности в Поволжье.

Российские ученые, начиная с XVIII в., проявляли интерес к истории русских городов, положили начало урбанистике как отрасли отечественной исторической науки, говорили об отсталости и упадке городов на основе изучения их внешнего облика и внутреннего устройства, причины отсталости усматривали в военно-административном происхождении, конкуренции малых городов с сельскими поселениями за покупателей, неэффективности работы местных дум, управ и других важных для изучения истории городов наблюдениях. Вместе с тем дореволюционные ученые изучали историю становления и развития древнерусских городов достаточно узко и представляли их военными крепостями, княжескими административными центрами или просто отдельными поселениями. Даже Н.М. Карамзин занимался проблемой изучения русских городов лишь в контексте упрочения и расширения великокняжеской власти. С.М. Соловьев, исследуя структуру правления и власть в русских городах, делил их на две категории по наличию и отсутствию вечевых организаций, считая основной предпосылкой возникновения «вече» географическое положение. В.О. Ключевский полагал, что своим появлением и становлением города обязаны успешному развитию торговли; изначально это были просто пункты для складирования различного рода экспортных товаров, позже роль и значение торговых центров росли и постепенно они превращались в политические центры. Исследования названных выдающихся учёных ценны в историческом плане5 и в методологическом отношении.

С середины XIX в. жизнь поволжских городов освещается систематически. Следует отметить публикации Н.П. Богомолова6, в которых анализируется причина переселений на Волгу, первые десятилетия проживания переселенцев на Волге представлены как годы постоянной борьбы с кочевниками, а приводимая им статистика нуждается в корректировке.

В конце XIX – начале XX в. под влиянием объективных процессов урбанизации и индустриализации больше внимание уделялось вопросам складывания посадской общины, самоуправления городов. Фундаментальные исследования  П.П. Семенова-Тян-Шанского, И.Х. Озерова, И.И. Дитятина, А.А. Кизеветтера7 посвящены городскому законодательству, устройству городов, структуре их управления, правовому положению горожан, формированию городского социокультурного пространства.

Большое внимание уделялось изучению различных социальных групп и слоев населения городов, в связи с ростом численности и политической активности городских промышленных рабочих были предприняты первые попытки подсчета их численности8. Важное значение для изучения социальной структуры городского населения имеют работы, посвященные дворянству и чиновничеству, так как города в пореформенный период сосредотачивали в своих пределах основную часть правящих сословий и государственных служащих. Работы дореволюционных авторов, посвященные судьбам пореформенного дворянства, носили публицистический характер9. Русский религиозный мыслитель Н.Ф. Федоров противопоставлял город деревне, отмечал, что городская жизнь является отживающей формой человеческого общежития и считал, что «вся забота города о селе и земледелии заключается в том, чтобы и к селу привить пороки города, внося в среду сельчан состязание и конкуренцию, разрушая родовой порядок и заменял его юридическими и экономическими пороками»10.

Еще более радикальные взгляды на город и городскую жизнь были освещены в работах В.И. Ленина. Отметим, что он писал о преобладании города над деревней во всех отношениях, отмечал, что «города во всех современных государствах и даже в России растут гораздо быстрее, чем деревня, что города представляют из себя центры экономической, политической и духовной жизни народа и являются главными двигателями прогресса»11. Выделяя роль города в борьбе за власть, он считал, что именно крупные города, столицы решают политическую судьбу народа, а «мелкие города – главный оплот мещанства, преимущественно торгово-промышленные»12 не дают партии устойчивого большинства.

Большое влияние на отечественную науку о городах оказывали работы западно-европейских ученых. Научной общественности хорошо были известны, часто переводились и издавались в России работы Э. Говарда, К. Зитта, А. Вебера, М. Вебера, К. Гассерта, В. Зомбарта и др.13

Интенсивное исследование истории отечественной культуры в рамках общероссийской историографии привело к созданию крупных обобщающих работ по истории русской культуры, в которых проблемы истории культуры городов заняли вполне определенное и самостоятельное место14.

В отличие от дореволюционной историографии советская урбанистика главное внимание уделяла социально-экономической истории городов. Советские исследователи изучали причины и закономерности возникновения городских поселений, раскрыли сложность и многообразие городов. По мнению некоторых советских ученых, детальное изучение городских поселений необходимо для того, чтобы «четко представить город как историческое явление … и конкретизировать представление о потребности»15. Работы советских ученых по истории городов выдержаны в духе исторического материализма, согласно которому основой развития любого общества являлись социально-экономические отношения, в то время как вопросы городской культуры, повседневной жизни горожан оставались в тени.

Особое место в историографии занимает литература, раскрывающая особенности заселения территории Среднего Поволжья. Интересны работы А.П. Смирнова о приходе булгар в эти края, В.А. Иванова о противостоянии булгар другим народам, Е.П. Казакова о культурном взаимодействии и дипломатии в период расселения булгарских племен16. В этих работах нет единого мнения о приходе булгар в регион, но авторы сходятся во мнении, что Волжская Булгария сыграла важную роль в становлении городской культуры, которая имела в основном восточное мусульманское направление. Большое значение в рассмотрении проблем расселения русских на территории Среднего Поволжья имеет работа Н. Шелгунова, в которой исследованы причины позднего заселения русскими данного региона. Развитие поволжских городов XVII в. освещено В.И. Гордеевым. Е.П. Бусыгиным и Н.В. Зориным. Ими собран материал о специфике заселения Среднего Поволжья разными народами17.

В духовной культуре Среднего Поволжья отразились верования многих народов, получили развития различные религии (мусульманство, христианство и т.д.), язычество и старообрядчество18. Взаимодействие конфессиональных и этнических культур нашло отражение в материальной культуре. На основе такого рода взаимодействия складывалась морфология отдельных архитектурно-градостроительных типов городов Среднего Поволжья, а также региональные, конфессиональные и этнические традиции. Обрядность различных народов, по мнению Б.А. Рыбакова, сыграла особую роль в духовно-нравственном развитии городов19.

Специфика развития городов Среднего и Нижнего Поволжья во второй половине XIX в. рассмотрены Л.Н. Гончаренко, А.И. Осятинским, П.Г. Рындзюнским, А.Г. Рашиным, Б.Н. Мироновым, В.Л. Глазычевым20. В монографии Л.Н. Гончаренко дана методика анализа переписи населения в отношении городов, а также конкретные материалы, которые могут быть использованы для выявления общего и особенного в поволжских городах. А.И. Осятинский исследовал проблемы городского планирования, рост городской территории поволжских городов, выделил общие черты и отличительные особенности в градостроительстве городов Поволжья во второй половине XIX – начале XX в. Социально-правовое положение городского населения представляет одну из слабо разработанных проблем городской культуры, проблемы социального статуса остаются дискуссионными, в частности о роли мещанства в формировании средних городских слоев. В советской историографии была точка зрения о том, что русским городам был характерен прогресс в социально-экономическом, политическом и культурном развитии. В работах Б.Н. Миронова отражены проблемы социальной структуры, мобильности населения русского города, ментальности общества, взаимодействия города и деревни. В.Л. Глазычев показал формирование особого типа культуры, возникавшей на базе промежуточных типов поселений, главным образом поселков городского типа и рабочих окраин больших городов, которые автор характеризует термином «слобода».

В диссертационных работах, посвященных развитию городов Поволжья исследуемого периода, в основном исследуется городское общественное управление21.

Таким образом, исследователями проделана значительная работа по выявлению различных аспектов становления и развития малых городов Среднего Поволжья. Однако анализ литературы показывает, что по большей части эти исследования по отдельным вопросам и проблемам, но комплексного обобщающего исследования нет, поэтому настоящая работа является первой попыткой исторического исследования становления и развития малых городов Среднего Поволжья в XVII – начале XX в.

Цель диссертационного исследования – изучение становления и развития малых городов Среднего Поволжья.

Задачи исследования:

–        определить теоретико-методологические аспекты становления малых городов;

– изучить нормативно-правовые и социально-экономические особенности развития малых городов;

– выявить исторические особенности освоения различными народами территории Среднего Поволжья;

– исследовать религиозные предпочтения населения малых городов;

– раскрыть влияние культурных традиций на развитие малых городов.

Источниковая база исследования. Основную часть источников составили документы и документальные материалы. Автор обращался к материалам царского правительства и опубликованным документам. Не опубликованные документы извлечены из архивных фондов Российского государственного архива древних актов (РГАДА, Москва), Российского государственного исторического архива (РГИА, Санкт-Петербург), Государственного архива Оренбургской области (ГАОО, Оренбург), Государственного архива Самарской области (ГАСО, Самара), Управления по делам архивов мэрии городского округа Тольятти.

Основные материалы о создании городов Среднего Поволжья, используемые в диссертации, сосредоточены в фондах государственных архивов Самарской и Оренбургской областей, в частности в Ф. 5 Самарской губернской земской управы (с 1864 г.), Ф.3 Канцелярии Самарского губернатора (с 1851 г.), Ф. 171 Губернского статистического комитета (с 1860 г.), Ф. 150 Самарской казенной палаты (с 1824 г.). Материалы по теме встречаются спорадически, но имеют уникальный характер. Так, в фонде Самарской губернаторской канцелярии выявлены отчеты губернатора, в которых содержится довольно полная информация о народонаселении, сословиях, сельском и городском хозяйстве и др., что позволяет выявить тенденции развития малых городов.

Сведения, дающие точную картину состава населения и сведения о состоянии учебных заведений в Самарской губернии, содержатся в фонде Губернской земской управы, имевшей 15 отделов, в частности, оценочно-статистический, ведавшим с 1882 по 1917 гг. подворными переписями. Сопоставление материалов Ф.5 земской управы с документами Ф.171 Губернского статистического комитета (в частности, 1-й Всероссийской переписи населения 1897 г.) позволяет уточнить сословную структуру городов, перемещения и рост городского населения и др. В Ф.150 Самарской казенной палаты отложились списки населения губернии, отчетные ведомости о социально-экономическом состоянии городов. Обширная статистика по вопросам исповеданий, образования, местам расселения, торговли обнаружена в Ф.171 статкомитета (1860–1917 гг.).

В Оренбургском архиве Ф. 164 губернского статкомитета (1861–1918 гг.) и Ф.165 Первая Всеобщая перепись населения губернии (1897 г.) содержатся данные о численности, половозрастных характеристиках, количестве поселений, конфессиональной принадлежности, грамотности населения и др. В Ф.6 Канцелярии генерал-губернатора (1797-1881 гг.) и Ф.10 Канцелярии оренбургского губернатора (1848-1917 гг.) представлены материалы о выделении земель поселенцам и их расселении на территории Самарской губернии, по предприятиям, отчеты о социально-экономическом состоянии губернии и т.д.

Неопубликованные документы, хранящиеся в архивах, позволили существенно дополнить документальную базу конкретными сведениями по ряду проблем, особенно по формированию городской культуры в Среднем Поволжье, раскрыть особенности менталитета городских сословий. Как свидетельствует учет использованных архивных дел, большинство извлечённых автором документов вводится в научный оборот впервые. Кроме того используются источники, многие из которых стали библиографической редкостью22. В диссертации представлена подробная опись использованных источников.

В составе опубликованных источников – государственные акты и статистика гражданских учреждений и военных ведомств дореволюционной России, справочная литература, которые вместе характеризуют население по важным для исследования параметрам: родному языку, вероисповеданию, грамотности, занятиям, показывают роль различных сословий в организации управления, чиновничье-бюрократических структурах. Автор на основе контент-анализа провел сопоставление данных по различным статистическим изданиям и материалам. Особую ценность представили обзоры, памятные книжки, торгово-промышленные и адресные календари отдельных губерний и областей23. Циркуляры Министерства народного просвещения по округам, издания «Учительские семинарии и школы», «Настольная книга по народному образованию» и «Инородческие и иноверческие училища»24, которые представляют тематические своды законов, распоряжений, правил, инструкций, справочных сведений об училищах, извлеченные из Свода Законов, из Особых Приложений к нему.

Изучены источники личного происхождения – дневники, мемуары и письма современников. Это довольно обширный массив документов (изданных и неизданных), написанных генерал-губернаторами, чиновниками, врачами и другими представителями городского сословия25.

Массовым источником явилась периодическая печать XIX столетия – официальные правительственные газеты («Губернские ведомости», издававшиеся в губернских центрах с 1857 г., «Областные ведомости», выходившие в 1860-90-е гг. в центрах областей26), из которых использованы материалы официального характера, в том числе о становлении и развитии городов, быте горожан различных сословий, а также издания экономического направления27.

Теоретико-методологическая основа. Многомерность города как социокультурного и экономического явления предопределила разнообразие подходов к его изучению. Затронутые проблемы столь сложно переплетены, что их влияние ощущается буквально во всех сферах городской реальности. Тематика исследования предполагает сочетание как достаточно традиционных, так и новейших исследовательских методов и подходов: культурологического, исторического, компаративного и системного.

Методологической основой исследования послужили основополагающие принципы исторического исследования – историзм и объективность. Весь комплекс применявшихся методов исследования можно разделить на две основные группы: общенаучные методы и специальные исторические методы. Выбор конкретного метода исследования, его приоритетное использование зависели от многих факторов, в частности от наличия, вида, характера и содержания используемых источников, целей и задач, поставленных в конкретной части диссертации.

Метод историзма предполагает изучение событий и фактов в исторической перспективе, что способствует выявлению взаимосвязи внутри отдельных процессов. Применен системный подход, который позволяет провести всесторонний анализ развития культуры города во всех взаимосвязях. Сравнительно-сопоставительный метод помогает выявить специфику и закономерности в изучаемых явлениях. Проблемно-хронологический метод направлен на формулирование конкретной проблемы и рассмотрения её на протяжении определенного временного отрезка. Количественные методы обработки информации используются для изучения социальной динамики и анализа статистических данных. В диссертационном исследовании используются также методы, характерные для экономики, демографии, культурологии.

Научная новизна исследования заключается в том, что оно является историческим исследованием, посвященным комплексному изучению становления и развития малых городов Среднего Поволжья с XVII до начала XX в., основанного на ретроспективном методе исследования с учетом демографических, социокультурных и политических аспектов. Введение в научный оборот новых источников регионального уровня по истории градостроительства малых городов позволило выявить как частные особенности поволжских городов, так и общероссийские характеристики городов.

Автор предлагает свою периодизацию становления и развития малых городов Среднего Поволжья. Первый период (с XVII до второй половины XIX в.) раскрывает историю освоения народами Среднего Поволжья и образование первых малых городов, временем основания которых является вторая половина XVIII в. В этот исторический период территорию Среднего Поволжья заселяли различные народы: болгары, татары, русские, чуваши, мордва, нагайцы и др., каждый из которых привносил свои национальные черты. Многонациональный аспект послужил основой к формированию у местных народов чувства веротерпимости и толерантности. Второй период (вторая половины XIX до начала XX вв.) освещен в отечественной истории как период Великих реформ, что не могло не отразиться и на жизнедеятельности малых городов. Происходит их развитие в регионе: строятся заводы и фабрики, расширяется железнодорожная сеть, появляются первые попытки рыночных отношений. Развитие малых городов Среднего Поволжья нашло отражение в увеличении численности городских жителей, зарождению рыночных отношений и расширению доходов бюджета города.

Таким образом, применение системного подхода к исследованию многоаспектной научной проблемы позволило рассмотреть малые города средневолжского региона как целостный организм.

Научно-практическая значимость диссертации состоит в анализе и обобщении истории становления и развития малых городов Среднего Поволжья, в оценке ее в свете осмысления исторического опыта качестве регионального ресурса развития в XXI в. Полученные научные результаты развивают положения и методы, применяемые при разработке концепций городского социокультурного строительства. Диссертационное исследование может стать дополнительным источником для создания обобщающих трудов по указанной теме и подготовки учебно-воспитательного курса истории региона. Практическое значение полученных научных результатов состоит в том, что их использование обеспечивает повышение эффективности деятельности муниципальных образований с учетом исторического социокультурного опыта.

Апробация результатов исследования. По проблемам исследования автор выступал с докладами на международных научных конференциях: «Wykszalcenie i nauka bez granic – 2005» (Прага, 2005г.); «Состояние и перспективы развития инновационной деятельности в области сервиса» (Тольятти, 2007 – 2009 гг.); «Наука – промышленности и сервису» (Тольятти, 2007 – 2009 гг.); Научной конференции аспирантов и докторантов в рамках международной конференции «Образование для XXI века» (Москва, 2011г.). Результаты исследований опубликованы в специальном выпуске «Известия Самарского научного центра Российской академии наук» (Самара, 2006г.), в журнале «Ученые записки Российского государственного социального университета» (Москва, 2011г.).

Структура диссертации. Работа состоит из Введения, двух глав, включающих 5 параграфов, Заключения, Списка источников и литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность и научная новизна темы диссертации, анализируется степень ее разработанности в научной литературе, определяются объект, предмет, цель, задачи исследования, приводится обзор историографии и источников, характеризуется методологическая база работы и ее практическая значимость, а также представлена информация о ее апробации.

Глава I «Становление малых городов Среднего Поволжья с XVII до второй половины XIX в.» В первом параграфе «Теоретико-методологические аспекты становления малых городов Среднего Поволжья» рассмотрены теоретические основы термина «город», а также изучены особенности становления малых городов региона. Автор отмечает, что город как система обладает диссипативной структурой, которая не только открыта, но и существует благодаря открытости. Для существования города государству необходимо обеспечить его людьми, финансами и информацией. Автор обратился к наиболее значимым определениям города. Н.А. Рожков в характеристике понятия «город» делает акцент главным образом на занятиях горожан, основными из которых являются торговля, промышленность. Г.И. Шрейдер в определении отличительных черт города указывает на численность населения. Б.Н. Миронов характеризует город «как поселение многофункционального назначения со значительным населением, которое живет в условиях специфического уклада, общественной жизни, своей деятельностью организует во всех отношениях тяготеющую к нему сельскую округу и объединяет ее в единый государственно-хозяйственный уклад»28.

В исследовании подчеркнуто, что система экономических, торговых, политических и культурных связей охватывала регион, где Волга играла огромную роль. Течение великой реки определило традиционный путь на мусульманский Восток, по ней вместе с товарами продвигались конфессиональные и культурные идеи, а на берегах строились города. Волга являлась одним из главных объектов формированию самобытности Среднего Поволжья и его городов.

С возникновением городов и городской жизни связаны многие процессы переходного периода от первобытного к классовому обществу. Образование городов, пригородов, сел и прочих поселений происходило по ряду причин, главная из которых заключалась «в защите против неприятелей»29. Первоначально даже само понятие «город» означало огороженное место, что было равносильно ограде. Большинство славянских городов представляли собой укрепленные места для обороны от неприятелей. Причем, основные приемы их постройки были строго определены обычаями, фиксирующими эту необходимость. Семья также увеличивалась во имя общей безопасности. Города Среднего Поволжья в большинстве своем ко второй половине XIX в. прошли похожую историю становления. Такие города, как Бугульма, Бугуруслан, Бузулук, Николаевск, были преобразованы из сел и деревень, но практически все города Самарской губернии строились в качестве крепостей для защиты губернии и государства в целом.

Итак, первые города являлись опорными пунктами обороны, местом сосредоточения княжеских властей и свободных соседских общин ремесленников и купцов. Это стимулировало развитие в городах монументальной архитектуры, создание памятников письменности и др. Города были двух видов: старшие и младшие, сильные и слабые, или города и пригороды. В целом, «город» принял значение государственного места. Автор отмечает, что древнерусский феодальный город был сложным структурным поселением, совмещающим в себе центр феодального властвования (крепость-детинец) и самоуправляющийся торгово-ремесленный посад (подол), основная масса населения которого представляла собой союз (общину) мелких свободных производителей и торговцев.

Изучение процесса становления городских систем региона позволяет заключить, что отсутствие избыточных потоков людей привело к формированию большой сети малых городов с особым типом жизнедеятельности. В конце XVIII в. происходит резкое увеличение числа городов. За достаточно короткий срок в 70–80-е гг. XVIII в. возникло 216 новых городов и к 1878 г. в стране их насчитывалось 499. Соискатель усматривает в этом влияние внешнего фактора – административных преобразований, города образовывались по указу «свыше». Социально-экономическое развитие страны во второй половине XIX в. привело к возникновению крупных торгово-промышленных районов и, как следствие, чисто сельские населенные пункты стали приобретать городской характер. Постепенно сформировался уникальный облик российского города, который получил своеобразную фиксацию законодательно (вводилось 35 признаков городских черт, которые объединялись в 2 группы, описанные и проанализированные в диссертации). Вместе с тем деревня, сельское население значительно преобладали количественно и качественно над городом.

Соискатель устанавливает, что города Среднего Поволжья имели различные источники формирования и развивались разными путями, показывает, что в XVII – XIX вв. они прошли значительную эволюцию. До середины XVII в. город и деревня представляли собой единое в социальном, экономическом и культурном отношениях пространство, но это не означало, что у них не было отличий. В основе мировоззрения крестьян и горожан лежало понятие о том, что земля – божье достояние и должна использоваться по-божески, отсюда первые жители городов – крестьяне, помещики, купцы – были носителями традиционного сознания, для которых главной ценностью являлась земля. Исследование особенностей жизнедеятельности горожан позволяет сделать вывод, что малые города системной самодостаточностью не обладали. Русская община существенно отличалась от западноевропейской и выступала как саморегулируемый социальный институт, лежащий в основе социально-пространственной организации крестьянства. Представленные в диссертации результаты исследования позволяют говорить, что, благодаря переселенческой политике царского правительства в Среднем Поволжье сложилась социокультурная ситуация, когда в одинаковых природно-климатических условиях получили дальнейшее развитие два культурных феномена – русская и западноевропейская общины. Кроме немцев-колонистов имелись и другие социальные сословия немецкой диаспоры, проживающие в российских городах. Этнический состав немцев-горожан Поволжья был неоднородным. Перемещение потомков колонистов в поволжские города, занятие предпринимательством свидетельствовали об изменении экономической структуры этноса. Это было типичным явлением для этносов региона.

Во втором параграфе «История освоения народами Среднего Поволжья» проведено исследование основных этапов освоения территории Среднего Поволжья различными народами. Город, как особая система поселения и организации общественных сил, возник в весьма отдаленном историческом прошлом и на протяжении столетий своего существования выработал особый тип развития и представляет сложно структурированную систему из множества взаимодействующих элементов. В рамках становления городов Среднего Поволжья автор выделяет конфессиональную и этническую составляющие.

Территория Среднего Поволжья в этнографическом отношении является уникальным регионом, где на протяжении веков взаимодействовали различные группы этносов, привнося свои специфические черты культуры, касающиеся преимущественно обыденной жизнедеятельности, бытовой среды. Эти территории были местом взаимодействия культур Востока и Запада с характерными для них системами хозяйственно-бытового уклада. Процессы этногенеза в регионе тесно связаны с Волгой, которая всегда была для людей одним из основных торговых путей. Начиная с VIII-IX вв. в Среднем Поволжье происходило становление единой народности на основе различных по языку и происхождению групп населения. Наиболее значимым переселением на Среднюю Волгу в этот период стал приход булгар. Следующей тюркской волной переселенцев стали протобашкиры, которые в IX в. проникли в регион из Западной Сибири. Примерно в это же время проникают массы поломско-ломоватовского населения, которые связываются исследователями с предками коми-пермяков. Видимо, булгары и венгры являлись двумя равнозначными в социально-экономическом и военно-политическом отношениях силами, «каждая из которых вполне могла претендовать на роль этноконсолидирующего суперстрата»30. Примерно в середине IX в. на Среднюю Волгу из предкавказких, приазовских и донских степей переселяется третья волна булгар. Государство Булгария сыграло важную роль в процессе этногенеза народов региона (татар, чувашей, мордвы, удмуртов, мари и коми). Булгария была центром производства и вывоза пшеницы, мехов, скота, рыбы, мёда, орехов и изделий различных ремесел (шапки, сапоги, известные на Востоке как «булгари», изделия из металла, кожи). Оживленная торговля способствовала развитию городов, которые являлись не только административными и торговыми центрами, но и мощными крепостями. Русские в это время приходили на Волгу чаще с войском – покоряли вятичей и булгар, облагая их данью, громили царство хазар, терпели поражение от половцев, но всегда на первое место ставили заботу о свободе торгового волжского пути. Русские поселенцы в XIII в. – это, в основном, крестьяне, хорошо знакомые с земледелием и скотоводством. С XIV в. в Среднем Поволжье появляются новые этнические группы населения, до этого здесь не жившие: мордва-эрзя, мордва-мокша и в массовом порядке поселяются русские. Соискатель приводит материалы исследований, которые свидетельствуют о том, что русские органично вписывались в существующую социокультурную среду. Окончательно укоренились русские в Самарском регионе лишь к середине XVIII в.  Автор также отмечает, что Среднее Поволжье стало домом для многих представителей башкирского этноса. История взаимодействия поволжских татар с русским многонациональным государством началось с середины XVI в. Вместе с тем, как отмечается в исследовании, проблема происхождения и этнической истории татарского народа до сих пор остается наиболее дискуссионной. К концу XIX в. на территории Среднего Поволжья сложилась современная картина размещения татар. По данным первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. татары составляли более 11,2% всего населения Самарской губернии31. В период массового заселения Среднего Поволжья в регионе появляются мордовские поселения. В 40-е гг. XVIII в. по правительственным указам в Заволжье были поселены украинцы. Заселение немцев в Самарскую губернию происходило в несколько этапов. Особенностью освоения края являлось то, что оно осуществлялось всеми народами, проживавшими в регионе, – русскими, мордвой, татарами, чувашами и др. Переселение иностранцев на Волгу было крупнейшим из колониальных начинаний Екатерины II. Царское правительство щедро субсидировало колонистов на первом этапе становления колоний. Самой многочисленной национальной группой среди жителей региона являлось русское население. В диссертации отражены практически все народы, которые поселялись в Поволжье, подчеркивается, что каждый народ приносил в Самарский край свои индивидуальные черты и особенности.

В соответствии с основными подходами, выбранными автором, для исследования становления и развития малых городов, независимых событий нет, а существует множество взаимосвязанных подсистем или элементов. Такой, поддающейся научному описанию подсистемой, являются религиозное мировоззрение народов Среднего Поволжья. В религии универсальные этические предписания, выработанные отдельными этносами, получали высшую духовную санкцию, превращая всю духовную жизнь общества в динамическое поле, заключенное между двумя полюсами: обыденное и трансцендентное, частичное и всеобщее, эмпирическое и онтологическое, конечное и вечное. Учитывая направленность диссертационной работы, соискатель ограничился исследованием только феноменов, выработанных религиозными системами, которые, по его мнению, сыграли ведущую роль в развитии духовной составляющей малых городов региона. Безусловно, религия разнообразила жизнь человека, придала ей смысл. Религиозные и этнические особенности отдельных народов Среднего Поволжья в своем синтезе дали уникальную региональную городскую специфику исследуемой территории.

Ко второй половине XIX в. города Среднего Поволжья приобрели свой самобытный характер. Пройдя историю от укрепительного сооружения до экономически развитого населенного пункта, город Среднего Поволжья ко второй половине XIX в. приобрел многие признаки городской жизнедеятельности. О становлении городов и городской жизни говорит увеличение численности горожан.

Исследование показывает, что городская среда оказывается важнее, чем соответствие каким-либо стандартам. Там, где возникает такая среда и её удается поддерживать, начинает действовать положительная обратная связь, успешно корректирующая рамки стандартных, традиционных подходов. Функционированию такой среды во много способствует «интеграционная» структурная политика государства.

Глава 2 «Историческое развитие малых городов Среднего Поволжья во второй половине XIX начале XX в.». В первом параграфе «Нормативно-правовые основы развития малых городов Среднего Поволжья» исследуются законы и другие нормативные документы, в соответствии с которыми осуществлялась экономическая и общественная деятельность горожан. «В сущности, история города есть не что иное, как история регламентации, преобразований торгово-промышленного городского населения со стороны верховной власти»32. С середины XVII в. законодательство вводило административные границы между городом и деревней, регламентировало социальные различия городского и сельского населения. С того времени начинается отсчёт происхождения городского сословия. По Соборному уложению 1649 г., посадские приобрели важнейшие признаки сословия: наследственность социального статуса, самоуправляющуюся корпоративную организацию, право участвовать в представительном учреждении33. Численность городского населения зависела от многих факторов, в немалой степени от географических и экономических особенностей конкретного города и его функций (административных, фискальных, военных, конфессиональных). Города, являющиеся крупными экономическими центрами, редко теряли свое значение и деградировали до положения села (в худшем случае наступала стагнация), выполнявшие, главным образом, какую-либо одну функцию, по мере изменения границы государства или продвижения внутренней колонизации утрачивали свое значение и переставали быть городами.

В диссертации рассмотрена систематизация правового положения горожан во времена Петра I. Как административно-территориальная единица с особыми принципами образования в различных регионах город был окончательно оформлен в царствование Екатерины II, реформами которой набор российских городов был подвергнут жесткому пересмотру с точки зрения их способности служить административными центрами. Постепенно менялся тип поселения, заслуживающего придания ему городского статуса. Городские реформы 70–80-х гг. ХVIII в. положили начало новой сословно-податной системе в городах. Самым многочисленным сословием в составе населения и основой формирующегося среднего класса являлись мещане и ремесленники. «Грамота на права и выгоды городам Российской империи» («Жалованная грамота городам») от 21 апреля 1785 г. определила состав городского населения и регламентировала деятельность органов городского самоуправления. Впервые в отечественной истории город начал пониматься как нечто целое и в этом качестве получил права самоуправления и юридического лица34. При этом автор отмечает, что населению малых городов принадлежала большая роль в развитии духовной культуры.

Социальная структура русского общества получила вторичное, еще более четкое юридическое оформление как строго сословная в IX томе Свода законов Российской империи («Законы о состояниях»), вступившего в силу в 1835 г. Отсутствие замкнутости в отдельных группах горожан (мещан, купцов, почетных граждан), постоянные переходы людей из одной категории в другую (человек мог несколько раз перейти из мещан в купцы и обратно) позволяют констатировать, что эти категории не являлись отдельными сословиями в формально-юридическом смысле; уже современники подмечали условность в делении городских сословий на купцов и мещан. Видимо, мещанство и купечество в исследуемый период были фактически не двумя, а одним городовым сословием, наиболее богатая часть которого и являлась купечеством. Складывалась буржуазия в основном за счет купечества. Во второй половине ХIХ в. отмена крепостного права, буржуазные реформы и перемены в социально-экономической жизни общества неизбежно вызвали изменения в правовом статусе городского населения. Городская реформа 1870 г. нанесла сильнейший удар по общинным отношениям в среде городского сословия и создала всесословное общество горожан ценой лишения большинства населения избирательных прав. Тем не менее, законодательство по-прежнему сохраняло сословное деление общества – в «Своде законов Российской империи» был IX-й том «Законы о состояниях», третий раздел которого характеризовал правовое положение горожан35.

В пореформенный период сословные права и привилегии мещанства всё больше утрачивают значение, но они получили широкий доступ к государственной службе, из их среды выходили лица «свободных профессий», интеллигенция, являлись источником формирования буржуазии и пролетариата. Вместе с тем в городской иерархии мещанство традиционно квалифицировалось как низший городской слой. По  мнению автора, это верно лишь по отношению к моменту формирования сословия в конце XVIII – начале XIX в., в пореформенный период значительная часть мещанства, занимаясь предпринимательской деятельностью, приобретая собственность, профессии, образование, участвовала в формировании средних городских слоев. Однако было бы некорректно отождествлять мещанство со средними городскими слоями.  Значительную его часть скорее можно относить к маргинальным слоям, кроме того принадлежность мещан к одному сословию не означала их социальной однородности. Следует признать, что мещанское сословие, законодательно оформленное во второй половине XVIII в., вплоть до начала XX в. занимало видное место в сословной структуре общества.

На рубеже XIX–XX вв. в городе на первый план всё отчетливее выступало деление по роду деятельности, занятиям, способу извлечения дохода и заработка. В условиях более быстрого развития капитализма в городах интенсивно шли процессы классообразования. Однако сословная организация городского населения продолжала иметь большое значение для императорской России и являлась объектом пристального внимания со стороны государства.

Во втором параграфе «Социально-экономические и демографические факторы развития малых городов региона»  проанализированы основные факторы жизнедеятельности малых городов. Автор рассматривает понятие социальной среды города, как среду существования и самореализации. Основным социальным носителем городской среды в Среднем Поволжье являлось население малых городов, которое рассматривается в качестве особой социально-культурной общности – мещанства. В регионе отмена крепостного права создала новые условия для развития экономики, способствовала отмиранию отраслей хозяйства, связанных с крепостным правом, сдвигам в размещении производства. Отличительной особенностью развития промышленности являлась организация преимущественно мелких и средних предприятий. Автор рассматривает изменения в структуре отраслей промышленности, отмечает доминирующее положение предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции и мелкотоварного производства. Положительно на развитии экономики сказалось строительство железных дорог и развитие речных перевозок. Это способствовало тому, что с 1863 по 1901 гг. выросло количество ярмарок в два раза – до 27336. В перечень ярмарочного торга входили самые разнообразные товары: воск, шерсть, золото, телеги, мыло, «носильное платье и белье», картузы, татарские шапки и обувь, валенки, стекло, деготь и т.д. Можно заключить, что основным содержанием исторического развития малых городов Самарского Поволжья второй половины XIX в. являлась отсталость сельского хозяйства и устойчивый рост промышленности и торговых отношений. Горожане получали доход от садов, огородов, бахчей, улей, особенно выгодной считалась весенняя рыбалка. Самара была одним из крупнейших перевалочных пунктов рыбной торговли. Переход страны от аграрных отношений к капиталистическим повлиял на менталитет, образ жизни жителей губернии, особенно горожан. В целом жизнедеятельность малых городов складывалась на протяжении десятилетий. Основной тенденцией их развития являлся переход от преимущественно традиционных (доиндустриальных) к преимущественно урбанистическим (индустриальным и постиндустриальным) формам развития.

Несмотря на полученное ускорение во время петровских реформ, потребовалось еще несколько десятилетий, прежде чем уже в период правления Екатерины II произошло окончательное размежевание города и деревни в административном, а городского и сельского населения в социальном отношениях. В борьбе «новой», европеизированной и «старой», допетровской, традиционная культура оттеснялась на второй план, на периферию культурного развития. Провинциальная культура стала символом всего застойного, «старого», инертного, враждебного социальному прогрессу. А.И. Герцен выразил это состояние в «двух разных Россиях»: императорской, дворянской, получившей внешнее, «иноземное» образование, и «общинной», «черного народа», не способной оценить это «привозное образование»37. К концу XIX в. русское сознание ставит вопрос о цене культуры и даже, как замечает Н.А. Бердяев, «о грехе культуры»38. В России второй половины XIX в. создавались реальные предпосылки становления основ гражданского общества, его правовых, образовательных, независимых от власти элементов. В этих условиях мещанство в городах стало самым многочисленным сословием, средним социальным слоем между господствующими сословиями и крестьянством, способствовало распространению новаций в материальной сфере и вместе с тем продолжало быть связанным с крестьянством, несло в себе многие компоненты его мировоззрения, сохраняло на бытовом уровне его менталитет.

В истории развития городов и их сетей XIX в. стал переломным, знаменуя смену главных факторов реального градообразования, которыми стали индустрия и железнодорожный транспорт, преобразовавшие градообразующую базу старых городов и создавшие зародыши многочисленных будущих.

Значительное место в духовной жизни населения городов, как показывает исследование, занимали обряды и праздники, в которых тесно переплетались трудовые навыки народа, его мифологические представления и религиозные верования – как раннее язычные, тем более поздние: христианские и исламские. Содержательная сторона традиционных обрядов часто сохраняла первоначальную основу, хотя в ней происходили необратимые изменения, повлекшие исчезновение целого пласта традиционных верований, представлений, замещенных библейскими истинами.

Автор делает вывод, что в течение XVII – XIX вв. город и деревня прошли в своем взаимодействии путь от слитности к дифференциации и от нее к интеграции. Связь деревни и города никогда не рвалась, они никогда не являлась противоположностями, даже если под городом иметь в виду столицы, а под горожанами образованное общество. В конце ХIХ в. начинает формироваться индустриальный тип городской жизни. В сложившейся исторической тотальности у России не было выбора, имело перспективу только одно направление развития –  в сторону индустриального общества. Однако общинные традиции и в конце ХIХ в. продолжали активно воздействовать на менталитет русского народа. Видимо, сельский тип развития отличается от городского не только и не столько по количественным и даже качественным параметрам основных ее составляющих, сколько по технико-организационным, пространственно-временным и функциональным характеристикам. Процесс урбанизации обусловил разрушение многих ранее устойчивых традиционных социальных связей и привел «территориальное сообщество» и его институты в независимое состояние. Мир провинциальной России, местная специфика структурно сложна и многолика – это результат опосредованного взаимодействия экономических, политических и идеологических факторов, свойственных каждому отдельно взятому историческому периоду. Однако, как видно из результатов исследования, благодаря системному взаимодействию различных культур каждый следующий этап развития малых городов использовал все ранее накопленное культурной системой региона.

В третьем параграфе «Культурные традиции как показатель «развитости» малых городов Среднего Поволжья» рассматриваются основные элементы культуры, которые повлияли на развитие малых городов Среднего Поволжья. Культура, если ее рассматривать в широком плане, включает в себя как материальные, так и духовные средства жизнедеятельности человека, которые созданы самим человеком. Определяющие особенности разных компонентов материальной культуры обусловливают в значительной мере темпы и характер развития отдельных областей культуры. Соответственно и реализация традиции в этих сферах материальной культуры имеет свои закономерности. Особой долговечностью среди элементов материальной культуры отличаются поселения. Поселения, будучи памятниками материальной культуры, обычно несут и социальную информацию. В диссертационном исследовании показана большая роль архитектуры Булгарии в становлении и развитии материально-бытовой культуры Среднего Поволжья. Поволжские города Золотой Орды выделялись большим количеством монументальных построек, отличавшихся разнообразием строительных материалов, архитектурных форм и декора. Можно сделать вывод, что в архитектурном пространстве региона в исследуемый период существовало определенное динамическое равновесие в процессе длительного взаимодействия, которое принимало разнообразные формы: противоборство и сближение, взаимное отталкивание и комплиментарность, противостояние и диалог. Особенностью развития архитектурной культуры Среднего Поволжья на разных периодах являлось её вхождение в орбиты различных цивилизаций, при этом каждый раз она оказывалась окраинной, рубежной культурой. В ней, прежде всего, проявлялась специфика религиозной, культурной ориентации и традиции – размещение поселений на местности (тип заселения), расположение поселений относительно друг друга (тип расселения), определяемый структурой занятого трудоспособного населения типом поселения и формой поселений (их планировку). В регионе вводились общие принципы регулярного планирования городов и сел, типовые проекты жилых общественных зданий, церквей и мечетей, стилевые ограничения. Среднее Поволжье географически и исторически занимало промежуточное, рубежное положение в системе «Восток-Запад».

Было сделано немало попыток перенести бытовые навыки и хозяйственные приемы из немецких колоний в жизнь и быт народов России. Вместе с тем в диссертации замечено, что элементы западной цивилизации, пересаженные на русскую почву, приобрели новые облик и качество. Видимо, русский поселянин просто не мог применять приемы хозяйства колонистов, находящихся в других социокультурных и экономических условиях.

Таким образом, в ходе исследования выяснено, что архитектурная культура региона – это пространственно-временной континуум, система архитектурно-градостроительных типов, со свойственной ей динамикой развития. Эта система имеет присущие ей элементы и связи, а также закономерности, связанные с пространственным осмыслением реальных содержаний культуры в конкретных условиях места и исторического времени. Каждый элемент системы в рамках своей эпохи имеет горизонтальные связи с синхронными типами других культур, а также эволюционные генетические связи в пределах своей культуры и данного типа. Индустриальный тип культуры вживался тяжело и имел свои духовно-нравственные особенности, причем они носили негативный, сдерживающий характер. Среднее Поволжье здесь исключением не являлось. Из крупнейших держав мира только Россия продолжала развиваться в рамках аграрной цивилизации. Уровень урбанизации российского общества в целом и русского этноса в частности был значительно ниже, чем в Западной Европе. Отставание проявлялось не только в доле городского населения, но и в качественных характеристиках городов, так как поразительная устойчивость русской общины есть результат естественно-исторического развития культуры, являющийся своеобразным «алгоритмом выживания». По сути это был специфический ответ историческим вызовам, которые переживала в то время Россия. Мещанские черты у населения малых городов Среднего Поволжья, как показывает исследование, были преобладающими. Для выявления элементов «буржуазности», необходимых для устойчивого развития малых городов, применительно к данному исследованию, автор рассматривает религиозные группы, широко представленные в Среднем Поволжье. Морально-нравственные нормы городского населения были сформированы под воздействие основных религий региона при доминировании православной этики. Эти обстоятельства оставили существенный след в русской ментальности. Такие ценности западной цивилизации, как собственность, богатство, хозяйство, в исследуемый период, не находили отклика в общественном сознании горожан. Русской культуре было свойственно более терпимое, чем на Западе, отношение к неудачникам в жизни, помощь бедным составляла важнейшую нравственную обязанность православного человека, тогда как в Европе нищенство считалось преступлением. Авторитарное государство сыграло значительную роль в формировании российской культуры, ментальности, экономики и т.п. Эти процессы принципиально отличались на Западе, где развитие капиталистического предпринимательства шло снизу, на основе формирования «третьего сословия» и его борьбы за политические права и свободы, за влияние и признание в обществе. Западный предприниматель работал, развивал свое дело, богател независимо от государства. В отличие от Запада, в российской хозяйственной культуре закрепился стереотип обогащения вместе с государством, в сотрудничестве с ним, а не независимо от него или вопреки ему. С государственным идеалом в России была тесно связана этика патриотического служения, являвшаяся культурным и нравственным идеалом для всех классов и сословий общества на протяжении всей истории. В культуре малых городов Среднего Поволжья не было того «культа» богатых людей, который наблюдался в западных странах. В городской среде к богатым людям было скорее недоброжелательное отношение. Можно сделать вывод, что буржуазные ценности и соответствующий менталитет в исследуемый период не проник в массовое сознание русской интеллигенции и купечества.

Развитие малых городов в Среднем Поволжье во второй половине XIX – начале XX в. обладало системными свойствами. Исследование системных качеств  позволило получить характеристику малых городов региона.

В Заключении подведены итоги исследования, сделаны выводы. Становление и развитие малых городов Среднего Поволжья играло важную роль в истории региона. Именно различные составляющие развития города (этнография, демография, государственно-правовое положение городов, культурные традиции горожан и т.д.) раскрывают особенности жизнедеятельности народов. Каждый народ приносил в Среднее Поволжье свои индивидуальные черты и особенности. Однако национальные особенности русских, проявляющиеся в различных областях жизнедеятельности городов, были выражены наиболее полно. Постоянное общение, взаимовлияние, переплетение экономических интересов и семейно-брачные отношения между представителями всех населявших Среднее Поволжье народов сформировали особый менталитет населения, характеризующийся высокой взаимотерпимостью, сохраняющейся до настоящего времени на бытовом уровне. Сюда относят наличие сходных черт в способах использования природных ресурсов, социально-психологическом облике населения, его культуре. Именно взаимотерпимость обеспечила сохранение этнического своеобразия народов на территории Среднего Поволжья.

Среднее Поволжье стало местом взаимодействия культур Востока и Запада с характерными для них системами хозяйственно-бытового уклада, религиозных верований, общественных норм, менталитета. Это стало наиболее значимой особенностью Среднего Поволжья, которая проявляется как единство исторической судьбы различных этнических групп переселенцев.

Этнические традиции народов Поволжья прожили сложную жизнь. Некоторые из них с течением времени исчезли, другие трансформировались, другие получили более расширенное, чем ранее, выражение. Важная роль в этом принадлежала урбанизации. Развитие городов и городского образа жизни определенным образом – в разных ситуациях по-разному – влияло на состояние этнических традиций. В ряде случаев такое влияние имело решающее значение в формировании определенных культурных, социальных явлений.

Город, как экономический центр, возник в результате общественного разделения труда, в момент отделения ремесел и торговли от земледелия, поэтому промышленные функции всегда определяли его основную сущность. Развитие городов характеризовалось, во-первых, занятием горожан обработкой земли и выращиванием хлеба в основном для продажи, разведение огородов носило промысловый характер; во-вторых, земледелие города производилось на свободных городских землях; в-третьих, упадок старых и учреждение новых пунктов происходило на экономически развитых условиях.

Роль религии в исследуемый период оценивается неоднозначно, с одной стороны, она включала в себя позитивные элементы (те же нравственные нормы), с другой – негативные (духовную несвободу). Позитивные элементы влияли на развитие творческого потенциала личности. Это обусловлено тем, что общечеловеческие основы нравственности, без которых невозможно существование ни одной культуры, обнаруживаются именно в религиях. Но вместе с тем религия может способствовать и ограничениям в развитии духовности, накладывая на жизнь человека жесткие каноны и нормы, связанные с догматами вероучения, тогда налицо ее негативное влияние. Религия разнообразила жизнь человека и придавала ей смысл. Религиозные и этнические особенности отдельных народов Среднего Поволжья в своем синтезе дали уникальных продукт, ярко проявляющийся и в городской среде – это праздники и обряды.

Социокультурный уровень этноконфессиональных систем Среднего Поволжья, созданный целенаправленной творческой энергией людей, в полной мере проявил себя в городах региона. При этом формирование городской традиции происходило в ходе медленной диффузии населения с их концентрацией в городах. Коллективный исторический опыт служил основой роста городов региона, т.к. при обмене и распространении информации происходило умножение числа ее носителей в результате разветвленной цепной реакции. Более того, благодаря системному взаимодействию различных уровней развития, в первую очередь обмену информацией социокультурного и этноконфессионального уровней, развитие Среднего Поволжья проходило быстрыми темпами. Это являлось выражением всей совокупности процессов, смысл которых в самоускорении, причем, каждый следующий шаг использовал все ранее накопленное системой региона.

Становление городских систем региона при отсутствии избыточных потоков людей привело к формированию большой сети малых городов с особым типом развития и традиционным характером системы.

Ведущей формой организации пространства малого города являлось "село". Деревня, сельское население преобладали количественно и качественно над городом. Города являлись центрами организации взаимодействия региональных составляющих сельской традиции и историческими ядрами формирования нового типа развития. Преобладающим типом городского поселения были малые города с населением менее 10 тыс. человек.

Малые города системной самодостаточностью не обладали. Более того, социокультурный уровень города не способен к самоорганизации и обречен на быстрое вырождение. Поэтому в роли своеобразных «доноров» в исследуемый период выступали, в основном, культуры столичных и крупных городов, которые активно взаимодействовали с культурами Запада.

Основным носителем традиций малых городов являлось мещанство. В пореформенный период из среды мещанства выходят лица «свободных профессий», интеллигенция, они выступали одним из источников формирования буржуазии и пролетариата. Мещанство было средним, самым многочисленным социальным слоем, который сформировался между господствующими сословиями и крестьянством.

В целом реальная жизнь, в исследуемый период, не укладывалась в юридически закрепленную сословную систему, а ведущую роль играла культурная среда. Элементы западной цивилизации, пересаженные на русскую почву, приобрели новый облик, новое качество.

К началу XX столетия малые города Среднего Поволжья представляли собой торгово-промышленные населенные пункты с богатыми культурными традициями, которые нашли свое отражение, как в архитектурном облике городов, так и в духовной составляющей своих горожан.

По теме диссертации автором опубликовано 10 научных статей общим объемом 4,7 п.л.

Статьи в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации:

  1. Емельянова Ю.В. (Корнеева Ю.В.). Современные тенденции культурно-политического возрождения этносов Самарской области // Известия Самарского научного центра РАН. 2006. Специальный выпуск «Наука – промышленности и сервису». С. 268–276. 0,56 п.л.
  2. Корнеева Ю.В. Государственно-правовые основы жизнедеятельности городов Самарского Поволжья во второй половине XIX века // Ученые записки Российского государственного социального университета. 2011. № 9 (97).  С. 89-94. 0,78 п.л.

Статьи в научных изданиях:

  1. Емельянова Ю.В. (Корнеева Ю.В.). Городская культура в России: определение и типологии // Materialy II Midzynarodowej naukowe-praktycznej konferencji “Wykszalcenie i nauka bez granic – ‘2005”. Tom 29/ Historia. – Prezemyl: Sp. Z o. O. “Nauka i studia”.  2005. С. 57 – 62. 0,3 п.л.
  2. Емельянова Ю.В. (Корнеева Ю.В.). Историко-культурные предпосылки становления городской культуры региона // Вестник ТГУС. Сер. современные проблемы культурологи:  Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 2.  Тольятти: Изд-во ТГУС, 2007. С. 31 – 37. 0,4 п.л.
  3. Емельянова Ю.В. (Корнеева Ю.В.). Городская культура и мещане // Состояние и перспективы развития инновационной деятельности в области сервиса: Сборник статей Первой международной научно-практической конференции. Ч. III.  Тольятти: Изд-во ТГУС, 2007. С. 192 – 197. 0,4 п.л.
  4. Емельянова Ю.В. (Корнеева Ю.В.). Архитектурные традиции Среднего Поволжья // Наука – промышленности и сервису: Сборник статей второй научно-практической конференции. Ч. II. Тольятти: Изд-во ТГУС, 2007.  С. 105 – 111. 0,4 п.л.
  5. Емельянова Ю.В. (Корнеева Ю.В.). Этнокультурное своеобразие как питательная среда для формирования традиционной культуры малых городов Среднего Поволжья // Состояние и перспективы развития инновационной деятельности в области сервиса: Сб. ст. третьей международной научно-практической конференции. В 3 ч. Ч. II. Тольятти: Изд-во ПВГУС, 2009. С. 207 – 218. 0,7 п.л.
  6. Корнеева Ю.В. Исторические концепции заселения булгар на территории Среднего Поволжья в XVIII–XIX вв. // Наука – промышленности и сервису: Сб. ст. третьей международной научно-практической конференции.  Ч. II. Тольятти: Изд-во ПВГУС, 2009. С. 128 – 133. 0,3 п.л.
  7. Корнеева Ю.В. Мещанство как носитель городской идентичности Среднего Поволжья во второй половине XIX века // Групповая идентичность в истории и культуре: Этнос, религия, социальный организм. М.: Изд-во Национального института бизнеса, 2011. С. 119–123. 0,3 п.л.
  8. Корнеева Ю.В. Исторические трансформации культурного своеобразия городов Самарского Поволжья во второй половине XIX – начале XX века // Научные труды Московского гуманитарного университета. Вып. 135. М.: Социум, 2001. С. 37–45. 0,57 п.л.

Подписано в печать 16.03.2012 г. Заказ №

Формат 60x84 1/16. Объем 1,5 п.л. Тираж 100 экз.

Издательство ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет»

111395,  г. Москва, ул. Юности, 5/1.


1 См.: Филатов С. Поволжье: 350 лет религиозного плюрализма // Дружба народов. 1999. № 8. С.123.

2 См.: Бахтин AT. Причины присоединения Поволжья и Приуралья к России // Вопросы истории. 2001. № 5; Ермолаев И.П. Среднее Поволжье во второй половине XVI-XVII вв.: Управление Казанским краем. Казань, 1982; Перетяткович Г.И. Поволжье в XV и XVI веках. М., 1877; Лепехин И. Дневные записки путешествия доктора академии наук адъюнкта Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства, 1768 и 1769 гг. Ч. 1. СПб., 1795; Georgi J.G. Bemerkungen einer Reise im Russischen Reich im Jahr 1772, 1773 und 1774. Bd. 2. Spb., Leipzig, 1775. S. 792-793 и др.

3 См.: Гмелин С.Г. Путешествие по России для исследования трех царств естества. СПб., 1771. Т.1-4; Gmelin S.G. Reisen durch Russland in den Jahren 1768-1774. S.Pb., 1770-84. Bd. 1-4; Паллас П.С. Петра Симона Палласа путешествие по разным провин­циям Российского Государства. Ч.III. Половина вторая 1772 и 1773 годов. СПб., 1778; Pallas P.S. Reise dutch verschidenc Provinzen des Russischen in den Jahre 1768-1774. S.Pb., 1771-1776. Toil 1-4; Georgi I.G. Bemerkungen einer Reise im Russischen Reiche im Jahr 1772, 1773 und 1774. S.Pb., 1775. Bd. 1-2.

4 См.: Pallas P.S. Reise durch venchiedene Provinzen des Russischen Reich io Jahren 1768-1774. – Teil 3. SPb., 1776; Pallas P.S. Bemerkungen auf einer Reise in die suedlichen Statthalterschafte des Russischeo Reich in den Jahren 1793 und 1794. Band 1. Leipzig, 1799; Pallas P.S. Bemerkungen auf einer Reise in die suedlichen Statthalterschafte des Russischeo Reich in den Jahren 1793 und 1794. Band 1. Leipzig, 1799.

5 См.: Карамзин Н.М. История государства Российского: В 3-х кн. СПб., 2000; Ключевский В.О. Русская история: Полный курс лекций: В 2 кн. М., 2000; Соловьев С.М. Сочинения: В 18 кн. М., 1998 и др.

6 См.: Богомолов Н.П. Волга от Твери до Астрахани. СПб., 1862.

7 См.: Семенов-Тян-Шанский П.П. Город и деревня в Европейской России. СПб., 1910; Озеров И.Х. Большие города. М., 1906; Дитятин И.И. Устройство и управление городов России. СПб., 1875; Кизеветтер А.А. Городовое положение Екатерины II. Опыт исторического комментария. М., 1909; Он же. Местное самоуправление в России IX – XIX столетий. Пг., 1917; Он же. Посадская община в XVIII столетии. М., 1903 и др.

8 См.: Погожев А.В. Учет численности и состава рабочих в России. СПб., 1905 и др.

9 См.: Терпигорев С.Н. Оскуднение. Очерки помещичьего разорения. СПб., 1881; Пазухин А.Д. Современное состояние России и сословных вопросов. М., 1886; Елишев А.И. Дворянское дело. М. 1898; Семенов Н.П. Наше дворянство. СПб., 1899 и др.

10 Федоров Н.Ф. Сочинения. М., 1982. С. 487-488.

11 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 23. С. 341.

12 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 40. С. 6-7.

13 См.: Говард Э. Города будущего. СПб., 1911; Вебер А. Рост городов в XIX столетии. СПб., 1903; Вебер М. Город. Пг., 1923; Гассерт К. Города. М., 1912; Зомбарт В. Буржуа. Этюды по истории духовного развития современного экономического человека М., 1994 и др.

14 См.: Бунин А.В. История градостроительного искусства. М., 1953; Тверской А.М. Русское градостроительство до конца XVII века. М.-Л., 1953; Шквариков В.А. Очерк истории планировки и застройки русских городов. М., 1954. Миронов Б.Н. Русский город в 1740-е – 1860-е годы: Демографическое, социальное и экономическое развитие. Л., 1990; Он же. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX вв.); Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. СПб., 1999 и др.

15 Карлов В.В. К вопросу о понятии раннефеодального города и его типов в отечественной историографии // Русский город: проблемы градообразования. М., 1980. С. 68.

16 См.: Иванов В.А. О характере культурного взаимодействия ранних волжских булгар с уграми Южного Урала и Приуралья // Ранние болгары и финно-угры в Восточной Европе. Казань, 1990; Казаков Е.П. О характере связей волжских булгар с финнами и уграми в X–XII вв. // Археология и этнография Марийского края. Вып. 9. Йошкар-Ола, 1985; Он же. Этапы взаимодействия волжских булгар с финнами Поволжья // Археология и этнография Марийского края. Йошкар-Ола, 1992 и др.

17 См.: Шелгунов Н. Очерки русской жизни. СПб., 1895; Гордеев В.И. Малый город Поволжья в позднем Средневековье: Автореф. дис. … канд. ист. наук. Ижевск, 2000; Бусыгин Е.П., Зорин Н.В. Этнография Среднего Поволжья. Казань, 1984.

18 См.: Половинкин П.В. Старообрядчество Самарского края: История и культура. Самара, 2007; Валеева-Сулейманова Г. Мусульманская культура Среднего Поволжья и Приуралья: истоки и перспективы // Ислам и проблемы межцивилизационных взаимодействий. М., 1994; Татарское декоративное искусство в системе мусульманской культуры // Ислам в Поволжье: история и проблемы изучения. Казань, 2000.

19 См.: Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М., 1981.

20 См.: Гончаренко Л.Н. Города среднего и нижнего Поволжья во второй половине XIX в. Чебоксары, 1994; Осятинский А.И. Строительство городов на Волге. Саратов, 1965; Рындзюнский П.Г. Городское гражданство дореформенной России. М., 1958; Рашин А.Г. Население России за 100 лет (1811-1913 гг.). М., 1956; Миронов Б.Н. Русский город в 1740-1860-е годы: демографическое, социальное и экономическое развитие. Л., 1990; Он же. Социальная история России периода империи (XVIII – начала XX в.): генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства: В 2 т. СПб., 2000; Глазычев В.Л. От сельской культуры к урбанизации // Культура в советском обществе. М., 1988; Он же. Социально-экологическая интерпретация городской среды. М., 1984.

21 См.: Бурдина Г.Ю. Городские органы самоуправления в Среднем Поволжье в пореформенный период.: Дис. … канд. ист. наук. Самара, 1993; Даноян В.Л. Организация и развитие городского самоуправления в Нижнем Новгороде в 70-х – начале 90-х гг. XIX в.: Дис. … канд. ист. наук. Нижний Новгород, 2000; Кузьмин А.А. Городское самоуправление Самары 1851-1892 гг.: Дис. … канд. ист. наук. М., 2003.

22 См.: Лепехин И. Дневные записки путешествия доктора академии наук, адъюнкта Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства, 1768 и 1769 гг. Ч.1. СПб., 1795; Клаус А.А. Наши колонии: Опыты и материалы по истории и статистике иностранной колонизации в России. СПб., 1869 и др.

23 См.: Вся Россия. Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации. СПб., 1895 и др.

24 См.: Фальборк Г., Чарнолуский В. Учительские семинарии и школы. СПб., 1901; Они же. Настольная книга по народному образованию. Т. 1-3. СПб., 1899-1905; Они же. Инородческие и иноверческие училища. СПб., 1903.

25 См.: Тейтель А.Я. Историко-культурная энциклопедия Самарского края. Т. IV. Самара, 1995.

26 См.: Таврические ведомости. 1893; Оренбургский листок. 1894; Оренбургский край. 1894; Самарские губернские ведомости. 1872; Саратовский дневник. 1888; Русский вестник. 1897; Каспий. 1899; Саратовский листок. 1887; Одесский вестник. 1830; Русский инвалид. 1874 и др.

27 См.: Журнал Министерства госимуществ. 1842. Кн. 1. Ч. 4; Журнал Министерства внутренних дел. 1858. № 3, март. Отд. III; Журнал Министерства государственных имуществ. 1856. № 4. Отд. II; Военный журнал. 1817. Кн. 3 и др.

28 Миронов Б.Н. Русский город в 1740-1860-е годы: демографическое, социальное и экономическое развитие. Л., 1990. С. 18.

29 Забылин М. Русский народ: обычаи, обряды, предания, суеверия. М., 1996. С. 377.

30 Иванов В.А. О характере культурного взаимодействия ранних волжских булгар с уграми Южного Урала и Приуралья. Казань, 1990. С. 145.

31 См.: Этносы Самарского края. Историко-этнографические очерки. Тольятти, 2003. С. 117.

32 Дитятин И. Устройство и управление городов России. Т. 1. СПб., 1875. С. 109.

33 См.: Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX вв.). Т. 1. СПб., 1999.

34 См.: Очерки городского быта дореволюционного Поволжья. Ульяновск, 2000.

35 См.: Свод законов Российской империи. Т. IX. 1899. С. 98.

36 ГАСО. Ф. 3. Оп. 150. Д. 17. Л. 51; Оп. 233. Д. 1753. С. 13.

37 См.: Герцен А.И. Избранные литературно-критические статьи и заметки. М., 1984. С. 208.

38 Бердяев Н.А. Русская идея // О России и русской философской культуре. М., 1990. С. 168.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.