WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Нагорная Марина Алексеевна

СОЦИАЛЬНЫЕ РОЛИ И ФУНКЦИИ ЖЕНЩИН В КРЕСТЬЯНСКОЙ ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОЙ СЕМЬЕ В РОССИИ

(ПОСЛЕДНЯЯ ЧЕТВЕРТЬ XIX НАЧАЛО XX ВВ.)

Специальность 07.00.02 – отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Омск 2012

Работа выполнена на кафедре отечественной истории Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Омский государственный педагогический университет»

Научный руководитель:                доктор исторических наук

                                               Чуркин Михаил Константинович

Официальные оппоненты:                доктор исторических наук

                                               Зверев Владимир Александрович

                                               кандидат исторических наук

                                               Скобелев Константин Владимирович

Ведущая организация:  ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет»

Защита состоится 17 января 2012 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.177.04  по защите докторских и кандидатских диссертаций при Омском государственном педагогическом университете по адресу: 644043, г.Омск, ул. Партизанская, 4 а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омского государственного педагогического университета по адресу: 644099, г. Омск, Набережная Тухачевского, 14, библиографический отдел.

Автореферат разослан «___» ___________ 2011г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор исторических наук, профессор Т.А. Сабурова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность изучения темы диссертации. Истекшее столетие и начало нового тысячелетия характеризуются расширением спектра женских социальных ролей, изменением положения женщины в семье и обществе. Данные явления требуют не только осмысления сложившейся ситуации, но и обращения к ретроспективному историческому анализу трансформации женского социального статуса. Утверждение в исторической науке новых подходов и направлений – новой социальной истории, истории повседневности, женской и гендерной истории актуализирует исследования «половой» группы, остававшейся долгое время за пределами интереса отечественной исторической мысли. В этой связи обращение к женской составляющей исторического процесса даёт возможность расширить границы исторических изысканий, выявить новые стороны уже исследованных процессов и явлений. Современные крестьяноведческие исследования фокусируют своё внимание на пространстве крестьянского мира и его базовом элементе - крестьянской семье. При изучении способов адаптации сельских семей особое внимание уделяется анализу женских стратегий, позволяющих во многом постичь природу социального выживания крестьянства в условиях кризиса и перемен. Признание особой роли женщин в организации и функционировании крестьянской семьи, хозяйственных и бытовых проявлениях её жизнедеятельности, даёт основания для детализированного осмысления условий и содержания процесса выработки адаптивных стратегий мигрантов на всех стадиях переселенческого движения в губернии и области Западной Сибири в последней четверти XIX – начале XX вв.

Степень изученности темы. Заявленная в диссертации проблема не являлась предметом специальных обобщающих исследований. Тем не менее некоторые аспекты деятельности крестьянки на разных стадиях миграционного процесса, фрагментарно попадали в сферу интересов исследователей в связи с изучением переселенческого движения в Западную Сибирь и экономических, демографических, социокультурных процессов, происходивших в исследуемом регионе в последней четверти XIX – начале XX вв.

Историографический обзор исследования опирается на проблемно-хронологический принцип систематизации материала. В разделе обозначены три хронологических периода: 1880-е - 1920-е гг., 1920-е - 1980-е гг., 1990-е гг. - до настоящего времени.

Период 1880-х – 1920-х гг. характеризовался становлением научного интереса к переселенческому движению, появлением работ, исследовавших отдельные проблемы крестьянских миграций, накоплением фактического материала по изучаемой нами проблеме.

Одна из центральных проблем, к анализу которой обращались исследователи изучаемого периода, – выявление причин массовых миграций крестьянского населения земледельческих губерний Европейской России в последней четверти XIX – начале XX вв. Большая часть исследователей отстаивала позицию, суть которой сводилась к следующему: кризисные явления, охватившие аграрный сектор российской экономики стимулировали миграционную активность населения. Эти идеи получили развитие в трудах А.А. Исаева, А.А. Кауфмана, И.А. Гурвича, И.Я. Ямзина, В.П. Вощинина, П.М. Головачёва, К.М. Качоровского, Н.П. Огановского. Вопросы, связанные со сложностью положения крестьянок во время передвижения в Сибирь, затрагивали А.А. Исаев, Н.М Ядринцев, И.А. Гурвич, С.М. Пономарев указывая на проблемы, с которыми приходилось сталкиваться женщинам в пути, и те задачи, которые им приходилось решать в семье в столь экстремальной ситуации.

В ходе исследования, нами были привлечены работы медико-демографического профиля российского и сибирского масштаба С.А. Новосельского, Н.А. Золотавина, В.П. Гедройц - Юрага, Н.А. Вигдорчика.

Мы можем констатировать, что на данном этапе в сферу интересов исследователей попадали лишь отдельные, в основном экономические характеристики миграционного процесса. Крестьянка, участвовавшая в переселенческом движении, не представляла интереса для исследователей.

Второй период (1920-е – 1980-е гг.) историографии темы на начальном этапе (1920-е – 1930-е гг.) характеризовался стремлением учёных продолжить начатую работу. Выходят работы И.Л. Ямзина, В.П. Вощинина, статистико-экономические исследования В.Я. Нагнибеды.

С середины 1930-х до 1950-х гг. проблемы крестьянских миграций в Сибирь оставались вне исследовательского поля, но уже в начале 1950-х гг. произошло возвращение переселенческой тематики в русло исторических изысканий. Появляются работы, в которых анализировались экономические причины и последствия крестьянских переселений на восточные окраины России в конце XIX – начале XX вв. Выходят в свет исследования В.В. Покшишевского, Е.И. Соловьёвой, В.Г. Тюкавкина, Л.Ф Склярова, В.А.Степынина.

В 1970 – 80-е гг. происходило существенное расширение проблематики исследований как переселенческого движения, так и истории западносибирского региона во второй половине XIX – начале XX вв. в контексте миграционных процессов.

Вопросы влияния крестьянских миграций на экономическое освоение Сибири рассматривал в своих работах Л.М. Горюшкин. В трудах Е.И. Соловьёвой, Г.А. Бочановой детально исследовалось развитие сельской промышленности Сибири во второй половине XIX – начале XX вв. в контексте миграционных процессов. А.В. Минжуренко, анализировал особенности переселенческой деревни Западной Сибири в конце XIX – начале XX вв. В этот же период вышли историко-этнографические исследования М.М. Громыко, Н.А. Миненко.

В 1980-е гг. сибирское крестьянство и русская крестьянская семья в Сибири конца XIX – начала XX вв. становятся объектом детального изучения в демографическом, экономическом, социально-психологическом аспектах в исследованиях В.А. Зверева. Результатом его научной деятельности стал выход ряда значимых работ историко-демографического характера. Учёным была дана комплексная характеристика социально-экономических и демографических аспектов русской крестьянской семьи Сибири конца XIX – начала XX вв.

В указанный период исследуются экономические и социальные аспекты переселенческого процесса в контексте аграрной политики правительства, что нашло отражение в работах В.Н. Худякова, И.В. Островского.

А.В. Сафьянова, обращаясь к изучению внутреннего строя русской сельской семьи Алтайского края во второй половине XIX – начале XX вв., отмечала влияние переселенцев на некоторую демократизацию внутрисемейных отношений у коренного населения Алтая.

Обобщая итоги второго периода в развитии исследований по изучаемой проблеме, мы имеем возможность констатировать, что только в 1950-е гг. в исторической науке на региональном уровне начинают происходить реанимационные процессы в отношении изучения переселений в Западную Сибирь в последней четверти XIX – начале XX вв., которые привели к развитию широкого исследовательского движения по изучению в 1970 – 80-е гг. указанного явления. В эти годы происходит существенное расширение проблематики исследований миграции крестьянства земледельческих губерний Европейской России в изучаемый период. В сферу интересов исследователей попадают социально-экономические и политические аспекты переселенческого движения, позволившие нам выявить и уточнить особенности развития миграционного процесса, в контексте которых происходило переселение крестьянской семьи, её адаптация в регионе водворения. В этот же период учёные обращаются к социально-психологическим, демографическим аспектам истории региона. В сферу интересов исследователей попадает основной институт крестьянского мира – семья во всём многообразии её жизнедеятельности и эволюционных изменений, в рамках изучения которой происходит обращение к функционированию крестьянки. К сожалению, крестьянка - переселенка в качестве самостоятельного объекта изучения в трудах сибирских учёных так и не была зафиксирована, отдельные аспекты её деятельности попадали в поле зрения учёных лишь в контексте решения иных исследовательских задач.

В 1990-е гг., с одной стороны, продолжается развитие уже заданных траекторий научных исследований крестьянских миграций, с другой стороны, в связи с расширением методологической базы исторической науки в исследованиях появляются совершенно новые аспекты изучаемых процессов.

В указанный период продолжается изучение крестьянского населения Сибири и его переселенческого сегмента в границах историко-демографических проблем В.А. Зверевым. В исследовательском поле учёного находятся крестьянская семья, её структура, семейное домохозяйство, демографическое поведение и воспроизводство сельского населения Сибири второй половины XIX – начала XX вв. В своих работах В.А. Зверев обращается и к изучению демографического поведения крестьян-переселенцев, анализирует структурные особенности крестьянской переселенческой семьи.

В начале 2000-х гг. комплексное исследование переселений крестьян чернозёмного центра Европейской России в Западную Сибирь во второй половине XIX – начале XX вв., включающее анализ не только экономических, природно-географических, но и социально-психологических аспектов миграционного процесса, было предпринято М.К.Чуркиным.

По-прежнему в сфере интересов учёных остаются экономические аспекты развития крестьянского хозяйства, что наглядно иллюстрируют работы П.Ф.Никулина, М.В. Дорофеева.

В работах историко-этнографического характера А.А. Лебедевой, В. А. Липинской исследуются особенности внутрисемейных отношений русских крестьян (в том числе и переселенцев) Сибири в XIX – XX вв. В 2000-е гг. выходит ряд работ О.Н. Шелегиной, посвящённых проблемам адаптации мигрантов в Западной Сибири.

В начале 2000-х гг. в сферу интересов сибирских исследователей попадает женская тематика. Своеобразным прологом, предварившим обращение к женской проблематике, стала научно-исследовательская деятельность сектора женских и гендерных исследований института этнологии и антропологии РАН, возглавляемого Н.Л. Пушкарёвой. Появляются работы Н.П. Матхановой, В.В. Верхотуровой, Е.А. Дегальцевой, О.М. Долидович, посвящённые изучению жизни западносибирских горожанок. Особую группу представляют собой работы Ю.М. Гончарова. Объектом исследования ученого становится городская и купеческая семья, рассматривается участие женщин в общественной и культурной жизни западносибирского города, выявляются их социальные роли, реконструируется социально-правовой статус сибирячек.

Таким образом, в результате продолжительных во времени научных изысканий, исследователями был проделан большой объём работы в области осмысления причин, хода и последствий крестьянских переселений. Внимание исследователей всё чаще стала привлекать сибирская крестьянская семья Сибири XIX – XX вв., в том числе переселенческая семейная ячейка. В то же время приходится констатировать, что, несмотря на появление исследований, посвященных изучению различных сторон жизнедеятельности крестьянской семьи, крестьянка, составлявшая в конце XIX – начале XX вв. основной сегмент женского населения Сибири, по-прежнему остаётся вне сферы внимания научного сообщества.

Для выявления роли и позиций женщин в земледельческом домохозяйстве, уточнения представлений о семейной ячейке мигрантов, нами был привлечён корпус литературы, в границах которой рассматривались некоторые аспекты русской крестьянской семьи Европейской России второй половины XIX – начала XX вв. Изучение русской крестьянской семьи активизировалось во второй половине XIX в. В центре внимания исследователей находились проблемы нормативной регуляции крестьянской жизни, внутрисемейных отношений, положения женщин в семейной ячейке, а также изменения, охватившие крестьянскую семью во второй половине XIX в. Обозначенные проблемы рассматривались в работах А.Г. Смирнова, Е.И. Якушкина, Н. Лазовского, А.П. Заболоцкого, А.Я. Ефименко. Особенности семейного уклада крестьянства пореформенного периода нашли отражение в художественно-публицистических произведениях А.Н. Энгельгардта, Г.И. Успенского, В.В. Селиванова, Н.Н. Златовратского. Очередной виток активизации исследований крестьянской семьи Европейской России пореформенного периода произошел в 1980-90-е гг. Появляются работы И.Н. Милоголовы, С.С. Крюковой, в границах которых анализировались трансформации традиционных устоев крестьянского мира, внутренний строй крестьянской семьи, изменения хозяйственных функций крестьянок. Существенный вклад в изучение крестьянской семьи и внутрисемейных отношений был сделан Б.Н. Мироновым. Исследователь приходит к заключению, что в последней трети XIX – начале XX вв. под воздействием города, отходничества, коммерциализации хозяйства, более активного вовлечения женщин в хозяйственную деятельность внутрисемейные отношения гуманизировались среди всего российского крестьянства.

Результаты исследований крестьянской семьи Европейской позволили констатировать, что в изучаемый период произошло изменение соотношения неразделённых и малых семей в пользу последних. Малая семья характеризовалась изменением внутрисемейных отношений, деформацией закреплённых традицией привычного деления хозяйственной деятельности на мужские и женские занятия, что в конечном итоге способствовало возрастанию роли женщин в границах семейной ячейки.

Объектом исследования является крестьянская семья на стадиях переселения в Западную Сибирь в последней четверти XIX – начале XX вв. Предметом исследования социальные роли и функции крестьянки в переселенческой семье в процессе миграции в Западную Сибирь в последней четверти XIX – начале XX вв.

Понятие роль раскрывается нами в рамках социологического понятийного аппарата. Социальная роль – вид поведения, направленный на выполнение норм, предписанных конкретному статусу.1 Социальный статус – это положение человека в обществе, которое он занимает как представитель большой социальной группы.2 Таким образом, социальная роль крестьянки – нормативно одобренный, относительно устойчивый вид поведения, определяемый её принадлежностью к крестьянскому сословию и реализуемый в рамках его основного социального института – крестьянской семье. В качестве функций рассматривается круг деятельности, обязанности, выполняемые женщиной в крестьянской семье.

Цель исследования – выявить основные социальные роли и функции крестьянки в переселенческой семье в процессе миграции в Западную Сибирь в последней четверти XIX – начале XX вв. Для достижения поставленной цели потребовалось решение следующих исследовательских задач: 1) выявить основные причины формирования и содержание адаптивных стратегий российской крестьянской семьи в условиях кризисных явлений в аграрном секторе российской экономики в последней четверти XIX – начале ХХ вв.; 2) определить основные роли женщин в крестьянских семьях на стадиях принятия решения и практической подготовки к переселению; 3) показать особенности поведения крестьянки, её роль и функции в крестьянской семье в период непосредственного переселения в Западную Сибирь; 4) определить адаптивные условия и возможности крестьянки к осуществлению обустройства на новых местах; 5) выявить факторы, оказавшие влияние на статус крестьянки в переселенческой семье и определить её роль на этапе начального хозяйственного обзаведения мигрантов в Западной Сибири.

Территориальные рамки исследования ограничены земледельческими губерниями Европейской России, ставшими в последней четверти XIX – начале XX вв. основными районами выхода мигрантов, и территорией Западной Сибири, в границах Тобольской, Томской губерний и Акмолинской области Степного генерал – губернаторства, где оседала основная масса переселенческого контингента. Выбор территориальных рамок обусловлен следующими обстоятельствами: в пореформенный период основными поставщиками мигрантов стали губернии, в которых земельная теснота достигла наибольшей остроты - это центрально-чернозёмные, украинские земледельческие губернии, выходцы из которых составили около 87% всех российских переселенцев.3 Основным центром, принимавшим земледельцев из Европейской России, стали западносибирские губернии. В совокупности с 1896 по 1910 гг. в указанных губерниях водворилось 64,5% от всех проследовавших в указанный период в сибирском направлении.4

Хронологические границы исследования охватывают период с 80-х гг. ХIХ столетия до 1914 гг. Нижняя граница обусловлена началом массового аграрного переселения в Сибирь, стартовыми мероприятиями по организации властями переселенческого процесса и первыми попытками осуществления контроля за аграрными миграциями, а также формированием практического опыта осуществления централизованного статистического учёта переселенцев, отправлявшихся в Сибирь. Верхняя граница, 1914 г., связана с началом Первой мировой войны, которая повлияла на структуру переселенческого потока и оказала разрушительное воздействие на переселенческое хозяйство. С 1914 г. в общем потоке переселенцев росла доля семей беженцев, имеющих некоторые структурные особенности, наиболее трудоспособная часть сельской населения Западной Сибири оказалась мобилизованной в ряды действующей армии, что неизбежно приводило к искусственным изменениям в структуре занятости населения деревни, когда мужской труд интенсивно заменялся трудом женщин, подростков, лиц престарелого возраста.

Методология исследования. Данное исследование изначально было ориентировано на обращение к комплексу теоретических разработок истории, социальной философии, социальной психологии. В рамках означенных научных дисциплин нами были использованы следующие теории и концепции.

1. Теория социальной адаптации. Так как массовое переселенческое движение носило по сути своей адаптивный характер, а его подготовка, реализация и обустройство на новых местах водворения представляли в сущности адаптивную стратегию крестьянства земледельческих губерний Европейской России, мы обратились к существующей в рамках социально-философской области знания теории социальной адаптации. Данная теория получила детальную разработку в трудах М.В. Ромма, А.А. Налчаджяна, Р.А. Костина.

2. Теоретические положения гендерной истории. Теоретико-методологические основания гендерной концепции были заложены американскими историками Дж. Скотт, Н. Дэвис. В российской исторической науке положения гендерной истории получили разработку в трудах Н.Л. Пушкарёвой, Л.П. Репиной, других авторов. Гендерная история помещает женщину, её деятельность в фокус исторического исследования, конструирует её как субъекта истории, включает в версию интерпретации исторического процесса. Изучение крестьянки в переселенческом движении в контексте гендерной проблематики позволяет рассматривать её не в качестве отдельного субъекта миграции, а проследить участие в выстраивании системы взаимоотношений в крестьянской семье на различных этапах переселения, оценить условия, в которых протекала деятельность женщин, и степень участия в данном процессе.

3. В число методологических оснований нашего исследования вошли концепции современного крестьяноведения, представленные в работах Т. Шанина, Дж. Скотта. Доминирующее место в исследованиях занимает изучение феномена крестьянского семейного хозяйства как основной ячейки жизнедеятельности. Гибкое использование семейного труда и потребительские нужды семьи порождают специфическую стратегию выживания и использования ресурсов, что объясняет жизнеспособность крестьянского хозяйства, считают представители современных крестьяноведческих изысканий.5 Происходит преодоление андроцентрических предубеждений при изучении крестьянской семьи, объектом исследования становится женская сфера семейного хозяйства.6

4. В качестве вспомогательных нами привлекались концепции гендерной психологии в области выявления психологических особенностей мужчин и женщин, исследования социальной психологии в области изучения социальной установки и принятия решений в «ситуации риска».

В исследовании был использован ряд исторических методов: историко-генетический, статистического анализа, проблемно-хронологический.

Источниковая база работы. В ходе исследования был привлечён широкий круг источников. Значительный объём материалов был извлечён из фондов Российского Государственного исторического архива (РГИА), Государственного архива Томской области (ГАТО), Государственного учреждения Тюменской области «Государственного архива в г. Тобольске» (ГУТО «ГА в г. Тобольске»), Исторического архива Омской области (КУ ИсА).

Весь арсенал привлечённых нами источников был сгруппирован следующим образом: делопроизводственная документация, статистические материалы, описания переселенческого быта, документы личного происхождения, материалы периодической печати, законодательные акты.

К группе первостепенных для нашего исследования источников относится делопроизводственная документация, которую можно разделить на две части: а) документы, исходящие непосредственно из крестьянской среды; б) делопроизводство центральных и местных органов власти.

Высокой ценностью обладают документы, исходящие из крестьянской среды. К данной группе материалов относятся индивидуальные и коллективные прошения, жалобы, обращения и ходатайства крестьян, «приговоры» сельских сходов. В прошениях и ходатайствах о переселении отображались экономические и психологические мотивы, побудившие крестьян к миграции, аргументы крестьянок пытавшихся совершить рискованное предприятие самостоятельно, выписки из посемейных списков, прикладывавшихся к прошениям, позволили уточнить представление о составе крестьянских семей, отправлявшихся на переселение. Широко представлены обращения крестьян в государственные учреждения в связи с трудностями обустройства в регионе водворения, а также прошения о переводворении или обратном перечислении на родину. Данного рода документы позволили конкретизировать проблемы, с которыми сталкивались мигранты на местах водворения, способы их решения, определить степень участия крестьянок в становлении переселенческого хозяйства, выявить виды деятельности, которыми они занимались по прибытии в Сибирь.

Делопроизводство центральных и местных органов власти по большей части было связано с рассмотрением документов, исходивших из крестьянской среды, по поводу которых принимались те или иные решения. Часть делопроизводственных материалов носила «отчётный» характер и содержала обобщённую информацию о развитии переселенческого дела. К данной группе документов можно причислить разного рода записки, сообщения, телеграммы, сводки, распоряжения центральных ведомств

Высокую степень ценности для исследования представляют статистические материалы. Данные о ходе переселенческого процесса в пределах Европейской России представлены статистикой земств. Издания земских учреждений содержат данные об особенностях структуры переселенческого потока (половом, возрастном), о численности, рабочем составе семей мигрантов, их экономическом положении. Важную группу источников представляют статистико-экономические обследования переселенческих хозяйств, проводившиеся по инициативе Переселенческого Управления, губернаторов, содержащие не только цифровой материал, характеризующий динамику состояния переселенческих хозяйств, но и комплекс сведений о быте переселенцев.

Медицинская статистика привлекалась для определения эффективности работы сети сельских медицинских учреждений в Западной Сибири, для выявления статистики заболеваемости переселенческого населения, форм наиболее распространённых болезней.

К группе значимых для нашего исследования источников относятся описания переселенческого быта. Медицинские описания составлены профессиональными врачами и представляют собой сведения о санитарно – гигиеническом состоянии, условиях водоснабжения переселенческих посёлков, содержат информацию о состоянии жилищ переселенцев, питании мигрантов, их заболеваемости. Экономические описания позволили нам дополнить картину становления переселенческих хозяйств.

Источники личного происхождения представлены письмами крестьян-переселенцев. В качестве источника при работе над исследованием использовалась периодическая печать второй половины XIX – начала XX вв. Нами привлекались публицистические очерки по переселенческой тематике, выходившие на страницах ведущих общероссийских журналов («Русское богатство», «Русская мысль», «Северный вестник»), орган Переселенческого Управления – периодический сборник «Вопросы колонизации», специализированные издания: «Сибирский медицинский журнал», «Вестник общественной гигиены, судебной и практической медицины», на страницах которых рассматривались медицинские аспекты переселенческого движения, материалы, опубликованные на страницах сибирских газет.

В качестве нормативных актов, регулирующих миграционное движение, выступает переселенческое законодательство, начало структурирования которого приходится на 1880-е гг. Во временных секретных правилах 1881 г., переселенческом законе 1889 г. и правительственных циркулярах МВД конца ХIХ – начала ХХ вв., регулировавших переселенческий процесс, были зафиксированы основные требования к многочисленному контингенту переселяющихся, озвучивалась процедура переселения, ограничивались районы водворения мигрантов.

Соотнесение различных групп источников друг с другом, проверка их репрезентативности позволили сделать вывод, сообразно с которым наиболее массивные и богатые фактическим материалом источники делопроизводственного характера (прежде всего исходящие от самих крестьян) часто предстают перед исследователем в своём первозданном субъективном варианте. Однако сведение крестьянских прошений, ходатайств с материалами, в которых фиксировалась реакция на них светской администрации, подкреплённых официальной информацией статистического характера, а также источниками личного происхождения, дало возможность реконструировать условия, в которых происходило формирование миграционных настроений крестьян, обнаружить факторы, влиявшие на выработку адаптивных стратегий в крестьянской семье и место крестьянки в данном процессе, что в конечном итоге позволило решить поставленные в диссертации задачи.

Научная новизна диссертационного исследования. Впервые в историческом исследовании миграционный процесс рассматривается с учётом гендерных ролей и функций основных субъектов переселенческого движения. В настоящей работе показано, что крестьянка выполняла важную роль в реализации грандиозного социального и экономического проекта – переселения на восточные окраины страны, связанного с разрывом устоявшихся связей и выработкой новых адаптивных стратегий в сложных природно-географических, хозяйственных и социокультурных условиях региона водворения. В исследовании роль и функции женщины в переселенческом движении рассматриваются на всех стадиях миграционного процесса, от момента принятия решения и выхода на переселение до водворения и хозяйственного обустройства в земледельческих местностях Западной Сибири. Установлено, что для крестьянок процесс переселения на стадиях подготовки к миграции, непосредственного перемещения и первоначального обустройства в Западной Сибири проходил более сложно, чем для мужской части переселенческого контингента. Выявлены факторы (демографические, экономические), оказавшие влияние на расширение функций и соответственно рост значимости крестьянок в границах переселенческой семейной ячейки на стадии первоначального обустройства в регионе водворения. На значительном фактическом материале раскрыта роль женщин в экономическом становлении переселенческого хозяйства.

Практическая значимость исследования состоит в том, что материалы диссертации могут быть использованы при подготовке обобщающих трудов по истории России и Сибири, а  также в ходе дальнейших исследований истории переселенческого движения. Фактический материал, основные положения и выводы диссертации могут быть полезны при разработке учебных программ, основных, специальных и факультативных курсов по истории России, региональной и гендерной истории.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Кризисные явления, формировавшиеся в аграрном секторе экономики России в последней четверти XIX – начале ХХ вв. стимулировали выработку крестьянской семьёй адаптивных стратегий, призванных обеспечить жизнедеятельность крестьянского хозяйства. Переселения в Сибирь для части земледельческого населения стали способом преодоления кризисной ситуации. В условиях и под влиянием аграрного кризиса произошли существенные изменения в крестьянской семье Европейской России: сократилась её численность, доминирующей формой стала простая семья, гуманизировались отношения в семье, увеличилась степень участия крестьянок в семейном хозяйстве, что вызвало трансформации традиционных представлений о роли женщины в семье, в производственном процессе, её социальном предназначении.

2. На стадии принятия решения и практической подготовки к миграции роль крестьянки трансформировалась от реактивной (противодействующей) к активной, организационно–контролирующей, обусловленной теми задачами, которые крестьянке приходилось решать при подготовке к отъезду (контроль за ликвидацией имущества и хозяйства, аккумуляцией денежных средств, организация сборов в дорогу, формирование продовольственного и иного обеспечения необходимого во время передвижения семьи).

3. На этапе непосредственного передвижения в Западную Сибирь роль крестьянки приобретает ярко выраженный мобилизационный характер. В экстремальных условиях пути деятельность крестьянки характеризовалась совокупностью действий и принятием решений максимально направленных на сохранение и поддержание жизнеспособности семьи как хозяйственного организма и достижение поставленной цели – водворение в пределах Западной Сибири.

4. В более экстремальных для крестьянок обстоятельствах первоначального обустройства в Западной Сибири формировались условия (демографические, экономические) способствовавшие усложнению функций женского контингента переселенческих семей, вследствие чего возрастала значимость крестьянок в пределах собственной семейной ячейки.

5. В период первоначального обустройства в Западной Сибири происходил процесс расширения хозяйственной деятельности крестьянок, что содействовало универсализации экономических ролей членов переселенческой семьи, предопределило формирование у женщин активной жизненной позиции и способствовало росту статуса крестьянок в рамках собственной семьи.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования отражены в 8 публикациях, в том числе в двух рецензируемых изданиях, представлены на V Всероссийской с международным участием научно-практической Интернет конференции «Сибирский субэтнос: культура, традиции, ментальность» (январь - май 2009 г., Красноярск), XVIII научном семинаре – симпозиуме Сибирского регионального вузовского центра по фольклору «Народная культура Сибири» (октябрь 2009 г., Омск)

Структура работы: работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении к диссертации обоснована актуальность исследования, анализируется степень изученности выбранной темы, определяются объект и предмет, формулируются цель и задачи исследования, территориальные и хронологические рамки, раскрываются методологические основания работы, характеризуется источниковедческая база диссертации. Определены научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов диссертации, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов работы.

В первой главе «Крестьянка земледельческих губерний Европейской России на начальных этапах переселенческого движения в Западную Сибирь в последней четверти XIX - начале XX вв.» выявляются основные адаптивные стратегии, выработанные крестьянской семьёй в условиях кризисных явлений в аграрном секторе российской экономики, определяются основные изменения, произошедшие с семейной ячейкой земледельческого сословия Европейской России в условиях аграрного кризиса. Рассматриваются роли и основные функции крестьянки на стадии принятия решения, практической подготовки и в период непосредственного переселения в пределы Западной Сибири.

В первом параграфе «Формирование и реализация адаптивных стратегий крестьянской семьи Европейской России в условиях аграрного кризиса 1880-х гг. XIX – начала ХХ вв.» рассматриваются кризисные явления, сложившиеся во второй половине XIX в. в аграрном секторе российской экономики, определяются основные группы адаптивных стратегий, выработанных крестьянской семьёй в сложившихся условиях, выявляются основные характеристики изменений, произошедших с семейной ячейкой земледельческого сословия Европейской России в условиях аграрного кризиса.

Кризисные явления, сложившиеся во второй половине XIX в. в аграрном секторе российской экономики, стимулировали адаптивную активность лиц земледельческого сословия, спровоцировав поиск эффективных адаптивных стратегий. В основе кризисных явлений в сельском хозяйстве лежало изменение демографической ситуации в Европейской России во второй половине XIX в., которая характеризовалась высоким естественным приростом сельского населения, в результате чего крестьяне столкнулись с проблемой малоземелья, что в свою очередь снизило продуктивность земледельческого хозяйства, повлияв на качество жизни крестьянской семьи. Сложившаяся ситуация потребовала от крестьянства поиска способов жизнеобеспечения, гарантировавших необходимый уровень функционирования крестьянского хозяйства. Стратегии адаптации, к которым обратилось крестьянская семья в данных обстоятельствах, условно можно разделить на три группы.

Первая группа стратегий, связанная с использованием внутреннего потенциала аграрного сектора, включала расширения фонда обрабатываемых земель, распространение практики аренды сельскохозяйственных угодий. Данные стратегии обнаружили свою неэффективность.

Вторая группа адаптивных стратегий связана с обращением крестьянской семьи к различным видам промысловой деятельности: местным и отхожим земледельческим и неземледельческим промыслам. Получивший более широкое распространение в чернозёмных губерниях земледельческий отход становится к 90-м гг. XIX в. экономически маловыгодным предприятием и наряду с этим не может полностью поглотить сформировавшуюся армию свободных рабочих рук земледельческих губерний Европейской России. В то же время практика отхода имела важные сопутствующие последствия для земледельческого сословия, способствуя формированию его миграционной мобильности, что в конечном итоге подготовило развитие крестьянских переселений.

Ограниченность в силу ряда причин использования частью крестьянства имевшихся в арсенале адаптивных стратегий, уменьшение их действенности и как следствие дальнейшее снижение эффективности крестьянского хозяйства привели в конечном итоге к формированию третьей группы адаптивных стратегий, материализовавшихся в процессе земледельческой колонизации преимущественно восточных окраин, набравших силу в последней четверти XIX в.

Необходимо отметить, что крестьянская семья, втянутая в орбиту аграрного кризиса, претерпела ряд кардинальных изменений, выразившихся в трансформации как её внешних (количественных), так и внутренних (качественных) характеристик.

Для второй половины XIX в. было характерно увеличение доли малых, в основном двухпоколенных семей. Более всего процессы, происходившие в крестьянской семье, оказали влияние на положение крестьянок, трансформировав их позиции семье, обществе. Укрепление позиций малой семьи приводило к росту личной свободы крестьянок, повышало уровень её ответственности и самостоятельности, увеличивало степень участия в семейном хозяйстве, расширяло производственные функции. Получившие широкое распространение отхожие промыслы ещё более трансформировали положение крестьянок. При уходе мужчины на её плечи ложился целый комплекс задач: ведение хозяйства, ответственность за его функционирование, представление семьи на сельских сходах. Активное участие самих крестьянок в отхожих промыслах давало ей экономическую независимость, изменяло традиционное представление о роли женщины в крестьянском хозяйстве. Таким образом, в последней трети XIX – начале XX вв. происходила некоторая гуманизация и демократизация внутрисемейных отношений, более всего повлиявшая на позиции женщин в границах крестьянской семьи.

Во втором параграфе «Крестьянка на этапе подготовки к переселению в Западную Сибирь» выявляются основные позиции крестьянок на этапе принятия решения о переселении, раскрываются роль и функции женщин в крестьянской семье на этапе практической подготовки к миграции, характеризуются особенности переселенческой семьи.

Было выявлено, что отправной точкой начала миграционного процесса для крестьянской семьи являлось принятие решения о переселении. На этом этапе мужская часть крестьянской семьи выступала в качестве инициатора переселения, рассматривая миграцию как инструмент для решения назревших хозяйственных проблем, женская часть видела в этом событии угрозу сложившемуся семейному микрокосмосу, что в свою очередь обусловило её реактивную (противодействующую) роль на данном этапе переселенческого процесса. В сложившейся ситуации некоторая часть крестьянок занимала активную поведенческую и деятельностную стратегию, характеризовавшуюся продуктивным участием в видах деятельности, необходимых для подготовки семьи к переселению (ходачество, решение хозяйственных проблем семьи), что свидетельствовало о выходе женщин за пределы сферы только домашнего хозяйства.

После принятия решения о переселении наступал этап практической подготовки к миграции. На данном этапе на плечи крестьянок ложилась целая совокупность разнородных функций. Женщины оказывали регулирующее влияние на процесс ликвидации имущества и хозяйства, контролировали аккумуляцию денежных средств. На данном отрезке этапа практической подготовки в руки крестьянок переходило организующее начало в противовес дезорганизации в поведении большей части мужской составляющей семьи, находившейся в состоянии некоторого «разложения» после принятия столь ответственного решения. Крестьянки занимались организацией сборов в дорогу, формировали продовольственное и иное обеспечение, необходимое семье во время передвижения. Реализация комплекса задач, воплотившихся в совокупности различных видов деятельности, определила организационно - контролирующую роль крестьянки на данном этапе переселенческого процесса.

Анализ структуры переселенческой семьи позволил прийти к заключению, что формировавшиеся семейные ячейки мигрантов представляли собой наиболее функциональные с точки зрения передвижения и обустройства образования. Они были более обеспечены работоспособными членами, располагали достаточным количеством будущих работников и обладали возможностью для дальнейшего расширения рабочего состава своих семей. Кроме того, семьи мигрантов имели в своём составе меньшее число лиц старшего поколения, что придавало им дополнительную мобильность. Переселенческая семья была относительно многочисленнее, что было обусловлено с одной стороны образованием фиктивных договорных семей накануне миграции, с другой стороны этому же способствовала повышенная концентрация детей в семьях переселенцев. Семьи мигрантов имели в своём составе меньшее количество женщин относительно мужской составляющей, что для перспектив развития земледельческого хозяйства являлось скорее преимуществом. Среднестатистическая переселенка – женщина активного репродуктивного возраста, исходя из указанных обстоятельств уже на начальной стадии миграционного процесса начинала нести «усиленную нагрузку» членами семьи, забота о которых ложилась на её плечи на всех стадиях переселения.

В третьем параграфе «Крестьянка на этапе передвижения в Западную Сибирь» определяются основные функции и роль крестьянки в процессе передвижения переселенческой семьи в Западную Сибирь.

Непродолжительный этап передвижения в Западную Сибирь являлся витально важным для переселенческой семьи. Он представлял собой отдельный период жизни семейной ячейки мигрантов, характеризующийся своими способами жизнеобеспечения, особенностями жизнедеятельности, формированием специфической системы ценностей. На этом этапе смысл существования переселенческой семьи определялся изначально заданной целью, которая в конечном итоге должна была реализоваться в ожидаемый результат – водворение в пределах Западной Сибири. На стадии собственно переселения проявилась мобилизующая роль крестьянки, так как ею был предпринят максимум усилий для достижения поставленной цели в практически экстремальной ситуации. В пути на крестьянку ложились традиционные хозяйственные задачи: в первую очередь ей необходимо было заботиться о питании членов своей семьи, планировать распределение пищевых запасов, прилагая предельно наибольшее количество усилий для создания максимально экономичного режима питания, участвовать в процессе обеспечения семьи продуктами, прибегая к сбору милостыни. В процессе передвижения крестьянкой осуществлялась традиционная репродуктивная функция, на её плечи ложились заботы по уходу за здоровыми и заболевшими детьми.

В процессе переселения произошла некоторая деформация существующей системы ценностей в сознании мигрантов, обусловленная потребностью восстановления достаточных для поддержания жизнедеятельности крестьянства условий. Иллюстрацией этих изменений, усиленных изначально присутствующим фатализмом, можно считать спокойное отношение женщин к смерти детей, восприятие их болезней в качестве помехи на пути продвижения. Представляется, что такая установка в сознании крестьянки являлась апогеем проявления её мобилизующей роли в процессе передвижения в пределы Западной Сибирь, когда жизнь детей приносилась в жертву ради интересов всей семьи.

Во второй главе «Крестьянка на этапе начального хозяйственного обзаведения мигрантов в Западной Сибири в последней четверти XIX - начале XX вв.» выявляются потенциальные адаптивные условия и возможности крестьянки к осуществлению водворения и обустройства в Западной Сибири, определяются факторы, оказавшие влияние на статус крестьянки в переселенческой семье, и определяется её роль на этапе начального хозяйственного обзаведения мигрантов в Западной Сибири.

В первом параграфе «Условия адаптации крестьянок в Западной Сибири» анализируются особенности условий адаптации крестьянок в Западной Сибири, определяются их адаптивные возможности.

Общая оценка стартовых условий адаптации и адаптивных возможностей основного контингента женской составляющей крестьянского переселенческого потока в Западную Сибирь в последней четверти XIX – начале XX вв. может быть определена как неудовлетворительная, что связано с целым рядом обстоятельств. Основная масса крестьянок, отправлявшихся в составе переселенческих семей в Западную Сибирь в возрасте от 18 до 55 лет, представляла собой одну из «слабых» по состоянию здоровья групп мигрантов, что ещё более усугублялось тяжёлыми условиями передвижения и той нагрузкой, которую приходилось испытывать крестьянкам во время длительного «путешествия». В Сибири на фоне сложностей первоначального обустройства, сопровождавшегося повышенной заболеваемостью переселенцев, крестьянки, несмотря на существующую потребность, не получали достаточной медицинской помощи в связи с их меньшей «ценностью» для земледельческого хозяйства, по крайней мере в первые годы водворения, что с учётом колоссальной нагрузки, ложившейся на их плечи, ставило женщин в менее защищённое и, следовательно, более неблагоприятное положение по сравнению с остальными членами переселенческой семьи.

Во втором параграфе «Роль женщин в переселенческой семье на стадии водворения и начального хозяйственного обзаведения в Западной Сибири» выявляются факторы, оказавшие влияние на позицию крестьянки в переселенческой семье, определяется её роль в переселенческой семье на этапе водворения и начального хозяйственного обзаведения в Западной Сибири.

На этапе водворения в пределах Западной Сибири роль крестьянки в переселенческой семье можно определить как существенную, что было обусловлено целым рядом обстоятельств. Структурные особенности семейной ячейки мигрантов, сложившиеся ещё на этапе формирования переселенческой семьи, с одной стороны, демонстрировали её эффективность в плане соотношения основных возрастных групп, с другой стороны, явная диспропорция в соотношении работоспособного количества женщин и остальных членов семьи свидетельствовала об усиленной нагрузке крестьянок в рамках собственной семьи, что уже автоматически приводило к повышению их значимости, а соответственно, и роли в границах семейной ячейки. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что даже реализация традиционных для крестьянки функции, связанных с ведением домашнего хозяйства, на фоне повышенной «семейной нагрузки» и напряжённого режима первоначального хозяйственного обзаведения, была связана с более интенсивной концентрацией выполняемых крестьянкой работ. Доминирование малой или расширенной семьи в среде переселенцев являлось дополнительным свидетельством значимой роли крестьянки в семье мигрантов, так как именно в малой семье на женщину ложились многочисленные задачи, а в совокупности с демографическими особенностями переселенческой семьи роль женщин в семье становилась достаточно существенной.

Важность своей позиции в семье осознавалась и самими крестьянками, что проявлялось в отстаивании ими своих интересов в волостных судах, участии в работе сельских сходов, инициировании возвращения на родину. Крестьянки, несмотря на объективную потребность переселенческих семей в консолидации, становились инициаторами внутрисемейных противоречий, носителями индивидуалистических настроений, что в конечном итоге материализовалось в семейных разделах в переселенческой среде.

В третьем параграфе «Экономическая роль крестьянок в переселенческой семье в период водворения и начального хозяйственного обзаведения мигрантов в Западной Сибири» выявляются основные виды деятельности, которые осуществляла крестьянка, участвуя в процессе хозяйственного обзаведения переселенческой семьи в Западной Сибири.

Экономическая маломощность большей части переселенческих семей на стадии первоначального хозяйственного обустройства заставляла мигрантов обращаться к разнообразным источникам дохода. На этом этапе крестьянки вносили существенный вклад в процесс обеспечения семьи необходимыми ресурсами, что выразилось в использовании ими целого арсенала различных видов деятельности.

Одним из способов поддержания жизнеспособности переселенческой семьи на начальном, самом критическом этапе водворения являлось попрошайничество, которое практически полностью осуществлялось крестьянками.

Широкое применение наёмного труда в сельском хозяйстве Западной Сибири обусловило спрос и на женские руки, поставщиками которых стали мигрантки, чьи семьи нуждались в средствах существования. Спрос на женский наёмный труд носил сезонный характер, пик которого приходился на период летних сельскохозяйственных работ, когда доля участия мужчин и женщин в важнейших для крестьянского хозяйства видах деятельности была почти равной.

Немаловажным экономическим подспорьем на этапе первоначального хозяйственного становления для переселенческой семьи стало огородничество. Являясь прерогативой крестьянок, огородничество не только обеспечивало семьи необходимыми продуктами питания, но в некоторых районах, принимая промысловый характер, вносило определённый вклад в развитие переселенческого хозяйства.

Необходимость экономического укрепления переселенческого хозяйства заставляла мигрантов обращаться к промысловой деятельности. Женские промыслы составляли важную часть крестьянского переселенческого хозяйства. Женщины, удовлетворяя потребности семьи, вовлекались в промысловую деятельность, которая, выходя за границы удовлетворения семейных потребностей, начинала носить товарный характер, способствуя росту экономического благосостояния крестьянского земледельческого хозяйства.

Таким образом, крестьянка активно вовлекалась в производственный процесс, требовавший на начальной стадии организации хозяйства, максимальной концентрации усилий всех членов крестьянской семьи. В период первоначального обустройства, в крестьянской семье вчерашних переселенцев шёл процесс универсализации экономических обязанностей её членов, что предопределило формирование у женщин активной жизненной позиции, ускорило социализацию женского сегмента крестьянской семьи.

В заключении подводятся основные итоги исследования.

Аграрное перенаселение на фоне дефицита земельного фонда потребовало от земледельческого сословия поиска способов жизнеобеспечения, выработки адаптивных стратегий, гарантировавших необходимый уровень функционирования крестьянского хозяйства. В данной ситуации российская крестьянская семья обратилась к широкому спектру адаптивных стратегий, связанных с использованием внутренних и внешних резервов. Обращение к внутренним ресурсам  показало их полную неэффективность. Практика земледельческого отхода не решала проблем крестьянского хозяйства в полной мере. Однако участие в промысловой деятельности способствовало формированию миграционной мобильности и приобретению миграционного опыта. В результате во второй половине ХIХ столетия крестьянство стало всё чаще прибегать к переселениям на восточные окраины страны, что позволяло сохранить свою сословную принадлежность.

Крестьянская семья, втянутая в орбиту аграрного кризиса и вынужденная прибегать к выработке способов поддержания своей жизнедеятельности, претерпевала ряд существенных трансформаций внешнего и внутреннего характера. Более всего процессы, происходившие в крестьянской семейной ячейке, оказали влияние на положение крестьянок, изменив их позиции в семье и обществе. Укрепление позиций малой семьи приводило к росту личной свободы крестьянок, повышало уровень её ответственности и самостоятельности, расширяло производственные функции, стимулировало общественную активность. Таким образом, мы можем констатировать, что к концу XIX в. начинает складываться некий «инновационный» облик крестьянки, черты которого проявились и в переселенческом процессе.

Обращению крестьянской семьи к переселению предшествовал длительный процесс, включавший принятие важного для всей семьи решения о миграции. На данном этапе рельефно проступили две основные позиции крестьянок в отношении миграции в Западную Сибирь. Большая часть женской составляющей будущего миграционного потока откровенно сопротивлялась предстоящему событию, усматривая в нём прямую угрозу разрушения традиционного жизненного уклада и целостности семьи. Часть крестьянок занимала более продуктивную позицию, что находило выражение в осуществлении видов деятельности, выходящих за пределы исключительно традиционных женских функций. Данное явление и стало наглядной иллюстрацией изменений, охвативших крестьянскую семью во второй половине XIX - начале XX вв., и выхода крестьянок за пределы сферы только домашнего хозяйства.

После принятия решения о переселении женщины занимали более рациональные позиции, пытаясь приложить все усилия, чтобы для семьи миграция произошла наиболее безболезненно. Реализация целого комплекса задач, воплотившихся в совокупности различных видов деятельности на данном этапе миграции, определило эффективную организационно - контролирующую роль крестьянки в период подготовки к переселению.

Непродолжительный этап передвижения в Западную Сибирь являлся жизненно важным для переселенческой семьи. Он представлял собой отдельный период жизни семейной ячейки мигрантов, характеризовавшийся своими способами жизнеобеспечения, особенностями жизнедеятельности, формированием специфической системы ценностей.

На этапе передвижения женщины прилагали максимум усилий для достижения поставленной цели в экстремальной ситуации. В пути крестьянка выполняла традиционные хозяйственные задачи: заботилась о продовольственном обеспечении семьи, планировала распределение пищевых запасов, прилагая предельно наибольшее количество усилий для создания максимально экономичного режима питания. Проявление деформаций в существующей системе ценностей крестьянок (индифферентное отношение к жизни детей) являлось адекватным выражением крестьянской этики, в основе которой лежал принцип выживания. Для поддержания мобилизационной готовности семьи, крестьянка принимала и соответствующие решения, иногда находившиеся за нравственными границами. Нам представляется, что такая установка в сознании крестьянки являлась апогеем проявления её мобилизующей роли в процессе передвижения в пределы Западной Сибирь, когда жизнь детей приносилась в жертву ради интересов всей семьи.

Водворение и обустройство в пределах Западной Сибири протекали для женщин в крайне неблагоприятной обстановке. Общая оценка стартовых условий адаптации и адаптационных возможностей основного контингента женской составляющей крестьянского переселенческого потока может быть определена как неудовлетворительная, вследствие чего мы можем констатировать, что для крестьянок процесс переселения на стадии водворения и первоначального обустройства был более экстремизирован.

Тем не менее данные обстоятельства указывают не на снижение значимости женщин в переселенческой семье на этапе водворения и хозяйственного обустройства, а лишь иллюстрируют формирование для неё более сложных условий адаптации.

Важность роли крестьянок на стадии первоначального обустройства определялась и структурными особенностями переселенческой семьи, которая демонстрировала явную диспропорцию в соотношении работоспособного количества женщин и остальных её членов, что свидетельствовало об усиленной нагрузке крестьянок в рамках собственной семьи, что уже автоматически приводило к повышению их значимости, а следовательно, и роли в рамках семейной ячейки.

Доминирование малой или расширенной семьи в среде переселенцев являлось дополнительным свидетельством значимой роли крестьянки в семье мигрантов, так как именно в малой семье на женщину ложились многочисленные задачи, а с учётом более высокой «семейной нагрузки» роль женщин в семье становилась достаточно существенной.

Экономическая маломощность большинства мигрантов на стадии первоначального хозяйственного обустройства заставляла переселенческую семью обращаться к разнообразным источникам дохода. На этом этапе крестьянки вносили существенный вклад в процесс обеспечения семьи необходимыми ресурсами, что выразилось в использовании ими целого арсенала различных видов деятельности.

Таким образом, в период водворения и начального этапа хозяйственного обзаведения мигрантов в земледельческих местностях Западной Сибири, формировались условия для расширения и усложнения функций женского контингента переселенческих семей. Крестьянка в переселенческом процессе оказывалась в более экстремальных обстоятельствах по сравнению со своими мужьями. Это было обусловлено большей моральной и трудовой нагрузкой, ложившейся на плечи женщин, при дефиците медицинской помощи, что диктовалось стереотипизированными представлениями о малоценности женщины в производстве. Однако экстремальные условия переселения наглядно продемонстрировали неуклонный рост значения женщины для нормального функционирования крестьянского хозяйства, что особенно заметным становилось на стадии водворения и обустройства в Сибири. В этот период крестьянка активно вовлекалась в производственный процесс, требовавший на начальной стадии организации хозяйства максимальной концентрации усилий всех членов крестьянской семьи. В период первоначального обустройства в крестьянской семье вчерашних переселенцев шёл процесс универсализации экономических обязанностей её членов, что предопределило формирование у женщин активной жизненной позиции, способствовало росту статуса крестьянок в рамках собственной семьи и социального престижа в крестьянском сообществе.

Список опубликованных работ автора, содержащих основные научные результаты диссертации

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах:

1. Нагорная М.А. Женский наёмный труд в крестьянском переселенческом хозяйстве Западной Сибири во второй половине XIX – начале XX вв. // Вестник Томского государственного университета. – 2011. № 345. Апрель – С.84-87.

2. Нагорная М.А. Особенности крестьянских семейных разделов в Западной Сибири во второй половине XIX – начале XX вв. // Вестник Омского университета. – 2011. № 3. – С.107-113.

Публикации в других изданиях:

3. Нагорная М.А. Аграрный кризис и его влияние на изменения в крестьянской семье России во второй половине XIX – начале XX вв. // Вопросы методологии и истории в работах молодых учёных: сб. науч. ст. / под ред. В.Н.Худякова. – Омск : Изд - во ОмГПУ, 2009. – Вып. 13. – С.12–18.

4. Нагорная М.А. К вопросу о жилищном обустройстве переселенцев Западной Сибири во второй половине XIX – начале XX вв. // Сибирский субэтнос: культура, традиции, ментальность: материалы Пятой Всероссийской с международным участием научно-практической Интернет конференции 2009 года. Выпуск 5. Красноярск: РИО КГПУ им. В.П. Астафьева, 2009. – С. 243-255.

5. Нагорная М.А. Женские крестьянские промыслы в Западной Сибири во второй половине XIX начале XX вв. // Народная культура Сибири: Материалы XVIII научного семинара – симпозиума Сибирского регионального вузовского центра по фольклору / Отв.ред. Т.Г.Леонова. – Омск: Изд - во «Амфора», 2009. – С.271-276.

6. Нагорная М.А. Трансформация роли женщины в контексте эволюции крестьянской семьи Европейской России во второй половине XIX века. // Вопросы методологии и истории в работах молодых учёных: сб. науч. ст./ под ред. В.Н.Худякова. – Омск: Изд - во ОмГПУ, 2010. – Вып. 14. – С.14-21.

7. Нагорная М.А. Гендерные исследования и историческая наука // Вопросы методологии и истории в работах молодых учёных: сб. науч. ст./ под ред. В.Н.Худякова. – Омск: Изд - во ОмГПУ, 2010. – Вып. 15. – С.26-32.

8. Нагорная М.А. Физическое здоровье переселенцев в свете экономического потенциала мигрантов, условия их быта и организация врачебно – медицинской помощи в местах водворения во второй половине XIX – начале XX вв. // Вопросы истории Сибири: сб. науч. ст. Вып.II. – Омск: Изд - во ОмГПУ, 2011. – С.76-87.


1 Кравченко А.И. Социология. М., 2002. С.296., Философский энциклопедический словарь. М., 1989. С.562.

2 Кравченко А.И.. Указ. соч. С.291.

3 Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX в.): в 2 т. Т.1. СПб., 2000. С.22-23, 27-28.

4 Подсчитано по: Ямзин И. Переселенческое движение в России с момента освобождения крестьян. Киев, 1912.С.175.

5 Шанин Т. Перспективы исследования крестьянства и проблема восприятия параллельности общественных форм // Крестьяноведение. Теория. История. Современность. М., 1996. С.18.

6 Инхетвен Х., Блаш М. Женщины в мелкотоварном сельском хозяйстве Франконии // Великий незнакомец: крестьяне и фермеры в современном мире. М.,1992. С.45 – 53.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.