WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

ОДИНЦОВА Елена Владимировна

РАЗВИТИЕ ГОРОДСКОЙ ПРАЗДНИЧНОЙ КУЛЬТУРЫ РОССИИ В ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XVII – ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII ВЕКОВ

Специальность: 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Москва - 2012

Работа выполнена на кафедре истории России факультета гуманитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор Гребениченко Сергей Фёдорович профессор кафедры истории России Российского университета дружбы народов

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Соловьев Евгений Алексеевич заведующий кафедрой истории и социальноэкономических дисциплин Российского университета дружбы народов кандидат исторических наук Токтамысов Сакен Жаугаштович аналитик Московского представительства Института мировой безопасности

Ведущая организация: Российский государственный университет туризма и сервиса.

Защита состоится «30» марта 2012 года в 12.00 на заседании Диссертационного совета Д.212.203.03 в Российском университете дружбы народов по адресу: 117198, Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10/2, ауд. 415.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Российского университета дружбы народов по адресу: 117198, Москва, ул. МиклухоМаклая, д. 6.

Автореферат разослан «____» февраля 2012 года

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат исторических наук, доцент Е. В. Кряжева-Карцева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется заметной активизацией в последние годы интереса российского общества к многообразным формам и жанрам праздничной культуры, ибо она служит воочию действенным механизмом объединения многонационального народа. Стремление к историческим традициям празднования, выработанными нашими предками в прошлом – объективный и закономерный процесс, как никогда важный сегодня в силу его объединяющей и аккумулирующей силы, способной обеспечить сохранение народа как нации. Праздничная культура к началу III тысячелетия существенно расслоилась, произошла мимикрия ценностных ориентиров. Нынешний календарь праздников эклектичен. В обилии праздников и торжеств сегодня сложно обнаружить стройность. Не просматриваются тенденции, которые должны бы вести к оформлению культуры досуга современного общества в различных группах праздников, которые привносили бы внутреннюю логику и историческую обоснованность в социальное пространство торжественных дат. Размывание исторически сложившейся системы традиций празднеств и торжеств ведет к разрушению исторической преемственности и ослаблению культурной связи поколений, к неясности статуса религиозно- и народно- праздничной культуры, несвязанности новых и «старых» государственных праздников, к неопределенности отношения к веками складывавшейся праздничной обрядности и ее месту в общем культурном процессе, к увеличению количества разного рода локальных «привнесенных» праздников.

Одновременно существуют множество субъектов, формирующих «свои» культурные (зачастую вовсе не национальные) автономии, в лоне которых попросту размывается традиционная российская праздничная культура. Кроме того, одной из характерных особенностей современного феномена празднования является тенденция свертывания пространства чисто человеческих отношений на фоне увлечения разного рода увеселительными мероприятиями, никак не затрагивающими духовную область жизни россиянина.

Все это свидетельствует об актуальности исторической реконструкции слагаемых торжественно-обрядовых ситуаций на заре институализации городского праздника в России - на рубеже XVII-XVIII веков, воссоздающих культурную среду городов того периода, а также исторического анализа эволюции городской праздничной культуры в последующие периоды, в целях выработки единой концепции праздника в современной государственной культурной политике, системно отражающей многогранность праздника, исторически аккумулировавшего в себе многообразие светских и религиозных, национальных и межнациональных традиций.

Актуальность темы исследования определяется и тем, что один из наиболее динамичных периодов трансформации Россия пережила именно в последней трети XVII – первой четверти XVIII веков. Исторический анализ зарождения и эволюции городской праздничной культуры в контексте того модернизационного («предпетровского»/«петровского») периода с учетом последующей естественно нараставшей урбанизированности страны способствует закреплению в нынешних условиях национальных, культурных, религиозных, корпоративных и семейных моделей городского праздника, направленных на самоидентификацию человека, общества и государства.

Актуальность исследования также обусловлена противоречием между, с одной стороны, спонтанностью развития праздничной культуры в современной России, увы, не вполне учитывающей исторические особенности её былого генезиса и эволюции, и, с другой стороны, необходимостью построения исторически обоснованной календарной системы праздников в контексте современной городской среды.

Актуальность темы и необходимость ее исследования в значительной степени мотивируется её недостаточной изученностью. Данное исследование нацелено на восполнение этого пробела в исторической науке. Изучение факторов становления городской праздничной культуры России и оформления городской обрядовопраздничной ментальности русского народа в последней трети XVII – первой четверти XVIII веков позволяет сделать выводы и рекомендации, имеющие актуальное значение для наших дней.

Степень научной разработанности проблемы. При наличии огромного материала по исследованию культуры до-петровского, а также петровского времени интересующая нас проблематика была рассмотрена недостаточно и имела узколокальную направленность. Историография, посвященная изучению городского праздника и быта городского населения, прошла в своем развитии три основных этапа: дореволюционный, советский и современный.

Для дореволюционных авторов свойственен хроникально-описательный стиль с привлечением очень ценной документальной, часто не дошедшей до современных исследователей информации.

В ходе проведения исследований историками советского периода использовался классовых подход. Рассмотрение праздничного церемониала осуществлялось, не затрагивая бытовой его стороны, так как культурные процессы не являлись первостепенными и вытекали из политических и экономических причин. При этом значимым является систематизация рассматриваемого материала и появление комплексных работ по истории культуры России.

В современной же историографии авторов интересует то, как развивались эволюционные, интеграционные и иные процессы в обществе рубежа XVII-XVIII веков, и по каким принципам принимались определенные решения, влияющие на развитие общественной жизни. Особое значение придается ментальности и быту людей. Авторами предлагается собственное видение исторических процессов, но с соблюдением принципа историзма в сформулированных ими выводах.

Еще в XVIII веке вышло сочинение В. Рубана, посвященное описанию одной из первых триумфальных встреч в России.1 Однако, пожалуй, впервые в России актуальность проблемы исследования культуры и быта городских слоев населения была поднята именно в 1877 году С. В. Максимовым, по мнению которого, «присутствие этнографа в городе необходимо для изучения культуры и быта мещан», которых исследователь характеризовал как «оторвавшихся от крестьян».2 Записи народных праздников и обрядов горожан провинциальной России активно использовали при изучении фольклорной культуры М. Чулков, И. М. Снегирев, К. А. Авдеева, Рубан В. Поход боярина большого полку воеводы А.С Шеина к Азову взятие сего и Лютикграда и торжественное оттуда с победоносным воинством возвращение в Москву, с подробным описанием всех военных и торжественных происшествий. - СПб., 1773.

Максимов С. В. Бродячая Русь Христа ради. - СПб., 1877.

А. В. Терещенко, Г. П. Успенский, А. Н. Минх, С. В. Максимов, П. В. Шейн.3 Эти авторы красочно описывали проведение праздничного церемониала, используя при этом не только письменные источники, но и устное народное творчество. Классические традиции русской школы урбаноэтнографии продолжил Д. К. Зеленин.Зрелищным мероприятиям, происходившим в Москве и собиравшим самые широкие круги городского населения, посвятил свою работу Ф. Берг. Он рассмотрел не только традиционные стороны в проведении праздничного зрелища, но и то новое, что появлялось на основе взаимовлияний различных культур.Специфика празднования крупнейших церковных праздников и праздников местного значения в народной среде подробно рассмотрена в работах И. Н. Божерянова и К. П. Степанова.6 Русские простонародные праздники и суеверные обряды подробно описаны И. М. Снегиревым, Н. И. Костомаровым, М. Забылиным, Н. Ф. Сумцовым.Описание быта и праздников русского народа, в том числе эпохи Петра I, присутствует в трудах С. М. Соловьева.8 В основе своей все эти исследования посвящены праздникам русской православной и христианской традиции. Эти сочинения отличает научно-популярный характер и недостаток внимания именно к праздничному церемониалу городов. Но, все же их ценность является несомненной, потому что в данных работах использованы несохранившиеся архивные материалы. Стоит особо отметить монографию Г. Георгиевского,9 тщательно рассмотревшего церковные праздники и публичные обряды горожан Москвы XVII века, а также малоизвестное исследование И. К. Куприянова,10 изучавшего на основе рукописных материалов XVII века церковные торжества в Великом Новгороде.

Отношение светской власти Русского государства XVII века к народным обрядам горожан скрупулезно исследовал Н. К. Харузин.11 Исследователи обратили внимание Чулков М. Абевега русских суеверий. - М.,1786; Снегирев И. М. Русские простонародные праздники и суеверные обряды. - М., 1837-1839. - Вып. 1-4; Авдеева К. А. Записки о старом и новом русском быте. - СПб., 1842; Терещенко А. В. Быт русского народа. Ч. 1 -5. - СПб., 1848; Успенский Г. П.

Опыт повествования о древностях русских. Ч. 1: Об обычаях россиян в частной жизни. - Харьков, 1811; Минх А. Н. Народные обычаи, обряды, суеверия и предрассудки крестьян Саратовской губернии. - СПб., 1890; Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. - СПб., 1903; Шейн П. В. Великорус в своих песнях, обрядах, обычаях, верованиях, сказках, легендах. Т. 1. Вып. 2. - СПб., 1902.

Зеленин Д. К. Восточнославянская этнография. - М., 19 Берг Ф. Зрелища XVII века в Москве. - СПб., 1886.

Божерянов И. М. Как праздновал и празднует народ русский Рождество Христово, Новый год, Крещение и Масленицу. - СПб., 1894; Степанов К. П. Народные праздники на Святой Руси. - М., 1899.

Снегирев И. М. Русские простонародные праздники и суеверные обряды. - М., 1990; Костомаров Н. И. Домашняя жизнь и нравы великорусского народа. - М., 1993; Забылин М. Русский народ.

Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. - М., 1989; Сумцов Н. Ф. Символика славянских обрядов. - М., 1996.

Соловьев С. М. Сочинения. - СПб., 1882;

Георгиевский Г. Праздничные службы и церковные торжества в старой Москве. - М., 1896.

Куприянов И. К. Крестные ходы, местные праздники и церковные обряды древнего Новгорода. - Новгород, 1859.

Харузин Н. К. К вопросу о борьбе московского правительства с народными языческими обрядами и суевериями в первой половине XVII в. // ЭО. - 1897. - Кн. 32. - № 1.

и на праздничную обрядность провинциальных горожан. Так, В.Ф. Кудрявцев исследовал зимние народные праздники в городе Василе Нижегородской губернии.Геральдические знаки и русские флаги XVII века изучал Ю. В. Арсеньев.13 Интересна работа А. И. Успенского о геральдике и составлении знамен в XVII веке.Вопросы материальной культуры горожан XVII века рассматривал в своих работах выдающийся ученый И. Е. Забелин.Тексты театральных постановок XVII века были рассмотрены Н. С. Тихонравовым и П. О. Морозовым.16 Тема городского быта, общей культуры и литературных приверженностей москвичей и петербуржцев, встречается в исторических описаниях Н.

Н. Страхова.17 В его публикациях, затрагивающих вопросы истории Москвы, уделялось много внимания культуре дворянского сословия.

Интерес к праздничной культуре восточнославянских народов снова активизировался уже в середине XX века.

В историографии советского и постсоветского периодов краткое описание дворянских праздников XVII-XVIII вв. содержится в обобщающих трудах по различным вопросам отечественной истории. Однако особый вклад в специальное изучение данной темы внесли работы лишь некоторых авторов таких, как Ю. М. Лотман18 и О. Ю. Захарова.19 Изучение праздников XVII-XVIII веков было существенно продвинуто в работах советских и постсоветских историков и искусствоведов с точки зрения изучения культурных традиции народа. Ими подробно исследована художественная сторона праздничной культуры, особенно театральная и музыкальная жизнь, определена их роль в развитии отечественного искусства.

Вопросам массовых развлечений и увеселений в разные годы были посвящены ряд исторических работ описательного характера. Так, Н. С. Ильинский и С. Макин20 рассмотрели исторические вопросы коронации. В ряде публикаций освещаются русские народные свадебные обряды, свадебные торжества, принятые у дворянского сословия. Но практически нет работ по проблемам старого и нового в свадебной обрядности у представителей высшего общества. Лишь косвенно затрагивает обрядовую сторону свадебного ритуала у дворян Г. В. Жирнова.21 Описание архитектурных новинок XVII-XVIII веков, а также петровские ассамблеи, придворные балы и блестящие приемы, фейерверки в честь побед русского оружия и царские застолья, народные гуляния и виктории, военные парады и крестные ходы отмечены в работах Е.Э. КелКудрявцев В.Ф. Зимние народные увеселения в городе Василе // Нижегородский сборник. Т.3. - Нижний Новгород, 1870.

Арсеньев Ю. В. О знаменах с геральдическими изображениями в русском войске XVII века. – Смоленск, 1911.

Успенский А. И. Писание о зачинании знак и знамен или прапоров. - СПб., 1898.

Забелин И. Е. Домашний быт русских царей в XVI-XVII столетиях. - М., 1862.

Тихонравов Н. С. Русские драматические произведения 1672-1725 годов. Т.1. - СПб., 1874; Морозов П.О. История русского театра до половины XVIII века. - СПб., 1881.

См., например: Страхов Н. Н. Письмо к редактору «Времени». // Время. - СПб. - 1861. - № 4.

Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII - начало XIX века). - Спб., 1994.

Захарова О. Ю. История русских балов. - М., 1998.

Ильинский Н. С. Записки. История о Петре I // Русская старина. - 1990. - № 32; Макин С. Коронации в Первопрестольной (Период V века) // Наука и религия. - 1997. - № 11.

Жирнова Г. В. Брак и свадьба русских горожан в прошлом и настоящем. - М.,1980.

лер.22 Реконструкцию сложного и красочного мира официальной праздничной культуры в городах России и Белоруссии в XVII в. на фоне этнической истории двух народов, с упором на характер этнокультурных связей попытался воссоздать в своей яркой монографии А.С. Котлярчук.Официальную сторону праздников, привнесенных в российскую жизнь волной реформ и преобразований эпохи Петра Великого, рассмотрел в своем труде Д. Д. Зелов.24 Подробное описание праздника присутствует в трудах Б. И. Краснобаева, Б. А.

Рыбакова, B.C. Поликарпова. 25 Н. Ф. Некрылова обратила внимание на сопровождающие городские праздники и ярмарки народные увеселения и зрелища, включающие такое распространенное явление как медвежьи потехи и кукольные представления.М. Г. Рабинович посвятил исследование этнографии русского феодального города, высказав ряд интересных гипотез о развитии официальной праздничной обрядности русских горожан.27 В исследовании данной тематики также принимала активное участие и М. Н. Шмелева, написавшая ряд работ на эту же тему.28 Подробно исследовала данную проблематику Н. В. Понырко. В работе, посвященной русским святкам XVII века, она предложила новую трактовку взаимодействия официальной и народной праздничной культуры горожан, основанную не на конфликте, а на взаимодополнении друг друга.29 Актуальность изучения традиционной городской культуры доказал А.С. Мыльников.30 Искусство фейерверка и взаимосвязь пиротехнических постановок с официальной праздничной культурой в городах России XVII века рассмотрели В. П.

Васильев и П. Лукьянов.Зрелище как компонент праздника в официальных торжествах раннего петровского времени нашло отражение в работах В. П. Гребенюка.32 Русский дипломатический обычай, в том числе торжественные встречи иностранных посольств начала XVII века, рассматривал Л. А. Юзефович, а дипломатию петровского времени - Н.Н. Молча Келлер Е. Э. Праздничная культура Петербурга: Очерки истории. - СПб., 2001.

Котлярчук А. С. Праздничная культура в городах России и Белоруссии XVII в. - СПб., 20Зелов Д. Д. Официальные светские праздники как явление русской культуры конца XVII - первой половины XVIII века. История триумфов и фейерверков от Петра Великого до его дочери Елизаветы. - М., 2002.

Краснобаев Б. И. Очерки истории русской культуры XVIII века. - М., 1972; Рыбаков Б. А. Очерки русской культуры XVIII века. В 4-х томах. - М., 1985-1990; Поликарпов В. С. История нравов России. Восток или Запад. – Ростов на Дону, 1995.

Некрылова А. Ф. Русские народные городские праздники, увеселения и зрелища. Конец XVIII – начало ХХ века. – СПб., 2004.

Рабинович М. Г. Очерки этнографии русского феодального города: горожане, их общественный и домашний быт. - М., 1978.

Рабинович М. Г., Шмелева М. Н. К этнографическому изучению города // СЭ. – 1981. – Т. 3.;

Они же. Город и этнические процессы (из опыта этнографического изучения восточнославянского города) // СЭ. - 1984. - Т. 1.

Понырко Н. В. Русские святки XVII века. // Текстология и поэтика русской литературы XI-XVII веков. - Л., 1977.

Мыльников А.С. Этнокультурная роль города в период становления наций // СЭ. - 1981. - № 1;

Он же. Народная культура и генезис национального самосознания // СЭ. - 1981. – Т. 6.

Васильев В.П. Старинные фейерверки в России XVII - первой четверти XVIII веков. - Л., 1960;

Лукьянов П. Потешные огни // Наука и жизнь. – 1971. - № 6.

Гребенюк В. П. Публичные зрелища Петровского времени и их связь с театром // Новые черты в русской литературе и искусстве. - М., 1976.

нов.33 Взаимосвязь церковных праздников и народных обрядов в России изучалась В.

Проппом и А. Топорковым.34 Русский городской костюм и его праздничные модификации активно рассматривал М.В.Брянцев,35 а декоративные элементы оформления триумфальных шествий А. А. Морозов, Л. А.Софронова, Д. И. Степовик, К. Щирский.36 Связь театральных постановок с официальной праздничной культурой в городах России, Украины, Белоруссии исследовала Л.А. Софронова.37 Близкую тему исследовал В.Е. Гусев, который не ограничился рассмотрением данного явления в России, но и нашел сходства и различия драматических постановок с учетом местных особенностей городов Белоруссии и Украины.38 Историю театральных постановок также рассматривали Б.Б. Михайлов и В.Н. Всеволодский-Гернгросс.В самое последнее время появляется ряд работ, описывающих бытовую и праздничную сторону жизни городского населения, делающих особый акцент на быстрое распространение новаций ввиду тесного взаимодействия в торговых и производственных отношениях. Среди них стоит назвать работы В. Б Перхавко, М. Б. Булгакова, В. А. Ковригиной, Н. В. Козловой, Ю. М. Смирнова и др.40 Эти авторы рассматривают исторические сюжеты через призму столкновения и синтеза двух культур: традиционно-русской и иноземно-западной.

Таким образом, в исторической науке сложилась определенная историографическая традиция по изучению официальной праздничной и бытовой городской культуре периода XVII - первой четверти XVIII веков. Одновременно с этим, анализ изученного нами историографического материала показывает ряд неисследованных аспектов в области городской праздничной культуры конца XVII - начала XVIII веков, а именно:

определение места городского праздника в общей культуре страны и освещение основных направлений праздничного церемониала, разделяющих быт горожан и жителей деревни, что позволяет осуществить дальнейшие исследования данной темы; реконструкция праздничной церемонии с привлечением не только письменных источников, но и данных археологии, архитектуры, истории костюма и изобразительного искусства.

Юзефович Л. А. Как в посольских обычаях ведется: русский дипломатический обычай конца XV- начала XVII в. - М., 1988; Молчанов Н. Н. Дипломатия Петра Великого. - М., 1990.

Пропп В. Русские аграрные праздники. - Л., 1963; Топорков А. Православные праздники. - М., 1990.

Брянцев М. В. Русский городской костюм (XVII – первая половина XVIII в.) // Историческая поступь культуры. - Брянск, 1994.

Морозов А. А., Софронова Л. А. Эмблематика и ее место в искусстве барокко // Славянское барокко исторические проблемы эпохи. - М., 1979; Степовик Д. И., Щирский К. Аллегории триумфальные. - Киев 1989.

Софронова Л.А. Поэтика славянского театра эпохи барокко. - М., 1972.

Гусев В. Е. Взаимосвязь русской вертепной драмы с белорусской и украинской // Славянский фольклор. - М., 1972.

Михайлов Б. Б. Площадь и сцена в Москве XVIII в. - М., 1979; Всеволодский-Гернгросс В.Н.

Краткий курс истории русского театра. - СПб., 2011.

Перхавко В.Б. Купечество и культура русского города XVII в. // Столичные и периферийные города Руси и России в средневековье и раннее Новое время. - М., 2003; Булгаков М. Б. Скоморохи в русском городе XVII в. // Там же; Ковригина В.А. Иноземное население Москвы конца XVII-первой четверти XVIII в.: особенности быта // Там же; Козлова Н. В. Имущественное право и положение женщины в купеческой семье Москвы XVIII в. // Там же; Смирнов Ю. М. Город в аспекте культурологии // Там же.

Объектом исследования является праздничная культура России последней трети XVII – первой четверти XVIII веков.

Предметом изучения выступает формирующаяся городская праздничная культура, репрезентируемая в контексте быстро менявшейся политической, экономической и культурной обстановки в стране накануне и в период царствования Петра I.

Целью исследования является выявление комплекса исторических особенностей складывания и функционирования как особого социокультурного явления городской праздничной культуры в условиях трансформации российского общества в последней трети XVII – первой четверти XVIII веков.

Поставленная цель обусловила необходимость решения следующих научных задач:

во-первых, провести всесторонний анализ среды досуга и торжеств российского города, вычленив её компоненты и раскрыв их взаимосвязи;

во-вторых, вскрыть сущность эволюции праздников и обрядов христианской традиции в контексте влияния на них последствий церковного раскола и петровских преобразований;

в-третьих, выявить слагаемые и обобщить процесс оформления светских праздников;

в-четвертых, обнаружить приоритеты и научно обосновать тенденции централизованного культивирования властью массовых развлечений и зрелищ.

Теоретико-методологическую основу работы составляют принципы историзма и научной объективности, позволяющие рассмотреть изучаемую проблему – становление и эволюцию городской праздничной культуры России накануне и в период царствования Петра I – как комплексную систему, что предполагает анализ выявленных исторических фактов во всей их совокупности и взаимосвязи, причем, с учетом специфики политической, экономической, общественной и культурной жизни страны в исследуемый период. С точки зрения теории научных ценностей диссертация привержена лишь основанному на опыте - и в этом смысле позитивному - эмпирическому знанию. Гносеологически это подразумевает опору на систему социально значимых, подтверждаемых источниками фактов.

Одним из условий научной методологии является диалектическое соотношение объективного и субъективного в познании истины. Автор придерживается мнения, что объективное и субъективное неразрывно связаны. Исторический процесс определяется не только объективными законами развития, но и влиянием субъективных факторов. Принцип объективности неразрывно связан с принципом историзма, поскольку последний требует рассматривать каждое явление лишь в связи с другими, лишь в связи с конкретным опытом истории. Принцип историзма, как и принцип объективности, носят мировоззренческий характер, они выступают в качестве личностных гносеологических установок исследователя в процессе научного творчества.

В исследовании городской праздничной культуры в контексте ранних урбанизационных процессов рубежа XVII-XVIII веков использовались общие для гуманитарного знания методы логической систематизации социокультурных явлений и функциональный анализ. Основаниями для изучения проблемы стали взятые в неразрывном единстве философско-культурологический и культурно-функциональный подходы. В этой связи особую методологическую значимость имеют идеи социальнокультурной интеграции праздничной общности (М. Вебер, Р. Мертон, П. Сорокин), концепции формирования национально-культурного сознания средствами духовного взаимодействия (С. Н. Иконникова, М. С. Каган, Ю. У. Фохт-Бабушкин, Э. В. Соколов, А. П. Марков и др.).

В работе нашли применение и общеисторические методы – историкотипологический, сравнительно-исторический и историко-генетический, позволяющие выявить фон, слагаемые и атрибуты формирующегося городского праздника, его виды, а также сущностные отличия от традиционных обрядовых сельских праздников, вскрыть причинно-следственные связи и проследить определенные тенденции, закономерности во властном продвижении праздника «нового» типа в жизнь городского населения России в последней трети XVII – первой четверти XVIII веков.

Особый упор был сделан на методы источниковедческой критики мобилизованных групп источников в целях верификации всех выявленных соискательницей исторических фактов путем скрупулезного сопоставления различных материалов.

Понятийный аппарат исследования предопределен выбранными методологическими ориентирами и в тексте работы тесно увязан с конкретным анализируемым материалом. Соискательница придерживается следующего устоявшегося в отечественной эортологии (науке об истории и теории праздника) понимания городской праздничной культуры: «Городская праздничная культура представляет часть духовной культуры городского сообщества и включает совокупность всех видов и форм праздников и праздничных традиций, обрядов и ритуалов, церемоний и обычаев, атрибутов и символов. С течением времени она переживает изменения как эволюционного, так и революционного характера. Одни её компоненты, хотя и испытывают воздействие социокультурных процессов, достаточно стабильны, другие обладают большей ориентированностью на новации и в большей степени подвержены изменениям. Подобная двойственность связана с сущностью феномена «праздника», ключевого элемента, формирующего праздничную культуру. Праздник – явление, в котором соединены две тенденции: возврата, неподвижности и обновления, динамики; он одновременно ориентирован на прошлое и устремлен в будущее; праздник ритуализирован, обряден, но никогда не сводится к ритуалу или обряду, оставляя место новому, непредусмотренному, свободе проявления и сознательному выбору.»Источниковая база диссертации обширна. Для достижения поставленной цели и решения задач диссертационного исследования были привлечены разнообразные опубликованные и неопубликованные документы и материалы.

Во-первых, это - законодательные материалы XVII – XVIII веков (своды законов и указы, предписания и наставления, др.). Они позволяют выявить отношение светской власти и церкви к ходу санкционированных ими мероприятий по укреплению/преобразованию устоев централизованно управляемой народной жизни, а также эволюцию прав, обязанностей и взаимоотношений сословий и городских слоев в быту и досуге.

Во-вторых, - свидетельства очевидцев, главным образом, хотя и не только, иностранцев. Это - дневники, переписка, дипломатические отчеты, художественные сочинения, мемуары, и др. Данные материалы являются одним из важнейших источников для реконструкции быта, досуга и праздников горожан конца XVII - начала XVIII веков, для понимания самой атмосферы празднования и торжественных церемоний, Цит. по: Некрылова А. Ф. Русские народные городские праздники, увеселения и зрелища. Конец XVIII – начало ХХ века. – СПб., 2004. – С. 3-4.

царившей в исследуемый период. В сочинениях европейских путешественников подробно воспроизводятся детали праздников и обрядов россиян, светских и церковных церемониалов, приводятся уникальные сведения о несохранившихся поныне атрибутах материальной культуры (праздничные повозки, деревянные декорации, костюмы, упряжь и т. п.). Причем, очевидцы пользовались не только личными впечатлениями, но и различной (зачастую несохранившейся) документальной базой, а также опросами городских жителей. Соискательница не упускала из виду того, что при использовании данного пласта источников необходим особый упор на методы источниковедческой критики, в том числе поиск подтверждений о сообщаемых иностранными путешественниками событиях, например, в актовой документации или в свидетельствах других очевидцев.

В-третьих, - летописи и городские хроники, прежде всего, «Вологодская летопись», «Двинский летописец», «Беляевский летописец». Эти источники также исключительно важны, поскольку, образно выражаясь, восемь столетий древо летописания ветвилось по городам и землям, зеркально отражая политические взгляды и пристрастия правящей верхушки, в том числе и в отношении празднеств, торжеств, церемониалов. Летописцы и переписчики, работая на «заказ» или просто из-за невнимательности путая или «теряя» события, устраняя одни белые пятна и создавая другие, через века все-таки передавали атмосферу окружавшую их.

В-четвертых, - фольклорная литература, зафиксировавшая устное народное творчество. В исследовательской работе по реконструкции праздничной культуры и быта горожан особую роль играют произведения устного народного творчества, поскольку в них в яркой образной форме законсервированы уникальные сведения об исторических событиях, наиболее волновавшие городского обывателя. Данные произведения позволяют погрузиться в атмосферу простого городского жителя исследуемой эпохи, и дают представление о восприятии праздника не с точки зрения «правящего сословия», а с позиции большей части городского населения. Большинство таких произведений возникли как непосредственная реакция горожан на те или иные события, происходившие во время проведения общегородских праздничных торжеств.

В-пятых, в диссертационном исследовании были привлечены материалы различных музеев, в которых отчасти сохранились памятники материальной культуры конца XVII - начала XVIII веков, непосредственно применявшиеся горожанами во время праздничных и торжественных мероприятий.

Мобилизованные нами источники весьма разнообразны по видам, происхождению и времени создания. Несмотря на естественный недостаток архивных материалов, эвристически сформированная источниковая база в целом достаточно репрезентативна.

Её тщательное изучение, а также верификация всех выявленных соискательницей исторических фактов путем скрупулезного сопоставления различных материалов, позволили создать информационное пространство для раскрытия темы исследования – эволюции праздничной культуры в городах России накануне и в период царствования Петра I.

Хронологические рамки исследования – последняя треть XVII – первая четверть XVIII веков – выбраны не случайно. Они охватывают насыщенный историческими событиями, причем, один из наиболее динамичных периодов трансформации России, в значительной степени связанный с именем Петра I. Анализ произошедших тогда изменений позволяет понять модернизацию общества в конкретно-историческом контексте, выявить тенденции его развития, показать противоречия мировосприятия человека в переломный период. Именно в этот период произошли окончательное разделение россиян на горожан и селян, появление новой городской ментальности и ценностей праздника «нового» типа. И особое значение в этом плане приобретает научное изучение изменений в такой области жизнедеятельности как городская праздничная культура, непосредственно сопряженная с соотношением в календаре будней и праздничных дней, с этикой труда и досуга, отраженных в массовом общественном сознании.

Научная новизна исследования. Диссертация является первым в отечественной историографии комплексным историческим исследованием проблем становления особого мира городского праздника в России на рубеже XVII–XVIII веков, отличного от обрядовых сельских праздников, непосредственно связанных с землей и урожаем.

Слагаемые праздника «нового» типа подвергнуты соискателем системному анализу в контексте быстро менявшейся политической, экономической и культурной обстановки накануне и в период царствования Петра I, а также разнообразных объективных и субъективных причин эволюции праздничной культуры российского города, выявленных диссертантом в ходе обработки многочисленных исторических источников и научной литературы.

Практическая значимость исследования состоит, прежде всего, в том, что его фактические материалы, обобщения и выводы могут быть привлечены для дальнейшего теоретического и конкретно-исторического анализа развития городской праздничной культуры России в Новое время. Кроме того, научные результаты, достигнутые соискателем в данной работе, способствуют практическим задачам выработки единой концепции праздника в современной государственной культурной политике, системно отражающей многогранность праздника, исторически аккумулировавшего в себе многообразие светских и религиозных, национальных и межнациональных традиций. Наконец, материалы диссертации могут быть использованы в учебном процессе при проведении занятий по общим курсам отечественной истории, а также для подготовки специальных курсов «Городская праздничная культура», «История праздника». На основе диссертации могут быть созданы специальные учебные пособия и учебно-методические программы. Следует отметить и то, что данное диссертационное исследование соответствует научно-образовательным программам факультета гуманитарных и социальных наук РУДН «История и история искусств» и «Философия и диалог культур», а также научной программе кафедры истории России РУДН «История русской культуры и общественной мысли в Новое время».

Апробация исследования. Научные положения, выводы и практические рекомендации диссертации представлены в виде докладов и сообщений на различных научных конференциях и семинарах, в том числе на всероссийских, а также в дискуссиях на «круглых столах». Положения и выводы диссертации нашли отражение в одиннадцати публикациях автора общим объемом 3,8 п. л.

Диссертация обсуждалась на заседании кафедры истории России факультета гуманитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов, была одобрена и рекомендована к защите.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех разделов, заключения, списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, анализируется степень изученности избранной научной проблемы, определяются объект и предмет исследования, сформулированы его цель и задачи, охарактеризованы хронологические рамки, обоснованы теоретико-методологические основы и методы исследования, раскрыты научная новизна, практическая значимость его результатов. Особо подчеркивается междисциплинарный характер диссертационного исследования, находящегося на стыке «отечественной истории», «теории и истории культуры» и «культурологии».

В первом разделе - «Среда досуга и торжеств в городе в последней трети XVII века», показано, как и почему оформляется календарь российских государственных праздников. Делается упор на ряде значимых политических и военных побед, которые после Смутного времени явились «двигательным процессом» для нового становления России и появления теории «Москва - третий Рим». Данные события имеют непосредственное отношение к развитию официальной праздничной церемонии. Середина XVII века была ознаменована массовым перемещением в Московское царство множества православных святынь. Например, в сентябре 1652 года в Москву были перенесены мощи Григория Богослова, в октябре 1653 года привезена древняя заступница Византии Влахернская икона Божьей Матери. Таким образом, в городах России осуществлялась попытка оформления государственных праздников на византийский имперский манер.

Пример культурных развлечений Европы начинает играть значительную роль в появлении новых культурных традиций российского высшего общества. Появляются театры, а в храмах, что никогда не случалось до этого, появились органы и скульптурные изображения святых. Новые тенденции в развитии праздничной обрядности находили свое отражение и в обыденном сознании широких слоев горожан.

С последней трети XVII века начинают активно распространяться новации, связанные с изменениями в политическом курсе страны и активным распространением связей со странами Западной Европы. На тот момент существовало два пути приобщения России к цивилизации Запада: приглашение иностранных ученых и отправка русской молодежи для учебы за границу. Но всё же, в допетровский период, общение с иностранцами не поощрялось, и разрешение на выезд получали лишь две категории людей: члены посольства и гости. Кроме всего, предельно сохранялась традиционность российского общества, включавшего в себя разнообразные слои населения.

Наиболее полно и ярко противоречия общественной жизни отразила литература.

Она всё более приобретала светский характер. Первые ростки его находились в устном народном творчестве - исторических песнях, пословицах. Их начинают записывать. Традиционный средневековый жанр - жития - переходит в новую форму, больше напоминающую повесть. Новыми жанрами были мемуары и любовная лирика. В литературе последней трети XVII века появляется силлабическое стихосложение. Связи с Европой дали российскому городу переводный рыцарский роман, новеллу, авантюрно-приключенческая повесть, которые существенно изменяли вкусы и интересы российских читателей. Расширение социальной базы духовной культуры города вызвало к жизни смеховую литературу низов. Новые веяния проявляются и в архитектуре и в живописи. Культовая архитектура последней трети XVII века перестала соблюдать каноны церковного строительства, становится более праздничной, живописной.

В русской архитектуре в этот период появляются постройки, в которых можно различить черты нового стиля «барокко», господствующего в архитектуре Западной Европы.

Изменения претерпевало буквально все, даже одежда русского горожанина. Начинают создаваться специальные платья для торжеств и праздников. Одежда отвечала скорее требованиям восточной яркости и пышности, чем удобству и простоте и только ко времени начала правления молодого Петра I постепенно уступала место западноевропейскому торжественному костюму.

Эти изменения стали лишь малой частью грядущих перемен, а конец XVII столетия - одна из своеобразных точек равновесия в российской истории городской праздничной культуры.

Второй раздел - «Эволюция праздников и обрядов христианской традиции», посвящен анализу изменений в религиозной культуре предпетровского и петровского периодов. В нем рассматриваются основные изменения в России, вызванные церковным расколом, значимыми победами, развитием науки и техники, идеологическими ориентирами светской власти. Делается упор на то, что XVII столетие было отмечено началом духовной борьбы между российскими «западниками» и сторонниками старых отеческих традиций. Активная часть русского общества, ощутив новизну ситуации, серьезно задумалась о месте России в мире. Еще совсем слабое, после пережитых напастей, Московское царство оказалось единственным в мире православным государством, готовым принять на себя все тяготы возложенной ответственности по сохранению и передаче православных традиций потомкам.

К обозначенному периоду назрела необходимость пересмотра церковных обрядов и приведение их в соответствие с греческим богослужебным порядком. Диктовалось это, прежде всего, потребностью упорядочить обрядовую практику русской церкви в условиях роста религиозного вольномыслия и падения авторитета духовенства.

Сближение с греческой церковью должно было поднять престиж Российского государства на православном Востоке. Но перемены принимаются ни сразу и не всеми.

Начался церковный раскол, который следует назвать явлением неоднозначным, с одной стороны, ощущалось заметное падение влияния религии и церкви, с другой - усиление светских элементов и перспективные для развития страны нововведения.

Несмотря на противодействие традиционалистских сил, данный период характеризуется развитием общественных связей России с западноевропейскими странами.

Обусловить это можно тем, что все еще существующая отсталость и потребность в обеспечении государства современными средствами вооружения имела место. Необходимость в развитии торговых отношений с другими странами, промышленного производства, в применении новых технических средств заставляли светскую власть все чаще обращаться за границу для привлечения специалистов, которые принесли бы пользу России. Желание светских и церковных властей привести народ, в том числе, и в духовное равновесие влекло к тому, что новшества проявлялись в порядке в проведения праздничных молебнов, крестных ходов. Даже такое явление, как пьянство, претерпевало определенного рода «сухой закон». Духовные и светские власти, стараясь поддерживать в народе праздничное и молитвенное настроение, издавали указы о закрытии питейных домов и торговых лавок во время церковных праздников.

Общение патриарха с народом в великие и святые пасхальные дни служило залогом и выражением крепости и силы православной Руси, рождало радость в сердцах русских людей и восхищение у приезжавших в Москву из других стран христиан.

Новый порог в развитии празднично-обрядовой традиции связан с именем Петра I.

Воцарение Петра Алексеевича и начало его преобразований стали поворотным этапом в эволюции церковно-гражданских церемоний последней трети XVII века. Малопомалу церковные праздники перестают быть важнейшим элементом городской праздничной культуры, становясь все более «домашними», однако все еще являются ключевым компонентом массовых торжественных церемоний.

Царь Пётр активно пытается реформировать праздники православного календаря, включив в их состав светские зрелищные элементы. Значительную роль в отказе от старорусской традиции празднования, сыграла предпринятая Петром Алексеевичем церковная реформа, которая не была случайным шагом, предпринятым Петром I. Она окончательно отделила городскую церемонию от обрядового праздника, завершив тем самым складывание системы праздника города, который в дальнейшем только претерпевал доработки до новейшей формы празднования общегосударственных событий, закрепив понятие «городская ментальность». В результате в городах России стало культивироваться усложнение декоративного и сценического оформления праздников, начали широко использоваться геральдические и специальные эффекты.

Цель перемен оправдывалась «лучшим согласием с народом европейским» и тонко основывалась «на обычаях в городах славянских». Через обрядовый ритуал, игру, праздник, торжество, развлечение психологически снимался страх перед непривычным, незнакомым и «незаконным» с точки зрения православия и православной культуры, что помогало вытеснить из обыденного сознания россиян чувство неуверенности. Обряды и праздники христианской традиции освобождали «маленького» крайне религиозного горожанина от тягот жизненных перемен, реформаций и модернизаций, осуществляемых в России на рубеже XVII-XVIII веков, делали восприятие бытия более оптимистичным, веселым и в некоторой степени беззаботным.

Третий раздел - «Оформление культуры светских праздников», посвящен праздничным церемониям светского характера, которые становятся новым явлением в культурной жизни страны. К 60-70-м годам XVII века создаются определённые предпосылки для расцвета официальной праздничной культуры зрелищного характера.

Основным «внедрителем» подобных процессов был русский дипломатический церемониал «встречи». Непременным образцом служили торжества в столице русского государства - Москве. Участники церемоний постепенно вводили новации в глубинку, делая данную практику постепенно обязательной во всех крайних уголках огромной страны. Возникающее стилистическое единство способствовало формированию накануне петровской эпохи городского типа праздничной культуры. Встречи проходили с максимальным соблюдением традиции, принятой в стране проживания гостей.

С каждым разом характер торжественных церемоний становится все более и более ярким. Так, в последней трети XVII века торжественные встречи иностранных посольств в Москве приобретают грандиозный характер по количеству участников, использованию геральдических, музыкальных, парадных элементов, театрализации.

Увеличивается и длительность церемонии. Простые горожане также были непосредственными зрителями этих церемоний, их обыденная жизнь приобретала новый оттенок близости к власти и, самое главное, происходило единение всех слоёв городского населения, начиная от царского двора и до последнего подданного, что существенно отличало горожанина от жителей деревень.

Такого рода городской праздник был уже никак не связанным с аграрным календарем, а представлял собой синтез культуры Запада и элементов православия. Но привлечение всех слоев городского населения к участию в праздничной церемонии не было перенесенной исключительно западной традицией, поскольку в городах Северозападной Руси, в силу исторически сложившихся демократических традиций, всегда широкие непривилегированные слои горожан были непосредственными участниками торжеств. Вооруженные ремесленники и торговцы Новгорода с оружием в руках участвовали в торжествах-встречах иностранных посольств.

При этом важным является то, что границы локальности празднования в динамике XVII века размываются: согласно русскому обычаю, торжественные встречи иностранных посольств, кроме столицы, обязательно проходили и «в порубежных городах», что способствовало распространению определенных строгих рамок празднования не только в столице, но и в крупных городах. Для становления межгосударственного статуса Россия невольно перенимала элементы праздничной культуры западноевропейских государств.

После длительной закрытости Россия уверенными шагами начинает завоевывать место на международной арене, что обязывает её придерживаться определенных элементов дипломатической культуры, также обогащающей культуру автохтонную.

Праздничная обрядность в русских городах к концу XVII века начинает приобретать все большую помпезность, не теряя при этом свой этнический колорит. Стилистическое единство официальных торжеств свидетельствовало о генезисе особого, урбанистического типа национальной культуры, вобравшего в себя основы автохтонной культуры, но синтезировавшейся с элементами иноземных культур, а особенно западноевропейской. Между тем, официальные торжества по-прежнему строились на радостях, возросших на собственной почве, и даже меняя название, не сильно отходили от дат обрядовых праздников. Они праздновались как в отдельности, так и совместно, поскольку каждый новый праздник, по сути, являл собой лишь дополнительную возможность для отдыха и веселья, всегда недостающего русскому человеку.

Праздничная культура российских городов была многофункциональна, и, выполняя каждую из своих функций, принималась жителями города как нечто нужное и неотъемлемое в жизни города вообще. Данные процессы свидетельствовали о возрастании значимости города в жизни страны и постепенном отделении культуры города от культуры села. Это было связано с общим течением модернизационных процессов, происходивших в то время в России.

Традиционная культура, безусловно, должна была меняться. В силу ненужности забывались некоторые традиции, при этом культура, ни в коем случае, не становилась скуднее. Обогащаясь и приобретая практические элементы за счет иноземного влияния, она не походила ни на одну западноевропейскую культуру. Развиваясь в общем русле возросшего авторитета страны, городская праздничная культура заполнилась зрелищными компонентами, связанными с демонстрацией «силы» государства.

Одним из интереснейших периодов в эволюции праздничной культуры и обрядовой ментальности горожан стали ранние годы правления Петра Алексеевича (до 17года), когда культура городского праздника практически окончательно сложилась.

Конечно, нельзя говорить, что в ней перестали присутствовать элементы деревенской обрядности, но все же межэтнические и межнациональные контакты городских жителей уже значительно отделили праздничную культуру городов от культуры деревни.

Со времени Петра I, впервые временные и пространственные границы праздника вышли за рамки установленного годичного цикла. На праздник ложится большая смысловая нагрузка, он несет в себе значительный гносеологический потенциал, так как, оказался способным изменить сознание участников, решительно развернуть его в сторону нравственных и эстетических компонентов жизни, приглушенных обыденностью повседневности. В ходе новых праздничных действий и торжеств создавались условия для формирования целостности человеческой личности. Вышесказанным можно объяснить тот факт, что светские праздничные затеи XVIII века в России приобретали ритуальную форму. По этой же причине они быстро и естественно, внедрились, во-первых, в локальную праздничную культуру, сформированную в допетровской Руси, обогащая её новыми (светскими - по своей природе) символами, знаками и смыслами, а во-вторых, - частично заместили традиционные для национальной культуры праздничные формы или же слились с ними, придавая им непривычный ранее вид.

Новации в области официальных праздничных церемоний отражали политику власти по европеизации страны. Ориентация официальной городской культуры на Запад в противоположность традиционализму народной культуры привела к заметному разделению быта и культуры русского города и деревни, разрушила взаимосвязь праздничного календаря горожан с крестьянской культурой, при этом все же сохранив этнические традиции русского народа. Но праздничная культура городов не становилась скуднее, просто горожане в набиравшем силу процессе модернизации страны естественным образом начинали менять свое вековое отношение к жизни и празднику.

В четвертом разделе - «Культивирование массовых развлечений и зрелищ», показано, как и почему праздники и праздничная культура последней трети XVII – первой четверти XVIII веков приобретали комплексный, массовый характер и особую зрелищность. В праздничной культуре петровского времени наблюдается важная особенность: все участники игровых действий сохраняли способность воспринимать ситуацию как бы извне, с позиции стороннего наблюдателя. Такое положение становится возможным при появлении в пространстве русской культуры западноевропейской индивидуалистической идеи. В арсенал развлекательной культуры, наряду с приватными видами «увеселения», входили и другие культурно-массовые мероприятия: театры, балы, маскарады, шествия, гуляния, фейерверки и т.п., то есть все то, что делало городскую жизнь яркой, выразительной, пестрой.

Под влиянием Запада в последней трети XVII века возникают первые театральные постановки. В 1672 году был организован придворный театр. В нем играли иностранные актеры, ставились пьесы на библейские сюжеты. При Петре I появились первые маскарады; в вид развлекательных зрелищ высшего сословия попало традиционное народное развлечение - скоморошество. Непременной частью светских праздников стали костюмированные шествия с ряжеными, группами артистов, декоративными колесницами и санями. Маскарадные развлечения в петровское время были принудительным, дорогим и утомительным мероприятием. Под угрозой штрафа шили костюмы, царь их просматривал и заставлял перешивать за несколько дней. Ассамблеи начала XVIII века были не менее значимы в жизни «новой» России. В переводе с французского ассамблеи – собрания, так назывались первые балы в России, учрежденные Петром I.

Многие черты ассамблей носили отпечаток личного вкуса царя-преобразователя и значительно отличались от того, что было принято в XVIII в. европейским бальным этикетом. Они больше походили на веселые деревенские пирушки с танцами, чем на чинные придворные праздники, но участие в ассамблеях достигло своей цели: русские дворяне постепенно приучались к новым обычаям, светскому общению, этикету и вежливым манерам. Развлекательная культура этого времени диктовала свои правила в образе жизни. Она не терпела статики. Этим объяснялись постоянные переезды монаршего двора и вельмож из Санкт-Петербурга в Москву и обратно, из зимних домов-дворцов в летние, переходы по анфиладам комнат в залы и т.п.

После смерти Петра I в период царствования императриц Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны интерес к проведению театрализованных зрелищ, маскарадов, баллов не угас, а ещё с большим размахом разрастался, приобретая все более развлекательный характер. На протяжении всего XVIII столетия образ империи, созданной Петром Великим, закреплялся через различные массовые развлечения. Рыцарские карусели, или турниры, проходившие при Екатерине II на Царицыном лугу, служили, по мысли императрицы, воскрешению времен рыцарства. Аллегорические процессии, такие как грандиозное зрелище в честь императрицы Екатерины II, возвышали и прославляли образ монарха в глазах подданных. В то же время развлекательные процессии второй половины XVIII века, в отличии от культивировавшихся Петром I развлечений, стали носить поучительный характер, что в общем-то характерно для эпохи Просвещения. Новые процессии подчеркивали многонациональный характер Российской Империи. Представители всех народностей, населявших территорию России, в разнообразных красочных национальных костюмах непременно участвовали в коронационных шествиях, а также маскарадах, турнирах-каруселях и других придворных процессиях и городских увеселениях.

Сформированный при Петре I механизм преобразования русской городской культуры по европейскому образцу более всего отразился на системе праздничноразвлекательной культуры, в которую вошли элементы «высокой» классической и романтической культуры, порожденной европейскими странами в Новое время. Модернизированные и ритуальные формы развлекательной культуры вставляются в обиход наиболее влиятельных, зажиточных и образованных слоев российского общества.

Данное явление приводит, с одной стороны, к становлению общеевропейской ментальности россиянина, которая определила модель социокультурной памяти, а с другой стороны, породила «полихронию», что говорит о сохранении религиозноэтнических компонентов в празднично-развлекательной культуре России последней трети XVII – начала XVIII веков. В результате массовое сознание оказалось погруженным в ценностно-нормативные системы, принадлежащие различным цивилизационным периодам. В нем переплелись европейские идеи и ценности с культурноисторической памятью, вскормленной идеями и ценностями византийского христианства и славянского политеизма. Таким образом, культивирование массовых развлечений и зрелищ являло собой продукт модернизационных и пропагандистских процессов страны конца XVII - начала XVIII веков.

Общей тенденцией праздников становится постепенное оттеснение религиозных и нарастание светских начал в праздничной культуре, а ведущую роль в развитие праздничной культуры преобладающим образом играет высшее сословие - дворянство.

В заключении подведены итоги диссертационного исследования, сделаны выводы обобщающего характера.

Праздничная культура горожан становится неотъемлемой частью этнической культуры страны. Сама система праздничной городской обрядности развивалась в виде отклика на важнейшие события в жизни страны. Корни городских развлечений произрастали из культуры западноевропейской, но быстро приобретали свою специфику, присущую традиционной русской ментальности.

В конце XVII – начале XVIII веков в России происходят процессы, явившиеся переходным этапом в становлении нового типа культуры страны. Данное явление можно отнести к изменяющейся роли России на мировой арене, к расширению её связей со странами Западной Европы, а также к изменению эстетических вкусов и потребностей российского горожанина. При этом заметно усиливается процесс разделения быта и культуры города и деревни.

Праздничная обрядность русского города развивалась в виде отклика на важнейшие события страны, города, церкви. Искусство городского праздника являлось «открытым» для восприятия и взаимодействия культурных традиций и новаций, городской и крестьянской обрядности, а также элементов совершенно отличных друг от друга этнических культур. После такого слияния названные элементы приобретали специфику совершенно иную, не похожую не на одну этническую культуру. Тем самым зарождалась культура российского города, а вместе с ней ментальность городского жителя.

В этих условиях совершенно ослабевает аграрно-языческая, в чём-то даже магическая сторона праздника, а ведущую роль приобретают общегородские праздничные церемонии. Но полного отделения от культуры деревни все же не происходит и та глубокая связь, которая существовала веками, всё равно проявляет себя в некоторых праздничных церемониях.

Основное отличие города от деревни в последней трети XVII – первой четверти XVIII веков - это исключительная интенсивность контактов различных социальных групп горожан, связанная со снятием определённого рода противоречий между группами городского населения различной этнокультурной принадлежности. Стабилизатором такого рода контактов как раз и являлись праздничные церемонии, в которых участвовали все группы городского населения. Именно отсюда в городских праздниках проявляется светский, зрелищный характер, а также их всеобщность. Искусство городского праздника России в последней трети XVII – первой четверти XVIII веков отражало широкие межэтнические контакты народов Восточной и Западной Европы, а также синтез древнерусских, новых российских народных и общеевропейских традиций. Кроме всего прочего, весь комплекс материальной культуры и праздничной обрядности городского населения России не только выполнял эстетические функции, но и служил важнейшим средством этнической идентификации. Без понимания этого феномена трудно понять этнокультурные закономерности развития городов России.

Следует утверждать именно о постепенном отделении городского праздника от праздника традиционного российского общества, где городской житель был уже мало связан с деревней в силу жизненной необходимости. Кроме этого, именно в период правления Петра I окончательно оформляется городская культура и ментальность.

Возросшая роль страны в международном отношении предопределила появление новых акцентов в праздничном церемониале и празднике вообще. При этом мы не говорим об исчезновении праздников христианской традиции, мы лишь усматриваем в появлении новых явлений проявление другого характера «сестринской» культуры.

Для новой городской культуры были характерны светскость и «государственный» характер. Последняя черта культуры явилось особенностью России, как того периода, так и продолжает нести данный оттенок и сейчас. Государство поощряло и финансировало четкое отделение городского праздника от сельского. Оно, с одной стороны, преобразовывало городской праздник в праздник светского государства, с другой стороны, - связывало праздник села с традиционным праздничным церемониалом, происходящим в непосредственном соотношении христианской традиции с отголосками языческих верований. Городская культура оценивалась государством с позиции пользы, а не продолжения традиции. Таким образом, непосредственное вмешательство государства в праздничный церемониал изменило его, приводя всю сферу культуры к бюрократизации: труд писателя, художника, актера превращался в разновидность государственной службы, обеспеченной жалованием. Культура города все более становилась «государственной», выполняя определенные служебные функции.

Данное явление повлекло за собой воздействие на сознание людей, меняя общий стиль их жизни и поведения, делая различными ценности горожанина и сельского жителя. Даже само понимание духовного смысла существования становилось для горожан и селян разным. Городское население начинало действовать по принципу идей западного протестантизма, принимая тем самым, что – богатство не является грехом.

Происходил раскол культуры на две части: прозападная – у горожан, и народная, ориентированная на православную традицию – присущая сельскому жителю.

Без понимания феномена складывания официальной праздничной культуры в последней трети XVII – первой четверти XVIII веков трудно осмыслить долговременные этнокультурные закономерности развития городов России. Результаты урбаноэтнографии, безусловно, важны для изучения народной культуры России. Исследование праздничного комплекса способствует углубленному пониманию роли культуры российского народа во всей европейской цивилизации, а также специфики перехода российского города от средневековой культуры к культуре Нового времени.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ИЗЛОЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:

а) статьи, опубликованные согласно обязательному перечню ведущих рецензируемых научных изданий Президиума ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Одинцова Е. В. Оформление и развитие городского праздника в России конца XVII – первой трети XVIII вв. // Вестник РУДН. Cерия «История России». – М. - 2009. - № 5.

(0,6 п. л.).

2. Одинцова Е. В. Эволюция праздников и обрядов христианской традиции // Политика и общество. - М.: Nota Bene, 2011. - № 10. (0,5 п.л.) 3. Одинцова Е. В. Культура, быт и праздник в жизни русского народа последней трети XVII века // Философия и культура. - М.: Nota Bene, 2011 - № 11. (0,6 п.л.) б) публикации в других изданиях:

4. Одинцова Е. В. Некоторые проблемы отечественной культуры (XII в. – 1917 г.) // Россия: цивилизация, патриотизм, культура. Материалы Пятой Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. Москва, апреля 2003 г. – М.: РУДН, 2003. (0,2 п.л.).

5. Одинцова Е. В. Праздничная культура в становлении городской ментальности в конце XVII – начале XVIII вв. // Опыты историко-антропологических исследований.

Сборник научных трудов студентов и аспирантов. – М.: РУДН; Межвузовский центр сопоставительных историко-антропологических исследований, 2004. (0,5 п. л.).

6. Одинцова Е. В. Оценка эпохи Петра Великого в мемуарных произведениях XVII-XIX вв. // Человек и общество в истории российской цивилизации. Материалы VI Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. Москва, 23 апреля 2004 г. – М.: РУДН, 2004. (0,3 п. л.).

7. Одинцова Е. В., Савин В. М. Историко-культурный аспект эпохи Петра Великого // Человек и общество в истории российской цивилизации. Материалы VI Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых.

Москва, 23 апреля 2004 г. – М.: РУДН, 2004. (0,4 п. л.).

8. Одинцова Е. В. Город Славы // Патриотизм и гражданственность в российской истории: традиции и современность. Материалы VII Всероссийской научнопрактической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых, посвященной 60-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Москва, 22 апреля 2005 г. – М.: РУДН, 2005. (0,2 п. л.).

9. Одинцова Е. В. Влияние Запада на культуру России середины XVII – начала XVIII вв. // Актуальные проблемы политической науки и политики в современном мире. Сборник статей студентов, аспирантов и молодых ученых-политологов. – М.:

РУДН, 2006. (0,2 п.л.).

10. Одинцова Е. В. Развитие городской культуры в эпоху Петра I // Образ жизни в России: история и современность. Материалы IX Всероссийской научнопрактической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. – М.: РУДН, 2007. (0,2 п.л.).

11. Одинцова Е. В. Влияние русской литературы и театра на формирование русского быта во второй половине XIX в. // Материалы круглого стола «Актуальные проблемы социально-политических и гуманитарных наук» (28-29 июня 2007 г.) – М.:

РУДН, 2007. (0,1 п. л.).

РАЗВИТИЕ ГОРОДСКОЙ ПРАЗДНИЧНОЙ КУЛЬТУРЫ РОССИИ В ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XVII –ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII ВЕКОВ Одинцова Е. В.

(Российская Федерация) Диссертация является первым в отечественной историографии комплексным историческим исследованием проблем складывания и функционирования городской праздничной культуры как особого социокультурного явления в условиях трансформации российского общества в последней трети XVII – первой четверти XVIII веков.

Слагаемые праздника «нового» типа в ходе обработки многочисленных исторических источников и научной литературы подвергнуты системному анализу в контексте быстро менявшейся политической, экономической и культурной обстановки накануне и в период царствования Петра I. Историческое обобщение зарождения и эволюции городской праздничной культуры в модернизационные «предпетровский» и «петровский» периоды с учетом последующей естественно нараставшей урбанизированности страны имеет актуальное значение для наших дней, поскольку способствует закреплению национальных, культурных, религиозных, корпоративных и семейных моделей городского праздника, направленных на самоидентификацию человека, общества и государства.

DEVELOPMENT OF URBAN FESTIVITIES IN RUSSIA IN THE LAST THIRD OF THE XVII - THE FIRST QUARTER XVIII CENTURIES Odintsova E. V.

(Russian Federation) The thesis is the first comprehensive national historiography historical study of problems of folding and functioning of city festive culture as a distinct social and cultural phenomenon in the transformation of Russian society in the last third of the XVII - the first quarter XVIII centuries. The terms of the holiday "new" type in the processing of many historical sources and scientific literature subjected to systematic analysis in the context of rapidly changing political, economic and cultural conditions before and during the reign of Peter I. Historical synthesis of the origin and evolution of urban culture in a festive modernization "predpetrovsky" and "Peter's" periods in the light of the growing urbanization and has relevance to the present day. It contributes to the consolidation of national, cultural, religious, corporate and family patterns of urban festival, aimed at identity of man, society and state.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.