WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Карпова Наталья Аркадьевна

РАЙОННЫЕ ОХРАННЫЕ ОТДЕЛЕНИЯ В СИСТЕМЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО СЫСКА РОССИИ НАЧАЛА ХХ В.

(НА ПРИМЕРЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО

РАЙОННОГО ОХРАННОГО ОТДЕЛЕНИЯ)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва - 2012

       

Работа выполнена на кафедре истории факультета социологии, экономики и права ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет»

Научный руководитель

доктор исторических наук, профессор

Леонов Сергей Викторович

Официальные оппоненты

Ильюхов Александр Антонович,

доктор исторических наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Государственный университет управления», кафедра истории и политологии, профессор кафедры

Аксенов Владислав Бэнович,

кандидат исторических наук, доцент,

ФГБОУ ВПО «Московский государственный технический университет радиотехники,

электроники и автоматики», кафедра истории

и права, доцент кафедры

Ведущая организация: Институт переподготовки и повышения квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук при ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова»

Защита состоится 17 декабря 2012 г. в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.01 при ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» по адресу: 119571, г. Москва, пр-т Вернадского, д. 88, ауд. 817.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» по адресу: 119991, ГСП-2, Москва, Малая Пироговская ул., д.1.

Автореферат разослан ______________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                Киселева Лидия Сергеевна

ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. В последнее время в обществе заметно вырос интерес к проблеме реформирования системы Министерства внутренних дел России. Недавние преобразования коснулись не только реорганизации аппарата, но и привели к переименованию милиции в «полицию»1. Все это вновь привлекает внимание к историческому опыту в области реформирования деятельности правоохранительных структур.

В начале ХХ столетия в системе государственного управления Российской империи одно из центральных мест занимали органы политического сыска, которые обеспечивали внутриполитическую безопасность страны и играли важную роль в противостоянии революционному движению. Период 1906 –1914 гг. для системы этих органов был временем масштабных преобразований, связанных, в первую очередь, с борьбой с революцией 1905-1907 гг. и анализом, переоценкой полученного в ходе нее опыта. В процессе реорганизации структуры политической полиции были сформированы новые учреждения –  Районные охранные отделения. До сих пор организация и деятельность этих органов остаются не вполне изученными. Между тем, без их исследования воссоздать полноценную картину государственного устройства России в начале прошлого века и проследить процесс реформирования правоохранительной системы не представляется возможным.

Таким образом, актуальность темы диссертации определяется как необходимостью заполнения пробелов в истории российских органов политического розыска, так и также ценностью накопленного исторического опыта по реформированию правоохранительной системы.

Объектом исследования являются Районные охранные отделения как местные органы политического сыска царской России.

Предметом исследования является создание, организация и деятельность Центрального (Московского) Районного охранного отделения.

Территориальные рамки диссертации определяются границами деятельности Центрального Районного охранного отделения, в состав которого входило 13 губерний: Архангельская, Владимирская, Вологодская, Калужская, Костромская, Московская, Нижегородская, Орловская, Рязанская, Смоленская, Тверская, Тульская и Ярославская.

Хронологические рамки диссертации охватывают период с момента учреждения Районных охранных отделений в системе Департамента полиции МВД  в декабре 1906 г. и до момента упразднения их циркуляром товарища министра внутренних дел В.Ф. Джунковского от 20 февраля 1914 г.2

Целью работы является изучение – на примере Центрального Районного охранного отделения – истории создания и деятельности Районных охранных отделений, как местных органов политического сыска царской России.

В соответствии с поставленной целью были сформулированы следующие задачи исследования:

  • выявить и оценить факторы, вызвавшие учреждение в системе Департамента полиции Министерства внутренних дел Районных охранных отделений, а затем и упразднение этих органов;
  • определить функции и задачи Районных охранных отделений в рамках правоохранительной системы;
  • рассмотреть структуру и кадровый состав местных органов политического сыска;
  • исследовать нормативно-правовую базу Районных охранных отделений;
  • исследовать важнейшие методы борьбы местных органов политического сыска с революционным движением: «внутреннюю агентуру» и «провокацию», показать специфику этих методов.

Степень научной разработанности темы. В дореволюционную и советскую эпохи изучение истории спецслужб наталкивалось на жесткие цензурные ограничения. Для общественности и широкой массы исследователей эта тема открылась, да и то частично, лишь в период «перестройки», а точнее, с конца 1980-х гг. К Районным охранным отделениям внимание исследователей было привлечено в 1990 г., когда в рамках исследования рабочего движения в дореволюционной России, сотрудниками нынешнего ГАРФа был опубликован обзор фонда Московского (Центрального) Районного охранного отделения3. В 1994 г. был составлен новый путеводитель по фондам этого архива с краткой исторической справкой о районных охранных отделениях и о Московском РОО4.

В 2000-е гг. в отечественной историографии произошел всплеск интереса к истории спецслужб, в том числе и царской России. Вышли в свет множество соответствующих монографий, сборников статей, научно-популярных книг5. Однако районные охранные отделения в них, как правило, затрагивались вскользь или вовсе удостаивались лишь общих упоминаний. Таким образом, если история политической полиции царской России к настоящему времени изучена уже достаточно хорошо, то деятельность Районных охранных отделений так и не получила детальной разработки.

На сегодняшний день наиболее полное исследование истории Районных охранных отделений содержится в фундаментальном труде З.И. Перегудовой6. Эта работа посвящена политическому сыску в конце XIX – начале ХХ вв., и основное внимание в ней уделяется Департаменту полиции и его Особому отделу. И лишь отдельный параграф книги посвящен истории Районных охранных отделений. В последние годы история местных органов политического сыска царской России, – включая те или иные аспекты деятельности Районных охранных отделений, – получила отражение в целом ряде диссертационных исследований7

.

Тем не менее, специальных работ непосредственно по истории Районных Охранных отделений до сих пор нет. Данная тема все еще остается малоисследованной. Отчасти, это обусловлено недооценкой роли Районных охранных отделений в борьбе с революционным движением. Однако важнейшим фактором является состояние источников, документальной базы, которая в целом отличается незначительным объемом и разрозненностью содержащихся в них сведений.

Источниковой базой диссертации послужили как опубликованные, так и неопубликованные (архивные) материалы.

Основу настоящего исследования составили документы фондов 102 – «Департамент полиции МВД» и 280 – «Московское (Центральное) Районное охранное отделение» Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ).

В первую очередь, это различные официальные документы и законодательные акты, на которые опирались в своей работе Районные охранные отделения. Среди них стоит выделить Положение о Районных охранных отделениях от 14 декабря 1906 г., Положение об Охранных отделениях от 9 февраля 1907 г., Инструкция начальникам Охранных отделений по организации наружного наблюдения 1907 г., Инструкция по организации и ведению внутреннего наблюдения 1907 г., а также различные циркуляры и директивные письма по Департаменту полиции. Эти документы позволяют проследить развитие правительственной политики, выявить специфику правовой базы и обозначить важнейшие направления и методы деятельности Районных Охранных отделений.

Ценными источниками являются материалы делопроизводственного характера, такие как сводки, агентурные записки, циркуляры, обзоры. Анализ этих документов позволяет проследить процесс ведения агентурных действий по выявлению революционеров и их пособников.





Существенную значимость для исследования имеет также именной каталог, составленный сотрудниками охранных отделений. В него включены фамилии лиц, упоминающихся в материалах трех структурных подразделений Московского охранного отделения – общего, регистрационного и агентурного отделов за весь период существования данного отделения (1907-1914 гг.). Карточки содержат фамилию, имя, отчество, звание, иногда род занятий, место жительства, номера дел и годы их заведения, номера входящих и исходящих документов. Личные дела подчеркнуты одной линией.

Значительная часть архивных источников впервые вводится в научный оборот.

Ценную группу источников представляет также мемуарная литература. Свои воспоминания о службе в охранных отделениях оставили А.И. Спиридович8, В.Д. Новицкий9, П.Г. Курлов10, А.В. Герасимов11, К.И. Глобачев12. Часть работ выходило в эмиграции, но лишь некоторые из них переиздавалась потом в России.

В 2004 г. вышло в свет двухтомное издание воспоминаний бывших сотрудников политического сыска13. В воспоминаниях начальников Московского охранного отделения П.П. Заварзина и А.П. Мартынова, начальника Петербургского охранного отделения А.В. Герасимова и директора Департамента полиции А.Т. Васильева подробно описана «кухня» российского политического сыска конца XIX - начала XX вв., даны характеристики его ключевых фигур (С.В. Зубатов, Е.П. Медников, М.И. Трусевич, С.П. Белецкий и др.), рассказано об убийствах В.К. Плеве, П.А. Столыпина, о нашумевших делах Гапона, Азефа и других. Все представленные в сборнике мемуары, за исключением книги А.В. Герасимова, впервые опубликованы в России, а книга А.Т. Васильева вообще впервые вышла на русском языке.

В целом состояние источников позволяет раскрыть основные черты организации и деятельности Районных охранных отделений. Вместе с тем, источниковая база по данной теме имеет множество «лакун». Многие источники разрозненны и малоинформативны. Особенно ощущается то, до сих пор практически не выявлено обобщающих материалов, сколько-нибудь подробно раскрывающих конкретную, повседневную деятельность Районных охранных отделений.

Научная новизна диссертации определяется явно недостаточной изученностью истории Районных охранных отделений. Настоящая работа является первым опытом специального исследования их организации, деятельности и роли в системе политического сыска в России  в начале ХХ в. Диссертация впервые вводит в научный оборот значительный фактический материал и содержит некоторые новые для отечественной историографии выводы.

Методологическая база диссертации основана на общеисторических методах и прежде всего на принципе историзма, предполагающим изучение явлений в развитии и в увязке с конкретно-исторической обстановкой. Проблемно-хронологический метод определил саму структуру настоящего исследования. В диссертации использованы также сравнительно-исторический, логический и ретроспективный методы. Значимую роль сыграл системный подход к рассмотрению исторических процессов и явлений. Он позволил проследить роль Районных охранных отделений в контексте всех местных органов политического сыска и таким образом оценить вклад этих учреждений в общую работу правоохранительных органов по борьбе с революционным движением.

Основные положения, выносимые на защиту:

– Внутриполитическая обстановка, сложившаяся в начале ХХ в. в России, резко осложнила работу правоохранительных структур по защите существовавшего политического строя. Это обусловило необходимость проведения реформ полицейской системы в целом, а в частности, привело к созданию новых учреждений в структуре политического розыска – Районных охранных отделений.

– На первоначальном этапе своей деятельности Районные охранные отделения сыграли значимую роль в координации деятельности розыскных служб на местах, разгроме антиправительственных партий и организаций. Их успехи создали даже иллюзию полного разгрома революционных организаций. Однако по мере роста их вмешательства в деятельность местных полицейских властей, их взаимоотношения с работниками губернских жандармских управлений, охранных отделений стали осложняться. В результате внутриведомственных разногласий совместная работа Районных охранных отделений с местной полицией нередко теряла эффективность.

– Упразднение Районных охранных отделений циркуляром товарища министра внутренних дел В.Ф. Джунковского в 1914 г. было обусловлено некоторыми объективными факторами. Однако решающую роль сыграл здесь субъективный фактор. – В.Ф. Джунковский относился к агентурной деятельности розыскных органов предвзято и склонен был считать сотрудников политического сыска провокаторами. (Только пробыв на посту министра внутренних дел почти два года, он отчасти пересмотрел эти взгляды и оценил роль «внутренней агентуры».) Нараставший накануне первой мировой войны и возобновившийся затем с 1915 г. мощный подъем революционного движения наглядно показал ошибочность этого шага.

– Хотя Районные охранные отделения и осуществляли важные функции в системе политического сыска, их организация и особенно нормативно-правовая база страдала рядом недостатков. Штат Районных охранных отделений был небольшим. Часто начальники Районных охранных отделений замещали должности начальников охранных отделений. Должности начальников охранных отделений, их помощников, чиновников для поручений, надзирателей и письмоводителей были учреждены не в законодательном порядке и никакими служебными правами не обладали. Как правило, эти должности занимали офицеры Корпуса жандармов. (Они сохраняли получаемое ими по Корпусу жалование, а из сумм Министерства внутренних дел им выплачивались лишь добавочные оклады). Начальники назначались не Высочайшим приказом, а командиром Отдельного корпуса жандармов, что вносило определенный произвол, протекционизм и лишало высший жандармский персонал самостоятельности.

– Вопреки распространенному среди дореволюционной общественности мнению, Инструкция Департамента полиции по организации и ведению внутреннего (агентурного) наблюдения категорически запрещала заниматься «так называемым провокаторством». Вместе с тем, признавалось, что для сохранения своего положения в организации «сотрудникам приходится не уклоняться от активной работы, возлагаемой на них сообществами». На каждый случай агент должен был получить специальное разрешение от лица, заведовавшего розыском (без чего его действия считались самостоятельным решением и влекли за собой всю тяжесть правовой ответственности). Сотрудники, уличенные в провокации, отвечали за содеянное «по закону». Таким образом, сам характер агентурной деятельности заставлял агентов балансировать между законом и провокацией.

Практическая значимость исследования определяется тем, что ее положения и материалы по истории Районных охранных отделений исследования могут быть использованы в общих трудах по истории правоохранительных органов дореволюционного периода, а также в учебных спецкурсах.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации нашли отражение в трех публикация и в выступлении автора на научных конференциях и на заседании кафедры истории МПГУ.

Структура диссертации определяется целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется предмет исследования, его цель и задачи, территориальные и хронологические рамки, рассматривается степень научной разработанности проблемы, источниковая и методологическая база, указывается научная новизна и практическая значимость исследования.

Первая глава посвящена проблеме создания и упразднения Районных охранных отделений в контексте реорганизации полицейского аппарата Российской империи в начале ХХ в.

В первом параграфе рассматривается социально-политическая обстановка в стране и факторы, побудившие власти признать необходимость существенных изменений в постановке политических расследований. Прослеживаются преобразования в системе МВД, и прежде всего создание охранных пунктов, усиление сети охранных отделений и организация Районных охранных отделений. 

Районные охранные отделения были учреждены для усиления борьбы с революционным движением по предложению нового директора Департамента полиции М.И. Трусевича и с санкции П.А. Столыпина. В соответствии с Положением от 14 декабря 1906 г. на них возлагались функции объединения и направления деятельности всех действовавших в пределах района, – состоявшего из нескольких губерний, – органов политического сыска. Вначале было создано 8 Районных охранных отделений. Первым и самым крупным из них было Центральное (Московское) РОО14.

Во многом, эти органы фактически были призваны компенсировать недостаточную подготовленность офицеров губернских жандармских управлений (ГЖУ), на которых лежал розыск по политическим делам. Вместе с тем, структура Района напрямую зависела от распределения окружных комитетов революционных партий, в частности, социалистов-революционеров. Поэтому довольно остро вставал вопрос об отнесении тех или иных территорий к определенному РОО для наиболее эффективной работы.

Создание Районных охранных отделений позволило частично перенести тяжести розыскной работы на низовой уровень, что сыграло немаловажную роль в повышении эффективности оперативных решений и их дальнейшей реализации. Учреждение в империи нескольких центральных розыскных учреждений, предоставление им возможности сосредоточить в своих руках данные агентурного и наружного наблюдения по крупным административным районам и руководство работой местных учреждений являлось первым шагом на пути институционального реформирования не только Департамента полиции, но и системы Министерства внутренних дел в целом.

Второй параграф посвящен проблеме упразднения Районных охранных отделений в рамках нового реформирования системы правоохранительных органов в 1914 г. Данное решение было вызвано переплетением ряда объективных, внутриведомственных и субъективных факторов.

Затянувшееся соперничество РОО с губернскими жандармскими управлениями мешало их совместной продуктивной работе. По мере роста вмешательства РОО в деятельность местных полицейских властей, их взаимоотношения осложнялись. Не помогали и периодически издаваемые Департаментом полиции циркуляры с напоминанием о необходимости совместных усилий в борьбе с силами революции и о взаимной информации. 

С 1909 г. деятельность районных охранных отделений значительно ослабла. Руководство Департамента полиции считало, что начальники РОО сплошь и рядом превышали свои полномочия. В феврале 1911 г. Департамент полиции издал еще один циркуляр, в котором вновь требовал более частого и личного общения чинов РОО с представителями розыска на местах. По сути, недовольство руководящих полицейских чинов было вызвано тем, что в условиях нового революционного подъема местные органы розыска не смогли предотвратить роста влияния подпольных организаций.

Вместе с тем, вопрос о целесообразности существования как охранных, так и районных охранных отделений встал главным образом в связи с назначением в январе 1913 г. В.Ф. Джунковского товарищем министра внутренних дел и заведующим полицией. Рассмотрение разнообразных источников позволяет сделать вывод о том, что реформаторский пыл В.Ф. Джунковского был во многом основан на его неприязни к агентурной работе, к охранным и Районным охранным отделениям, которые он считал «рассадником провокации»15.

Материал, позволяющий оценить соотношение объективных и субъективных факторов, приведших к  упразднению Районных охранных отделений, содержится в последующих главах диссертации.

Во второй главе диссертации рассматривается кадровое и правовое обеспечение местных органов политического сыска России начала ХХ в.

Первый параграф посвящен проблемам кадрового состава Районных охранных отделений. Революционные волны, поднимавшиеся в начале ХХ в., заставляли власть реагировать и приспосабливаться к новым условиям. Это отражалось и на кадровой политике Департамента полиции МВД, которая во многом определяла эффективность правоохранительной системы. В диссертации проанализированы имевшиеся в арсенале местных органов политического сыска ресурсы для выполнения возложенных на них задач, включая общее финансирование и материальное обеспечение работников, даны характеристики количественного и качественного состава местных розыскных органов, проанализированы биографии ряда руководителей.

В частности, отмечается, что штат Районных охранных отделений составлял 62 человека, а Центрального и Северного (Санкт-Петербургского) Районных отделений – по 160 человек, без учета делопроизводителей16. Учитывая объем и сложность работы эти штаты трудно было назвать раздутыми.

Несмотря на то, что в год на содержание Московского районного охранного отделения выделялось 189 тыс. рублей (а общие расходы на содержание чинов политического сыска превышали 1,5 млн. руб.17), в материальном и нормативном обеспечении кадров были проблемы. В частности, поскольку должности начальников охранных отделений, их помощников, чиновников для поручений, надзирателей и письмоводителей были учреждены не в законодательном порядке, это лишало их прав на получение не только каких-либо наград, но даже на выслугу и по уходу на пенсию. В результате должности в Районных охранных отделений преимущественно замещались чинами Отдельного корпуса жандармов18.

Тем не менее, в целом кадровый потенциал Районных охранных отделений позволял успешно осуществлять свои функции.

Во втором параграфе исследуется правовая база деятельности Районных охранных отделений19.  Хотя законодательство в области борьбы с политически неблагонадежными элементами в начале ХХ в. существенно обновилось, нормативно-правовая основа деятельности рассматриваемых органов порой страдала неполнотой, неясностью и противоречивостью и не вполне отвечала требованиям времени.

Не были в полной мере упорядочены отношения между Департаментом полиции, охранными отделениями Районными охранными отделениями и Корпусом жандармов. Это не только порождало ведомственные трения, но и нередко отрицательно сказывалось на эффективности агентурной работы. Нередко сами РОО выходили за рамки своих непосредственных задач, вмешиваясь в деятельность ГЖУ и местной полиции. Призванные быть инструкторами местных розыскных органов, они стремились стать их инспекторами.

В оперативно-розыскной деятельности Районные охранные отделения подчинялись Департаменту полиции, а по строевой, инспекторской и хозяйственной части – Отдельному корпусу жандармов. Такой дуализм вызывал противоречия. К тому же, один и тот же сотрудник под разными псевдонимами мог работать одновременно и у начальника ГЖУ, и у нескольких начальников Жандармских отделений, дислоцирующихся в том же пункте, получая с каждого из них вознаграждение (которое поступало из одного источника – из Департамента полиции)20. Настоятельная потребность в создании единого правового акта, где были бы объединены, кодифицированы все нормы, регулирующие деятельность политического розыска в стране, по сути, удовлетворена не была.

Тем не менее, несмотря на многочисленные пробелы в нормативном регламентировании, Районные охранные отделения смогли развернуть масштабную деятельность. 

Третья глава посвящена агентурной работе местных органов политического сыска. Внутренняя и наружная агентура являлись важнейшим средством борьбы правоохранительных органов с революционным подпольем. В первом параграфе рассмотрены методы пресечения и предупреждения политических преступлений, конспирации сотрудников и их агентов в процессе агентурной деятельности.

Вопросы агентурной работы нашли отражение в документах, регулировавших деятельность охранных отделений. В 1904 г. было разработано «Временное Положение об охранных отделениях», согласно которому основной обязанностью начальников отделений в целях наилучшего обеспечения их служебной осведомленности должно было являться приобретение секретных агентов и руководство ими. Особо подчеркивалось, чтобы они «ни в коем случае не устраивали сами государственных преступлений»21. Положение о Районных охранных отделениях 1906 г. в качестве основной задачи начальника РОО также определяло учреждение центральной внутренней агентуры, которая могла бы освещать деятельность революционных организаций22. Основные положения, касавшиеся работы внутренней агентуры, содержались в многочисленных циркулярах Департамента полиции.

По сведениям, которые предоставляла агентура, она разделялась на «ценную», «заслуживающую доверия» и «начинающую» (которую еще необходимо было проверять и заинтересовывать в секретном сотрудничестве). В числе ценной агентуры выделялась «перекрестная агентура», использовавшаяся для проверки поступающей от агентов информации и самих агентов. Имелась и «подсадная агентура» - секретные сотрудники, которые подсаживались в камеры к арестованным как для получения информации о лицах и фактах, так и для склонения арестованных к откровенным показаниям23.

Наряду с традиционными, репрессивными мерами в отношении противников самодержавия, в начале ХХ в. все более активно стали предприниматься попытки разложения и дискредитации революционных организаций «изнутри». Подобная тактика получила название «провокация».

Провокации как одному из методов работы внутренней агентуры посвящен второй параграф. Понятие провокации широко применялось как в революционной среде,  так и в оперативно-розыскных мероприятиях сотрудниками секретной полиции. В данном параграфе дан экскурс в историю возникновения понятия «провокация», выявлена сущность данного явления и проанализированы степень эффективности применения провокаций и их последствия.

Работа с агентами требовала определенных навыков и усилий. При поступлении на службу агент обязательно предупреждался об ответственности за дачу ложных сведений, а также за занятие «провокаторством». Большое внимание уделялось проверке новых секретных сотрудников. Тем не менее, несмотря на грозные предупреждения, провокация использовалась как по инициативе секретных сотрудников, так и самих чиновников. Причины столь двойственного отношения к провокации подробно раскрываются.

Общественность вкладывала в понятие провокации совсем иной смысл, ассоциируя его со всеми секретными сотрудниками, находившимися в революционных организациях. В 1917 г., отвечая на соответствующие обвинения, бывший директор Департамента полиции М.И. Трусевич справедливо заметил: «Это всегда было, и до тех пор, пока будет существовать какой-нибудь розыск, даже не по политическим, а по общеуголовным делам, агентура всегда будет в той среде, которая расследуется».

В третий параграф выделена организация делопроизводства, информационная работа Районных охранных отделений. Рассмотрены виды документов и их оборот в системе Департамента полиции. На основе анализа сохранившихся в фонде Центрального РОО документов, все агентурные сводки были подразделены тематически. Это сводки о распространении нелегальной литературы, о проведении собраний Центральными комитетами партий, о готовящихся забастовках, о складах оружия, взрывчатых веществах и о готовившихся покушениях на чиновников. Как правило, такие сводки имели характер подробно описываемого намечавшегося события.

На основании параграфа 10 Положения о Районных охранных отделениях в Департамент полиции ежемесячно присылались сводки агентурных сведений по каждой губернии. В них подробно излагались сведения, добытые агентами наружного и внутреннего наблюдения. В данном параграфе дано подробное описание сводок наружного и внутреннего наблюдения. По каждой политической партии или общественной организации составлялись отдельные документы. На основе просмотра большого объема документов фонда Центрального Районного охранного отделения выявлено, что по агентурным сводкам проходили больше всего эсеры, социал-демократы, анархисты, члены железнодорожного союза, семинаристы и представители различных национальных партий.

Различные агентурные сводки и записки содержат в себе ценный фактический материал, который невозможно найти в документах общего и статистического характера. Благодаря имеющимся архивным документам, на уровне агентурных кличек частично выявлены лица, которые работали в качестве секретных сотрудников на охранные отделения, входившие в состав Центрального РОО.

В заключении подведены итоги исследования. В частности, сформулирован вывод о том, что Районные охранные отделения сыграли важную роль в разгроме революционных организаций и в координации деятельности розыскных органов на местах. То, что вместо определенного реформирования (прежде всего путем уточнения нормативной базы) данные органы в 1914 г. подверглись упразднению, на наш взгляд, явилось ошибкой. С ликвидацией охранных и районных охранных отделений целостная система местных оперативно-розыскных органов, показавшая в основном свою эффективность, была разрушена. Эти потери компенсированы не были.

По теме исследования опубликованы следующие работы:

  1. Карпова Н.А. Положение о Районных охранных отделениях 1906 г. как основа правового обеспечения деятельности местных органов политического сыска России начала ХХ в. //Отечественные архивы. 2011. № 3. С. 42-48. 0,4 п.л.;
  2. Карпова Н.А. Учреждение Районных охранных отделений в процессе реформирования системы МВД России в начале ХХ в. //Наука и школа. 2011. № 4. С. 135-138. 0,4 п.л.;
  3. Карпова Н.А. К истории упразднения Районных охранных отделений Департамента полиции МВД России //Наука и школа. 2012. № 1. С. 142-146. 0,5 п.л.



1 См.: Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ // Российская газета. 2011. 8 февраля. № 5401 (25).

2 Не все Районные охранные отделения были упразднены этим циркуляром. «Ввиду обслуживания ими отдаленных окраин Российской империи» оставались действующими Кавказское РОО (прекратило существование согласно циркуляру от 30 сентября 1914 г.), Туркестанское РОО и Восточно-Сибирское РОО (перестали существовать после закрытия Департамента полиции, согласно постановлению Временного правительства от 10 марта 1917 г.).

3 Додонов Б.Ф., Кирьянов Ю.И. Обзор архивных источников об основных формах массового рабочего движения в России (1895 - февраль 1917гг. - М., 1990; Перегудова З.И., Додонов Б.Ф. Документы Московского (Центрального) районного охранного отделения как источник по истории рабочего движения в Центральном промышленном районе в 1907-1914 гг. // Проблемы историографии и источниковедения истории пролетариата Центрального промышленного района России. - М., 1990. С. 181-186.

4 Путеводитель. Том 1. Фонды Государственного архива Российской Федерации по истории России XIX – начала ХХ века. – М., 1994.

5 Верой и правдой. ФСБ. Страницы истории. - Ярославль, 2001; Галвазин С.Н. Охранные структуры Российской империи: формирование аппарата, анализ оперативной практики. - М., 2001; Государственная безопасность России: История и современность / под общ.ред. Р.Н. Байгузина. - М.: РОССПЭН, 2004; Греков Н.В. Русская контрразведка в 1905-1917 гг.: Шпиономания и реальные проблемы. - М.: Московский общественный научный фонд; ООО "Издательский центр научных и учебных программ" (серия "Научные доклады", выпуск 112); Труды Общества изучения истории отечественных спецслужб. Том 1. - М.: Кучково поле, 2006 и др.

6 Перегудова З.И. Политический сыск России (1880-1917 гг.). - М.: РОССПЭН, 2000.

7 См.: Гладышева Е.Е. Политический сыск в России в начале ХХ века: 1902 год – февраль 1917 год (на материалах Саратовской губернии): автореф. дисс. …канд. ист. наук: 07.00.02.– Саратов, 2006; Гончарова Е.А. Местные органы политической полиции России в 1902-1914 гг. (на материалах Саратовской и Самарской губерний): автореф. …канд. ист. наук: 07.00.02/ Е.А. Гончарова – Саратов, 2008; Плужников С.Ю. Местные органы политического сыска Российской империи в конце XIX – начале ХХ века: историко-правовое исследование: автореф. дисс. …канд. юрид. наук: 12.00.01 – Тамбов, 2009; Рябинцев Р.В. Становление и развитие системы органов политического сыска в российской провинции в 1880-1914 гг. (на материалах Костромской губернии): автореф. дисс. …канд. ист. наук: 07.00.02 – Кострома, 2004; Шахматов А.В. Агентурная работа в оперативно-розыскной деятельности (теоретико-правовое исследование российского опыта): автореф. дисс. …докт. юрид. наук: 12.00.09. – СПб., 2005 и др.

8 Спиридович А.И. Записки жандарма. – Харьков, 1928; Спиридович А.И. Великая война и Февральская революция 1914 – 1917 гг. В 3-х кн.– Нью-Йорк, 1960-62 и др.

9 Новицкий В.Д. Из воспоминаний жандарма. Л., 1929.

10 Курлов П.Г. Гибель императорской России. Берлин, 1923.

11 Герасимов А.В. На лезвии с террористами. Париж, 1985.

12 Глобачев К.И. Правда о русской революции: Воспоминания бывшего начальника Петроградского охранного отделения /К.И. Глобачев; под ред. З.И. Перегудовой. – М., 2009.

13 Охранка: Воспоминания руководителей политического сыска: В 2 тт: Т.1/под ред. Рейблата А.И.; вступ.ст., комм. Перегудовой З.И.- М.: Новое литературное обозрение, 2004.

14 ГА РФ. Ф. 102. Оп. 262. Д. 16. Л 1.

15 Джунковский В.Ф. Воспоминания. Т. 1. – М., 1997. С. 217-218.

16 Подсчитано автором по: ГА РФ. Ф. 102. Оп. 316. 1908. Д. 50. Л. 38-39 об.

17 ГА РФ. Ф. 102. Оп. 316. 1908. Д. 50. Л. 1,42-42 об.

18 ГА РФ. Ф. 102. Оп. 316. 1908. Д. 50. Л. 37 об.

19 Нормативно-правовая база включала в себя: Положение о начальниках розыскных отделений, утвержденное 12 августа 1902 г.; Свод правил в развитие Положения о розыскных отделениях, утвержденный 21 октября 1902 г.; Положение о Районных охранных отделениях от 14 декабря 1906г.; Положение об Охранных отделениях от 9 февраля 1907 г.; Инструкция начальникам Охранных отделений по организации наружного наблюдения 1907 г.; Инструкция по организации и ведению внутреннего наблюдения 1907 г.; циркуляры по Департаменту полиции, издававшиеся с 1902 г. в изменение, отмену или в дополнение отдельных статей и параграфов перечисленных выше инструкций и положений; «правила и формы» расходования и представления отчетности по агентурным кредитам, отпускаемым Департаментом полиции в распоряжение начальников ГЖУ и охранных отделений и розыскных пунктов. Циркуляры часто носили только рекомендательный характер.

20 См.: ГА РФ. Ф. 280. Оп. 1. 1907. Д. 3000-1. Л. 10 об.

21 Перегудова З.И. Департамент полиции и секретная агентура (1902-1917 гг.) //Материалы исторических чтений на Лубянке. 1997-2000 гг. Российские спецслужбы. История и современность. – М., 2003. С. 104.

22 ГА РФ. Ф. 102. Оп. 316. 1908. Д. 50. Л. 68 об.

23 См.: Шахматов А.В. Агентурная работа в оперативно-розыскной деятельности (теоретико-правовое исследование российского опыта): Автореф. дисс. …докт. юрид. наук: 12.00.09. – СПб.. 2005.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.