WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ВОЛЬФ СВЕТЛАНА ПАВЛОВНА

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ПРОСТРАНСТВЕ И ВРЕМЕНИ

В КАРТИНЕ МИРА ДЕКАБРИСТОВ

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертация на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Омск – 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет» на кафедре отечественной истории

Научный руководитель:  доктор исторических наук, профессор

  Татьяна Анатольевна Сабурова

 

Официальные оппоненты:  Наталия Николаевна Родигина,

  доктор исторических наук, профессор

ФГБОУ ВПО «Новосибирский государственный 

педагогический  университет»,

профессор кафедры отечественной истории

       

Елена Борисовна Васильева,

кандидат исторических наук

НОУ ВПО «Омский институт международного

менеджмента и иностранных языков «Ин. яз. –

Омск»,

доцент кафедры социально-экономических и

естественно-научных дисциплин 

Ведущая организация:  ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный

  университет»

Защита состоится 21 мая 2012 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.177.04 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Омском государственном педагогическом университете по адресу: 644043,  г. Омск, ул. Партизанская, 4а, ауд. 319.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омского государственного педагогического университета (644099, г. Омск, наб. Тухачевского, 14, библиографический отдел).

Автореферат разослан «___» _______________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук, профессор  Т. А. Сабурова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность темы исследования. Со дня восстания на Сенатской площади прошло уже более ста восьмидесяти лет. Декабристы же по-прежнему принадлежат к знаковым фигурам отечественной истории. Их образ мысли, поведение на протяжении многих лет привлекают внимание ученых, публицистов, общественных деятелей. Современная исследовательская ситуация характеризуется серьезными методологическими новациями, повышенным интересом к изучению проблем пространства и времени, формирующих базовую сетку представлений, определяющих картину мира эпохи, общества, группы, личности. Становление культурно-интеллектуальной истории способствует сосредоточению внимания исследовательского сообщества на изучении смыслов, мифов, стереотипов, концептов, которые образуют картину мира общества и отдельных социальных групп.

Декабристы представляли собой  активную часть русского дворянства первой четверти XIX в. Через свои сочинения они транслировали различные образы и конструкты, которые выражали не только пространственно-временные стереотипы, характерные для этого общества, но и воплощали идеи, осознание которых было результатом их собственного осмысления окружающей действительности. В связи с этим анализ представлений о пространстве и времени в картине мира декабристов представляет особую важность для исторической науки.

Степень изученности темы. Проблема представлений о пространстве и времени в картине мира декабристов не являлась предметом специального изучения. Однако зачатки ее изучения прослеживаются в процессе осмысления опыта и наследия декабристов. 

В дореволюционной историографии широко представлены проблемы истории освободительного движения и включенности в него движения декабристов. Первоначальное изложение правительственной версии событий, произошедших 14 декабря 1825 г. на Сенатской площади1, наложило определенный отпечаток на складывание образа декабристов. О занятиях декабристов, не связанных с их политическими интересами, говорили лишь редкие упоминания в некоторых публикациях (А. А. Пигарев, А. С. Пушкин, А. Я. Купфер и др.).

Начиная со второй половины XIX в., появились новые возможности для исследования. Публикация источников и использование ранее недоступных секретных материалов следствия и суда над декабристами стимулировали к выяснению истоков и сущности декабристской идеологии, анализу программных установок декабристов (А. С. Хомяков, Ю. Ф. Самарин, Б. Н. Чичерин, Н. А. Мельгунов, А. И. Герцен, А. П. Щапов, А. Н. Пыпин,  В. О. Ключевский и др.).

Изучение и  интерпретация  истории  движения  было продолжено историками начала XX в. - Н. П. Павловым-Сильванским, П. Е.  Щеголевым, А. А. Корниловым и др. Новые попытки восстановить память о занятиях декабристов историей и естественными науками были сделаны В. Я. Богучарским, М. В. Довнар-Запольским, В. И. Семевским.

В дореволюционной историографии происходило формирование не только романтизированного образа декабриста и «декабристского» мифа, но и впервые предпринималась попыт­ка охарактеризовать декабристов как представителей особого культурно-исторического типа2. Однако представления декабристов о пространстве и времени характеризовались только на уровне описания их исторических и географических работ, перечисления исследовательских интересов декабристов и зачастую сводились к обоснованию политических целей тайных обществ. Кроме того, труды декабристов-историков, и все еще большая часть источников по истории декабризма, находились в ограниченном доступе, что не позволило в полной мере исследовать их мировоззрение. Постепенно начинает развиваться исследовательский интерес историков к выявлению факторов формирования мировоззрения декабристов.

С наступлением  советской эпохи  начался подлинный расцвет изучения политических идей декабристов. Обоснование политических воззрений декабристов начинает базироваться на исследовании их исторических взглядов3. Продолжают появляться не только исследования по движению декабристов, где подробно освещается процесс формирования их мировоззрения4, но и выходят монографии, в которых осуществляются попытки определить место и роль декабристов в развитии русской исторической науки (Б. Б. Кафенгауз, Е. А. Прокофьева, Б. Г. Кокошко, А. В. Предтеченский и др.). Появляются исследования, посвященные взглядам декабристов на всеобщую историю. Выясняются основания их философских взглядов (Н. Ф. Седых, Н. Дейнеко, Г. Габов и др.). Однако об интересе декабристов к изучению категорий пространства и времени говорят лишь редкие упоминания в работах, по-прежнему посвященных в большей степени изучению сущности самого восстания на Сенатской площади.  При изучении исторических взглядов декабристов  не учитываются те изменения, которые определили их отношение к времени.

Таким образом, в советской историографии не только продолжается всестороннее изучение движения декабристов, но и начинается активное исследование исторических и географических взглядов декабристов как на уровне составляющей коллективных, так и в качестве отдельных работ  (С. С. Волк, В. Е. Иллерицкий, М. А. Алпатов, В. М. Пасецкий). Однако очевидно их изучение, прежде всего, в рамках политической истории, что и придает историческим и естественнонаучным изысканиям декабристов исключительно политический характер. Новый подход к изучению явления декабризма представлен в работах Ю. М. Лотмана5. Повседневная жизнь для Ю. М. Лотмана – категория историко-психологическая, знаковая система, т.е. своего рода текст, где бытовое и бытийное неразделимы. Обладая своей спецификой, исследования Ю. М. Лотмана показывают непрерывность культурно-исторического процесса, интеллектуальную и духовную связь поколений эпохи декабристов.  Ю. М. Лотман рассматривает «поведение декабриста, его поступки» как один из аспектов историко-психологической характеристики декабризма. Ю. М. Лотман впервые обращает внимание на изучение поведения декабристов как выразителей «сложных этических, религиозных, эстетических, бытовых и других, семиотических норм, на фоне которых складывается психология группового поведения»6

В рамках литературоведения в этот период исследуются представления декабристов о времени. И. А. Стрельникова посвятила одну из своих статей исследованию образа времени в лирике декабристов с целью «выявления миропонимания поэтов-декабристов, выразившегося в художественном решении ими проблемы «я и время», «поколение и время»7.

Исследование пространственных представлений  декабристов га данном этапе по-прежнему ограничивается анализом их географических сочинений. Изучение представлений о пространстве и времени не сопровождается стремлением исследователей включить их в картину мира  декабристов. 

В современной исторической науке допускается вариативность  в выборе подхода к исследованию, что позволяет по-новому взглянуть на тему декабристов. Выходя за рамки строгого определения декабристов «дворянскими революционерами», современные исследователи предлагают новое видение проблем формирования их мировоззрения, как в целом (С. Экштут, В. С. Парсамов, И. Пономарев, М. П. Одесский и др.), так и каждого по отдельности (С. В. Макеев, С. Х. Аубекеров, В. М. Бокова и др.).

Публикация источников и использование ранее недоступных секретных материалов о декабристах стимулируют к созданию биографических очерков о декабристах, выяснению истоков декабристской идеологии8. Немалое внимание историки по-прежнему уделяют и исследованию эволюции мировоззрения декабристов, их жизни и деятельности в ссылке (Л. А. Терская, Т. Р. Гаджиева, Е. В. Мирзоян, Т. А. Бочанова и др.).

В проблемное поле современного декабристоведения входит достаточно широкий круг вопросов, имеющих не только принципиально новые основания, но и сохраняющих преемственность по отношению к существующей исследовательской традиции. Так сохраняют свое значение исследования политических представлений декабристов (М. И. Серова, Д. С. Артамонов).

В отечественной исторической науке происходит осознание возможностей междисциплинарных подходов. История ментальностей, история повседневности и новая культурно-интеллектуальная история определяют новые методологические основания для исследования наследия декабристов.  В связи с этим декабристы становятся объектом исследования, но уже не как организаторы восстания, а как представители русского образованного общества первой половины XIX в. Пространственно-временные ориентиры этого общества определяют направление формирования картины мира декабристов в целом и их представлений о пространстве и времени в частности. 

Все большее внимание историки обращают на темпоральные и пространственные представления декабристов, их поведенческие и ценностные ориентации (О. В. Мишуков, Ю. В. Стенник, С. М. Усманов и др.). Попытку исследования внутреннего мира декабриста Г. С. Батенькова путем реконструкции его литературных интересов  предпринимает В. Д. Юшковский. Воззрения декабриста В. Д. Юшковский рассматривает в тесной взаимосвязи с его мироощущением, восприятием окружающей действительности. Исследование В. Д. Юшковского демонстрирует новый подход к изучению взглядов декабристов. Однако, рассматривая систему воззрений Г. С. Батенькова, историк не стремится к целостному описанию картины мира декабриста.

Таким образом, для современной историографии наряду с постановкой новых исследовательских задач продолжает оставаться актуальным изучение вопросов, неоднократно рассмотренных предшественниками. Представления декабристов о пространстве и времени становятся предметами отдельных исследований.  Восприятие декабристами пространства и времени изучается разрозненно и не сопровождается стремлением исследователей представить эти категории в качестве составляющих их картины мира. 

Вместе с тем продуктивность использования категории «картина мира» показывает широкий опыт ее применения в исторических исследованиях представителями школы «Анналов» и ее последователями (Л. Февр,  М. Блок, Ф. Бродель, Ж. Ле Гофф, Ж. Ревель и др.)

Труды французской исторической школы «Анналов» стали важным идейным источником, повлиявшим на становление отечественной исторической антропологии. Знакомство с трудами представителей школы «Анналов», помимо подтверждения правильности выбранного направления преобразования социальной истории, привнесло новые понятия и термины, которые в будущем легли в основу понятийного аппарата этого направления. Так, А. Я. Гуревичем исследуются универсальные категории культуры (время, пространство, жизнь, смерть, богатство и т.д.), которые, кристаллизируясь из практического опыта человека, начинают сами определять его сознание. Определённый набор таких универсальных категорий, присущих каждому народу, и различная степень акцентуализации на разных категориях образует «сетку координат» или, как называет её А. Я. Гуревич – «картину мира». Посредством такой «модели мира» человек воспринимает действительность, переводит её данные во внутренний опыт, на основании чего выстраивается собственное мировоззрение, теоретические и идейные конструкты.

Приемами и инструментарием школы «Анналов» пользовались и исследователи культуры в 1980-90-х гг., обратившись к анализу истории ментальностей и «картин мира» различных эпох и цивилизаций, что раскрывалось преимущественно на материале истории или художественной культуры. Представители нового поколения школы «Анналов» (Ф. Арьес, Ж. Ле Гофф, Ж. Дюби, М. Вовель, Р. Мандру) в своих работах попытались практически воссоздать ментальность разных культурных эпох.

В современной исторической науке постепенно приобретают популярность исследования общественного сознания, что во многом объясняется неразработанностью проблем культуры в рамках господствовавшей прежде  исследовательской парадигмы. Многие историки посвящают свои исследования проблеме согласованности картины мира с конкретно-историческими механизмами культуры. Мы можем наблюдать не только активное использование историками категории «картина мира» в исследованиях, но и изучение разных ее аспектов (В. С. Жидков, К. Б. Соколов , Н. А. Хренов, И. М. Савельева, А. В. Полетаев). 

Постепенно развивается исследовательский интерес не только к изучению повседневной жизни разных социальных групп, но их социокультурных представлений (А. И. Куприянов, Е. А. Зуева, Д. В. Тимофеев, Т. А. Сабурова). По мнению А. Я. Гуревича, исследование сферы мыследеятельности подводит к выводу, что «поведение людей соответствует не столько объективным условиям их существования, сколько их картине мира, навязанной им их языком и всеми вообще языками культуры, религией, воспитанием, социальным общением»9. Следовательно, ключ к пониманию социального поведения людей дает изучение их картины мира. При этом, конечно, нужно не только реконструировать эту картину мира, но и увидеть ее в конкретных исторических фактах, которые только в таком случае становятся более или менее понятными.

В исторической науке накоплен значительный опыт в исследовании мировоззрения декабристов, а также в применении категории «картина мира». Однако проблема восприятия пространства и времени как основополагающих категорий картины мира декабристов не стала предметом специального исследования. Между тем, пространство и время являются «определяющими параметрами существования мира и основополагающими формами человеческого опыта»10. Характерные черты темпоральных представлений декабристов воплощаются в их историческом сознании. А пространственные представления могут быть выявлены при исследовании «ментальной карты» декабристов.  Для выполнения этих задач мы обращаемся к исследованию широкого круга источников, созданных декабристами.

Цель и задачи исследования. Цель - выявить структуру и содержание представлений о пространстве и времени в картине мира декабристов.

Достижение поставленной цели предполагает решение ряда научных задач:

1) определить факторы, повлиявшие на формирование картины мира декабристов;

2) выявить основные элементы «ментальной карты» декабристов;

3) раскрыть содержание понятий «Европа» и «Азия» в пространственных представлениях декабристов;

4) выявить представления декабристов о России и ее регионах;

5) определить характер и способы репрезентации прошлого декабристами;

6) раскрыть восприятие настоящего и будущего как элементов исторического сознания декабристов.

Объектом исследования выступает картина мира декабристов. Картина мира представляет собой систему представлений, в которой основополагающими категориями являются пространство и время.

На сегодняшний день в декабристоведении не существует единого мнения относительно того, кого считать декабристом. В нашем исследовании мы будем основываться на классификации, данной М.А. Рахматуллиным, которая предлагает причислять к декабристам следующих лиц:

1) участников движения на Сенатской площади;

2) участников восстания Черниговского полка;

3) организаторов и руководителей тайных (декабристских) обществ;

4) новых членов тайных (декабристских) обществ (с подразделением на тех, кто состоял в них до августовского рескрипта 1822 года, и тех, кто остался в них позже)11.

Предмет исследования – структура и содержание представлений декабристов  о пространстве и времени.

Хронологические рамки исследования охватывают конец 90-х гг. XVIII в. – 60-е гг. XIX в. – период жизни и творчества декабристов. Нижняя граница обусловлена началом формирования картины мира декабристов в целом и их представлений о пространстве и времени в частности. Это время ознаменовано целым рядом событий, которые оказали влияние на представления русского образованного общества первой половины XIX в. Распространенные в его среде  идеи философии Просвещения и  географического детерминизма оказали значительное влияние на формирование представлений декабристов. В это время появляются первые исторические и географические сочинения декабристов. Верхняя граница, 60-е гг. XIX в., связана с возвращением декабристов из ссылки, которая изменила их мироощущение, повлияв на переосмысление ими не только представлений о ценности времени, но и на изменение их «ментальной карты». В эти же годы заканчивается жизнь и творчество декабристов, написаны их последние мемуарные сочинения. 

Методологическая основа диссертации. Теоретико-методологические основы исследования составляют положения истории ментальностей и современной культурно-интеллектуальной истории.

При интерпретации событий прошлого актуально востребованными становятся не столько сами события, сколько представления людей, действующих в этих событиях, их модели восприятия и оценки действительности жизни. Одной из возможностей актуализации прошлого является выделение новых категорий познания. В их числе – категория «картина мира» как типологическая модель эпохи, культуры, социальной группы. Постановка задачи воссоздания представлений носителей изучаемой культуры в ее собственных терминах и конструкциях, в которые они сами себя помещали и в которых себя выражали, стало проявлением общей тенденции в развитии современного гуманитарного знания, изучающего феномен «другого / иного». Современные исследователи в картину мира как систему представлений о мире включают и представления о пространстве и времени, закрепленные в различного рода текстах12

Проблема интерпретации образа прошлого на основе категории «картина мира» как типологической модели может быть представлена предметно в переходные моменты истории, когда для человека, живущего в изменяющейся исторической реальности, актуализируется выбор оснований жизненных смыслов и человеческих ориентаций, способов конструирования идентичности. Важен не только факт интерпретации адекватного содержания «картины мира» субъектов, действующих в истории, но и факт выявления их взаимодействия в аспекте конструируемой субъектами идентичности.

Таким переходным моментом в истории является и восстание на Сенатской площади 1825 г. Если сам факт изменения исторической реальности после этого события долгое время был, есть и будет предметом споров историков, то изменение жизни самих декабристов, изменение их мироощущения не вызывает сомнений. Активная общественная жизнь декабристов сменяется отчаянными попытками  сохранить во что бы то ни стало желание жить, которое позднее перерастает в стремление передать потомкам свое собственное мнение об истинном ходе вещей в столь судьбоносное время.

С точки зрения подхода современной культурно-интеллектуальной истории «человеческая субъективность выступает в ее истинной целостности, неразрывно соединяющей категории сознания и категории мышления»13. В презентизме, представляющем собой ретроспективный подход в истории идей, речь, по существу, идет об актуализации лишь тех сторон прошлой духовной жизни, которые имеют ценность в сегодняшней действительности. Однако современное переосмысление обязательно привносит в прошлый текст такое мыслительное содержание, которое «прежде отсутствовало, то есть модернизирует его. Совершенно иной вариант – анализ духовных явлений с точки зрения их роли в жизни прошлого, то есть собственно историческое исследование, с помощью методов, которые позволяют охарактеризовать идеи и ценностные установки минувшего во взаимосвязи с обстоятельствами, их породившими, а в перспективе – понять конкретные действия, мотивированные этими культурными ориентирами»14.

Диссертационная работа основана на междисциплинарном подходе. Взаимодействие интеллектуальной истории, психологии и лингвистики является основополагающим в исследовании факторов, определяющих формирование картины мира декабристов, содержания интеллектуальных конструктов в «ментальной карте» декабристов, их темпоральных представлений и т.д.

Исследование опирается на принципы единства логического и исторического, логический принцип непротиворечивости выдвигаемых положений. Актуальным для нашего исследования стал также традиционный для научных исследований принцип историзма.  Названные принципы реализуются посредством общенаучных (метод синтеза и анализа, описательный метод) и специальных  (сравнительно-исторический, историко-генетический, структурно-системный)  методов исследования. К специальным методам, используемым в диссертационном исследовании, можно также отнести метод многократного прочтения текста, дающий возможность выявить скрытые смыслы и контексты интеллектуальных конструктов, метод деконструкции текста, который позволяет выявить типичные образы пространства и времени, характерные для исследуемого периода.

Ключевыми понятиями диссертации являются «представление», «ментальная карта», «конструкт», «образ», «историческое сознание», «историческая память».

Источниковая база диссертации обусловлена предметом исследования, поставленной целью и задачами. Использованные в работе источники по типу и информативным возможностям могут быть распределены следующим образом:

1) источники личного происхождения,

2) исторические сочинения,

3) философские и экономические сочинения,

4)  географические сочинения,

5) публицистика,

6) проекты государственного устройства П. И. Пестеля и Н. М. Муравьева,

7) художественные произведения и литературная критика,

8) делопроизводственные материалы. 

К источникам личного происхождения относятся мемуары, дневники, переписка и путевые заметки декабристов. Значительная часть их представлена материалами из фондов отделов рукописей Российской государственной национальной библиотеки, Института русской литературы и искусства, Российской государственной библиотеки, а также Российского государственного архива литературы и искусства. Воспоминания, записки, дневники, заметки и материалы переписки декабристов содержат информацию об особенностях исторической памяти, пространственных представлениях, проявляющуюся как в отборе материала, включенного в воспоминания, так и в  оценочных суждениях, смысловой нагрузке, семантических коннотациях слов и фраз, метафорах и образах.

Исторические сочинения декабристов представлены отдельными исследованиями и статьями.  Исследование этих источников позволило выявить проблемы российской истории, на которые декабристы обращали особое внимание, а также основные черты, присущие их историческому сознанию. Исторические сочинения и очерки демонстрировали основные принципы структурирования исторического времени декабристами.

Анализ исторических сочинений декабристов позволяет выявить компоненты их ментальной карты, определить содержательные характеристики этих компонентов, проследить изменения их содержания на протяжении всего текста через выделение метафор, семантических оборотов, лингвистических структур, выявить устойчивые образы пространства и стереотипы в описании отдельных регионов (Кавказ, Польша, Сибирь).

Философские и  экономические сочинения также содержат некоторые примеры воплощения представлений декабристов о пространстве и времени. Декабристы в них продолжают руководствоваться не только идеями философии Просвещения, но и событиями национального прошлого, с целью создания проектов развития экономических учреждений в Российской империи в будущем.

Географические сочинения декабристов позволяют выявить образы и стереотипы пространственных представлений. Образы пространства, представленные в этих сочинениях декабристов, основываются не только на их личных впечатлениях, появившихся в ходе путешествий и после прочтения разнообразной литературы, но и на результатах научных изысканий, в которых они принимали самое активное участие.

Публицистика декабристов представлена не только  статьями, опубликованными на страницах периодических изданий, но и отдельными очерками декабристов общественно-политического характера. Общественная мысль была неразрывно связана с проблемой исторического пути России, ее прошлого, настоящего и будущего. Публицистика отражала не только изменения в системе представлений русского образованного общества, но и непосредственно формировала представления декабристов, выступая важнейшим средством трансляции идей, способствуя становлению их самосознания. Безусловно, с точки зрения анализа ментальных структур, такого рода источники имеют ряд ограничений вследствие своего стремления сформировать у читателя определенное представление, оказать воздействие на общественное мнение, иногда даже выдать желаемое за действительное. В то же время необходимо учитывать цензурные ограничения, невозможность открыто выразить свои взгляды в условиях императорской России.

Проекты государственного устройства П. И. Пестеля и Н. М. Муравьева  воплощают представления декабристов о пространстве и времени, направленные в будущее и вобравшие в себя лучший опыт прошлого и настоящего.

Художественные произведения и литературная критика декабристов содержали поэтическое воплощение образов пространства и времени. Представления о времени и его модальностях -  прошлом, настоящем и будущем – содержатся не только в произведениях декабристов, посвященных исторической тематике, но и в лирических произведениях, а также в литературно-критических статьях. Художественные произведения декабристов позволяют выявить представления о географических объектах, относящиеся «как к современным, так и к историческим пространственным образам, стереотипам»15.

Значительный интерес представляют делопроизводственные материалы следствия над декабристами. Исследователями на основе специального дела об аресте, а также фронтального изучения делопроизводства следственного комитета составлена исчерпывающая сводка архивного материала по кругу вопросов, касающихся, главным образом, показаний декабристов по делу, указывающих на их исторические интересы и представления о пространстве и времени в перспективе. 

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые поставлена и на междисциплинарной основе изучена проблема представлений о пространстве и времени в картине мира декабристов. Предложена исследовательская модель изучения картины мира декабристов как составной части социокультурных представлений дворянского общества в первой половине XIX в. В диссертации впервые выявлены основные черты темпоральных представлений декабристов с использованием категорий исторического сознания и исторической памяти. Доказано наличие мифологических и исторических элементов в представлениях декабристов о времени.

Впервые выявлены и раскрыты компоненты «ментальной карты» декабристов, отражающие особенности представлений русского дворянства первой половины XIX века о пространстве. Доказано наличие стереотипов в восприятии пространства Европы и Азии, обусловленных поисками национальной идентичности через осмысление идей эпохи Просвещения.  Установлено, что пространственные представления декабристов были тесно связаны с имперской идеологией, что ярко выразилось в созданных образах регионов Российской империи.

Практическая значимость заключается в том, что результаты исследования имеют значение для дальнейшего изучения социокультурных представлений декабристов и в целом картины мира русского образованного общества первой половины XIX в. Содержащийся в диссертации материал может быть востребован в образовательной практике высших учебных заведений при разработке лекционных курсов и создании учебных пособий по истории России. Отдельные положения и выводы могут быть использованы при написании обобщающих и специальных исследований по проблемам истории ментальностей, интеллектуальной истории, истории русской общественной мысли и культуры.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации отражены в 10 публикациях, в том числе в двух ведущих рецензируемых изданиях, а также были представлены в докладах и выступлениях на двух международных научных конференциях (Новосибирск, 2010; Омск, 2011) и четырех всероссийских научных конференциях  (Тобольск, 2009; Новосибирск, 2010; Чебоксары, 2010; Нижний Новгород, 2010).

Основные положения, выносимые на защиту:

1.Формирование картины мира декабристов происходило под влиянием совокупности факторов. Воспитание и обучение способствовали развитию интереса декабристов к наукам, а также прививали им чувство глубокой ответственности перед государством и потребность выполнения гражданского долга. Чтение декабристами разнообразной литературы составило основу восприятия ими пространства и времени сквозь призму отраженных в ней идей, в большинстве своем присущих эпохе Просвещения. Путешествие стало одной из ведущих культурных практик, определявших формирование представлений декабристов о пространстве и времени. Дальнейшее развитие эти идеи получали в процессе коммуникации в декабристских обществах.

2. Интеллектуальные конструкты «Европа», «Азия» и «Россия» составили основные элементы «ментальной карты» декабристов. «Европа» первоначально идеализировалась декабристами и соответствовала «образованному миру». Границы «Европы» в восприятии декабристов включали и часть пространства «России». Декабристы тем самым стремились придать «своему» пространству те, черты которые приблизили бы его к прогрессивной, но чужой «Европе». Смысловое наполнение интеллектуального конструкта «Азия» основывалось декабристами на европейском понимании идеала общественного развития. Кроме того, отрицательные черты пространства «Азии»  стали отражением опыта исторического прошлого России. Положительные черты этого интеллектуального конструкта воплотились в образе «Востока». К «Востоку» и «Азии» декабристы относили одно и то же пространство, но в зависимости от критериев его описания соответствующие интеллектуальные конструкты наполнялись разным смыслом. 

3. Описание пространства «России» осуществлялось декабристами с помощью метафор, применяемых для описания пространства «Европы». Широта географических условий на всем пространстве Российской империи и своеобразие исторического пути русского народа определяются декабристами в качестве особых отличительных черт «России», позволяющих занять ей достойное место в ряду  европейских государств.  Описания декабристами регионов России – Кавказа, Польши и Сибири были ограничены рамками имперского дискурса, в котором цивилизаторская миссия России была первостепенна. Кавказ отождествлялся декабристами с пространством угрозы, исходя из сложного исторического опыта покорения его народов, а также определялся составным элементом дикого, непросвещенного пространства «Азии». В представлениях декабристов Польша  играла роль некого «вспомогательного инструмента», используемого для описания пространства лишь в том случае, если упоминание о ней позволяло возвысить положение России на международной арене. Сибирь, которую декабристы прежде все больше относили к  «Востоку», приобрела значение  неотъемлемой части пространства России только после реального знакомства с ней в ссылке.

4. Структуризация времени декабристами отражает характерные для Нового времени процессы модернизации сознания. Основные единицы  измерения времени, употребляемые декабристами – век, столетие, эпоха. Описание событий «древней» истории декабристами сочетает в себе черты мифологического и исторического. Значимость событий далекого прошлого определялась не только исходя из потребностей настоящего времени. События прошлого рассматривались в развитии и взаимосвязи. Осмысление событий «новой» истории, более близкого для декабристов прошлого, напротив, осуществлялось в большей степени под влиянием идей, актуальных для настоящего времени, семейных воспоминаний. Представления декабристов о будущем получили воплощение в проектах государственного устройства. Планируемое будущее в проектах декабристов характеризовалось наличием утопических черт. Основными институтами государства в них должны были стать учреждения, деятельность которых осуществлялась в далеком прошлом и уже стала историей. Наряду с этим содержание проектов выражало хорошее знание потребностей настоящего времени и включало мероприятия, осуществление которых имело достаточно устойчивые основания.  Отношение декабристов к времени коренным образом меняется в период заключения, каторги и ссылки. Декабристы живут теперь прошлым, скорость течения времени резко замедляется для них.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении к диссертации обоснована актуальность исследования, анализируется степень изученности выбранной темы, определяются объект и предмет, формулируются цель и задачи исследования, его хронологические рамки, раскрываются методологические основания работы, характеризуется источниковая база диссертации. Определены научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов работы.

В первой главе «Формирование картины мира декабристов» определяются факторы формирования представлений о пространстве и времени в картине мира декабристов.

Первый параграф «Воспитание и обучение как факторы формирования картины мира декабристов» посвящен периоду родительского воспитания и обучения будущих декабристов, оказавших значительное влияние на складывание их картины мира.

Опыт осмысления идей эпохи Просвещения родителями декабристов и их близкими родственниками оказал своеобразное влияние на их воспитание.  Воспитание не только формировало мировоззрение, давало направление уму, но и вырабатывало определенный стиль и мышления, и поведения, и изложения. Отсутствие четкой определенности в трактовке проблем исторического прошлого, проблем изученности пространства в географии, характерное для процесса их обучения, привело к тому, что декабристы пытались самостоятельно восстановить данный пробел в своем образовании. А восполнение этого пробела зачастую осуществлялось ими  при помощи углубленного изучения уже знакомых сочинений эпохи Просвещения или же развития идей, воспринятых входе прослушивания лекций учителей-эмигрантов.  Кроме того, декабристы, воспитанные на основе имперских идей, зачастую воплощали их не только при описании пространства, но и интерпретации национального прошлого.

Во втором параграфе «Чтение как способ познания окружающего мира декабристами» раскрывается значение одной из основных культурных практик русского общества в формировании картины мира декабристов.

Источники показывают, что круг чтения декабристов являлся достаточно широким. Сочинения, созданные в рамках  просветительской или романтической парадигмы, определяли мировосприятие декабристов. Чтение исторических и политических сочинений оказывало влияние на формирование не только представлений декабристов о прошлом, но и на восприятие ими настоящего и будущего. Идеи, успешно воплощенные в жизнь в далеком прошлом, получали вторую жизнь для декабристов. Художественная литература наполняла определенным содержанием представления декабристов о времени. Особое внимание декабристов привлекали произведения на исторические темы, причем не только зарубежных, но и отечественных авторов. Из художественных произведений разных жанров декабристы могли получить примеры поэтического воплощения  идей настоящего и планируемого будущего. Чтение путевых заметок и путешествий оказывало влияние на конструирование пространственных представлений декабристами. Необходимо также отметить косвенную роль в формировании интеллектуальных конструктов, используемых декабристами при описании пространства, современной им публицистики и разного рода сочинений, определявших их интерес к изучению той или иной части мирового пространства.

В третьем параграфе «Путешествие как фактор формирования пространственных представлений декабристов»  характеризуется степень влияния путешествий декабристов на складывание их картины мира.

Совершая путешествия в другие страны, декабристы осуществляли  освоение чужой реальности, которое позволило критически осмыслить отечественную действительность, разрушить стереотипы общественного сознания, преодолеть мифологемы. В то же время стереотипы сознания, в том числе этностереотипы, остались для них достаточно устойчивыми. Для декабристов было характерно совмещение просветительской и этнической моделей восприятия пространства.

Во второй главе «Представления декабристов о пространстве» выявлены основные элементы «ментальной карты» декабристов.

Первый параграф «Европа» в пространственных представлениях декабристов» раскрывает содержание понятия «Европа» в ментальной карте декабристов. Европоцентристские представления декабристов о мире долгое время оставались незыблемыми. «Образованный мир» Европы считался ими идеалом и образцом для подражания. Пространство «России» приближалось декабристами к пространству «Европы». Россия вплоть до Уральских гор считалась ими европейской. Европа же не могла полностью восприниматься декабристами «своей». Этому мешало устойчивое недопонимание ее представителями возможностей России в мировом сообществе. Достоинства Европы заключались для декабристов в опыте просвещения, который они могли использовать для преобразований в своей стране. Но уже к середине столетия декабристы разочаровались в самом понятии европейского просвещения, характеризующего непросвещенным все неизвестное самим европейцам. Основанием жесткого разграничения мира западной Европы и России декабристами стало представление об особой «народности» России, об особых основаниях русской культуры в самой своей основе, отличной от западной. Если в первой половине XIX в. русское самосознание развивалось в условиях одного из могущественнейших государств Европы, то во второй половине столетия положение изменилось: политическое положение России не соответствовало уровню национальных претензий.

Во втором параграфе «Восток» и «Азия» в ментальной карте декабристов» выявлено содержание соответствующих интеллектуальных конструктов в представлениях декабристов. Конструкты «Восток» и «Азия» не просто составляли для декабристов часть мирового пространства, они использовались ими в качестве инструмента идентификации России.

«Восток» и «Азия» в представлениях декабристов связывались с одной и той же территорией, но имели разную семантическую окраску. Границы «Азии» и «Востока» представали в сочинениях декабристов весьма размытыми, что определяло постоянное изменение отдельных черт этого пространства в их ментальной карте. В сочинениях и переписке декабристов в большей степени находил отражение мифологический образ Востока. Мифологическая ось основывалась на представлениях декабристов о сказочном, роскошном Востоке. Христианский Восток ассоциировался декабристами с Византией, несмотря на принадлежность ее территории Османской империи. Для них особое значение имело исконно христианское ее значение, устойчиво закрепленное в европейской историографической традиции.

Конструкт «Азия», напротив, заключал в себе отрицательные черты восприятия пространства декабристами. Отрицательное восприятие «Азии» декабристами основывалось на несоответствии ее европейскому пониманию идеала общественного развития, а также на опыте взаимодействия с этим пространством, закрепленном в национальном прошлом.

Трансформация представлений декабристов о пространстве «Азии» проявлялась в амбивалентности его восприятия – наряду с определением пространством угрозы, описание «Азии» приобретает религиозные черты. Освобождение единоверцев, проживающих на исконно христианской территории, становится теперь первоочередной задачей, нежели их просвещение.

В третьем параграфе «Образ России и ее регионов: имперский дискурс декабристов» раскрывает содержание представлений декабристов о России.

Образ России в ментальной карте декабристов зачастую приобретал черты пространства Европы. Причиной этому было устойчивое желание декабристов приблизить свою страну к «просвещеннейшим» европейским державам. Но наряду с этим в пространственных представлениях декабристов наблюдалось стремление определить России особое место среди государств Европы. Своеобразие географических условий и особенности исторического прошлого Российской империи декабристы выделяли в качестве отличительных черт ее пространства.  Описание  пространства «России» декабристами дополняли образами ее регионов – Кавказа, Польши и Сибири.

В третьей главе «Представления декабристов о времени» выявлены основные черты темпоральных представлений декабристов. 

В первом параграфе «Время и история: прошлое в восприятии декабристов» определены характер и способы репрезентации прошлого декабристами.

  В восприятии времени декабристами выразилось стремление к выделению основных единиц его измерения, характерное для образованного общества Нового времени в целом.  Приоритетным для декабристов стало символическое определение времени. Выделяя «древнюю» и «новую историю», декабристы обозначали границу времени, их разделяющую – конец XVII в. – начало правления Петра I. Декабристы по-новому конструируют прошлое и переживают его события так, как будто они принадлежат их личному опыту. В суждениях декабристов о «древней истории» наблюдается сочетание мифологического и исторического. События далекого прошлого приобретают значение не только исходя из их актуальности для настоящего времени. Преемственность явлений прошлого становится одним из направлений их описания.  «Новая история» в интерпретации декабристов, напротив, в большей степени характеризуется наличием мифологических черт. Представления декабристов о времени, связанные с восприятием этого периода, представлены в основном фигурами самодержцев и формировались не только под влиянием исторических сочинений, но и личного опыта, семейных представлений, властного дискурса.

Во втором параграфе «Настоящее и будущее в представлениях декабристов» проанализировано восприятие настоящего и будущего как основных элементов исторического сознания декабристов.

Настоящее,  а более всего будущее, активно использовались декабристами при  обсуждении путей лучшего развития России, воплощались в проектах государственного устройства, созданных декабристами. Представление будущего декабристами характеризовалось наличием утопических черт. Предлагаемые преобразования воплощали примеры народного представительства, известные еще в древней России. Но и настоящее не игнорировалось декабристами. Многие мероприятия, предложенные ими в проектах, имели крепкие основания, соотнесенные с потребностями настоящей жизни. После восстания на Сенатской площади настоящее и будущее уже не имели для декабристов большого значения, они жили прошлым, пытаясь переосмыслить и понять его.

В заключении подводятся основные итоги исследования.

Представления декабристов о пространстве и времени, являясь составной и неотъемлемой частью картины мира дворянского общества, в первой половине XIX в. претерпевали достаточно сложную трансформацию.

Формирование картины мира декабристов происходило не только под влиянием мировоззренческих стереотипов, характерных для современного им общества, но и под влиянием обстоятельств домашнего воспитания, общественной жизни. Воспитанный родителями и впоследствии развитый учителями интерес к изучению целого комплекса наук способствовал формированию  у декабристов представлений о пространстве и времени на основе глубокого осмысления идей века Просвещения. Интенсивное взаимодействие между культурными традициями Европы и России оказывало влияние на интерес декабристов к чтению трудов просветителей. Практики путешествий декабристов за границу определили критическое освоение декабристами европейских идей. Обсуждение этих идей на заседаниях обществ способствовало их дальнейшему развитию. Многие из них нашли отражение в исследованиях и переписке декабристов.

Руководствуясь европейской культурной традицией, русское образованное общество осмысливало пространство с помощью конструктов «Европа» и «Азия». Однако их смысловое наполнение декабристами значительно отличалось от европейской традиции. Описание пространства «Европы» и «Азии» декабристами отражало формирование их культурной идентичности.

Конструкты «Европа» и «Азия» использовались декабристами для подтверждения особого положения своего государства в ряду государств мира. Используя черты пространства «Европы», декабристы стремились описать пространство «России». В ментальной карте декабристов границы «Европы» определялись более точно, чем границы «Азии» и «Востока».  Образ «Востока» характеризовался мифологическими чертами, определявшими его положительное значение. «Азия», напротив, представала для декабристов отрицательным и нестабильным пространством. В восприятии «Азии» декабристами проявлялась амбивалентность. Привычное для образованного общества этого времени описание пространства «Азии» через сравнение ее с европейским пониманием идеала общественного развития сопровождалось стремлением декабристов описать ее как пространство угрозы. Основу такого восприятия составляет отечественный исторический опыт. Представления декабристов о пространстве в данном случае тесно взаимосвязаны с их представлениями о прошлом Российской империи  и отражают поиски государственной и конфессиональной идентичности русским образованным обществом первой половины XIX в.

В ментальной карте декабристов границы «России» также не получили четкого представления. Описание «России» декабристами первоначально ограничивалось их стремлением приблизить ее к пространству «Европы». В дальнейшем идентификации пространства России в ментальной карте декабристов способствовали образы ее регионов – Кавказа, Сибири и Польши. Выделение регионов в данном случае определялось имперской направленностью мышления декабристов. Однако смысловое наполнение их образов осуществлялось декабристами на основе идей, актуальных для их деятельности в настоящем времени.

Представления декабристов о пространстве изменялись с течением времени и претерпевали определенную трансформацию. В свою очередь представления декабристов о времени формировались в ходе восприятия и осмысления пространства. Посещение стран Европы декабристами способствовало тому, что описание времени осуществлялось ими на основе просветительских идей. Знакомство с пространством «Азии», напротив, стимулировало обращение декабристов к национальному опыту осмысления времени.

Репрезентация прошлого декабристами выражала символическое восприятие ими времени. В историческом сознании декабристов прослеживается стремление охарактеризовать время через связь прошлого, настоящего и будущего. «Древняя» история в большей степени отчуждалась декабристами от настоящего. Она осмысливается декабристами именно как прошлое, поэтому рассматривается в большей степени исторически. Восприятие событий далекого прошлого сопровождалось и наличием мифологических черт. Наряду с этим идеализации роли вечевого порядка в управлении государством предшествовали попытки декабристов развенчать миф о призвании варягов как официальной версии установления самодержавия. Что позволяет говорить не только о рождении новых мифов в представлениях декабристов, но и о преодолении существующих стереотипов восприятия окружающей действительности.

При описании событий «новой» истории декабристы, напротив, все чаще обращаются к своему личному опыту, семейной памяти. Не столь отдаленное прошлое приобретает черты, формирование которых обусловлено влиянием не только современных им исторических сочинений, но и властного дискурса. Восприятие времени «новой» истории осуществлялось декабристами через образы самодержцев. Эта особенность исторической памяти декабристов в очередной раз подтверждает влияние на их воззрения просветительской парадигмы, придающей определяющее значение личности в истории.

До участия в  восстании на Сенатской площади настоящее и будущее активно использовались декабристами не только в обсуждениях  путей развития Отечества, но и воплощались в проектах государственного устройства. Планируемое декабристами будущее не ограничивалось их утопическими стремлениями преобразований. Проекты декабристов основывались на переосмыслении отечественного и зарубежного опыта реформирования и отчасти представляли перспективные идеи, которые были достойны реального осуществления. Впоследствии же, после возвращения из ссылки, к будущему и настоящему декабристы относятся все осторожнее. Более того, они скорее погружаются в прошлое, пытаются его переосмыслить, чем повлиять на ход современных им событий.

Картина мира декабристов характеризовалась многослойностью, отражая процесс идентификационных исканий русского образованного общества первой половины XIX в. Используя географические характеристики, декабристы создавали новые символические пространства, которые выступали основными доминантами в формировании идентичности. Восприятие пространства декабристами происходило при сложном взаимовлиянии европейских и национальных идей. Однако уже к середине XIX столетия декабристы разочаровались в самом понятии европейского просвещения, характеризующего непросвещенным все неизвестное самим европейцам, а описание «России» декабристами воплощало поиски национальной идентичности образованным обществом.

Темпоральные представления декабристов выражали стремление соединить различные модусы времени, прошлое, настоящее и будущее, восстановить утраченную целостность в отличие от разорванного восприятия времени. Но, утверждая идею связи времен, в сознании декабристов так и не закрепилась ценность настоящего времени. Они периодически ориентировались то на прошлое, то на будущее. В то же время, пытаясь преодолеть существующие мифы и стереотипы, декабристы стимулировали дальнейший интеллектуальный поиск по определению места России в мире. 

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Статьи в ведущих рецензируемых изданиях:

  1. Вольф  С.П. Представления о времени в картине мира декабристов /  С.П. Вольф // Омский научный вестник. Серия «Общество. История. Современность». – Омск: Изд-во ОмГТУ, 2012. – № 1. – С. 19–22. 
  2. Вольф  С.П. Интеллектуальный конструкт «Европа» в пространственных представлениях декабристов / С.П. Вольф // Исторические, философские и политические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2011. – № 8. – С. 15–19. 

Статьи в других изданиях и тезисы конференций:

  1. Вольф  С.П. Проблемы изучения исторических взглядов декабристов: историографические традиции и методологические новации / С.П. Вольф // Диалог культур и цивилизаций. Материалы X Всероссийской научной конференции молодых историков. – Тобольск: ТГПИ им. Д.И. Менделеева, 2009. – С. 115–117.
  2. Вольф  С. П. Мифологическое и историческое в представлениях декабристов о древнерусской вечевой вольности / С.П. Вольф // Полиэтничность России в контексте исторического дискурса и образовательных практик XIX – XX вв.: сб. ст. всероссийской научной конференции. – Чебоксары: Изд-во Чувашского ун-та, 2010. – С. 91–97.
  3. Вольф  С.П. Представления декабристов о времени / С.П. Вольф // Исторические исследования в Сибири: проблемы и перспективы: сб. материалов IV региональной молодежной научной конференции / отв. ред.  Р.Е. Романов. – Новосибирск: Институт истории СО РАН, 2010. – С. 63–68.
  4. Вольф С.П. Национальное прошлое в историческом сознании декабристов / С.П. Вольф // Национальный / социальный характер: археология идей и современное наследство. – М.: ИВИ РАН, 2010. – С. 83–84. 
  5. Вольф  С.П. «А я размышлял о виденном и сравнивал прошедшее с настоящим»: восприятие исторического времени декабристами / С.П. Вольф // Cogito: Альманах интеллектуальной истории. Выпуск V. – Ростов н/Д.: НМЦ «Логос», 2011. – С. 59–63.
  6. Вольф С.П. «Места памяти» декабристов в источниках личного происхождения / С.П. Вольф // Образы России, ее регионов в историческом и образовательном пространстве. –  Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2010. – С. 126–129.
  7. Вольф  С.П. Мы живем в веке историческом: XIX век в восприятии времени декабристами / С.П. Вольф // Сборник материалов к международной научной конференции аспирантов и студентов при гуманитарном факультете Омского государственного аграрного университета (К 140-летию Н.Я. Новомбергского). – Омск: ИПК Е.А. Машеевой, 2011. – С. 70–73.
  8. Вольф С.П. Преемственность и новации в современной историографии движения декабристов / С.П. Вольф // История, источниковедение и историография общественно-политической жизни Сибири новейшего времени. – Омск: ИПК Е.А. Макшеевой, 2011. – С. 62–66.

1 См.: Донесение следственной комиссии. [По делу декабристов]. СПБ., 1826; Корф М. А. Восшествие на престол императора Николая I-го // 14 декабря 1825 года и его истолкователи (Герцен и Огарев против барона Корфа). М., 1994.

2 Корнилов А. А. Очерки по истории общественного движения при Александре II. СПб, 1909; Звягецев В. Общественное движение в России  в начале девятнадцатого века. Ростов н/Д., 1904.

3См. например: Покровский С. А. Общественно-исторические теории в политических планах декабристов // Научные известия СГУ. Общественно-гуманитарные науки. 1924. Т. II. С. 161-162.

4 См. например: Нечкина М. В. Движение декабристов: В 2 т. М., 1955; Нечкина М. В. Декабристы. М., 1982. и др.

5 Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (XVIII - начало XIX вв.). СПб, 2001.

6 Лотман Ю. М. Указ. соч. С. 332.

7 Стрельникова И. А. Человек и время в лирике декабристов // Жанровое своеобразие русской поэзии и драматургии. Куйбышев, 1981. С. 55.

8 См. например: Бродская И. И. Декабрист А. В. Поджио. Автореф. дисс. … канд. ист. наук. Киев, 1991; Лубкова Е. Я. Эволюция идейных взглядов и общественно-политической деятельности князя Ф. П. Шаховского. Автореф. дисс. … канд. ист. наук. М., 2003; Осипенко С. В. Общественно-политические проекты  Г. С. Батенькова. Дисс. … канд. ист. наук. М., 2003. и др.

9 Гуревич А. Я. От истории ментальности к историческому синтезу // Споры о главном: Дискуссии о настоящем и будущем исторической науки вокруг французской школы «Анналов».  М., 1993. С. 26.

10 Вейнберг И. П. Человек в культуре Древнего Ближнего Востока. М., 1986. С. 58.

11 Рахматуллин М. А.  Кого считать декабристом? (Историографические заметки) // Империя и либералы. СПб., 2001. С. 240.

12 Анисимова В. В. Отражение категории времени как одного из элементов картины мира // Текст как отражение картины мира: сб. научных трудов. М., 1989. Вып. 341. С. 66; Хренов Н. А. Художественная жизнь императорской России. СПб., 2001. С. 141.

13 Репина Л. П. От истории идей к интеллектуальной истории (Аналитический обзор) // XX век: Методологические проблемы исторического познания. М., 2001. С. 93.

14 Репина Л. П. Концепции социальной и культурной памяти в современной историографии // Феномен прошлого. М., 2005. С. 135.

15 Лавренова О. А. Географическое пространство в русской поэзии XVIII – начала XX вв. (Геокультурный аспект). М., 1998. С. 21.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.