WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

МЫЛЬНИКОВА Юлия Сергеевна

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЖЕНЩИН В ИСТОРИИ СРЕДНЕВЕКОВОГО КИТАЯ (ДИНАСТИИ ТАН – СУН)

Специальность: 07.00.03 – всеобщая история (древность, античность, средние века, новое время)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Санкт-Петербург 2012

Работа выполнена на кафедре истории стран Дальнего Востока Восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор Кычанов Евгений Иванович (ИВР РАН)

Официальные оппоненты: доктор исторических наук Бокщанин Алексей Анатольевич (ИВ РАН) кандидат исторических наук Сомкина Надежда Александровна (СПбГУ)

Ведущая организация: Библиотека Российской академии наук

Защита диссертации состоится «__» ______ 2012 г. в ___:____ часов на заседании Совета Д 212.232.43 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д.11, ауд. 175 Восточного факультета.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета (199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7/9).

Автореферат разослан «____» __________ 2012 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета Н.Н.Телицин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность выбранной темы. Изучение правового статуса женщины, ее места в семейной и социальной иерархии необходимо для более полного понимания многих проблем любой национальной культуры. Однако в силу определенных причин вопрос о положении женщины в истории Китая, в частности в средневековый период, долгое время оставался на периферии исторической науки. Во-первых, существенным препятствием в изучении данной темы являются трудности адекватного понимания реалий того времени по имеющимся источникам. Во-вторых, серьезной помехой было и остается господство устойчивого стереотипа, характеризующего положение женщины в средневековом Китае, а именно ее полное бесправие, бесконечные страдания в результате угнетения со стороны мужчин, ее покорное смирение, и, наконец, отсутствие должного внимания к ней со стороны общества. В-третьих, исследователи недооценивали (а некоторые продолжают недооценивать) значимость таких ролей женщины в культурной традиции Китая, как жена, хозяйка и мать.

Взвешенный подход к этой теме стал формироваться с конца XX в., когда на стыке таких научных дисциплин, как история, этнография, право, социология, психология, археология, антропология возникают научные направления, исследующие различные аспекты положения женщины в истории Китая. Совершенно очевидно, что существует необходимость переосмыслить некоторые односторонние взгляды и толкования и попытаться представить новую интерпретацию положения женщины в истории средневекового Китая.

В этом контексте обращение к данной проблеме представляется важным и актуальным в современной синологии. К сожалению, отечественное китаеведение по-прежнему недооценивает значимость и перспективность изучения истории положения женщины. Отставание отечественной науки в этом направлении, отсутствие специальных исследований по самым разным аспектам социального и правового положения женщины в многовековой истории Китая также обуславливают актуальность настоящего исследования.

Объектом исследования является правовое положение женщины в семье и обществе в эпохи Тан и Сун. Предметом исследования служит совокупность статей танского и сунского кодексов, положений ряда императорских эдиктов эпохи Сун, в которых раскрывается статус женщины и регламентируются ее основные права: право на заключение брака, право на развод и на вступление в повторный брак, право наследования имущества, право на уменьшение наказания, право получения владетельного титула и т.д.

Хронологические рамки исследования. Основными хронологическими рамками исследования является время правления династий Тан (618 – 907) и Сун (960 – 1279). Правления династии Сун, в свою очередь, делится на два периода: царствование Северной Сун (960 – 1127) и Южной Сун (1127 – 1279). Выбор данных хронологических рамок определяется историей китайского права: все законодательные инициативы династии Тан были унаследованы и продолжены правителями Сун. При Тан сформировалась просуществовавшая вплоть до начала XX в. система китайского права, которая была воплощена в «Тан люй шу и» – первом кодексе, полностью дошедшим до наших дней и являющимся наиболее репрезентативным источником по истории китайского права. Сунская династия стала реципиентом танского законодательства, положения сунского кодекса во многом копировали танский свод законов «Тан люй шу и», хотя при династии Сун правовое поле достаточно часто дополнялось и корректировалось новыми законами и императорскими указами.

Объяснение того или иного аспекта темы в ряде случаев требует экскурса в более ранние или более поздние периоды.

Цель исследования состоит в том, чтобы на основе доступных автору танских и сунских источников и современной китайской, западной и отечественной литературы дать всесторонний анализ правового положения женщины в истории Китая VII – XIII вв. и оценить ее место и роль в институте семьи и брака и обществе в целом. Для достижения цели автор ставит следующие конкретные задачи:

1. Проанализировать танское и сунское законодательство в отношении положения женщины в семье через призму ее основных ролей – незамужней дочери, жены, матери, мачехи, вдовы, наложницы.

2. Дать характеристику прав женщины на развод и вступление в повторный брак и выявить, существовали ли различия в этом отношении при Тан и Сун.

3. Изучить имущественные права женщин, которыми они располагали в отчем доме и семье мужа.

4. Рассмотреть правовое и общественное положение буддийских и даосских монахинь, певичек, т.е. женщин, которые в силу своего происхождения или статуса оказались вне рамок традиционной семейной иерархии; оценить правовое положение рабынь и других категорий зависимых женщин.

5. На основе сравнительного анализа законодательных установлений династий Тан, Северная Сун и Южная Сун, выявить положение женщины в преступлениях сексуального характера и семейных правонарушениях.

Методологические основы исследования. Методологическую основу работы составляет комплекс общенаучных методов, как конкретноисторический подход, метод системного анализа, логические методы исследования – анализ и синтез. В процессе анализа и оценки нормативных материалов, изучения специальной литературы общенаучные методы совмещались с методами правовой науки: историко-правовой и метод сравнительно-правового исследования.

Автор также руководствовался важностью критического осмысления материала первоисточников и исследований предшественников, с тем, чтобы проверить правомерность трафаретного взгляда на положение женщины в китайском обществе в VII – XIII вв.

Степень изученности темы. В данном диссертационном исследовании для достижения названных задач был задействован значительный объем источниковедческого и исследовательского материала. Следует отметить, что специальных работ, непосредственно посвященных правовому положению женщин в истории Китая VII – XIII вв., крайне мало. По этой причине в историографическом обзоре приведены все известные автору публикации, в которых в той или иной мере затронут вопрос о правовом статусе и положении китайской женщины в семье и обществе.

Начало систематизированного изучения положения женщины в истории императорского Китая было положено в самом начале XX в.

китайскими исследователями. В 1909 г. цинскими историками Цзинь Бинлинем и Ван И-цюанем была составлена «История женщин Китая». После Синьхайской революции и движения за новую культуру в Китае развернулось женское движение, давшее мощный импульс первым историческим исследованиям по данной теме.

Книга «Новая история китайских женщин», написанная в 1913 г. Сюй Тянь-сяо, судя по всему, была самой первой попыткой проведения системного анализа в отношении жизни китаянок. Примерно через четверть века публикуется труд Чэнь Дун-юаня «История жизни китайских женщин» (1937), оказавший очень большое влияние на первоначальный этап становления «женской истории» в Китае.

Помимо этих двух знаковых трудов, в которых впервые прозвучали многие связанные с положением китайских женщин вопросы, начали публиковаться работы общего плана, спектр исследуемых проблем не отличался разнообразием. Внимание исследователей было приковано к особенностям заключения брака и положению женщины в семье. Так, например, в работе Чэнь Гу-юаня «История брака в древнем Китае» (1929), в книге историка и личного секретаря Чан Кай-ши Тао Си-шэна «Брак и семья» (1947) были освящены вопросы замужества и семейной жизни женщин традиционного общества. Одной из важнейших публикаций по правовым вопросам в отношении института семьи и брака по-прежнему остается работа Цюй Тун-цзу «Китайское право и китайское общество» (1947), переведенная в 1961 г. на английский язык.

Второй этап изучения положения женщин в истории Китая начался в 1980-е годы. Сначала появились обобщающие работы, главный недостаток которых заключался в попытке дать самое общее представление о проблеме, а глубокий системный анализ за тот или иной период истории Китая практически отсутствовал. Основные рассматриваемые вопросы касались брака и семьи, повседневной жизни, образования женщин. Но особенно исследователей стали привлекать знаменитые и талантливые женщины Китая, а также придворные дамы и певички. Широкий спектр вопросов, связанных с заключением брака и свадебной процедурой, рассмотрен в не теряющей своей актуальности монографии Чэнь Пэна «Очерки истории брака в Китае» (рукопись 1957 г. была опубликована в 1990 г.). В этот же период была издана работа Гао Ши-юя «Женщины эпохи Тан» (1988), в которой предпринята попытка всесторонне осветить жизнь женщин различного происхождения и социального статуса в танскую эпоху.

На рубеже XX – XXI вв. произошел существенный прорыв в изучении положения женщины в истории Китая, в частности в средневековый период.

Причина качественного сдвига и появления большого количества исследований заключается, с одной стороны, в расширении источниковедческой базы, а именно в использовании источников из Дуньхуана и Турфана, текстов эпитафий, археологических материалов. С другой стороны, в последние годы участились контакты китайских материковых историков с их тайваньскими, японскими и западными коллегами, которые намного раньше добились блестящих результатов в изучении истории средневекового Китая.

Самого серьезного внимания заслуживает сборник «Женщины и общество династий Тан и Сун», изданный в 2003 г. в книжной серии Пекинского университета «Изучение периода расцвета Тан». В двух томах сборника собраны статьи выдающихся китайских, японских и западных историков.

Большое значение для данного диссертационного исследования имеет фундаментальная монография профессора калифорнийского университета Яо Пин «Жизненный путь женщин династии Тан» (2004). На основе широкого круга источников, прежде всего текстов танских надгробий, Яо Пин проводит комплексное исследование брачной обрядности, аспектов супружеских отношений, положения матерей, мачех и наложниц. В книге также представлена характеристика женщин, находящихся вне традиционной системы семейных отношений (монахини, певички).

Концептуально новым исследованием является монография Те Ай-хуа «Изучение женщин ученого сословия эпохи Сун» (2011). Те Ай-хуа оставила в стороне достаточно неплохо проработанные вопросы заключения брака и имущественных прав женщин и сконцентрировалась на менее изученных аспектах жизни женщин, таких как: участие женщины в общественной жизни, проведение досуга, виды супружеских взаимоотношений (доминирование мужа, партнерские, конфликтные), общественное мнение о взаимоотношениях полов, какие книги читали женщины, их роль в обучении детей и т.д.

При работе над данным диссертационным исследованием автор ознакомился со всеми известными ему статьями о правовом положении женщин при Тан и Сун, которые были опубликованы с 1994 по 2010 г.

Авторы этих статей пытаются оценить правовое положение женщины с точки зрения семейно-брачного законодательства, кому-то из них это удалось сделать более информативно и убедительно, кому-то не хватает аргументированности и последовательности. Главный недостаток данных публикаций заключается в том, что авторы занимают критическую точку зрения, более зависящую от современных идеологических представлений и понимания равенства. Следует особо выделить эссе гонконгской исследовательницы Хуан Янь-ли «Право китайского традиционного общества и положение женщины», в котором на основе широчайшего круга источников Хуан Янь-ли излагает нетривиальный взгляд на правовое положение женщины в истории Китая.

Работы гонконгских и тайваньских авторов представляют отдельный блок исследований по данной теме. В Гонконге и на Тайване изучение места и роли женщины в истории Китая проходило целенаправленно и продуктивно, в этих регионах к настоящему времени сформирована полноценная комплексная научная база исследований по «женской истории».

Основными направлениями специализированных работ является брак, деторождение, повседневная жизнь и общественное положение женщин.

Начиная с 1979 г. на Тайване непрерывно публиковались сборники статей по истории женщин в Китае под редакцией Бао Цзя-линь. В сборниках собраны высококвалифицированные исторические статьи, на основе которых можно проследить этапы формирования научного интереса к «женской тематике». Бао Цзя-линь знаменита и как автор единственной в своем роде публикации «Учение инь-ян и положение женщины».

Западная историография, касающаяся вопросов общественной и культурной жизни женщин Китая, прав наследования имущества, представлена главным образом публикациями американских исследователей.

Очередная волна интереса к проблемам «женской истории» 1990-х годов породила целую плеяду блистательных исследовательниц, среди которых Патриция Эбри (Patricia Ebrey), Кэтрин Бернхард (Kathryn Bernhardt), Сьюзен Манн (Susan Mann), Дороти Ко (Dorothy Ко), Беттина Бирдж (Bettine Birge).

Особое место среди англоязычных работ о жизни женщин эпохи Сун занимают труды Патриции Эбри, такие как: «Family and Property in Sung China: Yuan Ts’ai’s Precepts for Social Life» (1984), «The inner quarters:

marriage and the lives of Chinese women in the Sung Period» (1993), «Women and the family in Chinese history» (2003). В исследовании 1993 г. Патриция Эбри доказывает, что во времена правления династии Сун женщины вели активную и насыщенную жизнь. В новых экономических и социальных условиях положение женщин поменялось, для них стало возможным получить образование и реализовать свои способности, а для женщин из семей чиновников и знати – даже обрести известность.

Следует признать, что вопрос о положении женщин в истории Китая по-прежнему почти не попадает в сферу научного интереса отечественных исследователей. Отдельные аспекты данной темы были освещены в многотомном труде по этнической истории китайцев под авторством М.В.

Крюкова, В.В. Малявина, М.В. Софронова, в статьях Е.М. Козиной, в книге В.Н. Усова «Жены и наложницы Поднебесной», в монографии Н.А.

Спешнева «Китайцы: особенности национальной психологии». В работе Е.И.

Кычанова «Основы средневекового китайского права (VII – XIII вв.)» содержится материал о правовой стороне заключения брака, о положении жен и наложниц, о правах наследования при Тан.

Краткий историографический обзор будет неполным без упоминания японских ученых, которые внесли беспрецедентный вклад в изучение «женской истории» Китая. Японская историография проблемы зиждется на трудах таких корифеев, как Накада Каору , Сига Сюдзо , Ниида Нобору , Осава Масааки , Янагита Сэцуко .

Японское китаеведение было исторически сосредоточено в первую очередь на правовых и имущественных вопросах.

В научной литературе положение женщины традиционно рассматривается сквозь призму модели семейного уклада, сосредоточившись на институте семьи и брака. В последние годы исследователи исходят из того, что брак и семья не являются единственными критериями определения статуса и положения женщины, поскольку как в танское, так и сунское время женщины принимали активное участие в общественной жизни, культуре, образовании и религиозной деятельности.

Однако при всех успехах современной историографии следует отметить «неравномерность» освещения некоторых вопросов. Существует немалое количество исследований, ограниченных изучением положения вдов и повторно вышедших замуж женщин. Понятно, что невозможно составить всестороннее представление о положении женщин, опираясь лишь на материал о вдовах, разведенных женщинах и вступивших в брак повторно.

Наиболее подробно в мировой синологии проанализированы имущественные права женщин. Это связано с научными дискуссиями японских и американских исследователей о правах наследования семейной собственности незамужними дочерьми.

При подробном изучении историографии можно заметить, что основной акцент западных, преимущественно американских, исследователей делается на изучении положения женщин при династии Сун, в то время как в Китае в последние годы проявляется колоссальный интерес к танскому периоду.

Несмотря на кажущуюся исследованность, вопрос о положении женщины танской и сунской эпох, и более конкретно – ее правовом статусе, содержит немало аспектов, которые еще предстоит детально изучить.

Малоизученными проблемами являются: 1) правоприменение конкретных юридических положений, т.е. соотнесение буквы закона с реальной практикой; 2) произошедшие после правления династии Сун изменения в правовом положении женщины и их причины; 3) региональные отличия в заключении брака и семейных традициях.

Источники. Исходя из указанной выше цели и задач работы, был отобран круг исторических источников, в который вошли своды законов эпохи Тан и Сун.

Основными источниками являются: кодекс династии Тан «Тан люй шу и» и кодекс династии Сун «Сун син тун». Танский кодекс – первый полностью сохранившихся до нашего времени юридический памятник средневекового Китая – был составлен в 653 г. во время правления императора Гао-цзуна (650 – 683). Существующие в наше время тексты кодекса восходят к изданию 737 г. Основной материал был почерпнут из четвертого раздела «Семья и брак», который посвящен регламентации внутрисемейных отношений.

При написании диссертации автор пользовался оригиналом кодекса на китайском языке, а также переводами на английский и русский языки.

Уоллес Джонсон (Wallace Johnson), ученик известного американского синолога Дерка Бодде (Derk Bodde), выполнил перевод «Тан люй шу и» на английский язык, первый том перевода был опубликован в 1979 г., второй том – в 1997 г. На рубеже XX – XXI вв. увидел свет полный перевод кодекса Тан на русский язык, выполненный ведущим научным сотрудником Института восточных рукописей РАН В.М. Рыбаковым.

Следует особо отметить, что в отечественной синологии первый опыт систематизированного и всестороннего анализа средневекового китайского права на основе кодекса Тан представлен монографией главного научного сотрудника Института восточных рукописей РАН Е.И. Кычанова «Основы средневекового китайского права (VII – XIII вв.)» (1986).

Многие положения кодекса династии Сун, обнародованного в 963 г., были взяты дословно из танского. Главное отличие двух кодексов заключается в том, что в сунский свод были включены элементы более позднего законодательства, т. е. соответствующие разделы кодекса «обновили», тем самым документ стал более удобным и практичным в использовании. Для данного исследования во многих случаях ссылки на кодекс Тан или кодекс Сун практически равнозначны, там, где содержание двух кодексов расходится, автор указывает особо.

В виду того, что кодекс Сун был принят в самом начале правления династии, а законодательству необходимо отвечать потребностям времени, сунское право дополнялось и корректировалось большим количеством законодательных постановлений. По мере того, как подобных законодательных актов и указов становилось все больше и больше, в государстве Сун стали издавать законодательные своды. До нашего времени частично сохранился лишь один из них – «Свод законов, составленный в годы Цин-юань» (Цин-юань тяо фа ши лэй ), который был обнародован в 1203 г. Автор пользовался пекинским изданием 1957 г., которое хранится в Библиотеке Российской Академии Наук в СанктПетербурге. Использование данного источника позволило провести компаративный анализ законов танского и сунского времени.

Важным источником для исследования имущественных прав женщин являются сохранившиеся до наших дней общеобязательные установления лин, которые были кропотливо собраны японским ученым Ниида Нобору в отдельный сборник «Собрание сохранившихся до наших дней законов группы лин династии Тан». Автору было доступно китайское издание данного сборника.

Для проведения некоторых правовых сопоставлений автор также использовал свод «Да Мин люй» («Законы Великой династии Мин»), переведенный на русский язык Н.П. Свистуновой.

Кроме этого привлекался материал из династийных историй: «Суй шу» (История династии Суй), «Цзю Тан шу» (Старая история династии Тан), «Синь Тан шу» (Новая история династии Тан).

Научная новизна диссертации состоит в том, что в данном исследовании впервые в отечественной синологии комплексно рассмотрен вопрос о правовом положении женщин в эпохи Тан и Сун, проведен анализ имеющих отношение к жизни женщин правовых установлений и особенностей их правоприменения. В диссертации также поставлена проблема критического переосмысления некоторых оценок конкретных правовых сюжетов в китайской и западной историографии, что будет способствовать более достоверному пониманию роли и места женщины в истории династий Тан и Сун.

Поскольку подавляющее большинство работ китайских и западных историков по исследуемой теме никогда не переводились на русский язык, введение их в научный оборот отечественной синологии также обуславливает новизну данного исследования.

Практическая значимость работы. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы в вузовской учебной практике: при чтении лекционных курсов и подготовке учебных пособий по истории средневекового Китая и истории китайского права, по этнографии и культуре Китая, а также при разработках конкретных научных проблем, связанных с институтом семьи и брака в Китае.

Апробация работы. Основные положения и некоторые результаты данного диссертационного исследования доложены в сообщениях, представленных на научных конференциях, изложены в публикациях автора, а именно:

– Научная конференция с международным участием «Политические институты в современном мире». 10-11 декабря 2010 г. Санкт-Петербург, СПбГУ.

– Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ2011». 11-15 апреля 2011 г. Москва, МГУ.

– «Модернизация и традиции»: XXVI международная конференция по источниковедению и историографии стран Азии и Африки, 20-22 апреля 2011 г. Санкт-Петербург, СПбГУ.

– XLI Научная конференция «Общество и государство в Китае», 28-марта 2011 г. Москва, ИВ РАН.

– Публикация результатов исследования в 13 серии «Вестника СанктПетербургского университета» и «Письменных памятниках Востока».

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, а также трех приложений. Список использованной литературы включает в себя 133 наименования, из них – 18 источников. Объем работы составляет 195 страниц. Общий объем диссертации с приложениями – 2страницы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность и новизна исследования, определяется цель и ставятся конкретные задачи исследования, задаются его хронологические рамки, характеризируется объект и предмет исследования.

Глава 1. «Основные источники и историография вопроса».

В первой главе диссертации, которая разбита на два раздела, дается обзор источников и научных трудов, использованных в данной работе.

В разделе 1.1. «Основные источники» представлен источниковедческий обзор по данной проблематике. Диссертант имел достаточное количество первоисточников, которые позволили раскрыть тему исследования.

Данную работу можно отнести к сравнительно новому направлению исторической науки – изучению «женской истории» (англ. – women’s history;

кит. – фунюй ши яньцзю ), которое в свою очередь относится к категории гендерных исследований. В связи с этим в разделе 1.2.

«Историографический обзор жанра “фунюй ши яньцзю”» дана характеристика современным гендерным исследованиям, представлен обзор литературы по теме, выделены основные тенденции исторической науки в изучении жизни женщин эпох Тан и Сун.

Историографический обзор построен по принципу разделения на два раздела: 1) исследования на китайском языке; 2) западные и отечественные публикации. Хронологическая последовательность помогает проследить основные этапы формирования научного интереса к теме и сопоставить взгляды разных исследователей на положение женщины в семье и обществе и ее место в традиционной культуре Китая.

Исследовательские работы и источники, использованные автором, подробно рассматривались в разделе «Степень изученности темы» данного автореферата.

Глава 2. «Положение женщины и ее права в системе семейнобрачных отношений». Эта глава включает в себя четыре раздела и посвящена положению женщины в семье в ее основных ролевых функциях, а также праву на развод и повторное замужество, праву наследования имущества.

В начале раздела 2.1. «Средневековое китайское право и жизненный путь женщины: положение дочери, жены, матери и мачехи» дана оценка влияния конфуцианской идеологии на правотворческий процесс, рассмотрен принцип смягчения наказания для женщин, выделены основные субъекты права.

В танское и сунское время правовой статус незамужних дочерей и их положение в семье заключались в повиновении представителям старшего поколения. Конкретные установления кодексов свидетельствует о том, что с правовой точки зрения положение старшего брата и старшей сестры было равным, при этом правовой статус старших братьев и сестер был выше, чем младших. При определении меры наказания законодательство Тан и Сун исходило из того, какое место занимала женщина в общесемейной возрастной иерархии. Правовое положение дочерей определялось вовсе не традиционной гендерной концепцией «уважением к мужчине и презрением к женщине», а зависело от старшинства, т.е. от очередности рождения.

Статус дочери менялся после замужества. Заключение брака в императорском Китае было частным делом двух семей, не предполагавшим участие религиозного института, а государство вмешивалось только в случае правонарушений. Брак был моногамным, патрилокальным, должен был заключаться между людьми равного социального положения. У женщин, как и у мужчин, отсутствовало право самостоятельно выбирать спутника жизни.

Для заключения брака было необходимо согласие родителей и непременное участие сватов. Однако в кодексах существовал один нюанс: если младший родственник, находясь вне дома по общественным или личным делам, женился самостоятельно, то брак признавался законным. В этом установлении усматривается завуалированная свобода в выборе спутника жизни. Учитывая бытовавшую государственную практику отправлять чиновников на службу в другие районы страны, такую ситуацию нетрудно представить.

Когда женщина становилась матерью, ее правовой статус существенно менялся. Особое отношение к матери отражено в конфуцианской системе принципов поведения и этических качеств «три устоя и пять постоянств» (сань ган у чан ), где упоминается именно мать, которая должна руководствоваться милосердием. В танское время общественное положение матери и ее статус внутри семьи были чрезвычайно высоки. Это было обусловлено указом танской императрицы У Цзэ-тянь об удлинении срока соблюдения траура по матери до трех лет при здравствующем отце, а также ослаблением роли конфуцианского принципа «после смерти мужа слушаться сына» (фу сы цун цзы ). При Тан и Сун, согласно представлениям о материнском долге, мать всецело посвящала себя воспитанию дочерей, обучению сыновей, ведению домашнего хозяйства. В образованных семьях матери занимались подготовкой сыновей к государственным экзаменам, а в дальнейшем направляли и руководили ими в деле карьеры. Если умирал отец, то семейная собственность переходила к вдове, а при последующем разделе имущества сыновья получали свои доли из рук вдовствующей матери. Кроме этого, при Тан почитание матерей усиливается под влиянием буддизма.

Мачехи относились к категории цзиши — женщин, на которых женились после смерти законной супруги либо после развода с ней. С правовой точки зрения положение мачехи при Тан было выше, чем прежде или впоследствии, т.к. выйдя замуж за разведенного мужчину или вдовца, цзиши обретала статус законной жены. В предыдущие эпохи она могла стать лишь наложницей. Кодекс Тан устанавливал, что сын главной жены (дицзы ) должен носить траур по членам рода мачехи, в случае если отец развелся с его родной матерью. Тем самым положение мачехи уравнивалось со статусом родной матери. Если родная мать скончалась, то сыну следовало носить траур по членам рода родной матери. В сунское время подобное высокое положение цзиши по сравнению с наложницами, общественный и семейный статус которых всегда был маргинальным, пошатнулось, поскольку в быту нередко случалось так, что наложниц возвышали до статуса цзиши. При династиях Мин и Цин это явление стало повсеместным.

В разделе 2.2. «Особенности положения наложниц» предпринят анализ института конкубината в эпоху Тан-Сун. Составы семей различных социальных групп не были одинаковы. Мужчины из императорского рода, семей чиновников и ученых, состоятельных простолюдинов могли до своей официальной свадебной церемонии, после свадьбы или после смерти законной супруги брать в жены неограниченное законом число наложниц.

На наложницах женились цюй или покупали май , в любом случае брак заключался официально: закон предписывал оформление брачного контракта. Наложницы обладали определенным правовым статусом, отличавшимся как от статуса жены, так и от положения служанок-рабынь.

Наложницей могла стать только лично-свободная женщина. Большинство наложниц происходило из обедневших семей простолюдинов, которые продавали своих дочерей в наложницы. Китайское право подразделяло наложниц на две группы: ин и це , связанных не с их происхождением, а исключительно с социальным положением мужа. Правовой статус наложниц ин был выше.

Вследствие распространенности браков с наложницами, в танском обществе были выработаны четкие правовые и общественные нормы и предписания относительно статуса жен, наложниц и их взаимоотношений, которые существовали без изменений при Сун. Это было сделано, чтобы избежать потенциальных конфликтов, и позволить установившейся семейной практике существовать без перебоев, не подрывая общественный порядок.

Система конкубината породила в Китае отдельную категорию жен, так называемые ду фу – ревнивые жены. Многие китайские исследователи сходятся во мнение, что ревность была одной из форм пассивного сопротивления многоженству.

В разделе 2.3. «Право на развод и повторное замужество» рассмотрены виды развода в эпоху Тан-Сун, а также право женщины на заключение повторного брака. Женщина наряду с мужчиной обладала правом на развод. Развестись было возможно в нескольких случаях. 1) Наиболее распространенной формой расторжения брака был развод по обоюдному желанию (хэ ли ). 2) Муж также мог развестись с женой при наличии одного из семи оснований для развода ци чу : отсутствие детей, неспособность жены служить свекру и свекрови, распутство, ревность жены, тяжелая болезнь жены, болтливость, кража, совершенная женой.

Законодательным ограничителем семи оснований было положение о трех обстоятельствах, когда с женой разводиться нельзя (сань бу цюй ).

Ими были: а) если жена некогда носила траур по свекру или свекрови; б) если во время женитьбы семья мужа была бедной, а в результате этого брака разбогатела; в) если жене некуда уйти из семьи мужа. Условия ци чу сань бу цюй долгое время были морально-нравственной категорией, и только во времена Суй-Тан вошли в законодательный свод. Законодательство Тан и последующих династий явно старалось максимально сохранить нерасторжимость брака. 3) Китайскими создателями права была предусмотрена также и форма принудительного развода в связи с нарушением супружеского долга (и цзюэ ), т.е. совершением тяжкого внутрисемейного преступления.

У разведенной женщины и при Тан, и при Сун был законный выбор:

остаться вдовой до конца своих дней (шоу цзе ), храня верность усопшему мужу, либо выйти замуж повторно (гай цзя ). В отличие от правления последующих династий при Тан-Сун не существовало нравственных ограничений на вступление в повторный брак, женщины свободно пользовались своим правом выйти замуж повторно.

В разделе 2.4. «Имущественные права женщин в институте наследования средневекового Китая» дана характеристика конкретных прав наследования семейной собственности, которыми женщины обладали как в семье родителей, так и в семье мужа.

Незамужние дочери при династиях Тан и Сун обладали правом наследования имущества в родительском доме. Если на момент раздела семейной собственности в семье оставались незамужние дочери, то по закону старшие родственники, родители или в случае их смерти старшие братья, должны были выделить для них отдельную долю из семейного имущества.

Как правило, эта доля являлась приданым и равнялась от доли на свадебные подарки для неженатого сына. Отдельные случаи правоприменения при Южной Сун свидетельствуют от том, дочери могли получать от общей доли наследуемого имущества сыном. К сожалению, конкретная правовая практика той эпохи мало известна и делать обобщения на основании редких примеров представляется рискованным. Однако совершенно очевидно, что когда имущество подпадало под категорию «вымершего семейства» (хуцзюэ ), т.е. оба родителя умерли, не оставив мужского потомства, а наследник установлен не был, незамужние дочери после оплаты дорогостоящих похорон наследовали всю семейную собственность. Сунское законодательство, в отличие от танского, делило дочерей на три категории: незамужние, замужние и возвратившиеся. Если после смерти главы семейства не осталось ни сыновей, ни незамужних дочерей, то замужние дочери на законных основаниях могли претендовать на обретение 1/3 семейной собственности. Если женщина разводилась с мужем, то закон разрешал ей забрать приданое в новую семью. Возвратившиеся после неудачного брака или из-за смерти мужа дочери, у которых не было братьев, по-прежнему обладали правом наследования установленной законом доли имущества при разделе семейной собственности. Если сыновей не было, то вдова наследовала и могла распоряжаться имуществом умершего супруга в том случае, если она не выходила замуж повторно.

Глава 3. Положение женщин, находящихся вне рамок семейнобрачной структуры. В третьей главе, состоящей из четырех разделов, анализируется положение буддийских и даосских монахинь, певичек, казенных и частных рабынь, казенных и частных зависимых женщин.

В разделах 3.1. «Буддийские монахини» и 3.2 «Даосские монахини» рассмотрено положение особой прослойки китайского средневекового общества, которая является предметом многочисленных исследований и дискуссий в мировой синологии.

Правовое положение буддийских монахинь было равным с даосскими.

Для ухода в монастырь требовалось согласие родителей или старших родственников. Возраст, когда женщина принимала постриг, был обусловлен причинами, побудившими ее уйти в монастырь. При этом причины, побуждавшие женщин выбрать даосское или буддийское монашество, могли существенно различаться. Очень распространенным явлением было принятие буддийского монашества в юном возрасте. Девочек отдавали в монастырь изза болезни, по воле родителей или старших родственников. Даосское монашество преимущественно было осознанным выбором взрослой женщины.

В разделе 3.3. «Певички» представлена классификация появившихся в танское время женщин особой категории чанцзи , которые были поэтессами, танцовщицами и певицами в одном лице. По своему правовому и социальному статусу певички при Тан-Сун делились на казенных (дворцовые певички, певички для высших чинов местной администрации, певички для чиновников) и частных (домашние певички и проститутки). Правовой статус казенных певичек можно сравнить со статусом зависимых музыкантов, которые несли повинности при дворе, в округах и уездах. Их социальное положение было несколько выше, чем у остальных категорий зависимых людей. Состоятельные семьи могли содержать домашних певичек цзяцзи , это было престижно и подчеркивало статус хозяина. По своему правовому статусу цзяцзи были фактически рабынями.

Заключительный раздел 3.4. «Рабыни» посвящен анализу правового положения зависимых женщин: казенных и частных рабынь, частных зависимых женщин кэнюй, статус которых был на одну степень выше, чем у рабынь. Особенно ярко проявляется положение зависимых женщин на примере законов о семье и браке. Законодательство исходило из принципа строжайшего сохранения исконного статуса зависимых людей, что наложило ряд ограничений на семейно-брачные отношения. Личная зависимость в эпоху Тан-Сун носила патриархальный характер: частные рабы и частные зависимые люди считались членами семьи хозяина, законодательство подчеркивало необходимость исполнения ими всех внутрисемейных обязанностей. В сунском кодексе упоминаются все те же категории зависимых людей, что и в танском, однако личная зависимость при Сун постепенно уступает место отношениям землевладельца и арендатора-дяньху;

это нашло отражение в южносунском своде законов годов правления Цинюань.

Глава 4. Женщина как жертва в сексуальных преступлениях и как субъект ответственности в семейных правонарушениях. Данная глава разделена на три раздела. В этой главе предпринята попытка проанализировать особенности положения женщин при Тан и Сун на основе законодательства о преступлениях против половой неприкосновенности (изнасилование, домогательство) и семейных правонарушениях против общеустановленных морально-нравственных норм (супружеские измены, инцест и др.). Текст главы выстроен по принципу сравнительно-правового анализа законодательства трех династий – Тан, Северная Сун и Южная Сун.

В Заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы, наиболее важными из которых являются следующие:

1. Материал исследования показывает, что эпоха Тан-Сун (VII – XIII вв.) является уникальным периодом в целом в истории традиционного китайского права и, в частности, правового положения женщин. В работе последовательно доказывается, что сложившийся трафарет глубоко дискриминационного положения женщин не соответствует исторической действительности. Традиционная модель семейнобрачных отношений влекла за собой неравенство мужчин и женщин, но его степень по всем параметрам была иной, чем обычно представляется некоторыми современными исследователями.

2. Самым высоким правовым статусом среди женщин в семье обладала мать. Высокий правовой и общественный статус матери со времени правления императрицы У-хоу (кон. VII – нач. VIII в.) и позднее в эпоху Сун определили следующие обстоятельства: указ об удлинении срока траура по матери, влияние отдельных буддийских представлений, изменения политической культуры, в связи с которыми появилась новая обязанность матери – непосредственное участие в подготовке сыновей к государственным экзаменам.

3. Автор пришел к выводу, что в рассматриваемый период женщины наравне с мужчинами обладали и пользовались правом на развод и правом на заключение повторного брака, в противоположность бытующим представлениям о законодательных запретах и о существовавшем жестком общественном осуждении. Проведенный в работе анализ свидетельствует, что женщины располагали правом наследования семейной собственности. Они могли наследовать имущество, как в родном доме, так и в доме мужа при разделе семейной собственности. Данный вывод опровергает мнение о том, что имущественные права женщин ограничивались лишь получением приданого на момент замужества.

4. Под влиянием конфуцианских морально-этических норм семейнобрачное законодательство было нацелено на поддержание целостности семьи, надлежащего функционирования семейной жизни, порядка и благополучия во всей патронимической структуре. Весь блок конкретных установлений кодексов, в которых женщина фигурирует как субъект ответственности, свидетельствует о стремлении властей контролировать взаимоотношения полов в рамках патронимии, обеспечить существование семейного уклада без перебоев, сохранять порядок во всем обществе.

5. Исследование подтверждает исключительность исторического места династий Тан и Сун в эволюции правового положения женщин. В силу особенностей этнического и культурного развития период VII – XIII вв.

был сравнительно либеральным. Широта предоставляемых законом прав женщинам в эпоху Тан-Сун является беспрецедентной в истории императорского Китая. Изменения в законодательстве в последующие эпохи, навязывание властью патриархальных конфуцианских идеалов негативно сказались на положении женщин. Конкретные правовые установления существенно урезали имущественные права женщин, а активно пропагандировавшийся неоконфуцианством образ целомудренной вдовы наложил моральные ограничения на повторные браки среди женщин при династиях Мин и Цин.

Основные положения диссертации изложены в следующих работах:

В изданиях, входящих в перечень рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК при Министерстве образования и науки РФ:

1. Мыльникова Ю.С. Имущественные права женщин в институте наследования средневекового Китая (династии Тан – Сун) // Вестн. С.Петерб. ун-та. Сер. 13. 2011. Вып. 3. С. 71–81.

2. Мыльникова Ю.С. Правовой статус матери и мачехи в системе традиционных отношений танского Китая // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 13.

2012. Вып. 1. С. 124 – 128.

В прочих изданиях:

3. Мыльникова Ю.С. Танский кодекс «Тан люй шу и» о положении наложниц в системе традиционных семейных отношений императорского Китая // Письменные памятники Востока. №2 (15), осень-зима, 2011. С. 222 – 230.

4. Мыльникова Ю.С. Институт прав женщин в Китае: история и современность // Политические институты в современном мире. Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием 10–декабря 2010 г., СПБГУ / Под общ. ред. С. Г. Еремеева, О. В. Поповой. — Санкт-Петербург: ООО «Аллегро», 2010. С. 257 – 259.

5. Мыльникова Ю.С. Имущественные права вдов в институте наследования средневекового Китая (династии Тан – Сун) // Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2011» / Отв. ред.

А.И. Андреев, А.В. Андриянов, Е.А. Антипов, М.В. Чистякова.

[Электронный ресурс] — М.: МАКС Пресс, 2011. URL: http://lomonosovmsu.ru/archive/Lomonosov_2011/1165/32732_d477.pdf 6. Мыльникова Ю.С. Некоторые особенности главы «Жизнеописания знаменитых женщин» в династийных историях Китая // «Модернизация и традиции»: XXVI международная конференция по источниковедению и историографии стран Азии и Африки, 20-22 апреля 2011 г.: Тезисы докладов/ Отв.ред. Н.Н. Дьяков, А.С. Матвеев. – СПб., 2011. С. 175 – 176.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.