WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Сергеева Мария Сергеевна

ПОДГОТОВКА СПЕЦИАЛИСТОВ высшей квалификации В ОБЛАСТИ

ФАРМАЦИИ В РОССИИ В XIX ВЕКЕ

07.00.10 – История науки и техники

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва – 2012 г.

Работа выполнена на кафедре истории медицины, истории Отечества и культурологии Государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М.Сеченова Министерства здравоохранения и социального развития России.

Научный руководитель:

доктор медицинских наук,

доктор исторических наук, профессор

Балалыкин Дмитрий Алексеевич

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук,

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Института истории естествознания и техники им. С.И.Вавилова Российской академии наук, главный научный сотрудник

Елина Ольга Юрьевна

доктор исторических наук, профессор, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет», заведующий кафедрой источниковедения 

Молчанов Леонид Алексеевич

Ведущая организация:

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский университет дружбы народов»

Защита диссертации состоится 16 мая 2012 года в 14.00 часов на заседании Диссертационного Совета Д 002.051.03 в Институте истории естествознания и техники им. С.И.Вавилова РАН по адресу: 117861, Москва, ул. Обручева, д.30 а, корп. В., ком. 202.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории естествознания и техники им. С.И.Вавилова РАН.

Отзывы в 2-х экземплярах, заверенные печатью учреждения, просим направлять ученому секретарю диссертационного совета по адресу: 109012, Москва, Старопанский пер., д. 1/15; тел./факс: (495) 988-6022.

Автореферат разослан 13 апреля 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета                                        М.В.Мокрова

Общая характеристика работы

Актуальность работы: На протяжении всего XIX в. перед Россией вставал ряд совершенно новых задач, важнейшей из которых была «модернизации» империи. Без ее решения невозможно было сосуществовать с порожденным революциями и установившимся в западной Европе «новым порядком». В рамках ее решения в первой половине XIX в. были созданы Министерства, кодифицировано законодательство, активно обсуждался крестьянский вопрос, была сформулирована идея о возможности формирования конституционного строя в России. Вторая половина века принесла еще большие изменения – «эпоху великих реформ» и «контрреформ».

Сфера образования не могла остаться в стороне от этого процесса: XIX в. – период формирования в России системы высшего и среднего образования, в том числе и в сфере фармации. Вопрос о подготовке специалистов в области фармации в России XIX в. представляет собой частный случай данного процесса.

Не менее важным обстоятельством, является включение России на рубеже XVIII – XIX вв. в «концерт Великих Держав», что актуализировало задачи создания системы медицинской помощи в армии и формирования системы подготовки фармацевтических кадров, способных заниматься обеспечением армии необходимыми лекарственными средствами. Об осознании правительством этой задачи свидетельствует целенаправленная политика российских императоров по созданию сети университетов, полноценная работа которых была невозможна без соответствующих учебных программ, национальных учебников и руководств. Эти задачи решались в первой половине XIX в. Развитие капиталистических отношений во второй половине XIX в. сопровождалось бурной дискуссией в русском научном сообществе, развернувшейся в 60-е гг. XIX в., о соответствии системы подготовки специалистов новым условиям. Не остались в стороне и фармацевты. Результатом дискуссии стало формирование к концу XIX в. национальной системы подготовки фармацевтических кадров.

Хронологические рамки диссертационного исследования обусловлены, во-первых, общеисторическими рамками русского «модернизационного проекта», который пришелся на первую половину – третью четверть XIX в. и завершился с началом периода «контрреформ». Во-вторых, учитывались особенности хода процесса зарождения и формирования системы фармацевтического образования в России. Нижняя граница определена принятием первых Уставов российских университетов (1802, 1803, 1804 гг.), верхняя – принятием последнего общего Устава императорских российских университетов 1884 г. Положения данного устава свидетельствуют о завершении процессов формирования организационной структуры фармацевтического образования, дальнейшее развитие которой, в рамках сложившейся национальной системы подготовки фармацевтических кадров, было невозможно.

Исключение конца XIX–начала XX в. из исследования обусловлено как общеисторическими (вступление России в новый этап своего развития – «период империализма»), так и частными соображениями. Сохранение неизменной формы аптечного ученичества спровоцировало появление в начале XX века разрыва между системой обучения фармацевтов в аптеке и новыми требованиями к образованию, обусловленными расширением сферы деятельности фармацевтов. На рубеже XIX–XX вв. возникает новая форма высшего образования – частные высшие учебные заведения, где преподавание велось по университетской программе. Это обусловило реализацию новых подходов к организации фармацевтического образования – создание химико-фармацевтических факультетов. Вопрос о подготовке специалистов фармацевтов в России на рубеже XIX–XX вв. и дальнейшего развития фармации должен стать предметом самостоятельного исследования.

Цель исследования: воссоздать исторически достоверную картину становления и развития систематического фармацевтического образования в России XIX в.

Для реализации поставленной цели были сформулированы следующие задачи исследования.

  1. Выявить социально-экономические, политические, когнитивные и институциональные факторы, релевантные для процесса формирования системы фармацевтического образования. Проанализировать их воздействие на складывающуюся систему подготовки фармацевтических кадров.
  2. Определить ключевые моменты становления фармацевтического образования.
  1. Проанализировать влияние реформ фармацевтического образования на процесс подготовки фармацевтов,
  2. Исследовать формирование организационной структуры фармацевтического образования.
  3. Проследить изменение учебных программ и планов подготовки фармацевтов.
  1. Разработать периодизацию процесса становления систематического фармацевтического образования.
  2. Выделить основные типовые формы фармацевтического образования.
  3. Дать качественную характеристику отечественной системы фармацевтического образования.

Объект исследования: процесс формирования систематического фармацевтического образования в России XIX в.

Предмет исследования: деятельность высших медицинских учебных заведений Российской империи XIX в., подведомственных Министерству внутренних дел, Министерству народного просвещения и Военному министерству, по подготовке и аттестации фармацевтических кадров.

Частные учебные заведения, также готовившие специалистов фармацевтов, не стали предметом исследования в силу ряда причин. Во-первых, время возникновения большинства частных учебных заведений1 пришлось на начало XX в., что хронологически выходит за рамки настоящего исследования. Во-вторых, в силу унитаристского принципа, лежавшего в основе русской системы образования, а также цензурного устава, частные высшие учебные заведения не только находились под контролем Министерства народного просвещения, но и были обязаны вести подготовку специалистов по учебным планам, программам и руководствам, утвержденным Министерством.

Методологическую основу исследования составляют принципы историзма, объективности и системности. Базовый метод исследования - исторический анализ опубликованных и неопубликованных первоисточников, а также обобщение опыта предшествующих исследований. Применение междисциплинарного подхода позволило сочетать исторические методы с когнитивными исследованиями фармацевтической науки, а также с социологическими методами исследования науки.

Научная новизна исследования обусловлена недостаточной степенью изученности темы. Историографии посвящена самостоятельная часть работы (§1.2. Главы 1).

В диссертации впервые в отечественной историографии осуществлено комплексное изучение процесса подготовки фармацевтических кадров в условиях становления и развития российской системы высшего медицинского образования. На основании проведенного анализа выявлены важнейшие факторы, обусловившие характер и направление формирования системы подготовки фармацевтических кадров в России XIX в. Определены объективные и субъективные предпосылки проведения реформ образования. Проведен комплексный анализ тенденций и противоречий, проявившихся в ходе разработки и реализации политики государства в области фармацевтического образования последней четверти XIX в. Раскрыты положительные и отрицательные последствия политики государства в области фармацевтического образования на протяжении исследуемого периода.

Впервые проанализирована взаимосвязь между эволюцией фармации от «искусства» к науке и развитием системы подготовки фармацевтов, отразившаяся в структуре учебных программ и экзаменационных требований. Впервые восстановлена история процессов, способствовавших приобретению фармацией статуса самостоятельной научной дисциплины. Дана оценка различных сторон влияния научной составляющей фармации на совершенствование системы фармацевтического образования.

Впервые в научный оборот введен значительный массив ранее не публиковавшихся архивных материалов.

Это дало возможность сформулировать периодизацию истории становления и развития систематического фармацевтического образования в России XIX в.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Ведущими социально-экономическими, политическими, когнитивными и институциональными факторами формирования фармацевтического образования в России стали «казенный интерес» в фармацевтических чиновниках; распространение законов рыночной экономики на аптечное дело и развитие фармацевтического производства; участие России в XIX в. в военных действиях, складывание и развитие новой законодательной системы, отражавшей процесс внутреннего и внешнего положения России; формирование научной составляющей фармации и организационное развитие фармацевтической науки.

2. Ключевыми моментами становления фармацевтического образования можно назвать:

  1. пути совершенствования процесса подготовки фармацевтов;
  2. необходимые формы подготовки фармацевтов в высших учебных заведениях России, критерием выбора которых было наличие или отсутствие у претендентов практической подготовки в рамках аптекарского ученичества;
  3. эволюцию учебных планов и программ обучения фармацевтов в высших учебных заведениях России, обусловленную развитием научной составляющей фармации.

3. Впервые в научной литературе разработана периодизация систематического фармацевтического образования в России в XIX в., на основании законодательного, научного и социального критериев.

4. Результаты анализа методики подготовки фармацевтов позволили выделить различные типовые формы образования: профессиональную, частично-академическую, профессионально-академическую.

5. Выявлены основные составляющие отечественной системы фармацевтического образования в XIX в.

Практическая значимость исследования состоит в том, что содержащиеся в ней основные положения и выводы дают материал для дальнейших исследований по истории отечественного фармацевтического образования. Результаты исследования могут быть использованы для расширения и уточнения данных в учебной, справочной и энциклопедической литературе, для усовершенствования курса «История фармации», введенного в учебные программы высшего профессионального образования по специальности «Фармация», а также при разработке учебных курсов и пособий, при чтении лекций по истории науки и культуры.

Апробация результатов работы.

Основные положения, результаты и выводы диссертационного исследования доложены и обсуждены на международных, всероссийских и региональных научных конференциях: «Медицинская профессура Российской империи» (Москва, 2006), заседании Российского Общества Историков Медицины (Москва, 2009), XI республиканской научной конференции по истории медицины и фармации (Витебск, 2009), VII международной научно-практической конференции «Ключевые вопросы современной науки» (София, 2011 г.), международного симпозиума «Традиции и новаторство в истории отечественной медицины» (Москва, 2011 г.), годичной научной конференции ИИЕТ РАН (Москва, 2012).

Результаты диссертационного исследования изложены в 9 научных публикациях, в том числе в 6 научных журналах, включенных в перечень ВАК; общий объем опубликованных работ составил 3,2 печатных листа.

Объем и структура диссертации.

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, выводов, списка использованных источников и литературы и приложения, состоящего из 11 таблиц, содержащих обобщенные данные материалов исследования.

Основное Содержание работы

Во введении обоснована актуальность диссертационной работы, определены её цель и задачи, объект и предмет исследования, хронологические рамки, методологическая основа, обозначена научная новизна и практическая значимость работы, сформулированы положения, выносимые на защиту.

Глава 1. «Источниковые и историографические основы исследования» состоит из двух параграфов. Источниковой базой исследования стали 270 источников, в том числе 72 архивных дела, впервые введенных в научный оборот, находящихся на хранении в Центральном историческом архиве г. Москвы (ЦИАМ), Российском государственном историческом архиве (РГИА), а также в «Музее редкой книги» Российской государственной библиотеки («Музей редкой книги» РГБ).

Параграф 1.1. «Источниковая база исследования» включает восемь разделов, в которых проанализированы все неопубликованные и опубликованные документы и материалы, разделенные по функциональному значению.

Законодательные и правовые акты: указы, постановления, рекомендации; нормативные документы государственных органов различного уровня. Большая часть документов по вопросам организации фармацевтического образования содержится в официальных ведомственных журналах (Журнал Министерства Народного Просвещения. СПб. 1834–1900 гг.; Журнал Департамента Народного Просвещения. СПб. 1821–1822 гг.; Периодические сочинения об успехах Народного Просвещения. СПб. 1803–1813 гг.) и сборниках (Указы Правительствующего Сената за 1803–1827 г.; Свод законов Российской Империи в 16 т. 1857 г.; Сборник распоряжений по Министерству Народного Просвещения. СПб. 1872–1881 гг.).

Проведенный источниковедческий анализ позволил выделить несколько самостоятельных групп источников, раскрывающих отдельные организационные вопросы подготовки фармацевтов. К ним относятся общие (1835, 1863, 1884 гг.) и частные уставы российских университетов: Московского (1804 г.), Дерптского (1803, 1820, 1865 гг.), Казанского (1804 г.), Харьковского (1804 г.), Св. Владимира (1842 г.), Варшавского (1869 г.), а также положения о Медико-хирургических академиях (1808, 1835, 1860, 1869, 1880 г.). Документы о правилах аттестации фармацевтов: распоряжения и циркулярные предложения Министерства Народного просвещения (о допуске к экзаменам лиц с иностранными дипломами; о порядке проведения заочных испытаний во Врачебных управах; о требованиях к аптекарским ученикам и помощникам), а также общие и частные правила испытания фармацевтических чиновников. Документы, фиксирующие плату за обучение фармацевтов в высшей школе, проведение квалификационных испытаний, выдаваемые аттестаты и дипломы, представлены циркулярными предложениями и распоряжениями Министерства Народного Просвещения, а также соответствующими правилами. Законодательные акты, уточняющие правила приема и обучения фармацевтов в университетах и академиях, включают частные правила различных университетов. Материалы, характеризующие социальный статус университетов, представлены положениями об ученых степенях, званиях и связанных с ними гражданских преимуществах; положения о стипендиях, присуждаемых фармацевтам; предписания о распределении фармацевтических чиновников по трем отделениям, в зависимости от имеющегося уровня знаний; фармацевтические присяги. Документы, содержащие сведения об объеме преподавания фармацевтических дисциплин в высших школах, приведены в обозрениях публичных лекций.

Делопроизводственные документы высших учебных заведений составляют неопубликованные (архивные) документы, большая часть которых вводится в научный оборот впервые, а также опубликованные документы.

Неопубликованные архивные документы сосредоточены в фондах ЦИАМ (Ф. 418 – «Канцелярия Медицинского Совета» и Ф. 459 – «Попечитель Московского округа»), а также РГИА (Ф. 733 – «Министерство Народного Просвещения»). Источниковедческий анализ позволил разделить архивные материалы, использованные в диссертационном исследовании, на несколько групп.

Первую группу составили личные дела лиц, искавших различные фармацевтические звания в университетах и академиях, позволившие реконструировать процедуру подготовки и проведения экзаменов, а также защиты диссертации на степень магистра фармации. Состав документов, необходимых для получения очередного фармацевтического звания, проанализирован на основании дел Ф. 418 «Канцелярии Медицинского Совета», содержащих образцы личных прошений и свидетельств, скрепленные личными печатями аптекарей и врачебных управ2. Информация о структуре экзаменов: предметах, экзаменационных вопросах, оценках, присвоенных званиях и отделениях хранится в делах того же фонда3, а также фонда Ф. 459 «Попечителя Московского округа»4. Анализ документов данных фондов также дал ценную информацию о соблюдении в России норм европейского законодательства, запрещающих совмещение профессий врача и аптекаря5.

Вторую группу составляют дела, содержащие сведения об изменении и уточнении правил проведения квалификационных испытаний фармацевтов. Особую ценность представляют дела фондов Ф. 459 и Ф. 733 «Министерства Народного Просвещения», посвященные обсуждению «Проекта Правил испытания фармацевтических чиновников 1836 г.», обобщавшего попытки регламентации процедуры заочных испытаний фармацевтов6. В этих же фондах хранятся свидетельства о случаях злоупотреблений со стороны Врачебных управ при проведении заочных испытаний7. К этой же группе относятся документы, представляющие ценную информацию о соблюдении порядка и процедуры проведения квалификационных испытаний. Документы Ф. 459 «Попечителя Московского округа» (Оп. 1. Д. 617), свидетельствуют о наличии переходного периода, когда всем экзаменовавшимся в университетах вручали свидетельство о прохождении экзамена, но искомое фармацевтическое звание соискателю присваивалось только при удовлетворительном результате испытаний8. Анализ документов, хранящихся в делах Ф. 733 «Министерства Народного Просвещения» позволил уточнить данные об исключении из податного сословия и распределении по отделениям фармацевтов, выдержавших экзамен в университетах9.

Третью группу составляют дела, содержащие информацию о преподавании фармацевтических дисциплин на медицинских факультетах и процессе обучения фармацевтов в российских университетах. Уникальные данные о процессе поступления, обучения и численности фармацевтов в Московском университете, хранящиеся в делах всех трех фондов10, позволяют проследить индивидуальный подход к организации обучения фармацевтов в университете. Документы Ф. 418 «Канцелярии Медицинского Совета» (Оп. 369 Д. 44) свидетельствуют о попытке московских аптекарей организовать единый теоретический учебный курс для аптекарских учеников11.

Опубликованные делопроизводственные документы высших учебных заведений представлены протоколами заседаний Советов российских университетов и их постановлениями по вопросам обучения фармацевтов. Особую ценность для нашего исследования представляет уникальный экземпляр книги «Университетский устав 1863 г.»12, в которую включен протокол от 8 декабря 1876 г. В данной книге к уставу 1863 г. приброшюрованы листы, содержащие информацию о работе Медицинской Комиссии и разработанный ею проект реформы фармацевтического образования. К этой же книге приброшюрованы еще два документа с одинаковым названием «Об организации преподавания фармацевтам». В конце каждого документа стоит фамилия автора: в первой части – Н.В.Варадинов, во второй части – А.М.Гезен. Данные документы не имеют дат публикации. В работе, впервые в историографии, предпринята попытка датировки этих документов, которые могут быть отнесены к 1876 г., так как посвящены обсуждению вопросов, поднятых в Протоколе заседания от 8 декабря 1876 г.

Статистические материалы представлены аналитическими и информационными ведомственными изданиями. Сведения об изменении числа кафедр по различным факультетам содержатся в Сравнительной таблице, составленной на основании уставов 1755, 1804, 1835 и 1863 годов. Данные о выпуске фармацевтов, содержатся в сводных ведомостях и частных отчетах университетов и академий. Проверка достоверности данных, привлекаемых из статистических справочников, обеспечивалась путем их сопоставления с архивными материалами.

Дискуссионные материалы о реформе фармацевтического образования отражают обсуждение вопросов организации подготовки фармацевтов низших и высших фармацевтических званий и степеней в последней четверти XIX в. Первые, по времени написания, работы Ф.Фебуса, Н.В.Варадинова и А.М.Гезена13 относятся к 1875 – 1876 г. Продолжают дискуссию статьи Н.Ф.Ментина, А.С.Гинзберга14 и др. Я.А.Загорский15 в начале XX в. собрал материал для III Государственной Думы о состоянии аптечного дела в России, обобщив и систематизировав материалы дискуссии, развернувшейся в конце XIX в.

Научные труды по различным фармацевтическим дисциплинам, включают изданные в конце XVIII–XIX вв. работы европейских и отечественных профессоров, отражавшие развитие научной составляющей фармации и использовавшиеся в университетском преподавании. Многие из них находятся на хранении в «Музее редкой книги» РГБ16.

Периодическая печать представлена ведомственными (Журнал Министерства Народного Просвещения; Журнал Департамента Народного Просвещения; Периодические сочинения об успехах Народного Просвещения; Всеобщий журнал врачебной науки; Записки Императорского Харьковского Университета; Казанский Вестник; Университетские Известия) и научно-практическими изданиями (Фармацевтический журнал и Рецепт). На их страницах помимо официальной хроники, регулярно публиковались данные о различных конгрессах и съездах, дискуссионные материалы о реформе образования, организации учебной и научной работы, объявления о приеме в обучение и на работу.

Мемуарная литература содержит опубликованные личные воспоминания о процессе обучения и работе в аптеке Ю.Купермана и Левина17, дополняя официальные постановления и правила образным описанием их фактического воплощения в жизни.

Справочно-энциклопедические исследования объединяют издания18, содержащие определение и характеристику предмета «фармация», позволившие проследить изменение официального представления о ней как научной дисциплине и сфере профессиональной деятельности, происходившие на протяжении XIX в.

Источниковедческий анализ свидетельствует о репрезентативности выявленных источников, их соответствии поставленным исследовательским целям и задачам, а также достаточности для выполнения данной диссертационной работы.

Параграф 1.2. «Историографический обзор» состоит из пяти тематически взаимосвязанных разделов.

Исследования по истории медицины и фармации, включают два корпуса монографий. Первый корпус, посвященный истории медицины, составляют труды В.М.Рихтера, Л.Ф.Змеева, М.Б.Мирского19 и др., где на общем фоне развития отечественной и европейской медицинской практики  достаточное внимание уделено вопросам фармации. Представлена классификация национальной медицинской и фармацевтической литературы, дано представление о формировании и развитии фармацевтического образования в европейских странах.

Во второй корпус трудов, посвященный истории фармации, входят исследования А.С.Гинзберга, И.Б.Зархина, В.М.Сало, А.Н.Шамина, А.Г.Тертишника, А.М.Филькина20 и др. Рассматривая различные аспекты формирования и развития фармации, данные авторы в той или иной мере обращают внимание на процессы подготовки фармацевтов. В работе А.Гинзберга показаны основные вехи развития фармацевтической науки и возможности практического использования достижений фармацевтической химии. В диссертации и последовавшей за ней монографии И.Б.Зархина большое внимание уделено роли Московского университета и Медико-хирургической Академии, а также профессоров А.П.Нелюбина и А.А.Иовского в подготовке фармацевтов и развитии научной фармации. Исследовательская деятельность В.П.Сало обобщена в посмертном издании «История Фармации в России» (2007 г.), в котором, как и в работе И.Б.Зархина, государственные реформы фармацевтического образования рассмотрены на примерах выше упомянутых учебных заведений. В исследованиях А.Н.Шамина изучены основные когнитивные и институциональные факторы развития фармацевтического образования на фоне общего развития комплекса медико-биологических и химических дисциплин в России в XIX в. История отечественной фармацевтической печати описана в работе А.Г.Тертишника. Анализу фармакопей, носящих законодательный характер и регламентирующих деятельность аптек и аптекарей, посвящена диссертация А.М.Филькина.

Исследования по истории высшей школы и научной аттестации в России разделены на две группы. Первая группа – изучение истории высшей школы. Изучению организационного устройства высшей школы России и научной аттестации, как основной составляющей высшего образования, посвящены работы А.Е.Иванова, Ф.А.Петрова, Г.Е.Павловой и Е.В.Соболевой21. Важные проявления институционализации российской науки: создание академий, научных обществ, ботанических садов и опытных станций – освещены в трудах Н.И.Кузнецовой, О.Ю.Елиной22 и др.

Вторая группа исследований посвящена изучению законодательных вопросов присуждения ученых степеней и званий. Работы А.Е.Иванова, А.Н.Якушева и А.В. Михневич23 рассматривают изменение представления об ученой степени и ее характере в отечественном научном мире. Исследование А.В.Михневич отличает анализ законодательных актов, регулирующих присуждение медицинских и фармацевтических степеней.

Исследования по истории отдельных высших медицинских учебных заведений. Данную группу исследований открывают работы Я.А.Чистовича и И.В.Зимина24, посвященные изучению общей истории медицинских учебных заведений в России. Историография отдельных российских университетов включает работы, подготовленные к различным юбилейным датам. Исследования С.П.Шевырева, М.Ф.Владимирского-Буданова, Н.П.Загоскина, Д.И.Багалея, Е.В.Петухова, В.Н.Александренко и Л.Ильина25, выполненные во второй половине XIX–начале XX вв., хотя и основаны на малодоступных или утраченных официальных и архивных документах, но носят описательный характер.

Издания, посвященные истории отдельных высших учебных заведений, занимавшихся подготовкой медиков и фармацевтов, написанные в советский период26, являются преимущественно работами обобщающего характера. Упоминания об обучении фармацевтов в университетах в дореволюционный период содержатся в них при рассмотрении некоторых сторон научной аттестации фармацевтов или чтения фармацевтических лекций и не касаются принципов организации и механизмов деятельности системы фармацевтического образования в целом.

Значительное количество работ по истории отдельных медицинских вузов было опубликовано на рубеже XX–XXI вв. Следует особо отметить корпус исследовательских работ по истории медицинского факультета Московского университета А.М.Сточика, М.А.Пальцева и С.Н.Затравкина27, где в том числе рассмотрены вопросы зарождения и развития преподавания фармацевтических знаний в качестве вспомогательных предметов медицинского факультета. Исследования, подготовленные к 200-летнему юбилею Казанского университета28, рассматривают историю подготовки фармацевтов в качестве одной из сторон жизни университетской корпорации.

Исследования по истории фармацевтического образования в России. Весь корпус немногочисленных работ в этой сфере состоит из исследований, касающихся отдельных актуальных вопросов фармацевтического образования, не дающих комплексную оценку существовавшей системы образования. Исследования И.С.Ткешелашвили и В.Э.Нейбурга29 позволяют судить о практическом значении специальных фармацевтических званий, основываясь на научном содержании курса квалификационных испытаний, приведенных в данных трудах. Работы А.Б.Лесневской и А.М.Сидоркова30 изучают историю формирования и развития женского фармацевтического образования. В трудах Р.Ф.Тухбатуллиной и Н.Н.Аловой31 наряду с рассмотрением истории развития и становления фармацевтического образования в высших школах Казани и Санкт-Петербурга, также приведен краткий исторический обзор становления и развития фармацевтического образования в России в XIXв.

Биографий российских ученых и исследование их вклада в развитие науки. Данные биографических словарей в значительной мере позволяют уточнить и конкретизировать вклад отдельных личностей в развитие медицинской и фармацевтической наук и дополняют историю высших медицинских школ. К данной группе следует отнести справочные труды конца XIX – начала XX вв.: Г.Л.Геннади, Л.Ф.Змеева, Г.В.Левитского32 и др., а также современные словари33, содержащие развернутые биографические сведения о ректорах, профессорах и выпускниках медицинских факультетов. К этой же группе относится работа С.С.Илизарова34, содержащая ценные сведения о членах различных профессиональных сообществ, в том числе врачей и аптекарей, участвовавших  в развитии науки и просвещения Москвы.

Таким образом, проведенный анализ позволил выявить в исследованиях значительное число частных аспектов рассматриваемой темы. Становится очевидна разрозненность научных интересов, отсутствие обобщающих комплексных работ, целостно представляющих историю фармацевтического образования в России XIX в. Следует констатировать, что при наличии фундаментальных исследований по истории высшей медицинской школы России, история фармацевтического образования изучена фрагментарно.

Глава 2. «Факторы формирования системы подготовки фармацевтических кадров в России в XIX в.». Зарождение систематического обучения фармацевтов в университетах стало возможным благодаря сложившейся к началу XIX в. практике ремесленного ученичества, определившей основные принципы построения фармацевтического образования, формирование которого происходило в соответствии с западноевропейской традицией в аптеках и аптекарских огородах. Появление в конце XVIII в. первых отечественных фармакопей35, публикации европейских и отечественных трудов по химии и фармации36, начало преподавания химии в университетах вызвали необходимость преподавания фармацевтических знаний в рамках естественнонаучных дисциплин.

Социально-экономические и политические условия, сложившиеся в стране в XIX в., поставили перед фармацевтическим образованием принципиально новую задачу подготовки специалистов с универсальными фармацевтическими знаниями, предопределившую появление систематического фармацевтического образования, построенного по университетскому принципу. Несовпадение принципов университетского и профессионального образования в совокупности с начавшимся процессом институционализации фармации определили тенденции развития фармацевтического образования в XIX в., направленные на пересмотр университетских стандартов и их адаптацию к полученным аптекарскими учениками знаниям. Необходимо отметить также, что социально-экономические условия, складывавшиеся в России в XIX в., часто становились препятствием ходу указанных процессов.

Формирование когнитивной составляющей фармации происходило в результате согласованного развития биологических, химических и медицинских наук. Представление о фармации эволюционно изменялось на протяжении первой половины XIX в. от практического искусства к разработке теоретических основ фармацевтической науки, изучающей законы и особенности фармацевтической деятельности. В 1830-е г. трудами профессоров А.А.Иовского и А.П.Нелюбина знания, входившие в единое понятие фармация, были подразделены на «предуготовительные» и «вспомогательные». А.П.Нелюбин предложил классификацию входящих в фармацию научных дисциплин, чем заложил основу комплексного понимания фармации, как сочетания науки и искусства «приготовлять, сохранять и распределять лекарственные вещества в требуемом количестве и согласно с врачебным назначением»37, закрепленного в Справочном энциклопедическом словаре (1848 г.).

В 1840-е г., благодаря накоплению теоретических знаний об обмене веществ, химическом строении тел, составе и физиологических свойствах действующих веществ растений, токсическом действии лекарств, начался процесс выделения в самостоятельные науки – фармацевтической химии, фармакогнозии, фармакологии и токсикологии, составлявших комплекс фармацевтических дисциплин. В результате чего, ко второй половине XIX в. фармация представляла собой сложную науку, объединявшую совокупность практических навыков и теоретических знаний, где первостепенная роль принадлежала ее научной составляющей «о химических и физических свойствах лекарственных веществ», а второстепенная – правилам «которым нужно следовать при изготовлении лекарств»38. Формирование корпуса учебных руководств на русском языке, содержащих разработанную терминологию, а также определившиеся цели и задачи, подтверждает факт превращения фармации в комплекс самостоятельных научных дисциплин.

Результатом развития когнитивной составляющей фармации стало общее институциональное оформление науки, создание специализированных научно-исследовательских и учебных учреждений (университетов, институтов, кафедр, лабораторий), происходившее на протяжении XIX в. Создание сети университетов содействовало расширению профессорско-преподавательского состава, формированию научного сообщества фармацевтов. Важным институциональным фактором в XIX в. являлось издание специальной фармацевтической литературы: учебных руководств, монографий и фармакопей. Функцию фиксации научной составляющей фармации выполняла и другая институциональная структура – система научных коммуникации. Рост числа научно-периодических изданий, проведение различных фармацевтических конференций, съездов и выставок обеспечивали доведение до широкой общественности научных достижений в области фармации.

Развитие когнитивных и институциональных составляющих фармацевтического образования находилось в непосредственной зависимости от социально-экономического и политического положения в стране, определившего потребность в квалифицированных фармацевтических кадрах в первой половине XIX в. Реформы 1860-х г. вкупе с военными кампаниями 1850–70-х гг., способствовали значительному увеличению спроса на лекарственные препараты, расширению сети аптечных и лечебно-санитарных учреждений, развитию химико-фармацевтической промышленности, что требовало подготовки специалистов нового уровня. В то же время общая социально-экономическая отсталость страны в конце XIX в., неразвитость российской химической промышленности по сравнению с западноевропейской, особенно промышленного освоения органического синтеза, обусловили зависимость России на рубеже XIX–XX вв. от импорта лекарственных препаратов, что негативно сказалось на толковании понятия фармация и развитии фармацевтического образования.

Глава 3. «Становление систематического фармацевтического образования в России в XIX в.» - включает два параграфа, каждый их которых состоит из двух разделов.

Параграф 3.1. «Влияние реформ XIX в. на подготовку фармацевтов» - подразделен на два раздела.

В разделе 3.1.1. «Реформы фармацевтического образования первой половины XIX в.» проведен анализ организационных изменений, введенных в процесс аттестации фармацевтов, под влиянием правил испытания медицинских и фармацевтических чиновников 1810, 1838 и 1845 г., а также проекта правил 1836 г. Требования к исходным званиям, образованию и практическому стажу, необходимым для получения фармацевтических званий, были сведены в Таблицу 1 приложения диссертации «Сравнительная характеристика требований, необходимых для допуска к испытаниям на получение фармацевтических званий в первой половине XIX в.». Изученный материал свидетельствует о том, что в начале XIX в. наблюдался недостаток отечественных специалистов – провизоров и аптекарей, поэтому правила 1810 г. предоставляли соискателям ряд льгот. Ученики и помощники могли получить высшие фармацевтические звания экстерном, введена заочная аттестация во врачебных управах. Дополнительно в 1821 г. введены отделения для фармацевтов, причисление к которым зависело от уровня проявленных на экзамене знаний (1 отделение – отличные знания, 2 – хорошие, 3 – удовлетворительные).

Правила 1810 г. не определяли условий проведения заочных испытаний. Первой попыткой упорядочить их были дополнительные правила 1812 г., запрещавшие проведение экзаменов на все высшие фармацевтические звания во врачебных управах, а также вводившие трехлетний практический стаж работы в аптеке для гезелей и годичный для провизоров. Подробное описание процедуры заочных испытаний содержалось в проекте правил 1836 г. Окончательный вариант правил 1838 г. предусматривал: отмену заочных испытаний и экстерната; определение предварительной подготовки фармацевтов на уровне 4 классов гимназии и трех лет обучения в аптеке; увеличение сроков практической работы в аптеке; отмену всех отделений для аптекаря; а также введение университетского курса лекций для соискателей звания провизор. Правила 1845 г. отменили отделения, ввели единые критерии оценки знаний (удовлетворительный результат), снизили требования к общему образованию до 3 лет гимназии и ограничили срок аптечного ученичества от 3 до 5 лет.

Проведенный анализ экзаменационных требований по предметам, входящим в состав экзаменов на различные фармацевтические звания, предъявляемых теми же правилами и агрегированных в Таблице 2 приложения «Сравнительная характеристика требований, предъявляемых Правилами испытания фармацевтических чиновников в первой половине XIXв.», позволил проследить влияние сформулированных в главе 2 факторов на изменение экзаменационных программ. Развитие сопутствующих фармации наук повлияло на расширение объема используемых фармацевтами знаний: от начальных оснований естественной истории (правила 1810 г.) к знаниям наук минералогии, зоологии, ботаники (правила 1845 г.). Формирование научного определения фармации и представления о ней как о системе двух составляющих (теоретических знаний и практических навыков) привело к изменению практической части экзамена. Она менялась от искусства составлять простые лекарства – кисели, вытяжки (правила 1810 г.), к осмысленному приготовлению одного сложного и одного химико-фармацевтического препарата (правила 1845 г.). Расширение научной составляющей фармации способствовало включению в состав экзамена самостоятельных дисциплин: предмет «Materia medica» (правила 1810 г.), был заменен на фармакогнозию и фармакологию (правила 1838 г.). Увеличение в фармакопеях числа лекарств химического происхождения и применение новых химических технологий обусловило переход фармацевтической химии и математико-физики из экзамена на звание аптекаря (правила 1810 г.) в состав экзамена на звание помощника (правила 1838 г.). Распространение законов рыночной экономики на аптечное дело актуализировало знания в области фармацевтической коммерции, которые до 1845 г. мог получить только провизор, управляя аптекой. В 1845 г. этими знаниями в различном объеме должны были владеть как ученики («определять по таксе стоимость рецепта»), так и помощники («вести дела аптеки и грамотно управлять ей»).

Данные указанной Таблицы 2 позволяют выявить основные направления совершенствования квалификационных испытаний:

  • в рамках одного фармацевтического звания на протяжении первой половины XIX в. Экзамен на звание помощника изменялся с введением очередных правил таким образом, что в 1845 г. в его составе остались только те предметы, знание которых можно было в необходимом объеме получить в результате аптечного ученичества.
  • от низших к высшим фармацевтическим званиям в рамках отдельных правил. Особенно ярко это проявилось после введения в 1838 г. университетского курса в качестве одного из этапов обучения. Практические навыки и знания, полученные учениками в аптеке, дополнялись при их обучении в университете теоретическими основами фармацевтических дисциплин.
  • от высших званий к низшим по мере издания новых правил. Знания, достаточные в 1810 г. для получения звания аптекаря, а в 1838 г. – провизора, в 1845 г. стали достаточны только для получения звания помощника.

Содержание правил 1845 г. позволяет выделить три уровня подготовки фармацевтов. Первый – освоение практических навыков в аптеке. Второй – получение теоретических научных знаний в университете или академии. Третий – выявление способности к научно-исследовательской работе, свидетельством которой является защита диссертации на ученую степень магистра фармации.

Изучение требований, предъявляемых к соискателям ученых степеней доктора медицины и магистра фармации, проведено на основании правил Московского университета 1864 г. (для докторов медицины) и правил испытания фармацевтов 1845 г. Выявленные материалы, сведенные в Таблицу 3 приложения диссертации «Сравнительная характеристика правил проведения испытаний на получение степеней магистра фармации и доктора медицины в России в середине XIX века», свидетельствуют об идентичности процедур присвоения высших медицинских и фармацевтических степеней.

О влиянии экзаменационных правил первой половины XIX в. на численность специалистов свидетельствуют имеющиеся статистические данные о выпуске фармацевтов. В результате реформы 1838 г. число специалистов, получавших звание помощника, в среднем увеличивалось в 4 раза в год, провизора – в 8 раз, аптекаря – в 5 раз. Влияние реформы 1845 г. изучено при сопоставлении данных о выпуске за период с 1839 по 1845 гг. со сходным по длительности периодом после реформы 1845 г. Имеющиеся сведения отражены в Таблице 4 приложения «Выпуск фармацевтических чиновников российскими университетами с 1839 по 1852 гг.». Проведенный анализ свидетельствует, что после реформы 1845 г. увеличился средний по стране выпуск аптекарских помощников - в 5,5 раз, провизоров – в 9 раз. Следствием признания степени магистр фармации ученой степенью и повышения требований к их подготовке было сокращение выпуска аптекарей в 5 раз. Увеличение выпуска фармацевтов происходило на фоне повышения их социального положения. Согласно университетским уставам 1803-1804 гг. аптекари, сдавшие экзамены в университете, причислялись к XII классу, аптекарские ученики, помощники и провизоры классов не имели. Положением 1834 г. 39 фармацевты всех званий, кроме учеников, получили чин, соответствовавший для аптекарей – IX, провизоров - X, кандидатов фармации – XIII, а гезелей – XIV классам. Новое Положение40 1849 г. сохранило прежнее распределение по классам, причислив магистров фармации, как раньше аптекарей, к IX классу.

В разделе 3.1.2. «Попытки реформ фармацевтического образования во второй половине XIX в.» показана необходимость дальнейшей реорганизации фармацевтического образования. Поступательное развитие науки сопровождалось повышением профессиональных требований, увеличением срока обучения, введением вступительных и переводных экзаменов в высших школах. Условием получения высшего образования стал аттестат зрелости. Развитие медицинских наук, открытия в области микробиологии, создание теории органического синтеза способствовали, начиная с 1860–70 гг., изменению взглядов на ряд заболеваний. Это привело к разработке новых лекарственных средств и расширению научной сферы фармации. Развитие фармацевтической промышленности требовало подготовки специалистов нового уровня – технологов и аналитиков производства.

Во второй половине XIX в. не было проведено единых государственных реформ фармацевтического образования, но наблюдались отдельные попытки изменения его структуры. Попытка систематизации начального образования была предпринята в 1862 г. московскими аптекарями, направившими в Московский университет письмо41 с просьбой разрешить использование университетских аудиторий для чтения курса лекций для аптекарских учеников силами членов Медико-фармацевтического общества. Медицинским факультетом было отмечено, что данные курсы могли бы служить примером для дальнейшей реорганизации начального фармацевтического образования и повышения его уровня. В том же письме аптекари предлагали создать самостоятельные фармацевтические институты для подготовки высших фармацевтических кадров, о чем медицинский факультет обязался ходатайствовать в Ученый Совет университета.

Попытки структурирования обучения фармацевтов в высшей школе предпринимались отдельными университетами в правилах 1860/70-х гг. Сохранив неизменной процедуру аттестации 1845 г., они определяли перечень предметов и расписание занятий курса провизорских лекций, рассчитанного на 2 года.

Проведенный анализ расписания лекций, содержащихся в правилах 1864, 1868, 1873, 1874, 1875, 1876 гг. и собранных в Таблице 5 приложения диссертации «Сравнительный анализ курсов обучения аптекарских помощников в российских университетах в 60-70 гг. XIX в.», свидетельствует о схожести структуры курса и учебных программ, использованных различными университетами. Отличием правил 1870-х г. является введение новых специальных предметов – токсикологии, аналитической и органической химии. Анализ структуры учебных курсов позволяет утверждать, что в основе обучения лежали базовые предметы первого курса (минералогия, зоология, ботаника, физика, неорганическая химия). Фармацевтические дисциплины (фармакология, фармакогнозия, токсикология, органическая, фармацевтическая и судебная химии) изучались на втором курсе.

Возможность структурных изменений в сложившейся системе обучения фармацевтов, появившаяся в 1880-е г., связана с участием России в международных фармацевтических конгрессах в Санкт-Петербурге и Лондоне. В 1875 г. российским правительством была собрана Медицинская комиссия, целью которой была разработка мер по пересмотру университетского устава и реорганизации фармацевтического образования.

Комиссия выявила комплекс причин, по которым фармацевтическое образование не соответствовало университетскому уровню. Главной была признана несостоятельность аптечного ученичества, проявлявшаяся в низком уровне общего образования, отсутствии системности и единых стандартов обучения, зависимости от квалификации аптекаря и наличия письменного свидетельства аптекаря об успешном окончании аптечного ученичества.

Сравнительный анализ планов государственных мер, разработанных в 1876 г. Медицинской комиссией, а также Санкт-Петербургским фармацевтическим обществом, представлен в Таблице 6 приложения диссертации «Сравнительная характеристика проектов реорганизации фармацевтического образования, предложенных в 1876 г. Медицинской комиссией и Ю.К.Траппом с одобрения Санкт-Петербургского фармацевтического общества». Материалы таблицы свидетельствуют о наличии единственного принципиального отличия между ними. Проект Медицинской комиссии предполагал реорганизацию аптечного ученичества за счет организации государственной системы низших фармацевтических школ с фиксированным сроком обучения, единой программой и структурой учебного курса. Учиться в данных школах должны были выпускники гимназий. План фармацевтического общества сохранял существовавшую систему начального профессионального обучения фармацевтов в неизменном виде.

Проекты высшего фармацевтического образования схожи между собой. В их основе лежит идея создания при университетах специальных фармацевтических учебных заведений и зачисления фармацевтов этих учебных заведений в число студентов. По проекту Медицинской комиссии высшая школа должна быть организована при медицинском факультете. По проекту фармацевтического общества – фармацевты должны быть причислены к физико-математическому факультету, где лекции по специальным предметам должны читать фармацевты, а из программы обучения должны быть исключены предметы медицинского профиля (токсикология, фармакология, рецептура, медицинская химия).

Результатом дискуссии стал Устав 1884 г. и дополнительные Правила  для сторонних слушателей и студентов университетов 1893 г. Эти документы свидетельствуют, что в основу правительственных решений легли предложения фармацевтического общества. Структура образования, основанная на аптечном ученичестве и обучении в университетах на правах вольных слушателей, осталась неизменной. Таким образом, ликвидировать причины, по которым фармацевтическое образование не соответствовало требованиям университетского образования, не удалось.

Параграф 3.2. «Институционализация фармацевтического образования в высших учебных заведениях России XIX в.» состоит из двух разделов.

В разделе 3.2.1. «Организация фармацевтического образования в России XIX в.» выявлены три направления институционализации фармацевтического образования в высших школах в XIX в.: прием квалификационных испытаний, теоретический курс лекций, теоретико-практическое обучение. Кроме того, определены структурные подразделения высших школ, занимавшиеся тем или иным видом деятельности. Результаты исследования приведены в Таблице 7 приложения диссертации «Участие российских высших школ в аттестации и обучении фармацевтов в XIX в.». Статистические данные о выпуске специалистов, структурированные в Таблице 8 приложения «Сведения о числе лиц, получивших фармацевтические звания и степени в российских высших учебных заведениях с 1832 по 1900 гг.», позволили оценить эффективность применявшихся организационных форм обучения и аттестации фармацевтов.

В начале XIX в. в России сформировалось два типа высших медицинских учебных заведений: медицинские факультеты университетов и Медико-хирургическая академия. Целью российских университетов была подготовка специалистов для удовлетворения нужд гражданского общества, в то время как Медико-хирургическая академия готовила военных специалистов.

Первые фармацевтические кафедры были созданы уставами 1803 г. в Дерптском («Диететики, врачебного веществословия (materiae medicae), врачебной истории и врачебной словесности» на медицинском факультете и «Теоретической и опытной химии и фармацевтики» на философском факультете) и Виленском университетах («Врачебного веществословия или о врачебных припасах»). Уставами 1804 г. в Московском, Казанском и Харьковском университетах были созданы кафедры «Врачебного веществословия, фармации и врачебной словесности». Преподавание в каждом из университетов имело свои особенности, зависевшие от профессоров, читавших лекции. Предназначались лекции для студентов-медиков, фармацевтические предметы рассматривались в качестве вспомогательных при изучении медицинских дисциплин. Уставы 1803–1804 гг. впервые разрешили аптекарям сдавать экзамены на медицинских факультетах.

Подготовка фармацевтов началась только в 1808 г. в Медико-хирургической академии, где было организовано фармацевтическое отделение с 5 летним курсом обучения кандидатов фармации. Включение университетов в процесс подготовки фармацевтов началось в 1820-х г. с Варшавского (организован химико-фармацевтический курс) и Дерптского (фармацевтам разрешено посещение лекций медицинского факультета) университетов. В 1830 г. Варшавский и Виленский университеты были закрыты. В 1832 г. на базе Виленского университета была открыта Медико-хирургическая академия, в состав которой входило фармацевтическое отделение. Работало данное отделение до 1840 г., когда Виленская академия была присоединена к медицинскому факультету университета Св. Владимира. Остальные университеты продолжали работать в рамках старой парадигмы.

Особо следует отметить, что подготовка фармацевтов в университетах была ограничена запретом на поступление в университет лиц податного состояния, из которых преимущественно рекрутировались кадры фармацевтов. В 1826 г. была упрощена процедура сдачи экзаменов лицами податного сословия в университетах. Фармацевты, выдержавшие экзамен, автоматически переходили в неподатное состояние.

Таким образом, накануне принятия в 1838 г. правил об экзаменах медицинских и фармацевтических чиновников, теоретико-практическим обучением фармацевтов занимались исключительно фармацевтические отделения Медико-хирургической академии в Санкт-Петербурге, Москве и Вильно. Посещать теоретический курс лекций вольнослушателями фармацевтам разрешалось только в Дерптском университете. Одновременно Медико-хирургическая академия и Дерптский университет принимали экзамены у лиц, получавших знания в рамках системы аптечного ученичества. Остальные университеты проводили исключительно квалификационные испытания на различные фармацевтические звания.

В 1838 г. с появлением новых правил испытания фармацевтов в процесс подготовки фармацевтических кадров были вовлечены все российские университеты. В Варшавском университете в 1840 г. была открыта фармацевтическая школа. В Дерптском университете в 1842 г. учрежден фармацевтический институт, имевший с 1843 г. самостоятельную кафедру фармации и необходимые учебные аудитории. В 1838 г. в Московском, Казанском и Харьковском университетах фармацевтов допустили к посещению медицинских лекций по предметам экзамена на звание провизора. В университете Св. Владимира уставом 1842 г. была организована кафедра «Общей терапии и врачебного веществословия», а все медицинские науки разделены на 5 разрядов. Фармацевтические дисциплины (фармакогнозия, фармация, врачебное веществословие, рецептура) отнесены к разряду «пособий для сохранения и восстановления здоровья».

Варшавская фармацевтическая школа в 1857 г. была преобразована в фармацевтическое отделение Варшавской Медико-хирургической академии, в 1862 г. оно было реорганизовано в химико-фармацевтический курс при медицинском факультете Варшавской Главной Школы. Новые положения об академии 1860 г. повысили требования к поступающим на фармацевтическое отделение до 7 классов гимназии. В 1869 г. было введено требование полного гимназического образования. Это стало причиной резкого сокращения числа поступавших. В 1881 г. отделение было официально закрыто. В 1890 г. на медицинском отделении академии возобновился прием экзаменов на фармацевтические звания.

Университетский устав 1863 г., распространявшийся на Московский, Харьковский, Казанский и Св. Владимира университеты, носил рекомендательный характер, предполагая создание двух кафедр: «Теоретической фармакологии с рецептурой и учением о минеральных водах», а также «Фармакогнозии и фармации». Такие кафедры были организованы в Харьковском и Московском университетах. В университете Св.Владимира общий устав 1863 г. был переработан. Кафедра «Фармакогнозии и фармации» исключена из числа особых кафедр и объединена с кафедрой фармакологии. В Казанском университете после пересмотра общего устава 1863 г. было организовано фармацевтическое отделение с 3 летним сроком обучения.

В Варшавском и Дерптском университетах в 1862 г. и 1867 г. соответственно были приняты собственные уставы. В структуре Дерптского университета продолжил работу фармацевтический институт, а на медицинском факультете созданы кафедры: «Фармакологии, диететики и истории медицины», «Фармации», а также «Государственного врачебноведения» (судебной медицины и химии). В 1869 г. Варшавская Главная Школа была реорганизована в Варшавский университет, а химико-фармацевтический курс был преобразован в отделение фармации при медицинском факультете.

Последний единый университетский устав 1884 г. оставил структуру фармацевтического образования в составе университетов без изменений. Таким образом, на протяжении XIX в. формировались три направления институционализации фармацевтического образования в высших школах: создание специальных отделений для подготовки кандидатов фармации в Медико-хирургических академиях, организация курсов профессорских лекций, а также фармацевтических институтов и отделений для практикующих фармацевтов на медицинских факультетах университетов. В конце XIX в. функциями высших медицинских школ был прием квалификационных испытаний на различные фармацевтические звания, а также теоретическое обучение фармацевтов.

В разделе 3.2.2. «Совершенствование программ преподавания фармацевтических дисциплин в российских высших учебных заведениях XIX в.» эволюция учебных программ изучена на примере преподавания фармацевтических дисциплин в Московском университете. Проведенный анализ свидетельствует о следующих тенденциях, отразивших развитие фармации как научной дисциплины.

Во-первых, в рамках кафедры Врачебного веществословия с 1804 г. выделены отдельные классы химии и врачебного веществословия. Это соответствовало сложившейся в конце XVIII в. традиции преподавания фармацевтических дисциплин в рамках курса химии. Курс химии, посвященный изначально только общим правилам химии, был дополнен начальными основаниями общей и фармацевтической химии (обоснованием процессов, происходящих при изготовлении лекарств). С 1828 г. лекции по химии были посвящены описанию простых и сложных, неорганических и органических соединений, использовавшихся в медицинской практике, благодаря чему в 1836 г. они вошли в состав лекций по фармации. Курс врачебного веществословия в 1806 г. был дополнен лекциями по рецептуре, объяснявшим правила составления рецептов. В 1835 г. он переименован в курс фармакологии и дополнен отдельными лекциями по токсикологии и действию минеральных вод. В содержании данных лекций отразилось формирующееся представление о дозе, форме и действии лекарств. Таким образом, на кафедре Врачебного веществословия с 1835 по 1864 гг. читались лекции по фармакологии, токсикологии, рецептуре и фармации.

Во-вторых, из-за дефицита отечественных трудов в начале XIX в., основой для лекций служили лучшие европейские учебники, многие из которых были переведены на русский язык. Преподавание химии начиналось с трудов И.Ф.Жакена и А.И.Шерера42, фармации – с руководств Я.Э.Пленка и Ж.Ж.Вирея43, врачебного веществословия – с работ П.И.Бергия и К.И.Гартмана44, рецептуры – с сочинений И.Д.Гауба, Р.Фогеля, И.Ф.Пихлера45 и др. C 1820-х г. основным учебным пособием по всем дисциплинам стала Военная фармакопея Я.Виллие46. С 1830-х г. активно стали использоваться труды собственного сочинения: А.А.Иовским, А.П.Нелюбиным47 и др.

В-третьих, введены обязательные практические курсы по приготовлению лекарств и проведению химико-фармацевтических опытов в университетской аптеке, дополнившие с 1825 г. курс лекций с демонстрационными опытами.

Изменение курсов обучения фармацевтов в высших школах изучено на основе положений 1810 и 1835 гг. для фармацевтического отделения Медико-хирургической академии, 1844 г. для фармацевтического института Дерптского университета, а также правил 1868 г. Московского университета, 1873 г. Харьковского университета и 1878 г. Казанского университета. Распределение предметов по семестрам и годам обучения представлено в Таблице 9 приложения диссертации «Эволюция содержания курса обучения фармацевтов в российских университетах в XIX в». Сравнение программ обучения и использовавшейся учебной литературы дало объективную картину развития преподавания предметов и позволило установить время всеобщего признания учеными новых научных идей.

Проведенный сравнительный анализ показал, что в академиях, а позже в университетах большинство предметов фармацевты изучали вместе с медиками. При этом содержание лекций для них не различалось. В основе фармацевтического курса Медико-хирургической академии, состоявшего в 1810 г. из базовых и специальных дисциплин, лежало изучение естественной истории по руководствам К.Линнея (ботаника) и И.Ф.Блуменбаха48 (минералогия и зоология); преподавание химии проводили в соответствии с руководством А.И.Шерера; фармации и фармакологии - военной фармакопеи Я.Виллие. Курс фармации представлял собой обучение последовательности выполнения механических операций в процессе изготовления лекарств. Курс фармакологии включал изучение лечебного действия, показаний к применению и доз основных лекарственных средств, а также изучение рецептуры по сочинениям Г.Тромсдорфа49. Уставом академии 1835 г. учебный курс был дополнен токсикологией и фармакогнозией, а также обязательными практическими занятиями по фармацевтическим дисциплинам.

Полуторагодичный курс обучения в фармацевтическом институте Дерптского университета включал в себя большее число лекций по фармацевтическим дисциплинам (фармацевтическая ботаника, фармакогнозия, фармацевтическая, неорганическая, аналитическая химии, фармация общая), чем в фармацевтическом курсе Медико-хирургической академии, где курс обучения был рассчитан на 2 года.

В Казанском университете медицинский факультет в 1865 г. был подразделен на два «разряда» – собственно медицинский и фармацевтический. Распределение предметов фармацевтического «разряда» на главные и второстепенные отражено в Таблице 10 приложения диссертации «Распределение предметов фармацевтического разряда медицинского факультета Казанского университета в 1865 г.». Рецептура и фармакология, имевшие большое значение для работы врачей и аптекарей, были занесены в разряд второстепенных предметов. Отнесение органической, неорганической и аналитической химии, фармакогнозии, фармации и токсикологии к главным дисциплинам свидетельствует о наметившейся тенденции развития фармацевтической промышленности и судебной медицины. Систематические теоретические занятия по химии, фармации, фармакогнозии и токсикологии, сопровождались обязательными практическими занятиями, включавшими производство различных механических операций, «главнейших рецептурных форм», приготовление галеновых и химико-фармацевтических препаратов, испытание достоинства препаратов и определении в них примесей по образцам и микроскопическим препаратам. Предусмотренный данной программой трехлетний курс обучения в 1879 г. был сокращен до двухлетнего. Содержание и объем учебных курсов фармацевтического института Казанского университета (правила 1879 г.) и «провизорских лекций» Харьковского университета (правила 1873 г.) были схожи.

Программа лекций по фармации для слушателей фармацевтического отделения Медико-хирургической академии в 1860-х г. была дополнена основами организации, деятельности и устройства аптек, а также «книговедением», составлявшим основу фармацевтической коммерции. Основной курс состоял из фармакологии, фармакогнозии (растений, животных и минералов), рецептуры, фармацевтической химии. Лекции для фармацевтов, прочитанные профессором Ю.К.Траппом, включали сведения о новых химических и фармацевтических средствах, «об открытии ядов при отравлении», о «практических указаниях при распознавании доброты лекарств», о «ходе ревизии аптек». На лекциях проводился разбор важнейших европейских фармакопей. Сведения, полученные на лекциях, закреплялись на практических занятиях по аналитической и фармацевтической химии, проходивших под руководством Ю.К.Траппа.

Во второй половине XIX в. большинство профессоров российских высших школ использовали при работе собственные сочинения, опираясь также на отечественные и европейские труды: по фармакогнозии – А.Д.Чирикова, В.А.Тихомирова, Н.Ф.Ментина, Ф.А.Флюкигера50 и др.; по фармакологии – А.И.Ильинского, А.А.Соколовского, Д.Кове51 и др.; по рецептуре –К.В.Лебедева, И.М.Догель, Р.Е.Коберта52 и др.; по фармацевтической химии – Ю.К.Траппа, Е.А.Шмидта, Б.Фишера53 и др.

Приоритетными направлениями в развитии преподавания фармацевтических дисциплин в высших школах на протяжении XIX в. были: разделение единых лекций по фармации на специальные курсы, закрепление в структуре обучения курса практических занятий по фармацевтическим дисциплинам, разделение преподавания для медиков и фармацевтов, использование лучшей отечественной и зарубежной литературы.

Глава 4. «Периодизация процесса становления систематического фармацевтического образования в России в XIX в. Основные типовые формы и характеристика отечественной системы подготовки фармацевтических кадров».

На основании данных, приведенных в предыдущих главах, может быть представлена периодизация, включающая 4 этапа.

Первый этап (1802–1837 гг.) – появление и формализация практики аттестации фармацевтов в высшей школе. На этом этапе организовываются самостоятельные фармацевтические кафедры в университетах, на которых проводятся испытания фармацевтов. Предпринимаются первые попытки систематизации практических навыков, получаемых учениками в аптеках. Выделяются теоретические основы фармацевтической деятельности. Фармация постепенно превращается из практического искусства в науку. Контроль за качеством подготовки фармацевтов переходит от местных органов управления к высшим школам. В 1808 г. в Медико-хирургической академии было организовано фармацевтическое отделение для теоретико-практического обучения фармацевтов. В Дерптском и Виленском университетах фармацевтам разрешено посещение лекций на медицинских факультетах. Поступление фармацевтов в университет затрудняла их принадлежность к податному сословию. С 1826 г., фармацевты, выдержавшие экзамены в университете, исключались из податного состояния.

Второй этап (1838–1844 гг.) – формирование процесса обучения фармацевтов в высшей школе. На данном этапе фармацевтическое образование представляет собой комплекс профессиональных практических навыков, полученных в аптеках, и теоретических знаний фармацевтических дисциплин, преподаваемых в университетах. В процесс обучения фармацевтов были вовлечены все высшие школы. Обучение происходило по учебным курсам и программам медицинских факультетов совместно со студентами-медиками. Первыми попытками создания отдельных подразделений для подготовки фармацевтов являлись фармацевтическая школа Варшавского университета (1840 г.) и фармацевтический институт Дерптского университета (1842 г.). На этом этапе происходила систематизация накопленных фармацией теоретических знаний и формирование научных основ фармации. Фармация впервые была подразделена на главные и вспомогательные дисциплины, среди которых стали выделять фармакогнозию, фармакологию, техническую фармацию, фармацевтическую бухгалтерию.

Третий этап (1845–1862 гг.) – закрепление научно-исследовательской составляющей в фармацевтической профессии. Утверждается официальное представление о фармации как совокупности отдельных научных дисциплин (фармакология, фармацевтическая химия, фармакогнозия, токсикология). Введенная правилами 1845 г. ученая степень магистр фармации, присуждаемая после написания и защиты диссертации, свидетельствовала о наличии у ее обладателя научного мышления и ориентировала фармацевтов на интеллектуальную деятельность, лежащую в основе дальнейшего развития фармацевтической науки (магистр фармации имел право осуществлять научную и педагогическую работу в университетах и академиях). Система фармацевтического образования на данном этапе включала три стадии: получение практических навыков в аптеке; теоретических научных знаний в университете или академии; научно-исследовательскую деятельность (написание и защита диссертации). Фармацевты обучались в университетах на правах «вольнослушателей», срок обучения не был ограничен, поэтому различался в зависимости от места обучения.

Четвертый этап (1863–1884 гг.) – период общественных дискуссий в научных кругах об институциональной организации системы фармацевтического образования, фиксирование национальной системы подготовки фармацевтов. Данный период органичен принятием двух общих университетских уставов. Начало периоду дискуссий положено уставом 1863 г., давшим университетам возможность воплотить в жизнь собственные организационные концепции обучения фармацевтов в университетах. Обсуждение было продолжено в 1875 г. созданием специальной Медицинской Комиссии. Университетский устав 1884 г. завершил формирование национальной системы фармацевтического образования в XIX в., показав невозможность структурной реорганизации сложившейся системы фармацевтического образования в рамках сложившихся социально-экономических условий в стране. Фармация на данном этапе сформировалась в комплексную научно-практическую дисциплину. Развитие научной составляющей входящих в ее состав дисциплин стало основой университетского образования фармацевтов.

Анализ использованных методик подготовки фармацевтов позволил выделить три типовые формы образования. Их поэтапная смена на протяжении XIX в. была обусловлена требованиями повышения качества подготовки фармацевтов и выбором наиболее оптимальной методики обучения, учитывавшей особенности профессиональной подготовки (аптечного ученичества).

Профессиональная – в основе обучения лежит практическое ремесленное ученичество. Единственная форма обучения до XIX в. и доминирующая на первом этапе представленной периодизации.

Частично-академическая – связана с учреждением фармацевтических отделений Медико-хирургической Академии, где академическое обучение теоретическим основам профессии предшествовало практическому, развивается на первом этапе.

Профессионально-академическая – обусловлена формированием двухступенчатой системы обучения: ремесленной (аптечное ученичество) на начальном этапе и академической (курс лекций в высшей школе). Является основной формой обучения с 40-х г. до конца XIX в.

Разработанная периодизация и характерные типовые формы обучения отражены в Таблице 11 приложения диссертации «Периодизация процесса подготовки специалистов в области фармации в России в XIX в.».

На основании выше изложенного можно говорить о том, что к концу XIX в. сформировалась трехступенчатая национальная система фармацевтического образования, представлявшая собой профессионально-академическую форму обучения. В ее основе лежало последовательное неполное гимназическое образование, аптечное ученичество и посещение курса медицинских лекций в университете на правах вольных слушателей.

В Заключении подведены итоги исследования и сделаны следующие выводы:

  1. Показано, что ведущими социально-экономическими факторами формирования систематического фармацевтического образования стали: в первой половине XIX в. – «казенный интерес» в фармацевтических чиновниках, во второй половине XIX в. – распространение законов рыночной экономики на аптечное дело и развитие фармацевтического производства

Важнейшими политическими факторами являлись участие России в XIX в. в военных действиях, складывание и развитие новой законодательной системы, отражавшей процесс внутреннего и внешнего положения России.

Основополагающим когнитивным фактором развития фармацевтического образования следует признать формирование научной составляющей фармации.

Системообразующим институциональным фактором явилось организационное развитие фармацевтической науки.

  1. Выявлены ключевые моменты становления фармацевтического образования в России XIX в.
  1. Основные тенденции в изменении процесса подготовки фармацевтов, обусловленные реформами фармацевтического образования XIX в.:
  • повышение квалификационных требований, предъявляемых в процессе аттестации фармацевтов, в соответствии с развитием науки того времени,
  • изменение организации процесса обучения и аттестации фармацевтов, направленное на увеличение роли высших школ в этих процессах,
  • углубление программ обучения в высших школах,
  • расширение социальных прав и преимуществ фармацевтов.
  1. Направления институционализации фармацевтического образования в высших школах в XIX в.:
  • создание отделений для подготовки теоретиков фармации в 1808 г. в Медико-хирургической Академии в Санкт-Петербурге и Москве
  • организация курса лекций для практикующих фармацевтов в 1816 г. в Варшавском; в 1821 г. в Дерптском; в 1838 г. в Московском, Казанском, Харьковском и Св.Владимира университетах.
  • формирование фармацевтических институтов на базе медицинских факультетов университетов в 1842 г. в Дерптском, в 1864 г. в Казанском, в 1869г. в Варшавском университетах.
  1. Пути совершенствования учебных планов и программ обучения фармацевтов в высших школах России XIX в.:
  • дифференциация общих лекций по фармации на специализированные курсы,
  • закрепление в структуре образования обязательного практического курса,
  • раздельное преподавание фармацевтических наук для медиков и фармацевтов,
  • включение в учебный процесс научных достижений, отраженных в научной и учебной литературе того времени.
  1. Разработана и обоснована периодизация процесса становления систематического фармацевтического образования в России в XIX в., включающая 4 этапа:

Первый этап (1802–1837 гг.) – появление и формализация практики аттестации фармацевтов в высшей школе. Связан с постепенной передачей прав местных органов управления на проведение квалификационных испытаний фармацевтов высшим школам;

Второй этап (1838–1844 гг.) – формирование процесса обучения фармацевтов в высшей школе. В структуру подготовки фармацевтов введен обязательный курс академических лекций;

Третий этап (1845–1862 гг.) – закрепление научно-исследовательской составляющей в фармацевтической профессии. Введена ученая степень магистр фармации;

Четвертый этап (1863–1884 гг.) – период общественных дискуссий в научных кругах об институциональной организации системы фармацевтического образования. Фиксирование национальной системы подготовки фармацевтов.

  1. Раскрыты типовые формы фармацевтического образования, характерные для России XIX в.:

профессиональная – в основе лежит система практического обучения в аптеке;

частично-академическая – подготовка теоретиков-фармацевтов в рамках фармацевтических отделений Медико-хирургической Академии (частный опыт образования не является системой для страны в целом);

профессионально-академическая – двухступенчатая система обучения – ремесленная практика на начальном этапе и курс лекций в высшей школе на втором этапе.

Система полного фармацевтического образования в середине XIX в. соответствовала системе высшего медицинского образования по объему преподаваемых сведений, уровню требований и социальному положению фармацевтов. В конце XIX в. она являлась высшей ступенью профессионально-академического обучения.

  1. Выявлены основные составляющие отечественной системы фармацевтического образования в XIX в.:

практическая - аптечное ученичество и профессиональная деятельность;

теоретическая – представление о фармации, как комплексе научных знаний, специализация фармацевтических дисциплин в высшей школе, научное фармацевтическое сообщество и материально-техническое обеспечение исследований;

социальная – интеграция фармацевтического образования в управленческую модель Российской Империи, распространение на фармацевтов действия «Табели о рангах».

Основные положения диссертации отражены в следующих работах:

I. Публикации в изданиях, включенных в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования РФ.

  1. Сергеева М.С. Формирование основных признаков высшего фармацевтического образования в России XIX века // Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета. 2012. № 1(21). URL: http://scientific-notes.ru/pdf/023-011.pdf  № государственной регистрации 0421200068/0011 (0,4 п.л.).
  2. Балалыкин Д.А., Сергеева М.С. О роли общественности в реформах фармацевтического образования в России во второй половине XIX в. // Вестник Тамбовского университета. 2012. Т. 17. Вып. 2 (0,4 п.л.).
  3. Сергеева М.С., Кривобокова С.С. Многоступенчатость процесса подготовки фармацевтов в России в первой половине XIX века (Аптекарский ученик, Аптекарский помощник, Провизор, Аптекарь (Магистр)) // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2007. № 4. С. 55–60. (0,4 п.л.).
  4. Сергеева М.С., Кривобокова С.С.  Совершенствование программ преподавания фармацевтических дисциплин в Российских университетах в XIX веке // Медицинская помощь. 2007. № 6. С. 50–53. (0,5 п.л.).
  5. Кривобокова С.С., Сергеева М.С. К истории академического преподавания фармации в России в XIX–начале ХХ века // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2009. № 6. С. 49–52. (0,5 п.л.).
  6. Сергеева М.С. Заочные испытания как одна из форм аттестации фармацевтов в России в XIX в. // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2012. № 1. С. 60-62. (0,4 п.л.).

II. Статьи, тезисы докладов.

  1. Сергеева М.С. Чего знать следовало… // Российские аптеки. 2009. № 23–24. С. 68–69. (0,3 п.л.).
  2. Сергеева М.С. Начальный период формирования высшего фармацевтического образования в России XIX века // Материалы международного симпозиума «Традиции и новаторство в истории отечественной медицины» (ноябрь 2011 г.) Бюллетень Национального НИИ общественного здоровья РАМН. М., 2011. С. 145–146. (0,2 п.л.).
  3. Сергеева М.С. Исторический обзор развития фармацевтического образования в России во второй половине XIX в. // Вестник гуманитарного научного образования. 2012. № 1(15). С.10–15 (0,5 п.л.).

1 Медицинские факультеты работали в Московских высших женских курсах с 1872–1886 гг., заново открыты в 1900 г.; в Киевских высших женских курсах с 1907 г.; в Екатеринославских высших женских курсах с 1916 г.; в Тифлисских высших женских курсах с 1909 г.; в Петроградском частном университете при Психоневрологическом институте с 1907 г. В 1908 г. были открыты Юрьевские частные университетские курсы естественных и медицинских наук, учрежденные проф. М.И.Ростовцевым; в 1909 г. – Харьковский женский медицинский институт; в 1910 г. – Одесские высшие женские медицинские курсы. Химико-фармацевтические факультеты были открыты в Одесских высших женских курсах в 1916 г., в Московских высших женских курсах – в 1917 г.

2 ЦИАМ. Ф. 418. Оп. 1. Д. 180; Ф. 418. Оп. 1. Д. 181.

3 ЦИАМ. Ф. 418. Оп. 346. Д. 3;  Ф. 418. Оп. 350. Д. 47.

4 ЦИАМ. Ф. 459. Оп. 1. Д. 1176; Ф. 459. Оп. 1. Д. 1582.

5 ЦИАМ. Ф. 418. Оп. 81. Д. 2256; Ф. 459. Оп. 1. Д. 2556.

6 ЦИАМ. Ф. 459. Оп. 2. Д. 11; РГИА. Ф. 733. Оп. 99. Д. 293.

7 ЦИАМ. Ф. 459. Оп. 1. Д. 989; РГИА. Ф. 733. Оп. 86. Д. 419.

8 ЦИАМ. Ф. 459. Оп. 1. Д. 617.

9 РГИА. Ф. 733. Оп. 99. Д. 110; Ф. 733. Оп. 99. Д. 160.

10 ЦИАМ. Ф. 418. Оп. 337. Д. 45; Ф. 418. Оп. 350. Д. 113; Ф. 459. Оп. 1. Д. 1236; РГИА. Ф. 733. Оп. 38. Д. 159; Ф. 733. Оп. 38. Д. 256.

11 ЦИАМ. Ф. 418. Оп. 369. Д. 44.

12 Протокол заседания 8 декабря 1876 г. СПб., 1863; Варадинов Н.В. Об организации преподавания фармацевтам I. СПб., 1863; Гезен А.М. Об организации преподавания фармацевтам II. СПб., 1863.

13 Данные документы описаны ранее в разделе опубликованные делопроизводственные документы главы 1.1. настоящей работы; Фебус.Ф. К вопросу о современном положении фармации. СПб., 1875.

14 Ментин Н.Ф. К вопросу о научном образовании фармацевтов в России. СПб., 1880; Гинзберг А.С. К вопросу об однообразии систематики (с динамической точки зрения) отделов фармации в современных медицинских и фармацевтических школах. СПб., 1902.

15 Загорский Я.А. Причины ненормального состояния аптечного дела в России. СПб., 1908.

16 См. Пихлер И.Х. Наставление сочинять рецепты. М., 1796; Эллизен И.Г.Д. Фармакология или описание лекарств для императорских российских сухопутных войск… СПб., 1797; Иовский А.А. Лекарственник или фармакология. М., 1820; Начальные основания химии, изданные сообразно новейшим открытиям. М., 1822. Ч. 1–2 и др.

17 Куперман Ю. Заметки старого фармацевта // Химико-фармацевтический журнал. 1924. № 5–6. № 7. № 10–12;  Левин. Фармацевтическия реформы в России // Фармацевтический журнал. 1865.

18Энциклопедический медицинский словарь. СПб., 1892. Т. 1; Реальная энциклопедия медицинских наук. Медико-хирургический словарь. СПб., 1891. Т.1; Справочный энциклопедический словарь. СПб., 1848. Т.11; Энциклопедический словарь. СПб., 1902. Т. XXXV.

19 Рихтер В.М. История медицины в России. М., 1820; Змеев Л.Ф. Чтения по врачебной истории России. СПб., 1896; Мирский М.Б. Медицина России XVI–XIX в. М., 1996.

20 Гинзберг А.С. Очерк развития научной фармации за 200-летний период. М., 1902; Зархин И.Б. Очерки из истории отечественной фармации XVIII и первой половине XIX в. М., 1956; Сало В.М. История фармации в России. М., 2007; Шамин А.Н. История биологической химии: Институционализация биохимии. М., 1994; Тертишник А.Г. К истории фармацевтической печати в России // Аптечное дело. 1965. № 4; Филькин А.М. История создания русских фармакопей / Дис…канд. фарм. наук.  М., 1963.

21 Иванов А.Е. Высшая школа России в конце XIX–начале XX века. М., 1991; Петров Ф.А. Формирование системы университетского образования в России: в 4 т. М., 2002-2003; Павлова Г.Е. Организация науки в России в первой половине XIX в. М., 1990; Соболева Е.В. Организация науки в пореформенной России. Л., 1983.

22 Кузнецова Н.И. Социокультурные проблемы формирования науки в России (XVIII–середина XIX в.). М., 1997; Елина О.Ю. От царских садов до советских полей: История сельскохозяйственных опытных учреждений XVII–20-е годы XХ вв.: в 2-х т. М., 2008.

23 Иванов А.Е. Ученые степени в Российской империи XVIII в.–1917 г. М., 1994; Якушев А.Н. Историко-статистические материалы по университетам России о количестве лиц, утвержденных в ученых степенях и учено-практических медицинских званиях (1794–1917 гг.). СПб., 1995; Михневич А.В. Правовое регулирование присуждения медицинских, фармацевтических и ветеринарных ученых степеней в России (1747–1918): Дис. … канд. юр. наук. М., 2004.

24 Чистович Я.А. История первых медицинских школ в России. СПб., 1883; Зимин И.В. Подготовка медицинских кадров в России (XIX–начало XX вв.) / Дис. ... д-ра ист. наук. СПб., 2004.

25 Шевырев С.П. История Императорского Московского университета, написанная к столетнему его юбилею … 1755–1855. М., 1855; .Владимирский-Буданов М.Ф. История Императорского Университета Св. Владимира. Киев, 1884. Т. 1; Загоскин Н.П. История Императорскаго Казанскаго университета за первые сто лет его существования, 1804–1904. Казань, 1902–1904. Т. 1–4; Багалей Д.И. Опыт истории Харьковскаго университета Харьков, 1884–1904. Т. 1–2; Петухов Е.В. Императорский Юрьевский, бывший Дерптский, университет за 100 лет его существования (1802–1902). Юрьев, 1902; Александренко В.Н. Из истории Варшавского университета. СПб., 1908; Bielinski J. Universytet Wilenski (1579–1831). Krakov, 1899–1900. T. 1–3; Ильин Л. Краткий исторический очерк кафедры фармации и фармацевтического отделения Императорской Военно-Медицинской Академии. СПб., 1899.

26 Корбут М.К. Казанский государственный университет имени В.И. Ульянова-Ленина за 125 лет. Казань, 1930. Т. 1–2; Старейший медицинский институт СССР. М., 1940; Харьковский Государственный Университет им. А.Горького за 150 лет. Харьков, 1955; Российский Д.М. 200 лет медицинского факультета Московского государственного университета. М., 1955.

27 Пальцев М.А., Сточик А.М., Затравкин С.Н. 250 лет Московской медицинской академии им. И.М.Сеченова. М., 2008; Медицинский факультет Московского университета в реформах просвещения первой трети XIX века. М., 2001.

28 Очерки истории Казанского университета. Казань, 2002; Вишленкова Е.А., Малышева С.Ю., Сальникова А.А. Terra Universitatis. Два века университетской культуры в Казани. Казань, 2005; Альбицкий В.Ю., Амиров Н.Х. и др. История Казанского государственного медицинского университета. Казань, 2006.

29 Ткешелашвили И. Биографии фармацевтов, получивших степень магистра фармации. М., 1901; Салтыков Б.Н. К вопросу о фармацевтическом образовании. М., 1915; Нейбург В.Э. Пособие для лиц, держащих экзамен по всем предметам на звание аптечного помощника. Составлено по программам всех университетов и Военной Медико-Хирургической академии. М., 18…

30 Лесневская А.Б. Об отношении женщин-фармацевтов к вопросу об аптечном ученичестве // Рецепт. 1901. № 4; Сидорков А.М. Возникновение и развитие женского фармацевтического образования в России // Аптечное дело. 1957. № 4.

31 Тухбатуллина Р.Г., Кузнецова А.М. Казанские фармацевты. История становления и развития фармацевтического образования в Республике Татарстан. Казань, 2009; Алова Н.Н. Подготовка и использование фармацевтических кадров (XIX–XX–XXI века) на примере Санкт-Петербурга / Дис. … канд. фарм. наук. СПб., 2004.

32 Геннади Г.Н. Справочный словарь о русских писателях и ученых, умерших в XVIII и XIX столетиях и список русских книг с 1725 по 1825 г. Берлин, 1876–1908. Т.1–3; Змеев Л.Ф. Русские врачи писатели. СПб., 1886. Вып. 1–2; Левитский Г.В. Биографический словарь, профессоров и преподавателей Императорского Юрьевского, бывшего Дерптского университета, за 100 лет его существования 1802–1902. Юрьев, 1903. Т. 1–2.

33 Альбицкий В.Ю., Гурылева М.Э.,.Амиров Н.Х и др. Казанский государственный медицинский университет (1804–2004 гг.): Заведующие кафедрами и профессора: Биографический словарь. Казань, 2004; Волков В.А., Куликова М.В. Российская профессура: XVIII–начало XX вв.: Биологические и медико-биологические науки. Биографический словарь. СПб., 2003.; Деятели медицинской науки и здравоохранения – сотрудники и питомцы Московской медицинской академии им. И.М.Сеченова. Биографический словарь. 1758–2008 гг. М., 2008.

34 Илизаров С. С. Московская интеллигенция XVIII века. М., 1999.

35Фармакопеи: общегосударственные 1778, 1782, 1798, 1802 гг.; военные 1765, 1779 гг.; морская 1783 г.

36 Максимович-Амбодик Н.М. Врачебное веществословие, или описание целительных свойств растений». СПб., 1783–1789; R.Fogel. Historia materiae medicae ad novissima tempora producta. Leyden, Leipzig, 1758, 1760, 1764, 1774; Haub I.D. Libellus de methodo concinnandi formulas medicamentorum. Leyden, 1739; Hagen K.G. Grundriss der Experiment alchemie. Kenigsberg, 1786; ШерерА.И. Руководство к преподаванию химии. СПб., 1808.

37 Справочный энциклопедический словарь. СПб., 1848. Т. 11.

38 Неезе Н.Н. Фармация для фармацевтов и врачей. Изд. 2-е пересмотренное и исправленное. СПб., 1868. Ч.1.

39 ЦИАМ Ф. 459. Оп. 1. Д. 4640.

40 Положение о гражданских и служебных преимуществах, соединяемых с медицинскими, фармацевтическими и ветеринарными степенями//Журнал Министерства Народного Просвещения. СПб., 1849. Ч. 62. № 5.

41 ЦИАМ. Ф. 418. Оп. 369. Д. 44.

42 Жакен И.Ф. Всеобщая и врачебная химия. Ч.I–II. М., 1795; Шерер А.И. Руководство к преподаванию химии. СПб., 1808.

43 Пленк Я. Начальные основания фармации. СПб., 1832; Virey J.J. Trait de pharmacie thorique et pratique. Paris, 1811.

44 Bergius P. Materia medica e regno vegetabili. Vol. I, II. Stockholm, 1778; Hartman C. Huslkaren eller kort anvisning att knna och rigtigt behandla de flesta i Sverige frekommande inre och yttre sjukdomar. Ebenda, 1820.

45 Gaubius I. Libellus de methodo concinnandi formulas medicamentorum. Leyden, 1739; Vogl R. Historia materiae medicae ad novissima tempora product. Leyden, 1758, 1760, 1764, 1774; Pihler I. Metodus formulas medicas conscribendi, in usum praelectionum academicarum. Jb., 1785.

46 Wylie J. Pharmacopaea castrensis Ruthenica. Petropoli, 1808, 1812, 1818, 1840, 1848.

47 Иовский А.А. Лекарственник или фармакология. М., 1820; Начальныя основания химии, изданныя сообразно новейшим открытиям. М., 1822. Ч. 1–2; Нелюбин А.П. Фармакография. СПб., 1827.

48 Linnaeus C. Philosophia botanica. Berlin, 1780; Blumenbach J.F. Handbuch der Naturgeschichte. Gttingen, 1807.

49 Tromsdorff I.B. Chemische Receptirkunst… Erfurt, 1797.

50Чириков А.Д. Фармакогнозия. Харьков, 1871; Тихомиров В. Руководство к изучению фармакогнозии. М., 1889.  Т. 1–2; Ментин Ф. Курс фармакогнозии. Варшава, 1888; Flckiger F.A. Pharmakognosie des Pflanzenreiches. Berlin, 1883.

51 Эстерлен Ф. Руководство к фармакологии. М., 1865; Ильинский А. Руководство к изучению фармакологии, составленное по новейшим сочинениям: Эстерлена, Бухгейма, Труссо и Пиду, Перейры, и приноровленное к академическому и практическому употреблению, с присовокуплением полного трактата о Минеральных водах. СПб., 1860–1865.  Т. 1–3; Cоколовский А.А. Руководство общей фармакологии и рецептуры. М., 1873; Cauvet. D. Nouveaux elements de matire mdicale. Paris, 1886.

52 Лебедев К.В. Рецептура. М., 1843; Догель И.М. Рецептура. СПб., 1882; Kobert.R.E. Compedium der Arzneiverordnungslehre. Stuttgart, 1888.

53 Трапп Ю.К. Фармацевтическая химия. СПб., 1876; Schmidt E. Ausfhliches Lehrbuch der pharmaceutischen Chemie. Braunschweig, 1889; Fischer B. Lehrbuch der Chemie fr Pharmaceuten. Stuttgart, 1891.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.