WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Горбачев Дмитрий Викторович

Общественно-политические взгляды И. А. Фесслера

Специальность 07.00.03 – Всеобщая история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Саратов 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского»

Научный консультант: доктор исторических наук, доцент Гладышев Андрей Владимирович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой археологии и всеобщей истории ФГБОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет» Крючков Игорь Владимирович кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и социологии политики ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия» Ланник Леонтий Владимирович

Ведущая организация: Институт всеобщей истории Российской Академии наук

Защита состоится 21 ноября 2012 г. в 14.30 часов на заседании Совета по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук Д 212.243.03 на базе ФГБОУ ГПО «Саратовский государственный университете имени Н. Г. Чернышевского» по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, корпус XI, ауд. 401.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского:

г. Саратов, ул. Университетская, 42, читальный зал № 3.

Автореферат разослан «____» октября 2012 г.

Учёный секретарь диссертационного совета, доктор исторических наук Л. Н.Чернова Общая характеристика исследования

Актуальность темы исследования. Игнатий Аврелий Фесслер (17561839) остался в истории как писатель, публицист, философ, языковед, историк, администратор, церковный и общественный деятель и масон. В бурную эпоху конца XVIII – начала XIX вв. его имя было широко известно в образованных кругах общества от Вены до Санкт-Петербурга и от Берлина до Саратова.

Однако потомками Фесслер оказался во многом незаслуженно забыт на долгое время. С середины XIX в. его сочинения перестали привлекать внимание, и лишь в последние десятилетия наблюдается возрождение интереса к этой исторической фигуре, хотя её роль в развитии общественной мысли немецкоязычных государств остаётся слабо изученной.

Между тем, сочинения этого автора отражали умонастроения, идеологические установки и духовные поиски немецкоязычной (и, шире, европейской) интеллектуальной элиты, они явились важной вехой в развитии политической концепции немецкого романтизма, а также оказали влияние на становление немецкоязычной романтической историографии.

Реформаторский дух Фесслера проявлялся в самых различных областях: будь то порядки в католическом монастыре, работа масонской ложи или управление немецкими колониями. Он дискутировал с такими виднейшими философами эпохи как Фихте, был близко знаком с ближайшим окружением императоров Австрии и России, даже высокомерные французы восторгались остротой его мысли и эрудицией.

Из всего разнообразия меняющихся жизненных практик и духовных исканий Фесслера можно выделить несколько констант, которые во многом и определяют облик мыслителя. Религия и история стали основами его мировоззрения, его жизненной философии в соответствие с которой он уже развивал свои литературно-эстетические вкусы или разрабатывал планы политического и социального реформирования. Естественно, что бурные события переломной эпохи, перипетии судьбы наложили отпечаток на эволюцию мировоззрения Фесслера. Поэтому в данной работе и предпринимается попытка провести анализ взглядов Фесслера параллельно с анализом его жизненного опыта, вписать фигуру мыслителя в культурный, политический, интеллектуальный контекст эпохи.

Изучение интеллектуального и жизненного пути И.А. Фесслера позволяет лучше понять логику идейных поисков немецкоязычных интеллектуалов, переживших воздействие Французской революции и Наполеоновских войн, а, в конечном итоге, и реакцию общества вообще и его интеллектуальной элиты в частности на кризисные ситуации. Какое влияние оказывают социальные и политические потрясения на духовный климат в обществе? Какую позицию избирает наиболее образованная страта общества, сталкиваясь со стремительными переменами? Какие пути разрешения назревших проблем предлагает она? Эти вопросы стали особенно обсуждаемыми с развитием такого исследовательского направления как интеллектуальная история. И с научной точки зрения актуальность поставленной проблемы обуславливается новым подъемом интереса к биографике и интеллектуальной истории, с одной стороны, а также новым витком рефлексии относительно познавательных возможностей изучения сознания людей прошлых эпох – с другой.

Степень научной разработки темы. Все научную литературу по данной теме можно условно разделить на две группы. К первой, значительно большей по объему и пестроте мнений, мы отнесём исследования, посвящённые различным сферам жизни европейского, австрийского, немецкого или русского общества, в которых Фесслер себя, так или иначе, проявил. Ко второй, значительно меньшей количественно, но гораздо более важной с содержательной стороны, мы отнесём работы, посвящённые непосредственно Фесслеру.

При характеристике первой историографической группы мы выделяем в свою очередь работы в соответствии с тематической направленностью исследовательского интереса: по истории масонства, по истории немецких колонистов, по истории теологии, по истории культуры, по истории Австрийской монархии конца ХVIII в., истории Пруссии н. ХIХ в., истории России 1810-1820-х гг. и т.д. Причем, такой подход будет в принципе оправдан и относительно зарубежной (в первую очередь немецкоязычной) литературы и отечественной: картина почти идентична.

Имя Фесслера встречается (где-то чаще, где-то реже) в самой разнообразной немецкоязычной научной литературе. Иногда упоминают его в обобщающих работах по истории немецкой культуры1 и, непременно, – в работах по истории масонства и немецких поселений в Поволжье.

Еще в ХIХ – н. ХХ вв. историки масонства охотно отводили в своих обзорных опусах раздел, посвященный характеристике «Фесслеровой системы». Но в большинстве случаев этим и ограничивались. Отдельное внимание деятельности Фесслера в берлинской масонской ложе, и главным образом его взаимоотношениям с Фихте уделил в своей капитальной работе французский историк Ксавье Леон2.

В современной германской историографии интерес к масонству не угасает. За последние годы вышел целый ряд работ, дающих общее представление об институциональном развитии немецкого масонства, его взаимоотношениях с папством, о его вкладе в культуру, появились отельные работы по истории масонства Берлина, Вены, Лейпцига или Люксембурга и т.д.3 При этом авторы, как, например, Г. Райнальтер, предпочитают относить См., например: Deutsche Kultur // Jdische Ethik. Frankfurt/Main, 2011; Wison A. Mit gespaltener Zunge. Mnchen, 2010.

Lon X. Fichte et son temps. Т. 2. Fichte Berlin (1799-1813). Paris, 1924. Ещё раньше данный автор посвятил взаимоотношениям Фихте и Фесслера специальную статью:

Lon X. Fessler, Fichte et la loge Royale York a Berlin // Revue de Mtaphysique et de Morale.

1908. T. 16. N. 6. Р. 813.

Лишь наиболее известные из них: Freimaurerische Wende vor 200 Jahren. Bayreuth, Фесслера к лидерам рационалистического течения в масонстве4.

Информация о Фесслере в немецкоязычных работах по истории поволжских колонистов практически идентична5. Авторы пересказывают историю о реформах церковного управления и школы, предпринятых Фесслером в 1820-х гг. Все они единодушно характеризуют Фесслера как энергичного и жёсткого руководителя. Те же факты и интонации мы встречаем в работе французского исследователя Ж.-Ф. Буррэ. Он рассматривает Фесслера как инициативного администратора, пытавшегося поднять культурный уровень поволжских колонистов путём усиления опеки за их образованием и ужесточением административного контроля за уровнем знаний6.

В отечественной историографии о масонской деятельности Фесслера долгое время скорее знали, нежели её изучали и ограничивались упоминаниями7. Советская историография вообще пренебрегла тщательными исследованиями в области истории масонского движения. Взгляд на масонство вообще и Фесслера в частности в советской историографии иллюстрирует работа Л.П. Замойского, критикующего масонство с позиций официальной идеологии, и лишь походя упоминающего Фесслера как 1998; Reinalter H. Handbuch der freimaurerischen Grundbegriffe. Innsbruck, 2002; Minder R.A.

Freimaurer-Politiker-Lexikon. Innsbruck, 2004; Grter T. Freimaurer, Illuminaten und andere Verschwrer. Frankfurt/Main, 2006; Schuster J. Freimaurer und Justiz in Norddeutschland unter dem Nationalsozialismus. Frankfurt/M., 2007; Kottmann K. Die Freimaurer und die katholische Kirche. Frankfurt/M., 2009; Jonentz T. Das Mitgliederverzeichnis berhmter Freimaurer.

Norderstedt, 2009; Schrefler H. Der Papst und die Freimaurer. Innsbruck, 2010; Digruber K. Die Freimaurer und ihr Ritual. Berlin, 2011; Gaspard J. Freimaurer und Illuminaten. Berlin, 2011.

Reinalter H. Die Freimaurer. Mnchen, 2006. S. 22, 25.

Beratz G. Die deutschen Kolonien an der unteren Wolga in ihrer Entstehung und ersten Entwicklung. 1764-1914. Saratov, 1915; Bonwetsch G. Geschichte der deutschen Kolonienan der Volga. Stuttgart, 1919; Schmal P. Beitragezur Geschichte der Volksbildung in der Wolgakolonien // Wolgadeutsches Schulblatt. 1929. № 7/8. S. 768 – 776; Schmidt D.

Studienuber die Geschichte der Volgadeutschen. Pokrovsk, Moscou, Kharkov, 1930; Woltner M.

Das Wolgadeutsche Bildungswesen und die russische Schulpolitik. Von der Begrndung der Wolgakolonien bis zur Einfhrungesg es getzlichen Schulzwang. T. 1. Leipzig, 1937.

Примечательна и работа Ф.П. Шиллера, ничего не сообщающая о самом Фесслере, но называющая его мемуары в качестве источников по истории российских немцев:

Schiller F.P. Literatur zur Geschichte und Volkskunde der deutschen Kolonienin der Sowjetunion fr die Jahre 1764-1926. Pokrowsk, 1927. S. 61.

Bourret J.-F. Les Allemagnds de la Volga. Histoire culturelled’uneminotit. 1763-1941.

Lyon, 1986.

См.: Корф М. Жизнь графа Сперанского. Т. 1. СПб., 1861; Васильчиков А.А.

Семейство Разумовских. Т. 2. СПб., 1880; Два доноса в 1831 году. Всеподданнейшие письма А.Б. Голицына и М.Л.Магницкого императору Николаю I об иллюминатах.

Сообщ. Н.К. Шильдер // Русская старина. 1899. № 12; Семевский В.И. Политические и общественные иди декабристов. СПб, 1909; Пыпин А.Н. Общественное движение в России при Александре I. СПб., 1871; Его же. Русское масонство. XVIII и первая четверть XIX в.в. Пг., 1916; Соколовская Т.О. Русское масонство и его значение в истории общественного движения (XVIII и первая четверть ХIХ столетия). СПб., 1908; Масонство в его прошлом и настоящем. Т. 1. М., 1914; Т. 2. М., 1915.

«известного международного масона, основателя ритуала, носящего его имя»8.

В российской историографии 1990 - 2000-х гг. появился ряд новых работ, посвященных как обзору общей эволюции масонства на протяжении нового времени, так и тем или иным конкретным аспектам истории западноевропейского масонства9. Заметным явлением в изучении русского масонства стала работа А.И. Серкова. Отдельно следует в этой связи назвать статью А.И. Серкова и А.Н. Лушина, специально посвящённую обстоятельствам создания Фесслером масонской ложи в Саратове, её истории, составу и принципам функционирования10. Прекрасным дополнением по теме масонской деятельности Фесслера в Саратове служит статья Н.М. Малова11, проливающая дополнительный свет на состав ложи и практиковавшиеся в ней ритуалы.

Вторую историографическую подгруппу образуют работы российских исследователей упоминающих о Фесслере в связи с историей поволжских немцев-колонистов. В ХIХ – н. ХХ вв. о нем вспоминали лишь в связи с попыткой реформирования образования колонистов: А. Клаус12, Н.А. Спасский13. Из современных работ по этому вопросу об административной деятельности Фесслера говорится в одном из разделов монографии О.А. Лиценбергер14, посвящённом изучению истории появления, структуры и принципов работы лютеранской консистории.

Список биографических исследований Фесслера будет недлинным. С середины ХIХ в. до 1960-х гг. о нем практически не писали нигде помимо биографических словарей и справочников15. В отечественной историографии Замойский Л.П. За фасадом масонского храма. М., 1990. С. 152 – 153.

Чудинов А.В. Масоны и Французская революция XVIII в.: дискуссия длинною в два столетия. Новая и Новейшая История. 1999. № 1. С. 45-69; Киясов С.Е. Масоны и век Просвещения. Становление интеллектуального феномена. Саратов, 2006; Карпачев С.П.

Тайны масонских орденов. Ритуалы «вольных каменщиков». М., 2007; Карпачев С.П., Баженова М.А. Масонский ритуал Йорк. 1 степень. Ученическая // Вестник МГПУ. Серия «Исторические науки». 2008. № 2 (30). С. 120-134. Но Фесслера опять-таки упоминают далеко не все авторы. Например: Соловьев О.Ф. Масонство далекое и близкое // Новая и Новейшая история. 1992. № 4. С. 55 – 81; Платонов О. Исторический словарь русских масонов XVIII – XX веков. М., 1996.

Лушин А.Н., Серков А.И. Тайна саратовского масона // Четыре века. Саратов, 1991.

Малов Н.М. Новые материалы по истории масонства в Саратовском крае // Саратовский краеведческий сборник: Научные труды и публикации / под ред. Проф.

В.Н. Данилова. Саратов, 2002. С. 190-215.

Клаус А. Духовенство и школы в наших немецких колониях // Вестник Европы.

1869. № 1. С. 138 - 174, № 5. С. 235 – 274; Его же. Наши колонии. Опыты и материалы по истории и статистике иностранной колонизации в России. Вып. I. СПб., 1869. С. 409 - 421.

Спасский Н.А. (Русский). О народном образовании в немецких поселениях в Поволжье // Русский вестник. 1897. № 8-10.

См.: Лиценбергер О.А. Евангелическо-лютеранская церковь в российской истории (XVI – XX вв.). М., 2003.

Allgemeine Deutsche Biographie. Bd. 6. Leipzig, 1877. S. 723–726; Allgemeines вообще вышла лишь одна статья, посвященная собственно биографии Фесслера, и на 130 лет она оставалась единственной в своем роде. Это статья Н. Попова. Данный автор использовал в качестве источника в основном мемуары Фесслера. Это и определило направленность статьи – она посвящена в основном духовным исканиям Фесслера, его деятельности как теоретика-моралиста и религиозного мыслителя. Другие работы Фесслера Поповым лишь упоминаются, но не анализируются. Очень кратко рассказывается об участии профессора в масонских организациях, при этом практически ничего не упоминается о деятельности Фесслера в ордене во время пребывания в Австрии (кроме того, что именно там Фесслер стал вольным каменщиком), и совсем ничего – о работе Фесслера в российских ложах16.

Отдельное внимание мы уделим работам «реанимировавшим», открывшим Фесслера для современного читателя – трудам венского профессора Петера Ф. Бартона17. В основу своего научного метода Бартон положил понимание духовной жизни германских земель рассматриваемого периода как многослойной совокупности противоречивых движений и тенденций и поставил цель установить, какие «импульсы» тогдашней духовной жизни оказали влияние на мышление и поведение человека, являющегося предметом исследования18.

Отмечая обилие направлений деятельности Фесслера, Бартон, всё же, заранее оговаривается, что главным предметом его рассмотрения является деятельность Фесслера в сфере религиозной мысли19. При этом создать полноценную биографию автор считает возможным лишь при наличии «междисциплинарного диалога» между различными областями исторического знания20.

Особое значение имеет то, что последние главы капитальной Handbuch der Freimaurerei. 3. Auflage. Bd. 1. Leipzig, 1900. S. 276-284; sterreichisches Biographisches Lexikon 1815–1950. Bd. 1. Wien, 1957. S. 304; Neue Deutsche Biographie. Bd.

5. Berlin, 1961. S. 103-104; Biographisch-Bibliographisches Kirchenlexikon. Bd. 2, Hamm, 1990. S. 23.

Попов Н.А. И.А. Фесслер, биографический очерк // Вестник Европы. 1879. № 12.

С. 586 – 643.

См.: Barton P.F. Ignatius Aurelius Fessler. Wien; Koeln; Graz, 1969. Это капитальная монография, конкретизацией и развитием отдельных сюжетных линий которой в сущности являются вышедшие позднее труды того же Бартона. См.: Barton P. Jesuiten, Jansenisten, Josephiner. Eine Fallstudie zur fruehen Toleranzzeit: Der Fall Inocentius Fessler.

Wien; Koeln; Graz, 1978; Id. Erzieher, Erzaehler, Evergeten. Ein Beitrag zur politische Geschichte, Geistes- und Kirchengeschichte Schlesiens und Preussens 1786/1788-1796. Fessler in Schlesien. Wien; Koeln; Graz, 1980; Id. Maurer, Mysten, Moralisten. Ein Beitrag zur Kultur- und Geisgeschichte Berlins und Deutschlands 1796-1802. Fessler in Berlin. Wien; Koeln; Graz, 1982; Id. Romantiker, Religionstheoretiker, Romanschreiber. Ein Beitrag zur Kultur- und Geisgeschichte Deutschlands 1802-1809. Fessler in Brandenburg. Wien; Koeln; Graz, 1983.

Barton P. F. Jesuiten… S. 7.

Barton P. F. Erzieher… S. 8.

Ibid.

монографии Бартона посвящены пребыванию Фесслера в России21. Будучи исследователем в первую очередь истории религии и церкви, Бартон рассматривает своего героя в основном как религиозного деятеля, получившего в России возможность воплотить на практике свои много лет вынашиваемые взгляды. Верный своему обыкновению показывать персонажа исследования в контексте общественной жизни того времени, Бартон увязывает деятельность Фесслера на посту суперинтенданта с религиозной политикой последних десяти лет царствования Александра I, с тогдашними «экуменистическими» устремленьями царя и ряда его приближённых22.

Несомненным достоинством книги Бартона является также то, что она освещает частную жизнь Фесслера, также до этого практически неизвестную.

Однако повышенный интерес к религиозной деятельности Фесслера заставляет Бартона оставлять за кадром целый ряд сюжетов, разрывая тем самым задуманное цельным полотно исторического контекста. Так, например, он осветил в основном церковные мероприятия, проведённые Фесслером в Поволжье, лишь вскользь коснувшись хозяйственной деятельности Фесслера, его отношений с колонистами и совершенно упустив из виду масонскую деятельность Фесслера в Саратове.

Но, и для нас это главное, создавая в первую очередь биографию Фесслера, Бартон не занимался скрупулёзным анализом его исторических и политических идей, ограничиваясь лишь беглым пересказом отдельных фрагментов его работ и умозрительной констатацией наличия тех или иных сторонних «влияний» на мировоззрение Фесслера.

После Бартона из западных исследователей лишь Флориан Морис попытался взяться за биографию Фесслера23. Но на практике внимание исследователя сосредоточено не столько на жизненном или творческом пути мыслителя, сколько на его роли в реформе масонства в 1790-х. – 1800-х. гг.

Собственно биографический очерк служит введением, а основная часть книги посвящена подробному разбору инициированной Фесслером реформы немецких масонских лож: обстоятельств реформы, сущности масонских идей Фесслера, проведения реформы и причин её неудачи.

Таким образом, можно констатировать, что как отечественная, так и зарубежная литературы о И. А. Фесслере немногочисленны. Авторы сосредотачивали свое внимание главным образом на событийной стороне жизнедеятельности Фесслера, не уделив должное внимание как историческим и политическим воззрениям, так и комплексному анализу его творческого наследия. При этом даже в описании его жизненного пути остаются значительные лакуны, которые необходимо заполнить, и историографические противоречия, которые необходимо разрешить.

Barton P. F. Ignatius Aurelius Fessler. S. 445-552.

См.: Ibid. S. 487-504.

Maurice F. Freimaurerei um 1800. Ignaz Aurelius Fessler und die Reform der Grossloge Royal York in Berlin. Tuebingen, 1997.

При написании данной работы была также использована русско- и немецкоязычная литература как справочного характера, так и по тем или иным отдельным аспектам западноевропейской или отечественной истории, рассматриваемой эпохи.

Объектом исследования является И.А. Фесслер как мыслитель, занимавшийся интеллектуальным творчеством в переломную эпоху европейской истории.

Предметом исследования является эволюция взглядов И.А. Фесслера на историю и общество, его политические идеалы, рассмотренные в тесной взаимосвязи с перипетиями его жизненного пути и помещенные в событийный контекст конца XVIII – начала XIX вв.

Хронологические рамки работы. Основное внимание сосредоточено на тех годах, когда Фесслер активно писал и публиковался. Это 1780-е–1820е гг. Но, чтобы хотя бы пунктиром наметить жизненный путь Игнатия Аврелия, историю становления его как мыслителя, нам пришлось обратиться и к более раннему периоду его биографии.

Цель диссертационного исследования – провести научный анализ политических и исторических взглядов И.А. Фесслера, показать этого мыслителя в интеллектуальном контексте его эпохи.

Для достижения этой цели выделяются следующие задачи:

- выявить основные этапы идейной эволюции И.А. Фесслера и определить их взаимосвязь с такими вехами жизненного пути как смена местожительства, круга общения и рода занятий;

- определить базовые составляющие его мировоззрения и основные векторы интеллектуальной рефлексии;

- рассмотреть отношение Фесслера к Французской революции как крупнейшему событию эпохи, проанализировать реакцию Фесслера на ломку старых общественных отношений и смену различных политических форм правления;

- изучить эволюцию отношения Фесслера к Наполеону Бонапарту как к исторической личности и государственному деятелю;

- выявить основные положения историко-методологической и историкофилософской концепций Фесслера, определить, как он понимал исторический процесс, движущие силы истории, охарактеризовать роль И.А. Фесслера в становлении и развитии исторической науки;

- исследовать политическую концепцию Фесслера и охарактеризовать его политический идеал;

- показать взаимосвязь политических и исторических взглядов Фесслера, выявить основные составляющие его идеала общественного устройства.

Методологическая основа исследования. Основной методологический принцип, на котором строится данное исследование – принцип историзма.

Мы исходим из того, что объект исследования – сочинения Фесслера – нельзя рассматривать в отрыве от условий, в которых они были созданы, что любой текст требует от исследователя учитывать контекст. Так же необходимо иметь в виду эволюцию воззрений мыслителя, их системный характер.

Данное исследование находится в русле интеллектуальной истории, предполагающей определенный набор исследовательских методик. В частности в работе использован метод герменевтического анализа текста, целью которого является извлечение и научная интерпретация заложенной в тексте информации, а так же элементы историко-семантического анализа, позволяющего определить, какой конкретно смысл вкалывал мыслитель в те или иные употребляемые им термины и понятия. В отдельных случаях для уточнения интеллектуальных «влияний» и «заимствований» использован метод филиации идей.

Важной частью методологии данной работы является системный подход к рассматриваемым вопросам, который понимается как исследовательская стратегия, направленная на изучение всех элементов объекта исследования в их неразрывной взаимосвязи.

Источниковая база исследования.

Главными источниками для написания данной работы послужили сочинения самого Фесслера24. Долгое время не существовало сколько-нибудь полного собрания его произведений. Одни из сочинений переиздавались по нескольку раз ещё при жизни писателя в различных вариациях и с различными дополнениями, другие были переизданы после его смерти, в том числе в самое последнее время: какие с комментариями исследователей, какие без оных. Наконец, третьи сочинения мыслителя так и остались не переизданными и представляют собой библиографические редкости. Ни одно из сочинений Фесслера на русском языке не издавалось. Но буквально в последние годы на Западе предпринято переиздание наиболее важных сочинений И. А. Фесслера25, представляющее собой репринтное воспроизведение некоторых его прижизненных изданий.

Обильную информацию о перипетиях жизненного пути и переживаниях героя даёт его книга мемуаров «Воспоминания о своих семидесятилетних скитаниях». Нами использовалось самое первое из изданий мемуаров Фесслера, вышедшее в 1824 г. в Бреслау26. В нем помимо собственно Публиковались с различным написанием фамилии, имени или вообще под псевдонимом. Известные нам написания: «Fessler, Ignaz A.», «Fessler, Ignaz», «Fessler, Innocentius», «Fessler, Innocenz», «Fessler, I.A.», «Fessler, Ignatius», «Fessler, Ignatius Aurelius», «Fessler,...», «Fessler, Ignatz», «Fessler, Ignatz Aurelius», «Feler, Ignaz Aurelius», «Fesler, Ignatius Aurelius», «Innocentius».

Fessler I.A. Die Geschichten Der Ungern Und Ihrer Landsassen. Bd. 1-10. Charleston, 2010; Fessler I.A. Dr. Fessler's Resultate Seines Denkens und Erfahrens: Als Anhang Zu Seinen Rckblicken Auf Seine 70jhrige Pilgerschaft. Charleston, 2011; Fessler I.A. Dr. Fessler's Rckblicke Auf Seine Siebzigjhrige Pilgerschaft: Ein Nachlass an Seine Freunde und an Seine Feinde. Charleston, 2011; Fessler I.A. Fessler's Smmtliche Schriften ber Freymaurerey. Bd. 13. Charleston, 2011.

Fessler I.A. Rckblicke auf seine siebzigjaerige Pilgerschaft. Bresslau, 1824.

Существуют также два переиздания этого сочинения: Fessler I.A. Dr. Fessler's Rckblicke мемуаров опубликованы некоторые речи и проповеди Фесслера (в основном – произнесённые в Саратовском Поволжье), а также его письма, не вошедшие в последующие переиздания27.

Для исследования религиозных и политических взглядов И.А. Фесслера важно его трехтомное сочинение «Воззрения на религию и церковь»28. В частности, благодаря именно этой работе мы можем судить об отношении Фесслера к Наполеону и его политике до разгрома Пруссии в 1806 году. Для характеристики его более поздних религиозных, политических, исторических, эстетических и др. воззрений необходимо использовать «Результаты моих размышлений и опытов»29. Этот сборник кратких философских статей и афоризмов, вышедший вскоре после мемуаров, представляет собой сумму философских воззрений Фесслера на религию, церковь, государство, историю, мораль, межличностные отношения30.

Естественным источником информации о философско-исторических взглядах Фесслера, о его понимании сущности исторического процесса, движущих сил истории являются его работы по истории и, в частности, знаменитая «История венгров и их соседей» – капитальная десятитомная монография, изданная в 1815-1825 гг. в Германии31, на которую исследователи ссылаются до сих пор. В этой связи представляет также интерес письмо Фесслера, опубликованное в качестве приложения к монографии П.Ф. Бартона32, так как оно содержит пояснения самого Фесслера об особенностях и направленности «Истории венгров».

Дополнительный свет на основы мировоззрения Фесслера, на историю его духовных поисков проливают его масонские сочинения. Нами использованы как отдельные издания брошюр, так и его прижизненное издание «Собрание сочинений о масонстве», выходившее в течение нескольких лет33.

Auf Seine Siebzigjhrige Pilgerschaft: Ein Nachlass. Leipzig, 1851; Fessler I.A. Dr. Fessler's Rckblicke Auf Seine Siebzigjhrige Pilgerschaft: Ein Nachlass an Seine Freunde und an Seine Feinde. Charleston, 2011.

Fessler I.A. Rckblicke auf seine siebzigjaerige Pilgerschaft. Bresslau, 1824. S. 494518.

Fessler I.A. Ansichten von Religion und Kirchentum. Bd. 1-3. Berlin, 1805.

Fessler I.A. Resultate seines Denkens und Erfahrens als Anhang zu seinen Rckblicken auf seine 70-jaerige Pilgerschaft. Breslau, 1826.

В последнее время эта работа также была переиздана: Fessler I.A. Dr. Fessler's Resultate Seines Denkens und Erfahrens: Als Anhang Zu Seinen Rckblicken Auf Seine 70jhrige Pilgerschaft. Charleston, 2011.

Fessler I. A. Die Geschichte der Ungern und ihrer Landsassen. Bd. 1-10. Leipzig, 18151825. В данной работе использовано именно это, первое издание. Впоследствии этот труд переиздавался ещё два раза: Fessler I. A. Geschichte von Ungarn. Zweite vermehrte und verbesserte Auflage, bearbeitet von Ernst Klein. Bd. 1-5. Leipzig, 1867-1883; Fessler I.A. Die Geschichten Der Ungern Und Ihrer Landsassen. Bd. 1-10. Charleston, 2010.

Fessler an Mednyanszky. 5.12.1828 // Barton P. F. Ignatius Aurelius Fessler. Wien;

Koeln; Graz, 1969. S. 478.

Первый том вышел в Берлине в 1801 г. и был переиздан через четыре года во Важную информацию об общественной деятельности Фесслера в период проживания в Силезии даёт его работа «Подтверждённые документами сведения о Союзе Эвергетов в Силезии»34, вышедшая в 1804 г. и более не переиздававшаяся.

Из архивных документов нами использованы письма И.А. Фесслера, написанные им в бытность его лютеранским епископом Саратовским и суперинтендантом Саратовской евангелической Консистории35. В нашем распоряжении оказалось пять писем. Четыре из них написаны в Саратове соответственно 10 июня36, 19 октября37, 17 ноября 1820 г.38 и 24 декабря 18г.39, ещё одно не имеет точной датировки, но, судя по содержанию, написано после 3-го июня 1820 г.40.

Помимо сочинений собственно Фесслера нами использованы эпистолярные и мемуарные источники, принадлежащие перу лиц, близко знавших Игнатия. Это письма русских масонов41, письма и сочинения немецких мыслителей и философов, в частности Фихте42, Гердера43, Гегеля44, воспоминания военнопленных наполеоновской армии, побывавших в Саратове в 1812 г. и знавших Фесслера45. Использованы и некоторые Фрайберге. См.: Fessler I.A. Fessler’s smtliche Schriften ber Freymaurerey. (Bd. 1.) Berlin, 1801; Fessler I.A. Fessler’s smtliche Schriften ber Freymaurerey, Zweite verbesserte und mit einem Anhange versehene Auflage. Freyberg, 1805. В нашей работе используется вторе издание как более полное. Второй том был опубликован в двух частях: Fessler I.A.

Fessler’s smtliche Schriften ber Freymaurerey. Bd. 2. Abt. 1-2. Dresden, 1804. Завершилось издание сборника в 1807 г.: Fessler I.A. Fessler’s smtliche Schriften ber Freymaurerey. Bd.

3. Freyberg, 1807. Недавно весь этот сборник был переиздан. См.: Fessler I.A. Fessler's Smmtliche Schriften ber Freymaurerey. Bd. 1-3. Charleston, 2011.

Fessler I.A. Actenmssige Aufschlsse ber den Bund der Evergeten in Schlesien.

Freyberg, 1804.

См.: ГАСО. Ф. 852. Оп. 1. Д. 7. Л. 312, 370, 374, 428, 428 об., 460, 460 об.

ГАСО. Ф. 852. Оп. 1. Д. 7. Л. 370.

ГАСО. Ф. 852. Оп. 1. Д. 7. Л. 428, 428 об.

ГАСО. Ф. 852. Оп. 1. Д. 7. Л. 374.

ГАСО. Ф. 852. Оп. 1. Д. 7. Л. 460, 460 об.

См.: ГАСО. Ф. 852. Оп. 1. Д. 7. Л. 312.

См.: Письма О.А. Поздеева к графу А.К. Разумовскому // Васильчиков А.А.

Семейство Разумовских. Т. 2. СПб., 1880. С. 288 – 443, 448 – 518.

Fichte J.G. Philosophie der Freimaurerei – Briefe an Konstant // Eleusinien des neunzehnten Jahrhunderts. Oder Resultate vereinigter Denker ber Philosophie und Geschichte der Freimaurerei. Bd. 1. Berlin, 1802. S. 1-43; Bd. 2. Berlin, 1803. S. 1-60; Fichte J.G. La philosophie de la maonnerie et autres texts. Vrin, 1995; Фихте И.Г. Письма к немецкой нации. СПб., 2009.

Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества. М., 1977.

Гегель Г.В.Ф. Лекции по философии истории. СПб., 2000.

Рюппель С.Э. Военнопленный в сердце России. 1812-1814 гг.: Воспоминания гусарского лейтенанта Вестфальской королевской армии Эдуарда Рюппеля, обработанные и изданные Фридрихом Клеменсом Эбрардом // Тотфалушин В.П. Волжские пленники.

(Саратовский край глазами ветеранов Великой армии). Саратов, 2011. С. 155-177;

Шенк К.Хр.Л. Сообщения из жизни французского подполковника, содержащие историю материалы актового характера46.

Новизна и значимость исследования. В настоящем исследовании впервые в отечественной и зарубежной историографии предпринимается попытка комплексного исследования в русле интеллектуальной истории воззрений Фесслера на общество, политику и историю. Анализируется взаимосвязь представлений мыслителя об истории и политики и влияние на них событий политической истории Европы конца XVIII – начала XIX вв., что позволяет вписать фигуру Фесслера в общий исторический контекст эпохи и понять его роль в нём.

В научный оборот вводится ряд архивных источников.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что её результаты и собранные в ней материалы можно использовать для дальнейшего изучения истории идейной эволюции немецких интеллектуалов переходной эпохи, для разработки курсов по истории немецкоязычных государств в Новое время, а также курсов по истории исторической науки и политических учений.

Апробация результатов диссертационного исследования осуществлялась автором на всероссийской научной конференции аспирантов и молодых учёных «История, экономика, культура: взгляд молодых исследователей» (СГУ им. Н.Г. Чернышевского, 11 февраля 2010 г.) и международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Новый век: человек. История, общество глазами молодых» (СГУ им.

Н.Г. Чернышевского, 20-22 апреля 2012 г.).

На защиту выносятся следующие основные положения:

- в кризисную эпоху конца XVIII – начала XIX вв., когда европейские интеллектуальные круги испытывали сомнения в идеях Просвещения и искали иные концепции, позволяющие осмыслить общественное бытие и эволюцию, И.А. Фесслер смог стать активным участником этих интеллектуальных поисков благодаря его широкой образованности и активной общественной деятельности.

- идейная эволюция Фесслера жестко не детерминируется такими «поворотами» его жизненного пути как переезд из одного государства в другое, смена круга общения и рода занятий: «периоды жизни» и «этапы идейной эволюции» у него не совпадают; при этом этапы идейной эволюции должны трактоваться в рамках не только дисконтинуитета, но и континуитета, ибо имеют между собой внутреннюю взаимосвязь.

- представления об историческом процессе и политические идеалы его пленения в Битве при Бородино в России 7-го сентября 1812 года, его перевозки к границам Азии, а также его пребывания и содержания там в качестве военнопленного в 1813 и 1814 годах // Тотфалушин В.П. Волжские пленники. (Саратовский край глазами ветеранов Великой армии). Саратов, 2011. С. 184-216.

Например, указ, по которому была создана Саратовская Евангелическая консистория, в котором четко указано, какой пост занимал в ней Фесслер. См.: Об учреждении Евангелической консистории в Саратове // Полное собрание законов Российской Империи. Собр. 1. Т. 36. № 27953 от 25 октября 1819 г. С. 362.

составляли неразрывное целое в мировоззрении Фесслера и были связаны с религиозно-моралистической направленностью его духовных поисков.

- И.А. Фесслер разработал собственную историко-методологическую концепцию, основанную на разделении объективной и субъективной стороны информации из источника.

- историко-философская теория И.А. Фесслера базировалась на представлении о событийной реальности как отражении надысторического и неизменного мира «Идей», в постижении которых путем поэтапного «погружения» во все более глубокие «пласты реальности» Фесслер видел суть работы историка.

- главным субъектом исторического процесса И.А. Фесслер считал нацию, понимаемую в первую очередь как политическую, а не этническую, общность, и персонифицируемую в личностях «великих людей».

- политический идеал И.А. Фесслера представлял собой единоличную неограниченную власть правителя-наставника нации, превозносимую мыслителем независимо от официального наименования должности главы государства, и представлял собой новую адаптацию старого идеала «просвещённого абсолютного монарха», приспособленную к потребностям XIX в. и заново наполненную буржуазно-либеральным содержанием.

Основное содержание работы

.

Во Введении обосновывается актуальность, научная новизна и практическая значимость диссертационного исследования, определяется его объект и предмет, цели и задачи, хронологические рамки, методологические основы, раскрывается степень научной разработки темы и описывается источниковая база исследования.

Первая глава «И.А. Фесслер: жизненный путь» посвящена биографии Фесслера, без понимания которой невозможно верно оценить его идеи и вписать его фигуру в исторический контекст.

В первом параграфе «В монархии Габсбургов» рассматривается отрезок жизни Фесслера от рождения до бегства из Дунайской монархии (17561788 гг.). Раскрывается путь духовной эволюции молодого Фесслера от ревностного католичества, привитого ему в семье и иезуитской гимназии, к деизму, воспринятому им под влиянием просветительской литературы в годы жизни в монастырях. Разочарование в догматах церкви привело Фесслера в начале 1780-х гг. в лагерь иозефинистов – сторонников реформаторской политики императора Иосифа II, среди которых он вскоре выдвинулся как публицист-апологет «просвещённого абсолютизма». Большую часть правления Иосифа II Фесслер посвятил попыткам наладить контакт с властями и сделать карьеру на научной и преподавательской ниве, однако прекращение поддержки Фесслера со стороны первоначально благосклонно настроенного императора и сокращение свободы преподавания привело мыслителя к разочарованию в «просвещённом абсолютизме» и осуждению монаршьего деспотизма наравне с церковным.

Также в австрийских владениях, а именно во Львове в 1784 г., произошло обращение Фесслера к масонству, которое также явилось следствием его разочарования в католической церкви. Примечательно, что практически со времени своего вступления в братство Фесслер, высоко ценивший гуманистические лозунги вольных каменщиков, категорически не принял мистические элементы масонства.

Несмотря на то, что именно в австрийских владениях Фесслер впервые опробовал те сферы деятельности, которые в будущем принесут ему известность, а иногда и успех (религия, наука, литература, общественная деятельность, масонство), ни в одной из них, кроме, пожалуй, филологии, в которой Фесслер одним из первых стал рассматривать Ветхий завет как памятник древнееврейской поэзии, ему ещё не удалось добиться признания.

Несмотря на все старания, ему не удалось сблизиться с властями империи, выстроить карьеру, воплотить в жизнь свои идеи. Добиваться всего этого ему предстояло в Прусской Силезии, куда он бежал в 1788 г.

Во втором параграфе «В Силезии и Пруссии: борьба против духа реакции» автор рассматривает деятельность Фесслера в период проживания в монархии Гогенцоллернов (1788-1810 гг.). В эти два с лишним десятилетия Фесслер официально порвал с католичеством, прейдя в лютеранство, добился широкой известности как писатель, сделал карьеру юристконсульта при прусском правительстве и активно участвовал в общественной жизни Пруссии. Стремление воплотить на практике свои представления о «моральном воспитании» общества стало причиной участия Фесслера в тайном «Обществе Эвергетов» (1792-1795 гг.). При этом мыслитель с самого начала и до своего фактического выхода из общества отвергал стремление других членов союза к политическим преобразованиям, отстаивая «чистую моральную тенденцию»47, намеренно дистанцируясь в 1790-х гг. от политики.

В период пребывания в Берлине (1796-1803 гг.) Фесслер активно вращался в столичных интеллектуальных кругах, будучи завсегдатаем салонов и основателем ряда обществ, объединявших прусских интеллектуалов. Главным его делом в эти годы стала реформа германского масонства, которую он попытался осуществить опираясь на великую ложу «Роял Йорк». Целью данной реформы Фесслеру виделось превращение ордена в эффективное орудие «морального воспитания» общества путем очищения его от позднейших наслоений и мистицизма. С этой реформой связаны контакты Фесслера с И.Г. Фихте, который, поддерживая стремление Фесслера к реформе братства, разошёлся с ним в понимании целей реформы, видя в масонстве в первую очередь инструмент, с помощью которого сглаживается отчуждение между людьми, имеющими различный род занятий и социальное положение.

Несмотря на первоначальные успехи, реформа в конечном счёте завершилась неудачей и уходом Фесслера из «Роял Йорк» в 1802 г.

См.: Fessler I.A. Actenmssige Aufschlsse… S. 296-297.

вследствие противодействия со стороны консервативных масонов, а также недостаточного числа и слабой организованности сторонников преобразований.

Период жизни в Бранденбурге (1803-1810 гг.) стал для Фесслера временем интенсивной писательской и публицистической деятельности, а также возвращения интереса к политике. Большое влияние на его взгляды оказала оккупация Пруссии наполеоновскими войсками в 1806-1808 гг., которая привела мыслителя к разочарованию в императоре французов, прежде бывшем его политическим кумиром.

За два десятилетия, проведённые в Силезии и Пруссии, Фесслер добился большого успеха на философском и особенно литературном поприще, однако в общественной деятельности и построении собственной карьеры он такими достиженьями похвастаться не мог. Его попытка реформировать немецкое масонство в соответствии со своими идеями имела лишь очень ограниченный и недолговечный успех, должность на государственной службе и связанный с ней стабильный доход были утрачены ввиду отторжения от Пруссии в 1807 г.

провинций, юристконсультом в которых он дистанционно работал, проживая в Берлине и Бранденбурге, и его материальные дела были подорваны тяготами французской оккупации.

В третьем параграфе «Фесслер в России. Петербург и Саратов» рассматривается период жизни И.А. Фесслера в Российской империи (18101839 гг.). Приехав в Петербург в качестве приглашённого преподавателя для Академии Александра Невского, Фесслер быстро вошёл в круг приближенных М.М. Сперанского, стал членом Комиссии по составлению законов, посвятил своего покровителя в масонство и попытался осуществить очередную реформу ордена, теперь уже в России, для которой декларировались те же цели, что и для реформы масонства немецкого (очищение от позднейших наслоений и моральное воспитание и совершенствование членов), и которая потерпела неудачу из-за того же противодействия консервативных масонов, а также свёртывания либеральных инициатив и опалы М.М. Сперанского.

В 1811-1834 гг. Фесслер проживал в Саратовском Поволжье, где сперва находился в «почётной ссылке», а с 1819 г. занимал должность Саратовского лютеранского епископа и суперинтенданта (фактического главы) Саратовской евангелической консистории. Пережив в середине 1810-х гг.

моральный надлом, вызванный смертью двоих детей, Фесслер повторно обратился к религиозному мистицизму, ставшему доминирующим элементом его мировоззрения в последние десятилетия жизни. Будучи фактическим руководителем поволжских немецких колонистов, Фесслер осуществил на вверенной ему территории ряд реформ церковного управления, богослужения и образования колонистов, заслуживших противоречивые оценки в литературе, проявив себя как заботливый, но порой деспотичный руководитель.

Продолжил Фесслер в Саратове и масонские «работы», основав в столице губернии первую в России ложу нового типа – независимую от любых масонских союзов и неподконтрольную правительству48, которая стала центром притяжения местных чиновников и офицеров и, несмотря на запрет масонских лож в России в 1822 г., продолжала тайно собираться до 1826 г.

Российский период в жизни Фесслера был отмечен с одной стороны продолжением его деятельности на старых поприщах – Фесслер продолжал попытки реформы масонства, преподавал, состоял на государственной службе. При этом именно в России административная карьера Фесслера достигла своего пика, именно в Саратовском Поволжье он смог в наиболее полной мере проявить себя как общественный деятель. Одновременно российский период стал для Фесслера временем подведения итогов, создания наиболее важных философских и исторических произведений и мемуаров («История венгров и их соседей» - 1815-1825 гг., «Воспоминания о своих семидесятилетних скитаниях» - 1824 г., «Результаты моих размышлений и опытов» - 1826 г.), в которых его воззрения на общество и историю отразились наиболее полно.

В кризисный период конца XVIII – начала XIX вв., когда европейские интеллектуальные круги испытывали сомнения в идеях Просвещения и искали иные концепции, позволяющие осмыслить общественное бытие и эволюцию, И.А. Фесслер смог стать активным участником этих интеллектуальных поисков благодаря его широкой образованности и активной общественной деятельности. «Константами» идейной эволюции Фесслера были постоянный интенсивный духовный поиск, сосредоточение внимания на вопросах нравственности и страсть к наставнической деятельности, которые определили его интеллектуальный облик как наставника-моралиста от философии.

Во второй главе «Политическая эволюция Франции конца XVIII – начала XIX вв. глазами И.А. Фесслера» раскрывается отношение Фесслера к политическим переменам, произошедшим в означенный период во Франции, без понимания которого невозможно проанализировать взгляды мыслителя на общество, так как для иллюстрации и обоснования своей политической концепции он использовал именно французские примеры, избегая с конца 1780-х гг. касаться политического строя государств, в которых жил сам.

В первом параграфе «И.А. Фесслер о Французской революции:

французские «уроки» немецкого консерватизма» автор отмечает, что признавая большую значимость Французской революции как исторического события, и ставя её в один ряд с Реформацией как источником богатейшего исторического опыта49, Фесслер, однако, сам этот опыт оценивал как негативный. Социально-экономической стороны революции Фесслер совершенно не касался, в политическом же плане она представлялась ему Серков А. И. Указ.соч. С. 170-171.

Fessler I. A. Resultate… S. 219.

собранием примеров того, как нельзя управлять государством. Фесслер считал в принципе не достижимыми сами политические цели французских революционеров, причем не только на её более позднем и радикальном – так называемом «якобинском» – этапе, но и на более раннем и умеренном – конституционалистском, отвергая саму возможность участия в государственном управлении коллективных и представительных органов.

В вину деятелям революции Фесслер ставил «ограниченность», которая проявлялась в том, что они исходили из потребностей своих социальных групп, и неспособность уловить абстрактные «потребности нации», которые Фесслер никак не связывал с потребностями большинства населения, отрицая наличие у французов политической сознательности и опыта. Фесслер объявил авторитет французской мысли и культуры ложным, основанным «не столько на их моральных ценностях, сколько на недостатке у других народов самосознания и национальной гордости»50, и призывал к отказу от французского влияния и универсалистских принципов Просвещения в пользу развития немецкого «национального духа».

Во втором параграфе «И.А. Фесслер и Наполеоновская Франция:

«бонапартизм без Бонапарта» раскрывается эволюция отношения философа к императору французов от апологии в первой половине 1800-х гг. до последующего разочарования. Восхищаясь конкордатом, который в 1801 г.

тогда ещё первый консул заключил с римским папой, лютеранин Фесслер видел в нём образец государственной мудрости и заботы о национальных интересах наравне с Кодексом Наполеона, который Фесслер считал идеальным воплощением принципа объективности в законодательстве51.

Наполеон представлялся Фесслеру как романтический герой, гений, способный создать новый государственный порядок одной лишь своей волей, независимо от внешних условий, и стать живым воплощением всей нации.

При этом персонификация французской нации в лице Наполеона ни в коем случае и никогда не представлялась Фесслеру как процесс, идущий снизу, по желанию самих французов, наоборот, он в представлении Фесслера совершался помимо их воли. В рассуждениях немецкого мыслителя не было и речи о том, чтобы нация могла как-то доносить свои насущные потребности до своего «представителя».

Перелом в отношении Фесслера к Наполеону произошёл в результате столкновения философа с тяготами французской оккупации после поражения Пруссии в 1806 г. Фесслер начал оценивать императора как человека, хоть и незаурядного, но тщеславно мелочного в своих целях и глубоко заблуждавшегося в выборе средств. При этом Бонапарт остался для Фесслера главным двигателем исторического процесса тех лет, воля которого, пусть и не правая, определяла конфигурацию европейской, а уж тем более внутрифранцузской, политики. Если революция представлялась Фесслеру как результат действий всего французского общества, как явление, Fessler I. A. Resultate… S. 219.

Fessler I.A. Ansichten von Religion und Kirchentum. Bd. 3... S. 389-390.

проистекающее из всей предыдущей истории французской нации52, то Наполеоновская империя виделась мыслителю как результат стремлений и заблуждений только Бонапарта лично, нации же при этом отводилась роль пассивного материала в руках «заблудшего героя».

При этом сам бонапартистский идеал лидера, отмеченного благоволением судьбы, обладающего неограниченной властью, объединяющего и воплощающего в своей личности всю нацию и знающего её потребности лучше неё самой, остался у Фесслера неизменным. Лишь сам Наполеон перестал соответствовать этому идеалу в глазах философа – объектом разочарования Фесслера стал не принцип, а лишь конкретный человек, что и позволяет определить политические воззрения Фесслера на позднем этапе его жизни как «бонапартизм без Бонапарта».

В итоге мы приходим к выводу, что иллюстрируя французскими примерами предназначенные для немецкоязычных читателей рассуждения об обществе и государстве, Фесслер в основном пользовался методом «движения от противного». Трактуя весь путь, пройденный французским обществом в 1789-1815 гг. как по природе своей ошибочный, Фесслер предостерегал соотечественников от следования французскому примеру в политике, отдавая предпочтение концепции особости исторического пути немецкой нации перед универсализмом и космополитизмом Просвещения.

В третьей главе «Общество, политика и история в представлениях И.А. Фесслера» анализируются исторические и политические воззрения Фесслера.

В первом параграфе «Философско-исторические взгляды Фесслера» автор рассматривает методологические и философские подходы мыслителя к изучению прошлого. Указывая на необходимость критически относиться к информации из источника, Фесслер одновременно весьма близко подошёл к современному постмодернистскому пониманию самоценности «факта сознания» автора источника, субъективной составляющей извлекаемой из источника информации, хоть и не развил это положение.

Фесслер отказался от представления об исторической науке как простом хронологическом повествовании о деяниях и происшествиях. Характерной чертой исторической концепции Фесслера является её неотделимость от философии и религии. В сущности, мы имеем дело с религиознофилософской теорией исторического процесса, основой которой является идеалистическое представление о материальном мире как преходящем «отражении» неизменного мира Идей и разделение исторической реальности на три «пласта» – реальность становления (событийная канва), реальность проявления (историческая суть событий, их истинное значение в процессе развития изучаемого общества) и реальность духа (надысторический уровень реальности, где и находятся Идеи) – в поэтапном постижении которых Фесслер видел суть работы историка.

Эволюция всякого общества виделась Фесслеру как процесс Fessler I. A. Resultate… S. 219-224, 226.

постепенного конституирования нации как основного субъекта исторического процесса. При этом «нация» в представлении Фесслера имела не столько этно-культурную, сколько политическую природу, основанную на общности прав и обязанностей всех её представителей независимо от этнической принадлежности, что сближает Фесслера с нелюбимой им французской общественной мыслью. Вместе с тем воззрения Фесслера на историю отличались смешением весьма разнородных элементов. Постулируя первостепенную важность нации как субъекта исторического процесса, он подчеркивал особую роль «великих людей» как её персонификаций;

превознося выдающиеся личности, обезличивал их, сводя их роль к положению проводников между Идеями и материальным миром; писал о конституировании и развитии национального духа и государства как о магистральном направлении развития каждой отдельно взятой культуры и отрицал прогресс в масштабе истории человечества, видя идеал в доисторическом прошлом; стремясь понять причинно-следственную связь событий, искал суть истории не в её собственных закономерностях, а в метафизических «идеях».

Во втором параграфе «Политические воззрения И.А. Фесслера» автор обращает внимание, что политические взгляды Фесслера так же носят на себе сильный отпечаток религии и философии. Фесслер и в устройстве современного ему общества видел отражение «Божественного света» Идей, порождением которого он считал как нравственность и законопослушность, так и социальное принуждение и иерархию. Государство у Фесслера – понятие метафизическое, оно существует как данность, а не как результат конкретно-исторического процесса.

Цель государства философ видел в духовном совершенствовании общества путем создания режима наибольшего благоприятствования для нравственного развития каждого члена общества в отдельности. Отстаивая примат личного стремления к совершенствованию над общественными условиями, Фесслер тем не менее считал, что различные типы государственного устройства дают индивидууму различные возможности реализовать себя. Сравнивая формы правления, философ решительно отдавал предпочтение монархии, которую он трактовал в буквальном смысле – как неограниченную единоличную власть, перед республикой, под которой он понимал коллективное участие в правлении и которую осуждал как «деспотизм народа». При этом в своей апологии «монархии» Фесслер придавал принципиальное значение не принципу наследования власти, который его совершенно не интересовал, и не официальному наименованию должности главы государства, а полноте его полномочий.

И одновременно Фесслер выступал с либеральными высказываниями о необходимости создания прочных законодательных гарантий свободы и безопасности личности, гарантий неприкосновенности собственности от произвола53, что позволило бы создать у каждого подданного ощущение Fessler I. A. Resultate… S. 283.

уверенности в прочности и безопасности своего положения. Отводя гражданам пассивную роль по отношению к опекающей их с «тщательным и строгим надзором» государственной власти, Фесслер тем не менее полагал, что вся сила государства со всеми его надзорными органами и принудительными мерами не могла обеспечить исполнения законов, если граждане сами не хотели следовать им, и главным условием прочного общественного порядка считал сознательную законопослушность населения.

Главными «воспитателями» нравственного и правового сознания в схеме Фесслера оказались правители, которые должны были поколение за поколением приучать подданных к радости соблюдения правил и исполнения обязанностей, пока те ею не проникнутся. Единственной опорой властителя в этом деле представлялось его собственное «величие», которое в теории Фесслера рассматривалось как самодовлеющий фактор, не зависящий от внешних условий.

В Заключении автор подводит итоги исследования. С середины 1770х гг., когда Фесслер под влиянием просветительской литературы отошёл от безоговорочного почитания догматов католической церкви, его взгляды на общественное бытие отличались соединением разнородных элементов, явившихся результатом обращения Фесслера к многочисленным социальнофилософским течениям, бытовавшим в Европе в предреволюционную, революционную и постреволюционную эпохи. При этом, прибегнув к анализу идеологической и философской направленности интеллектуальной рефлексии И.А. Фесслера на различных этапах его жизни и интеллектуального творчества, мы можем выделить несколько основных взаимосвязанных, перетекающих друг в друга этапов его духовной и интеллектуальной эволюции, характеризующихся интенсивным обращением мыслителя к различным направлениям общественной мысли, различной проблематикой интеллектуального поиска, и не совпадающих по времени с этапами событийной биографии Фесслера, обусловленными переездами между различными государствами, что свидетельствует о самостоятельном, автономном характере идейных поисков философа, которые связаны с обстоятельствами его жизни, но не детерминированы напрямую сменой места жительства и рода деятельности.

Данные этапы: 1) С середины 1770-х – до конца 1780-х гг.

Характеризуется наибольшим эклектизмом взглядов Фесслера, ввиду обилия течений, к которым тот обратился в данный период (Просвещение, янсенизм, иозефинизм, стоицизм, масонство) и отсутствием среди них какой-либо доминирующей концепции. В политическом плане данный этап характеризуется эволюцией взглядов Фесслера от поддержки концепции «просвещённого абсолютизма» до решительного разрыва с ней в результате разочарования в политике императора Иосифа II. 2) Период с конца 1780-х – до середины 1810-х гг. отмечен для Фесслера обращением к кантианству и интенсивными нравственными исканиями в духе масонского христианства, обращением к романтизму и идеалистической философии, которое явилось результатом попыток Фесслера соединить и примирить рациональнокритический философский подход с религиозно-мистическим морализмом.

Отношение Фесслера к общественной жизни на данном этапе эволюционировало от решительного дистанцирования от политики в последнее десятилетие XVIII в., до формулирования им идеи нравственного воспитания граждан через деятельность «тайных обществ» и попыток сформулировать свой политический идеал в начале XIX в. 3) Завершающий этап, с середины 1810-х гг., характеризующийся уходом Фесслера в религиозный мистицизм и формулированием под влиянием этого интеллектуального направления историко-политической концепции Фесслера, отражавшей идеалистический философский взгляд на природу нации и государства и представлявшей собой религиозную трактовку идей немецкой романтической историографии.

Методологическая концепция исторического исследования, сформулированная Фесслером, строится на анализе содержания источника, с целью разделить объективную и субъективную стороны заложенной в нём информации, которые обе имеют ценность для исследователя.

Взгляды И.А. Фесслера на общество, историю и политику составляют неразрывное взаимопроникающее единство, основой которого является религиозное представление Фесслера о материальном мире, о событийной реальности как отражении нематериальных Идей, результатом воплощения которых мыслитель видел и общественные институты, социальную иерархию, публичную власть, выводя природу общественных отношений не из потребностей и интересов составляющих общество индивидов и групп, а из абстрактных философских принципов.

Свойственный Фесслеру культ «великих людей», проводников между бренным человеческим миром и вечным божественным, был тесно связан с его политическим идеалом, который можно определить как «меритократическое единовластие» – неограниченная власть самого достойного, и неприятием коллективного руководства государством.

Фактически это можно назвать «новым изданием просвещённого абсолютизма», приспособленным для условий революционной и постреволюционной эпохи, когда для легитимизации власти монарха становится недостаточно одного лишь происхождения, а для подтверждения «божественной санкции на власть» всё чаще требуются успешные результаты правления.

Придавая огромное значение законности как средству обеспечения свободы, саму свободу Фесслер трактовал исключительно в абстрактнометафизическом духе, как внутреннее состояние человека, а не его социальный и правовой статус. При этом выдвигаемые Фесслером требования безопасности личности и собственности отражали потребности эпохи, когда при сохранении монархической формы правления в Европе активно утверждались буржуазные ценности и либеральные идеи, отражающие интересы состоятельных горожан, лояльных к правящим режимам, что ещё раз свидетельствует, что в первую четверть ХIХ в. грань между «консервативным либерализмом» и «либеральным консерватизмом» в системе воззрений того или иного мыслителя была подчас достаточно тонкой, а в отдельных случаях и трудноуловимой54.

Основные результаты диссертационного исследования изложены в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Горбачев Д.В. И.А. Фесслер о Французской революции:

французские «уроки» немецкого консерватизма // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия История. Международные отношения.

2012. Т. 12. Вып. 1. С. 53-58.

2. Горбачев Д.В. И.А. Фесслер – немецкий мыслитель и общественный деятель // Новая и новейшая история. 2012. № 3. С. 217-224.

3. Горбачев Д.В. И. А. Фесслер в Поволжье: о чем «забыл» автор мемуаров // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия История. Международные отношения. 2010. Т. 10. Вып. 2. С. 88-92.

Статьи в прочих изданиях:

4. Горбачев Д.В. Три саратовских письма И.А. Фесслера: анализ новых источников // Новый век: история глазами молодых: Сб. науч. тр.

аспирантов и студентов. Саратов, 2009. Вып. 8. Ч. 2. С. 133-138.

5. Горбачев Д.В. Деятельность И.А. Фесслера в свете новых источников // Россия и Запад: Источники и методы их изучения: Тезисы науч. конф. М., 2008. С. 46-48.

6. Горбачев Д.В. Общественная деятельность И.А. Фесслера: 1780-е – 1820-е годы // Новый век: история глазами молодых: Сб. науч. тр.

аспирантов и студентов. Саратов, 2008. Вып. 7. С. 120-131.

7. Горбачев Д.В. Полузабытый философ и реформатор: И.А.

Фесслер // Молодые учёные Саратовской области: Сб. науч. ст. студентов высших учеб. заведений Сарат. обл. – участников обл. конкурса «Студенческая наука 2008». Саратов, 2008. С. 8-17.

Дискуссии по этому вопросу см., напр.: Гладышев А.В. Из истории французской политической прессы периода Первой реставрации: Шатобриан и «Journal des Dbats» в 1814-1815 гг. // Периодическая печать как источник интеллектуальной истории.

Материалы международной научной конференции (Пятигорск, 28-30 апреля 2006 г.).

Пятигорск; Ставрополь; Москва, 2006.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.