WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ВЕСЕЛОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ

МОСКОВСКИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX  – ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ ХХ вв.

  Специальность 07.00.02. – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва,  2012

  Работа выполнена на кафедре истории  и политологии

ФГБОУ ВПО «Государственный университет управления»

 

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор,

Ершова Эльвира Борисовна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

  Купцова Ирина Валентиновна

  (Московский государственный университет

им. М.В.Ломоносова) 

  кандидат исторических наук, доцент

  Абрамова  Ирина Львовна

(Московский государственный технический университет им. Н.Э.Баумана)

 

Ведущая организация: Российский институт культурологии

Министерства культуры РФ

Защита диссертации состоится «30» ноября 2012 года в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.049.13 при Государственном университете управления по адресу: 109542 г. Москва, Рязанский проспект, 99, Учебно-административный корпус, зал заседания Ученого совета Института государственного управления и права (ауд А.-319).

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Государственного  университета управления: 109542 г. Москва, Рязанский проспект, 99.

Автореферат разослан «___» ___________ 2012 года.

Ученый секретарь

Диссертационного Совета,

к.филос.н., доц.  Лопарев А.В.

  1. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Проблема формирования и деятельности творческой интеллигенции занимает важное место в исторической науке с точки зрения изучения ее роли и места в развитии российского общества и его культуры на протяжении многих веков.

Перемены в государственном строе, политике властных структур неизбежно отражались на общественно-политической  деятельности российской интеллигенции. Художественная интеллигенция прошла несколько этапов своего структурного развития: от зачатков самодеятельных объединений, отражавших общественные и нравственные принципы тех или иных групп художников, через создание творческих объединений по принципу схожих художественных вкусов, форм и методов создания произведений искусства, направлений в нем, до официально оформленных профессиональных организаций.

Либеральные реформы 60-70-х гг. XIX столетия, охранительная политика Александра III, российские революции начала ХХ века, новая рабоче-крестьянская власть, перестройки конца ХХ века – всё это нашло отражение как в творчестве отечественных художников, которое переживало периоды небывалого подъема, а затем пересмотра духовно-нравственных и профессиональных принципов, так и в формах их организации по профессиональному и общественно-политическому признакам, меняло парадигму  их поведения художников, заставляя адаптироваться к новым общественно-политическим и экономическим условиям.

С этой точки зрения исследование истории становления и развития московских профессиональных объединений художественной интеллигенции во второй половине XIX – первой четверти ХХ веков представляется весьма интересным и до определенной степени показательным для рассмотрения положения всей отечественной интеллигенции рассматриваемого периода.

Актуальность темы и поставленных в её рамках проблем также обусловлена тем, что и рассматриваемый хронологический период, и Москва как регион с этой точки зрения недостаточно изучены. Имеют место отдельные публикации по конкретным вопросам, но комплексного исследования проведено не было. Изучение московских профессиональных объединений художественной интеллигенции позволяет более глубоко и четко представить историю творческих объединений в Москве, их общие и особенные черты,  их роль и место в русской культуре второй половины XIX - начала XX вв.

В диссертации использованы понятия: «художественная» и «творческая» интеллигенция, «деятели искусства». Однако в данном исследовании они синонимичны во избежание тавтологии в тексте.

Объектом исследования являются московские профессиональные объединения и сообщества художественной интеллигенции.

Предмет исследования – Общественно – политическая деятельность  и процесс формирования творческих объединений московских художников, создание законодательной основы их деятельности в дореволюционный и послереволюционный период.

Хронологические рамки охватывают период второй половины XIX  в. - первой четверти ХХ столетия. Нижняя граница хронологических рамок связана с тем, что в Москве появились первые более или менее стабильные кружки творческой интеллигенции, стали формироваться новые пути в деятельности этих сообществ, появляется тенденция к выражению  различных взглядов на изобразительное искусство и его роль в общественном развитии, а также общих и особенных направлений в нём, склонность к новыми методам и формам художественного самовыражения. Верхняя граница связана с Резолюцией ЦК РКП (б) 1925 г. «О политике партии в области художественной литературы», на основании которой были объединены художественные отрасли культуры в Ассоциации по профессиональной деятельности в соответствии с идеологическими установками новой власти. Так появились Российские Ассоциации пролетарских писателей (РАПП), пролетарских художников (РАПХ), пролетарских скульпторов (РАПС) и т.д. Таким образом, на смену самодеятельным неформальным объединениям творческой интеллигенции приходят ассоциации и союзы, организованные и структурированные властью.

Территориальные рамки диссертационного исследования включают Москву, к которой в 1918 г. от Санкт-Петербурга - Петрограда перешел статус столицы. Известно, что Москва, наравне с Петербургом, была  средоточием культурной жизни России, сохраняла определенные культурные особенности и традиции в деятельности своих творческих организаций.

Историография проблемы. Изучение истории интеллигенции в целом, в том числе творческой, художественной, включают в себя дореволюционный, советский и современный (постсоветский, российский) периоды. Историография, рассматривающая различные стороны жизни и деятельности художественной интеллигенции по отдельным направлениям – художники, скульпторы, архитекторы, композиторы, литераторы и др., включает в себя достаточно много работ. Основная масса исследований принадлежит историкам культуры. Однако и среди их работ специального комплексного исследования по  профессиональным объединениям творческой интеллигенции указанного в теме периода проведено не было.

Если говорить о дореволюционной историографии, затрагивающей особенности формирования, общественно-политическую роль и профессиональную жизнь и творчество всей российской интеллигенции, то необходимо отметить широкий спектр подходов, взглядов, точек зрения на эти проблемы. Она представлена различными направлениями науки и общественно - политической  того времени. В частности, речь идёт о трудах историков и философов П.Н. Милюкова1, Н.А. Бердяева2, С.Л. Франка3, М.О. Гершензона4, Р.В. Иванова-Разумника5, Г.В. Плеханова6 и др. В них отражены различные, подчас противоречивые мнения представителей разных политических и идеологических воззрений на российскую интеллигенцию и её место в обществе. Она рассматривается и как положительное, и как отрицательное общественное явление, и даже как враждебное русскому народу.

Весьма широко представлены отечественные публицистические работы об интеллигенции первого пореволюционного периода. Это публикации П.И. Новгородцева7, П.Б. Струве8, А.С. Изгоева9, Г.Г. Шпета10, Д.Н. Овсянико-Куликовского11. У этих авторов также нет единства в оценке роли интеллигенции в России. К примеру, П.Б. Струве в деятельности интеллигенции видел в большей степени борьбу социальных интересов, неспособных противопоставить что-либо исторической государственности, а Г.Г. Шпет вообще не отводил интеллигенции никакой общественной роли, считая деятельность ее «слишком театрализованной».

Русские марксисты, как известно, исходили из классовых подходов к оценке общественной значимости как самой интеллигенции, так и её творчества и общественно-политической деятельности. Они рассматривали её не как единый социальный слой российского дореволюционного общества, а как отдельные группы, тяготеющие к тому или иному основному классу буржуазно-помещичьей России12.

В первые десятилетия советской власти специального изучения творческих объединений фактически не проводилось. Для новой культурной политики было важно, насколько художественное творчество может способствовать построению социалистического общества. Объединения художественной интеллигенции предыдущего этапа развития рассматривались как декадентские, упаднические, отражавшие предстоящий крах самодержавного строя. Но в осмыслении данной проблемы большое значение имеют публикации эмигрировавших из Советской России ученых, политических деятелей и, собственно, художественной интеллигенции, лишь недавно впервые введенные в научный оборот на законных основаниях как правомочные источники для исследований. В их числе есть работы, дающие широкие исторические обобщения и научный анализ сходных с нашей темой вопросов. Это материалы, опубликованные в сборниках: «Архив русской революции»13, «Минувшее»14, «Звенья»15 и др. Но есть и многочисленные материалы «личного происхождения», написанные по «горячим следам» или по прошествии определенного времени. Они ценны для современного исследователя. Так, большой интерес для изучения проблемы российских творческих союзов и объединений представляет труд В. Сольского «Снимание покровов»16. В нем автор подробно рассказал о своих встречах с известными поэтами и писателями, входившими в различные литературные кружки, аналогичные объединениям художников. В работе также показаны дискуссии в советском обществе 1920-х гг. о свободе творческой интеллигенции, об использовании художественных произведений в идеологической борьбе правящей партии.

Во второй половине 30-х - первой половине 50-х гг. в научных публикациях шло обсуждение процесса формирования новой советской интеллигенции, в том числе и творческой, а понятие дореволюционной интеллигенции все больше ассоциировалось с определениями «буржуазная» или «мелкобуржуазная», и её творчество называли мещанским. Этот подход нашел свое отражение в работе Г.Ф. Александрова17. Он  писал о необходимости изменения взглядов на интеллигенцию с позиций ВКП (б) и И.В. Сталина, понимавшего необходимость ее привлечения к строительству социализма и просвещению трудящихся масс во всей системе культуры и народного образования, но при сохранении над ней партийного контроля.

Настоящим прорывом в изучении в целом российской творческой интеллигенции стал период второй половины 60-х – 80-е гг. ХХ века. Вопросы формирования художественной интеллигенции стали предметом многих научных разработок. Первыми из них явились труды М.П. Кима18, Г.Г. Карпова19, С.А. Федюкина20. О взаимоотношениях большевиков с представителями демократической интеллигенции в период революции 1905-1907 гг. говорится в монографии Л.К. Ермана21. Однако авторы этих работ не рассматривали роль и влияние профессиональных художественных объединений интеллигенции на российское общество, и в целом на культуру России. 

В своих исследованиях 60-х гг. историки изучали вопрос о том, где и по каким параметрам проходил водораздел в воззрениях русской интеллигенции, в том числе и художественной, в предреволюционные и революционные годы. В их работах был подвергнут пересмотру сугубо классовый подход к ее делению. Первым критически по этому вопросу высказался С.А. Федюкин22. Позднее большинство историков пришли к заключению, что процесс размежевания происходил как между различными группами интеллигенции, так и внутри них под воздействием объективных социально-экономических факторов и субъективных факторов, связанных с воспитанием, образованием и окружающей средой различных представителей интеллигенции.

В 1980-е г. в обобщающих трудах по истории интеллигенции появились работы, посвященные исключительно проблемам художественной интеллигенции. Социальное положение литературно-художественных сил до 1917 г. было рассмотрено в исследовании В.Р. Лейкиной-Свирской23. Свое комплексное исследование по изучению художественной интеллигенции в период между Февралем и Октябрем 1917 г. опубликовал О.Н. Знаменский24. Эти авторы показали эволюцию политических взглядов, общественных позиций и социально-психологического состояния художественной интеллигенции, степень ее организованности и специфику  профессиональной деятельности в условиях революционных потрясений и преобразований. Однако в рамках своих исследований авторы не обратили должного внимания на творческие объединения и их роль в развитии искусства и общественно-политической жизни художественной интеллигенции.

В 1970-1980-е гг. выходило коллективное многотомное издание «Русская художественная культура конца ХIХ - начала ХХ вв.»25, где была подчеркнута сложность и противоречивость этого периода истории развития культуры, представлен богатый фактический материал о политических клубах, салонах и кружках интеллигенции разной профессиональной направленности.

В ряде своих публикаций дал анализ русской художественной жизни конца ХIХ - начала ХХ вв. Г.Ю. Стернин26. Предметом его исследования явилось русское изобразительное искусство. Автор предпринял попытку рассмотреть изобразительное искусство через призму влияния политических процессов на деятельность художественных объединений и их отдельных представителей. В центре внимания автора оказывается художественная жизнь России в годы первой русской революции, деятельность художников объединения «Голубая роза» в свете путей самоопределения русского символизма, восприятие в России новых концепций и художественной практики западноевропейского искусства и та роль, которую сыграли коллекции С.И. Щукина и И.А. Морозова в процессе приобщения русских художников к творчеству импрессионистов и постимпрессионистов.

Одной из первых Всесоюзных конференций, посвященных формированию советской интеллигенции, стала конференция в Новосибирске в июне 1979 г.27, в тезисах которой были опубликованы материалы исследований Л.В. Ермаковой28 и Г.И. Ильиной29 о советской художественной интеллигенции, путях ее формирования и участия в строительстве социалистической культуры.

О художественной жизни Петрограда и Москвы в 1917 г. написал В.П. Лапшин30. По его мнению, взаимосвязь культурной и политической жизни никогда не проявляла себя так ярко и решительно, как в 1917 г.

Культурные процессы в России в начале ХХ века рассмотрел известный советский историк С.С. Дмитриев31, основываясь на высказывании В.И. Ленина о «классовом содержании культуры в эпоху империализма»32, что соответствовало взглядам советского времени.

Проблема творческих объединений по-прежнему не рассматривалась, как самостоятельная тема, но ученые вводили в научный оборот большое количество новых источников, в том числе и архивных материалов, а деятели культуры способствовали этому публикациями своих мемуаров. Появился ряд биографий и воспоминаний видных деятелей культуры и искусства, например, воспоминания скульптора С.Т. Коненкова33 или художника И. Элентуха34, и др.

Начало 1990-х гг. явилось новым этапом в развитии отечественной историографии. Во-первых, рубеж 1980-1990-х гг. стал концом целой эпохи в развитии нашего государства. Во-вторых, методологический кризис постсоветской исторической науки стимулировал ученых к активному поиску новых подходов. В-третьих, значительно расширилась источниковая база исследований за счет открытия новых архивных фондов.

С этого времени можно говорить о выделении целого направления по изучению истории интеллигенции в самостоятельную область исторических исследований, в структуре которого большое внимание ученые стали уделять изучению художественной интеллигенции. Необходимо особо отметить исследовательскую деятельность НИИ  Интеллигентоведения при Ивановском государственном университете, в котором в этом году прошла уже XXIII Международная научно-теоретическая конференция «Ответственность интеллигенции в контексте времени».

Проходящие в ряде диссертационных советов защиты диссертаций по истории интеллигенции показывают, что молодые ученые исследуют проблему интеллигенции России, находя новые темы, материалы и источники при изучении разных периодов формирования этой важной  социальной группы. В качестве примера можно привести интересную работу о художниках Москвы накануне Февральской революции - диссертацию В.М. Клычникова35. Хотя и в ней не нашла своего отражения  проблема художественных объединений и сообществ. Однако автор ввел достаточное большое количество архивных материалов и сделал важные выводы о роли художников  в жизни московского общества того времени.

Консервативно настроенной интеллигенции в годы Первой русской революции, поддерживавшей действия царского правительства в борьбе против восставшего народа посвятила свою работа Е.Г. Самойлова36. Процессы, которые происходили с творческой интеллигенцией в период с июля 1914 г. по март 1918 г. показала в своей монографии И.В. Купцова37. В ее работе очень важна проблема кризиса сознания художественной интеллигенции в 1917 г., выразившегося в попытке участвовать в управлении культурой после Февральской революции, в ее реакции на события Октября 1917 г. Эти материалы  позволяют более предметно представить все те процессы и тот кризис сознания и творчества, которые были характерны для художественной интеллигенции в годы Первой мировой войны и революционных событий, которые последовали в дальнейшем.

В 2011 – 2012 гг. в МГУ им. Ломоносова были выпущены первые два тома нового фундаментального издания «Очерки русской культуры. Конец XIX – начало XX века»38. Автор одного из разделов второго тома, Т.А. Пархоменко39 предложила рассматривать российскую интеллигенцию начала ХХ столетия с позиций компетентностного подхода40, ориентируясь на труды исследователей начала ХХ века и, прежде всего, Н.А. Бердяева. Главным достоинством данной работы является то, что творческая интеллигенция рассматривается в ней не как отдельно взятое явление, а через взаимоотношения власти и общества, правовой и политической культуры, форм  участия ее в культурном и политическом движениях.

Таким образом, проблема российской интеллигенции, в том числе и художественной, продолжает вызывать большой интерес ученых.  Появляется все больше различных публикаций. Но при этом многие аспекты проблем, связанных с исторической ролью и местом художественной интеллигенции и её профессиональных объединений, остаются вне рамок исследования. В том числе не исследовалась и проблема московских объединений творческой интеллигенции, во второй половине XIX – первой четверти XX века.

Цель работы: рассмотреть процесс создания и функционирования профессиональных объединений художественной интеллигенции Москвы второй половины XIX – первой четверти ХХ вв.

Для ее достижения предполагается решение следующих задач:

1. Показать процесс создания в России творческих объединений во второй половине XIX – первой четверти ХХ веков;

2. Дать анализ состава групп, объединений и сообществ за период с 40-х годов XIX в. – по  середину 20-х .г. ХХ в.;

3. Раскрыть их роль в общих процессах развития культуры и общественно-политической жизни Москвы и России;

4. Рассмотреть формирование нормативно-законодательной базы функционирования объединений и различных групп художественной интеллигенции в разные периоды их деятельности;

5. Показать политику императорской России по отношению к профессиональным сообществам художественной интеллигенции;

6. Раскрыть, какие изменения произошли в политике советской власти по отношению к художественной интеллигенции и её профессиональным объединениям.

Методологическую основу диссертации составляют общенаучные принципы исследования, такие как историзм, объективность, системность и комплексность. Использовались также хронологический, биографический и сравнительно-исторический подходы к анализу поставленных в исследовании задач. Опора на данные принципы позволила рассмотреть исследуемую проблему с учетом процессов, происходивших в России во второй половине XIX – первой четверти ХХ столетия, представить московские художественные объединения как сложную систему.

Рабочая гипотеза исследования состоит в том, чтобы рассмотреть и изучить поиски художественной интеллигенцией Москвы новых форм своего творчества и единомышленников в тех направлениях искусства, которые отходили от классики и стремились соответствовать вызовам времени, новым запросам общества. Ответы на свои искания творческая интеллигенция стремилась найти в создании групп, объединений, сообществ, которые могли бы поддержать и распространять новые веяния в искусстве. При этом художественной интеллигенции при создании своих объединений, так или иначе, приходилось оглядываться на власть, какой бы она ни была – от императорской до пролетарской. Это было связано с особенностями эпохи, когда глубокие трансформации в экономике и политике неизбежно сопровождались не менее радикальными изменениями в общественном сознании, выражением части которого, весьма важной, было художественное творчество.

Концептуальный замысел заключается в том, что с 40-х гг. XIX - по середину 20-х гг. XX столетия ведущими становились тенденции объединения художественной интеллигенции, близких по своим взглядам на творчество, художественные формы и образы, по своим творческим устремлениям, с одной стороны. А с другой - желанием представить свои работы на выставках широкому зрителю, найти своего ценителя и потребителя. Это было связано со стремлением сохранить и расширить свою социальную востребованность,  получить признание в зрительских откликах, профессиональной критике и оценках коллег по цеху искусства.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  1. Создание Московских профессиональных объединений художественной  интеллигенции  во второй половине XIX в. было вызвано общеполитической обстановкой в стране, осуществлением реформ Александра II,  способствовавших раскрепощению не только отдельного социального слоя, но и либеральному раскрепощению творческих  личностей;
  2. Объединение художников в группы, сообщества было вызвано также стремлением быть свободными в своем творчестве, уйти от контроля и навязывавшейся религиозной и классической тематики, Императорской Академией художеств, желанием отражать в своём искусстве реальную жизнь во всей её сложности, многообразии и противоречивости;

  3. Создание, массовость и многообразие объединений художественной интеллигенции в начале ХХ в. привели к тому, что самодержавное государство, его аппарат признали необходимым не только регистрировать их Уставы, но и регулировать их деятельность.

4. В результате изменения социально-политической и экономической ситуации после Февраля и Октября 1917 г. Московские объединения художников вынуждены были искать пути выживания и развития своего оригинального творчества, исповедуя взгляд на революционные события как, в том числе, и на итог своей собственной деятельности. т.к. радикальные преобразования в художественном творчестве шли рука об руку с революционными преобразованиями в обществе в целом.

Источниковая база данного исследования представлена комплексом опубликованных и неопубликованных материалов и документов.

Прежде всего, это источники, касающееся законотворческой деятельности царского правительства в начале ХХ в., опубликованные лишь в последнее десятилетие 41

Ценным источником стали также решения партийных и советских органов в области культуры и искусства, а также работы видных деятелей Коммунистической партии и Советского государства. Некоторые из этих документов стали доступны широкому кругу исследователей только в недавнее время, что было связано с замалчиванием имен ряда авторов в связи с их участием в оппозиционной деятельности (Н. И. Бухарин, Л. Д. Троцкий).

Из опубликованных источников большой интерес представляют мемуары творческой интеллигенции. Это принципиально важный источник для данного исследования. Появился целый ряд воспоминаний известных деятелей культуры и искусства42 и др. Попытка честно зафиксировать прошедшие перед ним картины эпохи, рассказать о своем детстве и юности, дать портреты выдающихся современников была предпринята А.Б. Мариенгофом в его итоговой книге43.

Большое значение для исследования представляет справочник под общей редакцией Д.Я. Северюхина и О.Л. Лейкинда «Золотой век художественных объединений в России и СССР»44, вышедший в Петербурге в 1992 г., где перечислены многие художественные объединения России, в том числе и Москвы, их составы, главные творческие события  и т.п.

Основной частью источников о деятельности московских профессиональных  объединений второй половины XIX – первой четверти ХХ в. являются архивные материалы. В ходе работы над диссертацией были изучены материалы фондов следующих архивов:

Государственного Архива Российской Федерации (ГАРФ) - Фонд Наркомпроса РСФСР (Фонд А-2306), Фонд Главполитпросвета (Фонд 2313);

Российского Государственного Архива Литературы и Искусства (РГАЛИ): Ф. 362, Ф 652 Ф. 685 Ф. 350 .

Центрального Исторического Архива Москвы (ЦИАМ) – Культурно - просветительские организации: Ф. 1575 Ф. 837, Ф.1144, Ф.1380, Ф.1781, Ф.1896.

Центрального Государственного Архива Московской Области (ЦГАМО) – Фонд Московского областного Совета пролетарских культпросветорганизаций (Фонд 880).

Фонды Отделов Народного Образования, культпросветотдела Мособлисполкома Центрального Государственного Исторического Архива (ЦГИА).

В этих фондах содержатся материалы о различных творческих объединениях, их руководителях и членах, взаимоотношениях между собой и властью и т.п.        

Также при написании диссертации источниками послужили материалы фонда отдела научной информации и библиографии Государственной Третьяковской галереи. Это уставы, декларации, манифесты, каталоги выставок, ежегодные отчеты и другие документы, изданные обществами. Кроме того,  художественные журналы,  альманахи и сборники XIX – первой четверти ХХ века, удивительно интересная периодическая печать рубежа веков.

Научная новизна диссертационной работы состоит в том, что она является первым комплексным исследованием деятельности Московских профессиональных сообществ художественной интеллигенции рубежа веков. В исследовании показана значительная роль творческих объединений Москвы в системе общественно–политических реалий Российского государства на широком общеисторическом фоне. Исследование этой проблемы  научно значимо, ибо предполагает, с одной стороны, введение в научный оборот новых архивных и других, ранее мало известных материалов, а с другой, дает возможность восполнить исторические знания по развитию российской культуры.

Практическая значимость работы состоит в том, что в результате исследования раскрыты новые данные о деятельности Московских художественных объединений и их роли в обществе, о политике послереволюционной власти в области культуры. Они свидетельствуют о стремлении власти к управлению культурными процессами в обществе, выявляют слабость культурных организаций в условиях утверждения советского однопартийного режима. Полученные данные вносят определённый вклад в углубление знаний по одному из важных вопросов истории культуры и государственной политики в культурной сфере.

Материалы и выводы исследования могут быть использованы в общеисторических трудах, в учебных курсах по истории России, Москвы и Московского края. Полученные результаты могут войти в учебные пособия по истории культуры, стать основой для чтения спецкурсов, а также использоваться в вузовской и школьной преподавательской деятельности.

Опыт изучения процессов, связанных с деятельностью Московских профессиональных сообществ творческой интеллигенции, может быть полезен при осуществлении государственной политики в области культуры и анализе тенденций её дальнейшего развития.

Апробация  работы: диссертация подготовлена на кафедре истории и политологии Института государственного управления и права ГУУ. Всего по теме диссертации опубликовано 13 статей (из них три в журналах рекомендованных ВАК), общим объемом 6 п.л. Результаты исследования были доложены на международных научных конференциях по проблемам интеллигентоведения в ИвГУ 2010, 2011 и 2012 гг., на конференциях молодых ученых  в рамках секции «Россия и мир: история и политология» в ГУУ, а также Clio-2011 и Clio-2012.

Структура работы: Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников и литературы.

  1. Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность исследования, определяются его объект и предмет, цель и задачи, хронологические и территориальные рамки, методологическая основа, дается оценка степени изученности проблемы и характеристика источниковой базы, показаны новизна, рабочая гипотеза исследования, даны основные положения, выдвинутые на защиту, сформулирована теоретическая и практическая значимость работы, ее апробация на научных форумах и в публикациях.

Первая глава «Московские объединения художественной интеллигенции в общественно-политической обстановке середины  XIX - первой четверти ХХ вв.» посвящена проблемам формирования объединений творческой интеллигенции, как особого исторического феномена.  Глава состоит из двух параграфов: 1. Процесс формирования сообществ  творческой интеллигенции: середина ХIX – первые десятилетия ХХ вв.; 2. Организационные основы Московских союзов творческой интеллигенции в период революций и гражданской войны.

В главе дается классификация различных типов художественных объединений, а также авторская периодизация их формирования.

Возникновение творческих объединений многие ученые относят к 20-м годам XIX века, в основном, организации литературных групп будущих декабристов типа «Зеленая лампа» и др., позже объединения славянофилов и западников. Они не имели официального статуса, сборы их были свободными, подобно светским вечерам в домах российской знати. Но со временем такие вечера превращались в более или менее регулярные собрания людей, разделявших единые взгляды на литературу, искусство, музыку и т.д. Постепенно они обретали рамки различного рода объединений: обществ, ассоциаций, кружков. Как, правило, это были добровольные, самоуправляемые, некоммерческие формирования, созданные по инициативе самих любителей литературы, живописи, музыки, театра  на основе общности интересов и их реализации. Со временем их участники разрабатывали и принимали уставы для тех, кто хотел быть в подобном обществе45.

Среди художников стали выделяться выставочные объединения, не имевшие официального статуса и устава, но создававшиеся на основе общей эстетической платформы. Наиболее крупной структурой были союзы, товарищества и артели. Данные объединения обязательно имели устав, содержавший условия деятельности и обязательства её членов46.

При изучении этого явления необходимо выделить четыре основных этапа:

1) 1840–1870-е гг. - период появления первых обществ и кружков. В середине XIX в. чаще всего они представляли собой просветительские организации. Их специфика состояла в охвате небольшой, как правило, элитной части дворянства и интеллигенции. Главной их целью было улучшение материального положения тех, кто не имел достаточно средств для своей творческой деятельности и организацию правовой защиты деятелей литературы и искусства.

2) 1870–1890-е гг. - создание первых независимых художественных объединений. Начало этому процессу положило «Товарищество передвижных художественных выставок». С этого времени была нарушена монополия Императорской Академии Художеств на проведение выставок. Появились объединения, где становились нормой коммерческие и правовые аспекты их деятельности.

3) 1890–1917 гг. - время наивысшего расцвета объединений творческой интеллигенции. По произведенным подсчетам, в Москве в этот период действовало более 63-х художественных обществ и союзов. Активное участие в них принимали художники самых разных направлений, стилевых тенденций и творческих ориентаций начала XX в. – реалисты, академисты, импрессионисты, символисты, экспрессионисты, постимпрессионисты, представители молодого авангарда (кубисты, лучисты, футуристы, супрематисты, живописные и геометрические абстракционисты школ К. С. Малевича, В. В. Кандинского) и др.

4) 1917-й – первая половина 1920-х гг.- новые общества, появившиеся в это время, по своей сущности были продолжателями тенденций, заложенных на предыдущем этапе. Это время серьезного политического кризиса, вызванного как внутренними противоречиями в стране (революционными событиями, Гражданской войной, становлением новой власти), так и в  самих объединениях. Создаваемые в это время общества пытались в своем творчестве объединить накопленные традиции прошлых лет и новые революционные веяния. Время требовало от интеллигенции четких политических акцентов в их деятельности. Но насколько это было выполнимо, остается пока не до конца изученным.

Суть анализа указанных выше этапов представляет собой следующие положения. Союзы творческой интеллигенции в процессе своего развития проделали долгий и уникальный путь от частных кружков художников и любителей, собиравшихся на квартирах, до профессиональных объединений с четко выраженной творческой специализацией и конкретными коммерческими целями.

Экономическая свобода неизбежно поставила вопрос о свободе идейно-политической.  Общество «Супремус» Константина Малевича вообще объявлялось «новым государством» живописи. Это был прецедент не только  в российской, но и мировой культуре. В начале ХХ века дифференциация по политическому признаку только наметилась и не стала угрозой для раскола. Даже после 1917 года на союзы творческой интеллигенции большее влияние оказывали не политические, а эстетические идеи.

Объединяющими началами всех сообществ творческой интеллигенции по прежнему оставались: художественное творчество, выполнение общественных функций по созданию и сохранению русской национальной культуры и просвещение общества.

Во второй главе «Законодательная регламентация объединений интеллигенции во второй половине XIX первой четверти ХХ вв.» дан анализ основных проблем законодательной регламентации деятельности групп и объединений художественной интеллигенции в конце ХIХ – первой четверти ХХ веков. Глава состоит из трех параграфов: 1. Правовые основы функционирования союзов художественной интеллигенции;  2. Государственная политика в первые годы советской власти по отношению к творческим объединениям; 3. Структура управления творческой  интеллигенцией в новых условиях революционной России.

Выявляются основные этапы в развитии российского законодательства конца XIX – первой четверти ХХ веков применительно к московским союзам художественной интеллигенции. В качестве главного вывода рассматривается тезис, что законодательная регламентация деятельности союзов художественной интеллигенции на данном временном этапе окончательно так и не была оформлена. Выводы подтверждаются архивными материалами по московским художественным объединениям, действовавших в данный период, а также материалами различных законодательных документов.

Период конца XIX - начала XX вв. был неразрывно связан с усилением политической цензуры в жизни российского общества. Ведущие позиции в связи с нарастанием народного недовольства во власти и в обществе заняло Министерство внутренних дел, которому была вверена охрана внутренней безопасности монархии. Руководящим органом политического сыска был Департамент полиции, созданный в 1880 г. на базе III отделения. В начале XX в. роль министра внутренних дел настолько выросла, что он стал своеобразным первым министром правительства. Министр внутренних дел имел большие права: учреждать полицейский надзор, отправлять в административную ссылку подозреваемых в политической неблагонадежности, давать разрешение или запрещать  выход периодических изданий, вести контроль за законностью и целесообразностью постановлений органов того или иного общества. Эти меры не обошли стороной и профессиональные союзы творческой интеллигенции.

Еще в 1895 г. директор департамента полиции Н.Н. Сабуров указывал, что общества должны действовать «как бы под стеклянным колпаком» его ведомства47. Не случайно, что в том же году в Москве официально было открыто только одно объединение творческой интеллигенции. Этим объединением стало «Общество художников исторической живописи». Учредителями общества стали лояльно относившиеся к власти участники «Первой выставки картин художников исторической живописи», состоявшейся в Москве в марте 1895 г.: В.В. Беляев, К.Н. Горский, Н.С. Матвеев, А.П. Рябушкин и М.А. Шитов. Председателем правления стал А.А. Карелин 48. Ее содержание было одобрено властью в лице Н.Н.Сабурова.

Министр внутренних дел Д.С. Сипягин 10 июня 1901 г. обратился к губернаторам, градоначальникам и обер-полицмейстерам с совершенно секретным циркуляром № 6235 об обязательном наблюдении за частными обществами. Он, например, закрыл «Союз взаимопомощи русских писателей», который, по его мнению, являлся «приютом для разного рода сомнительных в политическом отношении лиц и источником пропаганды вредных для существующего строя идей». По этой же причине ряду обществ было отказано в регистрации. В практику вводился предварительный просмотр цензурой художественных выставок перед их публичным обозрением.

Правительством разрабатывались даже специальные законы, создавались административные структуры при губернских властях с целью регулирования и контроля деятельности общественных организаций. Так формировалась правовая основа их существования, узаконивались возможности удовлетворения культурных потребностей творческой интеллигенции через негосударственные организации, но под «присмотром» властей.

Наиболее интенсивно общества возникали в переломные моменты истории, характеризовавшиеся либерализацией политики властей, допускавших создание общественных объединений, но при этом всегда осуществлявших по отношению к ним контрольные функции.

Например, революция 1905–1907 гг. ускорила принятие первого в России Закона об общественных организациях – «Временные правила об обществах и союзах» (от 4 марта 1906 г.), которые действовали вплоть до Февральской революции. Временные правила определяли четкие границы свободы деятельности обществ и их взаимоотношения с государством. Все пункты правил были адресованы обществам, которые имели возможность вести просветительную работу имперской направленности.

Этот закон ограничивал право участия в обществах для многих категорий населения. Законом запрещались общества: «а) преследующие цели, противные общественной нравственности или воспрещенные уголовным законом или же угрожающие общественным спокойствию и безопасности, и б) управляемые учреждениями или лицами, находящимися за границею, если общества эти преследуют политические цели»49. Желающие учредить общества должны были подать заявление губернатору или градоначальнику. Для рассмотрения данных заявлений создавались губернские (городские) по делам об обществах присутствия. Правилами 4 марта 1906 г. разрешалось властям закрывать общества или приостанавливать их деятельность. Вся внутренняя жизнь обществ жестко регламентировалась и ставилась под надзор полиции. Соединение нескольких профессиональных обществ в союз запрещалось, открытие отделений обществ ограничивалось50.

Данный закон вызывал неприятие в среде художественной интеллигенции и это было понятно. Первым серьезным ее ответом стала попытка создания «Всероссийского союза деятелей изящных искусств» в 1906 г. в Москве. Союз был задуман группой художников, литераторов и любителей искусства, которые ставили целью «объединить деятелей всех изящных искусств для достижения и защиты такого правового положения, при котором в области свободного искусства будет свободно и проявление деятелей его служителей»51. В организационное бюро союза вошли художники и архитекторы А.А. Волков, Б.В. Калюжный, композитор Р.М. Глиэр, танцовщик В.Д. Тихомиров, актер князь А.И. Сумбатов–Южин, литературовед П.С. Коган, промышленник и коллекционер С.И. Мамонтов и др. Наряду с ними выразили желание участвовать в союзе художники С.А. Виноградов, К.А. Коровин, Ф.А. Малявин, а также писатели, композиторы и театральные деятели: А.Т. Гречанинов, В.Э. Мейерхольд, В.И. Немирович–Данченко, С.В. Рахманинов, К.С. Станиславский, Ф.И. Шаляпин и др. Предполагалось, что высшим органом союза будет съезд, созываемый в Москве, а в промежутках между съездами – Центральный комитет.

Инициаторы союза приняли декларацию и выработали проект устава, в котором сформулировали ближайшие цели: «Достижение надлежащего пересмотра законов страны, касающихся области изящных искусств, и выработка проектов новых законоположений в этой области», а также «отмена цензуры на произведения искусства». По - сути это был призыв к объединению художников, музыкантов, писателей и театральных деятелей в условиях, когда государство ограничивало их свободу творчества. «Временные правила об обществах и союзах» представители творческой интеллигенции по праву расценили, как чрезвычайно жесткое проявление цензуры. В конечном итоге в регистрации союза было отказано по политическим мотивам «в связи с революционными событиями».

Проблема «интеллигенция и власть» с ее возникновения в XIX веке и по сегодняшний день относится к числу «вечных». Вопрос о роли творческой интеллигенции, одновременно выступающей просветителем, воспитателем масс, с одной стороны, и острым критиком власти, посягающей на свободу - с другой,  всегда стоял перед российским обществом. В условиях усиления политической цензуры в законодательном поле на рубеже XIX–XX вв. эта проблема в числе других социально-экономических кризисных причин приняла наиболее серьезный размах, что привело к революционным потрясениям в России первого десятилетия.

Во втором параграфе главы рассмотрены аспекты прекращения действия старого законодательства в ходе Февральской и Октябрьской революций 1917 г. 

12 апреля 1917 г. Временное правительство приняло Закон об обществах и союзах, согласно которому «все без исключения российские граждане имеют право без особого на то разрешения образовывать общества и союзы в целях,  не противным уголовным закона»52. В то же время, если деятельность общества или союза преследовала цели, запрещенные уголовным законом, предусматривалось принудительное их закрытие. Таким образом, отменялись ограничения на создание общественных объединений. Это были прогрессивные решения для своего времени. Но уже через 3 месяца — 19 июля 1917 г. был издан Закон об обязательной регистрации обществ в окружных судах53, что, впрочем, суды отказывались делать, ссылаясь на загруженность другими делами. Сложившаяся ситуация привела художественную интеллигенцию к тому, что в интересах защиты своей дея­тельности актеры, музыканты, художники вынуждены были объединиться в профессиональные союзы и самим регламентировать свою деятельность с помощью уставов, правил поведения и т.д.

Так возникли союзы театральных служащих, акте­ров, оркестрантов, художников и другие. Союзы эти были немногочислен­ными и поначалу не связанными между собой. На этом фоне в Москве весной 1917 г. на митинге деятелей искусств, прошедшем под председательством коллекционера М.Ф. Ходасевича, художественная интеллигенция попы­талась объединиться в единый «Совет организаций художников Москвы»54. Цели и задачи этих организаций были разными по своей сути: если профсоюзы работников искусств стремились  защитить  всевозможными  средствами право деятелей культуры на творчество, помочь им в обеспечении сносных бытовых усло­вий, получении средств к существованию, то  Совет организаций художников Москвы не просто стремился определиться как независимая от власти органи­зация, но и поставил целью, «чтобы никакое правительственное начинание в области искусства не проводилось без участия совета». По этой причине его деятельность была переустроена на основе профессиональных союзов (Профессиональ­ный союз художников-живописцев Москвы, Московский про­фессиональный союз скульпторов-художников и др.)

Также начали создаваться профсоюзы деятелей культуры, которые занимались учетом этих кадров, созданием культурно-просветительных организаций.

Первая их конференция, положившая начало Всероссийскому Пролеткульту, была созвана по инициативе А.В. Луначарского и по решению конференции профсоюзов ещё в сентябре 1917 года. Наиболее важным в организационном плане событием на первой конференции явилось принятие Устава Всероссийского Совета Пролетарских Культурно-Просветительных Организаций (Всероссийского Совета Пролеткульта).

Некоторые объединения художественной интеллигенции существовали наряду с профсоюзами. Например, продолжали свою деятельность такие объединения как «Бубновый валет», «Литературный особняк», «Маковец» и др.

В третьем параграфе второй главы показана структура управления творческой интеллигенцией в первые годы советской власти. Она базировалась на полном подчинении государству – Народному комиссариату просвещения, где был создан отдел «Главнаука» - главное управление научными, научно-художественными и музейными учреждениями в обязанности которого не было включено наблюдение за художественными объединениями.

Организационная структура Всероссийского Совета Пролеткульта предусматривала по Уставу создание следующих отделов: научного, искусств, литературно-издательского, финансового, организационно- инструкторского и отдела детского воспитания 55.

Говоря о художественной составляющей в деятельности Московского Пролеткульта, необходимо отметить наличие в нем Литературно-Издательского Отдела, Отдела Изобразительного искусства и др. Они были наиболее крупными и строились под контролем Президиума Пролеткульта. Президиум утверждал коллегию отдела, при котором был Художественный Совет, корректировавший в соответствующем направлении работу.

До резолюции ЦК РКП (б) 1925 года «О политике партии в области художественной литературы», в Москве, также как и во всей стране, действовали параллельно Всероссийский союз работников искусств и объединения художественной интеллигенции, такие как «Свободное искусство» (до 1922 г.), «Союз русских художников» (до 1923 г.), «Общество художников московской школы» (до 1925 г.). В соответствии с резолюцией все объединения либо распались, либо вошли в Российскую Ассоциацию пролетарских художников (РАПХ).

В Заключении диссертации сформулированы итоги исследования, обобщены его результаты и обозначены перспективы дальнейшего изучения истории творческих объединений как по хронологии, так и по регионам. Данное исследование показало, что важнейшая черта художественной интеллигенции состояла в том, что она в большей степени, чем другие социально-профессиональные группы стремилась к свободе творчества. Именно в этом она видела свою социокультурную роль, свою художественную миссию. Эпохальные события рубежа XIX – ХХ столетий показали со всей очевидностью, что искусство, изобразительное, в частности, является ярким отражениям происходящих радикальных социально-политических и экономических трансформаций. Желание объединиться включало в себя не только чисто эстетические или бытовые моменты жизни художественной интеллигенции. Эти сообщества, на наш взгляд, прежде всего, выражали единство общественно-политических воззрений, выражаемых художественными средствами. Декаденты и футуристы - это не просто два направления в культуре и искусстве, а это два взгляда на мир. Одни и другие видят, что старый образ жизни рушится. Первые ужасаются, а вторые с нетерпением жаждут решительных перемен. Естественно, что всякая власть стремиться взять под контроль то, что более всего воздействует на общественное сознание. Ужесточение законодательства в отношении творческих профессиональных союзов, как следствие массовая политизация художественной интеллигенции на рубеже XIX – XX вв. приводила к ещё большему восприятию революционных лозунгов и убеждения. В советское время одни творческие сообщества успешно интегрировались в новую социально-политическую жизнь. Другие – прекратили своё существование. Советская власть исходила из тех соображений, согласно которым искусство должно отражать в первую очередь всё то, что способствует строительству социалистического общества. Поэтому она взяла под контроль все творческие объединения, придав им фактически государственный статус.

На примере отечественной художественной интеллигенции Москвы и её профессиональных объединений мы можем убедиться, что она сыграла важную роль в предреволюционных и революционных событиях в нашей стране. А многие художественные направления, созданные ею, вошли в золотой фонд нашей и мировой культуры.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1.        Веселов А.А. Российская художественная интеллигенция на рубеже ХIХ–ХХ веков: историография проблемы /Веселов А.А.//Вестник университета. – М.: ГУУ, 2010. -№ 22. - С. 217 – 223.

2.        Ершова Э.Б., Веселов А.А. Формирование московских сообществ художественной интеллигенции (середина XIX - 20-е гг. XX в.) /Ершова Э.Б., Веселов А.А. //Российские и славянские исследования. Научный сборник. Выпуск VI. - Минск: БГУ, 2011. С. 27-36.

3.        Веселов А.А. Формирование законодательной регламентации  союзов художественной интеллигенции в конце XIX – первой четверти XX века /Веселов А.А.// Российский междисциплинарный журнал социально – гуманитарных наук «Интеллигенция и мир». - Иваново, 2012. - № 1. - С. 89 – 99.

Публикации в других изданиях:

4.        Веселов А.А. Российская творческая интеллигенция в периодической печати начала ХХ века /Веселов А.А // «Реформы в России и проблемы управления - 2010». Мат. 25-й Всероссийской научной конференции молодых ученых и студентов. Вып. 2. М: Изд-во ГУУ, 2010. С. 77 – 80.

5.        Веселов А.А. Московские художественные объединения в годы гражданской войны. /Веселов А.А // Отечественная и мировая интеллигенция в кризисные периоды истории. Материалы ХХI научно - теоретической конференции. Иваново, 23-25 сентября 2010. с. 116 - 119.

6.        Веселов А.А. Российская творческая интеллигенция в периодической печати начала ХХ века /Веселов А.А // «Актуальные проблемы управления – 2011». Мат. 16-й Всероссийской научно-практической конференции. Вып. 4. М: Изд-во ГУУ, 2011. С. 136 – 139.

7.        Веселов А.А. Журнал московских художников «Золотое Руно» в годы первой русской революции /Веселов А.А // Исторические документы и проблемы археографии, отечественной и всеобщей истории нового и новейшего времени / Сборник тезисов и докладов участников конференции молодых ученых и специалистов. Часть II. М. Изд-во РГАСПИ, 2011. С. 7 – 10.

8.        Веселов А.А., Ершова Э.Б. Воспоминания А.Б. Мариенгофа, как историко-психологический источник по проблемам творческой интеллигенции /Веселов А.А.,  Ершова Э.Б.// Воспоминания и дневники, как историко – психологический источник /Материалы XXIX Международной научно-практической конференции. СПб, 16 – 17 мая 2011. С. 159 – 162.

9.        Веселов А.А. Творческая интеллигенция в социальной сети /Веселов А.А // Научные труды Московского гуманитарного университета. М. 2011. С. 68 – 75.

10.Веселов А.А. Игровое поведение творческой интеллигенции, как социально-исторический феномен начала ХХ века (на примере воспоминаний о Л.М. Рейснер) /Веселов А.А // Дискуссионные вопросы современного российского интеллигентоведения. Материалы ХХII научно-теоретической конференции. Иваново, 22-24 сентября 2011. с. 117 - 119.

11.Веселов А.А. Московская художественная интеллигенция: от войны к миру. 1921-й /Веселов А.А // 1921 год в судьбах России и Европейского севера: от Гражданской войны к послевоенному миру и новым международным отношениям Международная научно-практическая конференция 18-19 октября 2011 года. Мурманск, 2011. С. 131 – 135.

12.Веселов А.А. Общество поэтов и писателей «Литературный особняк»: история и источники /Веселов А.А // Исторические документы и проблемы археографии, отечественной и всеобщей истории нового и новейшего времени / Сборник тезисов докладов участников Второй международной конференции молодых ученых и специалистов. М. Изд-во РГАСПИ, 2012. С. 34 – 37.

13. Веселов А.А.  Нравственный выбор московской художественной интеллигенции в общественно – политических реалиях конца XIX  - начала ХХ вв. /Веселов А.А //Ответственность интеллигенции в контексте времени. Материалы ХХIII научно-теоретической конференции. Иваново, 27-29 сентября 2012. с. 85 - 87.


1 Милюков П.Н. Из истории русской интеллигенции. Сборник статей и этюдов. Спб., 1902.

2 Бердяев Н.А. Философская правда// Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. М., 1909.

3 Франк С.Л. Этика нигилизма//  Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. М., 1909.

4 Гершензон М.О. Творческое самосознание// Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. М., 1909.

5 Иванов-Разумник Р.В. История русской общественной мысли. Пг., 1918.

6 Плеханов Г.В. История русской общественной мысли. М., 1919.

7 Новгородцев П.И. О путях и задачах русской интеллигенции// Из глубины. Сборник статей о русской революции. М., 1918.

8 Струве П.Б. Исторический смысл русской революции и национальные задачи// Из глубины. Сборник статей о русской революции. М. 1918.

9 Изгоев А.С. Социализм, культура и большевизм//  Из глубины. Сборник статей о русской революции. М. 1918.

10 Шпет Г.Г. Очерк развития русской философии. Пг., 1922.

11 Овсянико-Куликовский Д.Н. История русской интеллигенции. Пг., 1923.

12  См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч.

13 Архив русской революции: В 22-х т. М.,1991.

14 Минувшее: Исторический альманах. 1-4. М.,1990.

15 Звенья: Исторический альманах. Вып. 1. М., 1991

16 Сольский В. «Снимание покровов». Воспоминание о советской литературе  и Коммунистической партии в 1920-е годы.СПб., 2005.

17 Александров Г.Ф. Иосиф Виссарионович Сталин. Краткая биография .М., 1939.

18 Ким М.П. Коммунизм и культура. М., 1961.

  19 Карпов Г.Г. Партия и культурная революция в СССР. М.,1974.

20 Федюкин С.А. Великий Октябрь и интеллигенция. М.,1972.

21 Ерман Л.К. Интеллигенция в первой русской революции. М,196З.

22 Федюкин С.А. Великий Октябрь и интеллигенция. М.,1972.

23 Лейкина-Свирская. Интеллигенция в России во второй половине XIX века. М.,1971

24 Знаменский О.Н. Интеллигенция накануне Великого Октября. Л., 1988.

25 Русская художественная культура конца XIX — начала XX века» в четырех томах. М., 1970.

26 Стернин Г.Ю. Художественная жизнь России на рубеже ХIХ – ХХ веков. М.,1970.

27 Советская интеллигенция и ее роль в коммунистическом строительстве в СССР.//Всесоюзная конференция. Новосибирск-июнь 1979.Тезисы. Изд М.,1979.

28 Там же. Ермакова Л.В.Из истории партийного руководства формированием художественной интеллигенции (1925-1934 гг.). С.71.

29 Там же. Ильина Г.И.О путях привлечения художественной интеллигенции к культурному строительству (Октябрь 1917 г. – 1920 г.). С.100.

30 Лапшин В.П. Художественная жизнь Москвы и Петрограда. М.,1983

31 Дмитриев С.С. Очерки истории русской культуры начала ХХ века. М.,1985.

32 Ленин В. И. Империализм как высшая стадия капитализма. // Полн. собр. соч. т.27. с.387.

33 Коненков С.Т. Мой век. М., 1971.

34 Элентух И. Цвета времени и краски Изофронта. /Неман.1987. № 11.

35 Клычников В.М. Художники Москвы как социально-профессиональная группа накануне Февральской революции 1917 года./ Автореф…. к.и.н. М, 2007

36 Самойлова Е.Г. Консервативные круги российской интеллигенции в период подъема революции 1905-1907 гг. (На материалах Санкт-Петербурга). СПб., 2008.

37 Купцова И.В. Художественная интеллигенция в России в годы Первой мировой войны. М., 2007.

38 Очерки русской культуры. Конец XIX – начало ХХ века. Т. 2: Власть. Общество. Культура. М.,: Изд. МГУ, 2012.

39 Там же. Пархоменко. Т.А.  «Творческое сообщество в поисках истины и исторического пути развития». С. 279.

40 Там же.

  41 С.Ю. Витте. Воспоминания. Т.2. Рассказы в стенографической записи. Рукописные заметки. СПб., 2003. С.481

42 Берберова Н.Н Курсив мой /Октябрь. 1988. № 10

43 Мой век, мои друзья и подруги: Воспоминания Мариенгофа, Шершеневича и Грузинова. М.,1990.

44  Золотой век художественных объединений в России и СССР (1820-1932). Справочник по русскому искусству. Составители: Северюхин Д.Я.; Лейкинд, О.Л. СПб., 1992.

45 Проект основного закона российской империи, измененный земским бюро (Проект С.А. Муромцева) // Конституционные проекты в России, XVIII – начало XX в. М., 2000. С.10.

46 Туманова А.С. Общественные организации и русская публика в начале XX века. М., 2008. С. 152.

47 ЦИАМ, ф. 2323

48 Золотой век …Указ. Соч. С.200

49 ЦИАМ. Ф. 2069. Оп.1. Д. 147. Л. 5 об.

50 Там же.

51 Там же.

52  ЦИАМ.Ф.2069. Оп.1. Д. 148. Л. 3.

53 Вестник Временного правительства. 1917. 21 июля// Евреи в России: История и культура. СПб. 1995. С.32.

54 Золотой век худож. объед…… Указ. Соч. С.271

55 Протоколы первой Всероссийской конференции пролетарских культурно-просветительных организаций. М., 1918. С. 54.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.