WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Чертушкина Евгения Владимировна

МОЛОДЕЖЬ В ПРОЦЕССЕ ТРАНСФОРМАЦИИ ЯПОНСКОГО ОБЩЕСТВА НА РУБЕЖЕ ХХ XXI ВВ.: ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ И СОЦИО-КУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ

Специальность 07.00.03 – Всеобщая история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Владивосток

2012

Работа выполнена на кафедре японоведения Школы региональных и международных исследований Федерального государственного автономного образовательного учреждения Высшего профессионального образования Дальневосточного федерального университета

Научный руководитель: 

Официальные

оппоненты:

Ведущая организация: 

Кожевников Владимир Васильевич,

кандидат исторических наук, доцент

Гарусова Лариса Николаевна,

доктор исторических наук,

профессор кафедры мировой

экономики и экономической теории

ГОУ ВПО Владивостокского

государственного университета

экономики и сервиса

Кузьменко Наталья Николаевна,

кандидат исторических наук, доцент

кафедры восточных языков и

востоковедения ГОУ ВПО Морского

государственного университета им.

адмирала Г.И.Невельского

ГОУ ВПО Дальневосточный

государственный гуманитарный

университет (г. Хабаровск)

Защита состоится 21 апреля 2012 г. в 13:00 часов на заседании диссертационного совета ДМ005.010.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН по адресу:

690001, ГСП, г. Владивосток, ул. Пушкинская, д. 89.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения науки Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН.

Автореферат разослан «_____» марта 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук

Сухачёва Г.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. С 60-х годов ХХ в., которые многие эксперты рассматривают как начало постиндустриального общества1, в Японии, так же, как и в других высокоразвитых обществах мира, происходили глубокие изменения. Менялись экономические и социальные условия жизни, ценностные ориентиры и жизненные взгляды людей, многие области жизнедеятельности претерпели значительные трансформации. Процессы интернационализации носили глобальный характер и затронули все слои социума.

Наиболее динамично изменения проходили в молодежной среде. «Новая молодежь» выделялась особым поведением в обществе. Внешне это проявилось в ее активном обращении к рок-музыке, кинофильмам со спецэффектами, персональным компьютерам и компьютерным играм, наркотикам и т.д. А внутренне – в переносе интереса с проблем государства и общества на проблемы частного характера. И главное – среди молодежи снизился интерес к политике и традиционной национальной культуре. Если раньше молодежь формировала свое мировоззрение исключительно на опыте предков, то поколение последней трети ХХ в. предприняло попытку отказаться от традиционных принципов и создать свою самобытную культуру. Эта культура стала поистине революционной для самой Японии, а многие ее элементы – анимационные герои, комиксы, костюмированные шоу, а также созданная на этой основе индустрия развлечений, впервые появившиеся именно там, – были подхвачены молодежью других стран и стали частью глобальной молодежной культуры.

В Японии поколение молодежи, сформировавшееся в 80-90-е гг. ХХ в., получило название «Поколение Y»2. Сегодня это поколение активно включается в экономическую, политическую, социально-культурную и другие области жизни Японии, медленно, постепенно, но начинает определять характер, темпы ее развития. Именно возрастающей ролью этого поколения в современной жизни Японии и в будущем ее развитии определяется актуальность данного исследования.

Актуальность данной работы проистекает также из необходимости  учета и использования в России японского опыта (как и опыта других стран) в управлении молодежными процессами. В настоящее время перед всей молодежью, которая вынуждена строить свою жизнь в постиндустриальном обществе, стоят проблемы аналогичного характера. Несмотря на существенные различия исторических путей, пройденных разными государствами, опыт развития многих стран говорит об общности происходящих в них процессов. Весьма вероятно, что явления, происходящие в среде японской молодежи в настоящее время, в ближайшем будущем затронут и российскую молодежь. Изучение реального опыта Японии на основе новых подходов и методов становится в этом плане не только научной задачей, но и важным условием для решения современных проблем общества.

Степень научной разработанности проблемы. В российской историографии очень мало работ, специально посвященных современной японской молодежи. Фактически лишь два исследователя уделяли этой проблеме непосредственное внимание.

Первый из них – автор наибольшего числа работ о современной Японии – В.Э.Молодяков. В частности, в статье о перспективах развития японского общества накануне третьего тысячелетия он отмечал особую роль молодежи, поскольку она будет определять специфику общества в ближайшие двадцать- тридцать лет. Он подчеркнул важность студенческой поры для японской молодежи – времени активного самопоиска, относительно вольного периода по сравнению с предыдущим напряженным периодом экзаменов и последующей  работой на предприятии. В связи с этим японские студенты нарушают общепринятые правила общества, пролонгируют образовательный процесс в вузах, стараясь отсрочить время поступления на работу3. Но эта работа вышла двенадцать лет назад и не охватывает процессы последнего десятилетия, хотя многие сделанные автором замечания и наблюдения получили свое развитие в сегодняшние дни.

Ценностям и интересам современной японской молодежи посвящены исследования А.С.Дыбовского, основанные на данных социологических опросов, проведенных автором среди студентов государственного университета Осака. Автор подчеркивает, что в последние десятилетия ценности молодежи претерпели изменения, что проявилось, прежде всего, в повышенном стремлении молодых людей к самоопределению, в возникновении так называемого «нового эгоизма» (син эгоизму)4. А.Дыбовский солидарен с японским ученым Т.Сэнгоку, по мнению которого отсутствие новых тенденций в молодежной культуре в 90-е гг. ХХ в., о котором говорят некоторые исследователи, – это только видимость. На самом деле в это время японская молодежь пришла к принципу самоопределения (дзико кэттэй сюги) как новой ценности, благодаря которой к началу XXI в. в молодежной среде проявилась «новая серьезность» (син мадзимэ) как реакция на преодоление «отказа от серьезности» (дацу  мадзимэ)5.

Другая работа А.С.Дыбовского написана в соавторстве и посвящена сопоставлению ценностей современной японской и российской молодежи6. Авторы статьи утверждают, что ценностная ориентация молодежи современной Японии становится гедонистической и потребительской. Это проявляется в стремлении к развлечениям, получению удовольствий, на второй план, по сравнению с прежней молодежью, отходят заграничные путешествие, познание окружающего мира7. Ученые приходят к выводу, что многие молодые японцы не стремятся к карьере и не хотят стать «трудоголиками», как их родители. Стремление к удовольствиям, развлечениям и наслаждениям жизнью – это признак, характеризующий ее как представителей постиндустриального общества. В основе таких притязаний – высокий уровень развития общества, его стабильность, система социального обеспечения и другие гарантии существования личности и ее прав8.

Проблемы молодежи в той или иной степени затрагиваются в ряде общих исследований по современной Японии. В частности, процессы традиционного воспитания и формирования поведения японцев и их трансформация в современном японском обществе исследуются в монографиях А.Прасола о системе японского образования9, в его обстоятельной монографии «Япония: лики времени»10. Автор точно подмечает, что выработанная японским обществом модель формирования и развития личности рассчитана на всю жизнь. Постепенный воспитательный процесс имеет своим следствием более позднее взросление японцев по сравнению с зарубежными сверстниками. Особенно это заметно в студенческом возрасте. К тому же, принадлежность к группе и признание ее стороны – важнейшее условие жизни в Японии, поэтому одна из задач воспитания состоит в том, чтобы научиться подчинять свои действия групповым интересам11.

Некоторые замечания о японской молодежи можно найти также в работах О.С.Богдановой, А.Ю.Гончарука, С.В.Дормадехина, И.П.Клемантович, Е.А.Левановой, Р.Маротц-Бадена, А.В.Мудрика, Т.Л.Павловой, В.И.Петровой, Р.Г.Резакова, И.Таллмана и других.

Работы западных специалистов о японской молодежи также немногочисленны и посвящены, прежде всего, анализу молодежных субкультур (отаку) в контексте перспектив развития японского общества. Среди них следует выделить исследования С.Нэпир12 и К.Гринфельда13, которые отличаются комплексным анализом субкультур японской молодежи, предлагают научно обоснованные выводы о современной стадии развития молодежной культуры. В частности, С.Нэпир анализирует мультипликационную субкультуру и ее влияние на сознание современного молодого человека, К.Гринфельд выявляет специфические молодежные субкультуры, обозначившиеся после краха экономики «мыльного пузыря»: молодые якудза, гангстеры, хакеры, ультраправые националисты и другие, а также характеризует их.

Исследование Дж.Джиллиса «Молодежь и история – традиция и изменения в отношениях возрастных групп в Европе с 1770 г. по настоящее время»14, вышло в оригинальном и японском изданиях в начале 1980-х гг. и поэтому лишь косвенно посвящено предмету нашего исследования. Тем не менее, оно важно для понимания среды формирования современной японской молодежи. На основе комплексного подхода к изучению молодежной возрастной группы, Дж.Джиллис определил границы детства и юности, сформулировал само понятие «молодежь», которая, в его понимании, предстает как творец истории того или иного общества, несмотря на попытку взрослых сделать ее выразителем собственных интересов. Применительно к Японии автор считает, что правительство склонно ограничивать свободу молодежи, определяя ее как политически пассивную, но это опасное заблуждение, потому что японская молодежь активно проявила себя в эпоху студенческих волнений 1960-х. Придерживаясь общепринятой точки зрения, Дж.Джиллис, выделяет в среде молодежи два определяющих типа: 1) людей, которые ведут себя покладисто; 2) нонконформистов. И те и другие родились в одно время, формировали историю на протяжении ХХ в. и существуют в конце столетия.

В Японии изучению современной японской молодежи посвящено много работ, среди которых выделяются исследования Аида Юдзи15, Миядай Синдзи, Ооцука Эйдзи, Уэно Тидзуко и других. Большинство японских специалистов сосредоточено на изучении «нестандартной молодежи».

Аида Юдзи является автором работ по проблемам японского общества, в которых немалое место уделено японской молодежи. Долгое время он был профессором университета Киото и имел возможность непосредственно наблюдать и изучать молодежь. Ю.Аида выработал критическое отношение к современному молодому поколению Японии, отмечая его стремление к гедонистической жизни, незнание им народных традиций и даже называя представителей послевоенного поколения «не японцами»16.

Общепризнанным знатоком молодежных проблем в Японии, прежде всего молодежной культуры, считается Миядай Синдзи. Ему принадлежат такие работы, как «Субкультура: развенчивание мифов», «Выбор девушек в школьных формах», «Поп-культура»17 и другие. Особенностью его исследований является попытка взглянуть на ценности и культуру молодежи глазами молодых. Не избегая многочисленных негативных замечаний о молодежи, автор все же выделяет ее положительные черты: открытость, стремление жить не по шаблону, стремление к самореализации, достижению мечты. В отличие от предшествующих поколений, которые были «как все», современные молодые люди отличаются индивидуальностью и творческим началом, что позволяет им быть не пассивными наблюдателями, а активными творцами своей жизни18. Исследователь указывает на множество проблем, существующих в среде молодежи – проблемы издевательств в школе, непосещения школы, нежелание молодежи работать, – и  связывает их со сложностями переходного периода японского общества.

Специалистами в области изучения особой категории японской  молодежи отаку, то есть молодежи, чрезмерно увлекающейся мультипликационными фильмами и комиксами, являются Ооцука Эйдзи, Уэно Тидзуко, Адзума Хироки. В частности, в работе «Постмодерн с признаками животного»19 Х.Адзума подробно рассматривает культуру отаку, ее характерные черты, причины и истоки возникновения. Э.Ооцука и Т.Уэно, наоборот,  уделяют больше внимания описанию атрибутики отаку, подробно рассматривают психологию данной категории людей20.

Крупным исследователем важной для японской молодежи и японского общества вообще проблемы социальных затворников является Х.Сэкигути. В работе «Проблемы затворничества и непосещения школы…»21 он исследует причины отказа молодых японцев от участия в жизни общества, ищет пути выхода из создавшейся ситуации. По мнению Х.Сэкигути и ряда других авторитетных японских специалистов22, середина 1970-х гг. явилась переломной эпохой в плане переосмысления молодежных вопросов и системы послевоенного воспитания в Японии. Именно с этого периода обнаружились проблемы, о которых ранее не было известно, например, начались массовые прогулы школьных занятий, в учебных заведениях стали отмечаться регулярные случаи применения насилия среди учеников.

Проблемой школьных прогулов в Японии занимались и другие ученые. Например, в 1970-е гг. психотерапевт Оконоги Кэйго образовал от термина Эриксона «мораторий» выражение «человек-мораторий» – «мораториуму нингэн»23. К таким людям он причислял молодых японцев, не желающих взрослеть и выходить в общество. Выражение было подхвачено СМИ и стало очень модным.

Следует отметить, что подобное явление еще в 1961 г. зафиксировал американец П.Уолтерз; он назвал его «студенческой апатией»24 и связал с потерей интереса к учебе. В Японии проблема «отстраненной» молодежи проявилась двумя десятилетиями позднее, в 1980-е гг., как одно из типичных явлений общества, достигшего пика экономического процветания. В богатом обществе государственные проблемы начинают уступать место проблемам частного характера. В этом отношении не явилась исключением и Япония.

Вопросами молодежи занимались и другие авторы – Морикава Каитиро25, Накано Осаму26, Окада Тосио27, Фудзивара Кадзухиро28, а также целые газетные издательства и информационные органы29. Основываясь на опросах молодежи и данных социологических исследований, они изучали культуру, ценности, предпочтения современной молодежи, выясняли причины возникновения новых слоев молодежи – «нового человека», отаку, «социальных затворников», «паразитирующего поколения».

Японские ученые подходят к изучению молодежи на основе конкретных примеров и собственных наблюдений, что позволяет им видеть само явление изнутри. Сравнительно небольшая часть их работ посвящена перспективам развития японского общества в связи с изменениями в ценностях и культуре молодежи. На наш взгляд, недостаточно изучен широкий слой студенческой и рабочей молодежи, акцент сделан на нетрадиционных формах существования молодежи. Отсутствует комплексное исследование феномена современной японской молодежи. Несмотря на многочисленные исследования, многие проблемы остаются неизученными.

Цель исследования комплексный анализ процесса формирования и  современного состояния японской молодежи.

Для  её достижения решаются следующие задачи:

  1. Выявление исторических, социально-экономических и политических условий формирования «новой молодежи» в Японии.
  2. Анализ влияния общественных и экономических институтов Японии (семья, образовательное учреждение, предприятие) на формирование и развитие современной молодежи.
  3. Исследование образа жизни и мышления молодых японцев, их ценностей и интересов, норм их поведения.
  4. Анализ молодежной субкультуры как целостной формы сознания, поведения, коммуникации и организации молодого поколения внутри господствующей в японском обществе культуры.
  5. Оценка роли, места и основных проблем японской молодежи в японском обществе начала XXI в.
  6. Исследование субкультур «отаку» и «хикикомори» как отдельных и специфических сегментов молодежной культуры Японии.

Объектом исследования является японская молодежь второй половины 70-х гг. ХХ – начала XXI вв.

Предметом исследования является процесс формирования современной японской молодежи, её особенностей как продукта эволюции общества, ее роль в социально-культурной и экономической жизни современной Японии.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1975-го по  начало XXI в. Это обусловлено тем, что на 1975-е-1990  гг. приходятся годы рождения поколения “Y” – поколения, чья система жизненных ценностей в корне отличается от предыдущих молодежных поколений Японии. Их иные жизненные представления связаны с изменившимися в значительной степени общественными условиями, высокими темпами экономического развития и информатизацией общества.

Теоретическая основа и методология исследования. Исследование многочисленной группы социума под общим названием «молодежь» требует особых методов исследования, отличных от обычно применяемых методов исторического познания, поскольку необходимо объяснить не только позицию взрослых в отношении молодежи, но и взгляды и устремления самой молодежи. Для достижения поставленной цели исследования были использованы различные методы анализа и интерпретации собранного материала, например, сочетание методов традиционного исторического и социологического антропологизма. Сравнивая и сопоставляя сведения, полученные из различных источников, концепции и взгляды разных исследователей, мы стремились достичь максимально возможной точности и объективности в освещении событий и явлений.

Широко применялся и хронологический метод. Основные явления и события анализировались и освещались в хронологической последовательности. На основе данного метода формировался иллюстративный материал, представленный в виде таблиц, демонстрирующих динамику некоторых социально-экономических показателей, этапы общественного развития Японии. Выборка и компоновка данных велась с применением статистического метода, позволяющего обобщать обширный однотипный материал.

В основу методологии работы положен принцип объективно-исторического анализа событий в контексте общецивилизационных императивов постиндустриального общества. Специфический объект исследования потребовал применения ряда специальных подходов, в частности, социологического (Р.Арон), структурно-функционального (Д.Истон) и других.

Автор обращался и к специальным методам исторического анализа: сравнительному (Дж.Лапаломбара, Е.Б.Рашковский), логическому (У.Бек, А.И.Соловьев), цивилизационному (С.Хантингтон, Н.И.Петякшева). Метод сравнительного анализа применялся для получения характеристик послевоенных поколений в Японии, выявления их ценностей. Цивилизационный метод позволяет учитывать специфические черты культуры и менталитета японцев, указать на трансформацию и абсорбцию элементов западной культуры Японией.

Для определения общих и особенных черт общества на различных этапах и их взаимосвязи с изменением ценностей были использованы сравнительно-исторический и историко-ретроспективный методы. Основным инструментом анализа стал исторический подход, определяющий общую историю Японии в качестве постоянного и обязательного фона для понимания истоков и специфики появления и формирования непохожего на прежние поколения в обществе, а также его влияния на последующие этапы истории. На основе исторического подхода был применен ретроспективный анализ, позволивший рассмотреть содержание процесса общественных изменений в его последовательном развитии.

Многообразие исследовательских подходов в сочетании с  историко-генетическим, историко-ретроспективным и историко-сравнительным методами позволяют, на наш взгляд, максимально приблизиться к объективной оценке процессов, происходящих в японской молодежной среде.

Теоретической базой работы являются концепции о роли молодежи в истории развития общества. Молодежь всегда представляла интерес для историков, социологов, обществоведов не только потому, что ее мнение и позиция зачастую отличаются от взглядов взрослых, но прежде всего по причине ее роли в будущем развитии общества и государства. Управление молодежью, направление ее в «нужное» русло всегда являлось важной задачей общества.

Российские исследования проводились с точки зрения социологии, педагогики, в то же время работы о молодежи в историческом контексте отсутствуют. В исследованиях 1960-х-1980-х гг. под молодежью в основном понималась социально-демографическая группа, выделяемая на основе совокупности возрастных характеристик, особенностей социального положения30. Другой научный подход в изучении молодежи, связывавший понятие молодежи с процессом социализации31, остался без внимания. На рубеже ХХ-XXI вв. вновь возникло стремление к теоретическому осмыслению молодежи как особого феномена. И.М.Ильинский32 в своих работах заново осмысливает философию молодежи, трактуемую им как ценность, ставит вопрос о новых поколениях в свете глобальных вызовов XXI в.

В Америке и Европе исследования о молодежи велись в течение последних более чем ста лет. Особенно активно теоретические и методологические аспекты молодежной проблемы разрабатывались в 70-80-е гг. ХХ в. в связи с переходом западного общества к постиндустриальной стадии развития и серьезным возрастанием влияния молодежи на социальные, экономические и политические процессы. В числе фундаментальных исследований по этим проблемам выделяются работы Д.Белла, Ю.Масуда, А.Тоффлера33.

Обстоятельной работой о молодежи является исследование Д.Холла «Юность»34; в нем ученый рассматривает историю возникновения понятия «молодежный возраст», которое он  связывает с особенным, с точки зрения физиологии, периодом. С Д.Холлом, однако, не согласна Маргарет Мид, по мнению которой, «молодежный период – это культурно-общественное явление»35, тем самым М.Мид не связывает понятие «молодежного периода» только с физиологическими особенностями взросления человека.

Важными научными категориями данного исследования являются также молодежный период, поколение “Y”. Под молодежным периодом мы понимаем отрезок времени, необходимый молодому человеку для прохождения процесса идентификации перед вступлением во взрослое общество. В условиях современного общества он растянут и занимает возрастной период от пятнадцати до тридцати лет. Во время прохождения молодежного периода особое значение имеет молодежная культура – часть общей культуры общества, сформированная молодыми людьми. Она играет роль защитной функции во время психологически нестабильного периода индивида, кроме того, является предпосылкой к формированию новой культуры взрослого общества.

Источниковая база исследования. Для выполнения поставленных исследовательских задач нами были использованы различные источники, которые можно систематизировать по следующим направлениям:

  1. официальные документы, посвященные проблемам молодежи и молодежной политике японского государства, в их числе – Закон об образовании 2006 г.36, протокол заседания правительственного комитета по делам молодежи;
  2. статистические и аналитические материалы японских министерств, учреждений и ведомств, государственных и частных информационных служб (в том числе ежегодники по вопросам труда и экономики), ежегодные издания, Белая книга уголовной статистики, Белая книга Министерства образования, науки и культуры, а также Министерства труда, здравоохранения и благосостояния, полиции Японии37. Данная группа документов позволяет проанализировать прошлое и нынешнее состояние различных сфер жизни японцев и сделать предположения о возможных перспективах развития.
  3. Интервью молодежи, в числе которых как опубликованные в японской периодической печати – центральных газетах «Асахи симбун», «Ёмиури симбун», «Нихон кэйдзай симбун», так и лично бравшиеся автором у молодых японцев – студентов университетов Осака и Киото.
  4. Результаты опросов общественного мнения, проводившихся Корпорацией всеяпонского телерадиовещания NHK38, газетными издательствами39, российскими исследователями40, а также самим автором в 2004-2005 гг. среди более двухсот студентов и аспирантов университетов Киото и Осака, которые считаются одними из самых престижных в Японии.
  5. информационно-справочная литература и периодика;
  6. современные произведения молодежи41 и о молодежи, комиксы, словарь молодежного языка, наиболее точно отражающие сущность и внутреннее состояние молодежи, ее настроения, проблемы и трудности. Они позволяют взглянуть на молодежь их глазами и проанализировать ее мысли, понять ценности.

Многие источники еще не опубликованы, они были найдены с помощью информационной сети Интернет, на веб-страницах, где исследователь может почерпнуть оперативную информацию, статистические сведения. Кроме того, в качестве важного материала при написании работы выступили «полевые исследования» автора в ходе неоднократного и длительного пребывания в стране. Комплекс привлеченных источников позволяет решить поставленные нами цели и задачи и сформулировать выводы.

Научная новизна исследования заключается, прежде всего, в том, что впервые в отечественной историографии предпринята попытка создания комплексного исследования процесса формирования и современного состояния японской молодежи как социальной базы будущего развития Японии. Исследование базируется на источниках и литературе на японском, английском языках, многие из которых впервые введены в научный оборот в отечественном японоведении.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Изучение молодежи в Японии связано с фундаментальными проблемами общественного развития. Результаты исследования углубляют понимание феномена и тенденций нынешнего развития японского общества и ее важнейшего сегмента – молодежи. Знание и понимание этой молодежи создает условия для более точного прогнозирования путей будущего развития Японии. В теоретическом отношении значимость исследования состоит в проведенном в рамках исторического анализа изучении культуры, созданной молодыми японцами без влияния старшего поколения.

В практическом отношении значимость диссертации заключается в том, что ее материалы могут быть использованы в чтении лекций по истории и культуре современной Японии. Знание и понимание японского общества в условиях глобализации и расширения международного общения будет способствовать решению проблем межкультурной коммуникации.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Современное молодое поколение японцев (1975-90 гг. рождения) разительно отличается от предыдущих поколений. Хотя на его формирование оказывали влияние вековые традиции воспитания в семье, школьного образования, системы найма, действующей на предприятиях, и другие естественные факторы, тем не менее оно воспитывалось в новых экономических, культурных и социальных условиях. На него воздействовали как процессы глобализации и интернационализации Японии, так и неблагоприятная экономическая ситуация в стране двух последних десятилетий.
  2. Японской молодежи присущи как черты, характерные для поколения “Y” в других развитых странах мира, так и специфические, продиктованные самой природой японского общества. Молодежь является носителем таких новых качеств, которые не были  свойственны японцам ранее, как предприимчивость, индивидуализм, стремление жить не по шаблону. Эта молодежь отталкивается от реальных условий, мыслит и действует рационально, ставит перед собой приземленные и прагматические цели. Для нее характерны такие специфические черты, как создание своего ограниченного пространства, погружение в хобби, в реальное и сетевое общение с друзьями по интересу, увлечение комиксами и мультфильмами.
  3. Среди молодых японцев образовались особые категории людей, которые не вписываются в привычные для традиционного японского общества рамки. Современную молодежь, в первую очередь, волнует вопрос самореализации, организации жизни по принципу «то, чем я занимаюсь, приносит мне радость и удовлетворение». Образование и работа не являются для неё самоцелью или средством зарабатывать себе на жизнь. Молодое поколение японцев явилось создателем молодежной культуры, несвойственной прежним поколениям. В связи с этим хорошо известная проблема недопонимания между поколениями приобрела в современной Японии особую остроту.

Апробация работы. Диссертационное исследование прошло апробацию на кафедре японоведения Школы региональных и международных исследований ДВФУ. Основные положения и выводы диссертации были изложены на студенческой конференции Восточного института ДВГУ 2008 г. и XI международной научной конференции молодых ученых, проходившей в Институте истории, археологии и этнографии Народов Дальнего Востока, на III российско-японской конференции «Россия и Япония: гуманитарные исследования, проходившей в 2011 г. в ДВФУ. Основные проблемы нашли свое отражение в шести публикациях по теме исследования.

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

В соответствии с поставленными задачами работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка используемых источников и литературы и приложения.

Введение дает обоснование выбранной темы, определяет ее актуальность и новизну проблематики, теоретическую основу и методологию, в нем выдвигаются цель и задачи исследования, раскрывается степень изученности проблемы,  характеризуется основная российская и зарубежная литература о японской молодежи.

Глава 1 «Япония в 60-е гг. XX – начале XXI в.: социально-экономические, политические и идеологические условия формирования и развития “новой молодежи”» раскрывает общественный фон и условия формирования современной молодежи.

За последние полстолетия японское общество претерпело разительные изменения, которые в значительной степени связаны с воздействием трех факторов: характером и темпами экономического развития страны, политической стабилизацией и развитием гражданского общества, процессом быстрой интернационализации Японии.

Экономика Японии в последние пятьдесят лет пережила три непохожих периода. Бурный рост 1955-1973 гг. («экономическое чудо»)42 не только вывел страну на второе место в мире по уровню экономического развития, но и запустил механизмы ее интенсивной урбанизации, привел к формированию современного среднего класса, созданию эффективной системы социального и медицинского обеспечения населения и позволил Японии достичь западных стандартов благосостояния. На этом этапе в стране преимущественно и складывается та японская семья, в которой рождается поколение японцев, ставшее темой нашего исследования. Два мировых нефтяных кризиса середины 1970-х вызвали резкое замедление темпов экономического роста Японии, но в то же время заставили ее руководство встать на пути ресурсосбережения, перехода к наукоемкой структуре промышленности, ускорения научно-технического прогресса, софтизации и сервизации экономики.

1980-е гг. стали эпохой финансового благополучия Японии, которая закончилась кризисом, последствия которого японское общество переживало почти все десятилетие 1990-х. Вхождение современной молодежи во взрослую жизнь со всеми ее проблемами и противоречиями пришлось на нелегкое время финансового и структурного кризиса и экономической стагнации в Японии 90-х годов ХХ – первого десятилетия XXI в.

Важной характеристикой первого десятилетия нового века стал мировой финансовый кризис конца 2008 г. Некоторые процессы, запущенные в предшествующие периоды, существенно влияют на положение молодежи в обществе и ее поведение в начале XXI в. Среди них можно назвать несколько основных.

Старение населения. В связи с неуклонным ростом числа населения пенсионного возраста из года в год увеличивается нагрузка по его содержанию, которая ложится на плечи молодежи.

Изменение отношений на рынке труда. Происходит постепенный отказ от традиционной системы пожизненного найма, согласно которой предприятие брало опеку над свежеиспеченным выпускником вуза вплоть до его старости. Толчок этому процессу был дан научно-техническим прогрессом и внедрением инноваций на производстве. Возникла ситуация безработицы.

Широчайшее внедрение массовой культуры и развитие индустрии развлечений. Появились новые технологии в сфере образования благодаря быстрому развитию телевидения и распространению компьютеров.

Японское общество социально и политически стабильно, доказательством этого служит отсутствие больших политических и социальных потрясений: у власти долгое время находилась одна партия. Это привело к пассивности населения и молодого поколения, в частности. Если в 1960-х гг. молодежь участвовала в крупных политических волнениях, активно выдвигала свою позицию по поводу войны во Вьетнаме, то современная молодежь интересуется проблемами микрорайона, в котором проживает, преимущественно мыслит в масштабах частного, а не общечеловеческого. Такая трансформация сознания напрямую связана с разнообразием ценностей, с тем, что в Японии сформировалось общество потребления.

Япония трижды испытала натиск интернационализации, она обладает уникальной способностью к «редактированию» различных культур и цивилизаций, а некоторые эксперты полагают, что такого рода синтез может стать ее ролью в XXI в.43 На фоне развития процесса интернационализации и глобализации японское правительство уделяет большое внимание образованию. Революционный момент нового закона об образовании 2006 г. состоит в повышении роли личности в японском социуме. Реформа образования в качестве ключевых понятий обозначила такие, как «развитие способностей», «разнообразие», «индивидуализация», «непрерывное образование».

Воспитание рядового японца, как и представителя любой другой нации, начинается в семье. Именно в семье, в общении с родителями и другими близкими родственниками, ребенок получает первые сведения об окружающем его мире, в семье ему прививают основополагающие социальные и культурологические ценности, которые закладывают основы его последующего поведения.

Фундаментальное отличие традиций Японии и Европы заключается в том, что практически все жизненные ценности в Японии сведены к отношениям в коллективе, тогда как в Европе и Америке наивысшей ценностью обладает сам индивид. Если говорить о семье, эта разница проявляется в различном понимании семьи в Японии и на Западе. В Японии ее сознают как целостный организм, на Западе – как организацию, состоящую из отдельных, целостных и самодостаточных личностей.

Изменения в экономической и политической жизни, системе образования, трансформация семьи влияют на поведение, мировоззрение, облик молодежи. Она выросла в искусственно созданной, то есть в урбанизированной, компьютеризированной среде. Одновременно улучшение материального положения, увеличение времени досуга, развитие сферы услуг повысили значение качества жизни в ценностных ориентациях японцев44. Основным для молодежи становится поиск путей самореализации.

В главе 2 «Молодежь как социально-культурный феномен современного японского общества» рассматриваются возрастные особенности молодых японцев, ценностные ориентиры, проблемы молодого поколения, политика правительства в отношении молодежи.

В настоящее время взросление человека, по мнению Сэкигути Хироси и других авторитетных специалистов в этой области45, происходит очень медленно и заканчивается примерно к тридцати годам индивида. То есть переход от статуса ребенка к статусу взрослого занимает целых пятнадцать лет.

Изменения произошли и в отношении численности молодого населения Японии. Она достигла пика в 1970 г., год проведения Выставки всемирных достижений в Осака. Второй всплеск численности произошел в 1993 г., когда молодежного возраста достигло второе поколение бэби-бумеров. После этого численность молодежи неуклонно уменьшается.

Молодое население (согласно статистике, в возрасте от пятнадцати до двадцати девяти лет) представляет главную опору для общества в качестве источника рабочей силы, молодежь – это те, кто активно влияет на величину спроса на жилье, легковые автомобили, домашнюю бытовую технику. То есть численность молодого населения напрямую связана со многими факторами, в том числе экономической мощью страны.

Для сегодняшней молодежи способы выражения собственного «Я» и определения самой его сущности связаны с ее потребительскими принципами и моделями поведения. Многое из того, что молодые люди хотят сказать друг другу или донести до остального мира, выражается через марки одежды, которую они носят, напитки, которые они пьют, фирменную принадлежность продуктов быстрого питания, которые они предпочитают, музыку, которую они слушают, и фильмы, которые они смотрят46.

Достаточно комфортный в бытовом плане стиль жизни современного японского общества, наличие круглосуточных магазинов и пунктов видеопроката привели к не стесненному бытовыми условиями образу жизни. Это, в частности, повлияло на снижение тяги к заграничным путешествиям среди молодежи, которая была характерна для старших поколений.

Материальное благосостояние является важной ценностью современного японского общества. С ростом благосостояния японцев все большую ценность приобретает отдых, особенно у молодого поколения. Постепенно он входит в систему приоритетов в ценностных ориентациях. Если люди среднего и пожилого поколения все еще живут, чтобы работать, то молодежь уже работает, чтобы жить. Она все чаще задается риторическим вопросом о смысле жизни родителей, всецело посвящавших себя труду на фирму, ради нее приносивших в жертву семью.

Наш анализ подтверждает выводы японских исследователей молодежных проблем (Миядай Синдзи, Ооцука Эйдзи, Сэкигути Хироси) о том, что их корень лежит в общественном устройстве страны, в системе образования, воспитания в семье47.

Одна из наиболее острых проблем – это проблема физических и психологических издевательств (идзимэ) в школе48. Примерно с 1983 г. она обострилась до такой степени, что обратила на себя внимание общественности. В 1985 г. количество случаев идзимэ достигло пиковых показателей: на данной почве было совершено 9 самоубийств.

В данной главе также рассматривается вопрос об отношении молодежи к труду и карьере. Этот аспект особо актуален для Японии, поскольку еще до середины 1990-х гг. там работала традиционная система организации труда, при которой практически все свое время японец отдавал работе, четко ощущал свою принадлежность фирме. Последняя, в свою очередь, охраняла работника вплоть до выхода на пенсию. В настоящее время эта система изживает себя, и молодежь предпочитает временную работу официальному устройству в компанию.

Резкое увеличение на рынке труда числа молодых людей, не имеющих постоянного места работы или не желающих работать, дало повод говорить о широком масштабе такого явления. Молодой человек, не имеющий постоянного места работы, называется «вольный работник», фритерс (фурита). Это название было впервые употреблено в журнале по найму рабочей силы «От А» (“From A”) в 1980-е гг.; считается, что в настоящее время их неофициальное число превысило пять млн человек, что в десять раз превышает первоначально зарегистрированные показатели. Появлению фритерсов способствовала благоприятная конъюнктура рынка, однако, несмотря на кризисные явления, количество «вольных работников» только растет. Среди них много тех, кто окончил высшие учебные заведения.

Также наблюдается увеличение категории молодых людей, не желающих ни работать, ни учиться – так  называемых нито49. В последние семь-десять лет растет количество молодых людей, попадающих под данное определение.

Безработица является насущной проблемой для молодежи Японии. По статистике, ежегодно 100 тыс. студентов остаются на повторный год обучения после последнего четвертого курса. За счет этого каждый год на несколько десятков процентов увеличивается число желающих поступить на работу в государственные и частные фирмы.

Большой общественной проблемой Японии является затворничество. Слово «затворник» – хикикомори – указывает на человека, добровольно прекратившего какую-либо связь с внешним миром и ограничившего себя исключительно стенами собственного жилища; в современной Японии оно знакомо буквально каждому. Проблема «самозаточения», имевшая ранее место в единичных случаях, в 1990-е гг. приобрела такую массовость, что обратила на себя внимание японской общественности. В последнее время она широко обсуждается СМИ, учеными. Согласно данным статистики, наиболее ярко социальное затворничество проявляется среди образованных молодых людей, столкнувшихся с проблемой устройства на работу или на работе.

Таким образом, проанализировав отношение японской молодежи к основополагающим аспектам жизни общества – учебе, работе, браку, можно заключить, что общество в Японии резко поляризуется. На одном полюсе существуют нормы и ценности традиционного социума, тогда как на противоположном – совершенно нехарактерные для Японии современные реалии; и их выразителем выступает молодежь. Общественные тенденции сводятся к тому, что людям, не обладающим особыми умениями и талантом, трудно существовать. И это, пожалуй, наиболее острая тема, которая волнует японскую молодежь. Тем не менее, можно сказать, что в будущем в Японии будет меньше ограничений. Это предполагает постепенное реформирование всех основ жизни – воспитания, образования, системы работы на предприятии; начало этого процесса мы наблюдаем уже сейчас. Реформа системы образования, разрушение системы пожизненного найма, распространение информации о Японии по всему миру – эти факты говорят о том, что Япония ощущает себя крепко стоящей на ногах, конкурентноспособной до такой степени, что можно говорить не о специфике отдельной восточной страны, бывшей долгие века в изоляции, а о современной стране, идущей в авангарде развитых цивилизаций мира.

Глава 3 «Формирование «особенной» молодежи в японском обществе в конце XX – начале XXI в.» посвящена молодежи, чей образ жизни не вписывается в традиционные устои японского общества. Наряду с явлениями, считающимися в социуме нормой, существуют и такие, которые не попадают в привычные рамки. Для части молодежи, в том числе и японской, характерным является неприятие стандартных ценностей. Одним из факторов, формирующих это неприятие, становится процесс глобализации.

Глобализация не всегда благоприятно влияет на личность, она может и ломать ее. Стремясь к самоидентификации, большинство молодежи вырабатывает сильный характер и обретает жизненные цели, однако есть и слабые, социально-пассивные личности, которые не находят своего места в жизни и оказываются в стороне от общих процессов, фактически не признают и отвергают ценности этого общества, выстраивая свой, отгороженный от остальных, нередко виртуальный мир. Хотя трудно в Японии представить социум, созданный взрослыми, и молодежь, воспитанную ими, как нечто принципиально разное50, все-таки и в этой стране появился тип молодых людей, недоступный пониманию старшего поколения. Эта та молодежь, которая с головой погружена в Интернет, в хобби и индифферентно относится к социальным проблемам.

Особенность Японии в том, что молодежь в этой стране всегда на кого-то равнялась. Однако в последние десятилетия пример для подражания она находит не в реальном окружении, как прежде, а в вымышленном мире, прежде всего в мультфильмах, комиксах, компьютерных играх51.

Одной из причин этого явилось быстрое развитие и глобализация мультимедийного пространства в Японии в XX-XXI вв. С помощью мультимедии стало возможным воздействие на сознание человека в разнообразных формах, среди которых можно выделить пять основных:

1. Анимационные фильмы, или мультфильмы (анимэ). 2. Комикс (манга).

3. Игры (гэму). 4. Кумиры (айдору)52. 5. Интернет.

Считается, что эти формы воздействия на психику человека способствовали появлению так называемого отаку – человека, маниакально увлеченного мультфильмами, комиксами, «любящего такие жанры, которые взрослому любить стыдно»53. Существует множество понятий отаку. Согласно одному из них, предложенному японским критиком Сэридзава Сюнсукэ, это «интро-интроверт, разрушающий границы между реальным и виртуальным мирами»54. Известный писатель, социолог и критик Ооцука Эйдзи называет отаку человека, который преследует воображаемую реальность, берет ее за модель и создает для себя нечто наподобие психологического мира. Неоднозначны и крайне разнообразны и оценки, даваемые отаку: от резко отрицательных до положительных.

В данной главе характеризуется отаку, его увлечения; определяются те общественные условия, которые послужили толчком для возникновения отаку; выясняется, имеют ли отаку отношение к общей культуре или представляют собой совершенно новое для Японии явление. Кроме того, поскольку в послевоенной истории страны большую роль сыграл иностранный фактор, важным представляется определение национальных и (или) заимствованных элементов в культуре отаку. 

Этой культуре посвящают свои исследования культурологи, психологи, писатели, психиатры. Обобщив их исследования, мы пришли к выводу, что данной культуре присущи следующие основные черты:

во-первых, вторичное творчество (нидзи сосаку). Этим термином обозначаются манга, видеоигры, фигурки героев, переделанные любителями из оригинальных произведений на сексуальный манер и выпускающиеся некоммерческими тиражами. Этот рынок организован на любительской основе, и, тем не менее, на протяжении последних тридцати лет он составляет основу культуры отаку как в количественном, так и в качественном отношении: к нему обращаются даже писатели-профессионалы.

Вторичное творчество в культурной индустрии предсказал французский социолог Жан Бодрийяр55. Он предположил, что в обществе постмодерна ослабнет различие между оригиналом (произведением) и его копией (товаром), а главенствующее положение займет промежуточная форма – «симуляция» или подражание. Главная особенность симулирующего продукта заключается в том, что он не отображает реальную действительность, а существует как некий символ или знак и является плодом фантазии его автора. 

Второй особенностью культуры отаку является придание особого значения фантазии (кёко дзюси)56, то есть подчеркнутое существование в вымышленном мире. Такое мироощущение определяет поведенческий стиль отаку. Они предпочитают виртуальное общение реальному общению на работе, с родственниками. Как справедливо заметил Накасима Адзуса, для отаку важно групповое сознание: они таскают за собой огромный мешок, нагруженный книгами, журналами, любительскими комиксами, вырезками статей, поскольку ощущают себя комфортно только в привычном окружении. Это порождает представление о том, что для них отсутствует разница между реальным и вымышленным. Важно отметить, что все продукты, считающиеся атрибутами культуры отаку, финансируют и выпускают производители компьютерной техники.

Культура отаку связана с чисто японской реальностью: в произведениях для отаку сюжет связан с Японией, в них используются характерные для японцев выражения, поэтому существует справедливое мнение, что культура отаку – это продукт, рассчитанный на японского потребителя. Производители компьютерной техники придумали хороший маркетинговый ход, как продавать огромное количество своего товара. Проследив историю отаку, можно сделать следующие выводы:

Во-первых, их образ во многом был создан искусственно экономически богатым обществом, нацеленным на высокое потребление. И если в начале данного процесса можно было выделить так называемых «истинных» отаку, то в ходе культурного взаимодействия грани между обычными людьми и представителями культуры отаку в значительной мере стерлись. Она подчинилась единым законам развития общества и, как японской культуре в целом, ей присущи оригинальность, коллективное творчество, однородность интересов ее участников.

Во-вторых, во многом негативное представление японской общественности об отаку связанно с так называемым «инцидентом Миядзаки» (1989) – действиями серийного убийцы, которого эта общественность причислила к  отаку. По нашему мнению, корни преступлений этого человека кроются всё же в его психическом отклонении, а не в увлеченности мультфильмами, вряд ли, преступник имел какое-либо отношение к современным отаку, развлекающимися игрушками.

В-третьих, между отаку, появившимися в 1960-е гг., и современными, заметна большая разница. Если вначале они были совершенно изолированы от общества, то сейчас быть отаку – модно, это элита, их культура вылилась в брендовое явление: далеко не каждый может позволить себе приобрести куклы стоимостью в несколько сот тысяч иен. Фактически доступ к культуре отаку измеряется экономической состоятельностью человека.

Товары потребления отаку устойчивы к экономическим спадам, поскольку увлеченный человек отдаст любые деньги за желаемый товар. Культуру отаку выгодно насаждать экономически, и она будет только развиваться. Культура отаку, начинавшаяся как безобидное хобби, приобрела большой размах и вышла за пределы Японии. Она является продуктом экономически зрелого общества, которое создает новые ниши потребностей, то есть вытекает из законов общества потребления.

В заключении представлены основные выводы исследования. Современная японская молодежь, к которой относятся юноши и девушки 1975-1990 гг. рождения, является принципиально новым для Японии молодым поколением, поскольку формировалась она в существенно иных, чем прежние поколения японцев, исторических, социально-экономических и политических условиях и обладает чертами, не свойственными предшествующим поколениям.

Революционным моментом реформы образования Японии, где веками культивировался коллективизм, стал поворот к воспитанию оригинальной, нестандартной личности. Для достижения такой далеко идущей цели школа и семья объединились в одно целое. Новым важным фактором, повлиявшим на изменение системы общественных отношений, положения и интересов молодежи, стало разрушение системы пожизненного найма. Молодежь видит перед глазами пример отцов, подвергшихся массовым сокращениям, и не желает работать всю жизнь на одном предприятии. В результате сложившаяся в Японии на рубеже XX-XXI вв. общественная система заставляет вступающего в жизнь молодого человека жить и  выживать не в коллективе, а в одиночку, создавать максимально комфортные условия жизни для себя не с помощью семьи, класса, учебной группы, рабочего коллектива, а самостоятельно.

Экономическое процветание Японии в конце ХХ в. также повлияло на условия формирования, жизни, быта, интересы молодого поколения. Улучшение материального достатка большинства японских семей, увеличение времени для отдыха, развитие сферы услуг повысили значение качества жизни в ценностных ориентациях молодых японцев. В числе основных ценностей – достижение гармонии с самим собой и окружающим миром, самопознание и саморазвитие.

Достаточно новыми и специфичными для японского общества являются проблемы, с которыми сталкивается современная молодежь. На первом месте среди них – обеспечение стабильного будущего. Эта проблема обусловлена как длительным периодом экономической стагнации в стране и ростом безработицы, так и разрушением традиционной системы пожизненного найма. Новая система ценностей, исповедуемая японской молодежи, обусловила формирования столь же своеобразной молодежной культуры современной Японии. В основе этой культуры лежат как принципы, характерные для японского общества в целом, так и привнесенные в него извне, под влиянием процессов интернационализации Японии, глобализации и формирования мирового информационного пространства. Благодаря этому она является оригинальной, индивидуальной, отличной как от традиционной японской культуры, так и от других культур мира, и потому вызывает к себе и своей культуре интерес исследователей и обычных людей со всего мира.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях,

включенных в перечень ВАК

  1. Чертушкина Е.В. Изменение общественного сознания японцев во второй половине ХХ в. // Вестник ДВО РАН, № 5 (135), 2007. – С. 102-107 (0,4 п.л.)
  2. Чертушкина Е.В. Образование в современной Японии: необходимость проведения реформ // Сибирский педагогический журнал, № 5, 2007. – С. 198-204 (0,4 п.л.)
  3. Чертушкина Е.В. Хироси Сэкигути о проблемах школы в современном японском обществе // Россия и АТР. Владивосток, № 2, 2008. – С. 155-163 (0,6 п.л.)

Прочие публикации

  1. Чертушкина Е.В. Такаги Хироси о модернизации и формировании традиций в Японии // Альманах «Молодой международник», вып. 7, 2005. – С. 156-173 (0,9 п.л.)
  2. Чертушкина Е.В. Состояние просвещения и проблемы молодежи в современной Японии // Вестник Поморского университета. Архангельск,  9, 2007. – С. 75-78 (0,3 п.л.)
  3. Чертушкина Е.В. Образовательные реформы в современной Японии // Известия Восточного института. Владивосток, 2007. – С. 284-290 (0,4 п.л.)

Чертушкина Евгения Владимировна

Молодежь в процессе трансформации японского общества на рубеже ХХ XXI вв.: проблемы формирования и социо-культурного развития

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Отпечатано методом оперативной полиграфии в ИИАЭ ДВО РАН.

690950, г.Владивосток, ул.Пушкинская, 89

Подписано в печать  14.03.12. Заказ 28.

Формат 60х84 1/16.

Усл. печ. л. 1,3.

Тираж 120 экз.


1 Термин «постиндустриальное общество» родился в США на рубеже 1950-х-60-х гг. Американский социолог Даниел Белл широко использовал его в своих лекциях для характеристики нового э тапа американского капитализма / Белл,  Д. Грядущее постиндустриальное общество. М.: Академия, 1999. 782 с.

2 В английском алфавите буква “Y” следует за “X”, которой обозначалось предыдущее поколение “X” (от англ. “next”). Другое название поколения “Y” – millennials” (поколение «миллениума») – поколение встретивших новое тысячелетие в молодом возрасте, характеризующееся глубокой вовлечённостью в цифровые технологии.

3 Молодяков, В.Э. Японская молодежь накануне третьего тысячелетия // Япония: С чем идти в третье тысячелетие? М.: Восточная литература РАН, 1999. 359 с. С. 185-210.

4 Дыбовский, А.С. «О ценностных ориентациях японской молодежи (по данным социологического опроса среди студентов Осакского государственного университета) // Материалы XXIII российско-японского симпозиума историков и экономистов ДВО РАН и района Кансай (Япония). Владивосток: Дальнаука, 2008. С. 135-163.

5 Там же. С. 143.

6 Дыбовский, А.С., Ларина, Л.Л. О ценностных ориентациях российской и японской студенческой молодежи // Россия и АТР. № 1. 2008. С. 120-142.

7 Дыбовский, А.С., Ларина, Л.Л. О ценностных ориентациях российской и японской студенческой молодежи // Россия и АТР. № 1. 2008. С. 127.

8 Там же.

9 Прасол, А. Modern Japan. Origins of the Mind: Japanese Traditions and Approaches to Contemporary Life. Singapore, 2010. 352 p.; Прасол, А. Япония: Лики времени. М.: Наталис, 2009. 414 с.

10 Прасол, А. Япония: Лики времени. М.: Наталис, 2009. 414 с.

11 Там же. С. 220, 221.

12 Napir Susan. Anime from Akira to Princess Mononoke // Chapter five. Ghosts and machines. N.Y.: Palgrave, 2000. P. 85-102.

13 Greenfeld Karl Taro. Speed tribes: Days and Nights with Japan’s next generation. N.Y.: Harper Perennial, 1994. 304 p.

14 Gillis, John R. Youth and History – Tradition and Change in European Age Relations, 1770 – Present. Tokyo: Academic Press, Inc., 1981. 422 p.

15 Аида, Юдзи. Нихондзин но исики кодзо / Юдзи Аида. Структура сознания японца. Токио: Коданся, 1971.

16 Аида, Юдзи // [Электронный ресурс]. – Электрон. Дан. – Режим доступа: http://sankei.jp.msn.com/life/news/110813/edc11081307320000-n1.htm [Дата обращ.: 12.02.12].

17 Миядай, Синдзи, Исихара, Хидэки, Ооцука, Мэйко. Сабукарутя синва кайтай (Субкультура: развенчивание мифов) Токио: PARCO сюппанкёку, 1993. 311 p.; Миядай, Синдзи, Мацудзава, Курэити. Поппукарутя (Попкультура) Токио: Майнити симбунся, 1994. 231 с.; Миядай, Синдзи. Сэйфуку сёдзётати но сэнтаку (Выбор девушек в школьных формах) Токио: Коданся, 1994. 286 с.

18 Миядай, Синдзи. Томэйна сондзай но футомэйна акуи (Непрозрачный злой умысел прозрачного существования) Токио: Сюндзюся, 1998. 257 с.

19 Адзума, Хироки. Добуцука суру посутомодан. Отаку кара мита нихон сякай  (Постмодерн с признаками животного. Японское общество глазами отаку) Токио: Топпан инсацу, 2001. 195 с.

20 Уэно, Тидзуко, Ооцука, Эйдзи. Хёрюсуру сэкусюариати (Дрейфующая сексуальность) // Кикан Тоси II. Токусю «Сэйтэки тоси» (Серийный ежеквартальный сборник «Мегаполис II». Раздел «Сексуальный город») Токио: Тоси дэзайн кэнкюдзё, 30 ноября, 1989. С. 112-127.

21 Сэкигути, Хироси. Хикикомори то футоко. Кокоро но идо о хору токи (Проблемы затворничества и непосещения школы – погружаясь в душевный колодец) Токио: Коданся, 2003.

22 Сэкигути, Хироси. Хикикомори то футоко. Кокоро но идо о хору токи (Проблемы затворничества и непосещения школы – погружаясь в душевный колодец) Токио: Коданся, 2003. C. 70; Миядай, Синдзи, Миядзаки, Тэцуя. Варэварэ но дзидай ни М2 (Нашему поколению) / Токио: Асахи симбунся, 2004. 395с.

23 Оконоги, К. Мораториуму нингэн но дзидай  (Эпоха человека-моратория) / Токио: Тюо корон синся, 1978. 343 с.

24 П.Уолтерз, психиатр лечебного центра при Гарвардском университете, впервые употребил данный термин при описании аналогичных признаках болезни четырех студентов. Наиболее ярким симптомом «студенческой апатии» является отсутствие интереса к учебе. Молодые люди не знают, чем хотят заниматься, кем стать – для них характерно ощущение безразличия и пустоты // [Электронный ресурс]. – Электрон. Дан. – Режим доступа: http://ds.cc.yamaguchi-u.ac.jp/~hoken/03healthmente/hirano-dr/hirano-5.html [Дата обращ.: 25.02.07].

25 Морикава, Каитиро. Сюто но тандзё. Моэру тоси Акихаба (Рождение столицы. Акихабара – город любви к комиксам) Токио: Гэнтося, 2003. 271 с.

26 Накано, Осаму. Гэндайси но нака но вакамоно (Молодежь в современной истории) Токио: Сансэйдо, 1987. 254 с.

27 Окада, Тосио. Отакугаку нюмон (Введение в «отаку»-логию) Токио: Синтёся, 2000. 376 с.

28 Фудзивара, Кадзухиро, Миядай, Синдзи. Дзинсэй но кёкасё «Ё но нака» (Школа жизни «Наше время») Токио: Тикумасёбо, 1998. 248 с. / Гл. 5. Ими наки сэкай о до икиру ка (Как существовать в бессмысленном мире) С. 191-241.

29 Джэнэрэсён Y. Нихон о каэру аратана дзидай (Поколение Y. Новая эпоха, которая изменит Японию) Токио: Нихон кэйдзай симбунся, 2005. 243 с.

30 Юность как социальная проблема // Общество и молодежь. Изд. 2, дополненное и переработанное / Сост. В.Д.Кобецкий. М.: Молодая гвардия, 1973. С. 22-51.

31 Иконникова, С.Н., Лисовский, В.Т. Молодежь о себе, о своих сверстниках. Социологическое исследование. Л., 1969.

32 Ильинский, И.М. Молодежь и молодежная политика. Философия. История. Теория. М.: Голос, 2001. 696 с.

33 Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество. М.: Академия, 1999. 782 с.; Masuda, Y. The Information Society as Post-Industrial Society. Washington, D.C.: World Future Society, 1981. 171 p.; Toffler, A. The Third Wave. N.Y., 1983 [Тоффлер, А. Третья волна. М.: Изд-во АСТ, 1999. 776 с.].

34 Hall, G.S. Adolescence. N.Y.: Appleton, 1904.

35 Mead, M. Coming of Age in Samoa: A Psychological Study of Primitive Youth for Western Civilization. N.Y.: Harper Perennial Modern>, 2001. 256 p.

36 Кёику кихонхо (Основной закон об образовании) // [Электронный ресурс]. – Электрон. Дан. – Режим доступа: http://ja.wikipedia.org/wiki/%E6%95%99%E8%82%B2%E5%9F%BA%E6%9C%AC%E6%B3%95 [Дата обращ.: 10.05.07].

37 Статистика случаев издевательств в японской школе [Электронный ресурс]. – Электрон. Дан. – Режим доступа: http://www.mext.go.jp/b_menu/houdou/14/08/020820b.htm  [Дата обращ.: 15.04.08].

38 Нихон но вакамоно: соно исики то кодо. ЭнЭйчКэй сэрон тёса (Японская молодежь: сознание и поступки. Выяснение общественного мнения японской телерадиовещательной компанией NHK) Токио: Нихон хосо сюппан кёкай, 1986. 209 с.

39 Джэнэрэсён Y. Нихон о каэру аратана дзидай (Поколение Y. Новая эпоха, которая изменит Японию) Токио: Нихон кэйдзай симбунся, 2005. 243 с.

40 Дыбовский, А.С., Ларина, Л.Л. О ценностных ориентациях российской и японской студенческой молодежи (опыт сопоставительного анализа результатов опроса студентов Владивостока и Осака) // Россия и АТР. № 1. 2008. С. 131-140.

41 Вакамоно но котоба дзитэн (Словарь молодежного языка) // Под. ред. Камэй Хадзимэ. Токио: ЭнЭйчКэй сюппан, 2003. 217 с.; Накано, Хитори. Дэнся отоко (Мужчина в электричке) Токио: Синтёся, 2004. 364 c.; Тэдзука, Осаму. Буракку Дзякку (Черный Джек) Токио: Акита сётэн, 1974. Сборники 1-23.

42 В эти годы среднегодовые темпы экономического роста Японии составляли 9,5%, промышленный потенциал страны вырос в 6,6 раза, доходы на душу населения – в 8 раз. В 1950-е-60-е гг. техническая модернизация охватила все сферы народного хозяйства Японии. Обновление производственной базы на этом этапе велось как за счет широкого импорта иностранной технологии, так и путем проведения самостоятельных научных исследований. В результате во многом связанные с научно-техническим прогрессом интенсивные факторы внесли значительный вклад в прирост ВНП, и в частности промышленного производства, уже в первые послевоенные десятилетия. По оценке японских экономистов, в 1951-1965 гг. на интенсивные факторы приходилось почти 50% прироста продукции обрабатывающей промышленности. По расчетам известного американского экономиста Э.Денисона, только за счет повышения эффективности производства (роста выпуска продукции на единицу затрат) национальный доход Японии возрастал в среднем за год в 1953-1961 гг. на 4,6%, а в 1961-1971 гг. – на 4,94%, причем за счет интенсивных факторов обеспечивалось в 1953-1961 гг. 59,7%, а в 1961-1971 гг. – 58,1% всего прироста национального дохода / Соколов, А.И. Япония. Экономика и образование. М.: Наука, 1982. С. 7-8.

43 Чугров, С.В. Япония в поисках новой идентичности. М.: Вост. лит. РАН, 2010. С. 254.

44 Молодякова, Э.В. Среда обитания современных японцев // Япония. Ежегодник 2000-2001. С. 148-169. С. 161.

45 Gillis John R. Youth and History – Tradition and Change in European Age Relations, 1770 – Present. Tokyo: Academic Press, Inc., 1981. 422 p.; Миядай, Синдзи, Хаями, Юкико. Сайфа какусэйсэё! Сэкай но синкайдоки байбуру (Найди ключ к разгадке! Мировая библия в новой трактовке) Токио: Тикумасёбо, 2000. 262 с.

46 Учёнова, В.В. Реклама и массовая культура. М.: ЮНИТИ, 2008. С. 45.

47 Миядай, Синдзи. Сэйфуку сёдзётати но сэнтаку (Выбор девушек в школьных формах) Токио: Коданся, 1994. 286 с.; Ооцука, Эйдзи, Сасакибара Гоо. Кёё тоситэ но «Манга анимэ» («Манга анимэ» в роли воспитателя») Токио: Коданся гэндай синсё, 2001. 265 с.; Сэкигути, Хироси. Хикикомори то футоко. Кокоро но идо о хору токи (Проблемы затворничества и непосещения школы – погружаясь в душевный колодец) Токио: Коданся, 2003. 287 с.

48 Сэкигути, Хироси. Хикикомори то футоко. Кокоро но идо о хору токи (Проблемы затворничества и непосещения школы – погружаясь в душевный колодец) Токио: Коданся, 2003. C. 121.

49 Этот термин происходит от английского NEET (Not in Education, Employment or Training – не задействованные в учебе, работе или стажировке). Был впервые употреблен в Англии в 1999 г.

50 Нихон но вакамоно: соно исики то кодо. NHK сэрон тёса (Японская молодежь: сознание и поступки. Выяснение общественного мнения японской телерадиовещательной компанией NHK) Токио: Нихон хосо сюппан кёкай, 1986. С. 1.

51 Фудзитакэ, Акира. Вакамоно ни тоттэ сиавасэ това (Что значит «счастье» в понятии молодежи) Токио: Юхикаку, 1994. С. 62.

52 Кумиры (Айдору) [Электронный ресурс]. – Электрон. Дан. – Режим доступа:  http://ja.wikipedia.org/wiki/%E3%82%A2%E3%82%A4%E3%83%89%E3%83%AB  [Дата обращ.: 13.07.11].

53  Адзума, Хироки. Добуцука суру посутомодан. Отаку кара мита нихон сякай (Постмодерн с признаками животного. Японское общество глазами отаку) Токио: Топпан инсацу, 2001. С.15.

54 Миядай, Синдзи. Томэйна сондзай но футомэйна акуи (Непрозрачный злой умысел прозрачного существования) Токио: Сюндзюся, 1998. С. 148.

55 Бодрийяр, Жан. Общество потребления [Электронный ресурс]. – Электрон. Дан. – Режим доступа: http://lib.rus.ec/b/153916/read [Дата обращ.: 12.02.12].

56 Адзума, Хироки. Добуцука суру посутомодан. Отаку кара мита нихон сякай (Постмодерн с признаками животного. Японское общество глазами отаку) Токио: Топпан инсацу, 2001. С. 40-41.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.