WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ

На правах рукописи

ЧИЖИКОВА Алина Сергеевна

КУЛЬТУРА ОБЩЕНИЯ В СЕМЬЕ СТОЛИЧНОГО ДВОРЯНИНА РОССИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

Специальность: 07.00.02. Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва 2012

Работа выполнена в Центре по изучению отечественной культуры Института российской истории Российской академии наук.

Научный руководитель:                доктор исторических наук, профессор

Гросул Владислав Якимович

Официальные оппоненты:                доктор исторических наук

                                               Марасинова Елена Нигметовна

                                               кандидат культурологии

                                               Фуражева Наталья Сергеевна

Ведущая организация:                Российский государственный гуманитарный университет

Защита состоится «24» мая 2012 г. в 11.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 002.018.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Институте российской истории РАН по адресу: 117036, г. Москва, ул. Дмитрия Ульянова, д. 19, ауд.2.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института российской истории РАН.

Автореферат разослан « » апреля 2012 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета                                                Е.И. Малето

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность диссертационного исследования. В настоящее время ученые многих областей знаний занимаются исследованием различных аспектов повседневной жизни российского дворянства XIX в. Столичное дворянство в это время выкристаллизовывалось в самобытное, европейски утонченное и образованное сообщество, как бы воплощая идеал Петра I, стремившегося к заимствованию всего лучшего из опыта западных стран для блага Отчизны. Однако проблема культуры общения в семье дворянина пока остается слабоизученной. С другой стороны, сейчас существует социальный заказ на изучение общения, этикета, обсуждаются вопросы, связанные с допустимостью тех или иных форм поведения в обществе, возрастает интерес к изучению данной темы в истории русской культуры, в том числе и первой половины XIX в. Например, на экраны выходят фильмы, действие которых происходит в дворянской среде позапрошлого столетия, проводятся тренинги по практике общения с отсылками к дворянской культуре XIX в. Также немаловажным является тот факт, что на современном этапе развития человеческого общества институт семьи претерпевает существенные изменения, семейные ценности нивелируются, возрастает число разводов, в то время как культура общения в семье дворянина способствовала поддержанию ценности брака и семейных отношений. Дворянами семья воспринималась как необходимая, естественная и органичная структура, помогающая реализоваться человеку, сохранить традиции. Семья осуществляла моральную, психологическую и материальную поддержку. Разумеется, не все возможно взять на вооружение, однако взаимоуважение, на  котором базируется система отношений между дворянами в семье, и следование высоким этическим и эстетическим идеалам могут помочь в облагораживании общества.

При этом решается сложный вопрос – возможно ли уцелеть в мире, где правят капиталистические установки, ориентируясь на романтические представления о чести и долге. И что, в таком случае, является приоритетом? История показала нам завершение дворянской эпохи, но их ценности живы и вызывают симпатии у современных людей. Благородный рыцарь, галантный кавалер, утонченная, образованная, милосердная, грациозная дама – идеал для подражания или анахронизм? Хочется верить, что ответ на вызов времени Россия выдержит с благородным достоинством.

Изучение роли общения в семье столичного дворянина также имеет большое значение для правильного понимания особенностей русской культуры указанного периода в целом, поскольку культура общения является составной, можно сказать, важнейшей частью духовной культуры человеческого общества. Исследование нацелено на всестороннее изучение феномена общения в дворянской столичной семье.

Объект исследования: культура повседневности дворянской семьи России первой половины XIX века.

Предмет исследования: культура межличностного общения в семье столичного дворянина указанного периода.

Целью данного исследования является выявление и системный анализ особенностей культуры межличностного общения в семье столичного дворянина России первой половины XIX века.

В этом плане решаются следующие исследовательские задачи:

  1. реконструировать стиль жизни и особенности межличностного общения в семье столичного дворянина 1-й половины XIX в.;
  2. проанализировать сходство и различие в стиле общения столичного дворянина в городе (Санкт-Петербурге и Москве) и в поместьях;
  3. исследовать понятия «дом» и «семья» в представлении русского дворянина;
  4. изучить формы общения и правила поведения членов семьи по отношению друг к другу;
  5. охарактеризовать гендерный аспект поведения в семье;
  6. определить мировоззренческие установки, лежащие в основе правил межличностного общения дворян указанного периода (традиции и новации), и мотивацию поведения столичных дворян в семьях;
  7. раскрыть  характер взаимоотношений слуг и господ;
  8. выявить особенности взаимоотношений в различных семьях в зависимости от социального положения родителей и семейных традиций.

Выбор территориальных и хронологических рамок объясняется целью и задачами исследования, анализируется общение в семьях дворян, проживавших преимущественно в Санкт-Петербурге и Москве, а также их связи с родственниками в провинции или находящимися за границей. Рассматриваются особенности культуры общения во времена правления двух императоров – Александра I и Николая I, с отсылками для выявления общего и особенного во времена предшествующие и последующие. Личность самодержца оказывала огромное влияние на всю жизнь страны, на все сферы экономики, образования, культуры (в ее аксиологическом, т.е. ценностном, понимании), вообще на стиль жизни. Данный временной отрезок выбран в силу того, что на этот период приходится Золотой век русской культуры, и в то же время это кризис феодально-крепостнической системы. В литературе даже утверждается, что «Со времен манифеста Петра III о вольности дворянской (1762) все было правом дворянского сословия и ничего его обязанностью»1.

Степень разработанности проблемы. Общение является предметом междисциплинарного изучения. Зависимость общения от системы социальных отношений, от развития общественного сознания и культуры в целом вызывает необходимость исследования данного феномена с позиций историзма. Внутренние механизмы поведения исследует психология. Роль общения в воспитании – задача педагогики. Теоретические разработки данного феномена лежат в области философии, культурологии и антропологии. Их результаты крайне сложно согласовать, поскольку они получе­ны с помощью весьма различных методов и сформулированы в ка­тегориях, имеющих неидентичное значение в различных теоретических разработках. Однако такое согласование по­зволило бы решить многие проблемы изучения общения, которые сложно решить в рамках лишь одной научной дисциплины. Важнейший способ проверки теоретических результатов – обращение к истории.

Следовательно, при изучении историографии необходимо разделить материал на три группы: труды по истории повседневности дворянской семьи; работы, посвященные теоретическому осмыслению культуры общения; а также исследования, посвященные субкультуре детства с позиций историков, культурологов, психологов.

К первой группе относятся работы, посвященные быту дворян.  Специальные работы по данной тематике появились уже в середине XIX столетия. И.Е. Забелин первый обратил внимание на историю повседневности, в частности, на быт русских царей XVI-XVII вв.2 (впервые издано в 1862 г.). Выдающийся историк В.О. Ключевский3 исследовал культуру дворянского сословия, посвятив ей главы в своем «Курсе русской истории», где описал воспитание декабристов, нравы высшего сословия (лекция LXXXIV).

Серьезное внимание изучению русской культуры уделял  П.Н. Милюков4, обращавший внимание на факторы, оказавшие воздействие на динамику культуры и общества, в том числе влияние православной церкви, литературы, искусства, просвещения. Богатый материал по теме повседневности столиц находится в работах М.И. Пыляева5. Анализу повседневности русского общества первой половины XIX в. посвящен труд Н.Ф. Дубровина6, который многие годы был практически забыт, а также исследование быта С.А. Князькова7.

В 1889 году вышла работа Н.Д. Чечулина8, переизданная в 2010 г., и посвященная быту всех сословий России XVIII в. в провинции, в которой ученый показал причины поведения, особенности повседневности и степень западноевропейского влияния и патриархальных традиций в провинциальных городах.

В 1913 г. в журнале «Голос минувшего» впервые была напечатана работа М.О. Гершензона «Грибоедовская Москва»9, где на основе переписки семьи Римских-Корсаковых (героиней повествования стала Мария Ивановна – мать семейства), а также воспоминаний и писем их современников воссоздана атмосфера Москвы 10-30-х годов XIX в. На примере одной семьи показана судьба московского общества – его нравы, интересы, быт, правила поведения. Грибоедовская Москва – лишь часть столичного дворянства, но часть заметная и самобытная.

В 1914 г. Е.Н. Щепкина10 опубликовала труд «Из истории женской личности в России», посвященный изменениям в идеальном образе русской женщины, о смещении приоритетов в ее воспитании и образовании, касаясь ее положения в семье.

В 1923 г. по инициативе искусствоведа В.В. Згуры образовалось Общество изучения русской усадьбы11. Труды членов Общества и материалы периодического издания «Сборник Общества изучения русской усадьбы» (1927-1929) содержат большой фактический и методологический материал по изучению усадьбы. Однако репрессии 30-х гг. положили конец данным исследованиям. В советский период нашей истории количество работ по быту дворян заметно сократилось, но тогда исследовался экономический и политический строй России. В конце 70-х гг. увидел свет фундаментальный труд А.П. Корелина12. К работам, связанным с дворянской культурой, относится, например, труд А.Г. Яцевича13. Интерес к теоретическим проблемам истории культуры стал возрождаться в конце 1970-х –  нач. 1980 гг.14

На рубеже 1980-1990-х гг. начался новый период в изучении истории русской культуры, появились работы А.Я. Гуревича15, В.К. Кантора16, Г.С. Кнабе17, Д.С. Лихачева18, Ю.М. Лотмана19, А.М. Панченко20, которые характеризуются высоким уровнем теоретико-философского осмысления культурных процессов.

Трудно переоценить вклад в науку Ю.М. Лотмана, который, в частности, проанализировал особенности дворянской культуры XVIII-XIXвв. При огромном достоинстве работ Юрия Михайловича, автор мало внимания уделял собственно дворянской семье, больше останавливаясь на столь важных проблемах, как типологизация культуры и таких характерных для XIX столетия явлениях, как дендизм, бретерство, увлечение азартными играми21.

С 90-х годов возрос интерес к быту дворянского сословия. В настоящее время публикуется большое число работ, с разных сторон анализирующих повседневность сословий имперской России.

В 1992 году было возрождено Общество изучения русской усадьбы, с 1994 года издающего сборник «Русская усадьба», многие статьи которого не ограничиваются рассмотрением лишь провинциальной усадебной культуры22.

Центром по изучению отечественной культуры Института российской истории РАН был опубликован ряд работ по истории повседневности23, в которых были проанализированы культура, идеология и быт сословий Российской империи.

Заметным явлением стало издание «Очерков русской культуры XVIII в.», а затем, с 1998 года начинают выходить шеститомные «Очерки русской культуры XIX века»24. В первом же томе помещены статьи о русской провинции, усадьбах и столицах. Для данного исследования важен очерк А.П. Шевырева «Культурная среда столичного города. Петербург и Москва», в котором автор освящает тему культурной среды русских столиц.

Обзорно дана характеристика дворянской семьи и системы взаимоотношений между ее членами в учебнике Л.В. Беловинского, в работах О.Ю. Захаровой, Н.А. Марченко, Б.Г. Якеменко, Н.И. Яковкиной25. Отдельные работы посвящены воспитанию дворянина26. Существует ряд работ о домашней жизни Москвы, значительная часть которых посвящена дворянской семье, при этом культура общения в семье практически не рассмотрена27. Также вышли работы по исследованию отдельных дворянских семей, в которых затрагиваются вопросы общения и менталитета28.

Большой материал по повседневности дворянства находится в книгах Е.В. Лаврентьевой29, но приведенные в них данные требуют дальнейшего анализа.

Также с разных позиций анализируется повседневная жизнь провинциального дворянства30. Разрабатывается новое направление в науке – гендерная культура31.

В 2003 – 2005 годах в 2 томах вышел в свет энциклопедический словарь «Быт пушкинского Петербурга»32, где в сжатой форме дано описание основных элементов внешней культуры Северной столицы, в том числе есть статья о браке, о светских развлечениях, о светских приемах и моде. Данное двухтомное издание необходимо для изучения контекста эпохи.

В 2009 г. были опубликованы две работы В.В. Пономаревой и  Л.Б. Хорошиловой33, дополняющие друг друга. Авторы рассматривают изменение семьи на протяжении двух столетий. В работе анализируются правила поведения, быт и жизненные установки в основном дворянского сословия как более прогрессивного, но без четкого разграничения по месту проживания. Сказано о женском идеале, о воспитании девочек, о роли мужчины, женщины и детей в семье и о трансформации семьи на протяжении имперского периода. Однако остается мало освященной культура общения и изменения в этой области в контексте модернизации общества.

Вторая группа посвящена теоретическому осмыслению проблемы культуры общения личности. Во первых, это работы по общим вопросам теории культуры таких исследователей, как А.К. Байбурин, В.М. Видгорф, Л.Б. Волченко, И.И. Докучаев, И.А. Ильяева, А.С. Кармин, О.В. Костина, А.И. Кравченко, И.К. Кучмаева, Д.С. Лихачев, Э. Лич, Э.А. Орлова, О. Розеншток-Хюссе, А.Л. Топорков, А.Я. Флиер, Ю. Хабермас, К. Черри34 и др.

Философское осмысление феномена общение также было необходимо при исследовании заявленной тематики. Были использованы работы Г.С. Батищева, Н.А.Бердяева, М.С. Кагана, А.Ф. Полиса, И.П. Поляковой, В.М. Соковнина, С.Л. Франка35 и др. Проблемам духовности посвящены статьи в сборнике работ «Духовность: Традиции и проблемы»36.

На связь культуры и общения (в котором транслируются ценности и смыслы, доминирующие в культуре) указывали М.М. Бахтин37, Л.П. Буева38, Ю.М. Лотман39 и др. В культуре представлены все три основные формы общения: игра, диалог, манипуляция. Анализируя их, можно проникнуть в онтологические основания культуры, проследить роль общения в развитии общества. По мысли Н.А. Бердяева, «тоска по общению, по родственности, по родственной душе, по близости, по истинному отражению в других не утолима никаким обществом», только там, где есть «я» и «ты», где образуется «мы», существует общение (онто-коммуникация по Г.С. Батищеву40), а не сообщение (передача информации, коммуникация в другой терминологии). То есть, общение возможно преимущественно в малом кругу людей, когда человек не боится раскрыться, следовательно одним их наиболее возможных способов реализации общения является общение в семье. Специфика самого общения как явления не позволяет достоверно определить, когда оно имело место, а когда было подменено сообщением (коммуникацией). Мы можем узнать темы разговоров, коды сообщений, но нам не доступна информация о том, насколько искренни собеседники были друг с другом. Об этом можно лишь догадаться по косвенным признакам.

Специалисты филологи также рассматривают феномен общения, и при написании данной работы учитывались их исследования41.

В психологии и педагогике, несмотря на сравнительно небольшой период исследования феномена общения как самостоятельного направления, теоретическое его изучение, анализ различных подходов к пониманию его сущности, структуры, функций, конкретных феноменов, выявлено существенное многообразие этого явления и исходных принципов его изучения. Л.С. Выготский42 интересовался вопросами социального воздействия языка на поведение людей. Оживленной была полемика по поводу соотношения понятий общения и деятельности: А.А. Леонтьев43 трактовал общение как часть деятельности, возражая ему, Б.Ф. Ломов44, Г.М. Андреева45, М.И. Лисина46 считали общение одним из видов коммуникативной деятельности, являясь при этом самоценным явлением. Этого мнения придерживался и Б.Д. Парыгин47, выделивший три составляющих в структуре общения: коммуникативная, перцептивная, интерактивная. По мнению А.А. Бодалева48, общение направлено на реализацию потребности во взаимовнимании и взаимопонимании. Эта гуманистическая направленность выделена и в концепции В.Н. Мясищева49, акцентировавшего внимание на ценности взаимоотношений.

Наконец, третья группа работ о субкультура детства получила значительное освещение в отечественной и зарубежной литературе. При работе над данным исследованием были учтены наработки историков50, антропологов51, социологов52, культурологов53, педагогов54 и психологов55. Ученые по-разному понимают термин «детство» и анализируют его. В настоящей работе под «ребенком» понимается сын или дочь для кого-то. За основу принята периодизация, данная в словаре В.И. Даля, отражающая представления о детях в XIX в., в том числе, и в первой его половине: дитя от рождения до 7 лет – младенец, затем следует период отрочества – от 7 до 15 лет. В исследовании рассматривается повседневная жизнь ребенка до момента его взросления: вступления в брак, поступления на службу. Отчасти освещается время его учебы вне родительского дома, а также взаимоотношения родителей и совершеннолетних детей, анализируются изменения в характере взаимоотношений.

Следовательно, культура общения в семье столичного дворянина первой половины XIX в., несмотря на большое количество литературы, имеющей к ней отношение, не получила до нашего времени подробного освещения ни в российских, ни в зарубежных работах. Причина недостаточного внимания ученых к данной теме обусловлена тем, что в этом не возникало особой научной потребности, поскольку было необходимо решение более насущных проблем (в частности теории общения). В настоящее время степень изученности повседневности дворян, а также их роль в социально-экономической жизни страны открыла возможность к исследованию культуры общения в семье.

Источниковая база исследования основана на архивных и опубликованных источниках. Было задействовано 27 архивных фондов, хранящихся в ГАРФ, НИОР РГБ, РГАЛИ56. Прежде всего, источники личного происхождения: частная переписка, дневники, журналы, домовые книги, речи-слова на погребение, визитные билеты, извещения о смерти. Особенно следует отметить фонд семьи декабриста Давыдова в НИОР РГБ, в котором содержится большое количество писем, позволяющих определить идеалы, на которые ориентировались родители при воспитании детей, а также этикетные нормы, принятые в семье дворянина. Источники личного происхождения позволяют определить систему взаимоотношений дворян указанной эпохи, каналы и коды, по которым осуществлялось это взаимодействие. Особенно большое значение имеет в качестве источника эпистолярное наследие, поскольку письма – главное средство коммуникации людей первой половины XIХ столетия. Воспоминания и дневники содержат описание и оценки происшедших событий, помогают проанализировать характеры людей данной эпохи, позволяют выявить идеалы, на которые ориентировался дворянин.

Автором были  также привлечены архивные источники официального характера: Духовные завещания, квитанции, доверенности, свидетельства о венчании, рождении и погребении, рядные записи. Данные источники помогают воссоздать представление об идеальных с точки зрения права отношениях, по какому критерию оценивали те или иные события, касающиеся взаимоотношений в семье, на какие моменты обращали внимание при написании документов.

Также были использованы опубликованные источники. К ним относятся источники как личного происхождения (воспоминания, личная переписка, дневники), так и официального происхождения (Свод законов Российской империи. Законы Гражданские и межевые).

Отвечая направлению «новой культурной истории», в диссертационном исследовании дан анализ общения героев художественных произведений, отражающих дворянскую культуру первой половины  XIX в57. В 2002 г. первый номер «Отечественной истории» был посвящен теме «истории и литературы», были даны исследования историков, основанные на данном типе источника. По мнению специалистов, любое литературное произведение так или иначе раскрывает в живых образах идеологию, быт, психологию, язык избранной автором эпохи и сферы жизни, что превращает литературу в источник по истории общественной жизни58. При написании литературных произведений их авторам приходилось описывать реалии повседневности, позволяющие проанализировать культуру общения столичного дворянства.

В диссертации были исследованы произведения 50 авторов, принадлежавших к разным направлениям (романтизму и реализму) и работавших в различных жанрах. Анализировались произведения писателей первой половины XIX века, а также В.П. Авенариуса и Л.Н. Толстого, которые писали в более позднее время об этом периоде. Особенно важными были сведения о быте дворян, приводимые Д.Н. Бегичевым59.

Изучение идеала поведения невозможно без анализа различных руководств и пособий, имевших широкое применение. Для исследования интересов дворян, обозначения воспитательных программ и выявления образцов для поведения также были привлечены журналы, издававшиеся в данный временной отрезок60.

В исследовании, чтобы отразить стиль общения дворян, автором цитируется большое количество источников, которые позволяют проиллюстрировать различные модели поведения и многообразные формы общения в семье.

Таким образом, мы обладаем достаточным количеством материалов для достижения цели и выполнения задач данного исследования.

При анализе данных источников сложно определить степень типичности той или иной поведенческой практики, поскольку мы не обладаем всей полнотой информации. Уцелело далеко не все письменное наследие столичного дворянства; при написании воспоминаний, дневников авторы обращают внимание на те моменты, которые важны им, но опускают те, что являются для них само собой разумеющимися и особенно это касается культуры общения в семье, выделяются скорее исключительные моменты. Стоит отметить, что написанием дневников и мемуаров занималась лишь небольшая часть столичного дворянства. Большинство источников дают нам возможность выявить особенности культуры общения в семье высшей знати и довольно скудные сведения относительно дворян последних чинов в Табеле о рангах. К тому же следует учитывать, неоднородный состав дворянского сословия. Однако при всей специфичности источников, опираясь на них, исследователь может реконструировать картину повседневности столичных дворян и культуру общения, в частности.

Теоретические и методологические основы исследования обусловлены спецификой изучаемого объекта и задачами диссертации. Методологическую основу исследования составляют такие принципы исторической науки как историзм, объективность, системность и комплексность при выявлении, отборе, классификации и критическом анализе исторических источников, а также междисциплинарный подход.

В работе использованы следующие методы исторического исследования: историко-генетический, суть которого состоит в последовательном раскрытии свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического движения, структурный и функциональный анализы (в данной работе – рассмотрение структуры системы семьи и функций ее и ее членов по отдельности) и историко-системный, дающий возможность представить целостную картину прошлого. В ряде случаев применялся историко-сравнительный метод. Особенностью данного исследования является его комплексность – взаимодействие на стыке таких наук, как история, культурология, психология, философия и педагогика.

Работа выполнена в контексте «новой культурной истории». Термин «new cultural history» вошел в употребление с момента публикации Линн Хант сборника под этим названием. Отличительными чертами данного направления являются: во-первых, трактовка социальных противоречий как явление подвижное, внутренне противоречивое, при особом внимании к языку, репрезентации и практике; во-вторых, заимствование моделей анализа у антропологов и литературоведов; в-третьих, исследование конкретных случаев и анализ своих исследований на предмет их детерминированности.

«Новая культурная история» позволяет применять различные методы исследования и изучать различные проблемы в русле одной направленности – выявления индивидуальных черт на фоне архетипических категорий, присущих людям определенной эпохи61. Несомненным преимуществом «новой культурной истории» является также стремление рассматривать частные явления в контексте главенствующей культуры, находить связи между микро- и макро-уровнями культуры62.

В работе прослеживаются разные социальные роли мужчин и женщин, отличия в их воспитании, образовании, в образе жизни. Однако, при рассмотрении семьи как системы, большее внимание уделялось той практике и аспектам существования в семье, которые способствовали поддержанию целостности института семьи, обеспечивали его нормальное функционирование.

Таким образом, применительно к заданной теме исследования, культура столичного дворянства первой половины XIX в. является уникальной по своей несхожести с культурой народной (синхронный срез), а также с культурой дворянского сословия до дарования привилегий (законом 18 февраля 1762 г. о вольности дворянства, губернскими учреждениями 1775 г. и жалованной грамотой сословию 1785 г.) и после отмены крепостного права в 1861 г. (диахронный срез). И в то же время не является единой и монолитной, поскольку объединяет людей с разными системами взглядов религиозных, философских и политических63.

Научная новизна исследования: В столицах отчетливо ощущалось различие сословий. Столичное дворянство отличалось большей настроенностью на модернизацию, на усвоение новых тенденций в культуре повседневности и служило эталоном для всего общества, особенно для дворян в провинции. Поэтому культура общения в семье как один из наиболее консервативных социальных институтов характеризуется большой привязанностью к традициям, но при этом, учитывая настроения дворянства, органично менялась, соотносясь с изменениями в обществе, политике и культуре. Культура общения оказывала доминирующее влияние на формирование дворянского сословия как главного сословия страны.

Применение понятийного аппарата смежных наук относительно культуры общения позволило проанализировать исторический аспект данного явления, выявить контекст, коды и каналы передачи информации, систему взаимоотношений между членами дворянской семьи.

Данная диссертация является фактически первым комплексным, междисциплинарным научным анализом общения в семье столичного дворянина России первой половины XIX в. Впервые в междисциплинарном плане исследуются взаимоотношения супругов, детей и родителей, роль слуг. Собран доказательный материал о различных сферах общения в семье. Ряд приводимых в диссертации неизвестных и малоизвестных фактов позволяет сделать более четкой и полной реконструкцию повседневной жизни дворян.

Положения, выносимые на защиту:

–        Эволюция норм поведения и культуры общения в семье была обусловлена изменениями в политической и общественной сферах, общей тенденции к модернизации общества. Являясь по своему характеру традиционным обществом, столичное дворянство тем не менее стремилось к большей свободе и перенимало из стран Западной Европы соответствующие образцы поведения.

–        Своеобразие культуры общения объясняется наличием в петербургском обществе многослойности и разобщенности, высокой динамичности жизни, большей степени подверженности западноевропейскому влиянию по сравнению с более гостеприимной и размеренной по темпу жизни Москвой.

–        Отмечается значительная оторванность дворянского сословия (особенно столичного) от других сословий при наличии единой истории и религии.

–        Наблюдается большое значение карьеры для дворянина – на гражданской службе и военном поприще, а также зачастую понимание брака как способа добиться лучшего положения в обществе.

–        В иерархии ценностей первое место принадлежало чину, затем следовали богатство, род и честь, затем светскость, талант и образование.

–        Дворянский «дом» – система, состоящая из большого числа родственников, воспитанниц, слуг, живущих на одной территории и связанных различными взаимоотношениями, анализу которых посвящена работа.

–        Культура общения в семье, система воспитания детей способствовали возникновению творцов т.н. Золотого века русской культуры, а также выдающихся полководцев и государственных деятелей.

Практическая значимость исследования. Содержащийся в работе материал может быть использован на занятиях со студентами гуманитарных факультетов вузов. Фактические данные и выводы исследования могут найти применение при изучении в школе и ВУЗе курсов Истории культуры России и мировой художественной культуры, при составлении спецкурсов по культурологии, эстетике, истории русской культуры, для популяризации изданий по проблемам культуры общения, а также при написании многотомной истории России.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась в Центре по изучению отечественной культуры Института российской истории Российской академии наук и была рекомендована к защите. По теме диссертации опубликовано семь научных статей общим объемом 2,7 п.л. Основные результаты диссертационного исследования были представлены на научно-практических конференциях: X Пушкинская конференция (Захарово-Большие Вяземы 2005), Всероссийская научная конференция молодых ученых «Филологическая наука в XXI веке: взгляд молодых» (М., 2005), VII Всероссийская конференция «Стратегии этической и эстетической рефлексии» (СПб, 2005), Всероссийская научная конференция «Материнство и детство России XVIII – XXI вв.» (М., 2006).

Структура работы определяется ее целями и задачами. Диссертация состоит из введения, трех глав, в рамках которых решаются поставленные цели и задачи исследования, заключения и списка использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность темы диссертации; сформулированы ее цель и задачи, а также объект и предмет исследования; обоснованы хронологические рамки изучаемых проблем; показаны новизна и научно-практическое значение работы, дана характеристика ее методологической основы, проведен анализ степени изученности проблемы и источниковой базы диссертации.

В первой главе диссертации «Русское столичное дворянство первой половины XIX в. в повседневной жизни» проанализировано понятие «культура общения» и рассмотрено соотношение идеала поведения и культуры общения в семье столичного дворянина и его жизненного уклада.

В первом параграфе автор исследует идеал поведения дворянина в семье. Большое значение для дворянина имела служба, которая не являлась официально обязательной, но была таковой фактически – для карьеры, для создания и обеспечения семьи, для реализации талантов, для морального оправдания социальных привилегий. При этом в обществе возник и популяризировался идеал – служить честно, без лести. В работе показано, что принцип семейственности был сильно развит в обществе XIX века. Ценилась крепость семейных уз. Главу рода окружали в семье почтением, и в обществе он пользовался заслуженным уважением. В идеале отношения в семье основывались на взаимном уважении, любви, идеализировании партнера и строгой иерархии. В жизни же многое зависело от характеров супругов. В диссертации утверждается, что в отношении благородного сословия стремления и мечты Петра Первого воплотились: дворянская культура интегрировала в себя западные традиции, сохраняя при этом много традиционных элементов, образуя цельное оригинальное противоречивое явление. Все это способствовало возникновению русской культуры (в аксиологическом смысле), которую признала Европа – творения в области живописи, литературы, музыки, философии. Но одновременно внутри страны ширились глубинные противоречия между сословиями (в особенности между дворянством и всеми остальными, менее европеизированными, классами). Эти несоответствия терзали и дворян, но отказаться от привилегий способны были не все, и пути исправления ситуации дворяне также видели разные. Следовательно, идеальный образ дворянина являл собой конгломерат «европейца» – человека, использующего стереотип поведения иностранца (француза или англичанина); честного гражданина, человека долга, романтизированного римлянина; в меньшей степени христианского святого – добродетельного, милостивого; а также повесы удалого или роковой женщины.

Второй параграф раскрывает особенности жизненного уклада дворянина, рассмотрены повседневные практики и традиции в соотнесении с идеалом поведения, данным в предыдущем параграфе. Образ жизни представляет собой одну из наименее динамичных характеристик культуры, испытывающей особое влияние традиционализма в повседневном быту. Автор подчеркивает зависимость жизненного уклада от социального положения, достатка и места проживания. Сопоставляется быт двух столиц: общество Санкт-Петербурга было более многослойным, при этом количество обязательных визитов было больше, и жизнь динамичней, чем в Москве. В Москве жили более открыто, гостеприимно и петербургскими жителями москвичи воспринимались как менее светские, провинциальные. Москва рассматривалась в качестве центра российской общественности, противостоя этим более официальному Петербургу.

Во второй главе «Культура повседневности в дворянских семьях» детальному рассмотрению подвергается система взаимоотношений в дворянском «доме» – сообщности людей, связанных узами любви, родства или близости к роду, выстроенной по принципу иерархии. В представлении дворянина данного периода понятие «дом» включало в себя не только т.н. нуклеарную семью, но и всех, кто проживал в одном доме, включая воспитанниц, приживалок и слуг.

Первый параграф посвящен исследованию брачного церемониала столичных дворян. Карьера посредством удачного брака была распространенной практикой в среде дворян. Наравне с этим существовали и воплощения романтических идеалов о браках по любви, вплоть до тайных венчаний без согласия родителей. Делается вывод, что поиск выгоды, трезвый расчет соседствовали с иррациональными идеалистическими представлениями. При этом велика была роль родителей в создании новой семьи. Ритуальные формы поведения в период сватовства, помолвки и бракосочетания формировались в течение столетий, подвергаясь влиянию разнообразных традиций. Определенная последовательность действий и порядок реплик придавали происходящему торжественность, ощущение причастности к традиции, принадлежности роду, а также помогали избежать неловкости и сохранить достоинство.

Второй параграф исследования характеризует особенности взаимоотношений супругов. Главой семьи являлся муж и во многом отношения строились на принципах Домостроя, однако жена обладала большими правами и могла, например, по своему усмотрению распоряжаться приданым (если не отписывала его мужу). В отличии от патриархальных традиций дом дворянина делился на 2 половины – мужскую и женскую. Многое зависело от характеров супругов, их воспитания и социального положения семьи. В кругах высшего света более снисходительно смотрели на адюльтеры, если любовники соблюдали приличия. При этом решающую роль играла установка на крепость и целостность семьи.

Третий параграф посвящен домашнему досугу дворянина. У всех членов семьи могли быть свои интересы, но на праздники обычно устраивали совместные театрализованные представления и различные сюрпризы для виновника торжества.

В четвертом параграфе рассмотрена культура застолья. Гостеприимство было сильно развито в дворянском кругу, особенно в Москве. Совместная трапеза была призвана соединить собравшихся, порадовать их вкусным угощением. При этом не упускалась возможность удивить присутствовавших оригинальным блюдом или сервировкой.

В пятом параграфе анализируются взаимоотношения хозяев и слуг. Слуги составляли в доме особую субкультуру, со своей иерархией и ценностями. Они оказывали сильное влияние на дворянских детей, делясь с ними суевериями, преданиями или рассказывая о православии, но при этом нередко влияние носило растлевающий характер, а потому детям запрещалось часто находиться в окружении крепостных. Слуги перенимали у господ манеры, привычки, однако такое подражание нередко приводило к появлению карикатурных образов.

Шестой параграф назван «Ритуал похорон». Как и остальные значимые события в жизни человека (крестины, бракосочетание), похороны были четко регламентированы специальными пособиями, в которых фиксировались новшества, принятые в Западной Европе. Обычно хоронили по христианской традиции. Каждая деталь символизировала скорбь о потере и надежду на вечную жизнь усопшего: негромкие разговоры об умершем, слова сожаления и соболезнования его родственникам, траурные одеяния. Подчеркивался социальный и экономический статус покойного.

В седьмом параграфе определяется характер межсемейных связей. Родственные связи к концу указанного периода стали ослабевать, усилился процесс индивидуализации. Однако существовавшая практика визитов, балов, маскарадов имела целью сплотить дворянское сословие.

Третья глава диссертации «Дети в семье столичного дворянина» освещает взаимоотношения детей с родителями, между собой и с учителями. Семья является для ребенка первичной микросредой, в семье формируются основы детской нравственности и нормы поведения, накладывающие отпечаток на всю последующую жизнь человека. Данная субкультура была ограничена кругом семьи и довольно замкнута. А также испытывала на себе противоречивые влияния: родителей, воспитателей, слуг и, в меньшей степени, друзей. Традиционные христианские ценности сочетались с суеверными народными баснями и просвещенным взглядом на мир (в том числе и в революционном духе). Большую роль в воспитании играло формирование осознания принадлежности к своему роду. Автор приходит к заключению, что ребенок не был изгоем в семье – детьми занимались, о их будущем заботились, согласуясь с представлениями указанного периода о благе. Детей готовили для вступления в общество таким образом, чтобы они не чурались общения и всячески его расширяли.

В певом параграфе исследуются взаимотношения родителей и детей. При строгой иерархии в семье дети занимали высокое положение по сравнению со слугами, но далеко отстояли от родителей. Воспитывали детей в строгости, старались избегать баловства, детям прививали чувство уважения к старшим. От дворянских детей многого ожидали, особенно в плане культуры поведения, развивали самообладание и чувство собственного достоинства.

Во втором параграфе рассматривается общение детей между собой. Делается вывод, что дети копировали своих родителей. Старались подражать им, используя «взрослые» обороты речи для завязывания знакомства, при приеме гостей-детей в своем доме и т.д. Между собой братья и сестры могли быть дружны или находиться в неприязненных, вплоть до враждебных, отношениях – многое зависело от позиции по этому вопросу родителей.

Третий параграф посвящен взаимотношениям детей и воспитателей. Среди слуг особое место принадлежит няням и дядькам, влияние которых на детей было огромно. Они занимались с детьми, заботились о них, сопереживали им, приобщали к народной культуре. Гувернеры и учителя развивали ум и нравственность воспитанника, обучали культуре общения в свете, к ним как ко всем взрослым членам дома отношение также было почтительное при любых обстоятельствах.

В заключении к диссертации подводятся итоги исследования. Автор полагает, что дворянская культура воспринималась как эталонная для всего населения императорской России, прежде всего, разумеется, для самого высшего сословия. При существовавшей возможности стать дворянином данная перспектива расценивалась как большое достижение, а, следовательно, и жизненный уклад аристократии был идеализирован. Высокие идеалы, существовавшие в системе ценностей дворян, были притягательны, но при этом существовала и реакция отторжения всего иноземного, инородного другими слоями общества. В семье получали основы образования и воспитания будущие государственные деятели, полководцы, деятели культуры и науки. В диссертации показаны особенности этого образования и воспитания. Образ жизни дворянина зависел от места проживания, достатка и социального статуса: отмечается большая свобода в поведении, гостеприимство и стертость границ между дворянскими кругами в Москве по сравнению с многослойностью и чопорностью петербургского общества.

Как отмечают некоторые философы, русской национальной идеей является идея «святой Руси», однако существовало и другое стремление – стать частью Европы. В результате, следование инокультурным образцам привело к дисгармонии в обществе. Ценности, принятые в дворянской среде, как наиболее подверженной этому влиянию, противоречили патриархальному укладу и мировоззрению крестьянства, духовенства и купечества. Индивидуализм, не характерный для русской культуры в целом, но провозглашаемый западной культурой, способствовал возникновению в России нового культурного героя – благородного человека, просвещённого идеями равенства и братства, но живущего в основном за счёт крепостного хозяйства, а от того для него характерны нравственные искания, поиск ответа на вопрос о смысле жизни и как следует жить по совести.

На протяжении полувека менялся и идеал поведения дворянина в семье, все более стремясь к освобождению от ранее принятых норм общения. При несомненной ценности брака, в светских кругах на первый план выходят не внутренние отношения между мужьями и женами, а красивая картина приличия. Это касалось вообще отношений между взрослыми членами семьи: братья, сестры на людях должны были оказывать друг другу знаки внимания и привязанности, даже если на самом деле не испытывали таких чувств. Такое лицемерие обеспечивало сплоченность дворянского сословия, создавало иллюзию идеальных отношений, идеального общества.

Таким образом, делается вывод, что культура общения в семье столичного дворянина первой половины XIX века отличалась сочетанием традиционности и следованием европейским образцам в контексте изменения русской культуры в целом.

Список опубликованных работ по теме диссертации:

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК:

  1. Чижикова А.С. Брачный церемониал российских дворян в XIX в. // Вестник славянских культур. – № 4 (XXII). – М.: ГАСК, 2011. – С. 74-80. (0,5 п.л.).
  2. Чижикова А.С. Жизненный уклад русских столичных дворян в первой половине XIX в. // Вестник Московского городского педагогического университета. - №2 (8). – М.: МГПУ, 2011. – С. 74-82. (0,5 п.л.).
  3. Чижикова А.С. Культура межличностного общения детей в семье столичного дворянина России первой половины XIX века // Вестник Тверского государственного университета. - №19. – Вып. 3. – Тверь: ТГУ, 2011.- С. 89-96. (0,5 п.л.).

Другие научные публикации по теме диссертации:

  1. Колганова (Чижикова) А.С. Дворянская семья первой половины XIX века: взаимоотношения супругов // А.С. Пушкин в Подмосковье и Москве: материалы Х Пушкинской конференции. – М.-Мелихово: Гос.историко-литературный музей-заповедник А.С. Пушкина, 2006. – С. 130-136. (0,3 п.л.).
  2. Колганова (Чижикова) А.С. Идеал поведения в семье столичного дворянина России первой половины XIX века: традиции и новации // Филологическая наука в ХХI веке: взгляд молодых: материалы 4-й Всероссийской конференции молодых ученых. – М.-Ярославль: Ремдер, 2005. – С. 170-176. (0,3 п.л.).
  3. Колганова (Чижикова) А.С. Межсемейные связи дворян России первой половины XIX в.: искусство взаимоотношений // Альманах кафедры этики и эстетики СПбГУ. – №1. – СПб: Роза мира, СПб-ое филос. Общ-во., 2006. – С.123-128. (0,25 п.л.).
  4. Чижикова А.С. Семейный досуг российского дворянина первой половины XIX в. // Исторические науки. - №6 (48). – М.: Спутник +, 2011. – С. 33-37. (0,38 п.л.).

1 Яблочков М.Т. История российского дворянства. М., 2006. С. 512.

2 Забелин И.Е. Домашний быт русских царей XVI-XVII вв. М., 2008.

3 Ключевский В.О. Русская история / Вступ. ст. А.Ф. Смирнова, сост., коммент., указ. А.М. Кузнецова: В 5 т. М., 2001.

4 Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. СПб., 1903. В 3 ч.

5 Пыляев М.И. Старая Москва: Рассказы из былой жизни первопрестольной столицы / Сост. Ю.Н. Александров. М., 1990; Пыляев М.И. Старый Петербург.– М., 1991.

6 Дубровин Н.Ф. Русская жизнь в начале XIX века / Изд. подгот. П.В. Ильиным. СПб., 2007.

7 Князьков С.А. Быт дворянской Москвы конца XVIII и начала XIX вв. // Москва в ее прошлом и настоящем. Т.8. 1910. С.21-65.

8 Чечулин Н.Д. Русская провинция во второй половине XVIII века. СПб., 2010.

9 Переиздано Гершензон М.О. Грибоедовская Москва // Избранные труды: в 2 ч. Ч.1. М., 2010. С. 29-112.

10 Щепкина Е.Н. Из истории женской личности в России: Лекции и статьи. СПб., 1914.

11 Общество изучения русской усадьбы // В.В. Згура.  М., 1923.

12 Корелин А.П. Дворянство в пореформенной России. 1861-1904. М., 1979.

13 Яцевич А.Г. Крепостной Петербург Пушкинского времени. Л., 1937.

14 Познанский В.В. Очерки истории русской культуры 1-й половины XIX в. М., 1970; Рабинович М. Г. Очерки этнографии русского феодального города. М., 1978.

15 Гуревич А.Я. Проблемы средневековой народной культуры. М., 1981.

16 Кантор В.К. «Средь бурь гражданских и тревоги...»: Борьба идей в рус. лит. 40-70-х годов XIX в. М., 1988.

17 Кнабе Г.С. Древний Рим – история и повседневность: Очерки. М., 1986.

18 Лихачев Д.С. Память истории священна. М.,1986.

19 Лотман Ю.М. Роман А. С. Пушкина "Евгений Онегин": Комментарий. Пособие для учителя. 2-е изд. Л., 1983.

20 Панченко А.М. Русская культура в канун петровских реформ / Отв. ред. Д.С. Лихачев. Л., 1984.

21 Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (XVIII – начало XIX века). 2-е изд., доп. СПб., 1999; Лотман Ю.М., Погосян Е.А. Великосветские обеды: Панорама столичной жизни. СПб., 2001.

22 Новиков В.И. Усадьба Д.П. Бутурлина в Москве // Русская усадьба. Сборник ОИРУ. Вып. 6 (22). М., 2000. С. 125-134; Нащокина М.В. Актуальные проблемы изучения русской усадьбы // Русская усадьба. Сборник ОИРУ. Вып. 13-14 (29-30). М., 2008. С. 7-17; Рассказова Л.В. «Цветы, поля, деревня, праздность». Топос сельской и городской дворянской усадьбы //  Русская усадьба. Сборник ОИРУ. Вып. 15 (31). М., 2009. С. 57-65.

23 Дворянская и купеческая сельская усадьба в России XVI-XX вв. Ист. очерки  / Отв. ред. Л.В.Иванова, Ю.А.Тихонов. М., 2001; Мировосприятие и самосознание русского общества (ХI-ХХ вв.) / Отв. ред. Л.Н.Пушкарев. М., 1994;  Мир русской усадьбы. Очерки. М., 1995; Тихонов Ю.А. Дворянская усадьба и крестьянский двор в России XVII и XVIII веков: сосуществование и противостояние. М., 2005; Тихонов Ю.А. Мир вещей в московских и петербургских домах сановного дворянства (по новым источникам первой половины XVIII в.). М., 2008.

24 Очерки русской культуры XIX века: в 6 т. М., 1998 – 2002.

25 Беловинский Л.В. Культура русской повседневности: Учеб. пособие. М., 2008; Захарова О.Ю. Светские церемониалы в России XVIII – начала XX в. М., 2003; Марченко Н.А. Приметы милой старины. Нравы и быт пушкинской эпохи. М., 2002; Якеменко Б.Г. Быт и традиции Москвы XII-XIX веков: Часть II. М., 2003; Яковкина Н.И. Русское дворянство 1-й половины XIX в. СПб., 2002.

26 Муравьева О.С. Как воспитывали русского дворянина. СПб., 2001; Рожанковская И.И. Судьба одного семейства. Карамзины. Вяземские. СПб., 2008; Солодянкина О.Ю. Иностранные наставники в дворянском домашнем воспитании в России (вторая половина XVIII — первая половина XIXв.): Дис.… доктора исторических наук: 07.00.02. М., 2008; Трошина С.В. Гувернерство в домашнем образовании России первой половины XIX.: дис.… канд. педагогических наук: 13.00.01. М., 1995.

27 Бокова В.М. Повседневная жизнь Москвы. М., 2010; Короткова М.В. Эволюция повседневной культуры московского дворянства в ХVIII – первой половине ХIХ вв. дис.… докт. Исторических наук: 07.00.02. М., 2009.

28 Бекасова А.В. Семья, родство и покровительство в России XVIII века: "домовое подданство" графа П.А. Румянцева дис.... канд. исторических наук: 07.00.02. СПб, 2006; Долгих Е.В. К проблеме менталитета российской административной элиты первой половины XIX: М.А. Корф, Д.Н. Блудов. М., 2006; Лямина Е.Э., Самовер Н.В. «Бедный Жозеф»: Жизнь и смерть Иосифа Виельгорского: Опыт биографии человека 1830-х годов. М., 1999.

29 Лаврентьева Е.В. Светский этикет пушкинской поры. М., 1999.; Лаврентьева Е.В. Культура застолья XIX века. Пушкинская пора. М., 1999.

30 Белова А.В. «Четыре возраста женщины»: повседневная жизнь русской провинциальной дворянки XVIII – середины XIX в. СПб., 2010; Бодрова Ю.В. Семья провинциального чиновника первой половины XIX века: на материалах Тверской губернии: дис.... канд. исторических наук: 07.00.02. Тамбов, 2009; Дворянская и купеческая сельская усадьба в России XVI-XX вв.: Ист. Очерки. М., 2001; Занегина Н.В. Нравы тверского дворянства второй половины XVIII – первой половины XIX вв.: взаимоотношения родителей и взрослых детей: дис.... канд. исторических наук: 07.00.02. Тверь, 2003.; Фуражева Н.С. Культура общения в русской дворянской усадьбе в конце XVIII – первой половине XIX века: дисс… канд. культурологии: 24.00.01. М., 2009.

31 Пушкарева Н.Л. Частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница (X – начало XIX в.). М., 1997

32 Быт пушкинского Петербурга: Опыт энциклопедического словаря. В 2 т. СПб, 2003-2005.

33 Пономарева В.В., Хорошилова Л.Б. Мир русской женщины: воспитание, образование, судьба. XVIII – начало XX века. 3-е изд. М., 2009. Пономарева В.В., Хорошилова Л.Б. Мир русской женщины: семья, профессия, домашний уклад. XVIII – начало XX века. М., 2009.

34 Байбурин А.К., Топорков А.Л. У истоков этикета. Этнографические очерки. Л., 1990; Видгорф В.М. О специфике эстетического общения // Общение и культура личности: Сб. ст. Томск, 1984; Волченко Л.Б. Гуманность, деликатность, вежливость и этикет. М., 1992; Докучаев И.И. Введение в историю общения. Исторические типы общения: Монография. СПб., 2004; Ильяева И.А. Коммуникативная культура личности: Учеб. пособ. Губкин, 2009; Кармин А.С. Основы культурологии: морфология культуры. СПб., 1997; Костина О.В. Онтология коммуникации. Саратов, 2004; Кравченко А.И. Культурология: Уч. пособие для вузов. М., 2001; Кучмаева И.К. Культура общения: этикет и стиль. Программа спецкурса. 2-ое изд. М., 2002; Лихачев Д.С. Письма о добром и прекрасном. Иркутск, 1989; Лич Э. Культура и коммуникация: Логика взаимосвязи символов. К использованию структурного анализа в социальной антропологии. М., 2001; Орлова Э.А. Социокультурное пространство обыденной жизни: Методическое пособие по курсу "Культурная антропология". М., 2002; Розеншток–Хюссе, Ойген Речь и действительность. М., 1994; Флиер А.Я. Культурология для культурологов: Учеб. пособ. для магистрантов, аспирантов и соискателей. М., 2010; Черри К. Человек и информация. М., 1972; Habermas J. Communication and the evolution of society. Boston, 1979; Raush H.L., Greif A.C., Nugent J. Communication in couples and families // Contemporary theories about the family: Research-Based theories / Ed. by W.R. Burr, R. Hill, F.I. Nye, I.L. Reiss. V.1. N.Y.-L., 1979.

35 Батищев Г.С. Найти и обрести себя. Особенности культуры глубинного общения // Вопросы философии. 1995. №3. С. 103-130; Бердяев Н.А. Дух и реальность: Основы богочеловеческой духовности. Я и мир объектов: Опыт философии одиночества и общения. М., 2007; Каган М.С. Мир общения: Проблема межсубъектных отношений. М., 1988; Полис А.Ф. Эмоциональное и норма поведения личности // Вопросы философии. №5. 1984; Полякова И.П. Социально-философское понимание повседневности: монография. Липецк, 2009; Соковнин В.М. О природе человеческого общения. Фрунзе, 1974; Франк С.Л. Духовные основы общества. М., 1992.

36 Духовность: традиции и проблемы: Межвузовский научный сборник. Уфа, 2011.

37 Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. 2-е изд. М., 1986.

38Буева Л.П. К вопросу об определении антропологических оснований культуры // Психология и психотехника. 2009. № 12 (15).

39 Лотман Ю.М. Воспитание души. СПб., 2003.

40 Батищев Г.С. Особенности культуры глубинного общения // Диалектика общения: Гносеологические и мировоззренческие проблемы. М., 1987.

41 Введенская Л.А., Павлова Л.Г. Культура и искусство речи. М., 1984; Голуб И.Б. Розенталь Д.Э. Секреты хорошей речи. М., 1998; Максимов В.М. Русский язык и культура речи. М., 2000; Формановская Н.И. Речевой этикет в комментариях. София, 1977.

42 Выготский Л.С. История развития высших психических функций // Собр. соч.: В 6 т. Т. 3. М., 1983.

43 Леонтьев А.А. Психология общения. 5е изд.  М., 2008.

44 Ломов Б.Ф. Познание и общение. М., 1988.

45 Андреева Г.М. Социальная психология: Учебник для студентов высш. учеб. завед., обуч. по напр. и спец-ти «Психология». Изд. 5-е, испр. и доп. М., 2010.

46 Лисина М. И. Формирование личности ребенка в общении. СПб., 2009.

47 Парыгин Б.Д. Анатомия общения: Учеб. пособие. СПб., 1999.

48 Бодалев А.А. Психология общения. Избр. психологич. труды. 3-е изд., перераб. и доп. М., Воронеж, 2002.

49 Мясищев В.Н. Психология отношений: Избранные психолог. труды / Под ред. А.А. Бодалева. 4-е изд. М., Воронеж, 2011.

50 Арьес Ф. Ребенок и семейная жизнь при старом порядке / Пер. с фр. яз. Я.Ю. Старцева. Екатеринбург, 1999; Берковский Н.Я. Романтизм в Германии. Л., 1973; Демоз Л. Психоистория / Пер. с англ. Шкуратова А. Ростов н/Д: Феникс, 2000; Семья, дом и узы родства в истории / Под общ. ред. Т. Зоколла, О.Е. Кошелевой, Ю. Шлюмбона; Отв. ред. О.Е. Кошелева; Пер. с англ. и нем. К.А. Пименовой. СПб., 2004.

51 Кон И.С. Ребенок и общество: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. М., 2003; Эпштейн М., Юкина Е. Образы детства // Новый мир. 1979. №12.

52 Омельченко Е.Л. Молодежные культуры и субкультуры. М., 2000.; Щеглова С.Н. Социология детства: Учеб. пособие. М., 1996; Matthews G.B. The philosophy of childhood. L., 1994.

53 Копейкина Е.Ю. Субкультура детства: дис.... канд. культурологии: 24.00.01. Нижний Новгород, 2000; Мамычева Д.И. Феномен детства в хронотопе культур: Монография. Таганрог, 2011.

54 Бим-Бад Б.М. Педагогическая антропология: Курс лекций. М., 2002; Ганина С.А. Феномен детства в контексте истории семьи и общества: Монография. Орехово-Зуево, 2010; Ушинский К.Д. О нравственном элементе в русском воспитании // Пед. соч. в 6 т. Т.2. М., 1988.

55 Выготский Л.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1984; Дружинин В.Н. Психология семьи. М., 1996; Зеньковский В.В. Психология детства. М., 1996; Левенталь Е. Мы и характеры детей: как родителям не испортить жизнь детям. М., 2009; Нещерет Т.В. Влияние взаимоотношений в семье на межличностные связи ребенка: Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. психол. наук. Л., 1980; Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка. М., 2008.

56 ГАРФ: Ф. 279. Якушкины; Ф. 635. кн. Шаховские; Ф. 699. Окулова А.А.; Ф. 706. Головина В.Н.; Ф. 828. Горчаков А.М.; Ф. 876. Воеводские; Ф. 907 Дашковы А.Я. и Е.О.; Ф. 1143. Трубецкой С.П.; Ф. 1709. Давыдов В.Л.; Ф. 1711. Орлов М.Ф.;

НИОР РГБ: Ф. 19. Барятинские; Ф. 48. Веневитиновы и Вьельгорские; Ф. 64. Вяземы; Ф. 88. Давыдов В.Л.; Ф. 99. Елагины; Ф. 133. Коновницыны и Нарышкины; Ф. 166. Меншиковы; Ф. 219. Орловы-Давыдовы; Ф. 301. Толстые Н.А. и А.И; Ф. 319. Фонвизины; Ф. 385. Флеровы; Ф. 495 Танеевы;

РГАЛИ: Ф. 423. Рылеев К.Ф.; Ф. 532 Хомяков А.С.; Ф. 638. Дубельт Л.В.; Ф. 1062. Деларю М.Д.; Ф. 1064 Долгоруков И.М.

57 По словам М.С. Кагана, «художественное произведение есть, как правило, система образов, находящихся друг с другом в отношениях общения. Человечество «изобрело» этот способ моделирования человеческого общения, прежде всего, для того, чтобы позволить людям познавать сущность реального человеческого общения».

Каган М.С. Мир общения: Проблема межсубъектных отношений. М., 1988. С. 247.

58 Цимбаева Е.Н. Исторический анализ литературного текста. М., 2005. С. 5-6.

59 Бегичев Д.Н. Семейство Холмских. Некоторые черты нравов и образа жизни, семейной и одинокой, русских дворян: в 6 ч.  М.,1832.

60 Библиотека для чтения, Благонамеренный, Вестник Европы, Дамский журнал, Друг детей, Маяк, Москвитянин, Московский телеграф, Отечественные записки, Патриот, Русская беседа, Русский вестник, Современник, Соревнователь просвещения и благотворения.

61 Шартье Р. Новая культурная история // Homo historicus: В 2 кн. Кн. 1. М., 2003. С. 271-284.

62 New Perspectives in British Cultural History / Ed. by R. Crone, D. Gange and K. Jones. Newcastle, 2007.

63 Данная трактовка уместна, поскольку как отмечает Е.Н. Марасинова, провозглашенная Петром III возможность отставки расширяла приватную сферу и стимулировала возникновение фигуры «частного человека» (названного нашими литературоведами в дальнейшем «лишним человеком»), «через его самоопределение происходило постепенное высвобождение сферы личностного существования российского дворянина и формирование первых поколений русской интеллигенции». Марасинова Е.Н. Вольность российского дворянства. (Манифест Петра III и сословное законодательство Екатерины П) // Отечественная история. 2007. №4. С. 21.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.