WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ВЫСОЦКИЙ Валерий Викторович

ИСТОРИЧЕСКАЯ, СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ АССИМИЛЯЦИЯ УКРАИНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ВОРОНЕЖСКОЙ ГУБЕРНИИ (НАЧАЛО XIX В. – ПЕРВАЯ ЧЕТВЕРТЬ XX В.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Воронеж – 2012

Работа выполнена на кафедре гуманитарных и социально-юридических дисциплин Воронежского института кооперации (филиал) АНО ВПО «Белгородский университет кооперации, экономики и права»

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный педагогический университет» Тонких Владимир Алексеевич

Официальные оппоненты: Загоровский Павел Владимирович, доктор исторических наук, профессор кафедры теологии, историко-правовых и общегуманитарных дисциплин Воронежского филиала ФГБОУ ВПО «Российский государственный социальный университет» Бунеева Елена Николаевна, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный педагогический университет»

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет инженерных технологий»

Защита состоится « 28 » мая 2012 г. на заседании диссертационного совета Д 212.036.03 при ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный педагогический университет» по адресу: 394043, г. Воронеж, ул. Ленина, д. 86, ауд. 408.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный педагогический университет» (ауд. 33).

Автореферат разослан «____» ______________ 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат исторических наук, доцент С.В. Печенкин I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. На современном этапе развития мир характеризуется набирающими силу интеграционными процессами, которые нашли свое отражение в феномене глобализации. Многие не без оснований воспринимают глобализацию как явление, направленное, в частности, на стирание этнических границ. В связи с этим, как ответная реакция, в целом ряде стран формируется стойкое стремление к сохранению этничности, укреплению национального самосознания народов. Актуальность темы исследования обусловлена тем, что в полной мере эти особенности развития характерны и для многонациональной России.

Важнейшие задачи отечественной этнической истории и современной национальной политики России заключаются в формировании благоприятных условий для развития поликультурного пространства, этнической и конфессиональной толерантности. Знание более полной и объективной истории регионов России, в том числе и этнической истории различных народов, способствует воспитанию у граждан патриотизма, любви к родному краю, толерантности в межнациональных взаимоотношениях, что в современных условиях имеет особое значение.

В данной работе рассмотрен один из аспектов этнической истории Воронежского края, связанный с социально-экономическим, этнокультурным и этнологическим развитием украинского населения исследуемого региона.

Воронежский край изначально формировался как полиэтнический регион.

Начиная с середины XVII века, его территория осваивалась практически в равной степени двумя этносами – русским и украинским. Украинцы, остающиеся второй по численности этнической группой населения Воронежской области, внесли большой вклад в его освоение и развитие. В связи с этим, а также с целью воссоздания более объективной картины региональной истории, возникла необходимость исследования этнических особенностей развития украинской этнической общности данной территории.

В XIX веке и в первой четверти XX века украинцы составляли более 33% населения Воронежской губернии. Во второй половине XX века удельный вес украинцев в структуре населения Воронежской области составлял чуть более 7%1. Снижение численности представителей данного этноса произошло в связи с процессами ассимиляции, которые получили более интенсивное развитие во второй половине XIX века.

Таким образом, указанные проблемы побудили нас к исследованию социально-экономической и этнической истории украинского населения Воронежской губернии. Особенно это актуально на современном этапе развития, когда в российской и украинской историографии появляются фальсифицированные научные труды, распространение которых оказывает негативное воздействие на развитие добрососедских взаимоотношений между братскими русским и украинским народами.

В данной работе, опираясь на факты, связанные с социально-экономическим и этнокультурным развитием представителей украинского этноса исследуемого региона, проводится анализ ассимиляционных процессов, которые привели к значительному снижению численности украинского населения в Воронежском крае.

Чижикова Л.Н. Русско-украинское пограничье / Л.Н. Чижикова. – М.: Наука, 1988. – С.45.

Для того чтобы приступить к исследованию процессов ассимиляции, необходимо определить такие понятия, как «этнос», «нация» и «ассимиляция», которыми мы будем периодически апеллировать в ходе нашего исследования.

Термин «этнос» ввел в международный научный обиход в 1921 году русский ученый С.М. Широкогоров. Существует множество определений этого понятия. По мнению С.М. Широкогорова, этнос – это группа людей, объединенных единством происхождения, обычаев, языка и уклада жизни2.

Согласно определению «Современной энциклопедии», нация – историческая общность людей, складывающаяся в процессе формирования общности их территории, экономических связей, языка, этнических особенностей культуры и характера»3.

Наиболее продвинулись в решении проблемы определения понятий «нация» и «этнос», на наш взгляд, отечественные философы и этнологи В. Бабаков и В. Семенов. Они выявляют и четко формулируют отличия нации от этноса, указывая на разную природу происхождения понятий «этнос» и «нация». Так, для этноса, по их мнению, характерна надындивидуальность и устойчивость, повторяемость культурных образцов. В противоположность этому для нации определяющим становится процесс собственного осознания на основе синтеза традиционных и новых элементов, и собственно этнические идентификационные критерии (язык, быт и пр.) отходят на второй план. У нации на первый план выходят те аспекты, которые обеспечивают надэтничность, синтез этнических, межэтнических и иноэтнических компонентов (политический, религиозный и др.)4.

Одним из самых распространенных процессов этногенеза является этническая ассимиляция. Ассимиляция этническая – это вид объединительных этнических процессов, слияние одного народа с другим, связанное с утратой одним из них своего языка, культуры, национального самосознания, в результате чего происходит определенная (очень часто кардинальная) трансформация национально-психологических особенностей5.

Объектом исследования работы является историческая, социальноэкономическая и этнокультурная ассимиляция украинского населения Воронежской губернии в рамках исследуемого периода.

Предмет исследования составляют формы и методы ассимиляции представителей украинской культуры Воронежской губернии.

Цель исследования – проанализировать процессы ассимиляции украинского населения в русской национальной среде в пределах Воронежской губернии в период с начала XIX века по первую четверть XX века.

Для достижения этой цели решались следующие задачи:

– охарактеризовать социально-экономическое развитие украинского населения Воронежской губернии в рамках исследуемого исторического периода;

Широкогоров С.М. Этнос. Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений / С.М. Широкогоров // Отдельный оттиск из Т. I. Известий Восточного факультета Государственного Дальневосточного университета. – Шанхай, 1923. – С. 122.

Современная энциклопедия // Словари и энциклопедии на Академике. – http://dic.academic.ru.

Бабаков В.Г. Национальное сознание и национальная культура (методологические проблемы) / В.Г. Бабаков, В.М. Семенов. – М.: ИФРАН, 1996.

http://ethnopsychology.academic.ru.

– проанализировать демографические процессы в регионах Воронежской губернии, в которых значительный процент составляли представители украинской культуры;

– исследовать особенности этнокультурного развития потомков украинских переселенцев; проанализировать их трансформацию;

– рассмотреть понятия «этнос», «нация», «ассимиляция» и др., необходимые для анализа ассимиляционных процессов в исследуемой этнической среде;

– опираясь на фактический исторический материал, характеризующий социально-экономическое и этнокультурное развитие исследуемой части населения, проанализировать факторы, оказавшие определенное воздействие на развитие процессов этнической ассимиляции украинского населения Воронежской губернии в русской национальной среде;

– выделить основные этапы трансформации этнического самосознания (этнической ассимиляции).

Территориальные рамки исследования составляют границы Воронежской губернии в период с начала XIX века по первую четверть XX века.

Хронологические рамки диссертации охватывают весь XIX век и первую четверть XX века. Нижнюю границу исследования мы определили в связи с тем, что в этот период в Воронежской губернии практически прекратилась миграция малороссийского населения в пределы губернии, а также начали складываться капиталистические отношения, которые впоследствии оказали определенное влияние на развитие процессов ассимиляции в исследуемой этнической среде. Верхняя граница исследования была обусловлена тем, что в 1926 году была проведена перепись населения СССР, учитывавшая этнический аспект. Выбор столь значительного временного промежутка обусловлен особенностями процессов ассимиляции украинского населения. Любой период этногенеза или этнической ассимиляции длителен во времени.

Названный период был выбран неслучайно: именно в его рамках более интенсивно в среде потомков украинских переселенцев Воронежской губернии начали нарастать ассимиляционные процессы.

Степень научной изученности темы. Проблему ассимиляции в среде потомков украинских переселенцев в пределах территории Воронежской губернии в своих работах затрагивали Л.Н. Чижикова («Русско-украинское пограничье») и Л.И. Попкова («География населения российско-украинского пограничья»). Авторы попытались выделить некоторые факторы, способствовавшие развитию ассимиляционных и интеграционных процессов в русско-украинской этнической среде Центрального Черноземья и сопредельных с ним регионов Украины6.

Анализируя процессы ассимиляции представителей украинской культуры Воронежской губернии в русской национальной среде, мы опирались на научЧижикова Л.Н. Русско-украинское пограничье / Л.Н. Чижикова. – М.: Наука, 1988; Попкова Л.И. География населения российско-украинского пограничья / Л.И. Попкова. – Смоленск: Универсум, 2005.

ные труды, характеризующие процессы заселения, расселения, социальноэкономического и этнокультурного развития населения Воронежской губернии, а также работы, посвященные развитию процесса этногенеза.

Вся имеющаяся литература, характеризующая степень изученности темы, может быть систематизирована по трем периодам: дореволюционный (до 19года), советский (1917–1991 гг.), современный (1990-е гг. – начало XXI века).

В дореволюционный период был опубликован целый ряд работ, описывавших этнокультурные особенности украинских крестьян Воронежской губернии. Среди них выделяются труды Е.А. Болховитинова, Г.М. Веселовского, Г.Г. Ткачева, Ф. Никонова, Н.М. Скида, Б.С. Познанского, Д.И. Багалея, М.А. Веневитинова, Ф.И. Поликарпова и др.В конце XIX – начале XX века появились первые работы, посвященные этногенезу украинского народа. Особого внимания заслуживает труд Ф.К. Волкова, М.С. Грушевского, М.М. Ковалевского «Украинский народ в его прошлом и настоящем»8.

В советский период проводились более активные исследования, посвященные социально-экономическому и этнокультурному развитию крестьянства (в том числе и украинского этнического происхождения) Воронежской губернии.

Особый интерес представляют труды А.П. Животко, рассмотревшего развитие и трансформацию украинской культуры на территории Подонья; Г.Т. Гришина, давшего достаточно полную экономико-географическую характеристику Воронежской губернии в эпоху разложения капитализма; П.Г. Морева, рассмотревшего развитие крестьянского движения Воронежской губернии в предреволюционный период; М.М. Шевченко, подробно охарактеризовавшего социальноэкономического развития крестьянства Воронежской губернии в дореформенный период; В.П. Загоровского, исследовавшего процессы заселения и расселения украинцами территории Воронежского края; Т. Авдеевой, исследовавшей народные украинские говоры потомков украинских переселенцев на территории Воронеж Болховитинов Е.А. Историческое, географическое и экономическое описание Воронежской губернии / Е.А. Болховитинов. – Воронеж: Типография губернского правления, 1800; Веселовский Г.М. Город Острогожск (Воронежская губерния) / Г.М. Веселовский. – Воронеж: Типография Губернского правления, 1867; Ткачев Г. Этнографические очерки Богучарского уезда / Г. Ткачев // Памятная книжка Воронежской губернии на 1865–1866 гг. – Воронежский губерн.

стат. ком. – Воронеж, 1867. – С. 159–232; Никонов Ф. Быт и хозяйство малороссов в Воронежской губернии / Ф. Никонов // Памятная книжка Воронежской губернии на 1870–1871 гг. – Воронеж, 1871. – С. 254–260; Скида М.М. Очерки кустарных промыслов Воронежской губернии / М.М. Скида. – Воронеж: Типография Воронежского Губернского правления, 1882; Познанский Б.С. Воронежские хохлы / Б.С. Познанский // Киевская старина, 1885. – Т. 11. – №4. – С. 613–648; Багалей Д.И. Очерки из истории колонизации степной окраины Московского государства / Д.И. Багалей. – М.: Императорское общество истории и древностей российских при московском университете, 1887; Веневитинов М. Расписные кирпичные избы / М. Веневитинов.

– М.: Тип. и словолития О.О. Гербека, 1890; Поликарпов Ф.И. Нижнедевицкий уезд: этнографическая характеристика / Ф.И. Поликарпов // Живая старина. – Вып. 1. – СПб., 1912, и др.

Волков Ф.К. Украинский народ в его прошлом и настоящем / Ф.К. Волков, М.С. Грушевский, М.М. Ковалевский. – Петроград, 1916.

ского края; Л.Н. Чижиковой, охарактеризовавшей этнокультурное развитие населения русско-украинского пограничья в XIX и XX веках и др.Для более глубокого исследования процессов ассимиляции нами было проведено изучение значительного количества трудов известных специалистов, занимавшихся изучением процессов этногенеза в советский период: С.М. Широкогорова, Б.Ф. Поршнева, Н.Н. Чебоксарова и И.А. Чебоксаровой, Э. Вебера, Ю.В. Бромлея, Г.Д. Гачева, С.А. Арутюнова, Л.Н. Гумилева, Н.И. Ульянова и др.

Среди них следует выделить труды Л.Н. Гумилева, в которых, в частности, были затронуты вопросы, связанные с этногенезом украинского народа, а также с его суперэтнической принадлежностью. Ю.В. Бромлей рассматривал нацию как продукт целенаправленного нациестроительства. С.М. Широкогоров впервые ввел в международный научный обиход термин «этнос», а также занимался исследованием этнического самосознания. Работы Б.Ф. Поршнева также посвящены исследованию этнического и национального самосознания10.

В постсоветский период активизировалась работа по изучению социальноэкономической и этнической истории Воронежского края. Р.Г. Демидов исследовал налоги и повинности крестьян Воронежской губернии в конце XIX начале XX веков. А.В. Скрыпников изучал вопросы украинизации школ Воронежской губернии в 20-е годы XX века. Н.П. Воскобойникова подробно исследоваЖивотко А.П. Подонь. (Українська Вороніжчина в культурному житті України) / А.П. Животко. – Прага, 1943; Гришин Г.Т. Экономико-географическая характеристика Воронежской области в условиях разложения крепостничества (первая половина XIX века) / Г.Т. Гришин // Труды Воронежского государственного университета. Т. 24. – Воронеж, 1951; Морев П.Г. Крестьянское движение в Воронежской губернии в феврале – октябре 1917 г. / П.Г. Морев // Из истории Воронежской области. – Воронеж, 1954; Шевченко М.М. К вопросу о развитии товарного производства в крепостной деревне Воронежской губернии перед реформой 1861 г. / М.М. Шевченко // Из истории Воронежского края. Вып. 1. – Воронеж, 1961. – С. 43–56; Загоровский В.П. Некоторые особенности колонизационного процесса южной окраины России в XVII веке и его периодизация / В.П. Загоровский // Из истории Воронежского края. Труды Воронежского университета. Вып. 3. Т. 87. – Воронеж, 1967. – С. 83–93; Гришин Г.Т. Воронежская область. Экономическая география / Г.Т. Гришин. – Воронеж, 1967; Авдеева М.Т. Влияние русского языка на лексику изолированных украинских говоров : автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. фил. наук / М.Т.

Авдеева. – Воронеж, 1986; Чижикова Л.Н. Тенденция этнокультурного развития украинских групп населения в южных районах РСФСР / Л.Н. Чижикова // Этнокультурные процессы в национально-смешанной среде. – Москва, 1989. – С. 105–129, и др.

Широкогоров С.М. Этнос. Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений / С.М. Широкогоров // Отдельный оттиск из Т. I. Известий Восточного факультета Государственного Дальневосточного университета. – Шанхай, 1923;

Поршнев Б.Ф. Социальная психология и общественная практика / Б.Ф. Поршнев. – М., 1966;

Чебоксаров Н.Н. Народы, расы, культуры / Н.Н. Чебоксаров, И.А. Чебоксарова. – М., 1971;

Weber E. Peasants into Frenchmen. The Modernization of Rural France. 1870 — 1914 / Е. Weber.

– Stanford, 1976; Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса / Ю.В. Бромлей. – М., 1983; Гачев Г.Д.

Национальные образы мира / Г.Д. Гачев. – М., 1988; Арутюнов С.А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие / С.А. Арутюнов. – М.: Наука, 1989; Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли / Л.Н. Гумилев. – Ленинград. Издательство ленинградского университета, 1989;

Гумилев Л.Н. Этносфера: история людей и история природы / Л.Н. Гумилев. – М., 1993; Гумилев Л.Н. От Руси до России / Л.Н. Гумилев. – Изд. группа «Прогресс» фирма «Прогресс – Пангея», «Экопрос», 1994; Ульянов Н.И. Украинский сепаратизм в России. Идеология национального раскола / Н.И. Ульянов. – М., 1998.

ла такую сторону жизни крестьян Воронежской губернии, как налоги и повинности на примере малороссийского крестьянства Воронцовских вотчин.

А.Н. Курцев проанализировал миграцию населения (значительный процент которого составляли этнические украинцы) в пределы Воронежской губернии во время Первой мировой войны. Особый интерес представляют труды П.В. Загоровского, в которых содержится анализ социально-политического и экономического развития крестьянства Центрального Черноземья в 20-е годы XX века. Существенный вклад в исследование особенностей экономического развития украинского крестьянства Воронежской губерния на примере крестьян, принадлежавших семейству Бутурлиных, внесла воронежский историк Е.Н. Бунеева. С. Чорный проанализировал в своей работе изменения численности украинцев в отдельных регионах Евразии, в том числе и на территории Воронежской губернии в разные исторические периоды. А.В. Грешникова исследовала русско-украинские фольклорные связи. А.Н. Асташова изучала свадебную обрядность крестьян Воронежской губернии. А.В. Коренева проанализировала в своей диссертации духовно-психологический облик крестьянства Воронежской губернии начала XX века. Ю.Н. Моногаров исследовал развитие народного образования в Воронежской губернии в XIX – начале XX веков; Янг Сын Чжо проанализировал социальную структуру сельского населения Воронежской и Тамбовской губерний11.

Демидов Р.Г. Налоги и повинности крестьян губернии черноземного центра (1880–1904 гг.) / Р.Г. Демидов // Формирование и развитие социальной структуры населения Центрального Черноземья. – Тамбов, 1992; Скрыпников А.В. К вопросу об украинизации школ Воронежской губернии в 20-е годы / А.В. Скрыпников // Россия и Украина на пороге ХХІ века. Пути сочетания национальных интересов и братского взаимодействия : тезисы научных докладов и сообщений международной конференции. История и историография. Общность исторических судеб и сотрудничество славянских народов. – Воронеж, 1997; Воскобойникова Н.П. Налоги и повинности населения воронежских вотчин Воронцовых во второй половине XVIII – первой половине XIX вв. / Н.П. Воскобойникова // Проблемы исторической демографии и исторической географии Центрального Черноземья и запада России. – Липецк, 1998. – С. 23–25; Курцев А.Н. Беженцы первой мировой войны на территории центрального Черноземья в 1914–1917 гг. / А.Н. Курцев // Проблемы исторической демографии и исторической географии Центрального Черноземья и запада России. – Липецк, 1998. – С. 83–88; Загоровский П.В. История Центрально-Черноземной области: Источники и историография / П.В. Загоровский. – Москва: Изд-во Российского ун-та дружбы народов, 1997; Бунеева Е.Н. Крестьяне Бутурлиных. Население вотчины в предреформенный период: состав, занятие, управление / Е.Н. Бунеева. – Воронеж, 2002; Чорний С.

Українці в Євразії. Чисельність і розміщення за переписами 1897–1990 років / С. Чорний. – К.:

Голов. спеціаліз. ред. літ.мовами нац. меншин України, 2002; Грешникова А.В. Русскоукраинские фольклорные связи в необрядовой песенной лирике (на фольклорном материале курской области) : автореф. дис. канд. филол. наук / А.В. Грешникова. – Орел, 2007; Асташова А.Н. Свадебная обрядность крестьянства Воронежской губернии в пореформенный период (социально-психологический аспект) / А.Н. Асташова // Вестник Челябинского государственного университета. – Челябинск, 2008.– №35 (136). – С. 16–23; Коренева А.В. Крестьянство Воронежской губернии в начале XX века (духовно-психологический облик) : автореф. дис. канд. ист. наук / А.В. Коренева. – Тамбов, 2008; Моногаров Ю.Н. Деятельность Острогожского уездного земства по развитию начального народного образования (1865–1917 гг.) : автореф. дис. канд. филол.

наук / Ю.Н. Моногаров. – Воронеж, 2009; Янг Сын Чжо. Социальная структура российской деревни в конце XIX-начале XX вв. (1880–1905 гг.) (по материалам статистики ЦентральноЧерноземных губерний – Воронежской и Тамбовской) : автореф. дис. канд. ист. наук / Янг Сын Чжо. – Москва, 2008, и др.

Среди трудов современного периода, посвященных развитию этногенеза, следует выделить работы В.В. Гудзя; М.М. Кучукова; Е.Д. Смита; С.В. Чешко;

Е.М. Колпакова; В.Г. Бабакова и В.М. Семенова; В.А. Тишкова; В.М. Капицына; В.А. Тураева и др.Несмотря на наличие научных трудов по истории украинского этноса, до сих пор отсутствуют комплексные исторические исследования по проблемам ассимиляции украинцев на территории Воронежского края в период XIX – первой четверти XX веков.

Источниковой основой диссертационной работы послужили архивные и опубликованные документы и материалы. Большую ценность представляют документы Государственного архива Воронежской области (ГАВО). В ходе работы были проанализированы следующие фонды: Воронежское губернское управление земледелия и государственных имуществ Министерства земледелия (ФИ. 24); Воронежская губернская земская управа (Ф.20); Воронежская палата гражданского суда (ФИ. 167); Воронежская духовная консистория (ФИ. 84); Воронежское губернское жандармское управление (ФИ. 1); Канцелярия воронежского губернатора (ФИ. 6); Воронежское губернское по крестьянским делам присутствие (ФИ. 26). Архивные данные позволили сделать выводы об отношении государства и губернских властей к крестьянству Воронежской губернии (в том числе и украинскому) в рамках исследуемого нами исторического периода, об особенностях культурно-бытового и социально-экономического развития данной части населения. Исследуемый материал дал возможность проследить влияние новых методов хозяйствования на изменение условий жизни крестьянства, что, в частности, способствовало постепенной трансформации этнокультурных и психологических особенностей потомков украинских переселенцев, проживавших в пределах Воронежской и сопредельных губерний.

Среди опубликованных источников выделяются несколько групп: статистические сборники, справочные издания, аналитический материал и др.

Исследования статистических сборников «Статистические очерки Воронежской губернии», «Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба», «Обзор Воронежской губернии за 1892 год», «Статистический обзор Воронежской губернии за 1913 год», «НасеГудзь В.В. Національний менталітет і перспективи державотворення в Україні / В.В. Гудзь // Менталітет та протиріччя сучасного українського суспільства: політологічні, соціологічні, культурологічні аспекти. Тези доповідей та виступів загальноукраїнської науково-практичної конференції. Ч. 2. – Запоріжжя, 1994. – С. 24–29; Кучуков М.М. Национальное самосознание.

Вопросы теории и истории : автореф. дис. д-ра философ. наук / М.М. Кучуков. – Ростов-наДону, 1994; Сміт Е.Д. Національна ідентичність / Е.Д. Смiт. – Киiв, 1994; Чешко С.В. Человек и этничность / С.В. Чешко // Этнографическое обозрение. – М., 1994. – № 6. – С. 35–43; Колпаков Е.М. Этнос и этничность / Е.М. Колпаков // Этнографическое обозрении. – 1995. – №5. – С. 14– 23; Бабаков В.Г. Национальное сознание и национальная культура (методологические проблемы) / В.Г. Бабаков, В.М. Семенов. – М., 1996; Тишков В.А. Политическая антропология / В.А. Тишков. – М., 2000; Капицын В.М. Национальная идентификация и политико-правовые стратегии государства / В.М. Капицын // Национальный вопрос и государственное строительство. – М., 2001; Тураев В.А. Этнополитология / В.А. Тураев. – М., 2004. – С. 78–84 и др.

ление и хозяйство Воронежской губернии» и др. позволили нам исследовать данные о народонаселении, этническом составе, а также о социально-экономическом положении крестьянства Воронежской губернии13.

Ценный аналитический материал, посвященный исследованию быта, хозяйства и этнографических особенностей украинского населения Воронежской губернии был проанализирован в ходе исследования «Памятных книжек Воронежской губернии», «Воронежских краеведческих сборников», «Сборника сведений для изучения быта крестьянского населения России» и др.Нами были изучены источники периодической печати: статьи, воспоминания и исследования из журналов: «Киевская старина», «Тамбовские епархиальные ведомости», «Вопросы философии», «Этнографическое обозрение», «Исторические записки», и др.15, а также из газет: «Воронежские губернские ведомости», «Narodowa», «Правда»16.

Статистические очерки Воронежской губернии. Кн.1. – Воронеж: Типография Губернского правления, 1850; Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Воронежская губерния / составил генерального штаба полковник В. Михалевич. – СПб., 1862; Обзор Воронежской губернии за 1892 год (без года издания); Статистический обзор Воронежской губернии за 1913 год // Памятная книга Воронежской губернии на 1915 г. – Воронеж, 1915; Население и хозяйство Воронежской губернии: сводный статистический сборник. Вып. 1. / составлен Воронежским губстатбюро; под редакцией и введением И.К. Воронова. – Воронеж, 1925, и др.

Памятная книжка Воронежской губернии на 1865–1866 гг. – Воронеж, 1867; Памятная книжка Воронежской губернии на 1870–1871 гг. – Воронеж, 1871; Железнов Ф. Воронежская деревня.

Больше-Верейская волость (экономика и быт деревни). Вып. 2 / Ф. Железнов. – Воронеж: Воронежское краеведческое общество, 1926; Поликарпов. Ф.И. «Народный побыт» / Ф.И. Поликарпов. – Воронеж, 1927; Календарные обряды и обрядовая поэзия Воронежской области. Афанасьевский сборник. Материалы и исследования. Вып. 3. – Воронеж, 2005; Христова Г.П. Русские и украинцы в восприятии жителей украинских сел Острогожского района Воронежской области (к проблеме этнической самоидентификации) / Г.П. Христова // Этнография Центрального Черноземья. Вып. 6. – Воронеж: «Истоки», 2007; Этнография Центрального Черноземья. Вып. 7. – Воронеж: «Истоки», 2008; Уварова Н.И. Зимние календарные обряды в «Обыкновениях малороссиян Бирючинского уезда, записанных священником слободы Алексеевка Иоанном Снесаревым» (из рукописного архива РГО) / Н.И. Уварова // Народная культура сегодня и проблемы ее изучения. Афанасьевский сборник. Материалы и исследования. Выпуск VII. – Воронеж: Воронежский государственный университет, 2009. – С. 74–86.

Киевская старина. Т. 11, апрель, 1885; Тамбовские епархиальные ведомости. – 1898. –№50;

Сборник сведений для изучения быта крестьянского населения России. Вып. III. – М., 1891; Философские проблемы теории и практики национальных отношений // Вопросы философии. – 1988. – № 9. – С. 28–91;Тишков В.А. Забыть о нации / В.А. Тишков // Этнографическое обозрение. – 1998. – №5. – С. 3–26; Фененко А.В. «Социология масс» Габриэля Тарда и ее влияние на французскую консервативную мысль последней трети XIX века / А.В. Фененко // Исторические записки. – 2008. – №6.

Воронежские губернские ведомости. – 1850. – №30; Обыкновения малороссиян Бирюченского уезда слободы Алексеевки // Воронежские губернские ведомости. – 1856. – 15 сентября; Обыкновения малороссиян Воронежской губернии Бирюченского уезда слободы Алексеевки // Воронежские губернские ведомости. – 1856. – 20 октября; Свадебные обряды у крестьян села Роговатого Нижнедевицкого уезда // Воронежские губернские ведомости. – 1857.

– 13 апреля; Село Пятницкое (Бирюченский уезд) // Воронежские губернские ведомости. – 1863. – 9 февраля; Слобода Красная. Валуйский уезд // Воронежские губернские ведомости. – 1865. – 12 июня; Narodowa. – 15.07.1876. – №161; Правда. – 1990. –11 сентября.

Методология исследования. В процессе работы над диссертацией использовались принципы научной объективности и историзма; общенаучные (логический, системный) и специально-исторические методы (статистический, сравнительно-исторический, проблемно-хронологический и др.). Вышеуказанные методы позволили проанализировать социально-экономическое и этнокультурное развитие потомков украинских переселенцев Воронежской губернии в рамках указанного исторического периода, а также на основе данного анализа выделить факторы, оказавшие воздействие на развитие ассимиляционных процессов данной этнической группы населения в русской этнической среде.

Научная новизна диссертации заключается в том, что на конкретном историческом материале предпринята попытка исследования социальноэкономического развития украинского населения Воронежской губернии в рамках указанного выше исторического периода.

Автор впервые попытался дать краткую комплексную характеристику этнокультурного развития украинского населения Воронежской губернии в начале XIX – первой четверти XX вв., наряду с важнейшими элементами этнографического исследования (особенности питания, домостроения, национальной одежды, традиций, верований, фольклора и др.) дано краткое описание развития таких сфер жизни, как образование, культурно-просветительская деятельность, рассматривается жизнь и деятельность выдающихся личностей (уроженцев Воронежской губернии), содействовавших формированию украинской национальной культуры.

Опираясь на фактический материал, характеризующий социальноэкономическое и этнокультурное развитие исследуемой части населения, автор впервые предпринимает попытку анализа ассимиляционных процессов, которые протекали в среде потомков украинских переселенцев Воронежской губернии.

Положения, выносимые на защиту:

– предпринятый диссертантом анализ социально-экономического развития украинского населения Воронежской губернии позволяет говорить о том, что к концу исследуемого периода украинское население было практически полностью включено в социально-экономическую систему Воронежской губернии (прошло путь социально-экономической ассимиляции);

– в диссертации показывается, что этнокультурные особенности большей части украинского населения Воронежской губернии на протяжении всего периода исследования трансформировались, но значительных изменений не претерпели;

– диссертант попытался выделить целый ряд факторов, которые оказали воздействие на ассимиляцию украинцев Воронежской губернии в русской этнической среде;

– предпринятый в работе анализ позволяет говорить об особом значении экономических факторов, оказывающих большое воздействие на развитие процессов этнической ассимиляции;

– диссертант предпринимает попытку выделить в пределах Воронежской и соседних губерний конца XIX века отдельный субэтнос в составе русского этноса, для формирования которого основным этническим субстратом являлась украинская культура;

– на примере анализа ассимиляционных процессов, которые протекали в среде потомков украинских переселенцев Воронежской губернии в рамках исследуемого периода, диссертант выделяет следующие стадии трансформации этнического самосознания: этническая устойчивость, этническое равнодушие, этническая трансформация, этнический переход.

Практическая значимость. В настоящее время в России актуальной становится тематика, связанная с национально-этническим возрождением, а также с этнографическими особенностями развития населения. Материалы, изложенные в диссертационной работе, могут быть использованы в учебном процессе высших учебных заведений во время изучения базовых курсов по истории Отечества, краеведения, позволяя детальнее изучить историю Воронежской области.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась и была одобрена на заседании кафедры гуманитарных и социально-юридических дисциплин Воронежского института кооперации (филиал) АНО ВПО «Белгородский университет кооперации, экономики и права». Основные положения диссертации изложены в девяти авторских публикациях, а также в выступлениях на научных конференциях.

II. СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Диссертационное исследование состоит из введения, основной части, включающей три главы, заключения, списка источников и литературы.

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяются объект и предмет, цель и задачи исследования, характеризуются территориальные и хронологические рамки, рассматривается степень изученности вопроса, источниковая база, выявляется научная новизна и практическая значимость диссертации.

В первой главе «Социально-экономическое развитие украинского населения Воронежской губернии в период с начала XIX века до 1925 года» проанализирован целый ряд аспектов социально-экономического развития украинского населения Воронежской губернии, к которым в первую очередь относятся: особенности заселения и расселения, естественного движения населения; особенности хозяйственного развития населения (сельскохозяйственное и промышленное производство); условия жизни населения, в том числе налоги и повинности; миграция населения в другие регионы России и др.

По материалам Всесоюзной переписи населения 1926 года среди всего сельского населения Воронежской губернии (3 038 906 человек) русские составляли 2 021 943 человек, или 66,5%, а украинцы – 1 009 211 человек, или 33,2%. По отношению к 1897 году абсолютная численность украинцев увеличилась, но доля их упала на 3%17.

Украинское население преобладало преимущественно в южных регионах губернии – в Острогожском и Богучарском уездах. Значительный процент жителей украинцы составляли в Новохоперском, Павловском, Бирюченском, Валуйском и Бобровском уездах18.

Население и хозяйство Воронежской губернии : статистический сводный сборник. – Издание Воронежского Губстатотдела, 1927. – С. 6–7.

Никонов Ф. Быт и хозяйство малороссов в Воронежской губернии / Ф. Никонов // Памятная книжка Воронежской губернии на 1870–1871 гг. – Воронеж, 1871. – С. 254–260.

На интенсивность расселения украинского населения в пределах губернии и увеличения его численности оказал воздействие целый ряд факторов, среди которых следует выделить следующие: экстенсивные методы ведения сельского хозяйства (с чем было связано расширение пахотных земель и основание новых населенных пунктов); высокий естественный прирост населения; предпочтение детей в украинских семьях жить отдельно от родителей (в отличие от русских семей); украинцы в отличие от русских были более приспособлены к освоению степных пространств и водоразделов, что также стимулировало освоение южных районов Воронежской губернии малороссийским населением.

Украинское население исследуемого региона преимущественно состояло из крестьян. Незначительный процент представителей украинского этноса приходился на другие социальные группы: купечество и духовенство. Согласно материалам первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 года, в Воронежской губернии к купцам русской национальности относилось 2 856 человек или 90% всех купцов губернии, еврейской – 103 человека или 3,2%, украинской – 181 человек или 5,6%19.

Экономические условия жизни украинских крестьян ничем не отличались от условий существования великорусских крестьян. Украинские крестьяне вели натуральное хозяйство. Как и русские крестьяне, малороссы жили преимущественно общинами. Основой экономической жизни украинских крестьян было земледелие и подсобные отрасли – животноводство и рыболовство.

Практически везде, как у русских, так и у украинских крестьян, самой распространённой была паровая система земледелия с трёхпольным зерновым севооборотом. Выращивали украинцы рожь, пшеницу (озимую и яровую), ячмень, овёс, гречиху, просо. На огородах малороссияне культивировали капусту, лук, чеснок. С конца 30-х годов XIX века стали выращивать картофель, свеклу, подсолнух, табак20. Сеяли украинские крестьяне руками. Одинаковыми с русскими у украинских крестьян были орудия боронования (рало и деревянная рамная борона), уборки хлеба (серп, позднее коса с «грабками»), молотьбы (цеп, каменный каток)21. Лошадей малороссияне имели совсем мало. В одном из крестьянских прошений можно было прочесть: «В слободе нашей Бутурлиновке и протчих приписных к ней хуторах малороссияне наши в домах своих лошадей не держат, а имеют для обрабатывания своих земель плугами волов…»22. Кроме волов и лошадей украинские крестьяне держали в своем хозяйстве коров и подтелков. Имели они овец и свиней23.

Часть населения губернии занималась промыслами и ремёслами – кожевенно-сапожным, шубным, гончарным, столярным, бондарным, иконописным, Захаров В.В. Купеческое население Центрального Черноземья в конце 19 века / В.В. Захаров // Проблемы исторической демографии и исторической географии Центрального Черноземья. – М. ; Курск: Изд-во КГПУ, 1994. – С. 112.

Бунеева Е.Н. Крестьяне Бутурлиных. Население вотчины в предреформенный период: состав, занятие, управление / Е.Н. Бунеева. – Воронеж, 2002. – С. 13–14.

www.russiafederation.ru/ethnography/information/357.html ГАВО. ФИ. 24. Оп. 1. Д. 94. Л. 33.

Бунеева Е.Н. Указ. соч. – С. 15.

винодельным и др. Многие народные промыслы, которые развивались в губернии, стали базой для развития промышленных предприятий. Промышленное производство губернии было сосредоточено преимущественно в двух основных районах: Воронежском и Юго-Западном (Острогожский, Бирюченкий и Павловский уезды). В них, и особенно в последнем, значительный процент населения составляли представители украинского этноса24.

Развитие крестьянских промыслов неизбежно сопровождалось ростом объема товарно-денежного обращения, главной организационной формой которого являлась ярмарочная торговля. Самые крупные ярмарки в губернии были в районах с высокой численностью украинского населения: Никольская (Богучарский уезд), Рождественская и Троицкая (Бобровский уезд), Вознесенская, Воздвиженская и Десятская (Острогожский уезд)25.

Украинские крестьяне Воронежской губернии, как государственные, так и помещичьи, в дореформенный период, как и все крестьяне России, должны были платить налоги, а также нести натуральные повинности. В частности, украинские крестьяне, принадлежавшие графу Воронцову, облагались следующими налогами: подушная подать; чинш; оброк; штатные деньги, которые предназначались на содержание аппарата управления; мирские деньги, которые расходовались на различные мирские нужды (например, из мирских средств уплачивалось жалование служащим правления). Среди повинностей, которые выполняли украинские крестьяне, выделялись следующие: рекрутская, постойная и подводная повинности; мощение дорог; строительство мостов; содержание почты и господские повинности (например, уход за скотом, заготовка для него зимних кормов, поправка господских мельниц и др.)26.

В пореформенный период крестьяне выплачивали оброчную и подушную подати, государственный поземельный налог. Бывшие помещичьи крестьяне выплачивали выкупные платежи, а бывшие государственные – душевой оброк и лесной налог. Наиболее обременительными были также натуральные повинности: квартирная, подворная, дорожная, воинская, пожарная, несение ночных караулов и служебная27.

В диссертации отмечается, что начиная с 50-х годов XIX века, получило развитие переселенческое движение (миграционный отток) крестьян, в том числе украинского происхождения, с территории Воронежской губернии в другие регионы России, что было обусловлено кризисом сельскохозяйственного Гришин Г.Т. Воронежская область. Экономическая география / Г.Т. Гришин. – Воронеж, 1967. – С. 72.

Шевченко М.М. К вопросу о развитии товарного производства в крепостной деревне Воронежской губернии перед реформой 1861 г. / М.М. Шевченко // Из истории Воронежского края. Вып. 1. – Воронеж, 1961. – С. 47–48.

Воскобойникова Н.П. Налоги и повинности населения воронежских вотчин Воронцовых во второй половине XVIII – первой половине XIX вв. / Н.П. Воскобойникова // Проблемы исторической демографии и исторической географии Центрального Черноземья и запада России. – Липецк, 1998. – С. 23–25.

Демидов Р.Г. Налоги и повинности крестьян губернии черноземного центра (1880– 1904 гг.) / Р.Г. Демидов // Формирование и развитие социальной структуры населения Центрального Черноземья. – Тамбов, 1992. – С. 47.

производства28. В дореформенный период широко была распространена временная миграция. Наибольшее число временных мигрантов было отмечено в уездах, где численно преобладало украинское население29. После отмены крепостного права в Воронежской губернии наблюдалась, кроме временной, постоянная миграция населения в другие (преимущественно в восточные и юго-восточные) регионы России. Основную массу составляли переселенцы из регионов, значительный процент которых приходился на представителей украинского этноса30.

В результате столыпинской аграрной политики усилилось расслоение как русских, так и украинских крестьян, что привело к обнищанию многих хозяйств. В связи с этим желающих получить работу по найму (батрачество) становилось из года в год все больше, поэтому и на рынке труда в черноземных губерниях возникала конкуренция между продавцами рабочих рук31. Батрачество же, наряду с миграцией, еще в большей степени способствовало как экономической, так и этнической интеграции населения губернии.

В первой четверти XX века изменения происходили не только в экономической жизни губернии – активизировалась и политическая жизнь. В России начали появляться политические партии. Часть украинского населения разных сословий Воронежской губернии стала членами партий как либерального (левого), так и монархического (в том числе русского националистического) толка32.

После революции 1917 года вмешательство государства в крестьянскую бытность губернии принесло определенные изменения, которые коснулись всех аспектов социально-экономической жизни сельского населения. Однако крестьянская община, по принципу которой объединялось как русское, так и украинское население губернии, не разрушилась. Она являлась важным фактором сохранности определенных традиций и форм хозяйствования. В то же время новые коллективные хозяйства, в отличие от традиционной общины, формировались не по этническому признаку, что способствовало разрушению привычных стереотипов и более интенсивной социально-экономической и этнической ассимиляции украинского населения Воронежской губернии.

Подводя итоги первой главы, следует отметить, что в ходе исследуемого периода в Воронежской губернии, составной частью которой являлись уезды, где значительный процент жителей представляли потомки украинских переселенцев, начала формироваться социально-экономическая система, состоящая из определенного ряда элементов (земледелие, ремесленная и промышленная деятельность, Шевченко М.М. Социально-экономическая характеристика Воронежской губернии в эпоху разложения и кризиса феодализма / М.М. Шевченко // История заселения и хозяйственного освоения Воронежского края в эпоху феодализма. – Воронеж, 1987. – С. 108–112.

Материалы для статистики народонаселения Воронежской губернии // Воронежская беседа за 1861 г. – С. 89–93.

Небольсин А.Н. Переселенческое движение крестьян из Воронежской губернии / А.Н. Небольсин. – Воронеж: Издательство ВГУ, 1928. – С. 4.

Янг Сын Чжо. Социальная структура российской деревни в конце 19–начале 20 вв. (1880– 1905 гг.) (по материалам статистики Центрально-Черноземных губерний – Воронежской и Тамбовской) : автореф. дис. канд. ист. наук / Янг Сын Чжо. – М., 2008. – С. 28.

ГАВО. ФИ. 6. Оп. 2. Д. 139. Л. 43; ГАВО. ФИ. 1. Оп. 2. Д. 232. Л. 500-600; ГАВО. ФИ. 6.

Оп. 2. Д. 139. Л. 28.

элементы транспортной производственной инфраструктуры, торговля и др.). В данной системе украинское население исследуемого региона не представляло отдельного автономного этнического звена. Шло постепенное разделение населения на целый ряд социальных групп, в основе формирования которых лежали не этнические факторы, а экономические отношения. Эта система способствовала не только экономической, но и этнокультурной интеграции, а позже и ассимиляции украинского населения региона в русской национальной среде.

Во второй главе «Этнокультурная эволюция украинского населения Воронежской губернии в период с начала XIX века до 1925 года» дана характеристика следующих элементов, являющихся важнейшими при оценке этнических особенностей любого этноса или субэтноса: особенностей усадебной застройки и домостроения, национальной одежды, системы питания, обрядности, фольклора. К этническим особенностям мы отнесли также такие элементы, как развитие сфер образования и культуры.

В большинстве украинских селений Воронежской губернии на протяжении всего исследуемого периода строились типичные для Украины низкие продолговатые побеленные хаты, покрытые нависающей над стенами четырехскатной крышей. Стены их возводились из различных строительных материалов: дерева, глины, камня. Во всех районах стойко сохранялась древняя украинская традиция – обмазывать глиной и белить стены.

Русские и украинцы, живя рядом, так или иначе, перенимали друг у друга культурно-бытовые традиции, что отражалось и в особенностях домостроения.

Не только в южных, но и в центральных уездах в русских селениях со временем распространялась украинско-белорусская планировка дома, обмазка сруба глиной, его побелка и др. И в то же время местные украинцы этих районов стали располагать свои дома торцевой стороной непосредственно на улицу, т.е. соответственно старинной русской традиции.

В первой половине XIX века украинские переселенцы практически во всех населенных пунктах берегли свою этническую индивидуальность, сохраняя основные элементы украинской народной одежды. В украинских селах изучаемой зоны преобладал некий национальный костюм в составе целого ряда компонентов. Женский костюм включал в себя: рубаху с прямыми поликами, пришитыми по утку; дергу, запаску, плахту; очипок, полотенце, платок в качестве головного убора и др. Мужской костюм был представлен рубахой с прямым разрезом ворота и со стоячим воротником; широкими шароварами; шляпой «бриль», высокой меховой шапкой «кучма» и др.33 Однако в пореформенный период в украинских слободах, где в XIX веке интенсивно развивались ремесла и мелкие промышленные предприятия, значительно раньше, чем во многих русских селах, началось разрушение традиционных форм одежды и появились черты костюма, более свойственного в это время городскому стилю.

Система питания украинского населения губернии в исследуемый период не претерпела значительных изменений. Вот что отметил в одном из своих тру Чижикова Л.Н. Русско-украинское пограничье / Л.Н. Чижикова. – М.: Наука, 1988. – С. 232–233.

дов Ф. Никонов: «… хохол любит есть наиболее горячее, а из холодного всего более нравятся ему свиное сало да селедка; кислого он ест мало, черного хлеба и русского квасу не терпит и более обычные кушанья его следующие: кулиш (суп из пшена) с салом или мясом и дома и в поле; галушки (шарики из черного пшеничного теста), сваренные в воде, иногда в молоке; при достатке – вареники и блинцы со сметаною и коровьим маслом; при бедности – капуста (густое кушанье из капусты и пшена и очень кислое), или затирка (образовавшиеся из брызгов по муке теплой водой шарики, сваренные в воде); в заключении ужина почти всегда крутая каша с горячим и соленым молоком»34.

В семейном быту в массе своей украинское население старалось сохранить традиции предков, чем было и обусловлено непринятие этнически смешанных браков: «…невест и женихов предпочитали выбирать в пределах своего села.

Но в том случае, если не могли подыскать невесту в своем селе, украинцы ездили сватать в украинские села, как бы далеко они не были расположены, а русские – в села, населенные русскими»35.

Так как украинцы в массе своей являлись глубоко верующими, большинство праздников, которые они отмечали, были церковными. Г.М. Веселовский отмечал: «Самым богатым временем для проявления обрядовой стороны у Острогожского населения, как и вообще у малороссиян, служат большие церковные праздники, каковы например: Рождество Христово, Новый год, Богоявление, Сырная неделя, Святая пасха и др.»36. После революции 1917 года получила развитие атеистическая идеология. Однако новая идеология на первом этапе практически ничего не изменила в религиозном сознании крестьян, часть которых продолжала придерживаться традиционного мировоззрения.

Постепенно в украинских селениях, как и в русских, менялся образ жизни, менталитет, традиции и обычаи крестьян, формировалось совсем другое отношение к обрядам. Б.С. Познанский отмечал: «У необразованных осталась песня, свадебный обряд, выставка красных флагов в смысле доказательства девственности молодой, щедривка, посивання, колядка, кутя на сочельник, жарене порося на Пасху. У образованных торогых слобожан молодежь не посевает, не колядует, у них не верещать дружки, не ходять колядувать, стыдятся по простому заявлять о девственности молодой»37.

Анализируя этнокультурное развитие представителей украинской культуры исследуемого региона, нельзя не коснуться такого аспекта, как язык общения, который постепенно подвергался изменениям под влиянием соседнего русского населения, а также под воздействием развития системы образования.

Только в одном Острогожском уезде, населенном преимущественно украинцами, к 1917 году функционировали 204 земские школы, преподавание в которых велось на русском языке.

Никонов Ф. Указ. соч. – С. 253–254.

Чижикова Л.Н. Указ. соч. – С. 46–47.

Веселовский Г.М. Город Острогожск (Воронежская губерния) / Г.М. Веселовский. – Воронеж: Типография Губернского правления, 1867. – С. 100–101.

Познанский Б.С. Воронежские хохлы / Б.С. Познанский // Киевская старина. Т. 11, апрель, 1885. – С. 644–645.

Начиная с 1917 года (после Октябрьской революции) на территории исследуемого региона началось развитие украинского национального культурного движения. В самом Воронеже была сформирована культурно-просветительская организация «Украинская громада». В это же время украинское движение получило развитие и в Острогожске, Богучаре и в других изученных центрах. Однако, несмотря на то, что население юга и юго-запада Воронежской губернии по своему этническому составу было преимущественно малороссийским, активистов, которые поддержали бы развитие этого движения, найти было сложно38.

Среди уроженцев «Подонья» было немало деятелей науки, культуры и искусства, которые внесли большой вклад в развитие украинской культуры. Среди них профессор Харьковского университета О. Склабовский; историк Н. Костомаров;

этнограф и писатель М. Дикарев; издатель И. Червотенко, который известен тем, что способствовал изданию книг на украинском языке; писатель К. Сопляк (К. Межинский); организатор украинских хоров М. Одуд (М. Удодов); поэт и переводчик О. Коваленко; писатель В. Скрипник; литературный критик и публицист О. Ковалевский, в свое время активный представитель украинского студенчества в Петербурге; народный украинский поэт Е. Плужник и др.

Таким образом, необходимо отметить, что преобладающая часть украинского населения исследуемого региона старалась сохранять культурно-бытовые особенности, характерные для украинской народной культуры, что было обусловлено в первую очередь замкнутостью быта, а также устойчивостью традиции. Народные традиции – это, другими словами, «стереотипы поведения», которые, в силу устойчивости привычки, трансформируются медленно. Тем не менее, определенной трансформации подверглись все этнографические составляющие.

В третьей главе «Развитие ассимиляционных процессов в среде украинского населения Воронежской губернии в период с начала XIX века до 1925 года» на основе характеристики социально-экономического и этнокультурного развития украинского населения Воронежской губернии были выделены и проанализированы факторы, оказавшие влияние на развитие ассимиляционных процессов в исследуемой этнической среде.

В первой половине XIX века процессы ассимиляции протекали достаточно пассивно. Тем не менее, следует выделить ряд условий, способствовавших их развитию.

Во-первых, большая часть украинского населения проживала в исследуемом регионе уже в третьем-четвертом поколении. В связи с этим у многих представителей украинской культуры сформировалось амбивалентное этническое самосознание. Русское и украинское население региона к XIX веку уже более столетия объединяла общая историческая судьба.

Во-вторых, у украинцев, в том числе и у потомков украинских переселенцев Воронежской губернии, в XIX веке не было окончательно сформировано устойчивое этническое самосознание, подкрепленное общим этнонимом.

В-третьих, относительно многочисленное украинское население Воронежской губернии проживало за пределами своего этнического круга. Развиваясь Животко А.П. Подонь. (Українська Вороніжчина в культурному житті України) / А.П. Животко. – Прага, 1943. – С. 27–30.

же в пределах русского этнического массива, этническая культура воронежских украинцев уже в первой половине XIX века начала трансформироваться, приобретая новые качества.

В-четвертых, украинцы представляли низшие в социальном отношении слои населения (преимущественно крепостное крестьянство). Привилегированные классы в большинстве своем состояли из носителей русской культуры.

Общеизвестно, что именно представители элиты в первую очередь оказывают воздействие на формирование национального самосознания. Только правящие круги общества имели возможность эффективно развивать сферы образования, культуры, науки и искусства, политики и др. и в значительной степени формировать основу национальной идеологии и национальные ценности.

В-пятых, суперэтническая родственность русского и украинского этносов, несомненно, являлась важнейшим фактором ассимиляции. Каждый переселенец с территории Украины на подсознательном уровне чувствовал себя частью единого восточнославянского суперэтноса, составными элементами которого являются русский, украинский и белорусский народы39.

В-шестых, как государственные, так и помещичьи крестьяне платили целый ряд налогов, а также выполняли разнообразные повинности (например, рекрутскую). В связи с этим жизнь русского и украинского крестьянства подчинялась единым стандартам, что способствовало их постепенному вливанию в единую социально-экономическую систему. Другими словами, русских и украинских крестьян постепенно объединяла общая историческая судьба.

В-седьмых, следует обратить внимание на такой аспект, как посещение церкви. Украинские и русские крестьяне в массе своей были глубоко верующими. К одному церковному приходу относились как русские, так и украинские селения. Церковь являлась важным центром духовной консолидации русского и украинского этносов.

В-восьмых, важным фактором, который впоследствии повлиял на сближение русского и украинского этносов в исследуемом регионе является развитие сельской общины. Украинцы, которые переселялись на территорию Воронежской губернии в XVII–XVIII веках, не состояли в общинах, так как на Украине в отличие от России большинство крестьян вело индивидуальное хозяйство. Потомки же украинских переселенцев Воронежской губернии в XIX веке, как и большая часть русских крестьян, объединялись в общины. С течением времени это привело к изменению менталитета украинских крестьян, который был близок по психологическим и поведенческим особенностям к менталитету русского крестьянства.

Вторая половина XIX века принесла России коренные изменения в социально-экономической сфере. К самым главным изменениям можно отнести развитие капиталистических отношений, а также отмену крепостного права. Все это не могло не сказаться на развитии и трансформации этнокультурных особенностей населения.

После отмены крепостного права сформировались новые факторы, которые более интенсивно начали оказывать воздействие на развитие ассимиляциГумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь / Л.Н. Гумилев. – М.: Товарищество «Клышников, Комаров и Ко», 1992. – С. 463.

онных процессов в исследуемой этнической среде Воронежской губернии. Среди них следует выделить следующие:

– развитие промышленной деятельности. Промышленная и ремесленная деятельность способствовала развитию интеграционных процессов, так как она предусматривала связь с регионами, в которых преобладали представители русской этнической культуры;

– снижение уровня жизни населения как следствие кризиса сельского хозяйства, что стимулировало развитие отхожих промыслов и батрачества.

Представители украинского этноса, которые уходили на заработки в другие регионы России, испытывали активное этнокультурное воздействие, попадая в русскую этническую среду. Возвращаясь домой, они приносили в семью эти изменения, тем самым формируя новую этническую формацию;

– стремление украинского крестьянства к улучшению своего социального положения. Многие украинские крестьяне стремились к повышению своего социального статуса, что вызывало соответственно повышение уровня культурно-бытовой сферы. Попадая в разряд новых социальных групп (купечество, промышленники и др.), бывшие крестьяне достаточно быстро теряли свою этническую идентичность и ассимилировались в русской этнической среде. Это также свидетельствует о том, что значительная часть украинских крестьян, проживавших в пределах Воронежской губернии, во второй половине XIX века отождествляла себя с русским этносом, а свою этническую самобытность воспринимала как составную и неотъемлемую часть русской культуры. «... Положим, что мы не великороссы, но уж и малороссами, простыми хохлами нас нельзя назвать», – говорили жители украинских слобод40;

– низкий миграционный прирост украинского населения в пределы Воронежской губернии по сравнению с предыдущими периодами;

– русификация украинского языка. «Если вспомнить русификаторские тенденции царской России, осуществляемые через церковь, школу, военную службу, администрацию всех рангов, печать и через всю вообще нашу старую культуру, то нетрудно допустить, что многие украинцы совершенно искренне считали себя русскими и язык свой – «русским» с некоторыми, скажем, уклонениями и особенностями, не большими, однако, чем в любой другой губернии»41;

– формирование этнокультурных связующих звеньев. Со временем русские и украинские крестьяне перенимали друг у друга некоторые элементы культуры. Для новых поколений украинцев исследуемого региона представители великорусского этноса постепенно становились «своими» в этническом отношении благодаря формированию единых элементов культуры (традиций, обычаев, быта, языка);

– ассимиляционная политика России. Начиная со второй половины 70-х годов XIX века, правительство России издает несколько указов антиукраинофильского содержания42. Практически вся украинофильская деятельность пе Чижикова Л.Н. Указ. соч. – С. 49.

Миртов А.А. Украинцы на Дону / А.А. Миртов. – Ростов н/Д., 1930. – С. 59.

Szporluk R. The Ukraine and Russia: Conquest R. (ed.): The Last Empire. Nationality and the Soviet Future / R.Szporluk. – Stanford 1986. – P. 151–182.

реместилась на территорию Галиции (Западной Украины), которая была в то время составной частью Австро-Венгрии43. Долгое время на территории Украины, которая находилась в составе России, украинское национальное движение практически не развивалось. Однако, если бы этого не произошло, то, вероятнее всего, территория Подонья и соседние регионы стали бы сферой влияния творцов украинской национальной идеи, что так или иначе способствовало бы развитию украинского национального самосознания потомков украинских переселенцев в исследуемом регионе;

– влияние политичекого движения (политических партий) либерального и монархического толка, что спосбствовало более интенсивной интеграции украинцев в социально-экономическую и политическую систему государства;

– относительно высокая плотность населения. В конце XIX – начале XX веков плотность населения исследуемого региона превышала 50 человек на 1 км, и создавала условия для тесных духовно-идеологических контактов, обеспечивавших интеграцию общества. С.А. Арутюнов, рассматривая эти же явления, ввел понятие «плотности коммуникационных связей»44;

– миграция населения в южные и восточные регионы страны, что способствовало снижению численности украинского населения губернии, а соответственно и частичному разрушению украинского этнокультурного пространства.

После октябрьской революции 1917 года появились новые факторы, оказавшие существенное, а впоследствии и решающее воздействие на развитие процессов ассимиляции в украинской этнической среде Воронежской губернии, среди которых выделяются следующие:

– влияние атеистической идеологии. В основе формирования как русской, так и украинской этнических культур лежит православное христианство. Развитие атеистической идеологии способствовало разрушению религиозных традиций крестьянства, постепенно уничтожая многие элементы этничности населения;

– влияние новой административно-территориальной реформы в СССР.

Важную роль в формировании современного национального самосознания жителей украинского происхождения Воронежской губернии сыграло то, что ее территория находилась в пределах русского этнического массива, а с приходом советской власти – входила в состав РСФСР. При определении национальности нередко решающим становится место рождения и район длительного проживания45;

– влияние государства на формирование национального самосознания.

Большинство наций сформировалось из целого ряда этносов и субэтносов в процессе образования и развития государства. В подтверждение этого следует вспомнить слова И. Яковенко: «…общество, созидающее государство, формирует так называемую «политическую нацию»46.

Особенно активно государственное влияние на развитие нациестроительства прослеживалось после 1917 года. Именно в этот период, после разделения Сучасність. – 1976. – №5.

Арутюнов С.А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие / С.А. Арутюнов. – М.:

Наука, 1989. – С. 27.

Чижикова Л.Н. Указ. соч. – С. 51.

Яковенко. И. Я – русский. Кто я и зачем я? / И. Яковенко // Нева. – 2004. – №6.

СССР на 15 союзных республик, в каждой из них активным образом проводились процессы нациестроительства. РСФСР в этом смысле не исключение. Ярким подтверждением данного обстоятельства является следующая сравнительная характеристика: официально численность украинцев в пределах Воронежской губернии в 1926 году составляла 33%, однако к 1959 году она значительно снизилась и составляла всего 7,6%47.

Анализируя вышеуказанную информацию, можно говорить о том, что в пределах Воронежской губернии и сопредельных регионах к концу исследуемого периода сформировался новый русский субэтнос на основе украинского этнического субстрата. «Малороссы» Воронежской губернии в конце XIX века в массе своей еще небыли составной частью русского этноса в полном смысле этого слова, как и некоторые русские этнические группы (горюны, цуканы и др.). Но по многим своим культурно-бытовым (и частично психологическим особенностям) потомки украинских переселенцев в данный период были ближе к представителям русской культуры и вступили на путь полного слияния с русской нацией.

В заключении подводятся итоги исследования и формулируются выводы.

Проанализировав социально-экономическое и этнокультурное развитие украинского населения Воронежской губернии, мы выделили целый ряд факторов, которые оказали определенное воздействие на развитие процессов ассимиляции в исследуемой этнической среде, важнейшими из которых являются следующие:

отсутствие устойчивого этнического самосознания; развитие сельских общин в украинской этнической среде региона, что способствовало формированию менталитета, родственного русскому этносу; отсутствие собственной этнической элиты;

русские и украинские крестьяне имели общую историческую судьбу, где скрепляющим элементом, в частности, была единая налоговая система, помещичьи и государственные повинности и др.; целенаправленная и эволюционная русификация украинского языка; развитие промышленности; снижение уровня жизни населения, что стимулировало развитие отхожих промыслов и батрачества; стремление украинского крестьянства к повышению своего социального положения;

влияние новой административно-территориальной реформы в СССР; влияние государства на формирование национального самосознания и др.

Выделив целый ряд факторов, оказавших влияние на развитие процессов ассимиляции в украинской этнической среде Воронежской губернии, в первую очередь следует отметить особое значение группы экономических факторов, благодаря которым русская культура в среде потомков украинских переселенцев стала особенно популярной, что способствовало активному вливанию исследуемой части населения в лоно русской нации. Исходя из этого, необходимо выделить еще один фактор, который активным образом влияет на развитие этнической ассимиляции – популяризация господствующей этнической или национальной культуры.

Таким образом, под влиянием вышеизложенных факторов, на наш взгляд, в исследуемый период в пределах Воронежской губернии и сопредельных регионов сформировался новый субэтнос в составе русской нации, этническим субстратом для формирования которого явилась украинская этническая культура.

Чижикова Л.Н. Указ. соч. – С. 43.

Проанализировав развитие ассимиляционных процессов, которые протекали в среде потомков украинских переселенцев Воронежской губернии в рамках исследуемого периода, мы выделили следующие стадии ассимиляции (трансформации этнического самосознания):

– этническая устойчивость характеризуется четким определением «своих» и «чужих», строгим (системным) соблюдением традиций и обычаев своего этноса (была характерна для потомков украинских переселенцев Воронежской губернии первой половины XIX века);

– этническое равнодушие объясняется четким определением «своих» и «чужих», равнодушным отношением к традициям своих предков, которые частично сохраняются, однако претерпевают определенные изменения (этническое равнодушие было свойственно потомкам украинских переселенцев Воронежской губернии второй половины XIX века, проживавшим в крупных промышленных слободах, а также в зонах дисперсного этнического расселения);

– этническая трансформация предусматривает принятие этнического или национального самосознания этноса ассимилятора («чужие» становятся «своими»), однако еще сохраняется память о предках и некоторые этнографические особенности (этнической трансформации подверглась определенная часть потомков украинских переселенцев Воронежской губернии конца XIX– начала XX веков, проживавших в крупных промышленных слободах, а также в зонах дисперсного этнического расселения);

– этнический переход характеризуется полным или практически полным переходом этноса в лоно другого этноса или другой нации (полная ассимиляция). В некоторых случаях, преимущественно в сельской местности, сохраняются некоторые этнографические особенности (практически полную ассимиляцию претерпели потомки украинских переселенцев Воронежской губернии первой половины XX века, проживавшие в промышленных слободах, а также большая часть украинцев исследуемого региона второй половины XX века).

Основное содержание диссертации отражено в следующих научных публикациях автора:

Работы, опубликованные в журналах, входящих в перечень научных изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Высоцкий В.В. Историческое и этнографическое развитие украинского населения Воронежской губернии и его влияние на процессы ассимиляции в данной этнической среде в период с 1861 по 1925 гг. / В.В. Высоцкий // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. – Тамбов, 2010. – №(90). – С. 224–228 (0, 75 п.л.).

2. Высоцкий В.В. Этнокультурное развитие украинского населения Воронежской губернии в период с 1861 по 1925 год / В.В. Высоцкий // Гуманитарные и социальные науки (электронный журнал). – Ростов-на-Дону, 2011. – №3.

– http://www.hses-online.ru/Arch.html (0,62 п.л.).

Научные статьи:

3. Высоцкий В.В. Воронежская область – многонациональный регион / В.В. Высоцкий // Территориальная организация общества и управление в регионах : материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Воронеж: ВГПУ, 2007. – Ч. 2. – С. 54–56 (0, 37 п.л.).

4. Высоцкий В.В. К вопросам о заселении и освоении территории Воронежской области украинским этносом в XIX столетии / В.В. Высоцкий // Социально-экономическое развитие России в условиях усиления глобализации :

сборник статей. – Воронеж: Научная книга, 2008. – С. 78–81 (0,2 п.л.).

5. Высоцкий В.В. Миграционные процессы и переселенческое движение крестьян украинского происхождения из Воронежской губернии во второй половине XIX столетия / В.В. Высоцкий // Социально-экономическое развитие России в условиях усиления глобализации : сборник статей. – Воронеж: «Научная книга», 2008. – С. 81–84 (2,5 п.л.).

6. Высоцкий В.В. Развитие процессов ассимиляции украинского этноса в русской среде на территории Воронежской области в XIX начале XX вв. / В.В. Высоцкий // Социальные проблемы научного общества : сборник научных статей. – Воронеж: Научная книга, 2008. – С. 109–114 (0,3 п.л.).

7. Высоцкий В.В. Характеристика ряда факторов, оказавших влияние на развитие ассимиляционных процессов в среде украинского населения Воронежской губернии в XIX веке / В.В. Высоцкий // Стратегии инновационного развития товарных рынков : материалы международной научно-практической конференции. – Воронеж: Научная книга, 2009. – С. 119–123 (0,3 п.л.).

8. Высоцкий В.В. К вопросам ассимиляции потомков украинских переселенцев Воронежской губернии в русской национальной среде во второй половине XIX века / В.В. Высоцкий // Стратегии развития региональных рынков: инфраструктура, безопасность, качество : материалы международной научно-практической конференции. – Воронеж: Научная книга, 2010. – С. 300–304 (0,3 п.л.).

9. Высоцкий В.В. Социально-экономическое развитие украинского населения Воронежской губернии в период с начала XIX века до 1861 года / В.В. Высоцкий // Стратегии развития региональных рынков: инфраструктура, безопасность, качество : материалы Всероссийской научно-практической конференции.

– Воронеж: Научная книга, 2011. – С. 300–305 (0,3 п.л.).

Научное издание ВЫСОЦКИЙ Валерий Викторович ИСТОРИЧЕСКАЯ, СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ АССИМИЛЯЦИЯ УКРАИНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ВОРОНЕЖСКОЙ ГУБЕРНИИ (НАЧАЛО XIX В. – ПЕРВАЯ ЧЕТВЕРТЬ XX В.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Подписано в печать 28.04.2012. Формат 6084/16. Печать трафаретная.

Гарнитура «Таймс». Усл. печ. л. 1,5. Уч.-изд. л. 1,39. Заказ 116. Тираж 100 экз.

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Воронежский государственный педагогический университет» Отпечатано в типографии университета.

394043, г. Воронеж, ул. Ленина, 86.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.