WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

КРАДЕЦКАЯ Сусанна Вячеславовна

Гражданская идентичность феминисток в России в начале ХХ в.

специальность 07.00.02 отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре истории России исторического факультета ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет»

Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор, Проскурякова Наталья Ардалионовна

Официальные оппоненты:

Пушкарева Наталья Львовна, доктор исторических наук, профессор, ФГБУН Ордена Дружбы народов Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук, отдел гендерных исследований, заведующая отделом

Селунская Наталья Борисовна, доктор исторических наук, профессор, ФГОУ ВПО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова», исторический факультет, кафедра источниковедения, профессор

Ведущая организация:

ГБОУ ВПО «Московский городской педагогический университет»

Защита диссертации состоится  «19» ноября 2012 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.24 при ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» по адресу: 119571, Москва, пр-т Вернадского, д. 88, ауд. 322.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» по адресу: 119991, Москва, ГСП-2, ул. Малая Пироговская, д.1.

Автореферат разослан                         «  » __________________2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                         ЧЕХОВСКАЯ Надежда Николаевна

Общая характеристика работы

Эпоха рубежа XIX – XX вв. была временем значительных перемен в жизни российского общества. В процессе ускоренной урбанизации формировалась новая городская культура, новые ценности и новые эмансипационные теории, освобождавшие человека от ограничений патриархального общества. К таким теориям относился и феминизм1, предложивший российским женщинам новые жизненные ориентиры, новую систему ценностей, отвечавших их насущным потребностям. К моменту зарождения феминистского движения, в России уже существовала давняя традиция гражданской активности женщин, однако свое идеологическое оформление движение получило в результате трансфера идей западного феминизма. Опираясь на опыт своих европейских и североамериканских коллег, активистки и лидеры российского феминизма пропагандировали образ современной, «новой» женщины, используя для этого широкую сеть организаций, публичные мероприятия и периодическую печать. Этот образ выполнял важную социальную функцию, он служил ролевой моделью для обычных женщин, позволяя им чувствовать себя частью равноправного женского сообщества, что в целом способствовало развитию институтов и практик гражданского общества в России.

Актуальность исследования феминистского движения в контексте становления гражданского общества и формирования гражданской идентичности вызвана малоизученностью данного аспекта российской истории начала ХХ в. в исторической науке. В научной литературе не проводилось комплексного анализа феминистской периодической печати как главного средства культурной репрезентации движения. Кроме того, актуальность исследования связана с внутренним сходством переходных эпох рубежа XIX – XX вв. и XX – XXI вв. Современное российское общество находится в фазе активных социальных трансформаций, сопровождающихся поиском новых общественных связей. В этом контексте опыт феминистского движения приобретает особое значение. В современном обществе растет и интерес к проблемам гендерного неравенства, что обуславливает социальную актуальность изучения положения женщин в семье, обществе и государстве.  

Объект исследования. Объектом данного исследования является феминистская периодическая печать, ее публицистический дискурс. Термин дискурс использовался в работе в узком смысле, как результат коммуникативного события, зафиксированный в письменной форме2. Определяющим критерием при отборе журналов из всего массива женских периодических изданий являлась идеологическая позиция, занимаемая

авторами и редакцией журнала, их отношение к женщине, к ее положению в семье, обществе и государстве.

Предметом исследования являются конкретные проблемы, которые феминистки поднимали на страницах своих журналов (женское образование, труд, проституция и т.д.).

Хронологические рамки исследования ограничиваются 1904 – 1914 гг. Выбор нижней хронологической рамки связан с тем, что в 1904 г. началась история феминистской периодики, вышел первый номер одного из крупнейших изданий, связанных с феминизмом. Верхняя же дата обозначает начало Первой мировой войны, когда под влиянием военного времени изменилась риторика феминистских журналов, многие темы отошли на второй план. Кроме того, к 1914 г. уже сложились основные темы, вокруг которых конструировался феминистский дискурс. В работе делаются отступления от заданных хронологических рамок.

Методологической основой диссертации является акторная модель теории модернизации, позволяющая изучать не только макроструктуры и процесс их изменения в ходе модернизации, но сосредоточиться на индивидуумах и на их действиях, стратегиях выживания в условиях социальной трансформации. При этом актуализируется проблема становления новой культуры и новых ценностей, что само по себе является неотъемлемым элементом социокультурных изменений. Носители новой системы ценностей – свободные, самостоятельные, социально активные и ответственные личности – являются важной частью гражданского общества, формирование которого также признается одним из признаков модернизационного процесса3. В соответствии с этим подходом, анализ процесса социальной трансформации невозможен без изучения новой системы ценностей и ее носителей, личностей нового типа.

Для изучения феминистского дискурса, его особенностей и ценностей, содержавшихся в нем, а также в целом процесса формирования дискурса в социокультурном контексте использовались элементы гендерного анализа социально-исторических явлений. Применение методов гендерного анализа является необходимым для определения правомерности выделения «женской» составляющей процесса модернизации. Для ответа на вопрос, действительно ли в обществе существовали причины, толкавшие женщин на выражение публичного протеста с помощью феминистского движения, необходим анализ положения женщин в обществе, семье и государстве, в целом, изучение гендерной стратификации общества, тех гендерных контрактов, которые лежали в основе этой стратификации, гендерного разделения труда и гендерных предрассудков и т.д. Все эти вопросы относятся к предметному полю гендерной истории, соответственно, использование понятий, разработанных гендерологами, в данном случае открывает перед исследователем широкие познавательные перспективы.

Из специально-научных методов в данном исследовании использовались историко-генетический (для анализа истоков феминизма в России), историко-системный (позволивший рассмотреть объект исследования как единую систему) и историко-сравнительный (при рассмотрении российского движения в международном контексте) методы.

Специфика источниковой базы исследования определила и особенности методов работы с ними. При работе с источниками использовался т.н. метод «перегруппировки в массив», предполагающий формирование массива информации, содержащейся в источнике. При этом данный массив информации формируется в соответствии с выделенными исследователем категориями анализа, которые не должны изменяться. Также важным при применении данного метода является учет социокультурного контекста.

Путем поэкземплярного просмотра всего массива женской периодической печати России рубежа XIX – XX вв. были определены два журнала, полностью отвечавшие критериям отбора, т.е. основывавшиеся на феминистской идеологии и наиболее полно отразившие на своих страницах процесс формирования и развития этой идеологии. Это журналы «Женский Вестник» (СПб., 1904 – 1917 гг.) и «Союз Женщин» (1907 – 1909 гг.). В соответствии с правилами метода «перегруппировки в массив», были исследованы полные комплекты этих изданий: «Союз Женщин» за весь период его существования, «Женский Вестник» за 10 лет (1904 – 1914 гг.). При этом для анализа внутренних и внешних факторов развития данных журналов использовались как архивные материалы, содержащиеся в фондах Российского Государственного исторического архива (РГИА) и Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), так и опубликованные источники справочного характера.

В ходе поэкземплярного и полистного просмотра полных годовых подшивок журналов за обозначенный период были отобраны 1360 текстов (от больших аналитических статей до новостных сообщений и библиографических заметок). При отборе текстов главным стал содержательный критерий. В каждом из них так или иначе затрагиваются проблемы, связанные с частной или общественной жизнью женщин и предлагаются способы решения этих проблем. Другими словами, в этих статьях феминистки формулировали основные ценности, которыми должны были руководствоваться женщины в своей жизни. Каждая статья фиксировалась только один раз. При этом учитывались тексты информационного и публицистического характера, программные документы различных организаций фиксировались только в случае, если они сопровождались аналитическими комментариями редакций.

В процессе работы над источником определились категории анализа или тематические блоки, по которым и были сгруппированы выбранные тексты. Это блок «Женщины и государство», «Женщины и общество» и «Женщины и семья». Также внутри каждого блока были выделены специальные рубрики, позволившие сгруппировать тексты на основе более специализированного подхода (государственная политика по отношению к женщинам; общественно-политическая активность женщин; женское образование и труд; семейно-брачные отношения; материнство; домашнее хозяйство и т.д.). Далее был проведен количественный анализ, подтвердивший выделение магистральных тем феминистского дискурса.

Историография исследования представлена довольно значительным кругом работ, посвященных частной и публичной жизни женщин. Еще на рубеже XIX – XX вв., т.е. непосредственно во время зарождения и развития феминистского движения, появились первые работы, в которые встречаются попытки анализа общественно-политической активности женщин и в целом условий их жизни. При этом все работы дореволюционного периода естественно отличаются ангажированным характером. Желание различных специалистов изучить тот или иной вопрос, связанный с женщинами, появлялось в результате социокультурных и экономических изменений пореформенного общества. Все авторы были так или иначе вовлечены в общественную дискуссию, что отражалось и на их работах.

Дореволюционному периоду принадлежат первые попытки анализа системы женского образования и труда, женской социально-политической активности, вопросов проституции и семейно-брачных отношений.

Авторы, писавшие о женском труде, уделяли особое внимание его применению в различных областях. При этом если в работах В.Н. Щеголева и Ф. Левинсона-Лессинга сам факт женского труда оценивался положительно, и авторы высказывались за расширение сферы его применения4, то в работах сторонников традиционных ценностей встречается иная точка зрения. В частности, Л.А. Золотарев критиковал женский труд, настаивая на том, что выход женщины из семьи негативно влияет на последнюю5. В вопросах образования внимание исследователей было приковано либо к истории отдельных учебных заведений для женщин, либо к истории женского образования в целом (Е.О. Лихачева)6. Ряд исследователей посвящали свои работы феномену проституции, при этом оценки разнились от признания первичными социальных и экономических факторов (А.И. Елистратов)7, до определения проституток как генетически приспособленных к этой работе женщин (В.М. Тарновский)8. В отношении женской социально-политической активности делались попытки проследить историю женского протеста в России и проанализировать причины возникновения женского движения (П.Г. Мижуев, А.Н. Шабанова)9. В области частной жизни женщины дореволюционных авторов больше всего интересовали проблемы семьи и ее кризиса. Ряд авторов оценивали происходившее позитивно, с точки зрения эмансипации женщины, ее освобождения от «семейных пут» (А.Я. Ефименко)10, другие призывали к сохранению традиционных больших семей (В.А. Колесников)11. Дореволюционному периоду принадлежат и первые попытки анализа истории женской периодической печати, авторы которых впервые обозначили поведенческие стереотипы, которые содержались в женских журналах (М. Новикова, Е. Щепкина)12.

В советское время большинство направлений исследований, намеченных в дореволюционный период, было забыто. Историческая наука, находившаяся под методологическим диктатом, вынуждена была следовать единственному пути в изучении «женского вопроса» - это, прежде всего, исследование экономической составляющей этого вопроса. В соответствии с этим подходом большая часть выходивших работ была посвящена изучению условий труда дореволюционных работниц, с акцентом на освободительном значении событий октября 1917 г. (А. Рязанова, А.М. Коллонтай)13. Однако начиная с 1970-х – 80-х гг. начинают появляться работы, авторы которых исследовали различные проявления женской социально-политической активности путем включения ее в рамки «народно-освободительного движения» (Г.А. Тишкин, Э.А. Павлюченко)14. Такой подход несколько расширил предметное поле исследований по данной теме.

Настоящий прорыв в исследовании частной и общественной жизни женщин связан, безусловно, с концом 1980-х – серединой 1990-х гг., когда историческая наука освободилась от методологического диктата. Современные отечественные исследователи во многом продолжают традиции, заложенные еще в дореволюционный период. Это относится, в частности, к работам по истории женского образования в России, где представлена не только фактическая история, но и анализируется противоречивая государственная политика, приводившая к негативным результатам (Э.Д. Днепров, В.А. Веременко)15. Общественно-политическая активность женщин изучается авторами, чьи работы посвящены женскому и феминистскому движению в России второй половины XIX – начала ХХ вв. В работах С.Г. Айвазовой, О.А. Хасбулатовой, Н.Б. Гафизовой, Н.Л. Пушкаревой, И.И. Юкиной анализируется история движения, становление и развитие его идеологии, его значение и влияние на общество и государство16. В целом можно сказать, что усилиями современных исследователей деятельницы женского и феминистского движения возвращаются в историю. Также стоит отметить работы, посвященные развитию гражданского общества в России рубежа веков (В.Я. Гросул, А.С. Туманова)17. При этом вышеупомянутые движения представлены в этих трудах в общем контексте развития гражданской активности.

Среди зарубежных исследователей особо стоит отметить Р. Стайтса, Л. Эдмондсон, Р.Дж. Ратчилд, Б. Пиетров-Эннкер18. Работы этих специалистов посвящены истории женского и феминистского движения в России во второй половине XIX – начале ХХ вв. В целом эти работы носят комплексный характер, в них представлена не только история развития движения и его идеологии, но уделено большое внимание контексту, в том числе и международному. Также существует и большой корпус работ, посвященных различным аспектам частной и публичной жизни российских женщин: условиям труда, проблемам проституции и т.д. Отдельно необходимо упомянуть о небольшой статье Дж. Харрис, где автор анализирует российские феминистские журналы как важный элемент в общей структуре движения19.

Подводя итог историографическому обзору, можно сказать, что в целом данная тема изучена достаточно подробно, но неравномерно. Если такие вопросы, как женское образование и женская социально-политическая активность исследованы в достаточной степени, то ряд вопросов, такие как проституция, женский труд, семейно-брачные отношения, материнство все еще остаются слабо изученными. Больший интерес к этим вопросам проявляют философы и социологи (И.А. Голосенко, С.И. Голод, Н.С. Ходырева)20, но не историки. Некоторые данные по вышеупомянутым проблемам можно встретить лишь в работах общего характера, посвященных социальной истории России рубежа XIX – XX вв. (А.Г. Вишневский)21. Также нет специальных исследований, предметом изучения которых были бы непосредственно феминистские журналы. Во многих работах анализируются отдельные статьи из периодических изданий или же они упоминаются в общем контексте развития женского и феминистского движения (И.И. Юкина)22. Особое внимание к женским журналам в целом проявляют специалисты в области истории журналистики (Е.Ю. Коломийцева, В.В. Смеюха)23. Однако в большинстве случаев эти авторы проводят лишь источниковедческий анализ, опираясь при этом на советскую типологизацию периодической печати, и не используют методы гендерного анализа исторических явлений, что могло бы расширить познавательный потенциал их исследований. Таким образом, комплексного исследования дискурса женских и феминистских журналов в социокультурном контексте в историографии не проводилось.

Источниковая база исследования. Основную группу источников составила периодическая печать. При изучении процесса формирования гражданского общества в целом и гражданской идентичности в частности данный вид источников представляет особую ценность, т.к. именно развитие всего комплекса периодической печати, включая газеты и журналы, является одним из условий публичности различных союзов, организаций и ассоциаций, составляющих базу гражданского общества24. Таким образом, подход к периодической печати как к одной из основ гражданского общества обусловил выбор источниковой базы исследования. Основными источниками послужили два журнала – «Женский Вестник» и «Союз Женщин». Однако для наиболее полной характеристики общего развития женской периодической печати в работе также использовались журналы XIX – начала ХХ вв., основной читательской аудиторией которых были женщин («Модное ежемесячно издание или Библиотека для дамского туалета», «Ваза», «Женский труд», «Дамский журнал», «Рассвет» и т.д.).

В качестве дополнительных источников в работе также использовались различные публицистические брошюры, материалы съездов, проводимых феминистскими организациями, законодательные источники (Свод законов гражданских, Устав о паспортах, Уложение о наказаниях). Данные источники использовались для характеристики социокультурного контекста, в котором жили и работали представительницы феминистского движения и под влиянием которого они, без сомнения, поднимали те или иные вопросы на страницах своих журналов. Из неопубликованных материалов были использованы документы, хранящиеся в фондах Российского Государственного исторического архива (Ф. 777. Петроградский комитет по делам печати) и Государственного архива Российской Федерации (Ф. 516. Союз Равноправия женщин).

Целью исследования является сконструировать систему социальных ценностей, характерных для гражданского сознания феминисток.

Достижение данной цели реализуется путем решения следующих задач:

1. анализ средств культурной репрезентации движения, к которым относятся публичные мероприятия и периодическая печать. При этом особый акцент был сделан на значимости этих средств для формирования коммуникативного пространства российских феминисток.

2. изучение феминистского публицистического дискурса, формировавшегося в создаваемом ими коммуникативном пространстве, для выявления его специфических черт и ценностей.

3. сравнение сконструированной системы социальных ценностей с идеальной моделью гражданственности, для которой характерны социальная активность, сознательность, ответственность, солидарность и т.д. Определение на основе проведенного сопоставления особенностей гражданской идентичности как определенного типа сознания и модели поведения российских феминисток.

Новизна научного исследования определяется решением поставленных исследовательских задач в русле современных направлений исторической науки. Суть нового подхода заключается в рассмотрении феминистского движения как части модернизационных изменений, происходивших в России в начале ХХ в. Используемая при этом акторная модель позволяет представить предлагаемые феминистками пути развития женщины как стратегии выживания, разрабатываемые различными группами в условиях социальной трансформации. На защиту выносятся следующие положения и выводы:

1. В пореформенную эпоху в России в результате социальных и культурных трансформаций, вызванных процессом модернизации, возникали новые группы населения, новая культура и новые ценности. В городах, развивавшихся в ходе ускоренного процесса урбанизации, складывалась особая культурная среда, в рамках которой формировался человек нового типа, активный, инициативный, самостоятельный. Это был человек, готовый к переменам и даже провоцирующий их, свободный от культурных норм традиционного патриархального общества и воспринявший ценности новой культуры.

2. Важной частью формировавшейся городской культуры было возникновение различных теорий эмансипации и основанных на них общественно-политических движений. Человеческая личность освобождалась от норм традиционного общества, от власти патриархальной семьи, государства и социума. Одновременно, в рамках некоторых эмансипационных теорий человек становился свободным и от гендерных стереотипов, уничтожались гендерные различия, и ставился знак равенства между мужчинами и женщинами. Это привело к формированию в России второй половины XIX в. женского движения, боровшегося за право на равное образование и труд, а затем и феминизма, выступавшего за коренную перестройку российского общества на основе всеобщего равенства.

3. Феминистское движение зарождается в 1905 г., когда дарованием избирательных прав мужчинам было нарушено «бесправное равенство» российского общества. К этому времени в России уже существовала многолетняя традиция женской гражданской активности, проявлявшаяся в самых разных формах (благотворительность, просветительство, борьба за доступ женщин в высшие учебные заведения и т.д.). Однако окончательно идеология феминизма сложилась под влиянием западных идей, и в будущем феминистские организации всегда опирались в своей деятельности на теоретическое наследие и практический опыт своих западноевропейских и североамериканских коллег. В целом, российский феминизм организационно и идейно был тесно связан со своим западным прототипом.

4. В нестабильных условиях переходного периода, феминистки предлагали женщинам возможные пути развития в новом обществе. В центре их внимания были, прежде всего, представительницы средних городских слоев, т.к. именно из этой среды происходило большинство «новых» женщин, в том числе и сами феминистки. Этих женщин уже не устраивали нормы патриархального общества, они стремились получать равное мужскому образование, работать, быть самостоятельными. Подобная активная жизненная позиция естественно влекла за собой радикальные перемены в повседневности «новых» женщин. Именно для них активистки и лидеры феминистского движения создавали новые жизненные ориентиры, новую систему ценностей, которой они могли следовать в своей повседневной жизни.

5. В результате активной социальной и культурной работы феминисток в рамках движения складывалось особое пространство коммуникации или общения, где формулировались и пропагандировались новые ценности. Это пространство создавалось во время публичных мероприятий (лекций, митингов, собраний организаций, съездов) и на страницах периодических изданий (журналы «Женский Вестник», «Союз Женщин»), специально созданных на базе различных феминистских организаций. При этом периодические издания феминисток – важнейший элемент пространств коммуникации – принципиально отличались от всего корпуса существовавших изданий для женщин. Внешнее оформление, структура, язык и содержание статей – все должно было показать новое отношение к женщине, как к социальному субъекту.

6. Свой идеальный образ «новой» женщины феминистки конструировали, отталкиваясь от традиционного идеала жены, матери и домашней хозяйки. Ценности «домашней» жизни уже не имели практического смысла в современном им обществе, поэтому на первом месте для них стояла общественно-политическая деятельность женщин. Их идеальная женщина активно занималась политикой и социальной деятельностью, она была свободна и самостоятельна, стремилась к получению образования и к труду, не забывая при этом о своих общественных обязанностях. Главное, что эта женщина была во всем равна мужчине. Принципы равенства и индивидуальной свободы распространялись и на частную жизнь, которая должна была быть реформирована с учетом новых обязанностей женщины.

7. Предложенные в рамках феминистского дискурса культурные и идеологические ориентиры представляли собой альтернативу традиционной патриархальной культуре, носили ярко выраженный гражданский характер и способствовали формированию гражданской идентичности участниц движения. Попытки объединить всех женщин на базе идеологии феминизма отражают процесс поиска и установления новых горизонтальных связей в обход традиционных социальных иерархий, свидетельствуют о стремлении найти и реализовать новые формы социальной солидарности («сестринства»), основанные на специфическом – гендерно окрашенном – варианте гражданской идентичности. В целом появление на общественной арене социально активных и самостоятельных женщин говорит о развитии модернизационных процессов в условиях пореформенной России.

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования его материалов для дальнейших исследований по истории феминизма и, в целом, по гендерной истории России, а также в процессе преподавания российской истории в высших учебных заведениях и при подготовке специальных курсов по истории общественных движений.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации докладывались на XVII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» в Московском Государственном Университете (2010 г.); III Международной научной конференции Российской Ассоциации исследователей женской истории «Женская история и современные гендерные роли: переосмысливая прошлое, задумываясь о будущем» в Череповецком Государственном университете (Череповец, 2010 г.); IV Международной научной конференции Российской Ассоциации исследователей женской истории «Частное и общественное: границы, наполнение, политики интерпретации в прошлом и настоящем» в Ярославском Государственном педагогическом университете (Ярославль, 2011 г.); XIV Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Система образования в странах СНГ: развитие и перспективы» в Российском университете дружбы народов (2012 г.).

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность исследования, определяются его объект и предмет, хронологические рамки и методологическая основа, формулируются цели и задачи исследования, его научная новизна и практическая значимость. Рассматриваются основные направления  историографического изучения темы и дается анализ основных источников.

Первая глава «Коммуникационные пространства российских феминисток» посвящена анализу различных средств культурной репрезентации движения и создаваемым пространствам общения, а именно публичным мероприятиям, проводимым феминистками, и феминистской периодической печати.

§1. Феминистская периодическая печать. При изучении процесса становления гражданского общества важное значение имеет рассмотрение т.н. пространств общения или коммуникации, т.к. именно в рамках этих пространств усилиями лидеров и активисток различных организаций формулируются ценности и идеалы, способствующие формированию гражданской идентичности членов этих объединений. Периодическая печать является важнейшей частью этих коммуникационных пространств, газеты и журналы представляют собой виртуальные публичные площадки, на которых каждый может высказаться и заявить о своих нуждах и интересах. Соответственно, при изучении системы ценностей феминисток, прежде всего, необходим анализ комплекса феминистской периодической печати. Журналы «Женский Вестник» и «Союз Женщин» принципиально отличались от всех существовавших в то время журналов для женщин. Они основывались на т.н. эгалитарном гендерном контракте, не ограничивающим женщину только домашней сферой и признающим ее полное равенство с мужчиной. Напротив, основной массив журналов «для дам», существовавших в России на всем протяжении XIX – начала ХХ вв., основывался на традиционном гендерном контракте, предполагавшим четкое разграничение мужской и женской сфер деятельности с невозможностью пересмотра соответствующих норм поведения. Идеалом для традиционных женских журналов была женщина-жена, мать и «хранительница домашнего очага». При этом на всем протяжении рассматриваемого периода этот образ принципиально не менялся и в своих основных чертах оставался прежним. Только во второй половине XIX в. начинают появляться первые журналы, в которых подвергались сомнению традиционные роли женщин в семье и обществе. Именно эту традицию «сомнения» и продолжили феминистские журналы, появившиеся в начале ХХ в. Отличие журналов «Женский Вестник» и «Союз Женщин» от изданий, определяемых как традиционные, видно не только в содержании, но и во внешнем оформлении. Отсутствие иллюстраций, обязательных для каждого «дамского» издания, и рекламы подчеркивало серьезный «идейный» характер этих журналов и показывало, что авторы и редакторы принципиально иначе относились к женщине-читательнице. Внутренняя структура журналов, постоянные рубрики (такие как «Хроника женского движения в России и заграницей», «Отдел для читательниц», «Вопросы и ответы редакции» и т.д.), а также сама история изданий были тесно связаны с общим ходом развития феминистского движения в России и отразили на себе его основные идеи и противоречия. Редакции и «Женского Вестника» и «Союза женщин» постоянно сталкивались с финансовыми трудностями, с непониманием со стороны большинства читательской аудитории и коллег-журналистов, из-за чего им приходилось объяснять необходимость существования их изданий. Однако благодаря ярким лидерам – М.И. Покровской и М.А. Чеховой – журналы продолжали выходить. На страницах самих изданий часто сталкивались противоречивые позиции, различные взгляды на положение женщины в семье, обществе и государстве. В частности, именно «идейные» столкновения стали одной из причин недолговечности «Союза Женщин» (1907 – 1909 гг.). Однако в основе деятельности редакторских и авторских коллективов обоих журналов лежал взгляд на женщину, как на социального субъекта, обладающего своими собственными интересами и нуждающегося в площадке для заявления этих интересов. Именно такой площадкой и должны были стать феминистские журналы, они предоставляли женщинам возможность публично и самостоятельно высказаться, что было крайне важно для феминистского движения в целом.

§2. Публичные мероприятия феминисток. Наряду с журналами, важной частью коммуникационного пространства российских феминисток были публичные лекции, съезды, митинги, устраивавшиеся не только в крупных столичных городах, но и в провинции. Именно в ходе таких мероприятий ценности, формулировавшиеся на страницах периодической печати, проходили свою практическую апробацию, представлялись на суд общественности. Каждая из таких акций преследовала несколько целей. Прежде всего, агитация, пропаганда феминистских ценностей и привлечение возможно большего количества сторонниц и сторонников. В этом отношении лидеры организаций ориентировались на деятельность активисток западноевропейского и североамериканского движения, активно проводивших пропаганду своих идей. Не менее важным, однако, было и предоставление женщинам возможности высказаться уже не виртуально, на страницах журнала, но перед реальной аудиторией. Многие женские клубы и общества ставили перед собой задачу научить женщин публичным выступлениям, чтобы они могли самостоятельно и аргументировано выступать на публике. Особое внимание уделялось именно публичности таких мероприятий, т.к. они должны были способствовать общению между женщинами, налаживать коммуникационные связи и отношения и, в итоге, объединять всех женщин на основе совместно выработанных и проговоренных ценностей. В соответствии с этими задачами все феминистские организации (Женская Прогрессивная партия, Русское Женское Взаимно-Благотворительное общество, Лига Равноправия женщин) старались подходить к организации подобных акций весьма тщательно и продуманно. На специальных собраниях, в «рефератных комиссиях» разрабатывались темы выступлений, их примерные планы с возможной аргументацией, проводились репетиции и т.д. Важнейшей и крупнейшей публичной площадкой для выступлений феминисток были, без сомнения, съезды, устраивавшиеся различными организациями. Однако вершиной их деятельности в этом отношении была организация собственных съездов. Три подобных съезда (1908 г., 1910 г., 1912 г.) продемонстрировали организаторские способности лидеров движения и подтвердили тот факт, что российские женщины начинали привыкать не только мыслить самостоятельно, но и публично высказывать свои мысли. Подобное активное речевое поведение было частью образа «новой» женщины, пропагандировавшегося феминистками. В ходе своей издательской, публицистической, пропагандистской, организаторской деятельности лидеры и активистки движения создавали пространство для женского взаимодействия, где каждая женщина могла познакомиться с новыми ценностями, новыми образами и моделями поведения, разрабатываемыми феминистками на страницах их периодических изданий.

Вторая глава «Публичная сфера деятельности женщин» посвящена непосредственному анализу дискурса журналов «Женский Вестник» и «Союз Женщин», а именно той его части, в которой так или иначе затрагивалась публичная сфера жизни женщин, как наиболее важная для феминистского дискурса. Рассмотрение данной темы проводилось на основе данных количественного анализа.

§1. Женщины и государство. Темы государственной политики в отношении женщин, а также женской политической активности были одними из важнейших в феминистском дискурсе. Это подтверждает и количественный анализ сгруппированного по трем тематическим блокам массива информации. Данный блок занимает 32% от общего объема текста в журнале «Женский Вестник» и 38% в «Союзе Женщин» за весь исследованный период. Проводимая государством политика, несправедливые по отношению к женщинам законы, недоверие к любым проявлениям инициативы снизу – все это подталкивало угнетенных, в терминологии феминисток, женщин к борьбе за отстаивание своих прав и интересов и, прежде всего, к совместной борьбе за завоевание избирательного права, как активного, так и пассивного. Эту борьбу женщины должны были вести самостоятельно, объединяясь для этого в женские организации на основе идеологии феминизма. В среде активисток движения даже разрабатывалась особая модель такого объединения, которую условно можно назвать «сестринством». Суть этой идеи сводилась к тому, что все женщины равны в своем угнетении, независимо от своего социального положения. Соответственно, более образованные, «сознательные» женщины должны были отстаивать права всех своих «сестер». При этом допуск женщин в сферу публичной политики путем завоевания ими права голоса означал для феминисток только первый шаг на пути к полному освобождению. Далее следовало исправить недостатки «мужского» способа управления, основанного на физической силе, угнетении и подчинении более «слабых», т.е. женщин.

§2. Женщины и общество. К данному тематическому блоку относятся вопросы положения женщин в обществе и их общественной деятельности, проблемы женского образования и труда. Статьи, так или иначе посвященные обозначенным вопросам, занимают 51% и 54% от общего объема текста за весь исследованный период в «Женском Вестнике» и «Союзе Женщин» соответственно. В целом положение женщин в обществе феминистки оценивали как неравноправное и угнетенное. Для подкрепления этого тезиса ими использовались взаимосвязанные понятия матриархата и патриархата. Согласно концепции феминисток, первой формой общественного устройства был матриархат, для которого были характерны такие созидающие и конструктивные качества, как гуманизм, демократизм, взаимопонимание и «материнская любовь». Пришедший же ему на смену патриархат основывался на противоположных, деструктивных, характеристиках: грубой физической силе и насилии, угнетении и подчинении. В подобном обществе правами «сильного» обладали только мужчины, «слабые» женщины были их лишены. Соответственно, на плечах современных женщин, желавших изменить ситуацию, лежала задача «оздоровления» общества, возвращения в него созидающих начал культуры матриархата. Это достигалось путем активной общественной работы на самых разных поприщах (благотворительность, просветительство, санитарное дело и т.д.). В целом феминистки предлагали женщинам те сферы общественной деятельности, которые больше всего игнорировались государством. При этом каждая женщина, занимающаяся социальной работой, должна была быть самостоятельна, активна, образованна. Это в свою очередь было возможно только при полном доступе женщин к равному образованию и трудоустройству, что также было одним из главных требований феминисток.

§3. Проституция и сексуальная угроза / сексуальные домогательства. В статьях, посвященных данной проблеме переплелись многие важные для феминисток темы (государственная политика в отношении женщин, их бесправное положение в обществе, двойная сексуальная мораль и т.д.). Можно сказать, что эта тема занимает своеобразное промежуточное положение в феминистском дискурсе. Данная рубрика занимает 4 – 13 % от общего объема текста «Женского Вестника» и 3 – 7 % «Союза Женщин». В целом в оценке феномена проституции феминистки примыкали к т.н. социологической школе, делавшей акцент на социально-экономических причинах вовлечения женщин в проституцию. Их идейные противники – представители антропологической школы – считали, что проститутки это «вырождающиеся особи», генетически приспособленные к своей профессии. Соответственно, они выступали за необходимость организации контроля над проститутками со стороны государства. Представительницы же феминистского движения, в соответствии с позицией социологической школы, выступали против государственной регламентации проституции и врачебно-полицейского надзора, существовавших в России с 1840-х гг. Одновременно с этим феминистки рассуждали о проституции более широко, в связи с их общей концепцией угнетенного и бесправного положения женщин в обществе. Система государственного контроля за проституцией оценивалась ими как еще один элемент дискриминационной политики, в результате проведения которой каждая женщина, решившаяся на самостоятельную публичную деятельность, на выход из-под опеки мужчины, сталкивалась с угрозой сексуальных домогательств, а в перспективе с угрозой официально быть записанной в проститутки. К подобным выводам участниц движения подталкивал, в том числе, и личный опыт. Активистки и лидеры движения, как и обычные женщины, подвергались сексуальным домогательства на улицах российских городов, о чем впоследствии они рассказывали на страницах своих журналов.

Третья глава «Частная сфера жизни женщин» посвящена рассмотрению, на основе результатов проведенного количественного анализа, частной жизни женщин, представленной в дискурсе феминистских журналов.

§1. Семейно-брачные отношения.  Вопросы семьи и брака являлись крайне важными для феминистского дискурса. В рамках блока, посвященного частной жизни женщин, эти темы характеризуются наибольшими показателями: от 7 – 15% для «Женского Вестника» до 2 – 5% для «Союза Женщин». Интерес феминисток к данной проблеме был вызван изменениями, происходившими в традиционной большой семье. Эти «кризисные» явления и движение к «малой демократической семье» были особенно заметны в городской мещанской среде, из которой происходило большинство представительниц феминистского движения. Традиционные нормы жизни патриархальной семьи, где жена была полностью подчинена главе семьи в экономическом, правовом, сексуальном и психологическом отношении, уже не удовлетворяли их, и феминистки предложили свою модель идеальной семьи, основанную на равенстве и «товарищеских» отношениях. «Жена-рабыня» должна была уступить место «жене-товарищу». Замужняя женщина должна была быть не менее свободна и самостоятельна, чем ее незамужняя «сестра». Важным было и возвращение матримониальных отношений под юрисдикцию государства, что должно было значительно облегчить практику как заключения браков, так и их расторжения.

§2. Материнство и воспитание детей. Активная общественная деятельность женщин предполагала реформирование ее частной жизни, в том числе и отношения к деторождению. В 2 – 9 % статей «Женского Вестника» и 1 – 3% «Союза Женщин» феминистки попытались представить новые подходы к материнству. Прежде всего, женщина имела право на свободное материнство, подразумевавшее освобождение от правовых и культурных ограничений. Одновременно это предполагало и более ответственное отношение женщины к процессу деторождения и последующего воспитания детей, как будущих равноправных граждан своей страны. Особый акцент феминистки делали на теме совместного воспитания мальчиков и девочек, что должно было со временем привести к исчезновению неравенства полов.  В целом в дискурсе феминисток представление о материнстве расширялось за счет акцента на его социальных функциях. При этом активистки и лидеры движения признавали деторождение одной из важнейших социальных функций женщины, а сам статус матери оценивали довольно высоко, что в целом было характерно для русской культуры.

§3. Домашнее хозяйство. Одной из важнейших составляющих традиционного идеала женщины было представление о ней как о домашней хозяйке, «хранительнице домашнего очага». Соответственно, феминистки, рассуждая о частной жизни женщины, не могли игнорировать этого вопроса, хотя он и занимает наименьший процент от общего объема текста в обоих журналах: 1 – 2 % для «Женского Вестника» и «Союза Женщин». Не отрицая того факта, что женщина должна заниматься домашними делами, феминистки выводили эту деятельность из частной сферы, настаивая на необходимости профессиональной подготовки и соответствующей оплаты домашнего труда. Таким образом женский домашний труд из сферы приложения женских «природных» способностей переводился в систему общественного производства. Кроме того, феминистки предлагали организовывать коллективные хозяйства для облегчения трудовой нагрузки в этой сфере деятельности. 

В заключении подводятся основные итоги исследования, сделаны обобщающие выводы. Анализ дискурса журналов «Женский Вестник» и «Союз Женщин» позволил выделить основные темы, значимые для редакций и авторов этих изданий. Преобладание среди этих тем вопросов, так или иначе связанные с публичной жизнью женщины говорит о том, что в системе ценностей первое место занимали такие ценности как самостоятельность, социальная активность, ответственность, инициативность. Принцип свободы и равноправия распространялся и на частную жизнь, которая должна была быть реформирована в соответствии с новой общественной ролью женщин.

Этот идеальный образ женщины говорит, прежде всего, о восприятии авторами статей идеологии феминизма. В дискурсе обоих журналов содержится критика существующей гендерной системы, тех гендерных норм, которые контролировали и ограничивали жизнь женщин. Одновременно актуализируемые в журналах ценности носят ярко выраженный гражданский характер. Способ их формулировки и пропаганды способствовал формированию коллективной идентичности участниц движения, созданию особой женской общности или «сестринства», основанного на гендерно окрашенном варианте гражданской идентичности. Благодаря активной деятельности феминисток постепенно изменялись общественные нормы и стереотипы восприятия круга образованных женщин. Несмотря на трудности, связанные со спецификой переходного периода, сам факт появления женщин как самостоятельных и активных субъектов общественной жизни свидетельствует о формировании элементов гражданского общества в России.

По теме диссертации опубликованы следующие работы

  1. Крадецкая С.В. Не стать сентиментальным плющом. Взгляд российских феминисток начала ХХ века. // Родина. 2011. - №5. С. 143 144 (0,4 п.л.).
  2. Крадецкая С.В. «Наградивши девушку желтым билетом …». Сексуальные домогательства в интерпретации российских феминисток начала ХХ века. // Родина. 2012. - №7. С.155 157 (0,4 п.л.).
  3. Крадецкая С.В. Феминистская периодическая печать и формирование гражданской идентичности в России в начале ХХ в. // Ежегодник историко-антропологических исследований: Опыты историко-антропологических исследований: Сборник научных работ студентов, аспирантов и молодых ученых / Отв. ред. В.М. Козьменко, В.В. Керов, М.Ф. Румянцева – М.: ЭКОН-ИНФОРМ, 2010. – С.69 – 77 (0,6 п.л.).
  4. Крадецкая С.В. Особенности феминистской периодической печати в России в начале ХХ века // Женская история и современные гендерные роли: переосмысливая прошлое, задумываясь о будущем: Материалы III Международной научной конференции РАИЖИ и ИЭА РАН, 1 – 3 ноября 2010 г., Череповец – М.: ИЭА РАН, 2010. – Т.2. – С.34 – 39 (0,2 п.л.).
  5. Крадецкая С.В. «Женщины XIX века не нуждаются в призывах …»: Е.Н. Щепкина и история женщин в России [электронный ресурс] / Материалы Международного молодежного научного форума Ломоносов – 2010. – М., 2010. – 1 CD-ROM. (0,1 п.л.).
  6. Крадецкая С.В. Женщина и семья в дискурсе российских феминисток начала ХХ века // Адам и Ева. Альманах гендерной истории. Под ред. Л.П. Репиной. – №19. М.: ИВИ РАН, 2011. – С.293 – 307 (0,6 п.л.).
  7. Крадецкая С.В. Неомальтузианство и российские феминистки начала ХХ века // Частное и общественное: гендерный аспект: Материалы IV Международной научной конференции РАИЖИ и ИЭА РАН, 20 – 22 октября, 2011 г., Ярославль – М.: ИЭА РАН, 2011. – Т. 1. – С.159 – 163 (0,2 п.л.).
  8. Крадецкая С.В. Проблема совместного воспитания и образования в дискурсе российских феминисток начала ХХ века // Система образования в странах СНГ: развитие и перспективы: Материалы XIV Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. 13 апреля 2012 г., Москва. – М.: РУДН, 2012. – С.27 – 32 (0,2 п.л.).

1 В работе в качестве базового было принято следующее определение феминизма: феминизм – это идеология феминистского движения, в основе которой лежит критика существующей гендерной системы (см. Юкина И.И. Идеология российского феминизма первой волны // Социальная история. Ежегодник 2003. Женская и Гендерная история. М., 2003).

2 Дейк Ван Т. К определению дискурса // http://psyberlink.flogiston.ru/internet/bits/vandijk2.htm/ (дата обращения: 10.05.2012).

3 См. Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начала XX века). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. Т.2. СПб., 2000.

4 Щеголев В.Н. Женщина-телеграфист в России и за границей. СПб., 1894; Левинсон-Лессинг Ф. Женщины-геологи. СПб., 1901.

5 Золотарев Л.А. Семья и женский труд. М., 1899.

6 Лихачева Е.О. Материалы для истории женского образования в России. Т.1 – 4. СПб., 1890 – 1901.

7 Елистратов А.И. Борьба с проституцией в Европе. Казань, 1909.

8 Тарновский В.М. Проституция и аболиционизм. СПб., 1888.

9 Мижуев П.Г. Женский вопрос и женское движение. СПб., 1906; Шабанова А.Н. Очерк женского движения в России. СПб., 1912.

10 Ефименко А.Я. Женщина в крестьянской семье // Ефименко А.Я. Исследования народной жизни: Обычное право. М., 2011 (репринтное издание).

11 Колесников В.А. Причины крестьянских семейных разделов. Ярославль, 1898.

12 Новикова М. Из печального прошлого (модные журналы 100 лет тому назад) // Женское Дело. 1910. №29 – 30; Щепкина Е. Женская личность в старой русской журналистике // Журнал Министерства Народного Просвещения. 1912. №7.

13 Рязанова А. Женский труд. М., 1923; Коллонтай А.М. Положение женщины в эволюции хозяйства. М., 1922.

14 Тишкин Г.А. Женский вопрос в России в 50-е – 60-е годы XIX века. Л., 1984; Павлюченко Э.А. Женщины в русском освободительном движении. От Марии Волконской до Веры Фигнер. М., 1988.

15 Веременко В.А. Женщины в русских университетах (вторая половина XIX – начало ХХ вв.). СПб., 2004; Днепров Э.Д. Женское образование в России. М., 2009.

16 Айвазова С.Г. Идейные истоки женского движения в России // Общественные науки и современность. 1991. №4; Пушкарева Н.Л. Феминизм в России // Адам и Ева. 2003. №3; Хасбулатова О.А. Гафизова Н.Б. Женское движение в России (вторая половина XIX – начало ХХ века). Иваново, 2003; Юкина И.И. Русский феминизм как вызов современности. СПб., 2007.

17 Гросул В.Я. Русское общество XVIII – XIX веков: Традиции и новации. М., 2003; Туманова А.С. Общественные организации и русская публика в начале ХХ в. М., 2008.

18 Стайтс Р. Женское освободительное движение в России: Феминизм, нигилизм и большевизм, 1860 – 1930. М., 2004; Пиетров-Эннкер Б. «Новые люди» России: Развитие женского движения от истоков до Октябрьской революции. М., 2005; Edmondson L.H. Feminism in Russia. 1900 – 1917. London, 1984; Ruthchild R.G. Equality and revolution: women’s rights in the Russian Empire, 1905 – 1917. Pittsburgh, 2010. 

19 19 Харрис Дж.Г. Русские дореволюционные женские журналы начала ХХ века // Гендер: язык, культура, коммуникация. М., 2001.

20 Ходырева Н.В. Современные дебаты о проституции. Гендерный подход. СПб., 2006; Голосенко И.А. Голод С.И. Социологические исследования проституции в России (история и современное состояние вопроса). СПб., 1998.

21 Вишневский А.Г. Серп и рубль: Консервативная модернизация в СССР. М., 2010.

22 Юкина И.И. Идеология российского феминизма первой волны // Социальная история Ежегодник, 2003. Женская и гендерная история. М., 2003.

23 Коломийцева Е.Ю. Женские журналы в структуре отечественной периодики XVIII – начала ХХ вв. М., 2007; Смеюха В.В. Издания для прекрасных дам: женские журналы России. Ростов-н/Д., 2009.

24 Линднер Р. «…Центр культуры и гражданственности…» - коммуникация и гражданская идентичность в Екатеринославле. 1860 – 1914 гг. // Гражданская идентичность и сфера гражданской деятельности в Российской империи. Вторая половина XIX – начало XX века. М., 2007.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.