WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Анисимова Анна Александровна

Город и монастырь в средневековой

Англии (на материале юго-восточных графств)

Специальность 07.00.03 – всеобщая история

(средние века)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва

2012

Работа выполнена в Отделе западноевропейского Средневековья и раннего Нового времени Института всеобщей истории Российской академии наук.

Научный руководитель:

доктор исторических наук,

член-корреспондент РАН

Репина Лорина Петровна

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор,

заместитель директора по научной

работе ИИиМО СГУ

Чернова Лариса Николаевна

кандидат исторических наук,

старший научный сотрудник ИВИ РАН

Гимон Тимофей Валентинович

Ведущая организация: Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Защита состоится «__» ______ 2012 г. в __ часов на заседании

Диссертационного совета Д002.249.01 в Институте всеобщей истории РАН по адресу: 119334, Москва, Ленинский проспект, 32А.

С диссертацией можно ознакомиться в ознакомиться в научном кабинете Института всеобщей истории РАН по адресу: 119334, Москва, В-334, Ленинский проспект, д. 32А.

Автореферат разослан «__»_______________ 2012 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета,

кандидат исторических наук

Н.Ф. Сокольская

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. Город (в том числе средневековый) был и остается предметом пристального изучения самых разных специалистов. Несмотря на то, что историки обратили внимание на этот феномен еще на рубеже XVIII – XIX вв., в изучении средневекового города и процесса урбанизации остается целый ряд белых пятен. Особую сложность для исследования представляют малые города, находящиеся на очень нечеткой (для Средневековья) грани между сельскими и городскими поселениями.

Научная актуальность работы определяется возросшим в последнее время в историографии интересом к отношениям между церковью и городом и недостаточной разработанностью отдельных аспектов этой очень обширной проблематики. Обращение к теме взаимосвязи города и монастыря призвано углубить наши знания об этих важных для Средних веков институтов, что (наряду с неизбежным привлечением материала по социально-экономи­ческой и политической истории Средневековья) позволяет сформировать более детальную картину средневекового общества. В то же время, особое положение монастырских городов (их связь с монастырем) позволяет рассмотреть процессы урбанизации на низшем уровне (в малых городах), а вариативность истории монастырских городов дает возможность проанализировать ситуацию в них на разных этапах экономического и политического развития.

Объектом исследования являются монастырские города юго-восточной Англии. Под «монастырским городом» в данном случае подразумевается город, сеньором которого был монастырь (независимо от места их взаимного расположения). Выбор монастырских городов для исследования взаимоотношений города и монастыря обусловлен тем, что они представляют собой наиболее яркий пример взаимодействия города и монастыря, так как в данном случае монастырь не остается внешней силой или сторонним наблюдателем, а оказывается тесно вовлеченным в процесс урбанизации.

Предметом исследования являются взаимоотношения города и монастыря, а также влияние последнего на все стороны жизни подвластного ему города.

Цель исследования состоит в том, чтобы определить сущность феномена монастырского города, а также роль и влияние сеньора-монастыря в процессе урбанизации.

Основные задачи. Для достижения указанной цели необходимо было решить ряд взаимосвязанных задач:

– рассмотреть особенности возникновения и становления монастырских городов, проанализировать роль и влияние сеньора-монастыря в формировании города, чтобы определить роль монастырей как одной из движущих сил урбанизации1;

– выявить своеобразие экономического, социального, политического, правового, культурного и пространственного устройства монастырских городов, а также определить степень влияния монастыря на все означенные сферы жизни города;

– проанализировать механизмы взаимодействия города и его сеньора-монастыря и определить, какие факторы играли решающую роль в том, как складывались отношения между городом и его сеньором;

– определить, какое влияние на них оказывал «внешний мир»: королевская власть, другие города, объединения городов (например, Конфедерация Пяти Портов), разные религиозные организации (приходские церкви, госпитали, другие монастыри, нищенствующие ордена).

Хронологические рамки. Хронологические рамки работы определяются временем существования монастырских городов в Англии. Данное исследование в основном сконцентрировано на промежутке времени от «Книги Страшного Суда» до роспуска монастырей при короле Генрихе VIII (конец XI – первая треть XVI в.). Нижняя граница данного периода определяется временем, когда активно шло возникновение английских городов, и «Книга» дала нам первые описания этих городов. Верхняя граница определена роспуском монастырей в Англии (1536–1540 гг.), а значит и упразднением такого понятия как монастырский город. Таким образом, монастырский город в Англии оказывается чисто средневековым явлением. Выбор таких широких рамок объясняется характером имеющихся источников, а также задачами исследования.

Регион. Для решения поставленных задач был выбран регион юго-восточной Англии (11 графств2), который представляет богатый материал для такого исследования. Ведь в этом регионе было сосредоточено большое число и городов, и монастырей3; к тому же для него была характерна высокая концентрация монастырских городов – 50 из 110 (т.е. почти половина всех монастырских городов Англии). Единство довольно обширного региона определялось его близостью к Лондону и связями с ним4. Таким образом, юго-восточная Англия обладает значительным количеством разных по положению, функциям, происхождению и развитию монастырских городов5.

Источники. Для решения поставленных задач были использованы разнообразные по характеру источники, как опубликованные, так и архивные (из коллекций архива Кентерберийского собора (Кентербери), архива Вестминстерского аббатства (Лондон), Государственного архива Великобритании (Лондон) и архива Британской библиотеки (Лондон)). По происхождению их можно условно разделить на три группы: городские, монастырские и общегосударственные. К первой категории относятся записи городских обычаев (известны только для Фордвича, Фавершема, Сэндвича и Данстебла), различные документы городских архивов (городские книги, отчеты должностных лиц города, налоговые и рентные списки, поземельные соглашения, официальная переписка, петиции и списки жалоб горожан, составленные ими против своего сеньора и др.)6. Необходимо также отметить королевские грамоты, пожалованные городам или их сеньорам. 

Вторая категория представлена, прежде всего, монастырскими картуляриями. В них содержится большое количество документов, относящихся к городу. Это могут быть грамоты, закреплявшие поземельные сделки между горожанами, а также между монастырем и горожанами, записи судебных разбирательств, налоговые списки, обычаи города и т.д. Мы располагаем такими картуляриями (или регистрами) для целого ряда монастырей: Рединга, Св. Августина в Кентербери, Больё, Данстебла, Абингдона, Эйншема, Вестминстера, Св. Иоанна Крестителя в Колчестере, Св. Свитана в Винчестере7. Помимо картуляриев представляют интерес разрозненные публикации отчетов разных должностных лиц монастырей8. Можно также отметить «Трактат о Данстебле» (XIII в.), который напоминает городские обычаи по своей форме9.

В дополнение к местным источникам были использованы источники общегосударственного характера. Прежде всего, королевские распоряжения по различным вопросам внутренней политики (Patent и Close rolls); свитки штрафов (Fine rolls); «Посмертные расследования»; записи судебных дел, разбираемых в присутствии королевского совета; протоколы судебных разбирательств Quo Warranto; парламентские свитки; различные расследования: «Книга Страшного Суда», Сотенные свитки. Кроме того, документы финансового характера: книги Палаты шахматной доски, свитки королевской курии (Curia Regis rolls), свитки казначейства, налоговые списки и проведенные для этого оценки, как церковные («Церковная таксация папы Николая IV» 1291 г. и «Церковная оценка» 1536 г.), так и светские (субсидии с движимого имущества 1294 г., 1334 г., 1524–1525 гг.; подушный налог 1379–1381 гг.).

Помимо документальных источников в данной работе использовались также хроники. Прежде всего, необходимо отметить значительный блок хроник монастыря Сент-Олбанс10. Мы также располагаем хрониками для некоторых других монастырей11.

Кроме того, исследование опирается на материалы, полученные в результате археологических раскопок, проведенных в отдельных городах.

Методологической основой диссертации является социально-контекстуальный подход (который позволяет, с одной стороны,  проанализировать город как социальную целостность, а с другой, рассматривать город во взаимодействии с его социальным окружением) с элементами локально-регионального подхода (рассматривающего город в связях с местной периферией), а также системно-структурный подход, при котором город рассматривается как подсистема, имеющая собственную развитую структуру – «городские микроструктуры». На условиях взаимодополнительности они создают основу такого исследования, в котором город рассматривается и как продукт развития другой, более сложной системы – общества, и как динамичная система, все составляющие которой исследуются в свете общих характеристик развития данного города как целостного образования12. Базовым методом исследования является историко-генетический метод. Его использование дает возможность проследить динамику развития монастырских городов во взаимосвязи с их сеньорами-монастырями.

Степень изученности проблемы. Значительное число исследований было посвящено различным проблемам истории средневекового города начиная с рубежа XVIII – XIX веков. Возникнув первоначально как один из аспектов политической проблематики, урбанистика постепенно обратилась и к другим сторонам жизни города: социальной, экономической, культурной, демографической, ментальной истории. Во второй половине XX века получил распространение комплексный подход к изучению города. От однобокого рассмотрения города как изолированной единицы произошёл переход к стремлению изучить функции и свойства города, определить его место в обществе13. Теперь он рассматривается как органичная часть и динамичный фактор своей эпохи.

В наши задачи не входит обзор всей литературы, посвящённой средневековому городу, мы уделим внимание только проблематике взаимоотношений города и монастыря, изучению непосредственно феномена «монастырского города», а также историографии городов, являющихся объектом данного исследования.

Существует длительная традиция изучения монастырского города в английской историографии. Как отдельный тип города, отличающийся от городов короля или светских сеньоров, он был выделен А. Грин14 еще в XIX в. Следующим этапом в изучении английских монастырских городов можно назвать попытку Н.М. Тренхольма выявить общие черты во внутреннем устройстве этого типа городов и проследить их историю, представленную преимущественно в виде восстаний в отдельных городах15. Правда, исследователь практически не делает выводов, а просто следует за источниками. Однако поскольку книга написана на основе огромного числа источников, и при этом  достаточно беспристрастно, она представляет несомненную ценность для знакомства с таким явлением как английский монастырский город. Тем более что в последующей английской историографии подобных работ больше не было.

Следующим шагом разработки проблематики монастырского города стало появление отдельных трудов, посвящённых какому-нибудь конкретному городу16. Если исследование М. Лобел в основном было посвящено политической и правовой истории города, то в последующих работах уделялось значительное внимание экономическим, социальным, культурным и религиозным вопросам.

Не все авторы, однако, считали, что нужно выделять монастырские города в отдельную группу. Например, К. Дайер считал, что монахи  обладали особенным чувством ответственности перед своим монастырём, что заставляло их бояться любого отчуждения своих прав. Но трения со своими горожанами были характерны и для епископов, и для светских сеньоров. Всем городским держателям была присуща тяга к привилегиям и, получив одну, они требовали ещё. Консервативность монахов привела к тому, что у нас осталось больше свидетельств о борьбе против них. Трения между сеньором и держателями были нормальным явлением средневекового общества, различались только степень и выраженность конфликта17. Кроме того, он обратил внимание на то, что некоторые английские города процветали и без значительных привилегий18.

Необходимо также отметить, что тема монастырского города затрагивалась в литературе, посвящённой не только городам, но и монастырям. Д. Ноулс, хотя и признавал отличие таких городов от королевских и городов светских лордов, при этом замечал, что они сами по себе не составляют гомогенной группы19. Их происхождение, рост и организация сильно варьировались. Тем не менее, и у них были некоторые общие черты: ни один из них, за очень редким исключением, не добился независимости и автономии, их лордом был аббат или приор (хотя и тут были исключения), но управляло и эксплуатировало город всегда светское лицо – представитель сеньора, который на раннем этапе назначался из горожан, а в последнее столетие существования монастыря – из крупных местных землевладельцев. Жители таких городов сталкивались с бессмертным сеньором, которого к тому же поддерживал король.

Дж. Бонд в своей книге, посвященной монастырским ландшафтам, также затрагивает вопрос о городской собственности монастырей и монастырских городах, в частности20. Он рассматривает различные варианты основания монастырских городов, а также вопрос о городских рынках и ярмарках.

В 90-е годы XX столетия в английской историографии усилился интерес к проблеме взаимоотношений города и церкви, результатом чего стали такие издания как «Церковь в средневековом городе»21, в котором на примере отдельных городов были рассмотрены важные вопросы взаимодействия церкви и города: влияние церкви на экономическое, топографическое развитие средневекового английского города; на этноконфессиональный состав его жителей, в частности, отношение к евреям; появление и развитие городских приходов; взаимоотношения горожан с клириками; присутствие нищенствующих орденов в городе. 

Можно выделить несколько направлений изучения монастырских городов в современной историографии. Во-первых, это анализ топографической истории монастырских городов, базирующийся на основе теории М. Конзена22, предложенной еще в 1960-е годы, но весьма популярной в последние годы. Также в связи с этим направлением можно отметить применение GIS технологий. Подобные исследования являются приоритетом исторических географов (Т. Слейтер, К. Лиллей23), но в последнее время подобный анализ можно встретить и у историков, где он является одним из компонентов исследования24.

Другое направление связано с развитием археологии и попытками интерпретации археологических данных, используя также письменные свидетельства. Можно отметить книги, посвященные как монастырям (если те были городскими, то фактически и городу тоже), так и городам. Прежде всего, нужно отметить книгу Р. Ниблет и И. Томпсон «Захороненные города Альбана: оценка археологии Сент-Олбанса до 1600 года», суммирующую данные всех известных археологических раскопок в Сент-Олбансе, наряду с привлечением письменных источников25. В книге выделены как отдельные проблемы: римский Веруланум, его судьба после ухода римлян, саксонский Сент-Олбанс, средневековый Сент-Олбанс, монастырь Сент-Олбанса и его территория, Сент-Олбанс в XVI веке. Особый интерес книга также представляет из-за того, что в ней показаны этапы изучения каждой проблемы, дана собственная интерпретация авторов (зачастую отличающаяся от предшественников) и намечены перспективы дальнейшего изучения каждого вопроса.

Несколько в ином ключе написано археологическое исследование Вестминстера – К. Томас, Р. Коуви, Дж. Сайдел «Королевский дворец, аббатство и город Вестминстер на острове Торни» – которое обобщает данные археологических раскопок 1991–1998 годов26. Вся история города разбита на 11 периодов, начиная с мезолита и заканчивая 1834 годом; для каждого периода приведены природный, топографический, документальный и археологический контексты, дано подробное описание археологических находок и предложена интерпретация этих находок исходя из приведенного контекста.

Из книг по монастырской археологии также следует упомянуть исследование, посвященное аббатству Эйншем, где на основе археологических и письменных источников показана история развития территории этого аббатства, что имело большое значение для самого города27

Помимо таких специальных исследований нужно также отметить обобщающий труд по истории городов Великобритании («Кембриджская городская история Великобритании»), первый том которого посвящен средним векам28. Д. Паллисер, говоря об определении средневекового города, которое было использовано в этом издании, выделяет в нем две части: 1) город как постоянное и концентрированное поселение, в котором значительная часть населения занята несельскохозяйственной деятельностью (функциональная часть), и 2) жители города обычно рассматривали себя, а также воспринимались живущими в сельской местности как отличный класс людей (социальная часть)29. Многие исследователи признают, что грань между городом и деревней в средние века была очень тонкой, и не всегда есть возможность её провести. Большая часть поселений именовалась villa, что может быть переведено на английский как town, т.е. «город». Анализ особенностей топографии и экономики деревень и маленьких городов показывает, что часто они практически идентичны, единственным различием тогда выступает наличие или отсутствие правового статуса30.





В отечественной историографии английские монастырские города подвергались специальному исследованию только на примере отдельных городов – Ковентри и Рединга31. Исследователи поставили ряд вопросов, связанных с городским управлением, поземельными отношениями и социально-экономическим развитием этих городов. Кроме того, нужно отметить диссертацию М.А. Гусевой, посвященную развитию самоуправления в английских городах, где также рассматривается пример нескольких монастырских городов (Рединга и Бери Сент-Эдмундса)32.

Различные аспекты истории монастырских городов получили освещение в литературе по тому или иному вопросу средневекового урбанизма в целом. Прежде всего, интерес к этим городам был связан с их борьбой против своих сеньоров33. А.А. Кириллова пришла к выводу, что монастыри не давали и не продавали привилегии своим городам, так как не нуждались в деньгах34. Наибольшего размаха и ожесточённости борьба между городами и монастырями достигла в XIV веке. Однако, как отмечает Кириллова, эта борьба не была характерной чертой для всех городов, расположенных на землях монастырей. Взаимоотношения города с сеньором могли носить более спокойный характер, так как город стремился только к отдельным привилегиям35.

Для такой борьбы важную роль играла позиция королевской власти. Исследования Е.В. Гутновой и Л.П. Репиной, посвящённые взаимоотношениям горожан с королевской властью, затрагивают в этой связи и монастырские города36. Политика последней в отношении сеньориальных городов была двойственной. Однако Корона неизменно оказывалась на стороне монастырских сеньоров, как в острых конфликтах, так и в судебных тяжбах37. Кроме того, позиция монастыря могла быть усилена, как это показала на примере французских городов Н.А. Сидорова, поддержкой мощной организации в лице католической церкви38. Важным для исследуемой темы также является затронутая М.В. Винокуровой проблематика города-манора, хотя она рассматривает её на материале городов со светским сеньором в другом регионе39.  Отдельные аспекты были затронуты в исследованиях по истории английского средневекового города40 и церкви41.

Необходимо также отметить, что в отечественной историографии феномен монастырского города рассматривался на материале других стран: Франции42, Швеции43, Испании44, Германии45. А.А. Сванидзе отметила большую роль поземельной зависимости горожан и в связи с этим сохранение отработочных повинностей, но в то же время она пишет, что произвол в эксплуатации у духовных сеньоров был меньше, чем у светских, так как их власть опиралась на постоянные сеньориальные права46.

В последние годы в отечественной историографии была предпринята попытка обобщить достижения современного урбановедения и представить западноевропейский средневековый город как исторический феномен, показав его комплексно47. Была там затронута и проблема монастырского города48, а также взаимоотношений горожан и церкви49. Характерные черты монастырских городов Н.Ф. Усков видит в их небольшом размере, долгом сохранении личной зависимости от сеньора-аббата, замедленном складывании собственной юрисдикции и самоуправления. Кроме того, монастырь тормозил приток нового населения в городскую общину, и в целом оказывал замедляющее и даже консервирующее влияние на развитие города50.

Таким образом, мы видим, что отечественная историография только подошла к изучению проблемы «монастырского города», однако, несомненно, что его исследование будет основываться на достижениях урбанистики в целом.

Научная новизна заключается в том, что впервые в отечественной и зарубежной историографии была предпринята попытка провести комплексный анализ феномена монастырского города не на примере истории отдельно взятого города, а на материале целого региона, что позволяет поставить вопрос о существовании монастырского города как особого типа города и сделать некоторые обобщения и оценки характера влияния монастыря на городскую жизнь, учитывая при этом изменения, которые происходили со временем.

Практическая значимость работы. Результаты исследования позволяют восполнить ряд пробелов в истории малых городов (какими по сути являются монастырские города), а также уточнить отдельные моменты в процессе средневековой урбанизации. Они могут оказаться полезными для сравнительных исследований процесса урбанизации в различных регионах и участия в ней монастырей. Материалы исследования могут быть использованы в преподавательской деятельности, при подготовке общих учебных курсов по истории средних веков, страноведческих курсов по истории Англии и специальных курсов по истории европейской урбанизации/города, а также востребованы при написании научных, научно-популярных трудов, учебных пособий.

Апробация материалов исследования. Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях Отдела западноевропейского Средневековья и раннего Нового времени ИВИ РАН и нашли отражение в опубликованных статьях (см. список публикаций в конце автореферата). Отдельные положения диссертации были представлены на международных и всероссийских конференциях: Международный конгресс по медиевистике в Лидсе (Великобритания, 2005 и 2007 гг.), «Семеновские чтения» (МГПУ, 2005 г.), симпозиум «Нищенствующие ордена в средневековой Британии» (Харлакстон, Великобритания, 2007 г.), «Проблемы истории Англии в средние века и раннее Новое время: экономика, политика, культура» (Саратов, 2008 г.), «Запад-Россия-Восток в исторической науке XXI века: научные парадигмы и исследовательские новации» (Саратов, 2009 г.), «Город в Античности и Средневековье: общеевропейский контекст» (Ярославль, 2009 г.), «Право в средневековом мире» (МГУ, 2009 г.), «Европейский город и Реформация» (Саратов, 2010 г.), «Город и общество в европейской истории» (Гент, Бельгия, 2010 г.), «Британские чтения» (Саратов, 2011 г.).

Структура работы соответствует поставленным задачам. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка использованных источников и литературы, списка сокращений и двух приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается научная значимость темы, определяются объект, предмет, хронологические рамки, цель и задачи исследования; дается общая характеристика источниковой базы и степени разработанности тематики в историографии.

Первая глава «Возникновение монастырских городов» посвящена проблеме формирования монастырских городов.

В параграфе 1.1. («Происхождение монастырского города») рассматриваются различные пути образования монастырских городов и то, какую роль в этом вопросе сыграл монастырь-сеньор. На материале рассматриваемых городов были выделены четыре общих группы городов: 1) основанные монастырями; 2) выросшие вокруг монастыря; 3) возникшие на основе сельских поселений в монастырских владениях; 4) попавшие под власть монастыря в силу пожалования. Хотя был проанализирован процесс возникновения всех монастырских городов региона, особое внимание было уделено той роли, которую монастыри сыграли в процессе урбанизации, в каждом конкретном случае.

Большая часть монастырских городов, как показывает исследование, возникла при непосредственном участии монастырей. Наиболее ярко градообразующая роль монастырей нашла свое выражение в процессе основания новых городов, то есть при создании так называемых «основанных городов» (в противоположность «органическим городам»). Активная деятельность сеньора (в данном случае монастыря) также может быть продемонстрирована при  создании города на основе уже существующего поселения (так называемая “promoted village”).

В юго-восточной Англии эта деятельность монастырей относится к весьма широкому временному промежутку – от середины X века до второй половины XIII века, и в целом совпадает со временем наиболее активного появления новых городов, как «основанных», так и «органических».

Можно отметить, что из рассмотренных 50-ти городов 18 были основаны монастырями, а 16 – попали под власть монастыря, находясь уже на определенной стадии городского развития.

Большая часть городов принадлежала бенедиктинцам (35 городов), 8 – августинцам, по три – цистерцианцам и тамплиерам (затем госпитальерам). Такой расклад вполне отражает ситуацию с монастырскими городами Англии в целом. Примечательно, что во всех случаях, когда мы можем говорить об активной градостроительной деятельности монастырей или о монастырях как фокусах урбанизации, речь идет именно о бенедиктинцах. Хотя это не означает, что августинцы не могли основать город, просто в данном регионе они не были так активны. Можно также отметить, что приобретение городов бенедиктинцами было более ранним, чем у представителей других орденов, что также обусловлено историей самих орденов. С самого начала в Англии были только бенедиктинские монастыри. Все остальные появились в XII веке, что значительно уменьшало их возможности по приобретению или успешному основанию городов.

В параграфе 1.2. («Топография города») рассматриваются особенности городской планировки монастырского города, выделяются основные элементы городской топографии, анализируются результаты градостроительной деятельности монастырей, изменения, которые вносились впоследствии, то, как присутствие монастыря отразилось на топографии города, а также та особая роль, которую монастырская территория с её особым статусом и правом убежища, играла в жизни города, как горожане использовали это пространство (например, для собраний или торговли), влияние монастыря-сеньора на топографическое развитие своих городов.

Среди монастырских городов можно обнаружить все виды планировки: линейную (с одной улицей), перекрещение нескольких дорог, сложные составные планы. Наблюдается смещение фокусов поселения от церкви к рынку, пересечению дорог. Однако важным фактором в развитии топографии города также является и монастырь. Он мог осуществить и целенаправленную перепланировку или разбивку нового квартала в городе. Меньше влияния можно было бы ожидать в отношении тех городов, которые были расположены отдельно от своего сеньора монастыря.

Вторая глава «Экономика города» посвящена рассмотрению тех сторон городской экономики, на которые оказывал или предположительно мог оказать влияние характер их сеньора-монастырь. Кроме того, уделено внимание особенностям экономического развития этих поселений в той мере, в которой они могли влиять на развитие местной общины, её потребностей, взаимоотношения с сеньором. Важным аспектом является непосредственная и косвенная роль, которую сеньор напрямую или через своих людей играл в экономике того или иного города.

В параграфе 2.1. рассматриваются поземельные отношения в городе. Прежде всего, уделено внимание городскому держанию, его физическим характеристикам, а также финансовым (рента, повинности) и правовым аспектам. Кроме того, были проанализированы собственники и держатели в монастырских городах (монастырь, городская община, горожане и др.), прослежена динамика изменения поземельных отношений.

Параграф 2.2. посвящен важным для экономики городов вопросам о коммуникациях и торговле, одной из главных функций города как центра обмена. За редким исключением монастырские города были расположены в местах, хорошо обеспеченных различными путями сообщения (сухопутными или водными), что должно было способствовать развитию в них торговли. Некоторые именно с этой целью были основаны на важных дорогах. В тех же редких случаях, когда города оказывались в стороне от коммуникаций, они были расположены в непосредственной близости от своего монастыря-сеньора.

Анализ процесса появления рынков в монастырских городах показывает, что они возникли в то время, когда рыночная сеть Англии находилась в процессе формирования. Больше половины из них зафиксированы еще до середины XIII в. Наиболее распространенным для монастырских городов (типично для небольших городов в целом) было иметь один рыночный день в неделю. В целом ряде монастырских городов рынок, по-видимому, прекратил свое существование к моменту Диссолюции или до конца XVI в. (Сент-Озит, Уолтем Эбби, Уэстерхем, Эппинг, Эйншем, Эйншем Ньюленд, Чертси, Тэтчем). Правда, известны случаи последующего возобновления рыночной деятельности в отдельных городах (например, Чертси при Елизавете). Надо отметить, что затухание рыночной деятельности, как правило, не было связано с роспуском монастырей, а, скорее, с общей динамикой развития рыночной системы того времени.

Можно сразу отметить, что все без исключения города выполняли функцию местного рыночного центра, снабжая продовольствием горожан и жителей округи, а также давая возможность местным жителям выставить на продажу свою продукцию. Специализация на торговле какими-то определенными товарами могла быть связана с региональной особенностью (наличием в данной местности), торговыми связями и, наконец, существованием местного производства. Кроме того, расположение города на пересечении важных путей могло сделать его перевалочным пунктом. Несомненно, что специализация рынков во многом объясняется их местоположением. Тем не менее, представляется, что связь с монастырем тоже играла определенную роль. Взять, например, Данстебл. Его специализация в торговле зерном и шерстью также связана с хозяйством монастыря, который производил и то и другое. В монастырской хронике регулярно приводятся цены на зерно и шерсть, при этом очевидно, что монастырь продавал свою продукцию (по крайней мере, её часть) именно в Данстебле.

Особое внимание также уделено влиянию, которое монастырь мог оказывать на развитие рынка в городе: роль монастыря в установлении городского рынка, его функционирование в качестве собственника рынка, влияние монастырского хозяйства на рыночную специализацию. Само присутствие монастыря – крупного хозяйства – должно было по идее обуславливать существование местного рынка.

Другим важным местом торговли (помимо рынка) была ярмарка. В целом, можно констатировать, что для городов при монастырях ярмарки были более характерны, чем для отдельно стоящих городов. Всего в рассматриваемых городах было 75 ярмарок.  Что касается времени появления ярмарок, монастырские города несколько отличаются от общей тенденции, для них временем наиболее активного появления ярмарок оказывается XIII в. Ярмарки монастырских городов в основном носили местный характер. Исключение составляет осенняя ярмарка в Вестминстере.

Рассмотренные в Параграфе 2.3. занятия горожан, если исключить торговлю, можно разделить на две категории: производство продуктов питания и производство ремесленных изделий. Последние, в свою очередь можно разделить на те, которые потребляло местное население (локальный рынок), и те, которые шли на экспорт (особая специализация именного этого города). Для монастырских городов (как и всех городов в целом, особенно малых) характерно преобладание самой первой категории, поскольку она обслуживала непосредственные нужды самого города и его округи. Для возникновения экспортного производства были необходимы определенные условия – наличие дешевого сырья (вообще сырья), инициатива и/или возможности сеньора, местная конъюнктура. В целом, выделяется несколько производств, которые до определенной степени можно считать специализацией отдельных монастырских городов: суконное производство (Коггешелл, Рединг, Абингдон, Ромси), кожевенное дело (Данстебл, Лейтон Буззард, Рединг, Стейнинг, Уайтчёрч), строительство (Абингдон, Вестминстер).

Важным занятием в городах, расположенных на/вдоль значительных дорог, было обслуживание проезжающих через них людей. Это нашло свое отражение в большом количестве постоялых дворов и таверн. Еще одной причиной наличия значительного количества гостиниц могло стать то обстоятельство, что города сами по себе могли привлекать приезжих – своим рынком, ярмаркой или монастырем, точнее теми святыми мощами, которые располагались в монастырской церкви и привлекали паломников.

Практически все города были расположены поблизости от рек или побережья, что делало рыбную ловлю одним из важных занятий и источником доходов для горожан. Другим важным промыслом, связанным с морем, стало пиратство.

Третья глава «Городское управление» посвящена вопросам, связанным с организацией управления и поддержания порядка в городе, роли монастыря и его администрации. Прежде всего, в параграфе 3.1. анализируется объем прав и привилегий, принадлежавших монастырям в их городах в отношении отправления правосудия, управления и поддержания порядка, и их эволюция. Часть этих прав могли быть постепенно делегированы горожанам.

Юрисдикция в монастырских городах принадлежала монастырям-сеньорам, что не исключало возможности вмешательства со стороны королевских должностных лиц, поскольку монастыри получали ее как пожалование короля. Реализация на практике столь значительных привилегий требовала создания собственных судебно-административных органов.

В параграфе 3.2 рассматриваются основные должностные лица города – представители как монастырской, так и собственно городской (где она была) администрации (стюард, бейлиф, рив, бидл, мэр, коронер, констебль, стражи, клерки, присяжные и др.); и их функции и положение в городах, а также влияние монастыря на их деятельность. Соотношение между городским и монастырским компонентами администрации зависит от многих факторов: конкретной ситуации каждого отдельно взятого города, степени развития города (городской общины), происхождения города и т.д. Это соотношение не было статичным и, скорее всего, на раннем этапе развития городов можно говорить только о монастырской (по сути своей манориальной) администрации, в то время как к концу рассматриваемого периода можно говорить об увеличении значимости собственно городской администрации, её доли в управлении городом, хотя такие изменения были характерны только для части городов, в то время как положение дел в других оставалось практически неизменным на протяжении всего периода их существования.

В целом, администрация монастырских городов представляла собой сочетание значительного числа разнообразных должностных лиц, которые в той или иной степени находились в зависимости от сеньора города (монастыря) или его должностных лиц. Даже в тех городах, где сложилась своя администрация, возглавляемая, как правило, мэром, контроль сеньора сохранился вплоть до Диссолюции. Полномочия должностей охватывают в основном различные аспекты поддержания порядка в городе. Только немногие из них имели отношение к финансам города. У горожан не было возможности брать свои города на откуп у сеньора-монастыря, и только некоторые городские общины располагали своими финансами.

Помимо монастырских и городских должностных лиц в городе также могли быть королевские служащие, но их появление в монастырских городах, изъятых из-под контроля королевских должностных лиц, происходило только в особых случаях и часто было связано с наличием там собственности короля.

Параграф 3.3. посвящен анализу основных судебных инстанций, доступных для горожан, среди которых фигурируют как местные (сеньориальные и городские), так и внешние (королевские) суды. Количество судебных инстанций в городе определялось положением города и его сеньора. Задача судебных органов (как и администрации в целом) была двойственной: с одной стороны, они должны были обеспечивать прибыль сеньора, с другой, они отправляли правосудие и поддерживали порядок для жителей города. Важно также отметить, что не всегда система была статичной, она могла претерпеть некоторые изменения со временем, как в связи с получением монастырем-сеньором новых прав и привилегий, так и с развитием городской общины и городских органов управления.

Анализ имеющихся в городе инстанций (манориальный и сотенный суды, проверка свободных поручительств десятков, городской суд, рыночный и ярмарочный суды, суд гильдии и др.) показал, что правосудие в монастырских городах целиком или в значительной степени находилось в руках монастырей. Даже в тех случаях, когда у городской общины были свои судебные органы, они все равно находились под контролем должностных лиц монастыря. Что вполне согласуется с привилегиями монастырей в области судопроизводства. Городские общины в целом были слишком слабы, чтобы добиться независимости в этом и избавиться от вмешательства своих сеньоров и их должностных лиц в повседневную жизнь городов. Тем не менее, большинство городов обладали в дополнение к манориальному суду городским судом, который был больше приспособлен к решению сугубо городских проблем и на котором присутствовали только горожане.

Несмотря на права и привилегии монастырей в области юрисдикции и судопроизводства, монастырские города, как и другие владения монастырей, не были полностью исключены из общей королевской системы правосудия в стране (разъездные судьи, центральные королевские суды). Кроме того, ряд городов, состоящих в Конфедерации Пяти Портов, входил в сферу юрисдикции особого суда данной конфедерации, располагавшегося в Шипвее. Появление возможности судиться во «внешнем» суде было связано со стремлением Короны поставить под свой контроль отправление правосудия в стране. Нужно отметить, что все эти инстанции использовались горожанами для борьбы со своими сеньорами.

В параграфе 3.4. рассматриваются вопросы, связанные с поддержанием порядка в городе, обеспечением как безопасности (особенно ночью), так и порядка и чистоты на улице, механизмами разрешения соседских споров. Отрывочность информации источников позволяет судить только об отдельных аспектах проблемы и применительно к отдельным городам.

Анализ материала монастырских городов юго-восточной Англии показывает, что среди них представлены города с различными ступенями развития в области администрации и судопроизводства, при неизменном сохранении контроля своего сеньора-монастыря.

Четвертая глава («Городская община и религиозная жизнь в городе») посвящена вопросу о том, что представляли собой горожане (их численность, состав населения), каковы были их формы организации, что представляла собой городская община, а также как была устроена религиозная жизнь в монастырском городе (влияние на нее монастыря).

В параграфе 4.1. рассматривается численность и состав населения в монастырских городах. Все монастырские города были небольшими по численности населения городами, что обусловило отсутствие особой вариативности населения. Правда, во многом благодаря своему сеньору, в городах можно обнаружить значительное для таких маленьких городов количество иностранцев. Были там и еврейские общины. Процесс расслоения в среде горожан начался уже к XIII в. (есть отдельные упоминания о «лучших» людях), но этот процесс не зашел еще так далеко, чтобы вызвать антагонизм между сторонами. Монастырские города были притяжением для маргиналов, что было связано не только с их расположением на важных коммуникациях, но и с наличием у монастырей права убежища.

В параграфе 4.2. рассматриваются различные формы организации горожан. В монастырских городах весьма редко можно встретить Гильдию (Gilda Mercatoria), поэтому очень часто организация горожан базировалась на основе местной приходской церкви и находила свое выражение в виде религиозных гильдий. Даже в тех городах, где можно встретить развитую городскую администрацию (с мэром во главе), важным центром жизни оказывается именно приходская церковь. Во многом это было связано с целенаправленной политикой монастырей, которые старались препятствовать появлению у горожан собственной четкой организации.

Важным также является вопрос о «горожанах» и «не-горожанах». Анализ существующих документов показывает, что монастырь не оказывал влияние на принятие новых членов в городскую общину, ограничиваясь получением части вступительного платежа.

Организующим и объединяющим моментом для общины было наличие своей администрации, которую необходимо было выбирать из числа своих членов. Кроме того, отстаивание интересов горожан перед сеньором также способствовало формированию общины. Она не всегда получала законченное и официальное оформление, но проявлялась в отдельные моменты. Именно это объясняет тот факт, что целый ряд городов получил инкорпорацию вскоре после Диссолюции. Общины в них сформировались еще под властью монастыря, но получили официальное признание уже после освобождения из-под нее.

Для монастырских городов было не очень характерно наличие торговых и ремесленных объединений. Можно приписать это нежеланию самих монахов, чтобы у горожан была дополнительная возможность объединяться. Но многие из них были настолько маленькие, что не всегда была возможность создавать такие объединения.

Намного более распространенным типом объединения оказались религиозные гильдии, которые возникли практически в каждом городе в позднее Средневековье. Как правило, в городе был только один приход и одна гильдия, которая и становилась центром сосредоточения общественной жизни горожан. Для городов с развитой/сложившейся городской общиной, они не играли такой роли и видимо действительно ограничивались уходом за зданием местной приходской церкви. Правда, только в случае Абингдона (весьма значительного города, но не имеющего своей организованной общины) приход стал центром политической активности горожан.

Параграф 4.3. посвящен вопросу приходских церквей, формированию приходов в городах, патронату со стороны монастыря. Религиозная жизнь монастырских городов тоже не всегда оказывается под контролем сеньора города (хотя монастыри могут иметь привилегии в этом отношении), так как приходская церковь могла принадлежать и другому монастырю или (что реже) госпиталю. В то же время, нередки случаи, когда монастырская церковь (её придел) использовалась в качестве приходской церкви горожан (Данстебл, Эйншем, Ройстон, Сент-Олбанс, Вестминстер, Баттл). Между монастырем и приходской церковью возможен конфликт прав (например, в отношении кладбищ).

Помимо приходской церкви в монастырском городе могли быть и другие религиозные организации – госпитали, нищенствующие ордена (параграф 4.4). Монахи, как правило, очень ревностно следили за соблюдением своих прав, а потому всячески препятствовали появлению посторонних сил в городе. Можно сказать, что они вполне успешно сопротивлялись проникновению представителей нищенствующих орденов в свои города. Только в двух случаях (Рединг и Данстебл) францисканцам и доминиканцам (благодаря поддержке короля) удалось обосноваться в монастырских городах, но лишь на определенных условиях и монастырь впоследствии их всячески притеснял.

Пятая глава «Монастырь и его взаимоотношения с городом» посвящена анализу отношений между городом и его сеньором, выявлению всех спорных вопросов, а также факторов, определяющих развитие этих отношений.

В параграфе 5.1. рассматриваются основные спорные вопросы, возникающие между горожанами и их сеньором-монастырем.  Все рассмотренные темы оказывали влияние на характер отношений между монастырем и его городом. Условия формирования городов способствовали сложным отношениям между ними.

Выделяются два возможных способа разрешения спорных вопросов между сторонами: 1) открытый конфликт с насильственными действиями (вплоть до восстаний); 2) конфликт с разбирательствами в суде и петициями, жалобами, но без открытого насилия. Для монастырских городов было характерно сочетание обоих вариантов. Кроме того, значительное число городов не имело конфликтных отношений со своим сеньором-монастырем.

Общение монастырских городов с «внешним миром» не ограничивалось только взаимодействием со своим сеньором (параграф 5.2). Тем более что противостояние с последним подталкивало горожан к поиску могущественного союзника. В качестве таких внешних сил, которые могли оказать существенное влияние на отношения горожан со своим сеньором-монастырем выступают королевская власть (со своими интересами) и Конфедерация Пяти Портов (со своими особыми привилегиями и статусом и специальными судебными органами). Кроме того, необходимо отметить важный фактор волнений и смутных времен (таких как последний год правления Эдуарда II, крестьянское восстание 1381 г., восстание Джека Кэда в 1450 г. и др.), которые должны были способствовать активности горожан. В зависимости от обстоятельств, у горожан могли появиться неожиданные союзники в виде крестьян или жителей других городов (яркий пример горожан и школяров Оксфорда, которые пришли громить аббатство Абингдона в 1327 г.).

В заключении подводятся итоги исследования.

Комплексный анализ монастырских городов юго-восточной Англии позволяет, с одной стороны, проиллюстрировать  роль монастырей в процессе урбанизации, а с другой, демонстрирует, что представляли собой малые города, поселения, находящиеся на смутной грани между городом и деревней.

Монастыри оказываются очень активными участниками процесса средневековой урбанизации. Несмотря на то, что для монастырских городов не был характерен только один способ образования и роль монастыря в нем могла быть различной (от монастыря, который сам основывает город, до монастыря, который получает город через пожалование), большинство из них, во многом, было обязано своим появлением монастырю или последний сыграл важную роль в их формировании.

Среди монастырских городов представлены почти все варианты основания городов, характерные для средневекового периода: города, основанные у ворот монастыря; города, возникшие в процессе колонизации (на территории лесных расчисток); города, основанные на важных дорогах или перекрестках; города, основанные рядом с уже существующими (также монастырскими) городами, но как отдельные поселения. Кроме того, ряд городов был основан путем изменения статуса уже существующего поселения (деревни).

Монастыри очень рано вступили на путь основания городов, начав уже в середине X в., и были среди весьма поздних инициаторов оснований второй половины XIII в., охватив весьма значительный период (больше чем период активного появления городов в Англии, который пришелся на два столетия после Нормандского завоевания).

У монастырей сложился примерно одинаковый механизм создания «нового города». И тут они во многом следуют тенденциям времени. Если при создании поселения в Сент-Олбансе главной целью было привлечь людей и перед монахами не стоял вопрос о статусе поселения, то в Баттле (столетие спустя) монахи-основатели старательно подчеркивают особый статус своего поселения и именуют его жителей горожанами. Что же касается монахов Винчестера, они уже говорят (в отношении своего Уайтчёрча) о статусе «свободного города», обладающего определенными привилегиями, и оформляют эту трансформацию в виде грамоты, что, по всей видимости, связано с процессом получения грамот городами, который охватил Англию в XIII веке. Нужно, правда, отметить, что ни один монастырь не получил при этом подтверждения от короля для своих грамот. В целом ряде случаев (Стейнс, Уайтчёрч) монастыри действовали «в ответ» на инициативу своих соседей, основывая города, которые были призваны давать прибыль аналогично новым городам по соседству.

Возможность каких-либо статистических подсчетов ограничена тем, что во многих случаях мы располагаем очень небольшой или неясной информацией касательно ранней истории городов. Кроме того, чаще всего мы не можем с точностью сказать, когда то или иное поселение стало городским. Формальное признание этого факта при обложении или в каких-то других документах может, на самом деле, сильно отстоять по времени от реального положения дел.

Примечательно, что хотя доминирование бенедиктинцев в процессе урбанизации неоспоримо (на их долю приходится большее число монастырских городов в регионе, да и в Англии в целом), если же брать долю основанных городов пропорционально количеству городов у соответствующих орденов, то получается, что все они (бенедиктинцы, августинцы, цистерцианцы и тамплиеры) были примерно одинаково активны.

Монастырь сам по себе представляет важный центр урбанизации, так как из 18 городов, которые находились рядом с монастырем, 4 возникли в результате активной деятельности монастырей, 10 выросли вокруг монастырей без их активного участия (по крайней мере, нет сведений о нем) и только в 4 городах монастыри были основаны. Бенедиктинцы тут составляют большинство: из 10 городов, только в двух случаях речь идет об августинском ордене. Время образования городов рядом с монастырем тоже оказывается весьма протяженным, начиная с VIII в. и заканчивая XIII в., хотя большинство из них были англо-саксонского происхождения. Тем не менее, пример Бердена показывает, что поздно возникший монастырь также может оказаться способным  к созданию города.

Монастыри, в свою очередь, также нуждались в жителях городов, так как те обслуживали их ежедневные потребности. В силу этого около каждого монастыря можно было бы предположить наличие некоторого поселения, по крайней мере, монастырских слуг. Исключение, по идее, составляют цистерцианцы, которым это запрещено их орденскими статутами. Однако совсем иной смысл такое поселение принимает, когда монастырь приобретает у короля разрешение на проведение там ярмарки или рынка, привлекая таким образом больше людей.

Из рассматриваемых монастырей (всего их 28, а также 2 резиденции тамплиеров), 2051  имели свой город прямо у собственных ворот, 4 монастыря были расположены в крупных городах (Св. Августина и Св. Троицы в Кентербери, Св. Иоанна в Колчестере, Св. Свитана в Винчестере), не-городскими были только цистерцианские Стретфорд Лэнгторн (Эссекс)52, и Больё (Гемпшир), а также августинский Кэнносли (Девон). Таким образом, активные монастыри были городскими (в плане своего местоположения), что весьма показательно.

Несомненно, влияние монастыря на развитие города у своих ворот будет во всех отношениях значительнее, чем на города, расположенные на расстоянии, поскольку именно в этих обстоятельствах в большей степени проявляются все положительные и отрицательные стороны монастыря как сеньора. Тем не менее, монастыри оказывали значительное влияние и на города, расположенные на их землях. Необходимо учесть, что монастыри основали больше таких городов, чем городов у своих ворот (12 против 4). Кроме того, 6 городов возникли на монастырских землях (третья группа) и обязаны своим возникновением не монастырю (по крайней мере, нет таких данных), а каким-то другим факторам, но монастырь не препятствовал их появлению. Более того, можно сказать, что он, напротив, способствовал развитию города, так как получал для него рыночную грамоту.

Анализ экономической и политической ситуации в монастырских городах, а также влияния монастыря на эти стороны жизни городов, показывает, что монастырь действовал фактически как светский сеньор (и это не было новым для Англии, где непосредственные держатели короля выполняли одинаковые обязанности по отношению к нему). 

Анализ экономики монастырских городов показывает, что они демонстрируют практически все ступени экономического развития: от городов, где большую роль играло сельское хозяйство и связанное с ним производство продуктов питания, до вполне развитой городской экономики с большим количеством различных ремесленных профессий. Большую роль в жизни городов играла торговля, которая в некоторых случаях носила международный характер.

Монастырь как сеньор города полностью контролировал экономику города, накладывая различные ограничения на самостоятельную деятельность горожан. Именно ему принадлежало право держать в городе рынки и ярмарки, он владел землей. В то же время присутствие монастыря само по себе тоже оказывало влияние на городскую экономику: он выступал как потребитель услуг, предоставляемых городом, и в то же время, вписывая город в систему своего хозяйства. Тем не менее, экономические успехи отдельных городов оказали влияние на политическое и правовое развитие городской общины, а также на ход взаимоотношений города и монастыря.

Монастыри обладали весьма обширными привилегиями в области юрисдикции, объем которых уточнялся в ходе расследований, инициированных королевской властью, начиная с XIII в. При реконструкции процесса формирования корпуса привилегий обнаруживаются механизмы осуществления на практике реформ, заложенных королем Генрихом II. Именно в процессе расследований, которые проводила Корона во второй половине XIII – начале XIV века, пытаясь ограничить существующие иммунитеты, монастыри формулировали свои привилегии, толкуя удобным для себя образом часто абстрактные фразы из старинных грамот. В то же время реализация привилегий заключалась часто не в том, чтобы самим вести судебный процесс и вынести приговор, а скорее в том, чтобы получить причитающиеся штрафы. Стоит отметить и особую заслугу монастырей, добившихся проведения заседаний разъездных судей в своих городах.

Вместе с тем обширный корпус привилегий у монастырей означал именно тот круг прав, которые города могли теоретически получить от монастыря.

Можно выделить несколько типов управления монастырским городом, согласно тому, каким было сочетание монастырских и городских должностных лиц: 1) только монастырская администрация; 2) смешанная администрация, которая предполагает наличие и монастырских, и городских должностных лиц, при различной степени подчиненности последних первым; и, наконец, 3) городская администрация с номинальной зависимостью от монастыря. Все эти три типа представляют собой ступени возможного развития городской администрации – от полного подчинения и отсутствия выделения среди других владений монастыря через постепенное выделение и формирование специфически городских должностных лиц к сложной иерархии городской администрации, функционирующей при частичном подчинении монастырю.

Тем не менее, нужно отметить, что было возможно и обратное развитие – утрата городом своей собственной администрации по тем или иным причинам. Кроме того, не все ступени обозначенного развития были обязательными. Города, которые попали под власть монастыря, будучи уже на довольно продвинутой ступени развития, как правило, не лишались существующей в них городской администрации, просто последняя оказывалась в подчинении у представителя интересов монастыря.

Монастырь оказывал важное влияние на развитие религиозной жизни города: в данном случае его особый статус проявлялся больше всего, так как он мог контролировать местную приходскую церковь. Монастыри охотно способствовали появлению у горожан своей приходской церкви (или часовни), особенно быстро, если речь изначально шла о приходах, находящихся под патронатом другого монастыря. Поскольку монастыри старались отстоять свою независимость от местных церковных властей в лице архиепископа или епископа, в этот процесс оказывались втянуты и приходские церкви, которые часто находились полностью под властью монастыря. Эта зависимость еще больше усиливалась после процедуры апроприации церкви, которую часто совершали монастыри.

Оберегая права своих приходских церквей, монастыри очень ревниво и подозрительно относились к возможным конкурентам – нищенствующим орденам, госпиталям. Госпитали часто были основаны монастырем-сеньором и находились под его патронатом. При этом монастыри постоянно боролись за то, чтобы укрепить свою власть над госпиталями, а порой и прибрать к рукам их имущество. Несколько отличаются богадельни, которые были характерны для позднего Средневековья. Их в основном основывали горожане и предназначались они для бедняков.

Только часть (наиболее крупные и развитые) из монастырских городов известны своими сложными отношениями с сеньором-монастырем. В них чередовались переговоры в судах с отдельными проявлениями открытого насилия. Постоянная поддержка короля, хотя и не всегда последовательная (что выражалось в пожаловании отдельных привилегий горожанам в противоречие имеющимся привилегиям монастыря), но тем не менее неизменная, позволила монастырям сохранить свою власть над рядом городов. Любопытно, что король поддерживал монастыри даже против несущих ему корабельную службу (и в целом весьма привилегированных) городов из Конфедерации Пяти Портов. Только три города были освобождены королем из-под монастырской власти в XIII в. – порты Сэндвич, Рай и Уинчелси, что было связано со стратегическими интересами страны.

Городской статус монастырских городов во многих случаях был весьма неопределенным, шатким или временным. Он часто основывался на признаниях поселения «городским» с точки зрения налогобложения или на уровне судебной структуры, официальном признании статуса «городских держаний» у местных держателей. Или же был связан с внутренним ощущением, именованием себя городом. Или этот город создавали монахи, именуя его таковым. Были проанализированы различные стороны жизни поселений, которые находились на грани города/деревни.  Сложность их различения и, в отдельных случаях, откат в сторону сельского поселения/потери статуса городского поселения несколько затрудняют их восприятие.

Большинство монастырских городов относится к категории малых городов, имевших на всем протяжении или на ранних этапах  своего развития пограничный характер. Изучение такого рода поселений, представлявших низший уровень процесса средневековой урбанизации, как правило, осложняется недостаточностью источниковой базы; наличие достаточно широкого и разнообразного комплекса источников по истории монастырских городов позволяет пролить свет на некоторые аспекты развития малых городов средневековой Англии.

В приложении 1 приводятся таблицы к главам, а в приложении 2 содержатся карты.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Публикации в периодических изданиях, включенных в перечень российских рецензируемых научных журналов ВАК РФ:

1) Анисимова А.А. Происхождение монастырского города (на примере городов Кента) // Средние века. Вып. 67. Москва, 2006. С. 164–187. (1,4 п.л.)

2) Анисимова А.А. Средневековая археология в Великобритании // Средние века. Вып. 70 (3). Москва, 2009. С. 67–86. (1,1 п.л.)

3) Анисимова А.А. Рец. на кн.: A County of Small Towns. The Development of Hertfordshire’s Urban Landscape to 1800 / Ed. by T. Slater, N. Goose. Hatfield: Hertfordshire Publications, 2008. 419 p. // Средние века. Вып. 71 (3–4). Москва, 2010. C. 416–423. (0,54 п.л.)

Публикации в других изданиях:

4) Анисимова А.А. Политика королевской власти в отношении сеньориальных городов (на примере монастырских городов Кента) // В поисках древности. Вып.2. М., 2006. С. 188–195. (0,42 п.л.)

5) Анисимова А.А. «Чтобы мы могли жить в мире»: горожане Фордвича в тяжбах с монастырем // Право в средневековом мире 2007. М., 2007. С. 33–54. (1 п.л.)

6) Анисимова А.А. Обычаи города Фордвича: взгляд из монастырского окна (источниковедческие заметки) // Средневековый город. Вып. 18. Саратов, 2007. С. 122–130. (0,73 п.л.)

7) Анисимова А.А. Обычаи города Фордвича (монастырская версия) Пер. с лат. и комм. А.А. Анисимовой // Средневековый город. Вып. 18. Саратов, 2007. С. 180–191. (1 п.л.)

8) Анисимова А.А. Обследование границ города в средневековой Англии: происхождение и значение данной процедуры // Город в Античности и Средневековье: общеевропейский контекст. Доклады международной научной конференции, посвященной 1000-летию г. Ярославля. / Отв. ред. В.В. Дементьева.  Ч.2. Ярославль, 2010. С. 88–91. (0,37 п.л.)

9) Анисимова А.А. Долгожданная свобода: освобождение монастырских городов из-под власти сеньоров (на материале средневековой Англии) // Новый век: история глазами молодых. Межвуз. сб. науч. тр. молодых ученых, аспирантов и студентов. Под ред. Л.Н. Черновой. Саратов, 2010. С. 55–62. (0,42 п.л.)

10) Анисимова А.А. Горожане и монастырь: мирское использование освященного пространства // Запад-Россия-Восток в исторической науке XXI века: научные парадигмы и исследовательские новации. В 2 частях. / Под общ. ред. Ю.В. Варфоломеева и Л.Н. Черновой. Саратов, 2010. Ч.2. С.36–43. (0,52 п.л.)

11) Anisimova A.A. Mendicants in the Monastic Towns of South-Eastern England // The Friars in Medieval Britain. Proceedings of the 2007 Harlaxton Symposium. Ed. by N. Rogers. Donington, 2010. P. 319–330. (0,83 п.л.)

12) Анисимова А.А. Судьи в монастырских городах // Право в средневековом мире 2010. Москва, 2010. С. 76–101. (1,2 п.л.)

13) Anisimova A.A. English Monastic Towns and Social Movements in the XIVth and XVth Centuries: Choice of action // City and Society in European History. Ghent, 2010 (электронный носитель). (0,4 п.л.)


1 На долю монастырей, как одного из «центральных мест» (другие – замок, королевская резиденция), в конечном итоге приходится 110 городов, что составляет примерно 1/6 от всех средневековых английских городов.

2 Бакингемшир, Бедфордшир, Беркшир, Гемпшир, Кент, Миддлсекс, Оксфордшир, Сассекс, Саррей, Хартфордшир, Эссекс.

3 На севере страны преобладали цистерцианские монастыри, которые, как известно, не поощряли поселения у своих ворот.

4 Хотя некоторые историки, например Р. Бритнелл, призывают не преувеличивать значимость больших городов в ущерб малым.

5 Abingdon, Appledore, Ashwell, Baldock, Barking, Barnet, Battle, Berden, Billericay,  Brentwood, Brightlingsea, Chertsey, Coggeshall, Dunstable, Epping, Eynsham, Faringdon, Faversham, Fordwich, Harlow, Hemel Hampstead, Leighton Buzzard, Lenham, Manningtree, Newland Eynsham, Reading, Romsey, Royston, Rye, St Albans, St Osyth, Sandwich, Seasalter, Staines, Stevenage, Steyning, Stonar, Thatcham, Tring, Waltham Abbey, Watford, West Malling, Westerham, Westminster, Whitchurch, Winchelsea, Winslow, Witham, Witham Newland, Wye.

6 The Early Town Books of Faversham, c. 1251–1581. Ed. by D. Harrington & P. Hyde. Chippenham, 2008. Part 1–2; Reading Records. Diary of the Corporation. Vol. 1. Ed. by J.M. Guilding. London, 1802; Reading Gild Accounts. Ed. by C. Slade. Part 1–2. Reading, 2002; и др.

7 Reading Abbey Cartularies. Ed. by B.R. Kemp. L., 1986–1987. Vol. 1–2.; The Register of St. Augustine Abbey, Canterbury, Commonly Called the Black Book. Ed. by G.J. Turner, H.E. Salter. L., 1915–24. Part 1–2.; The Beaulieu Cartulary. Ed. by S.F. Hockey. Southampton, 1974; A Digest of the Charters Preserved in the Cartulary of the Priory of Dunstable. Ed. by G.H. Fowler. Bedford, 1926; Two Cartularies of Abingdon Abbey. Ed. by G. Lambrick, C.F. Slade. Oxford, 1990–1. Vol. 1–2; The Cartulary of the Abbey of Eynsham. Ed. by H.E. Salter. Oxford, 1906–1908. Vol. 1–2; Westminster Abbey Charters, 1066 – c.1214. Ed. by E. Mason. L., 1988; Cartularium Monasterii Sancti Johannis Baptiste de Colecestria. Ed. by S.A. Moore. L., 1897. Vol. 1–2; Chartulary of Winchester Cathedral. Ed by A.W. Goodman. Winchester, 1927.

8 The Cellarers’ Rolls of Battle Abbey, 1275–1513. Ed. by E. Searle, B. Ross. Sussex, 1967; Accounts of the Obedientiars of Abingdon Abbey. Ed. by R.E.G. Kirk. Westminster, 1892; и др.

9 Tractatus de Dunstaple et de Houcton. Ed. by G.H. Fowler. // Bedfordshire Historical Record Society. Vol. 19. Bedford, 1937.

10 Gesta Abbatum Monasterii Sancti Albani, a Thoma Walsingham, regnante Ricardo Secundo, ejusdem ecclesi prcentore, compilata. Ed. by H.T. Riley. L., 1867–1869. Vol. 1–3.; Chronicon Rerum Gestarum in Monasterio S. Albani, (AD 1422–1431), a Quodam Auctore ignoto compilatum // Annales Monasterii S. Albani, a Johanne Amundesham, monacho, ut videtur, Conscripti, (AD 1421–1440). Quibus prfigitur Chronicon Rerum Gestarum in Monasterio S. Albani, (AD 1422–1431), a Quodam Auctore ignoto compilatum. Ed. by H.T. Riley. Vol. 1. L., 1870; Registra Quorundum Abbatum Monasterii S. Albani, qui sculo XVmo Floruere. Vol. 1–2. Ed. by H.T. Riley. L., 1872 – 1873.; Johannes de Trokelowe, et Henrici de Blaneforde, monachorum S. Albani, necnon quorundam anonymorum, Chronica et Annales, regnantibus Henrico Tertio, Edwardo Primo, Edwardo Secundo, Richardo Secundo, et Henrico Quatro. Ed. by H.T. Riley. AD 1259–1296; 1307–1324; 1392–1406. L., 1866.

11 Chronicon Monasterii de Abingdon. Ed. by J. Stevenson. Vol. 1–2. L., 1858; Annales Monasterii de Dunstaplia. (A.D. 1–1297) // Annales Monastici. Ed. by H.R. Luard. L., 1866. Vol. 3; Historia Monastery St. Augustine by Thomas Elmham. L., 1858; The Historical Works of Gervase of Canterbury. Ed. by W. Stubbs. Vol. 2. L., 1880; The Waltham Chronicle. Ed. and transl. by L. Watkiss and M. Chibnall. Oxford, 1994; The Chronicle of Battle Abbey. Ed. and transl. by E. Searle. Oxford, 1980.

12 О применении этих подходов в изучении городской истории см.: Репина Л.П. Историческая наука на рубеже XX – XXI вв. Социальные теории и историографическая практика. М., 2011. С. 193–196.

13 Сванидзе А.А. Средневековые города Западной Европы: некоторые общие проблемы. // Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т. 1. Феномен средневекового урбанизма. М., 1999. С. 11.

14 Green A. Town Life in the 15th Century. Vol. 1. L., 1894. P. 277.

15 Trenholm N.M. The English Monastic Towns. Manchester, 1927.

16 Lobel M.D. The Borough of Bury St.Edmund’s. A Study in the Government of a Monastic Town. Oxford, 1935; Searle E. Lordship and Community. Battle Abbey and its Banlieu. 1066–1538. Toronto, 1974; Rosser A.G. Medieval Westminster 1200–1540. Oxford, 1989; Gotfried R.S. Bury St Edmunds and the Urban Crisis: 1290–1539. Princeton, 1982; Dyer Ch. Small-Town Conflict in the Later Middle Ages: Events at Shipston-on-Stour // Urban History Vol. 9. Pt. 2. 1992; Reider DeWindt, A. The Town of Ramsey: the Question of Economic Development, 1290–1523 // The Salt of Common Life. Individuality and Choice in the Medieval Town, Countryside, and Church. Essay Presented to J.A.Raftis. Kalamazoo, 1995; Deveson A. Small Medieval Towns, with Special Reference to Whitchurch, Hampshire, ca. 1250–1400. PhD Thesis, Southampton, 1995; Lilley K.D. Trading Places: Monastic Initiative and the Development of High-Medieval Coventry // The Church in Medieval Town. Ed. by T. Slater, G. Rosser. Ashgate, 1998; Rixon P. The Town of Reading 1200–1542. PhD Thesis. Oxford, 1998 и другие.

17 Dyer Ch. Op. cit. P. 207.

18 Ibid.  P. 210.

19 Knowles D.D. The Religious Orders in England. Vol.1. Cambridge, 1956. P. 263.

20 Bond J. Monastic Landscapes. Tempus, 2004.

21 The Church in Medieval Town. Ed. by T. Slater, G. Rosser. Ashgate, 1998.

22 Conzen, M.R.G. Alnwick, Northumberland: a Study in Town-Plan Analysis. (Institute of British Geographers Publication 27) L., 1960; Idem. Thinking About Urban Form. 2004.

23 Slater T.R. Benedictine Town Planning in Medieval England: Evidence from St.Albans // The Church in Medieval Town. Ed. T.Slater, G.Rosser. Ashgate, 1998; Lilley K.D. Trading Places... 

24 Например, см.: Deveson A. Small Medieval Towns, with Special Reference to Whitchurch, Hampshire, ca. 1250 – 1400.

25 Niblett R., Thompson I. Alban’s Buried Towns. An Assessment of St. Albans’ Archaeology up to AD 1600. Oxbow Books, 2005.

26 Cowie R., Sidell J., Thomas Ch. The Royal Palace, Abbey and Town of Westminster on Thorney Island. L., 2006.

27 Hardy A., Dodd A., Keevill G.D. lfric’s Abbey. Excavations at Eynsham Abbey, Oxfordshire, 1989–92. (Thames Valley Landscapes volume 16.) Oxford, 2003.

28 Cambridge Urban History of Britain. Vol.1. 600 – 1540. Ed. by D. Palliser. Cambridge, 2000.

29 Palliser D. Town and Village Formation in Medieval England // Idem. Towns and Local Communities in Medieval and Early Modern England. II. P. 2.

30 Ibid. P. 15.

31 Макаров А.А. Особенности социально-экономического развития Ковентри XII – XIII вв. Дисс… канд. ист. наук. Саратов, 1999; Он же. Складывание городских органов управления в Ковентри в XII–XIV вв. // Средневековый город (далее – СГ). Саратов, 2002. Вып. 15. С. 35–41; Зайцева Е.В. Особенности сеньориальной власти в Рединге в XII – середине XIII вв. // СГ. Саратов, 2007. Вып. 18. С. 49–56; Она же. Купеческая гильдия в Рединге: особенности возникновения и взаимоотношения с аббатством (середина XIII–XIV вв.) // СГ. Саратов, 2008. Вып. 19. С. 95–105; и др.

32 Гусева М.А. Становление муниципального самоуправления в английских городах в XIV–XV вв.: структура и функции (на примере светских и церковных городов). Дисс… канд. ист. наук. Иваново, 2005.

33 Петрушевский Д.М. Страница из истории английского средневекового города. М., 1909; Кириллова А.А. Классовая борьба в городах Восточной Англии в XIV веке // Ученые Записки (далее – УЗ) МГПИ им. Ленина. 1969 №321.

34 Кириллова А.А. Указ. соч. С. 157–158.

35 Там же. С. 184–185.

36 Гутнова Е.В. Политика королевской власти по отношению к городам и городскому сословию в Англии XIII – начала XIV вв. // Средние века. М., 1958. Вып. 12; Она же. Возникновение английского парламента. М., 1960 Гл.3.; Репина Л.П. Сословие горожан и феодальное государство в Англии XIV века. М., 1979. Гл. 2.

37 Репина Л.П. . Сословие горожан и феодальное государство. С. 101, 106.

38 Сидорова Н.А. Очерки по истории ранней городской культуры во Франции. М., 1953. С. 51–55.

39 Винокурова М.В. Феномен «манор-город» в Англии раннего Нового времени. «Городской» фригольд Рочдейла // Она же. Мир английского манора. М., 2004. С. 142–157.

40 Левицкий Я.А. Города и городское ремесло в Англии в X–XII вв. М., Л., 1960; Он же. Город и феодализм в Англии. М., 1987; Кириллова А.А. Свободное земельное держание в городах Англии в XIII веке // УЗ МГПИ им. Ленина. Т.68. М., 1954; Она же. Городское самоуправление в английских городах XIII века // УЗ МГПИ им. Ленина. Т. 104. М., 1957; Чернова Л.Н. Церковь и городская жизнь в Англии XIV–XV вв. (на материале Лондона) // Феодалы в городе. М., 1996;  и др.

41 Леонова Т.А. Рост церковного землевладения  в Англии с 1350 по 1377 гг. // Проблемы истории античности и средних веков / Под ред. Ю.М. Сапрыкина. М., 1976; Она же. Собственность и доходы английской церкви во 2-й пол. XIV в. // Средние века (далее – СВ). М., 1985. Вып. 48.

42 Карпачева М.Е. Борьба горожан Каркассона против инквизиции в кон. XIII в. // Средневековый город. Саратов, 1987. Вып. 8. С. 37–46; Тушина Г.М. Церковная сеньория в средневековых городах Прованса. Владимир, 1990; и др.

43 Сванидзе А.А. Городские хартии и распространение муниципальных привилегий в шведских городах с середины  XII по XV век // СВ. М., 1972. Вып. 35.

44 Минаков С.Т. О характере городских движений XI–XIII веков в Испании (на примере города Саагун) // Россия и Испания: историческая ретроспектива. М., 1987; Он же. Социальная структура североиспанского города в XI–XIII веках (по материалам Саагуна) // Классы и сословия средневекового общества. М., 1988.

45 Ермолаев В.А. Город и церковь в средневековой Германии XIV–XV веков // СГ. Саратов, 1997. Вып.11. С. 58–76; Он же. Город и церковь в средневековой Германии XIV–XVI вв. (борьба экономических интересов) // СГ. Саратов, 1998. Вып. 12. С. 123–138. Правда, в отношении Германии больше исследованы епископские города, что в немалой степени обусловлено широким развитием именно этих городов в данном регионе.

46 Сванидзе А.А. Городские хартии и распространение муниципальных привилегий в шведских городах с середины  XII по XV век. С.151.

47 Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т. 1–4. М., 1999–2000.

48 Усков Н.Ф. Монастыри в городе // Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т.1. Феномен средневекового урбанизма. М., 1999.

49 Мосолкина Т.В. Английские горожане и церковь в XIV–XV вв. // Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т. 3. М., 2000.

50 Усков Н.Ф. Указ. соч. С. 296.

51 В дополнение к 18, расположенным в юго-восточной Англии, несколько монастырей-сеньоров находились за пределами региона, но также имели свой город у ворот: Фекамп (Нормандия) и Бери Сент-Эдмундс (Саффолк).

52 Наличие поселения около этого монастыря до сих пор остается спорным вопросом.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.