WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

       

Хасанова Зифа Фаритовна

ЭВОЛЮЦИЯ ТРАДИЦИОННЫХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ЗАНЯТИЙ БАШКИР ИНЗЕРСКОГО БАССЕЙНА

(середина XIX начало XXI в.)

Специальность 07.00.07. – этнография, этнология и антропология

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Санкт-Петербург

2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институт этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева Уфимского научного центра РАН.

Научный руководитель:

доктор филологических наук,

кандидат исторических наук

Галиева Ф. Г.

Официальные оппоненты:

Данилко Е.С., доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН

Дмитриев С.В., кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Российского этнографического музея

Ведущая организация:

Институт истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН

Защита состоится «_11_»__декабря_2012 года в _14__ часов на заседании Диссертационного совета Д 002.123.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН (199034 Санкт-Петербург, Университетская наб., 3)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН.

Автореферат разослан «__» ________2012 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

кандидат исторических наук                                                А.И. Терюков.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Процессы глобализации и модернизации страны привели к нивелированию этнических особенностей традиционных хозяйственных занятий различных народов, унификации культур. Вместе с тем в последние годы наблюдается рост интереса общества к этнокультурным ценностям, сопровождающийся переоценкой исторического наследия, стремлением сохранить самобытность крупных и малых этносов.

Глобальный структурный кризис современной российской экономики привел к тому, что хозяйство сельского населения многих регионов, особенно в тех местах, где благодаря естественной географической изолированности происходила своеобразная консервация традиционных форм хозяйствования, вновь становится основой жизнеобеспечения. Возрождаются уже потерявшие свое прежнее значение собирательство, охота, пчеловодство, некоторые промыслы и ремесла.

Указанные процессы происходят среди башкир, проживающих в горно-лесной части бассейна р. Инзер Белорецкого района Республики Башкортостан. В связи с этим актуальным становится изучение их традиционных хозяйственных занятий, а возможность внедрения опыта предков по хозяйственному освоению конкретной территории в современную хозяйственную деятельность наглядно демонстрирует необходимость подобного рода исследований.

В связи с этим научный аспект актуальности диссертационной темы заключается в выявлении условий и факторов устойчивости этнических традиций на примере башкир-катайцев инзерского бассейна. Указанная этнотерриториальная группа в настоящее время сохраняет и практикует многие формы хозяйственной деятельности, сформировавшиеся столетия назад.

Социально-бытовой аспект актуальности диссертационного исследования составляют предоставленные материалы по традиционным занятиям башкир инзерского бассейна, дающие возможность их использования в практике других групп башкир и народов России. Исследование показывает экономическую и социальную целесообразность развития некоторых традиционных форм хозяйственной деятельности в современных условиях. В этом состоит общественно-политический аспект актуальности темы.

Правовой аспект актуальности темы заключается в возможности включения в юридическое поле традиционных видов хозяйственной деятельности при поддержке государственных структур, с учетом современных достижений науки и техники.

Объектом исследования являются традиционные хозяйственные занятия башкир-катайцев инзерского бассейна (в прошлом по родоплеменному составу – инзер-, кузгун-, идель-катайцы).

Предмет исследования – эволюция и адаптация традиционного хозяйства башкир-катайцев к природно-географическим и социально-экономическим условиям.

Хронологические рамки исследования охватывают период с середины XIX в. до начала XXI в. Верхняя граница определяется переходом от полукочевого скотоводства к смешанному хозяйству (скотоводческо-лесопромысловому). Нижняя граница – продолжающимися процессами адаптации этнической культуры к социально-экономическим условиям в настоящее время. В разделах диссертации, посвященных этнической истории башкир-катайцев инзерского бассейна, делается экскурс в более ранние исторические периоды.

Территориальные рамки исследования ограничиваются бассейном рек Малый и Большой Инзер и их притоков, которые располагаются в пределах современного Белорецкого района РБ.

Степень изученности темы. Специальных научных исследований по хозяйственной деятельности башкир-катайцев инзерского бассейна до настоящего времени не проводилось. Вместе с тем сведения о населении указанного региона накапливались еще с XVIII в. благодаря путешественникам и исследователям, включая зарубежных авторов. В истории изучения хозяйственных занятий башкир-катайцев инзерского бассейна на основе проблемно-хронологического принципа можно выделить четыре этапа.

Первый этап: XVIII в. – начало XIX в., характеризуется наиболее ранними этнографическими сведениями о башкирах-катайцах, собранными участниками научных экспедиций в Оренбургскую губернию П.И. Рычковым, П.С. Палласом, И.И. Лепехиным, П.П. Фальком, Н.П. Рычковым, И.Г. Георги.

Петр Иванович Рычков в книге «Топография Оренбургская, то есть: обстоятельное описание Оренбургской губернии» отразил важные отрасли их традиционного хозяйства – скотоводство, пчеловодство, охоту, домашние промыслы, указал места расселения изучаемой родоплеменной группы и ее численность1.

Большую роль в изучении традиционных хозяйственных занятий башкир инзерского бассейна сыграл Иван Иванович Лепехин2, маршрут экспедиции которого проходил через заводы и рудники: Табынск – Верхоторский – Воскресенский – Авзяно-Петровский – Белорецкий – Тирлянский – гора Иремель.

Второй этап: XIX в. – начало XX в. ознаменован появлением большого количества публикаций, среди которых особое место занимают труды Л. Берхгольца3 и Д.П. Никольского4, посвященные быту, хозяйству и культуре башкир-катайцев инзерского бассейна. В работах П.И. Небольсина5 и В.М. Черемшанского6 есть сведения о хозяйственной деятельности населения изучаемого региона.

Третий этап: первая половина XX в. – 1990-е гг., характеризуется фундаментальными исследованиями хозяйства, материальной и духовной культуры башкир, в том числе изучаемой территории. Его начало связано с научно-собирательской деятельностью этнографического отдела Русского музея (С.И. Руденко), а завершение – формированием местной научной школы этнографов (Р.Г. Кузеев, Н.В. Бикбулатов, С.Н. Шитова, М.Г. Муллагулов и др.).

Собирателем и первым профессиональным этнографом, изучавшим быт и культуру башкир-катайцев инзерского бассейна, был выдающийся ученый С.И. Руденко. В 1907 г. он посетил юго-восточные селения Башкирии (ныне Белорецкий, Абзелиловский, Баймакский, Хайбуллинский и Зианчуринский районы). В ходе экспедиции им был произведен сбор предметов домашнего обихода, сделаны фотоснимки, сняты антропологические мерки с башкир (86 чел. в Катайской волости). Собранные материалы были использованы при написании двух частей монографии «Башкиры». (Первая часть вышла в 1916 г., вторая – в 1925 г., позднее она была переиздана в 1955 и 2006 гг.7)

Начиная с 1920-х гг. и до середины 1950-х гг. быт и культура башкирского народа, в частности башкир-катайцев, практически не изучались8. Исключение составила работа М.Ф. Чурко9.

Во второй половине 1950-х гг. успехи местной этнографической науки были связаны с именами Р.Г. Кузеева, Н.В. Бикбулатова и С.Н. Шитовой10. Ими организованы многочисленные экспедиции по изучению быта и культуры башкир, в том числе на изучаемой территории11.

Р.Г. Кузеев внес огромный вклад в изучение родоплеменного состава башкир, миграций, расселения в Волго-Уральском регионе и Зауралье, происхождения и формирования этноса башкир12, трансформации их хозяйственного уклада, отдельных видов хозяйственной деятельности13. Изучением хозяйственного комплекса башкирского народа занимались также Р.З. Янгузин14, А.З. Асфандияров15, Х.Ф. Усманов16.

Материальная культура, декоративно-прикладное искусство и связанное с ними домашнее производство, традиционные хозяйственные занятия и ремесла башкир, в том числе башкир-катайцев инзерского бассейна, стали основными темами в исследованиях Н.В. Бикбулатова и С.Н. Шитовой17. Изучение развития традиционных средств передвижения, лесных промыслов, рыболовства и собирательства у башкир стали сферой научных интересов М.Г. Муллагулова18.

Четвертый этап: конец XX в. – начало XXI в. В этот период исследователи основной акцент делают на комплексном изучении башкир, проживающих за пределами республики19. Предметом исследования стали традиции народов Южного Урала в аспекте изменения их своеобразия и этнических взаимодействий. Историография пополнилась переизданными классическими работами С.И. Руденко20 и Р.Г. Кузеева21.

Из последних работ, касающихся развития хозяйственного комплекса всего башкирского населения, отметим монографию Ф.Ф. Шаяхметова, посвященную исследованию перехода башкир от кочевничества к оседлости и земледелию22.

Некоторые аспекты изучаемой проблемы в конце ХХ в. были затронуты местными краеведами – Р. Шайбаковым23, Н. Миграновым24, А. Ткачевым25. Их работы представляют большую ценность, поскольку они написаны с привлечением огромного количества неопубликованных источников.

Итак, анализ степени изученности разрабатываемой темы подводит к выводу, что культура башкирского населения инзерского бассейна получила в научно-популярной литературе достойное внимание. Причем хозяйственные занятия башкир-катайцев впервые становятся предметом специального этнографического исследования. Упомянутые выше работы раскрывают лишь отдельные проявления культуры башкир и не дают целостной картины эволюции их традиций.

Методологической основой исследования явился многофакторный подход к выбору принципов и методов исследования. Основными явились принципы научности, объективности, системности и историзма, позволяющие рассматривать культуру этнотерриториальной группы в эволюции и конкретно-исторических условиях. Принцип целостности позволил подойти к изучению хозяйственной деятельности башкир-катайцев инзерского бассейна как к системе жизнеобеспечения, взаимосвязанным элементам единого комплекса, развивающегося в контексте культурно-пространственного размещения, географической среды и исторических условий.

Методика исследования опиралась на сбор материалов с помощью традиционных этнографических методов. Сбор полевого материала производился методами глубинного интервью с информаторами (обычно представителями старшей возрастной группы), наблюдения, фотофиксации. В последующем была произведена систематизация и типологизация материалов. В диссертации используются общенаучные методы: историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический и научного описания.

Теоретическую базу исследования составили работы ведущих этнографов и историков –  Ю.В. Бромлея, С.А. Токарева, С.А. Арутюнова, Н.Н. Чебоксарова, Р.Г. Кузеева.

Источниковая база исследования. В работе использован комплекс разнообразных источников.

1. Полевые этнографические материалы, собранные автором в 2008–2011 гг. в Белорецком, Дуванском, Балтачевском, Татышлинском районах РБ.

2. Этнографические источники из научного архива Уфимского научного центра Российской академии наук и научного архива Института этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева Уфимского научного центра Российской академии наук (далее – ИЭИ УНЦ РАН) – полевые дневники, научные отчеты, фотографии, рисунки, чертежи.

3. Предметы традиционного хозяйства башкир Музея археологии и этнографии ИЭИ УНЦ РАН, Национального музея Республики Башкортостан (далее – РБ), школьных музеев Белорецкого района РБ.

4. Архивные материалы из фондов Государственного архива Оренбургской области (г. Оренбург) и Центрального исторического архива Республики Башкортостан (г. Уфа).

5. Опубликованные источники, включая различные статистические данные, адрес-календари.

Целью диссертационной работы является анализ эволюции традиционного хозяйства башкир-катайцев, обусловленной природно-географическими и социально-экономическими условиями развития на территории инзерского бассейна.

Задачи исследования:

– осуществить этнографический мониторинг хозяйственных занятий башкир инзерского бассейна;

– выявить факторы, влияющие на эволюцию хозяйственных занятий башкир-катайцев;

– рассмотреть традиционный хозяйственный комплекс изучаемой группы башкир как систему жизнеобеспечения населения и определить структурные изменения основных его отраслей (скотоводство, земледелие, лесные промыслы, пчеловодство, рыболовство, охота, собирательство) в ходе его трансформации на протяжении всего изучаемого периода времени;

– изучить домашние производства башкир, связанные с традиционным хозяйством, и на основе полевого материала определить степень их сохранности в пределах изучаемой территории путем выявления остаточных явлений в виде элементов их материальной культуры.

Научная новизна. Впервые традиционные хозяйственные занятия башкир инзерского бассейна рассмотрены в процессе эволюции и адаптации к природно-географическим и социально-экономическим условиям региона.

Впервые проведен этнографический мониторинг традиционных хозяйственных занятий башкир инзерского бассейна в период с середины XIX в. до наших дней.

Установлены факторы, способствующие сохранению и развитию традиционных видов хозяйственной деятельности и домашних промыслов башкир.

В научный оборот введены полевые материалы, собранные автором, и архивные, а также ранее неопубликованные источники. Впервые привлечены для решения поставленной в диссертации проблемы музейные экспонаты как артефакты конкретной этнической культуры.

На основе этнографических методов уточнена идентификация башкир инзерского бассейна как представителей одного племени, но разных родовых подразделений.

Практическая значимость работы. Диссертация является первой специальной работой, посвященной изучению традиционного хозяйства башкир-катайцев инзерского бассейна, и может представлять практический интерес. Отдельные положения исследования могут быть использованы при разработке спецкурсов и учебных пособий, публикации статей и монографий по исследованию башкир и других народов.

Положения, выносимые на защиту.

1. В условиях Южного Урала хозяйственная деятельность башкир-катайцев прошла сложный путь адаптации к местным природно-географическим (горно-лесная зона с суровым климатом) и социально-экономическим условиям (натуральное хозяйство, плановая, затем рыночная экономика).

2. Несмотря на неизбежные эволюционные преобразования, материальная культура башкир-катайцев до сих пор сохраняет этнотерриториальную специфику, которая проявляется в разнообразных видах хозяйственных занятий, включая скотоводство, пчеловодство, охоту, рыболовство, лесные промыслы, домашние ремесла.

3. Результатом строительства в инзерском бассейне в XVIII–XIX вв. горных заводов, переселения сюда русских крестьян, основания русских селений, передачи вотчинных земель под заводы стали изменение структуры хозяйственного комплекса башкир-катайцев, упадок форм скотоводства, насильственное внедрение земледелия и освоение новых занятий (рубка и сплав леса).

4. Адаптационные процессы продолжаются в настоящее время в связи с неустойчивостью социально-политической ситуации в стране и меняющейся этнической мозаичностью в регионе. Возрастает роль традиционных хозяйственных занятий башкир-катайцев инзерского бассейна как основной формы их жизнеобеспечения.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в 24 публикациях общим объемом более 8,6 п. л., в том числе в трех изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ, и апробированы на различных научных – международных (2008–2011) и всероссийских (2006–2011) – конференциях.

Диссертационная работа обсуждена и рекомендована для представления к защите на расширенном заседании отдела этнологии ИЭИ УНЦ РАН.

Структура исследования. Диссертационное исследование состоит из Введения, 3 глав, Заключения, списка использованных источников и литературы, списка основных информаторов, а также приложений. В приложении помещены иллюстрирующие материал диссертации карты, таблицы, фотографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

И ВЫВОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы, устанавливается степень разработанности проблемы, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, методологическая основа, территориальные и хронологические рамки работы, характеризуется ее источниковая база, формулируется научная новизна, теоретическая и практическая значимость полученных результатов.

Первая глава «Формирование хозяйственного комплекса башкир-катайцев в процессе их адаптации к природно-географическим и социально-экономическим условиям инзерского бассейна» посвящена изучению этнической истории башкир-катайцев и их расселения на указанной территории, а также адаптации этноса к местному климату и ландшафту, историко-культурным и экономическим переменам.

В первом параграфе «Этническая история башкир-катайцев на территории инзерского бассейна» показано, что основным компонентом при формировании данной этнотерриториальной группы стало племя катай монгольского происхождения, вобравшее в себя тюркские элементы в процессе межэтнических взаимодействий. Оно прошло длительный миграционный путь с территории современной Монголии, через Алтай, Южную Сибирь, Среднюю Азию и Приаралье, а с XIV в. расселилось на территории инзерского бассейна.

И в настоящее время можно найти общие черты в материальной культуре катайских башкир и народов Алтая и Южной Сибири: от общих видов хозяйственной деятельности до отдельных узоров – рогообразных и спиралевидных фигур, бегущих волн и производных от них мотивов. Эти элементы культуры сохранялись на территории инзерского бассейна в течение длительного времени благодаря труднодоступности и изолированности (горная местность), преемственности поколений, стабильному приросту башкир вплоть до настоящего времени. В конце XVIII в. произошло заселение инзерского бассейна русскими в связи со строительством горных заводов, что способствовало этнокультурным взаимодействиям.

Во втором параграфе «Этногеосистемный анализ инзерского бассейна как среды обитания башкир-катайцев» показано, что формирование и развитие хозяйственного комплекса переселенцев из степей Евразии сопровождалось на начальном этапе приспособлением к природно-географическому ландшафту Южного Урала. Местные условия позволяли развивать здесь в первую очередь скотоводство, лесные промыслы, охоту, бортничество, рыболовство и собирательство, но не способствовали земледелию. Основная причина – неблагоприятные природно-географические условия: более 90% территории покрыто лесами. Усложняли ситуацию изрезанность рельефа, каменистые россыпи и бедные маломощные глубокоскелетные почвы. Наиболее благоприятной зоной для возделывания сельскохозяйственных культур являлась лишь долина реки Белой и прилегающие к ней территории. В то же время леса давали возможность развития лесных промыслов, а дуплистые (перестойные) деревья надежно укрывали лесных пчел, богатая кормовая база обеспечивала высокие устойчивые медосборы. Развитию рыболовства способствовало наличие большого количества речных артерий, наиболее крупными из которых являются Большой и Малый Инзер и река Белая, истоки которой находятся на горе Иремель. Собирательство определялось богатой флорой инзерского бассейна.

В третьем параграфе «Адаптация к социально-экономическим условиям в процессе исторического развития региона» описаны изменения в жизни башкир-катайцев с середины XVIII в. в связи с переселением на данную территорию многочисленного русского населения. Появление русских селений, увеличение плотности населения, передача башкирских вотчинных земель под строящиеся горные заводы привели к существенному сокращению пастбищных и сенокосных угодий башкир, нарушению традиционных маршрутов и территорий кочевок и как следствие – к резкому сокращению поголовья скота, трансформации всего хозяйства. Хозяйственный комплекс компенсировал потери (спад скотоводства) за счет появления новых занятий (рубка и сплав леса) и развития тех, которые ранее занимали незначительное место (некоторые виды лесных промыслов – углежжение, сидка дегтя и смолы).

Во второй главе «Традиционный хозяйственный комплекс как система жизнеобеспечения» проанализированы отдельные отрасли хозяйства – скотоводство, земледелие, пчеловодство, охота, рыболовство, собирательство, промыслы и ремесла, каждая из которых прошла длительный и многоступенчатый путь эволюции и адаптации к местным условиям.

В параграфе первом «Скотоводство» отмечено, что разведение скота является древним и основным занятием башкир-катайцев, перенесенным на башкирские земли с прежних мест обитания. Южно-уральские земли благоприятствовали разведению в больших количествах овец, коров, а так же в меньшей степени коз вплоть до XVIII столетия; основное поголовье стада составляли лошади (рабочая сила, средство передвижения, источник питания – конина и лечения – kымы, материал для изготовления обуви и посуды – шкура).

Во второй половине XIX в. на смену полукочевому скотоводству пришел новый хозяйственно-культурный уклад – оседлое смешанное скотоводческо-лесопромысловое хозяйство, с сохраняющимися традициями выхода на летние пастбища. В XX – начале XXI вв. структура стада сохранилась, но стали меньше разводить лошадей (невозможность заготавливать большое количество кормов на зимний период), а больше – коров местных пород, приспособленных к горной местности. В конце XX в. появились фермеры, занимающиеся разведением лошадей (до 150 голов в одном хозяйстве), крупного рогатого скота и овец (д. Шигаево, Серменево, Сосновка, Азналкино, Исмакаево). Они применяют традиционный метод круглогодового табунного содержания.

В параграфе втором «Земледелие» рассмотрено приобщение башкир к этому занятию в середине XIX столетия в ходе реализации правительственных мероприятий по их переводу к оседлости. Главным образом это было вызвано тем, что для ведения полукочевого скотоводства требовалось намного больше земли, чем для земледелия. Для осуществления поставленной цели башкирам раздавали семена, а по истечении времени требовали на каждую душу вырастить не менее 2-х, а затем и 3-х пудов зерновых (3, 6, 9 и 10-й кантоны), что было невозможно в неблагоприятных климатических условиях.

К началу XX в. в ряде горных башкирских селений Тамъян-Катайской волости сложились земледельческие традиции (в верховьях р. Белой близ г. Белорецк в небольшом количестве сеяли рожь, овес, ярицу). В бассейне р. Инзер у башкир посевов практически не было (немного сеяли пшено и в малом количестве рожь), а зерно покупали у русского населения и приуральских башкир, продавая им лесоматериалы и выделанную деревянную посуду. Проследить географию посевов в прошлом позволяют топонимы гор и лугов (в д. Усмангали Арыш тауы – «Гора ржи») и местный фольклор (Тау башына тары сстем, спсик ашап бтре, блкй ген клшемде, тк hп лтере – «На горе засеял пшено, склевали воробьи, мою маленькую жену забодал козел до смерти»). В 30-е годы XX в. предпринимались попытки поднятия земледелия у башкир инзерского бассейна, были созданы артели (в д. Ассы – «Ялты», «Иске кыштау» с посевами ржи и пшена), но плохие урожаи заставили отказаться от этого. До сих пор земледелие не получило развития на данной территории.

Третий параграф «Лесные промыслы» освещает главное, наряду со скотоводством, занятие башкир-катайцев в XVII – начале XVIII вв., особенно с середины XIX в. Развитие лесных промыслов стало возможным по четырем основным причинам. Во-первых, территория, населенная башкир-катайцами, богата лесами. Во-вторых, с появлением в крае горных заводов возникла высокая потребность в топливе и возможность продажи им леса и продуктов лесных промыслов. В-третьих, нехватка пастбищ для тебеневки приводит к спаду в скотоводстве. В-четвертых, земледелие не получило развития.

Лесные промыслы у башкир-катайцев включают: рубку, сплав и вывоз леса (основное занятие), заготовку различного рода сырья, гонку смолы и дегтя, дранье мочала, углежжение. Башкиры-катайцы заготавливали лес как в собственных, так и казенных дачах. Они готовили дрова для Белорецкого, Тирлянского, Инзерского, Лапыштинского, Зигазинского, Авзяно-Петровского, Узянского, Кагинского заводов. Среди местного населения было немало лиц, нанимавшихся в качестве сезонных рабочих к лесопромышленникам. Из липовой коры получали мочало, лыко и луб. Из мочала башкиры делали веревки, рогожи, сбруи.

Лесными промыслами занимались в основном мужчины, во время Великой Отечественной войны и послевоенные годы при заготовке материала для гонки смолы и дегтя, в процессе дранья мочала принимали участие женщины и подростки. Трудились круглый год, зимой рубили лес и вывозили к сплавным рекам. Весной работали при его сплаве, получали смолу, заготавливали лыко. С весны до осени осуществляли углежжение. В настоящее время в населенных пунктах Тукан, Зигаза, Майгашле для продажи изготавливают уголь традиционным способом.

В четвертом параграфе «Пчеловодство» показано, что башкиры-катайцы прошли все ступени развития пчеловодческого хозяйства: бортничество процветало в XVIII в., но пошло на спад в XIX в. в связи с сокращением площадей лесов. Тем не менее в начале XX в. богатые башкиры по верховьям Белой и ее притокам, по Инзеру и Лемезе, имели по 300–400 и более бортей, а владение 30–40 бортями было обычным явлением. Часто для этого использовалось дуплистое дерево с дикими пчелами, на котором высекалась фамильная тамга, или искусственная борть (лучшими качествами отличалась изготовленная осенью).

В XIX в. у башкир-катайцев получили распространение колодные улья (тмр умарта). Внутреннее строение колоды улья делали как и у борти, использовали одни и те же инструменты. Колодный улей размещали на лесных полянках, загораживая жердями, недалеко от деревни. В некоторых случаях, по старинной традиции, колоду с ульем поднимали и привязывали на дерево. В качестве оберега (hаkлау) колоды от сглаза (к тейен) башкиры-катайцы использовали череп лошади. Оберег клали на крышу колоды или вешали на дерево. В настоящее время в качестве оберега пасечники на улей вешают красную тряпку.

С 20-х годов XX в. до наших дней развивается пасечное пчеловодство. Ныне в каждом хозяйстве имеется10–40 ульев, пчеловоды получают цветочный и липовый мед. В удаленных от центра деревнях сохраняется бортничество с использованием традиционных инструментов (Кагарманово, Зуяково, Габдюково). Активно используются и колоды, по обычаю с оберегами и родоплеменными тамгами (д. Ассы, Зуяково, Усмангали и Кагарманово).

В пятом параграфе «Рыболовство» показано, что самыми распространенными способами ловли у башкир-катайцев были: лов рыбы сетью (ау), с использованием западни – морды (мура), петлей (миск), удочкой (kармаk), острогой (hалдау), неретом (нрт), «лучение» (сыраkkа тш, сыраkлау). По словам информаторов, которые в детском возрасте рыбачили с помощью миск, этот метод применяли до 50–60-х годов XX в., к тому времени он был несколько видоизменен: вместо конского волоса использовали мягкую металлическую проволоку. Еще один архаичный метод – ловля рыбы при свете факелов, так называемое «лучение» (сыраkkа тш, сыраkлау), был знаком многим народам, а у башкир-катайцев имел особое значение в связи с прозрачностью рек. Этот метод был заимствован башкирами в ходе межкультурного взаимодействия у переселенческого, в основном русского, населения. В ходе сбора полевого материала автором встречались остроги с 3, 4, 6, 9, 11 и даже 14 острыми зубьями. В притоках рек использовали «пеший метод»: рыбак шел по воде в болотных сапогах, нес на спине рюкзак со смолой, держал в одной руке горящую лучину (сыраk), в другой – острогу. По мере продвижения рыбак острогой колол рыбу и складывал добычу в голенища сапог. Индивидуальный лов рыбы был связан с использованием западни – морды. В целом выявлена высокая степень адаптивности традиционных способов рыболовства башкир, о чем свидетельствует тот факт, что, несмотря на техническую эволюцию, многие методы и способы рыболовства сохранились до сегодняшнего дня. Морды имелись у башкир, русских, марийцев и других народов; только у инзерских башкир – кршк были круглой, а не удлиненной формы, более плотного плетения, что необходимо в условиях быстрого течения горных рек.

В параграфе «Охота» описан один из древнейших видов хозяйственной деятельности, который в прошлом носил промышленные масштабы, в конце XVII в. потерял экономическое значение, но продолжил активно развиваться в XVIII–XIX вв., а в XX и начале XXI вв. развивается для личных хозяйственных нужд. Промысловыми зверями на протяжении всего изучаемого периода являлись следующие: бобер, выдра, куница, лисица, волк, рысь, соболь, горностай, норка, ласка, белка-летяга, заяц, суслик. Охотились также на медведей, лосей и диких коз.

Для населения изучаемой территории были характерны приемы и орудия как таежной (с различного рода охотничьими снарядами, луком и стрелами), так и степной охоты (с ловчими птицами – ястребами, соколами, беркутами и с гоном волков). Охота на медведя осуществлялась в одиночку с помощью рогатины в зимний период (д. Бердегулово, Габдюково, Зуяково, Нукат, Шигаево) или группой из 2–3-х чел. летом и осенью (перед залеганием зверя в берлогу). Последний способ сохранился и сейчас: охотники на дереве устраивают лабаз (деревянные подпорки между деревьями с настилом из расколотых палок, на которые садится охотник), оставляют в качестве приманки падаль; возле падали ставят железный капкан, который привязывают к дереву или с помощью железного кола забивают в землю.

На мелких животных башкиры-катайцы охотились редко, в основном для продажи шкуры. Начиная со второй половины XIX в. железные тарелочные капканы и деревянные ловушки ставили на лису, зайца, барсука, куницу, норку, выдру, соболя, горностая, иногда на волка. Петли на зайцев (kуян толаы), как и на лисиц (тлк тояы), вили из конского волоса, позже из тонкой проволоки, ставили в количестве нескольких десятков на заячьих и лисьих тропах.

Характерной особенностью башкир-катайцев до конца XIX в. было использование при охоте специально выращенных и дрессированных соколов и ястребов, они приносили уток и гусей. С помощью петель ловили глухарей, тетеревов, рябчиков, куропаток, гусей и уток.

Снаряжение башкира-охотника состояло из лыж (саы), подбитых шкурой (тире), лука (до начала XIX в.), ружья (мылтыk), кистеня (суkмар), топора (балта) и охотничьего ножа (бысаk). В последнее время используются ружья, транспорт для передвижении по снегу, а также традиционные лыжи, обшитые шкурой лошади, иногда оленя, с завязками для валенок из лыка, кожи, волоса лошади.

Параграф «Собирательство» посвящен одному из важных компонентов хозяйственного комплекса башкир-катайцев. Собирательство наиболее актуальным было в весенне-летний период. В апреле и начале мая набирали березовый сок. Как только с гор сходил снег, отправлялись за диким луком (йыуа). Весной и в начале лета собирали борщевик (балтыран), горец альпийский (kымылыk), крапиву (kыр кесерткне), щавель (kузалаk), свербигу (kаkы), сныть (еле балтыран). Свежий и сушеный лук шел на суп, его использовали также для консервирования мяса барсука и оленя. Все лето можно было собирать крапиву. Кроме трав, в пищу шли корневища растений, в том числе лилия кудреватая (hарына), богатая крахмалом. В августе и начале сентября собирали хмель (kомалаk). В годы Великой Отечественной войны помог выжить дубовый желудь (стлек, имн туйыры, имн алмаhы).

С июля по сентябрь собирали плодовые и ягодные растения: калину, рябину, бруснику, чернику, малину, дикую вишню, клубнику, землянику лесную, калину, рябину, смородину лесную, костянику, черемуху. До сих пор сохранились приемы их переработки, заготовки и хранения: сушат, варят, консервируют, готовят пастилу. В настоящее время собранные и смешанные травы и листья в свежем виде толкут в большой деревянной ступе – киле до однородной массы, затем сушат, раскладывая тонким слоем в тени.

Продукты собирательства, ценные из-за своих питательных и целебных качеств (включая травы, плоды растений, дикий мед), в прошлом шли также на изготовление одежды (в июне собирали дикую коноплю, которая шла на рубашки, брюки). В голодные 1920-е гг. спасали грибы (бшмк), в то время они не входили в систему питания башкир-катайцев, но стали привычными сейчас (грузди, подберезовики, рыжики, маслята варят, консервируют, делают салаты). Те, кто по-прежнему не употребляет грибы в пищу, собирают их для продажи.

В третьей главе «Домашние производства: сохранение и развитие традиций» выявлено, что подсобные отрасли у инзерских башкир основываются на традиционных приемах и методах до наших дней, хотя и носят несколько видоизмененный характер. Домашние производства включали деревообработку (в основном занятие мужчин), шерстяное и кожаное производство (женщины) и практически полностью обеспечивали башкирское население одеждой и предметами быта.

В первом параграфе «Производство предметов из дерева» отмечено, что дерево (его ствол, кора, луб, лыко, прутья, наросты, корни) являлось главным материалом при сооружении жилищ и хозяйственных построек, изготовлении домашней мебели (нары, шкафы-буфеты, настенные шкафы, столы-тумбы, сундуки), орудий труда (вилы), конского снаряжения (седла, стремена, дуги, хомуты), хозяйственных предметов (коромысла, корыта для стирки белья и для кормления домашнего скота), посуды (кадки, бочки, чаши, вазочки, ложки, солонки), транспортных средств (телеги, сани, волокуши); лубяная волокуша (шыуман) была характерна только для башкир, проживающих в бассейне р. Инзер (наиболее подходящий вид транспортировки в условиях бездорожья).

Практически все породы деревьев, растущие в регионе, и все их элементы использовались в качестве рабочего материала. Из березы делали не только необходимые в быту и хозяйственной деятельности вещи, но и предметы декоративно-прикладного искусства (резные ковши, деревянные цепи). Деревья хвойных пород шли на изготовление лыж, лодок, некоторых частей телег и саней. С развитием бондарного дела (в начале XX в.)  башкирское население было вовлечено в производство сосновой и лиственничной клепки посуды для собственных нужд и на вывоз в другие регионы. Из березы и ели склеивали боевые луки, иногда для этого использовали дуб, осокорь, вяз, ильм и другие деревья. Из лыка плели лапти, циновки, вили веревки, изготавливали прокладки для седел и хомутов, седелки, чехлы для топоров. Лыко продавали или обменивали в близлежащих городах или в больших населенных пунктах (г. Верхнеуральск, с. Архангельское) на картофель, чай, сахар. Из лозы черемухи и ивы плели корзины, предметы рыболовства, гнезда домашних птиц, севалки, санные и тележные короба. До сих пор башкиры изучаемой территории в хозяйстве используют черемуховые короба, так как они очень легкие, удобные, а также маленькие сани и короба для нужд домашнего хозяйства).

К настоящему времени искусство изготовления седел утрачено, а в прошлом такие мастера были в каждом ауле. Из березы они вырезали не только простые (без узора, выемки), но и седла со скульптурным оформлением луки в виде условного изображения головы животного (лошади, медведя, утки, змеи), которые служили оберегами (д. Кагарманово, Зуяково, Габдюково, Шигаево, Уткалево, Хусаиново). Седла сохранились в музеях, так же как и разнообразная посуда из дерева (цельнодолбленая, долбленая со вставным дном и клепаная). Некоторые предметы бытовой утвари башкир-катайцев используют и сейчас: по словам информаторов, продукты, приготовленные и хранящиеся в этих сосудах, вкуснее и сохраняют свои качества. В наши дни продолжают делать цельнодолбленую посуду со вставленным дном – маслобойку (кб), плетут из лыка веревки, из черемуховых прутьев – коробы, из ивовых – морды, гнут дуги, коромысла, хомуты; изготавливают сани, телеги.

Во втором параграфе «Домашние производства из кожи и шерсти» показано активное освоение башкирами-катайцами природной среды и разнообразие изделий из шкур диких и домашних животных. Сохранившееся в языке название замши «оленья кожа» (болан кне) позволяет предположить, что в прошлом башкиры занимались выделкой оленьей и лосиной шкуры. По полевым материалам и музейным коллекциям можно увидеть, что верхнюю одежду шили из шкур рыси, волка, медведя; мягкие сапожки и комнатные туфли – из козьей кожи. Халаты, шубы и головные уборы отделывали мехом лисы, выдры, белки, куницы. Самым распространенным материалом для башкир-катайцев являлась овчина. Из нее делали крытые материей мужские и женские шубы (тун) и нагольные тулупы (толоп), круглые шапки с покатым верхом, утепленные ватой и узкой выпушкой (бурек, капас, тупый). Башкирки носили невысокие меховые шапки с плоским верхом и меховым околышем из выдры – kама бурек, пожилые их надевали на платок или на белое покрывало – тастар, а молодые носили без платков. Делали обувь (итек, сарык и под одним названием ката – туфли и обувь для охоты с голенищами из сукна). До сих пор из овечьей шкуры шьют телогрейки, дубленки, полушубки, рукавицы; из куницы, норки и лисы – головные уборы. Зимой, выезжая в дальнюю дорогу, достают некрытые тканью (как раньше) хорошо выделанные овечьи тулупы.

Кожа в прошлом служила сырьем для кожаных мешков, чехлов, футляров. Из разных участков лошадиной и коровьей шкуры делали турсуки (сосуд). Конский волос шел на плетение арканов, веревок, сита и масок пчеловода. Как и другие кочевники Евразии, башкиры-катайцы из овечьей шерсти изготавливали войлочные кошмы, чепраки (серге, сергетыш) под седло, нарядные коврики (kыыл тшк) через седло, тканые паласы, намазлыки, покрывала, используя традиционные приемы обработки: чистка, расчесывание, катание. Во второй половине XIX в. и в XX в. наравне с кошмоделием у башкир-катайцев процветало ковроткачество. Паласами из козьей (более яркие) и овечьей (более мягкие) шерсти покрывали нары, ими украшали жилище.

У башкир инзерского бассейна были распространены разные способы выделки кожи: копчение (для кожаной посуды), дубление (при изготовлении одежды), тиснение, резьба, плетение (для воинского снаряжения всадника – кожаные тебеньки, налучья и колчаны, подвесные сумки, сосуды для пороха и дроби, щиты, которые украшались серебряными бляхами). К началу XXI в. сохранилась только обработка шкуры домашних и диких животных, для этого используют традиционное для кочевников перекисшее молоко (kатыk) и заимствованный от русских квас из ржаной муки. Практически не прерывалось производство войлочных паласов (они продолжают входить в приданое невесты) и безворсовых ковров (аылы бала или келм) с традиционными узорами.

В «Заключении» подведены итоги проведенного исследования, сформулированы выводы, обобщен весь имеющийся материал по теме.

Новизна полученных результатов заключается в том, что впервые на основе большого корпуса разнообразных источников, литературы и полевых материалов была предпринята попытка выявления основных этапов развития традиционных занятий башкир-катайцев в процессе их адаптации к местным природно-географическим и социально-экономическим условиям. Рассмотрено развитие хозяйственного комплекса башкир инзерского бассейна, определена структура и показана его трансформация. Выявлены основные направления развития домашних производств башкир-катайцев.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

В реферируемых журналах из списка ВАК:

  1. Хасанова З.Ф. Традиционные способы обработки шкуры животных в горно-лесной зоне Башкортостана (на примере Белорецкого района) // Проблемы истории, филологии, культуры. М.; Магнитогорск; Новосибирск. 2010. № 2 (28). С. 242–248.
  2. Хасанова З.Ф. Традиционные способы обработки шкур диких животных в горно-лесной зоне Башкортостана: к проблеме башкиро-русского взаимодействия // Вестник Челябинского государственного университета. Вып. 48. История. Челябинск. 2011. № 34 (249). С. 20–23.
  3. Хасанова З.Ф. К проблеме башкиро-русских взаимодействий в Башкортостане (на примере обработки шкур диких животных) // Проблемы истории, филологии, культуры. М.; Магнитогорск; Новосибирск. 2012. № 2. С. 400–404.

В других изданиях:

  1. Хасанова З.Ф. Белорецкий завод во второй половине XIX – начале XX в. // Этносы и культуры Башкортостана: история и современность: Материалы научно-практической конференции молодых ученых. Уфа, 2006. С. 73–81.
  2. Хасанова З.Ф. Развитие транспорта и торговли на Белорецких заводах XIX – в начале XX вв. // Этносы и культуры Урало-Поволжья: история и современность: Материалы межрегиональный научно-практической конференции молодых ученых. Уфа, 2007. С. 121–127.
  3. Хасанова З.Ф. Хозяйство башкирского населения горно-лесной зоны Башкортостана (конец XIX – начало XX вв.) // Материальная культура башкир и народов Урало-Поволжья: Материалы Межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 70-летию со дня рождения М.Г. Муллагулова. Уфа, 2008. С. 179–182.
  4. Хасанова З.Ф. Крепостные крестьяне. Б. Твердышева и И.С. Мясникова в 40-х – 90-х гг. XVIII в. // Материалы Международной научно-практической конференции «Этносоциальные процессы во внутренней Евразии»: Тематический сборник. Новосибирск; Семей. 2008. Вып. 9. С. 288–293.
  5. Хасанова З.Ф. Традиционные способы обработки шкуры животных в горно-лесной зоне Башкортостана (на примере Белорецкого района) // Этнос. Общество. Цивилизация: II Кузеевские чтения: Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 80-летию Р.Г. Кузеева. Уфа, 2009. С. 193–194.
  6. Хасанова З.Ф. Динамика численности башкирского населения в горно-лесной зоне Южного Урала (на примере Белорецкого района) в конце XVIII 70-е гг. XIX вв. // Феномен Евразийства в материальной и духовной культуре, этнологии и антропологии башкирского народа. Материалы Всероссийского научно-практической конференции, проводимой в рамках разработки 7-томного издания «История башкирского народа». Уфа, 2009. С. 164–166.
  7. Хасанова З.Ф. Изучение русско-башкирского межкультурного взаимодействия на территории Южного Урала в трудах отечественных и зарубежных исследователей // Всероссийская научно-практическая конференция «Четвертые Емельяновские чтения». Курган, 2009. С. 188–190.
  8. Хасанова З.Ф. Традиционные промыслы башкирского населения в горно-лесной зоне Южного Урала в первой половине XX в. // VIII Конгресс этнографов и антропологов России: тезисы докладов. Оренбург, 2009. С. 357.
  9. Хасанова З.Ф. Традиционные орудия для заготовки сена у башкир в горно-лесной зоне Башкортостана (по полевым материалам 2009 г.) // Этносы и культуры Урало-Поволжья: история и современность: Материалы III Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых. Уфа, 2009. С. 282–285.
  10. Хасанова З.Ф. Традиционные способы заготовки сена у горно-лесных башкир (на примере Белорецкого района Башкортостана) // Урал-Алтай: через века в будущее: Материалы IV Всероссийской научной конференции, посвященной III Всемирному курултаю башкир. Уфа, 2010. С. 288–291.
  11. Хасанова З.Ф. Атрибуты доисламских верований в быту и хозяйственной деятельности башкир Белорецкого района РБ // Исламская цивилизация в Волго-Уральском регионе: Сборник материалов IV Международного симпозиума. Уфа, 2010. С. 269–272.
  12. Хасанова З.Ф. Традиционный способ изготовления домотканой шали у горно-лесных башкир (на примере Белорецкого района РБ) // Этносы и культуры Урало-Поволжья: история и современность: Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых. Уфа, 2010. С. 208–211.
  13. Хасанова З.Ф. Традиционные заготовки сена у горно-лесных башкир в XX в. // Этногенез удмуртского народа. Этнос. Язык. Культура. Религия: Сборник статей и материалов международной научной конференции. Ижевск, 2011. С. 91–95.
  14. Хасанова З.Ф. Лесные промыслы у башкир горно-лесной зоны Южного Урала // IX Конгресс этнографов и антропологов России Тезисы докладов. Петрозаводск, 2011. С. 359.
  15. Хасанова З.Ф. Лесные промыслы у башкир инзерского бассейна в середине XIX – начале XX вв. // Этносы и культуры Урало-Поволжья: история и современность: Материалы V Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых. Уфа, 2011. С. 193–198.
  16. Хасанова З.Ф. Предметы материальной культуры русских Дуванского района РБ в коллекциях МАЭ ИЭИ УНЦ РАН // Актуальные проблемы истории и этнологии: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 70-летию со дня рождения Р.З. Янгузина и 20-летнию кафедры истории РБ и этнологии. Уфа, 2011. С. 320–324.
  17. Хасанова З.Ф. Собирательство у башкир инзерского бассейна: прошлое и настоящее // Этногенез. История. Культура: I Юсуповские чтения: Материалы Международной научной конференции, посвященной памяти Рината Мухаметовича Юсупова. Уфа, 2011. С. 314–317.
  18. Хасанова З.Ф. Рыболовство у башкир инзерского бассейна в середине XIX – начале XXI вв.: традиции и современность // Традиционная культура народов Урало-Поволжья в условиях модернизации общества. Уфа, 2011. С. 143–151.
  19. Хасанова З.Ф. Способы обработки шкур диких животных у русского населения Дуванского района РБ // Русские Айско-Юрюзаньского междуречья: история, антропология, культура: Историко-этнографические очерки. Уфа, 2011. С. 195–198.
  20. Хасанова З.Ф. Русские коллекции из Дуванского района Башкортостана в собрании МАЭ ИЭИ УНЦРАН // Русские Айско-Юрюзаньского междуречья: история, антропология, культура: Историко-этнографические очерки. Уфа, 2011. С. 321–326.
  21. Хасанова З.Ф. Традиционные способы изготовления домотканой шали у горных башкир // Труды ИИЯЛ УНЦ РАН. Вып. 5. Уфа, 2011.  С. 308–312.

1 Рычков П.И. Топография Оренбургская, то есть: обстоятельное описание Оренбургской губернии. Ч. 1. СПб., 1762.

2 Лепехин И.И. Дневные записки путешествия академика Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства в 1770 году. Ч. 2. СПб., 1802.

3 Бергхольц Л. Горные башкиры-катайцы // Этнографическое обозрение. М., 1893. № 3.

4 Никольский Д.П. Из поездки к лесным башкирам // Землеведение. Т.II. Кн. 4. М., 1895.

5 Небольсин П.И. Заметки о башкуртах // Отечественные записки. 1850. Т. 73. Отд. VIII.

6 Черемшанский В.М. Описание Оренбургской губернии в хозяйственно-статистическом, этнографическом и промышленном отношениях. Уфа, 1859. С. 143.

7 Руденко С.И. Башкиры. Опыт этнологической монографии. Ч. I. Физический тип башкир; Пг., 1916; Он же. Башкиры. Опыт этнологической монографии. Ч. II. Быт башкир. Л., 1925; Он же. Башкиры: Историко-этнографические очерки. М.; Л., 1955; Он же. Башкиры: Историко-этнографические очерки. Уфа, 2006.

8 Янгузин Р.З. Изучение этнографии башкир в ХХ столетии (1917–2000 гг.). Уфа, 2001. С. 5.

9 Чурко М.Ф. Исторический очерк Тамъян-Катайского кантона А.Б.С.С.Р. Уфа, 1927.

10 Янгузин Р.З. Указ. соч. С. 118.

11 Авижанская С.А., Бикбулатов Н.В., Кузеев Р.Г. Декоративно-прикладное искусство башкир. Уфа, 1964; Бикбулатов Н.В., Кузеев Р.Г., Шитова С.Н. Прикладное искусство // Народное творчество башкир. Уфа, 1976. С. 43–143; Они же. Декоративное творчество башкирского народа. Уфа, 1979; Бикбулатов Н.В., Юсупов Р.М., Шитова С.Н., Фатыхова Ф.Ф. Башкиры: Этническая история и традиционная культура. Уфа, 2002.

12 Кузеев Р.Г. Очерки по исторической этнографии башкир. Уфа, 1957; Он же. Башкирские шежере. Уфа, 1960; Он же. Численность башкир и некоторые этнические процессы в Башкирии в XVI–XX вв. // Археология и этнография Башкирии. Т. III. Уфа, 1968. С. 327–371; Он же. Происхождение башкирского народа: этнический состав, история расселения. Уфа, 2010; Он же. Народы Среднего Поволжья и Южного Урала: этногенетический взгляд на историю. М., 1992.

13 Кузеев Р.Г. Развитие хозяйства башкир в X–XIX вв. // Археология и этнография Башкирии. Т. III. Уфа, 1968. С. 261–321.

14 Янгузин Р.З. Хозяйство и социальная структура башкирского народа в XVIII–XIX вв. Уфа, 1998.

15 Асфандияров А.З. Хозяйство башкир в первой половине XIX в. // Страницы истории Башкирии. Уфа, 1974. С. 34.

16 Усманов Х.Ф. Развитие капитализма в сельском хозяйстве Башкирии в пореформенный период. 60–90 годы XIX в. М., 1981.

17 Шитова С.Н. Башкирская деревянная утварь // Хозяйство и культура башкир в XIX – начале XX в. Уфа, 1979; Она же. Утварь из кожи у башкир // Хозяйство и культура башкир в XIX – начале XX в. Уфа, 1979; Она же. Традиционные поселения и жилища башкир. М., 1984; Она же. Башкирская народная одежда. Уфа, 1995; Она же. Резьба и роспись по дереву у башкир. Уфа, 2001; Она же. История архитектурного декора в башкирских аулах. Уфа, 2004; Она же. Народное искусство: войлоки, ковры и ткани у южных башкир (этнографические очерки). Уфа, 2006.

18Муллагулов М.Г. Башкирский народный транспорт. XIX – начало XX в. Уфа, 1992; Он же. Лесные промыслы башкир. XIX – начало XX в. Уфа, 1994; Он же. Собирательство и рыболовство у башкир. Уфа, 2007; Он же. Башkорттары урман ксебе. θф, 2000.

19 Абсалямова Ю.А. Башкиры Восточного Оренбуржья: история расселения, родоплеменная структура, хозяйство: дис. ... канд. ист. наук. Уфа, 2009; Ахатов А.Т. Традиционный хозяйственный комплекс курганских башкир во второй половине XVIII – первой четверти XX вв. (формирование и развитие): дис. ... канд. ист. наук. Уфа, 2011; Гаянова Р.Д. Динамика численности башкирского населения Восточного Татарстана в XX–XXI вв. // Этносы и культуры Урало-Поволжья: история и современность: материалы IV Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых. Уфа, 2010. С. 61–63; Минибаева З.И. Народная медицина башкир Курганской области: дис. ... канд. ист. наук. Уфа, 2011.

20 Руденко С.И. Башкиры: Историко-этнографические очерки. Уфа, 2006.

21 Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа: этнический состав, история расселения. 2-е изд., доп. Уфа, 2010.

22 Шаяхметов Ф.Ф. Между Великой Степью и оседлостью: процессы седентаризации башкир и распространения земледелия в XVII–XIX вв. Уфа, 2005.

23 Шайбаков Р. Тау башkорттары-kатайар // Урал. 1998. № 120–123. С. 3–4.

24 Мигранов Н. Манышты // Урал. 1997. № 87. С. 3.

25 Ткачев А. Из прошлого Белорецкого района // Урал. 1996. № 64, 65. С. 2.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.