WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ШАМРИНА  Екатерина  Александровна

ЭВОЛЮЦИЯ  ГОСУДАРСТВЕННОЙ  СИСТЕМЫ 
СОЦИАЛЬНОЙ  ПОДДЕРЖКИ  СЕМЬИ

ВО  ВТОРОЙ  ПОЛОВИНЕ  40-х – 90-е гг. ХХ в.

(на  материалах  Воронежской  области)

Специальность 07.00.02 – отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Воронеж – 2012

Работа выполнена в ФГБОУ  ВПО «Российский государственный

социальный университет» (филиал в г. Воронеже)

Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор

Ярецкий Юрий Львович;

кандидат исторических наук, доцент

Свистова Елена Борисовна

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

Комаровская Елена Петровна

кандидат исторических наук, доцент

Жировов Валерий Иванович

Ведущая организация:

ФГБОУ  ВПО  «Воронежский

государственный аграрный университет

имени императора Петра I»

Защита диссертации состоится « 26  » марта 2012 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.036.03 ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный педагогический университет» по адресу: 394043, г. Воронеж, ул. Ленина, 86, ауд. 408.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный педагогический университет» (ауд. 326).

Автореферат разослан _____ февраля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент

С.В. Печенкин

I.  ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Актуальность темы. Радикальные общественные изменения, произошедшие в России на рубеже 80–90-х гг. прошлого века, привели к трансформации большинства направлений деятельности государства и общества, в том числе к изменению сущности многих социальных институтов и явлений.

В последнее десятилетие ХХ в. особую актуальность приобрели вопросы социальной политики со всеми их сложностями и противоречиями, продиктованными сменой социального строя. Отказ от целого ряда существенных завоеваний в области социального обеспечения, пересмотр самого содержания этого понятия привели к изменению роли государственных структур в социальной жизни общества.

Социальная политика постоянно эволюционирует, она адекватна состоянию государства и общества, находится в прямой связи и зависимости от политической системы, ее социальных целей и задач. Так, социальная политика советского государства имела черты патернализма: категориальный характер льгот, уравнительный принцип распределения материальных благ. В результате среди населения по отдельным направлениям были сильны иждивенческие настроения, снижалась экономическая активность граждан.

Смена исторических ориентиров, основ экономического и общественно-политического развития обострила системный кризис в государстве, что отразилось и на положении семьи. В любой исторический период положение женщин и детей, уровень их жизни и социальной защищенности – важнейшие показатели социальной зрелости общества, его цивилизованности и нравственного здоровья. Реальное положение семьи, материнства и детства в переходный к рынку период не дало оснований для социального оптимизма.

К началу 1990-х резко упал уровень материального благосостояния большинства семей, критических пределов достигли демографические показатели, о чем свидетельствовали самые низкие за последние десятилетия общие показатели рождаемости и очень высокие показатели смертности. С ноября 1991 г. в России впервые после 1945 г. наблюдалась естественная убыль населения.

На рубеже 80–90-х гг. прошлого века шло становление, апробирование и развитие принципиально новой для страны системы социальной защиты и социального обеспечения граждан. Провозглашенная в начале 1990-х гг. социальная политика была направлена на построение социального государства, создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие граждан, государственную поддержку различных категорий населения.

Новая общественно-политическая система, сложившаяся в 1990-е гг., потребовала переосмысления многих позиций. Опыт решения проблем в сфере социального обеспечения материнства и детства в советском государстве должен быть подвергнут научной оценке в целях сохранения того положительного, что было достигнуто и развития того, что создано в новых исторических условиях.

Таким образом, исследование социальной политики в отношении семьи, материнства и детства в советский и постсоветский периоды актуально, прежде всего, с позиций научного осмысления, оценки и выработки рекомендаций дальнейшего совершенствования политики государства и других общественных институтов по обеспечению социального благополучия населения России.

Степень изученности темы.

Научное исследование и осмысление проблем охраны семьи, ее сущности, выявление исторических факторов и динамики изменений в ее структуре, выявление тенденций и определение возможностей дальнейшего развития этого института невозможно без анализа накопленного отечественной исторической наукой опыта в совокупности с новыми социально-экономическими реалиями российского общества.

В основу историографического анализа избранной темы лег проблемно-хронологический метод. Анализ истории изучения социального института охраны семьи совпадает с хронологическими рамками периодов и этапов развития социальной политики российского государства1.

Это позволяет выделить следующие периоды в осмыслении проблемы: дореволюционный, который в свою очередь имеет ряд этапов, связанных с реформированием системы государственного и общественного призрения; 1917 г. – сер. 40-х гг. прошлого века, который характеризируется становлением социальной политики советского государства, где приоритетным направлением выступает законодательное обеспечение системы охраны материнства и детства; вторая половина 40-х – первая половина 60-х гг. ХХ в., основным содержанием которого становится восстановление демографического баланса и борьба с послевоенной беспризорностью; период второй половины 1960-х – 1980-х гг. знаменуется оформлением системы сервисной поддержки материнства; последний период – 1990-е гг. – настоящее время – рассматривает процесс формирования системы социальной защиты населения в новых исторических условиях.

Изучение семьи как направление в науке начало складываться во второй половине XIX века. В работах П.А. Сорокина семья рассматривается с этнографических, культурологических и социологических позиций2. Исторические аспекты социальной поддержки семьи, материнства и детства даны в работах отечественных правоведов М.Ф. Владимирского-Буданова3, А.И. Загоровского4. Проблема своеобразия бытового уклада семейных отношений, обычаев и традиций, связанных с жизнедеятельностью семьи рассмотрена в работах В.В. Розанова5, А.Б. Терещенко6, Д.Н. Дубакина7, Н.И. Костомарова8. Частные вопросы охраны детства, а именно характеристика деятельности детских учреждений, отражены в работах Д. Шенгелидзе9 и А. Селиванова10.

Характерной чертой дореволюционных отечественных исследований в области семейной проблематики являлось преимущественно описание особенностей семейного быта в отдельные исторические периоды и рассмотрение эволюции форм семьи.

На историю изучения проблемы первого периода большое влияние оказали труды К. Маркса, Ф.Энгельса, В.И. Ленина11. В первые десятилетия советской власти идеологи революции в своих теоретических и пропагандистских работах противопоставляли семью и общество, выступали за «огосударствление» семьи, максимальную социализацию ее функций, освобождение женщин от домашнего хозяйства, массовое их вовлечение в производственную деятельность. Наиболее последовательно подобные взгляды отражены в статьях и публикациях А.М. Коллонтай12.

После 1917 г. охрана материнства и младенчества стала ключевым направлением советской социальной политики. В послереволюционной историографии периода 1917 – первой половины 1940-х гг. внимание исследователей, работающих по данной проблематике, было посвящено анализу государственной политики в отношении беспризорных детей. В данной связи, отметим таких исследователей как А.Д. Калинина, Н.К. Крупская13. В этот период были предприняты первые попытки создания комплексных трудов, воссоздающих историю развития института семьи, материнства и детства14.

С конца 1940-х – 1950-е гг. в условиях изменения демографических процессов в стране, в частности, снижения рождаемости, интерес исследователей к семейной проблематике резко возрос15.

Надо отметить, что появившиеся во второй половине 1950-х годов публикации о развитии социального института охраны материнства и детства не отличаются целостностью и носят в основном публицистически-пропагандистский характер.

Со второй половины 1960-х гг. в мире и в СССР наметился своего рода «бум» в области изучения семьи и брака. Данная тенденция продолжается и во второй период развития историографии. В 1970–80-е гг. наряду с исследованиями историков-профессионалов широкую известность в научной среде получают работы социологов и демографов А.Г. Харчева16, Л.Е. Дарского17, А.Я. Кваши18, В.В. Бойко19, А.Г. Волкова20. В данных исследованиях были выявлены основные тенденции исторического развития советской семьи, прослежена эволюция государственной семейной политики в советский период, зафиксированы кардинальные изменения, произошедшие с институтом семьи, последствия данных трансформаций, новые формы взаимоотношений в семье и т.д. Вместе с тем, отличительной чертой работ данного периода, как и предыдущих, является влияние марксистской идеологии.

Социально-экономическая трансформация на рубеже 1980-90-х гг. повлекла за собой формирование нового подхода в исследованиях социальной проблематики в целом, так и в отношении вопросов семьи.

Вопросы государственной социальной политики отражены в трудах ряда ученых. Значительный вклад в развитие проблематики социальной истории внес В.И. Жуков, рассматривающий эволюцию социально-экономических реформ в нашей стране. Ученым на основе исследований в области социально-эконо­мических и политических реформ разрабатываются условия формирования эффективной социальной политики21.

Проблемы и противоречия развития социальной сферы периода создания новой общественно-политической системы в России представлены в работах Р.Г. Гостева. Внимание ученого обращено к исследованию содержанию социальной политики РФ 1990-х гг. Исследователем сделан вывод о том, что капиталистические преобразования оказали разрушительное воздействие на уровень и качество жизни абсолютного большинства населения22.

Проблема адаптации страны к новым экономическим условиям поднимается и рядом зарубежных авторов. Дж. Раунд в своей работе «Конструирование феномена «бедности» в постсоветской России» анализирует усилия правительства по преодолению бедности в России и приходит к выводу, что главным фактором их успеха должны стать соответствующее изменение политического мышления, а также реальные попытки уничтожить коррупцию и неформальные доплаты23. Представляет интерес исследование П. Абрахамсона, в котором автор рассматривает опыт перехода государств к постиндустриальному глобальному сообществу, обуславливающий необходимость реформирования политики в области социального обеспечения в связи со старением населения, ростом безработицы и сокращением роли государства в социальной сфере24.

Отдельные исследования, таких авторов как Е.И. Холостова25, Т.Н. Болотина26 обращены к истории становления института института социальной защиты населения в новых социально-экономических условиях. Ряд исследователей – О.Н. Субаева27, Е.А. Шуляренко28 – анализируют исторический опыт формирования сети учреждений социальной защиты населения. Авторы сходятся во мнении, что существующая в 1990-е гг. система социальной защиты не достаточно развита и требует реформирования.

Попытки перестроить систему социального обеспечения привлекли значительное внимание со стороны и зарубежного научного сообщества29. Варианты возможного изменения системы социальной поддержки населения в постсоветской России рассматриваются Н. Меннингом и другими исследователями.

В научных трудах современных отечественных историков исследованы различные аспекты формирования основ государственной политики в отношении семьи, женщин и детей. К ним относятся: исследования, отражающие социальную историю семьи30; труды, посвященные государственной семейной политике современного периода31.

Проблематика осознания роли семьи в обществе, необходимости в нынешних социально-экономических условиях существенных изменений в осуществлении социальной защиты материнства и детства разрабатывается в трудах А.И. Антонова32, Л.С. Ржаницыной33, Н.М. Римашевской34.

Историческое развитие различных форм семейного воспитания, проблем социального сиротства также находятся в фокусе общественного внимания. Среди них, например, содержание социальных институтов семьи, детства, родительства, материнства в конкретный исторический момент отражено в работах М. Рабжаевой35, Е.Р. Ярской-Смирновой36.

Вопросы государственной политики в отношении женщин и детей рассматриваемого периода в Воронежской области еще не стали предметом специального научного исследования. Анализ историографии проблемы позволяет сделать вывод о ее фрагментарности. В данной связи, необходимо отметить работы В.В. Галкина37, отражающие экономические аспекты развития области и исследования Л.Н. Сенных38, рассматривающие вопросы управления социальной защитой населения. Исторические аспекты социально-экономического развития области во второй половине ХХ в. стала предметом исследования В.А. Перцева39. На материалах Воронежской области Е.Б. Свистовой рассмотрена история организации и деятельности служб и учреждений социальной защиты населения Российской Федерации в 1991–2000 гг.40.

Таким образом, проведенный историографический анализ показывает безусловный интерес исследователей к проблематике социальной поддержки семьи. Однако ряд вопросов остаются неизученными и на общегосударственном и в большой степени на региональном уровне, в частности,  необходимо показать: что в послевоенный период формируется система социального обеспечения семьи; что политика государства в этой области носила предметный, целенаправленный характер; что исторический опыт социальной поддержки семьи во многом был учтен в постсоветский период; что социальная политика на региональном уровне учитывала и как общегосударственные, так и интересы отдельных регионов.

Цель диссертационного исследования – анализ исторического опыта раз­работки и реализации социальной политики в сфере охраны семьи в советский и постсоветский периоды через призму эволюции этой системы в Воронежской области.

В соответствии с поставленной целью определены следующие задачи:

– рассмотреть послевоенную систему социального обеспечения семьи во второй половине 1940-х – первой половине 1960-х гг.;

– охарактеризовать политику советского государства в области социального обеспечения семьи во второй половине 1960-х – 1980-е гг.;

– проанализировать исторический опыт формирования новой системы охраны семьи в период трансформации общественно-политического уклада в 1990-е гг.;

– выявить преемственность в деятельности государства по поддержке семьи в советский и постсоветский периоды;

– исследовать опыт реализации социальной политики в области охраны семьи г. Воронежа и Воронежской области.

Объектом исследования является сложившаяся в истории России система государственной социальной политики в отношении семьи.

Предметом диссертационного исследования выступает эволюция системы социальной поддержки семьи во второй половине 40-х – 90-е гг. ХХ в. в Воронежской области.

Хронологические рамки исследования.

В соответствии с темой диссертационного исследования хронологические рамки обозначены второй половиной 1940-х – 1990-ми гг. Выбор этого периода обусловлен несколькими обстоятельствами.

В условиях послевоенного времени система социального обеспечения семьи, сложившаяся в первые десятилетия советской власти, претерпевает изменения. При проведении социальной политики государство руководствовалось, прежде всего, стратегическими целями. В частности, особое внимание уделялось повышению рождаемости и восстановлению национального генофонда, подорванного в годы Великой Отечественной войны. В этой связи, активизировалась законодательная деятельность государства по предоставлению женщине широких возможностей сочетания производственной деятельности и материнства.

Верхние хронологические рамки ограничены первой половиной 1990-х гг., что объясняется глубоким реформированием политической и экономической системы, нарастанием системного кризиса в обществе, в том числе в сфере материнства и детства; параллельно развитию кризисных тенденций с появлением нового политического образования с характерными для него новыми приоритетами социальной политики: преобразование системы социального обеспечения населения в систему социальной защиты.

Территориальные рамки исследования ограничены Воронежской областью, расположенной в центральной части Российской Федерации. Преобразования, происходившие в области, несмотря на некоторые региональные особенности, были характерны для большинства подобных регионов страны.

Источниковая база исследования.

Диссертационное исследование выполнено на основе комплекса исторических источников.

Первую группу составляют архивные материалы. Значительный массив архивных данных получен в результате работы с фондами Государственного архива Российской Федерации.

Фонд Министерства Просвещения РСФСР (А-2306) позволяет охарактеризовать состояние снабжения учебных заведений учебно-наглядными пособиями, оборудованием, материалами и другими учебно-хозяйственными предметами в конце 1940-х – 1950-е гг.

На материалах фонда прокуратуры СССР (Р-8131) в диссертации рассмотрена работа по ликвидации детской беспризорности в первые послевоенные годы.

Большое значение в изучении вопросов, связанных с реализацией государственной политики в отношении женщин и детей, аспектов демографической ситуации в стране принадлежит фондам Российского государственного архива экономики, в частности фонду министерства финансов СССР (7773) и центрального статистического управления СССР (1562).

Проблема реализации социальной политики государства в отношении материнства и детства на территории Воронежской области рассмотрена на основе фондов Государственного архива Воронежской области (ГАВО) и Государственного архива общественно-политической истории Воронежской области (ГАОПИ ВО). В материалах фонда Воронежского областного Совета народных депутатов (Р-1440) ГАВО содержится информация, позволяющая охарактеризовать основные направления социально-экономического и политического развития области во второй половине ХХ в.

Конъюнктурные обзоры, контрольные цифры о состоянии здравоохранения в области, медицинской помощи населению, доклады по медицинскому обслуживанию населения содержит фонд отдела здравоохранения исполнительного комитета Воронежского областного Совета народных депутатов (Р-2605) ГАВО.

Фонд Отдела народного образования исполнительного комитета Воронежского областного Совета народных депутатов (Р-2669) характеризует деятельность областного отдела народного образования в сфере выполнении плана по труду, об учете и устройстве детей и подростков, оставшихся без родителей. Содержание фонда позволяет восстановить картину ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками школам и другим учебным заведениям, восстановления школьной сети в 1943–1948 гг., о состоянии народного образования.

На материалах фондов Государственного архива общественно-полити­ческой истории Воронежской области проанализирована деятельность местных органов власти в области социального обеспечения материнства и детства. Фонд Воронежского областного комитета КПСС (3) содержит постановления, распоряжения, протоколы партийных конференций, пленумов, заседаний, статистические отчеты, финансовые документы, относящиеся к деятельности Воронежского областного комитета КПСС.

Фонды Воронежского областного отдела Российского фонда милосердия и здоровья (255) и Воронежского областного отделения Российского общества Красного Креста (1944) освещают участие общественности в решении вопросов социального значения, прежде всего, в сфере охраны материнства и детства.

Период 1990-х гг. исследован на основе изучения текущих архивов Министерства социальной защиты населения, Министерства образования, Государственной Думы, Совета Федерации, а также Главного Управления труда и социального развития Администрации Воронежской области, отдельных учреждений социальной защиты населения.

Вторая группа представляет собой официальные документы: законодательные акты органов государственной власти СССР, Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, законы, указы, постановления, решения, распоряжения законодательной власти, приказы, положения, разъяснения, информационные отчеты и комментарии исполнительных органов управления, иные документы. Для понимания сущности эволюции политики в сфере охраны материнства и детства особый интерес представляют сборники нормативных документов.

Для исследования темы диссертации значение имеют справочно-библио­графические, информационные материалы, позволяющие проанализировать реальное состояние социальной сферы. Исследование положение женщин и детей, эффективность государственных мер в их отношении невозможно без обращения к данным социологических исследований.

Еще одна группа источников включает в себя материалы периодических изданий как советского периода «Известия», «Правда», «Советское здравоохранение» и др., так и 1990-х гг. «Женщины России», «Социальная помощь семье и детям», «Женщина в российском обществе», «Семья в России», «Отечественная история», «Социальная защита», «Социальная работа: теория, технология, образование», «Отечественный журнал социальной работы» и др.

Методологическая база исследования.

Теоретико-методологическую основу исследования составляют общенаучные принципы познания общественных явлений: историзма и объективности, логического анализа общественных явлений и процессов. Диссертация выполнена на основе комплексного использовании системного, логического, проблемно-хронологического, историко-сравнительного, статистического методов.

Анализ процессов и явлений общественной жизни проведен в определенных хронологических рамках, во взаимообусловленности с другими явлениями и событиями, на общеисторическом фоне. Принцип историзма позволил в детально проследить эволюцию государственной политики в отношении семьи, женщин и детей, выявить в исторической последовательности происходящие в этой связи изменения. Данный процесс рассмотрен с учетом конкретно-исто­рических условий, в контексте социально-политической системы. Изучение социальных процессов как в тесной связи с исторической обстановкой, так и в качественном изменении в различные годы исследуемого период было проведено с использованием сравнительно-исторического метода.

В исследовании проблем государственной политики в отношении семьи использован принцип объективности, достоверного отражения истории развития социальной сферы в советской и постсоветской России. Методология исследования социальной политики сформирована с учетом концепций, подходов, выводов отечественных и зарубежных ученых.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

– впервые осуществлен комплексный анализ эволюции государственной социальной политики в сфере охраны семьи во второй половине 1940–1990-е гг.;

– выделены и обоснованы исторические этапы развития социальной политики в отношении семьи как страны в целом, так и Воронежской области второй половины 1940–1990-е гг.;

– впервые описана деятельность учреждений социальной сферы Воронежской области в сфере охраны семьи, выявлены особенности региональной модели развития;

– введены в научный оборот неизвестные ранее архивные документы по вопросам истории охраны семьи Воронежской области в советское время;

– обозначены направления в рамках возможной преемственности системы социальной поддержки семьи советского периода и российского государства 90-х гг. ХХ в.

Основные положения, выносимые на защиту.        

1. На развитие института социального обеспечения семьи в советский и постсоветский периоды влияли социально-экономическое положение в стране, направления государственной политики в этой области, господствующая в обществе мораль.

2. В первые послевоенные десятилетия система социального обеспечения эволюционировала в сторону создания механизмов, направленных на смягчения последствий войны. Социально-демографические процессы рассматриваемого периода обусловили и содержание семейной политики, основными направлениями которой являлись восстановление демографического баланса и борьба с послевоенной беспризорностью.

3. Масштабное вовлечение женщин в общественное производство во второй половине 1960-х – 1980-е гг. повлекло за собой изменение направлений государственной социальной политики. Это отразилось в принятии целого комплекса документов, регламентирующих женскую занятость и охрану труда, развитии учреждений социальной сферы, позволяющих совмещать семейные обязанности и занятость, повышении уровня благосостояния населения в целом.

4. Сложившаяся во второй половине ХХ в. система социального обеспечения населения СССР характеризовалась всеобщностью, равным правом на его получение, многообразием его видов и форм.

5. Советская семейная политика сосредотачивалась на вопросах регуляции брачно-семейных отношений работающих женщин и на вопросах охраны и материальной поддержки материнства и детства. В это время сложилась существующая и поныне система сервисной поддержки материнства и детства: женские консультации, роддома, детские поликлиники, молочные кухни, детские ясли и детсады.

6. Трансформация общественно-политической системы в стране в 1990-е гг. повлекла за собой изменение подходов в осуществлении государственной социальной поддержки граждан. Основными тенденциями развития социальной политики становятся: отказ от системы всеобщего социального обеспечения и переход к модели социальной защиты, в основе которой лежит адресная социальная поддержка слабозащищенных социальных групп; сокращение объема государственных ассигнований в социально-культурную сферу и как следствие увеличение доли платных услуг.

7. В основе семейной политики 1990-х гг., направленной на усиление мер социальной поддержки семей, находящихся в трудной жизненной ситуации, лежат формы социальной поддержки, как советского периода (материнский отпуск, трудовые льготы для беременных женщин и кормящих матерей и др.), так и новой России (разработка и реализация федеральных комплексных программ по проблемам семьи, материнства и детства, введение системы единого пособия на ребенка, исчислявшегося в процентных соотношениях с установленным законодательством минимальным размером оплаты и др.).

8. Во второй половине 1960–1980-е гг. на территории Воронежской области складывается крупная многоотраслевая промышленность, с высокой долей занятости женщин в производстве. В этой связи, приоритетным направлением социальной политики в отношении семьи, материнства и детства становится создание благоприятных условий, позволяющих женщине сочетать производственную занятость и материнство.

9. Проводимая в Воронежской области с начала 1990-х гг. политика в отношении семьи, в целом соответствовала общегосударственной концепции развития в данной сфере.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что в ней прослежена история развития системы государственной социальной поддержки семьи как России в целом, так и в Воронежской области во второй половине 40–90-е гг. ХХ в.

Результаты и научные выводы проведенного исследования могут быть использованы в практической деятельности учреждений и служб социальной защиты населения, для разработки комплексных программ и подходов к организации этой деятельности в Воронежской области.

Материалы диссертации могут быть использованы в учебном процессе образовательных учреждений, осуществляющих подготовку и переподготовку специалистов для системы социальной защиты населения; при разработке учебных пособий по социальной истории России и Воронежской области, краеведческих курсов.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения диссертации изложены в опубликованных работах автора. Диссертант принимал участие в ряде научных конференций: международных («Феномен семьи в ракурсе видения социальных и гуманитарных наук». Международная научная конференция, посвященная завершению Года семьи в Российской Федерации, 2008; «Духовно-нравственное воспитание общества и роль духовно-просвети­тельских центров». IV Международная научно-практическая конференция «Иоасафовские чтения», 2009 г.; «Наука и современность 2010». VI Международная научно-практическая конференция, 2010); всероссийских («Формирование человеческого и инновационного капитала как фактор регионального развития». II всероссийская заочная научно-практическая конференция, 2010); региональных («IX и Х Пушкаревские чтения». Региональная научно-практическая конференция, 2009, 2010). Ряд работ опубликован в сборниках научных трудов и статей («Моделирование и управление в сложных системах», 2008; «Российская цивилизация: история и современность», 2009; «Страницы российской истории», 2009). Результаты диссертации обсуждались на кафедре социальной работы и права социального обеспечения Филиала РГСУ в г. Воронеже (2011).

Основные положение диссертации опубликованы в 2 статьях, в изданиях входящих в список ВАК.

Структура работы определена в соответствии с обозначенными целью и задачами исследования. Она включает в себя: введение, три главы, разделенные на параграфы, заключение, библиографический список, приложение, список сокращений.

II.  ОСНОВНОЕ  СОДЕРЖАНИЕ  РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, раскрывается степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, его хронологические рамки, методологические основы, источниковая база, отмечаются элементы новизны и практической значимости, представлены основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Формирование системы социального обеспечения семьи во второй половине 1940-х первой половине 1960-х гг.» посвящена созданию системы социального обеспечения населения, в том числе и таких категорий как семья, материнство и детство.

В первом параграфе «Создание послевоенной модели социального обеспечения семьи» анализируются основные направления социальной политики послевоенного периода.

В послевоенный период система социальной поддержки семьи, материнства и детства эволюционировала в сторону смягчения прямых и косвенных последствий войны. Особое внимание государства было направлено на реабилитацию института семьи, что соответствовало общенациональным задачам, стоящими перед страной в этот исторический период. Рассматривая динамику демографических показателей страны, подчеркивается, что важной особенностью концепции государственной социальной политики в послевоенный период являлось восстановление демографического баланса, что обуславливалось общенациональными стратегическими интересами страны в новых геополитических условиях.

С восстановлением разрушенного послевоенного хозяйства страны расширяются направления социального обеспечения семьи, материнства и детства: вводится новый порядок установления и выплаты пособий беременным женщинам, одиноким и многодетным матерям, увеличивается число льгот, скидок, бесплатных услуг для неполных и малообеспеченных семей. Однако на основе сопоставления размеров среднемесячной заработной платы и прожиточного минимума, автор делает вывод, что размер пособий не полностью отвечал запросам, связанными с уходом за ребенком. Значительные позитивные изменения происходили и в медицинском обслуживании женщин и детей.

Автор отдельно останавливается на решении одной из наиболее острых социальных проблем послевоенного общества – детской беспризорности, максимальный рост которой за всю историю страны пришелся именно на послевоенный период. Последнее потребовало структурных изменений в системе социального обеспечения детей-сирот.

Второй параграф данной главы «Система социальной поддержки семьи в г. Воронеже и Воронежской области» посвящен исследованию истории развития социального обеспечения семьи сложившейся в регионе во второй половине 1940 – начале 1960-х гг.

На основе изучения архивных материалов по Воронежской области выявлена специфика социально-экономической ситуации, сложившейся в послевоенный период. В Воронежской области в это время темпы восстановления разрушенного хозяйства были гораздо ниже, чем в целом по стране. Так, в РСФСР к 1950 г. довоенный уровень промышленного развития составил 175%, а в области – он достиг 102 %. При этом следует отметить, что на некоторых предприятиях, в частности машиностроительной и металлообрабатывающей отрасли к 1950 г. так и не был достигнут довоенный уровень. В целом же, четвертый пятилетний план развития хозяйства не был выполнен.

Обозначенные социально-экономические трудности повлияли на решение важнейших задач послевоенного общества. Для Воронежской области в рассматриваемый период также была характерна политика восстановления генофонда. Курс, взятый еще в конце Великой Отечественной войны на усилении помощи многодетным и одиноким матерям, был продолжен и в послевоенные годы. Однако как показывает анализ статистических данных, значительного роста рождаемости не произошло. Общий коэффициент рождаемости в 1950 г. составил 20,6 чел. на 1000 населения. Это ниже чем в среднем по стране на 6,3 чел. на 1000 населения. В связи с этим и естественный прирост населения в Воронежской области оказался ниже среднего по стране. Так, в области он составил 12,1 чел. на 1000 населения, в РСФСР – 16,8. Невысокие темпы восстановления демографического баланса области отчасти объяснялись и неразвитой сетью медицинского обслуживания населения. Так прирост сети медицинских учреждений, обслуживающих мать и ребенка в период 1940-1960– е гг. в среднем по стране составил 2,04, в то время как в Воронежской области этот показатель равен 1,6. Следует отметить, что это было связано не только с невысоким качеством оказываемых медицинских услуг в области, но и колоссальными демографическими потерями населения, особенно мужского, в военное время, а так же трудностями восстановления экономического потенциала области.

Несмотря на некоторое отставание от средних показателей по стране, развитие медицинской помощи населению, в частности женщинам и детям, нужно отметить и положительные моменты: в целом некоторое расширение сети здравоохранения, обслуживающих женщин и детей и как следствие снижение такого показателя как детская смертность, повышение квалификации врачей.

Политика в отношении детей была направлена на борьбу с послевоенной беспризорностью. В этом направлении большую актуальность получила не столько проблема расширения сети детских учреждений, сколько улучшения качества обслуживания в них. Спецификой развития системы социальной поддержки семьи, материнства и детства в Воронежской области в рассматриваемый период, являлось то, что в условиях сложившейся социально-экономической ситуации, отмеченной тем, что темпы восстановления разрушенного хозяйства были ниже, чем в целом по стране, не удавалось полностью решать проблемы в сфере социального обеспечения семьи, материнства и детства.

Во второй главе «Политика советского государства в области социального обеспечения семьи во второй половине 19601980-е гг.» проводится анализ основных направлений политики социального обеспечения семьи, материнства и детства, их взаимосвязи с социально-экономической политикой государства на этом этапе.

Первый параграф «Законодательное и организационное обеспечение системы охраны семьи» были проанализированы основные черты деятельности государства по законодательному и организационному обеспечению семьи того времени.

Переход от раннеиндустриальной стадии общественного производства к собственно индустриальной сопровождался повышение удельного веса женщин, занятых в общественном производстве, достигнув к 1980 г. 51% от общей численности рабочих и служащих. Этот процесс повлек за собой корректировку социальной политики государства в отношении этой категории населения. Социально-экономические и демографические задачи советского государства обусловили разработку и осуществление комплекса мер, направленных на создание благоприятных условий для сочетания эффективного труда женщин в общественном производстве с материнством и выполнением ими семейных обязанностей. Главным направлением деятельности государства в области охраны труда женщин стала забота о здоровье женщины-матери, что получило практическое воплощение в постоянном повышении расходов государства на нужды здравоохранения, физическую культуру, просвещение и науку.

Во второй половине ХХ в. государственная забота об охране здоровья женщин получает свое закрепление в ряде нормативных актов. Важное законодательное и социальное значение имело планомерное перераспределение женской рабочей силы из отраслей, не отвечающих специфике применения труда женщин, конституционное закрепление повышенной охраны здоровья женщин, материальная поддержка материнства и детства. Особое значение в системе законодательства уделяется охране здоровья кормящих матерей, беременных женщин и женщин с детьми. Автор подчеркивает, что осуществление законотворческой работы в данной сфере в полной мере соответствовало международным правовым стандартам.

Конституционное закрепление защиты семьи государством нашло свое выражение и в организационной деятельности: увеличении сети детских дошкольных, школьных учреждений, развитии общественных форм обслуживания для удовлетворения материально-бытовых потребностей. Важными новациями период 1970–1980-х гг. становится формирование постоянных комиссий Совета Союза и Совета Национальностей по вопросам труда и быта женщин, охраны материнства и младенчества; создание Всесоюзного научно-исследова­тельского центра по охране здоровья матери и ребенка, организация консультаций по вопросам семьи и брака.

Автор отдельно останавливается и на последствиях вовлечения женщин в общественное производство. Во второй половине 1960-х гг. завершается вторая стадия демографического перехода и происходит смена на современный тип воспроизводства населения. Это выразилось в резком снижении рождаемости за счет ориентации на малодетную семью, росте смертности вследствие постарения населения, резком сокращении естественного прироста населения. Надо отметить что для СССР рассматриваемого периода характерен низкий уровень ассигнований в сферу поддержку семьи, материнства и детства, что являлось результатом того, что абсолютным приоритетом для руководства страны было сохранение статуса военной сверхдержавы. Тогда как цели в области социальной политики фактически сводились к обеспечению приемлемого уровня жизни населения с целью сохранения политической стабильности, и являлись второстепенными по сравнению с глобальными устремлениями противостоять основным центрам западного мира.

В связи с этим, на рубеже 1970-1980-х гг. ставится вопрос об обострении проблем народонаселения и необходимости проведения комплекса мер эффективной демографической политики. Анализируя действенность мер семейной политики, предусмотренных Постановлением 1981 г., автор отмечает, что она вызвала временный подъем рождаемости, главным источником которого стали сдвиги в календаре рождений.

К сожалению, вхождение страны в рыночную экономику не сопровождалось соответствующими изменениями в области социального обеспечения семьи.

В во втором параграфе «Развитие системы государственной поддержки семьи в г. Воронеже и области в 19601980-е гг.» были проанализированы основные черты государственной поддержки указанных категорий населения г. Воронежа и области на данном этапе развития.

Надо отметить, что в области, как и в целом по России, проведение социальной политики в рассматриваемый период было связано с экономическими реформами 1965 г. в социально-экономическом развитии Воронежской области был отмечен ряд положительных тенденций, складывалась крупная многоотраслевая промышленность, претерпевшая качественные изменения. Последнее выражалось в развитии наукоемких технологий, научной организации труда.

Рост объемов валовой промышленной продукции к 1970 г. отставал от среднего по стране на 3 % от уровня 1965 г., но находился на высоком уровне, что позволило развивать систему социального обеспечения семьи, материнства и детства. Автор подчеркивает, что в Воронежской области, как и в целом по стране, важным направлением социальной политики в отношении семьи, материнства и детства явилось улучшение условий труда, быта и отдыха работающих женщин. Для области характерен высокий процент вовлечения женщин в общественное производство, но от показателя в целом по стране он отставал к 1980 г. на 0,3%. В работе анализируется динамика развития системы социального обеспечения, позволяющая женщине сочетать материнство и трудовую деятельность. Автор отмечает, что по ряду показателей область опережала темпы роста в целом по стране. Однако, несмотря на проводимую политику, оставалось немало нерешенных проблем в сфере социального обеспечения семьи, материнства и детства. Данное положение позволяет сделать вывод, что, несмотря на достигнутый экономический уровень развития области, социальная сфера находилась на второстепенных ролях. Указанные тенденции приобретают к 1980-м гг. необратимый характер, в связи, с чем, кардинально изменить положение во время перестройки оказалось практически невозможным.

В третьей главе «Создание системы социальной защиты семьи в 1990-е гг.» рассматриваются основные направления социальной политики российского государства в отношении таких категорий населения как женщины и дети в конкретный исторический период.

Первый параграф «Реализация политики государства в сфере охраны семьи в новых исторических условиях» посвящен анализу основных направлений деятельности государства в сфере создания системы социальной защиты семьи, материнства и детства. В диссертации рассмотрены подходы к пониманию сущности семейной политики, которая явилась результатом длительного развития, эволюционировавшего с ограниченных мер по защите матери и ребенка к комплексной деятельности государства по поддержке института семьи в целом.

В 1990-е гг., в условиях перманентного кризиса экономики и социальной сферы, социальная защита семьи в России приобрела особое значение. В связи с этим, основными задачами государства в сфере семейной политики выступали: обеспечение необходимых условий для выполнения семьей экономической, репродуктивной, воспитательной, психологической и сексуальной функции; создание условий для совмещения трудовой деятельности и семейных обязанностей с личными интересами самого человека, в том числе и для рождения и воспитания детей, охраны материнства и детства; осуществление особой заботы о сиротах, детях с ограниченными возможностями и детях из неполных семей.

1990-е годов стала важным этапом в создании правовой базы формирования системы социального обслуживания населения. В данном контексте следует отметить, что на протяжении 1990-х гг. была сформирована законодательная база в отношении женщин и детей. Специальные законодательные нормы были зафиксированы практически во всех отраслях права и в высшем законе государства. Однако не обеспеченные реальным финансированием большинство из них были обречены на декларативность. Не привело к качественному изменению ситуации и активизацией организационной работы в администрации Президента, Правительстве, Федеральном Собрании. В данной ситуации приоритетным направлением должно было стать выработка в национальных масштабах законодательной базы, обеспечивающей условия для полноценной жизнедеятельности, образования, воспитания и развития.

В сложившихся экономических условиях предпринимались меры, направленные на смягчение отрицательных последствий резкого падения уровня жизни и на частичную компенсацию материальных потерь российских семей. Наиболее характерной тенденцией развития российской системы социальной защиты детства является переход от советской системы социального обеспечения всех детей, т.е. их максимального охвата социальными благами преимущественно за счет государства, к адресной системе социальной защиты конкретных детей, находящихся в наиболее неблагоприятной ситуации.

В целом, социальная защита семьи осуществлялась в денежной, натуральной и юридической формах, в виде пенсий, пособий, льгот и услуг. При этом, наряду с формами сложившимися в советское время, получают распространение и ряд новых, в частности, дифференцированный механизм начисления детских пособий, сложившийся в конце 1990-х гг., новая система решения наиболее актуальных общенациональных и региональных проблем детства на программно-целевой основе – посредством разработки федеральной программы «Дети России» и соответствующих региональных программ.

Анализ материала показывает, что в 1990-е гг. одним из важнейших ориентиров социальной политики являлась задача становления и развития оптимальной системы учреждений социального обслуживания семьи и детей. Она отличалась личностно-ориентированной направленностью, главной целью которой являлась профилактика семейного неблагополучия, индивидуальная помощь семье и детям в кризисных жизненных обстоятельствах, коррекция девиантного поведения у детей, помощь детям-сиротам, – инвалидам в их социальной реабилитации и возвращении в семью. На основании исследованного в главе материала делается вывод о том, что данный этап развития системы социальной защиты семьи, материнства и детства характеризуется усилением тенденции в развитии структуры учреждений социального обслуживания семь и детей.

Во втором параграфе «Становление системы социальной защиты семьи в г. Воронеже и Воронежской области» анализируется система социальной защиты семьи, материнства и детства, сложившаяся в 1990-е гг. в Воронежской области.

Становление рыночных отношений в России привело к существенным изменениям в уровне жизни российских граждан. Автор обращает внимание на специфику социально-экономического положения региона, сложившуюся в 1990-е гг. Для Воронежской области характерен рост масштабов бедности. Последнее выражается в том, что в среднем к 2000 г. 32,9% населения имели доходы ниже прожиточного минимума, в то время как в среднем по России этот показатель составил 29,1%. Соотношение среднедушевого денежного дохода населения с величиной прожиточного минимума в Воронежской области был так же ниже чем в среднем по стране – 1,6 и 1,8 соответственно к 2000 г. Вследствие этого в области наблюдается и рост безработицы, уровень которой в целом по стране увеличился с 1992 по 2000 г. – с 5,2 до 10,5%, по ЦФО – с 4,9 до 7,8%, по Воронежской области – с 4,7 до 10%. Значительно ниже средних по стране оказались и среднедушевые денежные доходы населения. Так, в РФ к 2000 г. составляли 2 192,9 руб., в ЦФО – 3278,7 руб., в Воронежской области – 1127,2 руб.

В демографическом аспекте Воронежская область так же по ряду показателей имела свои особенности. Так, уровень рождаемости по Воронежской области к 1999 г. по сравнению с 1994 г. снизился на 17,4% и составил 7,1 чел на 1000 населения, что ниже, чем в среднем по России примерно на 14%. В целом, за 1990-е гг. сдвиги в уровне жизни населения Воронежской области не приобрели устойчивой положительной тенденции.

Реформирование экономики, социально-экономических отношений оказало значительное влияние на состояние и развитие проблем семьи и детей: уменьшение общей численности детского населения, нарастание, такие негативные явления как инвалидность детей, сиротство и безнадзорность несовершеннолетних, распространение насилия в семье, снижение количество многодетных семей и рост числа детей одиноких матерей.

Осуществляемая в области семейная политика была направлена на усиление мер социальной поддержки семей, находящихся в сложной жизненной ситуации, и обеспечение всестороннего развития детского населения. Так, в области действовала пилотная программа адресной социальной поддержки семей, среднедушевой доход которых ниже прожиточного минимума, установленного в области, проводятся меры по социальной поддержке многодетных семей. В интересах детского населения реализовывалась комплексная областная программа «Детство» в составе восьми целевых программ. Получила развитие сеть социальных учреждений обеспечивающих помощь и поддержку семье. Темпы роста последней были значительно выше, чем в среднем по РФ.

Администрация Воронежской области при формировании системы социальной защиты семьи, материнства и детства предпринимала попытки учесть специфику региона, что не всегда удавалось. В результате, к началу 2000-х гг. область по количеству центров социального обслуживания оказалась на 33 позиции по РФ, задолженность по выплате детских пособий составляла размере 504,2 млн. руб., что было характерно и для всей страны.

Таким образом, можно констатировать, что этап создания и становления системы социальной защиты семьи, материнства и детства, как в Российской Федерации вообще, так и в Воронежской области, еще не завершен. Несмотря на расширение количественного и качественного спектра оказываемых этой системой услуг, ими охвачен лишь небольшой процент нуждающихся.

В заключении подводятся итоги исследования, делаются теоретические выводы и обобщения.

Вступив в XXI век, российское государство оказалось на этапе нового эволюционного витка, который характеризуется не только определенными общественными сдвигами и новациями, но также и далеко неблагоприятными тенденциями, свидетельствующими о деформации системы социокультурных ценностей и норм. Эти тенденции ярко проявляются в особенностях развития современной семейной и демографической ситуации, характеризуемой такими процессами, как снижение уровня рождаемости, увеличение числа разводов, неполных семей, внебрачных рождений, рост семейного неблагополучия и девиантной социализации и т.д. Уже сегодня эти процессы порождают серьезные социально-экономические и политические проблемы, которые в перспективе, могут привести к глобальному общественному кризису и национальной трагедии. И в связи с этим задачи стабилизации института семьи и преодоления негативных социально-демографических тенденций приобретают особую значимость и актуальность, вызывают необходимость их безотлагательного и эффективного решения. Уже сегодня острота семейно-демографических проблем вызывает необходимость фундаментальных преобразований государственной политики, требует активизации действий и консолидации усилий всех общественных сил, поскольку успех политики прямо зависит от степени вовлеченности в эту деятельность всего общества. В данной связи необходим анализ эволюции государственной семейной политики в нашей стране.

В условиях послевоенного положения государственная социальная политика была обусловлена, прежде всего, теми реалиями, которые объективно имели место на данном этапе развития советского общества. Одной из наиболее острых проблем советского государства – восстановление национального генофонда и демографического баланса страны. На реализацию обозначенных задач был направлен целый ряд государственных программ. Однако финансирование обозначенных программ регулировалось по мере того, как проблема рождаемости теряла остроту и отходила на второй план.

Обозначенными тенденциями была определена и политика государства в отношении семьи, материнства и детства. Семейная политика в послевоенный период была обусловлена развитием взаимоотношений между семьей и государством, точнее – усилением политической интервенции государства во все области жизнедеятельности семьи. Проведение экономических преобразований 1960-х гг. сопровождается изменение вектора политики государства в сторону расширение финансирования социальных программ. Принимаются экономические меры по повышению материального уровня жизни населения. Однако в этот период формируется приоритетное направление деятельности государства в социальной сфере. Привилегированное положение рабочего класса по отношению к другим категориям населения закреплялось на уровне магистральных документов КПСС, видевшей в пролетариате основную опору в обществе. Несмотря на это, в рассматриваемый период изменяется и отношение к крестьянству, что было продиктовано нарастанием кризисных явлений в сельском хозяйстве. Последнее было вызвано, прежде всего, последовательным перераспределением материальных потоков из деревни в город. Увеличиваются затраты государства и в сфере социального обеспечения семьи, материнства и детства. Фактически государство проводило последовательную политику укрепления семьи, что отмечается как важное позитивное значение Советского государства.

В целом, сформированная во второй половине ХХ в. система социального обеспечения характеризовалась всеобщностью, равным правом на получение, доступностью условий обеспечения, предоставление многообразных видов и форм социальной поддержки. Отмечая положительные достижения развития системы социального обеспечения, следует отметить, что одной из слабых сторон этой системы являлась полная зависимость от государственных дотаций.

В результате с началом перестройки и либерализации экономики патерналистские государственные начала привели к фактическому развалу всей системы социальной поддержки.

В условиях изменившейся общественно-политической обстановки, становления рыночных отношений, требовалась соответствующая система социального обеспечения населения, базирующаяся на принципиально новых основах. Конституция России провозгласила страну социальным государством, тем самым была декларирована концепция социальной политики, нацеленная на повышение качества жизни всех граждан и сдерживающая распространение социального риска. На практике же отход от государственного патернализма в пользу либеральной идеологии индивидуализма повлек за собой минимизацию социальных функций государства.

Развитие рыночных отношений обострило положение многих российских семей. Следует отметить, что в 1990-е гг. государство предпринимает определенные шаги по защите прав и интересов семьи, материнства и детства. В деятельности государства по отношению сформировался ряд позитивных тенденций. Начат процесс складывания идеологии государственной семейной политики, определена ответственность государства за поддержку семьи, материнства и детства, разработана система семейных пособий, призванная смягчить негативное влияние социально-экономической ситуации в стране на уровень жизни семей с детьми. Формируются практические механизмы реализации государственной семейной политики, в том числе федеральные программы, направленные на решение наиболее острых проблем.

Ограниченность же материальных и финансовых ресурсов снижала общую эффективность реализации государственных программ в данной сфере. В результате к концу 1990-х гг. Россия оказалась в ситуации, когда ни одна из социальных функций государства, провозглашенных Конституцией, не была реализована в полной мере.

Подобные тенденции наблюдались и в Воронежской области. Рост объемов промышленной продукции во второй половине ХХ в. позволил развивать систему социального обеспечения семьи, материнства и детства: совершенствовалась качество и структура материального обслуживания населения, предпринимаются шаги по оздоровлению труда и быта работающих женщин, развивается сеть учреждений, позволяющих женщине сочетать труд и материнство. Однако, несмотря на достигнутый экономический уровень развития области, социальная сфера находилась на второстепенных роля, что порождало ряд нерешенных проблемы в данной сфере.

Семейная политика, проводимая в области в 1990-е гг. была направлена на стабилизацию положения семей, женщин и детей в условиях социально-экономических реформ. При этом, несмотря на то, что на территории Воронежской области апробируются пилотные программы адресной социальной помощи семьям, расширяется инфраструктурная сеть, новая система социальных гарантий и механизмов их реализации не сформированы в полной мере и не обеспечивает достаточную защиту.

Социальная защита на современном этапе является самым важным направлением, которому должно уделяться первостепенное значение со стороны государства и местной власти. Законодательное и организационное обеспечение семейной политики находится на стадии активного становления. Целостная система нормативно-правового регулирования, предполагающая определение региональных целей, приоритетов, дополнительных к федеральным мандатам конкретных мер и механизмов реализации семейной политики с учетом остроты проблем семей, специфики социально-экономического и демографического развития региона, его финансовых и иных возможностей, еще далеко не сформирована. Модель социальной защиты семьи, материнства и детства в современной России должна быть основана на использовании исторического опыта и традиций государственного патронажа социальной сферы.

Проведенное исследование убеждает в следующем:

1. Положение семьи в любую историческую эпоху является одним из важнейших индикаторов общественного развития и определяет степень зрелости государства и общества, формирует необходимые условия безопасности внутри страны и в мировом масштабе.

2. Социальная поддержка семьи не должна сводиться к решению лишь проблем чисто материального характера, необходима также разработка концепции духовно-нравственного и культурного развития общества, основанного на национально-исторической и социально-психологической специфике.

3. Исторический опыт эволюции государственной системы социальной поддержки семьи показывает необходимость объединения усилий всех субъектов политики в интересах семьи: государственных, негосударственных, неправительственных организаций, политических партий, общественных движений на федеральном, региональном и местном уровнях в целях обеспечения стабилизации и укрепления семьи как социального института, оздоровления подрастающего поколения как определяющей силы нации.

Сделанные автором на основе результатов исследования выводы, извлеченные исторические уроки могут служить практическими рекомендациями для властных структур, отвечающих за разработку и реализацию социальной политики, общественных организациям и специалистов социальной сферы.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК
для опубликования материалов кандидатских диссертаций

  1. Шамрина, Е.А. Исторический опыт социальной поддержки материнства и детства в Воронежской области в 1990-е гг. / Е.Б. Свистова, Е.А. Шамрина // Вестник Тамбовского университета: научно-теоретический и прикладной журнал широкого профиля: журнал Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина. Сер. Гуманитарные науки. – 2011. – № 1. – С. 324–329. (в соавт.)
  2. Шамрина, Е.А. Охрана материнства и детства в г. Воронеже и области во второй половине 1940-х – 1980-е гг. / Е.А. Шамрина // Вестник Тамбовского университета: научно-теоретический и прикладной журнал широкого профиля: журнал Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина. Сер. Гуманитарные науки. – 2011. – № 5. – С. 296–301.

Статьи, опубликованные в других научных изданиях

  1. Шамрина, Е.А. Формирование модели социальной защиты материнства и детства: история и современность / Е.А. Шамрина // Моделирование и управление в сложных системах: сборник научных трудов / Воронежский филиал РГСУ. – Воронеж: ИПФ «Воронеж», 2008. – С. 49–58.
  2. Шамрина, Е.А. Политика советского государства в области социального обеспечения материнства и детства / Е.А. Шамрина // Феномен семьи в ракурсе видения социальных и гуманитарных проблем: материалы Международной научной конференции, посвященные завершению Года семьи в Российской Федерации. Ч. 1. – Старый Оскол: РОСА, 2008. – С. 201–212.
  3. Шамрина, Е.А. Кризис государственной поддержки материнства и детства в постсоветской России: демографические показатели / Е.А. Шамрина // Страницы российской истории: сборник научных трудов / ВГУ. – Воронеж: «Истоки», 2009. – С. 62–68.
  4. Шамрина, Е.А. Организационное обеспечение деятельности органов государственной власти в сфере охраны материнства и детства во второй половине ХХ в. / Е.А. Шамрина // IX Пушкаревские чтения. Россия сквозь века: история, экономика, образование, культура: сборник научных трудов региональной научно-практической конференции / Старооскольский филиал БелГУ. – Старый Оскол: РОСА, 2009. – С. 151–162.
  5. Шамрина, Е.А. Охрана труда женщин в Воронежской области в 1960–1980-е гг. / Е.А. Шамрина // Наука и современность – 2010: сборник материалов VI Международной научно-практической конференции. – Новосибирск: НГТУ, 2010. – С. 165–169.
  6. Шамрина, Е.А. Становление системы социальной поддержки материнства и детства в России в 90-е гг. ХХ в. / Е.А. Шамрина, Е.Б. Свистова // Формирование человеческого и инновационного потенциала как фактор регионального развития: II Всероссийская заочная научно-практическая конференция / Старооскольский филиал БелГУ. – Старый Оскол: «Оскол-Информ», 2010. – С. 250–255.

ШАМРИНА  Екатерина  Александровна

ЭВОЛЮЦИЯ  ГОСУДАРСТВЕННОЙ  СИСТЕМЫ 
СОЦИАЛЬНОЙ  ПОДДЕРЖКИ  СЕМЬИ

ВО  ВТОРОЙ  ПОЛОВИНЕ  40-х 90-е гг. ХХ в.

(на  материалах  Воронежской  области)

Специальность 07.00.02 – отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Подписано в печать 20.02.2012. Формат 60841/16. Печать трафаретная.

Гарнитура «Таймс». Усл. печ. л. 1,5. Уч.-изд. л. 1,39. Заказ 31. Тираж 100 экз.

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего
профессионального образования «Воронежский государственный
педагогический университет»

Отпечатано в типографии университета. 394043, г. Воронеж, ул. Ленина, 86.


1 Сидорина, Т.Ю. Два века социальной политики / Т.Ю. Сидорина. – М.: РГГУ, 2005. – 441 с.

2 Сорокин, П.А. Кризис современной семьи / П.А. Сорокин // Ежемесячный журнал литературы, науки и общественной жизни. – 1916. – № 2–3.

3 Владимирский-Буданов, М.Ф. Обзор истории русского права / М.Ф. Владимирский-Буданов. – М.: Территория будущего, 2007. – 800 с.

4 Загоровский, А.И. Курс семейного права / А.И. Загоровский. – Одесса: Экономическая, 1902. – 460 с.

5 Розанов, В.В. Семейный вопрос в России / В.В. Розанов. – М.: Республика, 2004. – 829 с.

6 Терещенко, А.Б. Быт русского народа: Ч. IV и V / А.Б. Терещенко. – М.: Русская книга, 1999. – 336 с.

7 Дубакин, Д.Н. Влияние христианства на семейный быт русского общества до времени Домостроя / Д.Н. Дубакин. – СПб., 1880. – 192 с.

8 Быт и нравы русского народа в XVI и XVII столетиях / Н.И. Костомаров, И.Е. Забелин. – Смоленск: Русич, 2002. – 559 с.

9 Шенгелидзе, Д. Роль яслей-приютов в деревне с точки зрения взаимопомощи / Д. Шегелидзе //Антология социальной работы. – Т. 1. – М.: Сварогъ, 1994. – С. 54 –58.

10 Селиванов, А. Воспитательные, сиропитательные и сиротские дома, приюты для подкидышей и приюты для малолетних / А. Селиванов // Антология социальной работы. Т. 3. – М.: Сварогъ, 1994. – С. 140 – 159.

11 Маркс, К. О женском вопросе / К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин. – М.: Политиздат, 1978. – 223 с.; Он же. О воспитании и образовании / К.Маркс, Э. Фридрих. – М.: Политиздат, 1978. – 543 с. 

12 Коллонтай, А.М. Общество и материнство / А.М. Коллонтай. – Петроград: Жизнь и знание, 1916. – 614 с.

13 Калинина, А.Д. Десять лет работы по борьбе с детской беспризорностью / А.Д. Калинина. – М.-Л.: Моск. рабочий, 1928. – 109 с.; Крупская, Н.К. О воспитании и обучении: сборник избранных педагогических произведений / Н.К. Крупская. – М.: Учпедгиз, 1946. – 320 с.

14 Лебедева, В.П. Охрана материнства и младенчества в стране Советов / В.П. Лебедева. – М.-Л.: Медгиз, 1934. – 262 с.

15 Пергамент, А.И. Советское законодательство о правах женщин / А.И. Пергамент, А.И. Ставцева. – М.: Госюриздат, 1962. – 143 с.; Леви, М.Ф. История родовспоможения в СССР. – М.: Изд-во АМН СССР, 1950. – 204 с.; Конюс, Э.М. Пути развития советской охраны материнства и младенчества (1917 – 1940) / Э.М. Конюс. – М.: Центральный институт усовершенствования врачей, 1954. – 411 с.; Мананникова, Н.В. Охрана здоровья матери и ребенка в СССР: лекция I / Н.В. Мананникова. – М.: Медгиз, 1955. – 189 с.; Охрана материнства в СССР: к 40-летию Великой Октябрьской соц. революции / П.А. Белошапко, С.М. Беккер. – Л.: Медгиз. Ленингр. отд-ние, 1957. – 20 с.

16 Харчев, А.Г. Брак и семья в СССР / А.Г. Харчев. – 2-е изд.,перераб. и доп. – М.: Мысль, 1979. – 366с.; Он же. Современная семья и ее проблемы: социал.-демографическое исследование / А.Г. Харчев, М.С. Мацковский. – Ереван: Айастан, 1982. – 271 с.; др.

17 Брак и семья: демографический аспект / Под ред. и с предисл. А.Г. Волков, Л. Е. Дарский. – М.: Статистика, 1975. – 224 с.

18 Кваша, А.Я. Проблемы экономико-демографического развития СССР / А.Я. Кваша. – М.: «Статистика», 1974. – 180 с.; др.

19 Бойко, В.В. Рождаемость: социально-психологические аспекты / В.В. Бойко. – М.: Мысль, 1985. – 238 с.

20 Волков, А.Г. О необходимости воздействия на рождаемость / А.Г. Волков // Рождаемость. – 1976. – № 3. – С. 54 – 63.

21 Жуков, В.И. Реформы в России, 1985-1995 годы / В.И. Жуков. – М.: Союз, 1997. – 415с.; Он же. Российские преобразования: социология, экономика, политика / В.И. Жуков. – М.: Акад. проект, 2003. – 654 с., др.

22 Гостев, Р.Г. Социальная политика Российской Федерации: состояние здоровья населения; физическая культура и спорт; демографический кризис: 1990-е годы – начало третьего тысячелетия / Р.Г. Гостев, Г.Р. Гостев, С.Ф. Никитин. – Воронеж: Изд-во им. Е.А. Болховитинова, 2004. – 352 с.

23 Round J. The construction of ‘poverty’ in post-Soviet Russia // Perspectives on European Politics and Society. 2005. Vol. 6. No. 3.

24 Abrahamson P. Social exclusion in Russi // Poverty and Social Exclusion in the New Russia / Manning N., Tikhonova N. (Eds). Burlington: Ashgate, 2004.

25 Холостова, Е.И. Генезис социальной работы в России: учебное пособие / Е.И. Холостова. – М.: Дашков и Ко, 2007. – 229 с.; Она же. Социальная политика / Е.И. Холостова. – М.: ИФРА – М, 2001. – 204 с.; др.

26 Болотина, Т.Н. Роль социальных служб в системе социальной защиты населения / Т.Н. Болотина // Теория и практика социальной работы: проблемы, прогнозы, технологии. – М.: РГСИ, 1992. – С. 87-93.

27 Субаева, О.Н.  Социальное служение как исторический феномен: 1701–2001 гг.: автореферат дис. д-ра ист. наук: 07.00.02 / О.Н. Субаева; Моск. гос. социал. ун-т; науч. консультант В.И. Жуков. – М., 2004. – 52 с.

28 Шуляренко, Е.А. Организация и становление социальной службы московского мегаполиса в 90-х годах XX века: автореферат дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / Е.А. Шуляренко; Моск. гос. социал. ун-т; науч. рук. В.И. Жуков. – М., 2003. – 20 с.

29 Rose R. Getting Things Done In An Anti-Modern Society: Social Capital Networks in Russia. The World Bank Social Capital Initiative. Working Paper. Washington, 1998. No. 6; Manning N., Shkaratan O., Tikhonova N. (Eds). Work and Welfare in the New Russia. Burlington: Ashgate, 2000.

30 Миронов, Б.Н. Социальная история России периода Империи (XVIII – начало XX в.): генезис личности, демократической семьи, гражданского о-ва и правового государства: в 2 т. / Б.Н. Миронов. – СПб.: Дмитрий Буланин, Б.г. – Т. 1. – 1999. – 548 с.

31 Артюхов, А.В. Государственная семейная политика и ее особенности в России / А.В.Артюхов // Социол.исслед. – 2002. – №7. – С.104–107.

32 Антонов, А.И. Семья, рыночная экономика, государство: кризис социальной политики / А.И. Антонов // Вестн. Моск.ун-та. Сер.18,Социология и политика – 1999 – № 3. – С. 67–77; Он же. Судьба семьи в России XXI века: размышления о семейной политике, о возможности противодействия упадку семьи и депопуляции / А.И. Антонов, С.А. Сорокин. – М.: Изд. Дом «Грааль» , 2000. – 414 с.

33 Ржаницына, Л.С. Социальная тактика на современном этапе / Л.С. Ржаницына// Экономист. – 2003. – № 8. – С. 59–67; др.

34 Римашевская, H.M. Дети России: социально-экономические проблемы / Н.М. Римашевская. – М.: РАН. Ин-т соц.-экон. проблем народонаселения , 1994. – 145 с. и др.

35 Рабжаева, М.В. Историко-социальный анализ семейной политики в России ХХ века / М.В. Рабжаева // Социол.исслед. – 2004. – № 6. - С. 89-97.

36 Социальная политика и социальная работа в изменяющейся России / под ред. Е. Ярской-Смирновой, П. Романова. – М.: ИНИОН РАН, 2002. – 453 с.

37 Галкин, В.В. Воронежская экономика: прошлое, настоящее, перспективы / В.В. Галкин. – Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 2002. – 185 с.

38 Сенных, Л.Н. Социальная защита населения: административно-правовое регулирование системы управления / Л.Н. Сенных. – Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2002. – 181 с.

39 Перцев В.А. Жизненный уровень населения Центрального Черноземья в конце 1970 – начале 1980-х гг.: мифы и реалии / В.А. Перцев // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: История. Политология. Социология. – Воронеж, 2007. – №1. – С. 63–71.

40 Свистова, Е.Б. Организация деятельности служб и учреждений социальной защиты населения Российской Федерации в 1991 – 2000 гг. / Е..Б. Свистова. – Воронеж: НОУ «НПИОЦ», 2007. – 188 с.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.